Биография вениамина смехова


Вениамин Смехов

Вениамин Смехов – советский и затем российский актер театра и кино, самый романтичный герой фильма «Д’Артаньян и три мушкетера». Также Смехов добился успеха как режиссер телеспектаклей и документального кино, сценарист и литератор. В 70 лет актер отказался от звания народного артиста, которое Вениамину Смехову предложили к юбилею.

Актер Вениамин Смехов

Вениамин Борисович Смехов появился на свет в августе 1940 года. Он родился в интеллигентной еврейской семье в Москве и был единственным ребенком профессора и доктора экономических наук Бориса Моисеевича Смехова и заведующей отделением одной из столичных поликлиник, врача-терапевта Марии Львовны Шварцбург. Его дед по матери был кавалером ордена Красной Звезды и руководил военным госпиталем. Родственники по линии отца – известные художники и книжные иллюстраторы Смеховы.

Вскоре после рождения сына Вениамина отец ушел на фронт. Снова увидеться они смогли лишь в 1945-ом. Через 2 года Смехов-младший отправился в школу. Вениамин Борисович увлекся актерством в младших классах, когда начал посещать драматический кружок Дворца пионеров в Дзержинском районе столицы. Этот кружок был знаменит тем, что его опекал артист Ролан Быков.

Вениамин Смехов в молодости

После окончания школы в 1957 году Вениамин Смехов по совету дяди, художника Льва Смехова, становится студентом Театрального училища имени Щукина, которое работало при Театре имени Вахтангова. Наставником курса, на котором учился Смехов, был Владимир Этуш. Но через год студента Вениамина Смехова отчислили и перевели на 2-ой курс как вольнослушателя с испытательным сроком. Причиной была чрезвычайная стеснительность Смехова, мешавшая ему в полную силу играть на сцене. Но еще через год будущий актер опять получил право называться студентом и даже стал одним из любимчиков Этуша.

В 1961-ом Вениамин Борисович, получив диплом, покинул стены Щукинского и отправился работать в драмтеатр Куйбышева, куда попал по распределению.

Театр

Творческая биография Вениамина Смехова началась на театральной сцене. Он дебютировал в двух дипломных спектаклях в Щукинском училище. После распределения в Куйбышев Смехов сыграл в 6-ти постановках местного театра. Но сотрудничество продолжалось недолго: через полтора года Вениамин Борисович вернулся в столицу. 

Некоторое время он не мог найти работу. Был период, когда Смехов даже задумался о смене профессии. Но поздней осенью 1962-го Смехова приняли в московский Театр драмы и комедии. Тогда главным режиссером здесь был Александр Плотников. Через 2 года театр был реорганизован и стал известен как Театр на Таганке. На смену Плотникову пришел Юрий Любимов, сумевший за несколько лет прославить свое детище.

Вениамин Смехов в театре

В Театре на Таганке Вениамин Борисович Смехов трудился 21 год. За этот период артист сыграл свыше 30-ти ролей. Но в 1985 году актер покинул стены театра вместе с Леонидом Филатовым. Этот демарш был связан с изгнанием Любимова из СССР. Смехов устроился в «Современник», на сцене которого появлялся на протяжении 2 лет. Вернуться в Театр на Таганке он смог в 1987 году и радовал зрителей своим появлением в спектаклях на протяжении 11 лет. 

Трудовая книжка Вениамина Борисовича и сегодня находится здесь, хотя артист нечасто выходит на эту сцену. Дело в том, что Смехов, начиная с 1990 года, начал свою режиссерскую карьеру. Он ставит драматические постановки, телевизионные спектакли и оперы не только в России, но и в Израиле, Чехии, Германии и Франции. Некоторое время мастер преподавал в университетах Америки. Приезжая на родину, Вениамин Смехов выходил в качестве актера на сцену родного Театра на Таганке. Но делал это лишь в двух постановках – «Мастер и Маргарита» и «Дом на набережной».

Вениамин Смехов на сцене театра

Сейчас Вениамин Борисович живет в столице. Он много гастролирует, появляется на сцене в спектаклях и на творческих вечерах. А еще он ведет несколько программ на ТВ. Кроме кинематографа и театра, артист и режиссер Смехов известен как писатель и поэт. Вышло несколько его книг. Это поэзия, проза и мемуары. Лишь на склоне лет артист реализовал мечту родителей увидеть его литератором и журналистом. Первая книга Смехова вышла в 1986 году. Среди его произведений есть мемуары о Владимире Высоцком, с которым Вениамин Борисович работал и дружил.

Фильмы

Кинематографическая биография Вениамина Смехова началась в 1968 году. Он сыграл барона Краузе в картине «Служили два товарища». Это лента о гражданской войне 1920 года, когда войска Врангеля были заблокированы в Крыму, и Красная армия готовилась к решающему наступлению.

Вениамин Смехов в фильме «Смок и Малыш»

В 1976 году Вениамин Смехов появился в детской ленте «Смок и Малыш», где сыграл Смока. Но всесоюзная известность и невероятная популярность пришли к Смехову не с этой лентой, а с другой, вышедшей в 1978-ом под названием «Д’Артаньян и три мушкетера». Образ таинственного и романтичного Атоса настолько пленил сердца зрительниц СССР, что артисту не давали прохода поклонницы, завалившие его письмами. К роли Атоса Вениамин Борисович вернулся в 1992 году, снявшись в продолжении под названием «Мушкетеры 20 лет спустя». Этот фильм, как и прежний, снят Георгием Юнгвальд-Хилькевичем с тем же звездным составом.

Актер появлялся в кино еще много раз, но успех, подобный тому, который пришел после «Д’Артаньяна и трех мушкетеров», повторить не удалось. Хотя критики отмечают среди работ Смехова несколько удачных картин, лучшие из которых «Мастер и Маргарит», где Вениамин Борисович сыграл доктора Стравинского, «Ловушка для одинокого мужчины» (кюре Максимен), «Али-Баба и сорок разбойников» (Мустафа).

Вениамин Смехов в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера»

Затем популярным фильмом, в котором появился Вениамин Смехов, стала драматическая 8-серийная лента по произведению Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы». Это мини-сериал о талантливом художнике, умевшем подделывать полотна известных мастеров.

В 2010 году Вениамин Смехов получил роль телеведущего в историко-детективном проекте «Дело темное» на канале «НТВ». Передача базируется на идее того, что громкие преступления прошлого века – покушения, политические убийства и даже сомнительные самоубийства – полны допущений и белых пятен, а официальная информация не раз редактировалась в угоду власти, но даже в таком виде не доходила до массовой публики. Вениамин Смехов с помощью экспертов и приемов тщательной реконструкции событий старается докопаться до истины.

Личная жизнь

Впервые актер женился в довольно раннем возрасте, когда ему было немногим за 20. Со своей будущей супругой Аллой Вениамин Смехов познакомился, когда был студентом 3-го курса Щукинского театрального. Алла училась в пищевом институте, но по специальности не работала, став редактором радио. В этом браке у артиста родилось две дочери: Елена появилась в 1963 году, Алика – в 1968-ом. Обе дочери – творческие личности, как и родители. Елена Смехова – писательница. Алика Смехова – актриса и певица. Дочери подарили отцу троих внуков.

Вениамин Смехов с дочерью Аликой Смеховой

Личная жизнь Вениамина Смехова изменилась в 1980 году. Тогда артист женился во второй раз. Жена актера – киновед Галина Аксенова. Супруга - кандидат искусствоведения и доцент Школы-студии МХАТ. Этому браку уже более 30-ти лет.

Вениамин Смехов с супругой Галиной Аксеновой

Вениамин Смехов известен и как литератор. Актер издал два десятка книг, из которых часть составляют автобиографические работы о съемках в знаменитых фильмах Смехова и воспоминания о коллегах-актерах, а другую – сборники стихов авторства артиста.

Вениамин Смехов сейчас

На сегодня последний фильм Вениамина Смехова – фантастическая антиутопия «Мафия: Игра на выживание», вышедшая на экраны первого января 2016 года. В фильме Смехов исполнил роль Луки Сергеевича. Картина основана на популярной игре «Мафия», которая в мрачном будущем из забавы на вечеринках превратилась в популярное смертельное телешоу с баснословным выигрышем.

Вениамин Смехов в фильме «Мафия: Игра на выживание»

Помимо съемок в кино актер задействован в театрализованных проектах, посвященных произведениям знаменитых писателей. В 2015 году Смехов участвовал в онлайн-чтениях произведений Чехова «Чехов жив» и Толстого «Война и мир. Читаем роман», в 2016 году актер стал участником Google-чтений романа Булгакова «Мастер и Маргарита. Я там был».

Также в 2016 году актер появился в постановке Диденко «Пастернак. Сестра моя — жизнь» на сцене «Гоголь-центра» и телеспектакле «Возмутитель спокойствия».

Кроме того, Вениамин Смехов продолжает работать вне кадра. Как сценарист и режиссер, Смехов выпустил в этом году два фильма: «Единица хранения. Фильм 1-й. Александр Довженко и Юлия Солнцева» и «Единица хранения. Фильм 2-й. Элем Климов и Лариса Шепитько».

В июле 2017 года Вениамин Смехов вместе с дочерью Аликой Смеховой стали гостями кулинарной телепередачи «Смак». В компании телеведущего Ивана Урганта артисты поделились тремя простыми рецептами: летнего овощного супа, пюре из корня сельдерея и котлет из индейки.

Фильмография

  • 1968 - «Служили два товарища»
  • 1976 - «Смок и Малыш»
  • 1979 - «Д’Артаньян и три мушкетера»
  • 1979 - «В моей смерти прошу винить Клаву К.»
  • 1983 - «Сказка странствий»
  • 1988 - «Щенок»
  • 1990 - «Ловушка для одинокого мужчины»
  • 1992 - «Мушкетеры двадцать лет спустя»
  • 1993 - «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя»
  • 2008 - «Прилетит вдруг волшебник»
  • 2008 - «Монте-Кристо»
  • 2009 - «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини»
  • 2011 - «Фурцева»
  • 2016 - «Мафия: Игра на выживание»
Page 2

Джулия Тейлор

Порноактриса

24smi.org

Почему Вениамин Смехов отказался от звания «Народный артист России»

Вениамин Смехов написал с десяток книг и сценариев, снял несколько документальных фильмов и поставил множество телеспектаклей, сыграл яркие, запоминающиеся роли в фильмах, которые стали классикой советского кино. «Я люблю кино» предлагает пройтись по основным вехам биографии актёра и узнать, почему он не стал народным артистом.

Ставьте лайк и подписывайтесь на канал «Я люблю кино» в Яндекс Дзене, чтобы не пропускать наши новые публикации.

Застенчивый актёр

Смехов появился на свет 10 августа 1940 года в интеллигентной еврейской семье. Его мать работала заведующей отделением в московской поликлинике, отец был профессором, доктором экономических наук. Несмотря на заслуги и учёные степени, с началом войны отец будущего актёра, Борис Моисеевич, пошёл воевать. Вениамин увидел папу только в 1945 году, после победы.

Вениамин Смехов в детстве. Фото: Instagram /ussrretro

С младших классов Смехов проявлял интерес к профессии актёра, посещал драмкружок. После окончания школы Вениамин по совету своего дяди, художника-иллюстратора Льва Смехова, пошёл в Щукинское училище, на курс Владимира Этуша. На втором курсе он был отчислен по причине излишней застенчивости и переведён в статус вольнослушателя, однако спустя год Этуш восстановил сумевшего раскрепоститься Смехова и поставил ему отличную оценку по предмету «актёрское мастерство».

Вениамин Смехов. Фото: Instagram /Smehov_Concert

После окончания училища молодой актёр был распределён в театр города Куйбышев, однако спустя полтора года вернулся в столицу. В Москве Смехов долго не мог найти работу и даже подумывал о смене профессии, но в 1962 году был принят в Театр драмы и комедии, ныне известный как Театр на Таганке.

Эта публикация подготовлена в сотрудничестве с Anews.

Арамис или Атос?

Вениамин дебютировал на большом экране в 1968 году, сыграв барона Краузе в культовой военной драме «Служили два товарища».

Вениамин Смехов (справа) в фильме «Служили два товарища». Кадр из фильма

Первую в своей жизни главную роль Смехов сыграл семь лет спустя. Он воплотил на экране золотоискателя Смока Беллью в приключенческом мини-сериале «Смок и Малыш».

Вениамин Смехов в сериале «Смок и Малыш». Кадр из сериала

Вениамин Борисович прославился на весь Советский Союз, сыграв Атоса в музыкальном фильме Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Д'Артаньян и три мушкетёра». Вокальные партии за Смехова исполнял Владимир Ферапонтов. Лиричный романтик Атос очаровал советских девушек едва ли не сильнее, чем удалой д'Артаньян Михаила Боярского, и у Смехова отбоя не было от поклонниц.

Вениамин Смехов в фильме «Д'Артаньян и три мушкетёра». Кадр из фильма

Иронично, что за несколько лет до этого Вениамин сыграл в фильме-спектакле «Двадцать лет спустя» другого члена легендарной четвёрки, мушкетёра Арамиса. В той постановке роль Атоса досталась Олегу Стриженову, а д'Артаньяна воплотил на экране молодой Армен Джигарханян.

Армен Джигарханян, Олег Стриженов и Вениамин Смехов в фильме-спектакле «Двадцать лет спустя». Кадр из фильма

Вениамин Борисович снялся во всех продолжениях истории мушкетёров (даже в той ужасной поделке, которая увидела свет в 2009 году),

Вениамин Смехов в фильме «Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя». Кадр из фильма

но запомнился любителям кино не только как Атос. Были в его карьере и другие яркие роли, например Мустафа в фильме-спектакле «Али-Баба и сорок разбойников»

Вениамин Смехов в фильме-спектакле «Али-Баба и сорок разбойников». Кадр из фильма

или Дон Кихот в «Сказке странствий».

Вениамин Смехов в фильме «Сказке странствий». Кадр из фильма

В новом тысячелетии Смехов, как и многие актёры, снимался в сериалах. Его можно было видеть в биографической ретродраме «Фурцева» и мелодраме «Найти мужа в большом городе».

Вениамин Смехов в сериале «Фурцева». Кадр из сериала

Последний раз Вениамин Борисович появлялся на больших экранах в 2015 году в провальном фантастическом боевике Сарика Андреасяна «Мафия. Игра на выживание».

Вениамин Смехов в фильме «Мафия. Игра на выживание». Кадр из фильма

Личная жизнь

Ещё будучи на третьем курсе Щукинского училища, Вениамин познакомился со своей будущей супругой Аллой, которая в то время была студенткой института питания. Они встречались два года, прежде чем пожениться, но после окончания учёбы Смехов был вынужден покинуть Москву и поехать по распределению в Куйбышев, а его молодая жена осталась доучиваться. При этом в конечном итоге Алла не пошла работать по специальности, став редактором на радио.

Вениамин Смехов с женой Аллой. Фото: vk.com /club10693476

Первая жена подарила Смехову двух дочерей. Старшая, Елена, стала писательницей,

Елена Смехова. Фото: Википедия

а младшая, Алика, выбрала для себя карьеру певицы и актрисы.

Вениамин Смехов с дочерью Аликой. Фото: Instagram

Прожив в браке с Аллой 18 лет, Вениамин Борисович неожиданно для себя встретил киноведа Галину Аксёнову, полностью его очаровавшую. Некоторое время Смехов встречался с девушкой, которая была младше его на 19 лет, тайно, но в конечном итоге с тяжёлым сердцем подал на развод. Актёр не сразу принял это решение: он долго медлил, советовался с дочерьми.

Галина Аксёнова. Фото: Instagram

В 1980 году Смехов женился на Галине Аксёновой. Они остаются вместе на протяжении почти 40 лет, но детей этот брак не принёс. Зато дочери от первого брака осчастливили Вениамина Борисовича тремя внуками.

Галина Аксёнова и Вениамин Смехов. Фото: Instagram

Не народный артист

В 2010 году по случаю юбилея Смехов должен был быть представлен к званию народного артиста Российской Федерации, однако в СМИ прошла информация о том, что актёр отказался от этого звания.

— Сегодня всё можно купить. А мне это не ценно, — объяснял Вениамин Борисович «Комсомольской правде». — Не надо мне. Экклезиаст замечательно сказал: доброе имя дороже звонкой масти.

Актёр напомнил о том, как вместе с Леонидом Филатовым ушёл из Театра на Таганке после того, как театральный режиссёр Юрий Любимов был лишён гражданства СССР, и подчеркнул, что Михаил Ульянов и Кирилл Лавров в своё время решили отказаться от «советских цацек» и перестали подписываться званием народного артиста.

Вениамин Смехов. Фото: Instagram /retro_fm

Впрочем, в 2016 году в интервью ИА «Галерея Чижова» Вениамин Борисович пояснил, что от звания он всё-таки не отказывался, поскольку ему это звание и не предлагали.

— Нам, [тогда ещё] молодым, должны были дать звания. Представили к ним четырех-пятерых человек. Потом отобрали, потому что мы были рядом с режиссером Юрием Любимовым, а он тогда не угодил и попал в опалу. Затем снова хотели дать. А сейчас настало время, когда и не надо. Ведь, если придет человек, которого вы не знаете, с заявлением: «Я – Народный артист Голопупкин», вы вряд ли начнете к нему хорошо относиться, — сказал Смехов. — Поэтому, когда люди с высокой высоты намекнули, причем не мне, а моей жене Галочке, что надо бы, она честно сказала: «Он с вами разговаривать не будет».

По вопросам рекламы: [email protected]

zen.yandex.ru

Вениамин Борисович Смехов

Этому актеру достаточно было сыграть одну единственную роль – графа де Ла Фер, чтобы завоевать сердца миллионов поклонниц. Его Атос сводил с ума, в него была влюблена вся женская половина населения Союза. У актера Вениамина Смехова такие же черты, как и у его героя – красота, загадочность, учтивость и врожденная деликатность. Он всегда говорит не громко, но в его голосе отчетливо слышна внутренняя сила.

Вениамин Смехов сыграл много ролей на сцене театра и в кино, но самой знаменитой его работой стала картина «Д”Артаньян и три мушкетера», в которой ему довелось сыграть самого романтичного персонажа – Атоса.

Родился Вениамин Смехов 10.08.1940 года в Москве. Он выходец из семьи интеллигентных евреев. Веня был единственным сыном у родителей. Его папа Борис Смехов был профессором и доктором экономических наук.

Фото: Вениамин Смехов в детстве

Мама Мария Шварцбург была врачом-терапевтом и завотделением в поликлинике. Дед по материнской линии был награжден орденом Красной Звезды и в свое время возглавлял военный госпиталь. Родня отца была очень творческой – его двоюродные братья трудились художниками и занимались иллюстрацией книг.

Со своим отцом Веня познакомился только в 1945-м, когда тот после Победы вернулся домой.

В 1947-м мальчик пошел в школу, где стал очень прилежным учеником. Еще в начальных классах Вениамин начал заниматься в драматическом кружке при Дворце пионеров. Его очень увлекло новое занятие, и мальчик с удовольствием бегает на все репетиции. Курировал эти занятия ни кто иной, как сам Ролан Быков.

В 1957 году Смехов заканчивает школу и решает, чем ему заниматься в жизни. Его дядя, знаменитый художник Лев Смехов, посоветовал парню попробовать свои силы в театральном вузе. Совет оказался кстати, и в том же году Вениамин с первой попытки поступил в знаменитую «Щуку». Ему посчастливилось попасть к прославленному Владимиру Этушу. Прошел год, и студент Смехов был отчислен из родного вуза. Он стал вольным слушателем второго курса, причем на испытательном сроке. Причина такого решения деканата крылась в сильной стеснительности парня, который начинал робеть, как только оказывался на сцене. Но прошел год, и Вениамин сумел исправить это досадное недоразумение — он снова студент и причем один из самых любимых у преподавателя.

Студенческие годы остались позади, и в 1961 году, с новеньким дипломом вуза, начинающий актер оказывается в драматическом театре в городе Куйбышев, куда его направили после института.

В творческой биографии Вениамина Смехова сразу был театр. Дебютом были дипломные постановки, в которых он сыграл во время учебы. В Куйбышевском театре актер был задействован в шести спектаклях. Эта сцена не стала родной для Смехова, прошло всего полтора года и молодой актер уезжает в Москву.

Вернулся и остался без работы. Поиски места службы заняли некоторое время, причем актер уже стал задумываться о том, не сменить ли ему род деятельности. Но в 1962 году он получает приглашение от А.Плотникова и оказывается в московском Театре драмы и комедии. Прошло два года, в театре произошла реорганизация, сменилось руководство и название. Руководителем театра стал Юрий Любимов, а сам театр стал называться Театром на Таганке. Прошло совсем немного времени и театр стал прославленным.

Фото: Вениамин Смехов в театре

Этому театру актер Смехов отдал двадцать один год. Он был в основной труппе, участвовал почти во всех постановках, перевоплотился в тридцать персонажей. Он ушел из любимого театра в 1985-м, вместе с одним из коллег по цеху – Леонидом Филатовым. Причиной послужило изгнание Ю.Любимова из Советского Союза.

Смехов начинает трудиться в «Современнике», сцене которого отдал два года своей биографии. В 1987-м он снова появляется в Театре на Таганке и целых одиннадцать лет выходит на его сцену.

В последнее время актера почти не видно на сцене, но это не значит, что он покинул театр. С 1990 года он стал пробовать себя в режиссуре. Он начинает ставить драмы, телеспектакли и даже оперы. Причем география его творчества не ограничивается Россией. Он ездил в Израиль, Германию, Францию, Чехию. Даже был преподавателем в университете США. На сцене родного театра он показывается совсем редко, только когда идут спектакли «Мастер и Маргарита» и «Дом на набережной».

В настоящее время Вениамин Смехов проживает в Москве. У него много гастролей, спектаклей и творческих встреч. Он ведущий телевизионных программ. С годами проявился еще один талант Смехова – писательский, о котором так мечтали его родители. Вениамин пишет прозу, поэзию, мемуары, стал автором нескольких книг. Свою первую книгу он издал еще в 1986-м. В его мемуарах есть воспоминание о Владимире Высоцком – его коллеге и близком друге.

Дебютной работой в кино стала картина «Служили два товарища», которая вышла в 1968-м. Его герой – барон Краузе, сюжет картины о временах гражданской войны, об окружении врангелевской армии в Крыму и действиях Красной Армии.

Фото: Вениамин Смехов в фильме «Д”Артаньян и три мушкетера»

В 1976 году Смехова пригласили на съемки детского фильма «Смок и Малыш», где ему досталась роль Смока. А вот всесоюзную славу и любовь зрителей актер почувствовал в 1978 году, после того, как на экраны страны советов вышла картина «Д”Артаньян и три мушкетера». Его Атос был таинственным и интригующим, поэтому пришелся по душе всем зрителям, а особенно женщинам. У актера появилась просто огромная масса поклонниц, которые не оставляли его в покое, писали письма и телеграммы.

В образе Атоса Смехов снялся еще раз, в 1992-м, когда было принято решение выпустить продолжение нашумевшего фильма. Фильм назвали «Мушкетеры 20 лет спустя». Режиссером был тот же Г.Юнгвальд-Хилькевич, актерский состав остался неизменным.

После этого было еще много работ в кино, но ни одна из них не могла сравниться по популярности с «Д”Артаньяном и тремя мушкетерами».

Тепло принял зритель и картину «Белая голубка Кордовы», снятой на основе произведения Д.Рубиной. Лента была восьмисерийной и рассказывала о мастерстве талантливого художника, который очень точно копировал картины прославленных мастеров.

В 2010-м Смехову предложили работу ведущим на телевидении. Его проектом стала передача «Дело темное», запущенная каналом «НТВ». Все сходятся во мнении, что любое расследование содержит белые пятна, а передача пытается помочь найти истину.

Личную жизнь актера Вениамина Смехова никак не назовешь простой. Женился он достаточно рано, еще будучи 20-ти летним студентом. Девушку звали Алла и она была студенткой пищевого института. После окончания она не пошла работать по своей специальности, и устроилась редактором на радио. У них родились две замечательные дочурки – Елена в 1963-м и Алла(Алика) в 1968-м. Девочки не разочаровали своих родителей и выросли творческими личностями. Елена стала писательницей, а Алика актрисой и певицей. У старшей есть сын Леонид, у младшей два сына – Артем и Макар.

Фото: Вениамин Смехов с женой

Перемены в личной жизни актера Смехова случились в 1980-м. Он развелся с первой женой и женился на Галине Аксеновой, с которой счастлив вот уже тридцать лет. Галина тоже имеет отношение к искусству и ученую степень кандидата искусствоведения.

В январе 2016 года на экраны вышел фильм с участием Вениамина Смехова, который назывался «Мафия: Игра на выживание». Актер перевоплотился в Луку Сергеевича. В основу фильма легла известная игра «Мафия», которая из безобидной забавы превратилась в шоу со смертями и большими выигрышами.

Кроме кинематографа, Смехов посещает театрализованные проекты, на которых читают произведения классиков.

В 2016 году актер вышел на сцену «Гоголь-театра» в спектакле «Пастернак. Сестра моя-жизнь».

Продолжает Вениамин Смехов и свою режиссерскую деятельность, а также не отказывается от участия в различных шоу на телевидении. В 2017 году актер и его младшая дочь Алика стали участниками программы «Смак», которую ведет Иван Ургант.

  • 1968 — Служили два товарища
  • 1979 — Д’Артаньян и три мушкетёра
  • 1988 — Щенок
  • 1991 — Дура
  • 1993 — Завтрак с видом на Эльбрус
  • 2011 — Контригра
  • 2014 — Спираль
  • 2016 — Мафия: Игра на выживание

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

biographe.ru

Вениамин Смехов биография, фото, личная жизнь и его жена 2019

Вениамин Смехов – талантливый актёр, режиссёр и телеведущий. Зрители более всего любят его за роль Атоса в фильме о трёх мушкетёрах. Смехов долгие годы являлся одним из ведущих актёров театра на Таганке, а также смог проявить себя и как сценарист, и как режиссёр. Вениамин Смехов родился в Москве. Ему был всего год, когда вместе с мамой на два года он уехал в Кировскую область в эвакуацию. В 1943-ем мать с маленьким Вениамином вернулась в Москву, так как ей надо было продолжать учёбу в медицинском институте. Мальчика же она была вынуждена отдать в детский сад, где он находился шесть дней в неделю. Смехов впервые увидел отца, когда тот в 1945-ом году вернулся с войны. Отец Вениамина Смехова – профессор экономических наук. Мать всю жизнь работала врачом терапевтом. Детство Вениамина прошло на Второй Мещанской улице. Воспитывался он, глядя на пример родителей, которые работали по двадцать пять часов в сутки, для которых на первом месте стояло не слово, а дело. В раннем детстве Вениамин в мечтах видел себя шофёром. Научившись писать, он начал сочинять романы, а потом и стихи. Мальчик рос настоящим комсомольцем, пропитанным советской идеологией, что в те годы было вполне естественно и правильно. В Дзержинском районе столице при Дворце пионеров был драматический кружок, который посещал будущий актёр. Ему довелось играть Евгения Онегина, участвовать в «капустниках», читать стихи. Его неудержимо влекла сцена, так как быть раскрепощённым и безрассудным он мог только в театре. Когда пришло время поступать в институт, он выбрал МХАТ и Щукинское училище. Поступив сразу в два ВУЗа, Смехов решил остаться в училище имени Щукина. Надо отметить, что родители Вениамина настаивали на том, чтобы их сын поступал на журналистику или в литературный институт. Смехов же решения не изменил.

В училище он попал на курс молодого мастера Владимира Этуша. Из-за чрезвычайной застенчивости и закрытости Вениамина, Этуш настаивал на его отчислении. Смехова перевели вольнослушателем на второй курс. Чтобы остаться в училище, ему пришлось научиться подавлять природную стеснительность. В апреле 1959-го года студента всё же восстановили на курсе, более того, Этуш поставил ему по актёрскому мастерству пятёрку.

Дипломными спектаклями Смехова были «Горячее сердце» и «Мещанин во дворянстве». Успешно окончивший театральное училище студент был зачислен в Куйбышевский театр драмы.

В Куйбышеве Смехов проработал два года. Он успел принять участие в шести спектаклях. Кроме того, актёра сняли в телеспектакле «Старый повар».

Вернувшись в столицу, Вениамин долго не мог найти работу, из-за чего стал подумывать о смене профессии. Вскоре его приняли в театр драмы и комедии, руководителем которого в то время был А. К. Плотников. Там актёр сыграл в пяти постановках. В 1964-ом году театр был официально переименован. Зрители называли его «Театром на Таганке». Сменился и художественный руководитель, им стал Юрий Любимов. В обновлённом театре актёр проработал двадцать один год. За это время Смехов сыграл порядка тридцати ролей.

На протяжении двух лет, после ухода Любимова из театра, Смехов играл в театре «Современник». Далее он вновь вернулся в «Театр на Таганке», где по сей день лежит его трудовая книжка. Смехов сыграл немало ролей в кино. Первая картина с его участием вышла в 1968-ом году. Это «Служили два товарища», где начинающий киноартист снялся в роли Барона Краузе. В 1976-ом Смехов сыграл Смока в фильме «Смок и Малыш», а так же принял участие в работе над картиной «Середина жизни». Популярным киноактёром Смехова сделал фильм о трёх мушкетёрах, где ему досталась роль Атоса. Он играл своего героя во всех продолжениях, снятых гораздо позже.

Актёр так же сыграл доктора Стравинского в «Мастере и Маргарите», кюре Максимена в «Ловушке для одинокого мужчины», Мустафу в картине «Али-Баба и сорок разбойников».

Вениамин Смехов известен и как режиссёр. Заниматься режиссурой он начал ещё во времена работы в «Театре на Таганке», когда им руководил Любимов. Дебютной работой Смехова в качестве режиссёра стал фильм-спектакль «Фредерик Моро». Так же его режиссёрскими работами являются «Лекарь поневоле», «Джентльмены из Конгресса» и «Сорочинская ярмарка».

Смеховым поставлено порядка пятнадцати телеспектаклей и несколько диско-спектаклей, вышедших на фирме «Мелодия». В качестве режиссёра им поставлено несколько спектаклей заграницей – в Америке, Израиле, Чехии, Франции, Германии.

Литература занимает особое место в творческой карьере Смехова. Он пишет прозу. Его статьи на театральную тему публиковались в журналах и газетах. В 1986-ом году вышла первая книга Вениамина Смехова, её название – «В один прекрасный день». Им написана книга о Высоцком «Живой и только», а так же следующие произведения: «Когда я был Атосом…», «Скрипка мастера», «Театр моей памяти» и др. За свою работу в области литературы Смехов неоднократно был отмечен наградами. Первой женой Смехова стала девушка по имени Алла. Он познакомился с ней, будучи третьекурсником. Она в то время училась в пищевом институте. В браке родились две дочери – Алика и Елена. Елена окончила институт культуры и посвятила себя занятию книжным делом, Алика же стала известной актрисой и певицей.

В 1980-ом году Смехов женился на Галине Аксёновой, журналистке. Вместе они более тридцати лет. Этот брак актёр считает счастливым.

Редакция УзнайВсё.ру

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

  • 5.9

    Возвращение мушкетеров

    Vozvraschenie mushketerov

    Роль: Атос

    приключения

    Россия

    2009

  • 6.6

    Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя

    Tayna korolevy Anny, ili Mushketery tridcat let spustya

    Роль: Атос

    приключения

    Россия

    1993

  • 5.9

    Мушкетеры двадцать лет спустя

    Mushketery dvadcat let spustya

    Роль: Атос

    приключения

    Россия

    1992

  • 6.5

    Д`Артаньян и три мушкетера

    D`Artanyan i tri mushketera

    Роль: Атос

    приключения

    СССР

    1979

  • 7.1

    Служили два товарища

    Sluzhili dva tovarischa

    Роль: барон Краузе

    драма

    СССР

    1968

Поделитесь с друзьями и получите подарок

uznayvse.ru

Вениамин Смехов (Veniamin Smekhov): фильмография, фото, биография. Актер.

Смехов родился 10 августа 1940 года в Москве. Матерью будущего актера была врач-терапевт Мария Львовна, а отцом – известный профессор и доктор экономических наук Борис Моисеевич Смехов. Ранние годы Вениамина пришлись на время Великой Отечественной войны. Его молодая мать к началу военных действий успела окончить только два курса в медицинском институте. Она была эвакуирована в Казань, где мгновенно приступила к настоящей медицинской практике: лечила раненых. Вместе с собой в эвакуацию Мария взяла годовалого Вениамина, пожилых бабушку и дедушку. Одновременно с этим глава семьи счел своим долгом, невзирая на имеющуюся бронь, оставить тыл и отправиться на фронт.

Вскоре Борис был приглашен к решению стратегических вопросов – изучению экономической ситуации и снабжением армии. В 1943 году вместе с мамой Вениамин вернулся в столицу. Мария продолжила обучение в медицинском институте, а мальчик пошел в детский сад. После окончания войны из Берлина вернулся отец, и счастливая семья воссоединилась. Борис вновь занялся работой в Доме правительства, где занял значимую должность в Госплане. Несмотря на этот статус главы семьи, семья Смеховых долгое время жила в коммунальной квартире, находившейся в бывших аудиториях здания Плановой академии. В детстве Вениамин проявлял интерес к актерской профессии. В период с 1947 по 1957 годы мальчик учился в средней школе в Пальчиковом переулке и одновременно посещал драматический кружок при Дворце пионеров, одним из руководителей которого был Ролан Быков. Сразу после окончания школы Смехов поступил в Театральное училище имени Бориса Щукина и стал студентом курса Владимира Этуша. Родители воспринимали стремление сына к актерской карьере с некоторым предубеждением. С их точки зрения, эта профессия была не достаточно надежна и зависела в большей степени от успеха, но это не остановило Вениамина.

Во время учебы на третьем курсе Смехов встретил свою первую жену. Его избранницей стала Алла, студентка пищевого института. Молодые люди поженились спустя два года после знакомства. Вскоре в семье родились две девочки – старшая Елена и младшая Алика, которая впоследствии пошла по стопам отца, выбрав актерскую профессию. Сразу после окончания института Вениамин решил оставить столицу и родной дом и начать карьеру в чужом городе. Его выбор пал на Куйбышев. Вопреки ожиданиям молодого человека, режиссер местного театра не стремился предлагать Смехову интересных ролей. Уже через год актер заскучал и вернулся в Москву. Разочарование следовало за Вениамином по пятам. Долгое время он не мог найти работу и в родной столице. Смехова начали посещать мысли о смене профессии и защите диссертации в Институте мировой литературы.

В качестве последней попытки Вениамин обратился в Театр драмы и комедии на Таганке. Кандидатуру Смехова одобрил тогдашний руководитель театра – Александр Плотников. Тогда никто не предполагал, что Таганка станет для актера его вторым домом на многие годы. Кинематографический дебют Смехова состоялся в 1968 году в военной драме Евгения Карелова «Служили два товарища», главные роли в которой исполнили Олег Янковский и Ролан Быков. На протяжении своей кинокарьеры Вениамин исполнил более тридцати ролей, самой яркой из которых стала роль королевского мушкетера Атоса в экранизации романа Александра Дюма-отца «Три мушкетера».

www.ivi.ru

Вениамин Смехов о себе, о евреях и еврействе

Герой кинофильма «Д’Артаньян и три мушкетёра». Атос– королевский мушкетёр, старший среди друзей д’Артаньяна и, безусловно, самый мудрый из них. Актеры Игорь Старыгин (Арамис), Валентин Смирнитский (Портос), Вениамин Смехов (Атос) и Михаил Боярский (Д’Артаньян) (слева направо) на съемочной площадке картины режиссера Георгия Юнгвальда-Хилькевича «Возвращение мушкетеров». Фото — «Планета Информ».

Вениамин Смехов о себе, о евреях и еврействе.

Всю жизнь я уверенно врал, что живу без комплексов. Нету никаких комплексов: я сильный, независимый, высокий, здоровый, я нравлюсь людям, и я ни разу не слышал призывов бить меня, чтобы спасать Россию… На эту же милую тему помню свой собственный крик-скандал, который поднял на бывшую жену 21 год назад… Собрали в школе родителей: дочь шла в первый класс, и вот учитель-старичок просит заполнять анкеты… Ясно даже младенцу, что советский народ завтра откажется строить свой любимый коммунизм, если я сегодня откажусь назвать национальность моего ребенка. Скандал я поднял из-за жены. Она требовала писать “русская”, хотя наши родители, кроме ее мамы, были евреи. Мне стыдно не того, что мы написали неправду. Мне стыдно сегодня, что я не настоял на своем 21 год назад, потому что я втайне радовался за дочку. Как говорили истинно верующие: “Не мы, так хоть дети детей наших”…

* Отец рассказывает… “В 1952 году, в разгар “дела врачей”, – срочное собрание в издательстве. Директор по-деловому опрашивает всех завредов: сколько у нас евреев? “Наверху” требуют отчета, вы понимаете. И я, единственный еврей из зав. редакциями, тоже киваю. Тоже понимаю. И спокойно отвечаю: 33 и 3 десятых процента евреев в моей редакции. А представь себе, что я, как честный человек, стал бы кричать, возмущаться, вышел бы из партии, вышел бы из себя – глупо, самоубийство! Что было делать?.. ” Что было делать…

* Мы все, повязаны особым видом независимости: мы не зависим от культуры. А чем выше забрался – тем больше независимости. А если уж начальник – скрытый еврей… пиши пропало. В киностудии “Экран”, где делали телефильмы, все сотни, тысячи работников знали, что главный редактор – скрытый еврей. Фамилия вроде на “ин” кончается, но с этого все и начинается… Вдвойне подхалим перед высшими чинами, вдвойне суров со своими, вдвойне хитер и осторожен, а уж как бдителен в национальном вопросе – это я и на своей шкуре познал. Режиссеры жаловались по секрету: лопнул наш роман, не дают мне тебя на главную роль, говорят, главный запретил… ты меня не выдавай, но это не мы зарубили твое участие в фильме (то есть не киногруппы в Москве, в Киеве, в Молдове, в Свердловске) это он, главный… но если ты меня выдать – сам знаешь, что мне будет… Вдвойне советским был А. Чаковский – особенно когда его газета “Литературка” выступала против мифологического “сионизма” или утопической “израильской агрессии”. Прелестный анекдот был на тему лицемерия евреев-начальников. Валентин Зорин как-то в Вашингтоне, отдыхая от гневных трудов по разоблачению дяди Сэма, беседует с большим человеком – Генри Киссинджером. Слово за слово, заговорили о национальном вопросе в СССР. “А вы кто по национальности?” – спрашивает Киссинджер у Зорина. “Я – русский. А вы?” – “А я – американский”, – ответил нескрытный госсекретарь. … Была зима застойного времени. Где-то 75 – 77-й год, допустим. В Переделкине – огромные белые сугробы. Мы гуляем по узкой тропинке. Андрей Вознесенский полушутя перечисляет великих поэтов XX века и подводит весело итог: мол, из настоящих гениев России чистокровных осталось только двое я и Володя Высоцкий. Тут он услышал мое возражение (“огорчу тебя, Андрей, – ты в полном одиночестве”) и от изумления упал в сугроб. Я рассказал тогда же этот анекдот Высоцкому, он не засмеялся, только улыбнулся… Но всерьез выразился абсолютно согласно и с моим тогдашним правилом: я не могу себя считать никем другим, я только русский – по языку, по чувствам, по работе, по мыслям и по всему. Если бы мы жили в нормальной стране, а не в “стране рабов, стране господ”, вопрос этот считался бы идиотским или сволочным: “Кто вы по национальности?”…

* Я искренне, до глубины души ощущал себя до недавнего времени русским (а если и евреем, то примерно настолько же, насколько и татарином, армянином, цыганом). Но вот мой приятель физик Саша Филиппов из-за своих смуглых черт лица и из-за повышенной нервозности строителей коммунизма в Обнинске был кем-то назван евреем. И Саша, зависимый от культуры человек, устыдился отрицать заведомую неправду. “Да, я еврей. А что?” И Виктор Некрасов, истинно русский интеллигент, не отрицал, когда его “обвиняли” в еврействе. “Зачем, Виктор Платонович, – спросил я еще в Киеве в 1971 году, – ведь это неправда?” (По известной традиции диаспоры, я втайне льстил себя надеждой прибавить к “нашему полку” еще одного великого человека.) “А при чем здесь, скажи мне, правда или неправда, если я еврей для них за мою речь у Бабьего Яра? Если они евреем называют любого, кто против них? Любого, кто на них не похож?” И Виктор Платонович был тысячу раз прав, ибо когда антисемитизм вылез из подтекста в речи наших самодеятельных фашистов, там сразу зазвенели имена приговоренных к еврейству Сахарова, Лихачева, Евтушенко, Черниченко, Карякина, Старовойтовой… Видный советский антисемит С. Лапин, самодержец телевидения, удивлял “интеллигентов” своим многолетним пристрастием к режиссеру А. Эфросу. “Как это так – Лапин, и вдруг такая любовь к еврею?” Но в этой паршивой игре Эфрос для Лапина не был евреем, для него как раз Любимов, Высоцкий, Визбор, Окуджава, Галич – эти да, эти евреи, “невзирая на лица”… Георгий Товстоногов отлично знал, по каким случаям он был для них “евреем”, а по каким – “русским”. И Олег Ефремов знал, за что и когда впадал в “еврейство”, а за что – подымался до “высокого” звания “свой”… Мой друг, художник, в тяжкие дни таганской сумятицы, выразил свое потрясение А. В. Эфросом особым образом: “Как же он мог, будучи евреем, дать себя так провести? Ведь он кинул кость антисемитам!” И я лишний раз поразился мудрости художника, когда через месяц после моей мрачной речи в день “коронации” нового главрежа мне пришло вдруг по почте письмо. Авторы письма в грязных выражениях, хотя и белым доморощенным стихом, сообщали, что я – герой ордена Георгия Победоносца, чтобы я ничего не боялся отныне, ибо Бог Руси Великой – с нами, и он поможет нам в борьбе с… жидовским поросенком… топчущим своими… словом, мерзейшая галиматья. Так сомкнулись верхний и нижний уровни. Властители партии и народа даровали, кому хотели, титулы “своих” и “чужих”, а теперь и самые низы черносотенного дна объявляли “чужого” меня – “своим”, по прихоти паршивых игрищ.

* Мне стыдно за мой стыд – называть имена дедов: Моисей Яковлевич и Лев Аронович. Я был рад услышать от коллеги коего отца, что, когда в институте, на совете, кто-то из кураторов “сверху” подчеркнуто произнес одобрение “профессору Смехову Борису Михайловивичу”, отец резко отозвался с места: “Моисеевичу!” Я помню, на закрытом обсуждении караемого спектакля “Послушайте” начальство испытывало затруднения ввиду внепрограммного присутствия на стороне обвиняемого маститых писателей В. Шкловского, С. Кирсанова, Л. Кассиля. И два ляпсуса в речах того дня. Первый. Лев Кассиль, забыв, с кем имеет дело, вместо принятого за правило условия – только хвалить, только оборонять, оставляя критику для “своего круга”, вдруг к 2000 слов в защиту спектакля прибавил два слова сожаления: мол, а вот тут бы лучше не в темных красках, а посветлее… Боже, что случилось с начальниками! Один за другим вставали и кляли, поносили премьеру – уже не от своего, а от имени “классика советской литературы”… И тут вскипела, вскочила Зина Славина, импульсивная актриса: “Эх-х!!!” И все замолкли от трагического вскрика. “Эх! – повторила Зинаида и прожгла взглядом классика. – Эх, Лев Абрамович, Лев Абрамович! А я думала, вы – Кассиль… ” На эту игру слов ответить было нечем, поэтому объявили перерыв. А второй ляпсус случился после перекура, когда, призывая себе в помощники писателей, круглая, бодрая начальница обратилась было с нежностью к Кирсанову: “Ну вот вы скажите, вас ведь так уважают советские читатели, Семен Александрович… ” Ее перебил не крик, а визг Кирсанова: “Исаакович! Исаакович я, гражданка!” И “гражданку” выбросил, подчеркнуто картавя, и сдвоенное “а” в отчестве раскатил, как учетверенное – тут и села чиновница, потеряв надежду сделать “чужого” – “своим”. Теперь мне не страшно – и молю Бога, что навсегда: теперь я могу громко сообщить, что бабушку мою звали Рахиль Яковлевна. И когда в 1949 – 1950 годах вся семья теснилась за столом у деда и все старшие переходили на шепот или на идиш, и мы с двоюродным братцем раздражались на их чересчур активные перебранки, совсем не вникая в секретные глупости взрослых, из этих времен врезается в память громкая фраза бабушки: “Господи! Дети мои, будем молиться за несчастных идн! Я не верю, чтобы после Гитлера опять такое повторилось! Будем молиться, у нас есть один, на кого надо молиться: это Сталин. Нет, он не даст нас в обиду, он услышит, что нас опять хотят уничтожить, он узнает, он накажет, другого у нас нет: он любит идн, у него Лазарь – из самых близких друзей… ” Для непонявших: это был пик “космополитизма”, то есть “борьба с инородцами”, слово “идн” (так я его слышал) – означает как раз этих инородцев: а слово Лазарь – не из Библии, а из преисподней, ибо так звали Кагановича. Каганович, Сталин, Берия, Суслов, Маленков, Жданов – все они одной национальности – бандиты, а кем по вероисповеданию были их предки, глупо и смешно брать в расчет. Впрочем, все равно берут, но не из соображений интернациональных, а исключительно – из антисемитских. “Евреи, евреи – кругом одни евреи… ”

* Комплекс аллергии к начальству, боюсь, никогда не пройдет. Жизни не хватит. А вот еврейский вопрос, кажется, получил в моей душе окончательный ответ. Признаюсь, я изжил мою болезнь – в Израиле. Я был там дважды, и этим все сказано. Пелена страха и вранья спадает сразу, как только ты восходишь к Иерусалиму. Если Бог внушил тебе разум – ничего другого не требуется. Это такой город, это такая земля. Кстати, я вот что слышал в Израиле о евреях. Эта тема никого здесь не трогает. Израильтяне говорят: это ваши проблемы – тех, кто в диаспоре. Израильских зрителей нельзя привлечь в театре ни анекдотами, ни новеллами на “проклятую” тему. Нет такого вопроса – есть прекрасная страна с тысячей собственных проблем. В том числе – как обустроить русских. Здесь называют себя как раз “по Киссинджеру”: русские, американцы, марокканцы, голландцы… в Израиле такое тепло между людьми и такая красивая игра пейзажей, храмов, пустынь и гор – я вернулся в Москву и не заметил, что меня обокрали: я остался без комплекса еврейской неполноценности. Правда, у меня взамен не возникло особого гонора или, как пишут, “чувства национальной исключительности”. У меня только укрепилась вера в то, что хороший или плохой человек, добро и зло, талант и бездарность, щедрость или жадность – все эти понятия никаким пунктам никакой анкеты не отвечают, как не имеют национальной (или географической) окраски ни жизнь, ни смерть. (Из статьи ”Комплексы мои дорогие” в «Независимой газете» ?163, 18.12.1991 – А.З.)

*****

Это очень непростой для меня вопрос. С одной стороны, меня лично это долгое время не касалось, поскольку (как мне объяснили совсем недавно) для слуха антисемитов моя фамилия звучала как-то ублажающе. С другой стороны, бьют не по паспорту, а по морде. Потому носом меня попрекали тоже. Но чего-то острого и страшного все же не было — Б-г наше семейство миловал.

Мой папа, которому 10 января будет 92 года, работал в Госплане, был ученым — экономистом и математиком. Ему. В этой связи очень и очень интересным представляется его обращение к иудаизму — он даже написал книгу «Коль нидрей» [молитва, с которой начинается Йом Кипур и которая позволяет грешникам молиться вместе с праведниками, — А.З.], само название которой во многом символизирует и объясняет его возвращение к вере отцов. А начиналось все в Гомеле — почти все Смеховы оттуда. Вокруг было религиозное еврейство и хедер, который отец посещал в раннем детстве. Потом закрутился сюжет уже советской истории, и отец оказался вписанным в заглавные строчки этого сюжета: Госплан СССР, война, возвращение с войны, должность заведующего сектором Госплана… а в это время уводят в ссылку людей даже с нашего этажа на 2-й Мещанской… И все это — еврейский вопрос. Но его все время, когда мудро, а когда наивно, старшие заглушали перед младшими.

Потом уже, когда стал постарше, стал свидетелем самостоятельных «разборок». Мой собственный характер, наверное, не шибко защищен премудростью, знанием и умом, и потому я как-то воспринимал происходящее в благополучном свете. То есть то, что я видел в театре на Таганке (казалось бы, в таком театре!) и, по идее, должно было меня ранить, будто бы и не замечалось мною. Понимал я это только задним умом. Абсолютно русская черта — быть крепким задним умом. Вот и я каким-то образом подцепил эту «бациллу». И то, что меня окружали антисемиты, понял гораздо позже. Ведь предполагалось, что это культурное заведение…

Особенность репертуара и могучий дар любимовской школы собирали людей не по национальному признаку. И любимыми друзьями театра были, в равной мере, и Карякин, и Давид Самойлов. Высоций и Окуджава тоже различий не видели. Как и мы. Антисемитизм существовал, но в неком приглушенном виде. Разумеется, я знаю кто есть кто, но почему-то на этом не зацикливаюсь. Недавно я поздравил в газете одного замечательного артиста с юбилеем. А когда на одном застолье предложил выпить за его здоровье, половина стола отказалась. Эти отказавшиеся, среди которых были и русские, сказали: «Мы знаем, что он — антисемит». А в наших с ним отношениях это никогда не сквозило… Не знаю… Еврейский вопрос — это масса слухов, обилие поворотов и буйство красок. Существует и такая огромная составляющая этой проблемы, как «еврейский антисемитизм». Но это уже тема для другой беседы. (Из выступления на творческом вечере в израильском культурном центре 2.12. 2003 – А.З.)

****

Я осознавал себя, понимал себя, когда в 47 – 48 году вся семья, все детишки собирались на еврейские праздники, и мой дед Лев Аронович Шварцберг делал вид, что не видит, как я ворую мацу. И я выпивал кагор, который использовали как вино для кидуша. Все это мое, со мной. А потом, когда слушали новости по радио, бабушка громко говорила дедушке: «Лазарь Каганович не даст нам пропасть!» Потом выяснилось, что надежды на злодея были напрасны. Я – еврей, и это пожизненно. Мое образование в области антисемитизма все время развивается. Оно не ослабевает, не останавливается. Антисемитизм – большой университет. Я хорошо знаю, что в старом кавказском анекдоте про «берегите евреев» есть большой смысл. И еще знаю, что антисемитизм может приглушать свой звук, но никогда не остынет, не иссякнет окончательно. Он бывает немодным, но забыть о нем нам не дадут. Вернут его с того света. Дадут нам его почувствовать. Один знаменитый режиссер, когда в Москву приехала израильская делегация, сказал: «Мы же с вами родные». А я ответил: «Пожалуйста, не примазывайтесь! Я – коренной еврей, вы – коренной антисемит!» Я многому научился. Оголтелый антисемитизм «половинок», наполовину евреев, – вот еще одна ступень образования, еще одна классная комната, еще один феномен… Я дважды изгой – как актер театра на Таганке и как еврей! (Из интервью на сайте Jewish.ru 30.03.2009 – А.З.)

Вениамин Смехов: Атос с Таганки Немногим довелось увидеть артиста Вениамина Смехова в роли Воланда в легендарном любимовском спектакле «Мастер и Маргарита» в театре на Таганке, несмотря на то, что Смехов выходил в этом спектакле на сцену 21 год подряд — такой фантастический был аншлаг! Зато Атоса в его исполнении в знаменитом телефильме «Д’Артаньян и три мушкетера» смотрит уже, наверное, четвертое поколение зрителей, многие из которых давно проживают вне России. Так Вениамина Смехова и называют его верные поклонники — «Атос с Таганки».

Вот уже скоро десять лет, как Вениамин Смехов «не служит» на Таганке и нечасто появляется на кино- и телеэкране — а все потому, что стал «вольным художником» и путешествует по свету с любимой женой, кино- и театроведом Галиной Аксеновой. Смехов ставит в России и за ее границами спектакли, пишет книги, преподает актерское мастерство и выступает с концертными программами перед бывшими соотечественниками: это лирика, это юмор, это воспоминания о том лучшем, что было и остается у него в жизни — о любви и о Таганке, о Высоцком и о мушкетерах. Скоро Вениамин Смехов приедет в Израиль на осенние гастроли, хотя и не подходит это слово к тому, что ждет зрителей на этих задушевных вечерах.

— Что нас ждет на встречах с вами, Вениамин Борисович?

— Я проехал с концертами много городов — в России и в Израиле, в Германии и в Америке, в Австралии и Франции, Бельгии… Род моих выступлений и камерный жанр стихотворно-прозаических композиций, новелл и парадоксов — он адресуется к старомодной, по-хорошему, аудитории, которая не исключает, кстати, и совсем молодых людей. Недавно я выступал в Монреале, где живет очень большая русская, украинская, еврейская — словом, экс-советская колония, — и там снова убедился, что такие вечера должны посещать люди, чья родина — русский язык.

— У вас недавно была круглая дата? Примите поздравления.

— Да, дико круглая — 66, две шестерки. Знаете, я не очень почтителен к своим датам. Может, мне и 87… Но, скорее всего, паспорт не врет, и я родился в 40-м. Это, наверное, серьезная дата, но я, слава Богу, легкомысленный человек, поэтому не очень люблю пафосные церемонии. Когда мне было 60 или 65, я узнавал от других людей, что в интернете или по телевидению меня жаловали приветами.

Я из любого места снимаю сообщения с моего московского телефона. Так вот, если обычно их бывает 4-5, то в день рождения только с утра было уже 22 сообщения. Мне это было очень приятно, особенно когда кто-то из старых друзей поздравлял. Точно так же и я поздравляю своих друзей.

— День рождения — все равно праздник, не важно, сколько тебе стукнуло. Вы его отмечали?

— Я его отметил наилучшим образом — с самым лучшим человеком в моей жизни. Это моя жена. Мы были вдвоем в огромном доме наших близких друзей в Бостоне. Это очень добрый дом надежных друзей, здесь бывали и Дина Рубина, и Городницкий, и Губерман, и Юлий Ким, и Миша Козаков, чудесная Люся Улицкая…

— Я так и представляю себе стол, за которым сидят ваши друзья-мушкетеры. Их с вами не было?

— Их с нами было, еще как было! Правда, по другую сторону стола и океана. «Виртуально» — за столом были все мои друзья, мои дети, внуки, семейство любимой сестренки и мой замечательный отец — профессор экономики, 94 лет от роду. За этим воображаемым столом были и те мои близкие, которых, увы, уже нет на свете.

— Я считаю, вам крупно повезло, что Таганка стала главным театром вашей актерской жизни. Как вы теперь относитесь к ней?

— В моей жизни было много всего замечательного, чего я совершенно не заслужил. И конечно, как у актера, у меня был и остается единственный театр — это театр на Таганке, который родился у меня на глазах, в стенах моего училища. Когда я заканчивал курс Владимира Этуша в 1961 году, другие ребята только начинали учиться и закончили курс ослепительным спектаклем «Добрый человек из Сезуана». Да, Таганка — это лучший театр в моей жизни. Никто не думал об успехе, думали только о том, как удивить зрителя, как придумать что-то новое. Все были одержимы искусством так, как это бывает в студенчестве. Этот студийный дух с возрастом выветрился — тогда закончилась и та «необычайная» Таганка.

— А потом актер Смехов стал режиссером — это логично. Лучше быть ведущим, чем ведомым, так?

— До сегодняшнего дня прежде всего я — актер. И только потом — и режиссер, и литератор, и путешественник… Я много написал — и публицистику, и беллетристику, и мемуарные книжки.

— А от какой своей деятельности вы испытываете самое больше удовольствие?

— Я оказался хитрым евреем. Когда я устаю от актерской профессии, я легко ее меняю на режиссуру. Силенки надорвутся либо станет тошно от какой-то актерской халтуры или от того, что актеры дурно воспитаны в своем ремесле…

— Что значит — дурно воспитаны?

— У каждой профессии есть свои правила ремесла. Актер — это человек, который должен хорошо слышать то, что ему говорит режиссер, и потом наилучшим образом передавать это на сцене. Достоинство в профессии не зависит от уровня дарования. Это как у музыкантов: есть партитура, которую мастерски исполняет малоодаренный пианист, и ту же партитуру исполняет великий Рихтер. Но партитуру в театре сочиняет режиссер — по тексту автора. За мной, режиссером, идут актеры. Так, по крайней мере, я понимаю театр. Может быть, исходя из своего многообразного опыта. Если актеры профессиональны, они не дискутируют с режиссером, они — исполняют… Режиссер обязан «обслужить» актера так, чтобы тот понял, чтобы ему было соблазнительно поступать по режиссерскому указанию. Но очень многие мои коллеги-актеры не исполняют этих старых профессиональных заветов. Не умеют слышать режиссера. Считают, что их «непослушание», амбиция репетировать наперекор — это и есть признак таланта. На самом деле — это неумение работать на сцене.

— А не «чешутся руки» встать и самому показать, как это надо играть?

— Нет. Может, я излишне романтизирую, но — таков мой режиссерский опыт встреч с мастерами, и среди них, например, Юрский, Филатов, Джигарханян, Тенякова, Ульянова, Невинный…

У меня в Израиле был просто роскошный актер, который в «Дон Кихоте» играл Санчо Пансу, — Моти Кац. Он — один из лучших комедиантов Израиля. Он тащил за собой всех актеров. Но были актеры, которые просто халтурили. Я взывал к их профсовести, а они отвечали, как ленивцы в любой стране: «Ну, Моти Кац — у него же роль хорошая, поэтому он так старается». Вот это и есть неблагонадежность в ремесле.

— У вас было много знаменитых ролей на Таганке, но мне сразу вспоминается «Мастер и Маргарита», где вы играли Воланда. Что эта роль для вас значит?

— «Мастер и Маргарита» остается для меня одним из самых значительных. Я даже написал книгу — «Мастер и Маргарита» в стране чудес». Это произошло так: меня пригласили в Гарвардский университет, на славянское отделение, с докладом «Мастер и Маргарита» — книга, спектакль Любимова и моя роль». А потом я написал книгу по канве моего доклада.

Я приходил и играл в «Мастере и Маргарите» до 1998 года. Я возвращался в этот спектакль из Израиля, Америки, Франции, — отовсюду, где я бывал по контрактам. А потом Юрий Петрович Любимов попросил, чтобы я сильно заранее извещал его… Я догадался: ему не очень приятно, что публика…

— …ходит на вас?

— …публика устраивала из этого какой-то праздник. Я — первый исполнитель роли Воланда, но я очень ценю Севу Соболева, который достойно играет эту роль. Я люблю и Борю Хмельницкого, который довел эту роль до генеральной репетиции (это потом Любимов распорядился по-своему). Но, повторяю, Таганка — это узаконенный вид монархии, всем распоряжается Любимов. А тут ему не было, скорее всего, приятно, что очень большой урожай цветов собирал — «наездом» — исполнитель роли Воланда. Мне это тоже не сильно нравилось. У меня вполне скромное отношение к своей персоне.

— Давайте закроем тему Таганки одним именем, без которого, наверное, не обходится ни одно из ваших интервью, — это Высоцкий. Как вы его вспоминаете?

— Повторюсь, что я незаслуженно счастливый человек. Это касается знакомства, общения, профессиональных контактов с необыкновенными людьми. Это было предметом книги «Театр моей памяти», которую увидят зрители моих концертов в Израиле. В основном это рассказы-портреты: Николай Эрдман, Лиля Брик, Владимир Высоцкий, Владимир Тендряков, Юрий Визбор… И каждый день я так или иначе возвращаюсь почти к каждому из них.

Высоцкий — один из таких людей для меня, один из моих «добрых гениев». Нам казалось, что мы о нем все знаем, и никто не мог бы предвидеть, что сказать «я знал Высоцкого» станет почти как «с Пушкиным на дружеской ноге».

— Вы себя можете назвать романтиком?

— Я бы хотел себя назвать реалистом, но это не получается. Голова кружится иногда от удовольствий и счастья жизни…

— Вы еще раз счастливый человек — вам в земной жизни удалось встретить свою половинку, свою любимую женщину.

— Это — одно из самых больших везений в моей жизни.

— Кстати, вот что сказала ваша жена Галина в одном из интервью: «За 25 лет в нашей жизни бывало всякое. Но мы никогда друг другу не врали. Помимо того что мы муж и жена, мы — любовники, друзья… На сегодняшний день ближе Вени у меня друга нет».

— Даже в Израиле живет много людей, которые являются давнишними свидетелями моего абсолютного счастья. Иногда мне кажется, что это Бог по рассеянности поцеловал меня, подарив такую жену.

Галя на моих глазах сделала важные шаги в педагогике, в журналистике, в саморазвитии. Кстати, она начинала, как журналист, именно в Израиле, благодаря изумительному человеку — Анне Исаковой. В Москве, в издательстве журнала «Огонек», вышла ее первая книга, а за серию статей в журнале «Советская женщина» она была премирована. Ну, а сегодняшний день? Она начинает преподавать в школе-студии при МХТ — и по-русски, и по-английски — историю русского и мирового кино. Кроме того, она вот уже восемь лет является заместителем директора летней русской школы в Мидлберийском колледже интенсивного изучения языка и культуры девяти стран! Галя там преподает в аспирантуре историю русского кино и драмы, а я исполняю роль носителя языка и… санаторного жителя. Это знаменитая школа в Вермонте, куда на лето съезжается много людей из разных стран и культур.

— Как вы считаете, талант человеку дается как награда — или как испытание?

— Если причина, по которой мне так много раз было хорошо и интересно на сцене и столько радости и благодарности я получил от зрителей и читателей, связана с талантом, то, наверное, все-таки — это испытание, оплаченное восторгом! Это касается и моей актерской профессии, и моих книг, и моих работ в студии звукозаписи — я имею в виду современные «книги вслух».

— Это — ваше творческое сегодня?

— Это — моя большая актерская радость. Это называется — большой успех в мировом русскоговорящем пространстве.

— За которым стоят «невидимые миру слезы»?

— Конечно, записывая эти тексты, я иногда проклинал свою профессию и дотошность моего режиссера, которым чаще всего была Галя. А когда это было издано и я вдруг услышал реакции достойнейших людей — за такой радостью любые трудности мельчают…

— Что вам самому больше всего нравится из ваших последних работ?

— Две серьезные новинки: в серии «Книга вслух» вышла комедия Николая Эрдмана «Самоубийца», начитанная мною в манере автора; а в Российском академическом молодежном театре в Москве я поставил «Самоубийцу», и превосходные актеры и благодарная публика сделали счастливой реальностью мою мечту об успехе любимой пьесы. А премьеру мы готовили вместе с замечательными художниками и друзьями Марией Даниловой и Станиславом Морозовым, с российским хореографом, живущим в Чикаго, — Сергеем Козадаевым, с Владом Фроловым — мастером по свету… А лучше любой награды мне был телефонный звонок: мой главный учитель в режиссуре Петр Фоменко в течение 40 минут объяснял мне, почему я имею право быть довольным премьерой, и как мне повезло с артистами, и как ему повезло увидеть этот спектакль!

isroe.co.il


Смотрите также