Биография веревкина марианна


Марианна Владимировна Веревкина - Биография художника, известные произведения, выставки

Марианна Владимировна Верёвкина (Мариамна фон Верефкин, 10 сентября 1860, Тула — 6 февраля 1938, Аскона, Швейцария) — русская художница-экспрессионистка.

Особенности творчества художницы Марианны Веревкиной: одна из любимых учениц Ильи Репина, Марианна Веревкина начала поиски новых творческих решений, будучи состоявшейся художницей. В 1892 году Марианна приняла участие в ХХ выставке Общества художников-передвижников. Репин высоко оценил ее достижения, назвав Веревкину «русским Рембрандтом». Однако Марианне хотелось достичь новых горизонтов. Десять лет она посвятила взращиванию таланта своего гражданского мужа, художника Алексея Явленского, и за этот период впитала в себя огромный пласт знаний, посвященных теории самых различных течений современного искусства. Начав вновь заниматься живописью в 1906 году, Веревкина выбрала для себя темперу и заново открыла для себя чистоту цвета, много работала с композицией. Большое влияние на творческий путь художницы оказали ее сподвижники по «Синему всаднику», в том числе Василий Кандинский.

Известные картины художницы Марианны Веревкиной: «Портрет Веры Репиной», «Осень. Школа», «В кафе», «Автопортрет».

Марианна Веревкина родилась в Туле, в семье потомственных дворян. Отец, Владимир Веревкин, был крупным государственным деятелем. Вскоре после рождения дочери семья переехала из Тулы в Витебск, куда Веревкин получил назначение на должность военного губернатора. Мать девочки, Елизавета Петровна Дараган, дочь губернатора Тульской губернии, увлекалась иконописью и портретной живописью. Она и стала первым учителем рисования для своей талантливой дочери. В семье появилось еще два ребенка — сыновья Петр и Всеволод.

В 1868 году Веревкины вслед за очередным назначением отца переезжают в Вильно (нынче Вильнюс), где Марианна учится в Мариинском высшем женском училище. 1879 год — снова переезд, на этот раз в польский Люблин, а годом позже — в Москву. В 1883 году Марианна начинает брать частные уроки у Иллариона Прянишникова, занимается натюрмортом у Василия Поленова в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.

После смерти матери Марианна Веревкина с семьей переезжает в Санкт-Петербург, где генерал от инфантерии Веревкин получает должность коменданта Петропавловской крепости. Молодая художница знакомится с Ильей Репиным и становится его ученицей. Несчастный случай, произошедший в 1888 году на охоте, чуть было не лишил Марианну возможности рисовать: девушка прострелила себе правую руку и несколько лет училась обращаться с кистью, держа ее между средним и безымянным пальцами.

В студии Марианны, что располагалась в Петропавловской крепости, собирались шумные и веселые компании художников и артистов. Бывали здесь Константин Сомов, и Николай Рерих, заезжали Филипп Малявин и Осип Браз. В 1891 году Марианна познакомилась с Алексеем фон Явленским, молодым художником, как и она, учеником Репина, который стал для нее смыслом жизни на долгих тридцать лет. За несколько лет Явленский стал своим в семействе Веревкиных, сопровождал Марианну в поездках. Он не раз признавался в любви; Марианна уверяла его в своей безмерной дружбе.

В 1896 году, после кончины отца, Марианна получила его пенсию и стала состоятельной и независимой женщиной. Вместе с Явленским они уехали в Европу и поселились в Мюнхене. Здесь Явленский занимался в школе Антона Ашбе вместе с Игорем Грабарем, Василием Кандинским и Дмитрием Кардовским. А Марианна неожиданно оставила живопись, положив все на алтарь творческого роста своего гражданского мужа (в случае женитьбы она лишилась бы пенсии). Марианна открыла в их квартире салон, получивший название «Розовый». Обладая незаурядным аналитическим умом, Марианна Веревкина рассказывала своим гостям все, что успевала узнать о новейших течениях и тенденциях в искусстве.

Воспитанница и служанка Марианны, Елена Незнакомова, которую она взяла с собой в Мюнхен, стала преткновения в их отношениях с Явленским. Впрочем, ненадолго — Марианна не любила близости в отношениях с мужчинами, и появление на свет маленького Андрея, сына Елены, особенного диссонанса в жизнь этой несколько странной, но дружной семьи не внесло. Рожать уезжали в Россию, а после представляли маленького Андрея как племянника Явленского.

С кончиной Антона Ашбе, когда его школа закрылась, и уютный дружеский мир общения и художественных интересов распался, Марианна вернулась к кисти и холсту. Ее выбор пал на темперные краски, которыми художница работала до конца жизни. В 1907 году Марианна пишет картину «Осень. Школа»: шесть цветов, плюс белый и черный. Следующие два года, проведенных в обществе Василия Кандинского и Габриэль Мюнтер, становятся очень плодотворными: в Мурнау, небольшом баварском городке неподалеку от Мюнхена, в компании единомышленников рождаются новые, смелые по колориту и композиции картины художницы. Весной 1909 года друзья организовали «Новое объединения художников, Мюнхен». Один из его членов, Франц Марк, писал: «Марианне фон Веревкин — душа всего этого предприятия… Что касается вопросов искусства, именно она бьет не в бровь, а в глаз!» И действительно, творческий уровень Марианны возрос, что отмечали и друзья, и критики. После раскола НОХМ, в 1912 году, Явленский и Веревкина вошли в новое объединение — «Синий всадник», организованное Кандинским и Марком.

С началом Первой мировой войны все семейство перебралось из воюющей Германии в Швейцарию, в городок Сен-Пре на берегу Женевского озера. Материальное положение ухудшилось — пенсии из России поступали нерегулярно. Семья переехала в Цюрих, а позже на юг Швейцарии, в курортный поселок Аскона. Явленский ничем, кроме живописи, не занимался. Марианна устроилась на работу в фармацевтический концерн: пенсии упразднили окончательно, и надо было на что-то жить. После успешной выставки, которую новый секретарь Явленского, Эмми Штейер, устроила для него в Висбадене, художник решил остаться там навсегда и вызвал к себе Елену и сына Андрея. Марианна была шокирована предательством.

Оставшись одна, художница обретала новые жизненные смыслы. Она рисовала почтовые открытки и продавала их курортникам, и по-прежнему много писала темперой. В своем дневнике Веревкина писала: «Аскона научила меня уважать все человеческое, любить счастье созидания и нищету бытия, носить все это в себе как большое духовное богатство». В 1922 году она подарила местному музею современного искусства много картин — своих и своих друзей. В 1924 году Веревкина вошла в местное объединение художников «Большая медведица», которое успешно выставлялось в Швейцарии и Берлине.

В конце жизненного пути Веревкина нашла утешение в дружеских отношениях с коммерсантом из Берлина Эрнестом Альфредом Айе. Их встречи были редкими, но именно Санто — как называла своего спутника жизни Марианна — вернул ей смысл жизни. Ее картины вновь заиграли яркими красками. Марианне также помогали ее новые друзья, Диего и Кармен Хагман. Впечатленные творчеством художницы, ее талантом и личностью, Хагманы покупали ее картины и регулярно навещали Веревкину в Асконе.

Марианны Веревкиной не стало 6 февраля 1938 года. Проводить художницу в последний путь вышла вся Аскона. В 2002 году одну из улиц Мюнхена назвали в ее честь. Творчество художницы мало известно на ее родине; лишь в 2010 году в Государственной Третьяковской галерее прошла первая персональная выставка Марианны Веревкиной.

Page 2

Марианна Владимировна Верёвкина (Мариамна фон Верефкин, 10 сентября 1860, Тула — 6 февраля 1938, Аскона, Швейцария) — русская художница-экспрессионистка.

Особенности творчества художницы Марианны Веревкиной: одна из любимых учениц Ильи Репина, Марианна Веревкина начала поиски новых творческих решений, будучи состоявшейся художницей. В 1892 году Марианна приняла участие в ХХ выставке Общества художников-передвижников. Репин высоко оценил ее достижения, назвав Веревкину «русским Рембрандтом». Однако Марианне хотелось достичь новых горизонтов. Десять лет она посвятила взращиванию таланта своего гражданского мужа, художника Алексея Явленского, и за этот период впитала в себя огромный пласт знаний, посвященных теории самых различных течений современного искусства. Начав вновь заниматься живописью в 1906 году, Веревкина выбрала для себя темперу и заново открыла для себя чистоту цвета, много работала с композицией. Большое влияние на творческий путь художницы оказали ее сподвижники по «Синему всаднику», в том числе Василий Кандинский.

Известные картины художницы Марианны Веревкиной: «Портрет Веры Репиной», «Осень. Школа», «В кафе», «Автопортрет».

Марианна Веревкина родилась в Туле, в семье потомственных дворян. Отец, Владимир Веревкин, был крупным государственным деятелем. Вскоре после рождения дочери семья переехала из Тулы в Витебск, куда Веревкин получил назначение на должность военного губернатора. Мать девочки, Елизавета Петровна Дараган, дочь губернатора Тульской губернии, увлекалась иконописью и портретной живописью. Она и стала первым учителем рисования для своей талантливой дочери. В семье появилось еще два ребенка – сыновья Петр и Всеволод.

В 1868 году Веревкины вслед за очередным назначением отца переезжают в Вильно (нынче Вильнюс), где Марианна учится в Мариинском высшем женском училище. 1879 год – снова переезд, на этот раз в польский Люблин, а годом позже – в Москву. В 1883 году Марианна начинает брать частные уроки у Иллариона Прянишникова, занимается натюрмортом у Василия Поленова в Московском училище живописи, ваяния и зодчества.

После смерти матери Марианна Веревкина с семьей переезжает в Санкт-Петербург, где генерал от инфантерии Веревкин получает должность коменданта Петропавловской крепости. Молодая художница знакомится с Ильей Репиным и становится его ученицей. Несчастный случай, произошедший в 1888 году на охоте, чуть было не лишил Марианну возможности рисовать: девушка прострелила себе правую руку и несколько лет училась обращаться с кистью, держа ее между средним и безымянным пальцами.

В студии Марианны, что располагалась в Петропавловской крепости, собирались шумные и веселые компании художников и артистов. Бывали здесь Константин Сомов, и Николай Рерих, заезжали Филипп Малявин и Осип Браз. В 1891 году Марианна познакомилась с Алексеем фон Явленским, молодым художником, как и она, учеником Репина, который стал для нее смыслом жизни на долгих тридцать лет. За несколько лет Явленский стал своим в семействе Веревкиных, сопровождал Марианну в поездках. Он не раз признавался в любви; Марианна уверяла его в своей безмерной дружбе.

В 1896 году, после кончины отца, Марианна получила его пенсию и стала состоятельной и независимой женщиной. Вместе с Явленским они уехали в Европу и поселились в Мюнхене. Здесь Явленский занимался в школе Антона Ашбе вместе с Игорем Грабарем, Василием Кандинским и Дмитрием Кардовским. А Марианна неожиданно оставила живопись, положив все на алтарь творческого роста своего гражданского мужа (в случае женитьбы она лишилась бы пенсии). Марианна открыла в их квартире салон, получивший название «Розовый». Обладая незаурядным аналитическим умом, Марианна Веревкина рассказывала своим гостям все, что успевала узнать о новейших течениях и тенденциях в искусстве.

Воспитанница и служанка Марианны, Елена Незнакомова, которую она взяла с собой в Мюнхен, стала преткновения в их отношениях с Явленским. Впрочем, ненадолго — Марианна не любила близости в отношениях с мужчинами, и появление на свет маленького Андрея, сына Елены, особенного диссонанса в жизнь этой несколько странной, но дружной семьи не внесло. Рожать уезжали в Россию, а после представляли маленького Андрея как племянника Явленского.

С кончиной Антона Ашбе, когда его школа закрылась, и уютный дружеский мир общения и художественных интересов распался, Марианна вернулась к кисти и холсту. Ее выбор пал на темперные краски, которыми художница работала до конца жизни. В 1907 году Марианна пишет картину «Осень. Школа»: шесть цветов, плюс белый и черный. Следующие два года, проведенных в обществе Василия Кандинского и Габриэль Мюнтер, становятся очень плодотворными: в Мурнау, небольшом баварском городке неподалеку от Мюнхена, в компании единомышленников рождаются новые, смелые по колориту и композиции картины художницы. Весной 1909 года друзья организовали «Новое объединения художников, Мюнхен». Один из его членов, Франц Марк, писал: «Марианне фон Веревкин – душа всего этого предприятия... Что касается вопросов искусства, именно она бьет не в бровь, а в глаз!» И действительно, творческий уровень Марианны возрос, что отмечали и друзья, и критики. После раскола НОХМ, в 1912 году, Явленский и Веревкина вошли в новое объединение – «Синий всадник», организованное Кандинским и Марком.

С началом Первой мировой войны все семейство перебралось из воюющей Германии в Швейцарию, в городок Сен-Пре на берегу Женевского озера. Материальное положение ухудшилось – пенсии из России поступали нерегулярно. Семья переехала в Цюрих, а позже на юг Швейцарии, в курортный поселок Аскона. Явленский ничем, кроме живописи, не занимался. Марианна устроилась на работу в фармацевтический концерн: пенсии упразднили окончательно, и надо было на что-то жить. После успешной выставки, которую новый секретарь Явленского, Эмми Штейер, устроила для него в Висбадене, художник решил остаться там навсегда и вызвал к себе Елену и сына Андрея. Марианна была шокирована предательством. Оставшись одна, художница обретала новые жизненные смыслы. Она рисовала почтовые открытки и продавала их курортникам, и по-прежнему много писала темперой. В своем дневнике Веревкина писала: «Аскона научила меня уважать все человеческое, любить счастье созидания и нищету бытия, носить все это в себе как большое духовное богатство». В 1922 году она подарила местному музею современного искусства много картин – своих и своих друзей. В 1924 году Веревкина вошла в местное объединение художников «Большая медведица», которое успешно выставлялось в Швейцарии и Берлине. В конце жизненного пути Веревкина нашла утешение в дружеских отношениях с коммерсантом из Берлина Эрнестом Альфредом Айе. Их встречи были редкими, но именно Санто – как называла своего спутника жизни Марианна – вернул ей смысл жизни. Ее картины вновь заиграли яркими красками. Марианне также помогали ее новые друзья, Диего и Кармен Хагман. Впечатленные творчеством художницы, ее талантом и личностью, Хагманы покупали ее картины и регулярно навещали Веревкину в Асконе.

Марианны Веревкиной не стало 6 февраля 1938 года. Проводить художницу в последний путь вышла вся Аскона. В 2002 году одну из улиц Мюнхена назвали в ее честь. Творчество художницы мало известно на ее родине; лишь в 2010 году в Государственной Третьяковской галерее прошла первая персональная выставка Марианны Веревкиной. 

artchive.ru

«Двойственное «Я» Марианны Веревкиной

«Я верю и хочу, чтобы за мной верили и другие, что кроме суетного мира преходящих форм есть мир незыблемого покоя истины, мир примирений, куда тянет меня всей душой. Это - моё чувствование и моя вера, моя художественная суть, моё Я художника»Марианна ВеревкинаИдея организовать выставку Марианны Веревкиной в России родилась в Асконе, городе, с которым тесно связано жизнь и творчество художницы, еще десять лет назад. Однако возможностей до недавнего момента не представлялось. В прошлом году, в рамках Года Тичино в Москве, мечта сотрудников городского музея Асконы, наконец, осуществилась: благодаря Швейцарскому посольству в Москве и интересу к коллекции со стороны Третьяковской галереи.

А солнечным апрельским днем выставка распахнула свои двери для жителей и гостей Тичино, теперь уже в рамках Фестиваля российской культуры в Швейцарии. В музее Асконы, наряду с работами Марианны Веревкиной, представлены произведения мастеров русского реализма, модернизма и символизма рубежа веков, оказавших влияние на формирование творческой манеры художницы, а также ее переписка с единомышленниками и учителями, обнаруженная в архивах рукописей Третьяковской галерее и никогда ранее не публиковавшаяся.«Смысл выставки», - поясняет куратор Музея современного искусства Асконы Мара Фолини, - «объяснить истоки живописной манеры Веревкиной, ее первые конфронтации с «Миром искусства», абрамцевским кружком, передвижниками... Проследить, как ее стиль и философия меняются в поздние периоды».

Имя русско-швейцарской художницы Марианны Веревкиной или, скорее, Marianne von Werefkin, гораздо более известно в европейских кругах ценителей живописи, чем в российских. А жаль. Ведь ее творческая судьба интереснейшим образом связана с такими выдающимися фигурами русского и европейского искусства рубежа XIX-XX веков, как Илья Репин, Василий Кандинский, Алексей Явленский, Игорь Грабарь, Валентин Серов, Пауль Клее, Эмиль Нольде, Владимир Соловьев, Сергей Дягилев, Виктор Борисов-Мусатов.Марианна Владимировна Веревкина (1860-1936) родилась в Туле, в дворянской семье. Поэтому приставка «фон» («von») в европейском варианте ее фамилии отнюдь не случайна. Происходившая из аристократического рода и владевшая родовым имением «Благодать» близ Ковно (современный Каунас, Литва), Веревкина часто фигурирует в воспоминаниях немецких друзей как «баронесса». Ее мать – Елизавета Петровна Дараган – довольно рано обратила внимание на способности дочери к живописи и всячески способствовала тому, чтобы Марианна получила классическое художественно образование. В 1882 году Веревкина поступает в московскую школу живописи, ваяния и зодчества, а также берет частные уроки у Василия Поленова. В 1885 семья переезжает в Петербург, где отец, Владимир Николаевич Веревкин, получил назначение комендантом Петропавловской крепости. Марианна продолжает свои художественные занятия в мастерской Ильи Репина.

Уже будучи ученицей Репина, она случайным выстрелом на охоте прострелила себе правую руку. Ладонь так и останется скрюченной и почти парализованной на всю жизнь, а Веревкина научится писать левой рукой. В мастерской знаменитого передвижника в 1892 году произошло судьбоносное знакомство Марианны с молодым офицером Алексеем Явленским, музой и наставницей которого она станет на последующие тридцать лет. 

Если Веревкина быстро стала одной из любимых учениц Репина, который поощрял ее участие в выставках и предрекал большое будущее, то в душе и в мировоззрении художницы назревал кризис. Вспоминая о Репине, она много лет спустя напишет следующее: «Я очень восхищалась им, но мы никогда не соглашались друг с другом. Меня тогда называли «русским Рембрандтом». Я выставлялась у передвижников, мои картины приняла Академия, критика меня хвалила, я же была в отчаянии. Мир реализма был мне так же чужд, как и мир романтизма. Я стремилась найти свое собственное направление». Переломным стал для нее 1896 год. В поисках новых путей в живописи Марианна Веревкина вместе с Алексеем Явленским, ставшим ее гражданским мужем, отправляются в Мюнхен, один из главных центров европейской художественной культуры. Они занимаются живописью в школе знаменитого Антона Ашбе, а их квартира становится штабом нового искусства и центром притяжения художников, поэтов, артистов балета, среди которых были Игорь Грабарь, братья Бурлюки, Хельмут Макке, Эмиль Нольде, Анна Павлова, Вацлав Нижинский, Пауль Клее, Габриэла Мюнтер, Василий Кандинский.

В этот – немецкий – период Веревкина и Явленский много путешествуют по Европе: Нормандия и Париж (1903), Бретань – по следам Гогена и группы «Наби» (1905), снова Париж, Прованс, Женева. На Веревкину повлияют такие художественные движения, как Венский сецессион, французский модернизм, фовисты. Марианна принимает активное участие в создании объединений, пропагандирующих современное искусство: «Новое художественное объединение» в 1909 году и знаменитый «Голубой всадник» в 1911 году.

Но удивительный парадокс: на целых десять лет, с 1896 по 1906 год, Марианна Веревкина полностью прекращает занятия живописью, не берет в руки ни кисти, ни карандаша, отведя себе роль музы-вдохновительницы Явленского и целиком посвятив себя развитию его художественной карьеры. «Этот период, может быть, продолжался пять лет, а не десять, как напишет сама Веревкина, - поясняет Мара Фолини, - но был очень важен для нее. Если в эпоху «передвижников» она обращается к социальным аспектам, переносит на полотна жизнь простого народа, то позднее разочаровывается и ищет новые средства, новую технику для выражения собственной личности. От объективного видения мира она переходит к субъективному, личностному». Видимо, поиски себя определили ее взаимоотношения с Явленским. «Когда она встречает Явленского в 1892 году, Веревкина убеждена, что это человек, способный написать новую страницу в истории живописи. Она не уверена, что имеет силы и способности сделать это сама, и потому «отрекается» от живописи, чтобы вдохновлять Явленского и вести его вперед», - комментирует Мара Фолини.

Однако именно этот перерыв в работе, во время которого шел глобальный пересмотр мировоззрения, стал периодом ее творческого становления. Параллельно Веревкина ведет дневник на французском языке «Письма к неизвестному» (1901-1905), в котором нашли отражения ее теоретические размышления и философские искания на тему «абстрактного искусства». Идеи, изложенные в «Письмах к неизвестному» и в значительной мере повлиявшие на эстетику новых творческих объединений в Мюнхене, будут позже развиты Кандинским. Так, Веревкина раньше Кандинского задумывается о символах цвета, «синтаксе живописи», с помощью которого можно выразить свое творческое кредо и свое видение мира. «Она хочет освобождения цвета. Красный для нее – цвет страсти, крови. Синий – не только цвет неба, но и вдохновения, тяги к абсолютному, духовному», - объясняет Мара Фолини. – «Корни символизма Веревкиной стоит искать в русской культуре, мистицизме, в теософии Владимира Соловьева, к кругу которого Веревкина была близка».

Позже, выступая в 1914 году на конференции Ассоциации художников в Вильно с докладом «Беседа о символе, знаке и его значении в мистическом искусстве», она так изложит свое художественное кредо: «Я верю и хочу, чтобы за мной верили и другие, что кроме суетного мира преходящих форм есть мир незыблемого покоя истины, мир примирений, куда тянет меня всей душой. Это - моё чувствование и моя вера, моя художественная суть, моё Я художника. Я долго искала тот язык, на котором я могла бы говорить обо всём этом, на котором я могла бы выразить свою любовь и свою веру. Сквозь все извилины принятого ложного художественного воспитания, сквозь реализм моего учителя Репина и шик моих заграничных учителей, сквозь свою личную талантливость, столь враждебную исканию чистых идеалов искусства, добралась я, наконец, до сознания, что в душе моей, рядом с моей любовью и верой - живут совершенно тождественные им линии и краски и что движения и сочетания этих, ближе всего, ближе всякой фотографии, ближе всякой аллегории, могут передавать суть моего двойственного Я. С минуты этого сознания во мне проснулся настоящий художник: я перестала думать символом слова, который в нашем искусстве не может быть символом, а думаю исключительно символом линий и красок».

Когда в 1906 году Марианна Веревкина вновь берется за кисть, рождаются совершенно новые произведения, максимально экспрессивные и полные метафизического смысла. Ее техника также радикально поменялась: она больше не используют масляные краски, и все свои последующие работы пишет темперой, сочетая ее с пастелью, тушью и грифельным карандашом. Цвет и свет становятся неким смысловым кодом ее работ: диссонансные сочетания ярких насыщенных красок создают у зрителя особый эмоциональный настрой – тревогу, волнение, неуверенность, ожидание беды.  Беды, которая не заставила себя долго ждать…

Разразившаяся Первая мировая война заставила Веревкину и Явленского в 1914 году спешно покинуть Мюнхен, бросив все, в том числе полотна и записи, и перебраться в Швейцарию. Революция 1917 года в России лишила художницу ежегодной ренты, фактически оставив ее без средств к существованию. В 1921 году произошел окончательный разрыв с Алексеем Явленским: он вернулся в Германию, женился на горничной Веревкиной Елене Незнамовой, которая еще в 1902 году родила ему сына. А сама Марианна поселилась в маленьком альпийском городке Аскона, в швейцарском кантоне Тичино, на берегу озера Маджоре, где прожила до самой смерти. Мучительное переживание разрыва с Явленским в полной мере проявляется в ее произведениях этого периода. Веревкина воплощает свою месть в образе Саломеи, отрубающей голову Иоанна Крестителя. В многочисленных эскизах и зарисовках, сделанных после 1922 года, просматриваются черты Саломеи и другого образа – Ангела мщения. «Ибо уход Явленского, связанное с ним разочарование, - нечто ужасное, что она переживает в этот момент. Она даже пишет исповедь, в которой объясняется сама с собой о своих чувствах», - рассказывает Мара Фолини.

Несмотря на личную драму, Веревкина не падает духом. Разрыв с Явленским положил начало очередному этапу в ее творчестве – она обретает независимость, внутреннее равновесие, возрождается как самобытная художница. Именно здесь, в Асконе, в 1920-30-е годы она создает свои лучшие полотна – таинственные, мистические, пронизанные сокровенной символикой, указывающие метафизические пути к неведомому, к сумрачным небесам, к Богу. «В искусстве только один путь – к Богу» - так заканчивает Веревкина одну из записей в своем дневнике.

Да и Аскону она выбрала неслучайно: в первой половине XX века холм Монте Верита - центр культурной и философско-утопической мысли Европы, где собираются, в частности, теософские общества и приверженцы мистицизма. В Асконе Веревкиной овладевает «вихрь мистицизма», комментирует Мара Фолини, - «это способ убежать от реальности к тому абсолютному духовному миру, который она искала». И в то же время, странным образом, Веревкина словно возвращается к идеалам той «передвижнической» реальности, в которой разочаровалась однажды, но наполняет ее новым философским содержанием и изображает в новой технике, вдохновленной немецким экспрессионизмом или французскими фовистами. «Она окунулась в городскую жизнь Асконы, привязалась к народу, «простым людям», рыбакам, которые становятся персонажами ее полотен… В человечности этой простой жизни она находит внутренний покой, в Асконе - свою вторую родину», - заключает Мара Фолини.

В самом эпицентре европейской художественной жизни, в процессе мучительного поиска новых выразительных средств, на перекрестке таких течений, как символизм, модернизм, экспрессионизм, а атмосфере мистических и апокалипсических идей рубежа веков и рождается уникальная творческая манера Марианны Веревкиной. Работы, написанные в Асконе, воспринимаются как цельное художественное послание, многоголосная симфония, где лейтмотивами звучат сменяющие одна другую темы взаимоотношений человека и природы (Неразумные девы, 1921), человека и индустриального мира (Победитель, 1929), человека и Бога (Дорога в вечность, 1929).

Вдохновлявший ее асконский пейзаж – горы, озеро, рыбацкий порт (на который выходят окна комнаты, которую она снимает в доме семьи Перукки) – легко узнаваем на ее полотнах и сопоставим с природой, но приобретает символико-мистическую окраску. Горы как наполненный множеством смыслов, неисчерпаемый символ и дорога как путь «в никуда» или в иной, горний мир, становятся главными темами ее творчества. В феврале 1938 года Марианна Веревкина умирает. Жители Асконы сопровождают ее в последний путь, а город до сих пор хранит память о художнице, сыгравшей столь яркую роль в его культурной жизни. Еще в 1922 году Веревкина создает в Асконе небольшой музей современного искусства, подарив ему свои картины и попросив знакомых живописцев передать в дар музею по одной картине. С целью сохранения творческого наследия Марианны Веревкиной здесь был создан Фонд ее имени. Сегодня картины, подаренные Алексеем Явленским, Куно Амьет, Паулем Клее, составляют вместе с фондами Марианны Веревкиной, Ришара и Ули Зеевальдов, основу коллекции Музея современного искусства Асконы, где проходит выставка.

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ XIX –XX ВЕКОВ. Годы творческого развития Марианны Верёвкиной

С 3 апреля по 31 июля 2011

Аскона, Музей  современного искусства

Museo Comunale d’Arte Moderna, via Borgo 34,www.museoascona.ch+41 (0)91 759 81 40; [email protected]

Часы работы:  со вторника по субботу: 10-12; 15-18 часов, воскресенье и выходные дни: 10.30-12.30

nashagazeta.ch

Марианна Веревкина. Биография и картины

Веревкина Марианна Владимировна родилась в Туле в 1860 г. Ее дед, Петр Михайлович Дараган, был губернатором, а бабушка Анна Михайловна – детская писательница. Отец был человеком военным, а мать занималась живописью. Марианна часто болела, и именно в это время начала рисовать, проявив незаурядные способности. Мать Марианны старалась развивать талант и способности дочери. В 1876 г. Марианна окончила вильнюсскую женскую гимназию, а потом продолжила учебу в училище живописи, скульптуры и архитектуры в Москве.

По долгу военной службы, отец Марианны часто переезжал. Когда они жили в Москве, начинающая художница, брала уроки у Иллариона Пряшникова. А когда Владимира Веревкина назначили комендантом Петропавловской крепости, Марианна продолжила занятия в мастерской Ильи Репина. Репин не только поощрял ее талант, но и знакомил с западноевропейским искусством. Кроме того, дома у Веревкиных собирались молодые художники, которые изучали творчество и различные направления европейских художников.

В 1888 г. Марианна на охоте случайно прострелила правую руку. Но она не перестала заниматься живописью. Работала левой рукой. Курс лечения проходил в Германии, что дало возможность Марианне увидеть живопись Западной Европы в Дрездене, Берлине, Мюнхене. Другом и творческим соратником Марианны стал Алексей Явленский, молодой художник, с которым она познакомилась в мастерской И.Репина. Он стал ее возлюбленным. После смерти отца Марианны, они уезжают в Мюнхен. Там она создает Художественный салон, который становится местом, где художники обменивались мнениями, спорили о новых направлениях в искусстве, обсуждали свои картины. В это общество входил В.Кандинский. Пенсия, которую Марианна получала как дочь коменданта крепости, позволила ей и Алексею путешествовать по Европе.

Они изучали французскую живопись и искусство эпохи Возрождения.

10 лет Марианна Веревкина не писала картин. Она уверовала в талант А.Явленского и разработала теорию, что мужчина должен заниматься творчеством, а женщина- обучать.

Все мысли по этому поводу она изложила в дневнике «Письма к неизвестному».

Но в 1906г. Марианна начала работать. Теперь ее картины были совершенно иными. Изменилась техника написания. Марианна стала использовать грифельный карандаш и тушь. В 1909 г., при участии Марианны Веревкиной, в Мюнхене, было создано «Новое общество художников». Общество возглавлял Василий Кандинский. Лето Веревкина, Кандинский и Явленский провели в доме Габриэлы Мюнтер. Если Кандинский был приверженцем абстракционизма, то Марианна и Алексей не были его сторонниками. В 1911 г. Кандинский создал общество «Синий всадник», где они выставляли свои картины. Даже находясь за границей, Веревкина и Явленский, не прерывали связи с Россией. Брат Марианны Петр Веревкин был губернатором в городе Ковно в Литве. Марианна жила и работала в его имении. Здесь же она находилась, когда осложнились отношения с Явленским.

Когда началась Первая мировая война, Веревкина и Явленский эмигрировали в Швейцарию. Здесь Марианна впервые приняла участие в постановке балета в театре Лугано.

В Швейцарии Марианна Веревкина прожила всю оставшуюся жизнь. С Явленским она рассталась в 1921 г. Марианна полностью посвятила себя творчеству. Она создала объединение художников «Большая медведица». В него вошли художники, которые жили в Асконе. Ею был организован Музей современного искусства. Ей помогали художники, которые по просьбе Марианны, выставили по одной картине.

В последние годы Веревкина часто болела. Картины покупали плохо, а пенсию отца она уже не получала. Но судьба свела ее с Кармен и Диего Хагманнами. В 1937 г. друзья Марианны вывезли ее картины из Мюнхена, так как она попала в список «неугодных».

Марианна Веревкина умерла в 1938 г. В последний путь ее провожала вся Аскона, отдавая дань уважения к этой удивительной женщине, с не менее удивительной

Смотреть картины Марианны Веревкиной

expressionists.ru

Биография художника Верёвкина Марианна Владимировна

  • AI Аукцион
  • Прием лотов
  • Правила участия
  • English
  • 18+
  • ARTinvestment.RU
  • Художники и цены
  • Верёвкина Марианна Владимировна
  • Биография

Живописец, график

Родилась в семье генерала от инфантерии Владимира Верёвкина. Детство провела в родительском имении Благодать Витебской губернии. В 1876 окончила Мариинское женское училище в Вильно. В 1883, благодаря помощи И. Е. Репина, с которым семья Верёвкиной поддерживала дружеские отношения (известно три портрета Верёвкиной, выполненных Репиным), начала брать частные уроки у И. М. Прянишникова. После переезда семьи в 1885 в Санкт-Петербург, где отец был назначен комендантом Петропавловской крепости, стала заниматься в мастерской Репина. В 1888 на охоте по неосторожности прострелила правую руку, функции которой, несмотря на длительное лечение, не восстановились до конца; была вынуждена обучиться рисовать левой рукой. В 1891 познакомилась с А. Г. Явленским, впоследствии ставшим ее спутником жизни. В 1893 они организовали в Петербурге собственную мастерскую, затем, в 1896, отправились в Мюнхен, в школу А. Ашбе. В 1890 — 1910-х много путешествовали по Италии и Франции. С 1902 на время оставила занятия живописью, возобновив их лишь в 1906. В 1908 стала одним из учредителей мюнхенского Нового общества, которое возглавили В. В. Кандинский и Явленский. В 1909–1911 выставляла свои работы в первом и втором Салонах Издебского, а также на выставке «Бубновый валет» в России. С 1912 была экспонентом выставок авангардных объединений «Синий всадник» («Der blaue Reiter») и «Буря» («Der Sturm»).

В 1914 из-за начала Первой мировой войны оставила Германию. Жила в Швейцарии: в Сент-Пре под Лозанной (с 1914), Цюрихе (с 1917), Асконе (с 1919). В 1922 состоялся разрыв отношений с Явленским. В 1924 стала одним из организаторов художественного объединения «Большая Медведица» («Große Bär»).

Похоронена на русском кладбище в Асконе.

Экспонировалась на 20 выставке ТПХВ (1892, Санкт-Петербург), Всероссийской промышленной и сельскохозяйственной выставке 1896 года (Нижний Новгород).

После смерти художницы в 1938, 1955, 1965 в Цюрихе, в 1959 в Вуппертале состоялись ее ретроспективные выставки. В 2002 во Дворце-музее Мурнау (Schloßmuseum Murnau) была организована обширная выставка «Марианна Верёвкина. Искусство и теория. Модели и друзья художницы» («Marianne von Werefkin. Kunst und Teorie. Vorbilder und Künstlerfreunde).

Произведения хранятся в основном в музеяных и частных собраниях вне России, в частности в Музее Виллы Штук в Мюнхене, Музее Висбадена, Дворце-музее Мурнау и пр. Значительная часть творческого наследия и архива хранится в Асконе: в фонде Марианны Верёвкиной, а также в Музее современного искусства.

  • 31.10.2019 Swatch выпустила совместные часы с Лувром В оформлении часов «музейной коллекции» используются фрагменты пяти знаменитых картин из собрания Лувра, включая «Мону Лизу» и «Свободу, ведущую народ»
  • 30.10.2019 «Спаситель де Гане» стал звездой Лувра в отсутствие «Спасителя мира» Крупнейшая выставка, приуроченная к 500-летию с года смерти Леонардо, открылась в Париже неделю назад. Но самую дорогую аукционную картину мира — Salvator Mundi — на нее так и не привезли. И где она находится — по-прежнему достоверно неизвестно
  • 29.10.2019 «Икону с кухни» продали за $26 500 000 По информации СМИ, гигантскую сумму (в 6 раз выше эстимейта) заплатил американский фонд Alana. Очевидно, его консультанты согласились, что доска, найденная на кухне, — это шедевр флорентийского живописца Чимабуэ, учителя Джотто
  • 28.10.2019 Николай Иванович Касаткин. 02.03.1932 — 26.10.2019 Шестидесятник, разработчик собственного художественного метода «картина в картине», Николай Иванович Касаткин скончался на 88-м году жизни
  • 23.10.2019 Как Шагал спас Джанлуиджи Буффона Легендарный голкипер рассказал болельщикам, как картина русского авангардиста вывела его из депрессии почти пятнадцать лет назад
  • 01.11.2019 Итоги AI Аукциона № 302 Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород и Пермь — география покупателей аукциона, который завершился в пятницу, 1 ноября 2019 года
  • 28.10.2019 Открыты 302-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это четырнадцать живописных работ, два листа оригинальной и два — печатной графики и две работы в смешанной технике
  • 25.10.2019 Итоги AI Аукциона № 301 Сегодня, 25 октября, было продано 55 % лотов. Покупатели — Магадан, Гусь-Хрустальный, Сергиев Посад, Краснодар, Москва и Санкт-Петербург
  • 23.10.2019 Антикварные книги XVIII–XX веков, автографы, ИЗО на аукционе в «Антиквариуме» 26 октября в 16:00 состоится очный аукцион № 60 «Редкие книги и автографы. Тамиздат. Плакаты. Живопись и графика»
  • 23.10.2019 Christie’s выставит на «русских торгах» Фешина за $3 000 000 Портрет 1917 года, ценного, доэмиграционного периода, станет топ лотом торгов Important Russian Sale в Лондоне 25 ноября 2019 года

Наверх

artinvestment.ru

Веревкина Марианна Владимировна

  • Портрет Веры Репиной. 1881
  • Бумага на картоне, темпера, 67 x 86
  • Бумага на картоне, темпера, 71.5 x 89.5
  • Бумага на картоне, темпера, пастель, карандаш, 45 х 37
  • Бумага на картоне, темпера, 27,5 х 36,5
  • Бумага на картоне, темпера, 32.5 x 40
  • Костёл Св. Анны в Вильне. 1913 Бумага на картоне, темпера, 99,5 х 85
  • Бумага на картоне, темпера, 74,2 x 91,5
  • Бумага на картоне, темпера, 91,5 x 74
  • Бумага на картоне, темпера, 107 x 90
  • Бумага, смешанная техника
  • Следующая страница

artpoisk.info

Марианна Веревкина (1860 Тула (Россия) - 1938 Аскона (Швейцария))

«Я хочу работать. Меня охватывает невыносимое желание работать с краской. Я вижу формы с поразительной интенсивностью. Но почему же нельзя рисовать? Зачем продолжать работать? Мне не хватило веры, а привычка отходить на второй план завершила дело. Художница ли я? Да. Женщина ли? К сожалению, тоже. Могут ли обе продолжать идти рядом? Нет»

Марианна Веревкина в Асконе: утверждение стиля

В итальянской части Швейцарии, в небольшом Музее современного искусства города Асконы, хранится архив русской художницы Марианны Веревкиной. В Асконе Веревкина провела последние двадцать лет своей жизни. Благодаря усилиям самых разных людей переписка художницы ее заметки, дневники, газетные вырезки, коллекция ее картин и рисунков были спасены от уничтожения и распродажи. Марианна Веревкина родилась в 1860 году в Туле. Ее отец, Владимир Веревкин, был генералом Екатеринбургского полка, а мать, Елизавета Дараган, –художницей. Она довольно рано обратила внимание на способности дочери к живописи и сделала все, чтобы та получила хорошее художественное образование. На протяжении нескольких лет Марианна Веревкина брала частные уроки рисования и когда в 1886 году отца назначили комендантом Петропаловской крепости, она продолжила художественные занятия в мастерской И.Е. Репина в Петербурге. Там в 1891 художница и знакомится с Алексеем Явленским, с которым ее свяжет тридцатилетняя творческая и личная дружба.Как и многие художники конца XIX века, Марианна Веревкина ищет новые формы самовыражения в искусстве. Вспоминая о Репине, она напишет: «Я относилась к нему с огромным уважением, но мы никогда не соглашались друг с другом. Меня тогда называли «русским Рембрантом». Я участвовала в известной выставке передвижников; в Академии художеств выставлялись мои картины. Несмотря на блестящую критику, я впадала в отчаяние. Мир реализма был мне так же чужд, как и мир романтизма. У меня было смутное представление о моей личном предназначении» (1).

Не находя поддержки в официальных академических кругах, Веревкина и Явленский принимают решение уехать в Европу, в одну из «горячих точек» развития нового искусства (В 1896 году, после смерти отца, Марианна Веревкина начинает получать ежегодную пенсию, на которую она и Явленский будут жить до Первой мировой войны). Их выбор останавливается на Мюнхене, одном из главных центров художественной активности, полюсе притяжения скандинавских и русских художников. Марианна Веревкина приезжает в Мюнхен с Алексеем Явленским, Игорем Грабарем и Дмитрием Кардовским. В мюнхенском салоне Веревкиной собираются члены основанного ею Братства Св. Луки – самые разные художники, в том числе Василий Кандинский, Габриела Мюнтер и Поль Клее.

В этот период художница с головой погружается в философские проблемы развития искусства, реализуя этот интерес в «салонных» беседах. Может быть, из-за этого многие критики ошибочно сводили место художницы в немецком экспрессионизме лишь до роли теоретика или музы–вдохновительницы, тогда как немецкий период можно считать важным этапом ее творческих исследований, которые найдут свое воплощение и в асконских работах.

В Мюнхене Веревкина по сути перестает заниматься живописью. Согласно ее теории «женский талант» более подходит для обучения, только «мужской талант» способен реально творить. Марианна Владимировна решает посвятить себя творчеству Явленского, талант которого она заметила еще в России. Веревкиной не удается совместить свое представление об идеале и отношение к окружающей реальности, «Я» художницы со своим женским «Я». Философские размышления этого периода находят выражение в дневнике, названном «Письма к Незнакомцу» (2), написанном на французском, немецком и русском языках (1901–1905).

Таким образом в ее творчестве обозначается длительный перерыв в девять лет, достаточно тяжело переживаемый художницей. «Я хочу работать. Меня охватывает невыносимое желание работать с краской. Я вижу формы с поразительной интенсивностью. Но почему же нельзя рисовать? Зачем продолжать работать? Мне не хватило веры, а привычка отходить на второй план завершила дело. Художница ли я? Да. Женщина ли? К сожалению, тоже. Могут ли обе продолжать идти рядом? Нет» (3).

Но именно этот перерыв, в течении которого она интенсивно ищет путь к новому искусству, стал периодом созревания. Когда в 1905 году Марианна Веревкина снова берется за кисть, рождаются совершенно новые произведения, в которых ритмы цветовых плоскостей, закомпанованных в изогнутой перспективе, заставляют вспомнить произведения Мунка, а ограниченные синим контуром формы напоминают работы Матисса. Веревкина наделяет изображенные сюжеты метафизическим смыслом, делая их максимально экспрессивными. Ее техника также радикально меняется : она отказывается от масляной краски и использует темперу, совмещая ее с пастелью, грифельным карандашом и тушью.

В этот – немецкий – период Веревкина и Явленский много путешествуют во Франции по местам Гогена, Ван Гога, Сезанна, Матисса и Дерена. Посещение Осеннего Салона в Париже, встреча с художниками французского авангарда производят огромное впечатление на Веревкину. По пути из Парижа в Мюнхен она навещает Ходлера в Женеве, с которым до конца жизни будет поддерживать горячие дружеские отношения.

Теоретические размышления Веревкиной об «абстрактном искусстве» как «внутреннем искусстве» (они излагаются в «Письмах к Незнакомцу»), оказавшие влияние на членов «Нового художественного общества» и «Голубого Всадника», будут позже развиты Кандинским в его книгах 1909–1911-х годов.

Веревкина и Кандинский утверждают, что абстракция — это естественный результат творческого процесса, отвечающего внутренней потребности художника, которую они называют соответственно «откровенностью» и «принципом внутренней необходимости». Взгляды Веревкиной и Кандинского близки, они оба стремятся к синтезу, который в конце концов приобретает у каждого художника свою окраску. В то же время синтез в понимании и Веревкиной, и Кандинского состоит в необходимости объединения разных видов творчества: живописи, музыки, танца, что усиливает резонанс произведения в восприятии его зрителем.

Первая мировая война заставляет Веревкину и Явленского в 1914 году срочно покинуть Мюнхен, бросив все, в том числе полотна и записи. Веревкина перестает получать отцовскую пенсию из России, и в деревеньке Сан Прэ (их первое в Швейцарии пристанище) художники впервые терпят нужду, расплачиваясь за жилье полотнами, на которые не хватает даже красок.

В Швейцарии Веревкина общается с Куно Амьет в Ошванде, приезжает к Фердинанду Ходлеру в Женеву, к Игорю Стравинскому в Морж и к танцорам Захаровым в Лозанну. В 1917 году Веревкина и Явленский переезжают в Цюрих, где участвуют в вечерах дадаистов в кабарэ «Вольтер». Там же они знакомятся с художником Хансом Арпом, поэтом Гюго Боллом и с писателем Германом Гессе. Требующее более южного климата здоровье Явленского заставляет его и Веревкину переехать в 1918 году на юг Швейцарии, в Аскону, расположенную на берегу озера Маджоре. Аскона приобрела известность благодаря движению реформаторов «Монтэ Верита» (в переводе с итальянского – «Гора Правды»). На холме в центре Асконы бежавшая от цивилизации группа анархистов, вегетарианцев, всякого рода утопистов искала возможности для возвращения к природе и радикальной реформы всех аспектов жизни. Это движение к приезду Веревкиной уже не имело сильного влияния на окружающую жизнь, но Гора Правды продолжала собирать художников, поэтов и танцоров со всех концов земли. Веревкина, поддерживая контакт с обитателями Горы, обосновалась в бедном поселке у ее подножья, в рыбацком порту.

В 1921 году Марианна Веревкина окончательно расстается с Алексеем Явленским. « С сегодняшнего дня начинается новая жизнь. Я совершенно одна. Вокруг меня – природа, во мне – мое искусство, далеко от меня – мой брат, надо мной – Бог, а позади – полтора года ужасной борьбы » (4). Веревкина продолжает находиться в тяжелой финансовой ситуации; она зарабатывает созданием открыток, получает небольшое пособие от Красного Креста.

Разрыв с Явленским означал не только выход из под его влияния, но и отмежевание от того круга, в котором Веревкина играла роль теоретика. Одна, Веревкина обретает независимость, внутреннее равновесие, возрождается как художница. Она снимает комнату в доме семьи Перукки, на берегу озера, с видом на рыбацкий порт. В окружении членов этой семьи художница находит тепло и поддержку, рисует портреты девочек Розетты и Ноэми. С интересом наблюдает за жизнью городка и его обитателей, принимает участие в различных праздниках, о чем свидетельствуют многочисленные зарисовки, разделяет и радости, и горести простых людей, составляющих ее окружение. Очень быстро Веревкина становится равноправным членом асконского общества «La Nonna» (5). Луиджи Менапаче напишет: «Трудно выразить, насколько глубока была наша к ней симпатия, ясно одно: мало таких людей, которые умеют создавать спонтанные и прочные отношения, как умела она … в ней было буквально что–то волшебное, происходящее не столько от ее гуманного взгляда на мир, сколько от ее внутренней связи с самой сутью всего мирского» (6). В свою очередь Веревкина напишет позже своему другу Дьего Хагману: «Жители Асконы любят меня, понимают, заботятся обо мне, и никогда не дадут мне умереть с голоду, и я всегда буду им благодарна» (7).

Открытость внешнему миру благоприятно влияет на изменения, происходящие в творчестве художницы, заставляет пересмотреть отношение между реальностью и искусством. Проблема несовместимости реальности и идеала, терзавшая Веревкину в предшествующие годы, находит свое разрешение в идее «любящей души»: «И вдруг мне кажется – я понимаю: моему искусству не хватает влюбленного вдохновения. Я о нем слишком долго забывала. Этого нового ингридиента требует мое искусство. Для этого нужно найти вечные законы, нужно дать им войти в ритм космического движения. Мир, который я создаю, страдает или восстает, нужно сделать так, чтобы он любил» (8).

В Асконе тема человека начинает играть основную роль в иконографии Веревкиной. Человек показан в его отношении к природе и к работе. Окружающий Аскону пейзаж, озеро и горы играют важнейшую роль в ее композициях. Они легко узнаваемы, сопоставимы с натурой, но приобретают символико-мистическую окраску.

В творчестве Веревкиной в Асконе можно выделить три основные, сменяющие одна другую темы, отражающие эволюцию творчества художницы на протяжении всего периода становления ее индивидуального стиля. Это темы взаимоотношений человека и индустриального мира, человека и природы, человека и Бога. В картине «Живые и мертвые» (1924), как и в других картинах этого периода, Веревкина показывает противоборство человека с угрожающим ему миром, который предстет перед нами с его фабриками, дымовыми трубами, коробками многоэтажных зданий суровым и неуютным.

Художницу тревожит судьба человека в этом мире; сгорблены, идентичны силуэты фигур персонажей, лица стерты – кажется, они несут на своих плечах всю скорбь людскую. Повторяющиеся позы уподобляют человеческие фигуры механизмам, лишенным жизни и души. Само название «Живые и мертвые» ассоциируется с гоголевскими «Мертвыми душами»; только мертвые души рабочих, сидящих в лодке, способны повторять изо дня в день один и тот же «ритуал», одно и то же действие. Их черные фигуры контрастируют с цветными силуэтами перевозчиков, находящихся в движении.

Противопоставлением «живых» и «мертвых» автор ставит зрителя перед выбором между замкнутостью существования и свободой, путь к которой символизируют лодка и озеро.

Картина «Живые и мертвые» с ее мрачной атмосферой относится к начальному периоду пребывания художницы в Асконе. В более поздних работах, таких как «Умбрия», «Рудник» (около 1926 года) и «Лесорубы» (1933) отражено более гармоничное сосуществование человека и окружающего мира. Герои названных композиций относятся с уважением к природе, не разрушают ее, а просто принимают ее дары.

В Асконе Веревкина уделяет большое внимание пейзажу. Озеро с окружающим его кольцом гор, удивительное освещение и краски (все это и по сей день сохранило свой особый колорит), оказали огромное впечатление на художницу. В изменчивости природы она находит отражение движений своей души. Романтическая тенденция вчувствования в природу явилась для Веревкиной тем «двигателем», который привел художницу через экспрессионнизм к символико-мистической живописи. Легко узнаваемый в картинах художницы асконский пейзаж, приобретает, благодаря его особенному цветовому и композиционному осмыслению, мистическую окраску, когда пейзажные эхлементы воспринимаются как равноправные с человеком «живые» персонажи.

В картине «Старьевщик» (1917) горный пейзаж с его напряженно яркой гаммой цветов, напоминающих о картинах Веревкиной мюнхенского периода, строгая симметрия частей, строящих композицию, экспрессивная угловатость фигуры старьевщика – все это создает драматизм образа. Запечатленное здесь сиюминутное действие, являющееся антиподом идеи вечности – один из приемов Веревкиной «презентации» ее излюбленной идеи столкновения временного и вечного. Другой прием – через использование в композиции формы круга и смещенного от центра движения фигурки персонажа – продемонстрирован в картине «Почтальон» (1929). Указывая на циклический характер изображенного действия, автор тем самым воплощает идею цикличности жизни. Дерево является осью этого цикличного движения, а также, в соответствии с древними верованиями, рассматривается как ось, объединяющая земной и небесный миры.

Другой элемент, входящий в символический «репертуар» выразительных средств Веревкиной – это дорога. Мотив динамично изогнутой дороги, тропы, напоминающий приемы Мунка, появляется в творчестве художницы еще в Мюнхене. В Асконе этот мотив приобретает еще большую значимость, символизируя что-то уходящее, эфемерное, изменчивое. В асконской «иконографии» Веревкина оставляет героя одного на дороге среди горного пейзажа, символизирующего жизнь. Как ощущает себя человек в этой жизни? В картине «Поражение» (1920–1927) он с трудом поднимается по оборванной, ни к чему не ведущей тропе, зажатой словно окровавленными, уподобленными непреодолимым стенам, горами. Здесь возникает ощущение безысходности. В «Вечном пути» (1929) дорога тоже проходит среди бесконечно высоких гор, по самому краю глубокого ущелья. Но она не ведет человека к гибели. Пастух и его стадо уверенно стоят на прямом пути, залогом их спасения является находящаяся в конце этого пути церковь, белизне которой вторит и белизна дороги. В картине «Брошенные» (1920–1930) символ пути появляется в виде оборванной насыпи, символизирующей конец жизни. Фигура старика на первом плане «вписана» в контекст общей символики картины. Детали композиции – брошенные лодки, одинокие дома на холмах подчеркивают ощущение одиночества сгорбленного, подходящего к концу жизни человека. Но изображение лодки в лексике Веревкиной – это метафора путешествия, движения, свободы. Может быть поэтому в образе нет безысходности. Часть природы – человек – смиряется с естественным циклом ее жизни. Идея согласия человека и природы присутствует во всех картинах позднего асконского периода («Старики» (1930), «Вечер жизни» (1930), «Жизнь за спиной» (1928).

«В искусстве только один путь – к Богу!» (9) – так заканчивает Веревкина одну из записей в своем дневнике 1925 года. В некрологе Веревкиной в 1938 году Луиджи Менапаче напишет: «…Она говорила, что искусство – это религиозный акт и что живопись – это проявление Бога через земное» (10).

Первые полотна с религиозной тематикой появляются в творчестве Марианны Веревкиной в 1921 году. В основном художницу волнует история жизни св. Франциска, и она становится сюжетом целой серии картин. Блокноты Марианны этого периода заполнены многочисленными эскизами – фигуры и лица Св. Франциска. Этот образ занимает ее еще в России (фигура св. Франциска имела большое значение в творчестве символистов). С 1925 года этот образ входит в иконогрфию Веревкиной благодаря Эрнсту Альфреду Айе, который летом того же года отдыхает в Асконе. Между ним и Веревкиной завязывается дружба, их еженедельная переписка длится до конца жизни Веревкиной. Санто, как называет Веревкина своего берлинского друга, представляется ей физическим воплощением образа св. Франциска. На написанной в 1922 году еще до их встречи картине «Двое святых» очертания персонажей действительно очень схожи с последующими этюдами Санто, который служил художнице моделью и для образа Св. Франциска, и для образа монаха.

Веревкина и Санто вместе путешествуют по Италии останавливаясь в Риме, Неаполе, Помпее, Орвьето, Сиенне, Перузе, и конечно же, добираются до Ассизи, места рождения св. Франциска. По возвращении художница напишет об этом путешествии в цюрихской газете и создаст триптих, посвященный деяниям святого.

Воплощение религиозной тематики в искусстве Веревкиной отражает эволюцию, происходящую в ее идеях. Характерно, что образ св. Франциска (символ чистого духа, соединившегося с Богом) к концу жизни художницы сменяет образ монаха (символ человека, принявшего решение искать Бога в жизни, в природе).

В 1936 году, когда Марианна Веревкина пишет последнее полотно «Церковь», к ее давнишней сердечной болезни добавляются другие недуги. В феврале 1938 года она умирает. Ее хоронят по православному обряду, в присутствии священника, специально приехавшего из Милана. В шествии, сопровождающем ее тело, принимают участие едва ли не все жители города. В год смерти художницы проходят ее ретроспективные выставки в Цюрихе и Берне. Марианна Веревкина завещала все произведения своему берлинскому другу Санто, которому пришлось отказаться от наследства, боясь конфискации: картины Веревкиной были занесены нацистами в списки «дегенеративного искусства». Наследство переходит в руки другого благодетеля художницы, живущего в немецкой части Швейцарии, где и создается впоследствии Фонд Марианны Веревкиной с целью сохранения ее наследия. По просьбе жителей Асконы в 1967 году Фонд наконец переезжает в этот город и располагается на вилле дипломата Панкальди. Интересное совпадение: еще в 1922 году Веревкина вместе с художником Кемпером организовывают небольшой музей современного искусства, попросив знакомых живописцев подарить музею по картине. Первая выставка музея проходила именно на вилле Панкальди. Сегодня картины, подаренные Алексеем Явленским, Куно Амьет, Полем Клее составляют, вместе с фондами Марианны Веревкиной, Ришара и Ули Зеевальдов, основу коллекции Музея современного искусства Асконы.

Примечания:1 K. Federer. Marianne von Werefkin. Zeugnis und Bild. Zurich, 1976. S. 8.2 Lettres à un Inconnu. Fondazione Marianne Werefkin Ascona (FMWA).3. Там же.4 Note du 12 mai 1922. Diario intimo. FMWA.5 Бабушка (итал.).6 Luigi Menapace. Nel «Eco di Locarno», 18.02.1938. Перевод с итальянского.7 Письмо от 24.09.1930, Фонд М. Веревкиной г. Асконы. Перевод с немецкого.8 Запись 1920 года. Перевод с французского.9 Marianne Werefkin dans Journal intime. 1920-1925. Fondation M. Werefkin. Ascona. Перевод с немецкого.10 Luigi Menapace. Nel «Eco di Locarno», 18.02.1938. Перевод с итальянского.

Переводы с немецкого, французского, итальянского подготовлены автором

history-of-art.livejournal.com


Смотрите также