Биография смеянович арнольд федорович


Смеянович Арнольд Федорович

Главная » Научные отделы » Нейрохирургический отдел » Сотрудники нейрохирургического отдела » Смеянович Арнольд Федорович

Заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Академик Национальной академии наук Беларуси, доктор медицинских наук, профессор. Заслуженный деятель наук Республики Беларусь.

Родился в 1938 году в г. Брянске. Окончил Минский государственный медицинский институт в 1960 году. После окончания института работал врачом-хирургом Дрибинской участковой больницы Горецкого района Могилевской области.

В 1963 – 1975 гг. врач-нейрохирург Минской областной клинической больницы;

С 1975 года – старший научный сотрудник, а с 1989 года руководитель нейрохирургического отдела Белорусского научно-исследовательского института неврологии, нейрохирургии и физиотерапии.

В 1998 – 2005 гг. директор Белорусского научно-исследовательского института неврологии, нейрохирургии и физиотерапии.

С 2006 года – заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии.

В 1971 году под руководством профессора Э.И. Злотника успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Сравнительная оценка методов определения коллатерального кровообращения в полушарии мозга при пальцевой окклюзии сонной артерии».

В 1981 году успешно защитил докторскую диссертацию на тему: «Микрохирургия неврином слухового нерва». Научными консультантами этой работы были профессор  Э.И. Злотник, член-корреспондент медицинской академии наук СССР, академик И.П. Антонов, профессор И.А. Склют.

В 1984 году награжден знаком «Отличник здравоохранения СССР»;

В 1988 году награжден Почетным дипломом Президиума Правления Всесоюзного научного медико-технического общества;

В 1989 году награжден значком «Отличнику здравоохранения СССР»;

В 1994 году  лауреат Государственной премии Республики Беларусь в области науки за цикл работ по изучению патогенеза, клиники и диагностики неврологических проявлений остеохондроза позвоночника, награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Республики Беларусь за значительный вклад в развитие медицинской науки, подготовку научных и врачебных кадров.

В 1998 году присвоено Почетное звание «Заслуженный деятель науки Республики Беларусь», награжден значком «Отличнику здравоохранения Республики Беларусь»;

В 2002 году присвоено Почетное звание «Минчанин года»;

В 2004 году избран член-корреспондентом НАН Беларуси;

В 2005 году избран почетным членом Ассоциации нейрохирургов России;

В 2007 году награжден Почетной грамотой Национального Собрания Республики Беларусь за заслуги в реализации социальной политики Республики Беларусь и успешную работу в области охраны здоровья населения.

В 2005 году присуждена премия НАН Беларуси за комплекс работ по разработке новых принципов микронейрохирургических технологий лечения опухолей основания черепа;

В 2009 году избран академиком НАН Беларуси;

В 2010 году делегат Четвертого Всебелорусского народного собрания;

С 2011 года Почетный гражданин Пуховичского района Минской области;

Награжден орденами «Отечества III степени», «Святой Анны IIIстепени», «За верность народу Украины», 7 медалями.

Основные направления научной деятельности – хирургия сосудистой патологии головного мозга, нейроонкология, хирургия компрессионных форм остеохондроза позвоночника, реконструктивная хирургия повреждений плечевого сплетения. Разработал и внедрил микрохирургическую технологию тотального удаления неврином преддверноулиткового нерва и ряд новых методик лечения неврологических расстройств, связанных с этим заболеванием. Автор методики комплексного хирургического восстановления функции верхней конечности при повреждениях плечевого сплетения, которая не имеет аналогов в мировой практике и включает в себя целый ряд новых реконструктивных хирургических вмешательств. Разрабатывает проблемы лечения глиальных опухолей головного мозга, что позволило почти вдвое увеличить продолжительность жизни этой категории пациентов. Проводит комплексное исследование по проблеме диагностики и хирургического лечения сосудистых пороков развития вертебробазилярной системы (артериальных аневризм, артериовенозных мальформаций). Разработал и внедрил в практику целый ряд оригинальных методик, имеющих приоритетное значение в лечении нейроонкологических больных.

Автор более 400 научных работ, в т.ч. 8 монографий, 29 изобретений и патентов. Под его руководством было защищено 19 кандидатских диссертаций и 3 докторские диссертации.

neuro.by

Академик Арнольд Смеянович: «Моя большая наука — в операционной»

Фото автора.

Вот и в назначенное для интервью время в коридоре аншлаг. Выглядывает Арнольд Федорович — а к нему двое мужчин. С ходу признаются, что направления у них нет, но зато они из Дрибина, где почти шестьдесят лет назад будущий академик начинал свою врачебную карьеру… 

Профессор в ответ улыбается: 

— Да, там я после института три года отработал, хорошую школу прошел, — и приглашает нежданных посетителей войти. 

Такой уж принцип у Арнольда Смеяновича — никому, кто к нему обращается за помощью, не отказывать.

ИЗУЧИЛ проблемы диагностики и хирургического лечения артериальных аневризм и других сосудистых образований головного мозга.

РАЗРАБОТАЛ методику комплексного хирургического восстановления функции верхней конечности при повреждениях плечевого сплетения, не имеющую аналогов в мире, микрохирургическую технологию тотального удаления неврином, оригинальные методики лечения нейроонкологических больных.

ПОДГОТОВИЛ четырех докторов наук, 22 кандидата. Академик НАН Беларуси (с 2009-го, член-корреспондент с 2004-го). Лауреат Госпремии Республики Беларусь за достижения в науке в соавторстве (1994), заслуженный деятель науки (1998). Автор около 500 научных работ.

Нейрохирург № 1 в Беларуси поделился с корреспондентом «Медицинского вестника» секретом своего хирургического долгожительства, рассказал о новом способе лечения рака мозга, предложенном его учениками, и объяснил, отчего молодежи полезно поработать в глубинке…

Почему скальпель неподвластен времени 

Лет пять назад в одном из интервью вы сказали, что перестанете оперировать, когда руки дрожать начнут. Но по сей день в боевом строю. Вы из особенного теста, что ли? 

Из такого же, как и все. Конечно, благодарю судьбу за то, что миновали меня серьезные болячки, за неплохую наследственность — в роду по материнской линии было несколько долгожителей. Но ничего сверхудивительного в большом хирургическом стаже не вижу. 

Российский академик Федор Углов успешно оперировал в 100 лет. Правда, в этом возрасте рядом уже несколько ассистентов стояли, страховали, но в 90, точно знаю, без всякой помощи справлялся. 

Пока я чувствую себя уверенно в операционной и по-прежнему получаю удовольствие от работы. Прекратить меня заставит только ощущение, что не смогу сделать того, чего требует клиническая ситуация. 

Но ведь вы могли сосредоточиться на исследовательской работе и подготовке учеников… 

А что для врача может быть важнее больных? Самые передовые разработки теряют свою значимость, если не находят воплощения в конкретном случае. Конечно, рабочий день не резиновый, и порой приходится выбирать. Чего тут скрывать: если конференция или тема ученого совета у меня не вызывает особого интереса, я предпочту работу в операционной. 

Самая незавидная, на мой взгляд, участь для любого уважающего себя специалиста — быть свадебным генералом, числиться «для престижа», удерживаясь за счет старых заслуг. Академик-медик не должен быть сухим теоретиком. Он как летчик в звании генерала: должен управлять самолетом не хуже полковника или лейтенанта.

Нет в медицине маленьких ролей

Хороших ученых много, а академиков по пальцам пересчитать. Кто, на ваш взгляд, достоин этого звания? 

Я вообще не считаю звание академика вершиной. Это просто признание твоей работы сообществом ученых страны. В здравоохранении есть специалисты без академических званий, которые делают большие открытия, выполняют глубокие исследования, являются основателями значимых научных школ. 

Далеко ходить за примерами не надо — мой учитель профессор Эфраим Исаакович Злотник не был академиком, всю жизнь руководил отделом нейрохирургии, но был личностью с большой буквы, лауреатом Госпремии СССР. Имя его знали во всех уголках Союза, приезжали к нему учиться, его оценкой руководствовались.

Когда я подавал заявку на звание члена-корреспондента, на два места претендовали 10 профессоров. У всех за плечами солидный исследовательский багаж.

За кого из членов-корреспондентов вы сейчас отдали бы свой голос, чтобы пополнить ряды академиков? 

Есть из кого выбирать. Директор РНПЦ травматологии и ортопедии Александр Белецкий, заведующий 2-й кафедрой хирургических болезней БГМУ Станислав Третьяк, заместитель директора Института физиологии НАН Беларуси Владимир Кульчицкий, заведующий кафедрой хирургии БелМАПО Александр Воробей… 

Каково главное условие продвижения нейрохирурга в науке и практике? 

После любого малого успеха нужно поскорее забыть о нем и стремиться овладеть новым. Для меня показательными в этом плане были уроки Эфраима Исааковича. Когда я, новоиспеченный врач, отработавший три года в Дрибинской больнице, приехал ему показаться, он сказал: «Возьму вас к себе с условием, что забудете все, что умеете. Начнем с того, что будете вязать узлы». А я тогда уже вовсю аппендициты, прободные язвы и паховые грыжи оперировал, останавливал кровотечения после криминальных абортов. Тем не менее согласился, потому что очень хотел стать нейрохирургом. 

Как потом выяснилось, предложением начать с нуля Злотник тестировал молодых, и многие кандидаты после него отсеивались. Если бы и я принялся выяснять, зачем такой «ерундой» заниматься, теперь в РНПЦ неврологии и нейрохирургии не работал бы.

Не всем же так везет с именитыми наставниками… 

Учиться всегда есть у кого, необязательно к каждому звезд хирургии приставлять. Профессионализм — категория, часто не зависящая от должности, которую занимает врач, или от уровня медучреждения, где он работает. Медсестры на районе с 30-летним опытом порой могут больше научить вчерашнего выпускника, чем профессор-теоретик. 

До сих пор вспоминаю операционную медсестру из Дрибина Марию Евстафьевну Гуркович, с которой вместе спасали старика с ножевым ранением. Вскрыл живот, подхожу к диафрагме — а оттуда кровь. По ее совету сделал расширение и вижу: фонтанчик бьет из верхушки сердца. Мария Евстафьевна снова дает совет: поставьте тампон, чтобы кровь уходила. Так под ее чутким руководством вытянул дедушку с того света. 

Не понимаю выпускников медвузов, которые ищут пути избежать распределения в глубинку. Район, деревня с ее минимальными техническими возможностями — это великолепная школа практического опыта. 

О профессиональной конкуренции и честном имени

Вас никогда не упрекали, что вы не даете дорогу молодым? 

А как без профессиональной ревности! Сами по себе такие заявления абсурдны. Разве у нас больных мало или единственная операционная на всех нейрохирургов? Некоторые виды вмешательств я вообще уже давно не выполняю, например не устраняю повреждения нервов, сейчас это епархия молодежи. Есть вещи, которые молодые умеют, а я нет, например эндоскопические методики удаления опухолей гипофиза. 

А кто хочет в науке продвигаться — в чем проблемы? Бери тему и вперед. И кафедр много, и медучреждений, и направлений. Не получилось в одном месте, начинай в другом.

Вы рассуждаете как человек, которому на профессиональном пути никто никогда не чинил никаких препятствий… 

Так, наверное, только в сказках бывает. Когда писал кандидатскую, мои материалы с результатами энцефалограмм едва не оказались в… докторской одного из моих научных руководителей. И только вмешательство Эфраима Злотника поспособствовало тому, что мою интеллектуальную собственность «не позаимствовали». Поэтому прекрасно понимаю начинающих исследователей, которые, столкнувшись с подобным, теряют силу духа и завязывают с наукой. Но талантливый и целеустремленный, уверен, всегда пробьется.

Обсуждение результатов обследования с Антоном Родичем.

Что вы больше всего цените в коллегах? 

Честность и открытость. Главное — не делать гадостей людям.

Горжусь, что за свою долгую профессиональную жизнь не написал ни одной жалобы. И всегда останавливал тех, кто намеревался дать сигнал «наверх» о профессиональной или этической оплошности коллеги. Есть претензии — собрались коллективом, подошли к человеку и открыто высказали свое мнение, потребовали изменений. Толку будет куда больше, чем от доносительства. 

А пациенты на академика Смеяновича когда-нибудь жаловались? 

Недавно. И, кстати, единственный раз за почти 60 лет врачебной практики. Ворвался в кабинет мужчина и стал возмущаться: «Где все ваши врачи ходят?» А они на тот момент действительно были заняты — кто в операционной, кто в палатах на обходе.

Попросил подождать немного, поинтересовался, в чем проблема. «Вот, маму оперировали...» — начинает посетитель. «А кто?» — интересуюсь. «Какая, — он мне говорит, — разница». Я удивляюсь, как не знать фамилии лечащего врача, и тут мужчина начинает кричать. Общаться с настроенными на скандал я считаю бессмысленным, поэтому попросил покинуть кабинет…

Через день в интернете появился эмоциональный красочный отзыв о том, какой Смеянович грубиян. В жизни не позволял себе повысить голоса ни на коллегу, ни на пациента, а тут на тебе! Несправедливые обвинения — это очень неприятно.

У известности есть обратная сторона. Пациенты, как правило, желают оперироваться у того, кто уже заработал себе имя в медицине. Как вы реагируете на запросы «мне бы попасть к Смеяновичу»? 

Обычно если человек хочет, чтобы я его прооперировал, иду на это. Но выполнить просьбы всех, понятно, нереально. 

У нас много прекрасных хирургов. И если надо убрать грыжу межпозвонкового диска, это хорошо сделает любой начинающий врач. Я рекомендую кого-то конкретно, но при этом обещаю лично проконтролировать результаты вмешательства. А вот если вижу, что у человека опухоль, да еще расположена в коварном месте, обязательно беру этот случай сам.

Если на что-то есть спрос, это со счетов не сбросишь. Я, например, не сторонник консультировать на платной основе, но люди хотели, и администрация центра пошла им навстречу — меня убедили в необходимости вести платный прием. Поэтому по средам несколько человек по записи приходят со своими проблемами.

Хирург должен видеть варианты операции

Как вы готовитесь к хирургическому вмешательству? 

Операция вначале происходит в моей голове. После знакомства со снимками и другими данными обследований визуально представляю себе будущее операционное поле и хронологию своих действий. Как кадры киноленты, прокручиваю несколько вариантов техники. По ходу операции выбираю оптимальный.

От кого впервые услышали восхищенное «Вы классный хирург»? 

Да я на это вообще внимания не обращаю! Профессионал так никогда не скажет, пациенты в тонкостях хирургических техник не разбираются. Такие комплименты, как правило, проявление лести, желания что-то получить. 

Я должен сам быть доволен собой, убедиться, что операция действительно помогла человеку. Нейрохирургия уступает по сложности только кардиохирургии. Операция на головном мозге сопряжена с огромными рисками: лишний миллиметр в сторону — и повреждены нервные клетки: человека перекосит, речь откажет или нога с рукой перестанут работать…

Недавно удалял опухоль, исходившую из ствола головного мозга. Предполагал, что будут нарушения с речью или движениями. Опухоль размером с каштан находилась в четвертом желудочке мозга, где небольшое, в форме паруса, пространство. Заходя в ту полость, рассекали червь мозжечка... Но пациентка после операции сразу заговорила. Вот это действительно приятно!

Какую самую большую опухоль удалили? 

На прошлой неделе у 70-летней женщины. Справа и слева в мозговой ткани новообразования величиной с теннисный шарик каждое. Технически для меня это несложное вмешательство, потому что выполнялось открытым доступом, границы четко очерчены, а данные дооперационной диагностики совпадали с полученными во время операции. 

У пациентки это вторая по счету открытая операция на головном мозге, у нее половины черепа нет. После удаления опухоли мы поставили титановую пластину. 

Женщина оказалась большой оптимисткой. Шутит на обходе: «А звенеть моя титановая голова не будет?» Я отвечаю: «Нет». — «Тогда я спокойна».

Монополизму в хирургии не место

Лечение злокачественных новообразований в нашей стране — монополия онкологов. Вы тоже занимаетесь удалением таких опухолей в головном мозге… У коллег часом хлеб не отбираете? 

Этого «хлеба» хватит на всех, пациентов много: только в наш центр каждую неделю поступает человек с нейроонкопатологией.

Первопроходцы в области хирургических вмешательств при опухолях мозга в нашей стране именно нейрохирурги. Такие операции начали делать в 1950–1960-е годы, основоположник направления — Эфраим Злотник, у которого я учился. А вот для онкологов это относительно новое направление. Мой ученик Игорь Семак перешел работать в РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, после чего хирургия злокачественных поражений головного мозга там получила развитие. К тому же по отечественному законодательству если родственник или пациент хочет оперироваться у нейрохирургов, он пишет заявление по установленной форме, что будет лечиться у нас, и мы выполняем вмешательство. 

Я категорически против монополизма. Он приводит к тому, что сделанные в одном медучреждении ошибки остаются в его стенах и, что хуже всего, могут стать правилом. 

Преимущество проведения вмешательства у онкологов в том, что на их базе больному выполняют и лучевую, и химиотерапию. А нам, если потребуется, надо направлять к ним.

 Подавляем герпес — лечим рак

Операция, к сожалению, не всегда ведет к выздоровлению. Обычно диагноз глиобластомы или другой опухоли мозга звучит как приговор. Пример — история российской певицы Жанны Фриске. 

Эта проблема пока не решена нигде в мире, хотя над ней уже десятилетия бьются ученые. Когда-то мои учителя оптимистично заявляли, что в 21-м веке рак будет побежден. Но, увы, воз и ныне там... Поиском методов воздействия на раковые клетки только в Америке занимаются десятки онкоинститутов. Наши ученые тоже не сидят сложа руки.

Недавно завершена важная, на мой взгляд, исследовательская работа по лечению злокачественных опухолей головного мозга, исполнителями которой были я и моя ученица нейроморфолог Татьяна Жукова, которой недавно присвоили степень доктора мед. наук. 

Татьяна Владимировна проанализировала около полутора тысяч онкобиопсий и выявила, что в раковых клетках есть вирус герпеса. Причем он, как выяснилось, способствует бурному росту сосудов, что ведет к разрастанию новообразования. То есть если воздействовать на активность вируса герпеса, одновременно будет сдерживаться развитие опухоли.

В нескольких крупных стационарах, в том числе региональных, в течение трех лет апробировалось такое лечение: после хирургического удаления опухоли до начала химиотерапии пациенты параллельно получали курс из 2 препаратов — ацикловира, обладающего противовирусным действием, и метронидазола, вызывающего разрыв цепей ДНК. Впервые за историю лечения этого заболевания удалось остановить рост опухоли. 

А в какой стадии был патологический процесс у исследуемых пациентов? 

В 2013 году мы отобрали 24 человека с 4-й степенью злокачественности, которая характеризуется максимальной скоростью роста. В результате скорость уменьшилась втрое. Шесть пролеченных больных живы спустя четыре года после операции. Это великолепный результат.

Выше ли за рубежом эффективность лечения рака мозга? 

Средняя продолжительность безрецидивного периода после удаления опухоли у больных раком мозга в Европе и Америке — 3–6 месяцев. А после нашего курса — 17 месяцев. 

Результаты нашего метода оценили во всем мире. Нам предложили бесплатно опубликовать монографию в Европе и Америке. А российский эксперт профессор Юлия Забродская, заведующая научно-исследовательской лабораторией патанатомии РНХИ им. профессора А. Л. Поленова, предложила выдвинуть работу на статус научного открытия. 

Ишемию мозга остановят… стволовые клетки

Какие еще заболевания головного мозга требуют, на ваш взгляд, усиленного научного поиска? 

Лечение ишемических инфарктов мозга (инсультов). Всего 15 % тех, кто перенес эту патологию, полностью восстанавливаются после приступа. Остальные остаются инвалидами: в зависимости от участка поражения не работают руки, ноги, а некоторые пациенты вовсе оказываются прикованными к постели. 

Наш центр, в частности мой ученик доктор мед. наук, профессор Юрий Шанько совместно с сотрудниками Института физиологии НАН Беларуси трудятся над поиском способов предупреждать распространение поражения мозга и восстанавливать нейроны с помощью стволовых клеток. 

Важно решить задачу, каким образом доставить стволовые клетки в мозг. Апробируется способ транспортировки по периневральным пространствам. Если технология окажется успешной, то стволовые клетки, достигшие нужных участков мозговых структур, смогут предупредить их вторичное поражение, а значит пациенту можно будет восстановить двигательные функции, речь и т. д. 

Уже есть первые положительные результаты, но хочется более значимого статистического подтверждения.

Позволяют ли нынешние технические возможности нейрохирургов реализовывать современные научные идеи в операционной? 

До того как построили новый операционный модуль в нашем центре, было чему завидовать коллегам из-за рубежа. Теперь сложно поверить, но когда-то у нас вообще не было микрохирургических инструментов, делались грубые швы. 

Теперь вооружены прекрасно: современные операционные микроскопы и инструментарий, навигация, эндоскопы. Мировой уровень оборудования подтверждают австрийцы, чехи, немцы, которые к нам приезжали. 

Однако техника имеет свойство быстро устаревать. Модуль построили в 2013 году… 

При закупке медоборудования смотрели на перспективу. Удалось убедить Минздрав, что надо получать аппарат МРТ мощностью не в 1,5 тесла, а в 3 тесла. И оказались правы. Сейчас уверены в точности инструментальной диагностики. 

О крепости брака и городском транспорте

От кого вы последний раз слышали жесткую критику? 

(Задумывается — Прим. автора). От жены Тамары Ивановны. Она, кстати, тоже доктор, оториноларинголог…  

Вы вместе более полувека. Чем объясните свой крепкий брак — чувством, дарованным свыше, или обоюдными усилиями? 

И без симпатии нельзя, и без труда тоже. Я свою вторую половину встретил в мединституте. Сыграли студенческую свадьбу в Бобруйске, по месту прохождения практики. Родители об этом узнали уже после того, как в наших паспортах поставили штампы. 

Считаю, что брак у человека должен быть единственным. Потому что семья — это тыл. Если попыток несколько, значит, либо партнера неправильно выбрал, либо сохранять отношения не умеешь. Если супруг с недостатками, надо не лениться его воспитывать. 

Благодаря поддержке жены мне удалось многого добиться в профессии.

Заразили своих детей медициной? 

Я большой сторонник врачебных династий, но своего мнения никому не навязывал. Сын заведует нейрохирургическим отделением в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, дочь — заместитель директора 9-й стомполиклиники Минска, внук учится в БГМУ. 

По моим наблюдениям, медицинские семьи крепче других, и если дети идут по стопам родителей, это только на пользу специальности. Основатели врачебных династий, как правило, более требовательны к своим детям-врачам, большего ожидают от них, и это стимулирует добиваться результатов. 

Предполагаю, что вы освобождены от всех домашних обязанностей: главный инструмент хирурга — руки — бережете… 

Не надо так категорично. Супруга с приходом лета часто уезжает на дачу, приедет в выходные, еды приготовит на неделю, а я за два дня все съем (смеется. — Прим. автора). Поэтому приходится и готовить, и посуду мыть, и иные домашние дела выполнять. 

Машину водить любите? 

Сажусь за руль, только если на дачу собираемся. А на работу езжу на 25-м автобусе. Городской транспорт очень удобный, всегда есть свободные места. Иногда пациентов в автобусе встречаю. У них глаза округляются: «Вот уж не ожидал вас здесь увидеть!»

Ваши ученики рассказывали, что вы фору дадите молодым — по 15 км пешком проходите… 

(Удивленно вскидывает брови. — Прим. автора). 15 километров? Мои ученики преувеличили… Спортом и физкультурой не занимаюсь, диет никаких не придерживаюсь. Главное, в чем надо усердствовать, — сохранять нормальное отношение к жизни и людям. Потому что базовая сила человека — не в крепости мышц, а в чистоте души и ясности мысли.

У вас много книг о святителе Луке, профессоре Войно-Ясенецком. Вы, как и он, верующий доктор? 

Все эти книги — подарки коллег. Мне довелось посетить место захоронения Войно-Ясенецкого в Симферополе. Он много страдал, подвергался гонениям, но принимал все как благо для себя. Может, потому ему была дарована такая сила духа и способность исцелять. 

Верующим в полном смысле этого слова себя назвать не могу. Но в существование законов, по которым все в мире происходит, безусловно, верю. Как и в кармические, причинно-следственные связи. Что посеешь — в работе, отношениях с людьми, семье, — то и пожнешь. Это я не раз замечал.

Высокотехнологичная операция завершена. Арнольд Смеянович со своим ассистентом Антоном Родичем удалили доброкачественную опухоль головного мозга размером 3x4 см у 62-летней женщины.На операционный стол она попала вовремя: хоть образование небольшое, но находилось в опасной зоне — у продольного синуса.Прорастание в него означало бы блокировку кровообращения и смерть. После вмешательства прогноз для жизни и ее качества благоприятный.

Из уст учеников и не только

— На то, что Арнольд Смеянович в свои почти 80 сделает за два часа, иному надо потратить 12 часов. Талантливых хирургов у нас много, а талантливый хирург-оптимист один — Смеянович, неслучайно у него фамилия такая. Именно умение сохранять радость и интерес ко всему происходящему при любых обстоятельствах позволило ему, на мой взгляд, стать авторитетом. 

— Несколько лет совместной исследовательской работы с Арнольдом Федоровичем — и мне стало ясно, почему хороших хирургов и ученых много, а академик-нейрохирург единственный. Он умеет не просто поддержать и направить ученика, выбравшего нелегкую исследовательскую стезю, он готов сам биться за идею и авторитет другого исследователя. Необы-кновенная внутренняя сила, душевная щедрость и доброта, присущие этому человеку, — редкость в наше время.

— Говорят, если хочешь узнать истинное лицо человека, надо увидеть его в роли подчиненного и в роли руководителя. Мне довелось писать кандидатскую диссертацию у Смеяновича, то есть быть его учеником, а также руководить РНПЦ неврологии и нейрохирургии, в котором он работал заведующим отделом нейрохирургии. Могу сделать вывод: Арнольд Федорович на любой должности и в любой роли остается самим собой, сохраняя человечность и ровное отношение ко всем. Он гармоничная личность. 

А что касается оценки его как профессионала-практика, то, на мой взгляд, несмотря на то, что его последователи возглавляют профильные отделения и руководят ведущими медучреждениями, равного ему по мастерству нейрохирурга пока в Беларуси нет.

— Несколько лет назад пришла в РНПЦ написать об одной из новых малоинвазивных методик. Операционная заполнена специалистами, идет обсуждение. Вижу — заходит Смеянович. Знаете, что меня в нем поразило? У Арнольда Федоровича так блестели глаза, он с таким интересом задавал вопросы и живо реагировал на все, что можно было подумать, будто это не академик, а любознательный студент-медик, только начавший открывать для себя горизонты специальности.

www.medvestnik.by

Нейрохирург Арнольд Смеянович: Часто болит голова? Сделайте МРТ, чтобы исключить онкологию

За 60 лет медицинской практики Арнольд Федорович провел десятки тысяч операций на головном мозге. Пациенты благодарят его за золотые руки и подаренную им вторую жизнь. Накануне 80-летнего юбилея, который знаменитый нейрохирург отметил 11 августа, академик Национальной академии наук и заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии Арнольд Федорович Смеянович рассказал «Комсомолке», что делать, чтобы жить долго.

За 60 лет медицинской практики Арнольд Федорович провел десятки тысяч операций на головном мозге.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Ему исполнилось 80, а он все равно не мыслит своей жизни без работы. После утренней операции приглашает в кабинет и первым делом угощает кофе и печеньем с орешками и медом, поясняя, что если не перебарщивать, то можно все.

- Давайте с молоком - хирургам выдают в дни операций по пол-литра за вредность, оно укрепляет защитные силы организма, - улыбается Арнольд Федорович и достает из холодильника целлофановый пакет.

- Арнольд Федорович, многие ищут секрет молодости. Как вам кажется, каким должен быть образ жизни, чтобы жить долго?

- Человеку надо принимать ту пищу, которую он ел всю жизнь. Наши предки не ели киви с авокадо, вот и я в 80 ем то, что ел молодым. В еде важно разнообразие, нельзя объедаться. Жена с внуком в деревне, поэтому вчера вечером думал, что бы это съесть? Выпил стакан молока - это нормальный прием пищи на ночь.

Я и мясо, и сало ем, но больше всего люблю белорусские драники. Зачем лишать себя удовольствий?

А еще всегда много двигался, но никогда не был спортсменом, считаю, что спорт, кроме шахмат и шашек, даже вреден. Это запредельные требования к организму, а жить надо умеренно, без изнуряющих нагрузок. Недавно пришел знаменитый штангист - спина болит. Конечно, болит - какой позвоночник такое выдержит? К сожалению, я видел немало великих спортсменов-инвалидов.

- Сосудистые патологии - это как мина, которая тикает-тикает, и неизвестно, где и когда взорвется.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Адреналинщикам нужно не в горы, а головы лечить»

- Или идут в горы и погибают под лавиной. Адреналина им не хватает, видите ли! Вот и устраивают своим родным адреналин, самим-то уже все равно. Я считаю, что таким адреналинщикам нужно не в горы, а головы лечить.

Я, например, адреналин нахожу в работе, не могу сидеть на пенсии без дела, поэтому и в 80 лет оперирую. Сегодня утром прооперировал пациентку, недавно заглянул к ней - уже проснулась, руки-ноги работают, разговаривает, все хорошо. Удалили доброкачественную сосудистую опухоль на головном мозге - каверному. Если ее вовремя не удалить, может произойти кровоизлияние.

- Все чаще опухоли в голове находят у молодых, иногда случайно, во время обследования…

- Сегодня как раз был такой пациент. Болит шея, грыжа межпозвонкового диска, сделали МРТ чуть выше, сняли мозжечок - а там опухоль. Случайная находка, но если бы он пришел через полгода, у него бы наверняка уже были другие симптомы. Опухоль может расти медленно, но постепенно сдавливает мозжечок и жизненно важные центры в головном мозге.

- В большинстве случаев после удаления опухоли головного мозга пациенты выздоравливают и живут нормальной жизнью.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Читала, что если не беспокоит - лучше не вмешиваться.

- Смотря как развивается ситуация. Если опухоль дорастет до жизненно важных центров - они будут поражены опухолью, помочь в таком случае невозможно. Поэтому важно вовремя обезвредить. В любом органе бывают бессимптомные периоды развития опухоли. Бывает, что растет быстро, а потом вдруг останавливается. Стоит на месте, а затем стремительно приводит к летальному исходу.

- Может, стоит на всякий случай сделать МРТ, чтобы удостовериться, что внутри ничего не растет?

- Не нужно думать, что онкология молодеет. Она была всегда, количество случаев увеличивается за счет улучшения диагностики. Раньше не было компьютеров, МРТ, КТ, поэтому нередко говорили: «умер от живота» или «от головы».

Помню, в прошлом веке, который закончился 20 лет тому назад, говорили, что к концу века будет решена проблема рака. Вот пришел новый век, а проблема остается. Но среди болезней головной мозга опухоли на втором месте, на первом - сосудистые патологии. Если человек напуган, если часто болит голова - надо сделать МРТ, хотя в большинстве случаев боль связана не с опухолью, а с сосудистыми проблемами.

«Сосудистые патологии - это как мина, которая тикает»

- Знаю случай, когда утром человек пошел на работу здоровый, а в обед оказался на операционном столе. Разорвалась аневризма головного мозга, через два дня, не приходя в сознание, он умер. Часто трагедии происходят так молниеносно?

- Сосудистые патологии - это как мина, которая тикает-тикает, и неизвестно, где и когда взорвется. Но в последнее время мы часто оперируем аневризмы с профилактической целью, чтобы они не разорвались.

- Однажды оперировали женщину с сосудистыми опухолями головы, их было очень много. А через неделю с той же проблемой привезли ее сестру.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Да, мы объясняем пациенту, что это его право - можно прожить всю жизнь и разрыв не случится, но рвануть может в любой момент. Иногда ищем компромисс: сейчас аневризма такого размера, а через полгода увеличилась, ее раздувает, как шарик. В таких случаях операция необходима.

- По каким признакам можно заподозрить проблему?

- Проявления могут быть разные - нарушение слуха, зрения, чувствительности. Если кровоизлияние происходит в одном из полушарий мозга - может ослабеть противоположная рука или нога. Все зависит от степени разрушения: чем больше гематома - тем сильнее нарушается функция мозга и тем сильнее выражена слабость руки или ноги. 20% людей после кровоизлияния в мозг погибают. Андрей Миронов умер на сцене мгновенно - от разрыва аневризмы головного мозга.

- Были удивительные случаи, когда вот все это случилось, а человек живой?

- Недавно поступил мужчина без сознания, срочно обследовали - огромная гематома в головном мозге. Вскрыли, удалили, два месяца он лежал без сознания. А вчера уехал в 11-ю больницу на реабилитацию на своих ногах, с палочкой. Мой ученик Юрий Шанько (замдиректора РНПЦ по научной работе. - Ред.) пересадил ему стволовые клетки, взятые из жировой ткани и специально выращенные.

Они вводятся под слизистую носа и проникают в место разрушения головного мозга, занимают место пораженных клеток и восстанавливают работу мозга. Многие люди остались живы благодаря этой методике: одно дело удалить, другое - восстановить функции поврежденного органа.

- Покойный лидер группы «Нейро Дюбель» Александр Куллинкович рассказывал, что вы подарили ему вторую жизнь, удалив опухоль мозжечка. После операции он прожил 24 года и умер 4 августа от пневмонии. Александр не скрывал, что иммунитет ослаблен, что последние годы были очень нервными…

- В большинстве случаев после удаления опухоли головного мозга пациенты выздоравливают и живут нормальной жизнью. Дальше многое зависит от них самих и их образа жизни. Если происходит истощение организма, накапливаются стрессы, страдает иммунитет - врачи порой бессильны. Если человек не хочет изменить свою жизнь, свои привычки, ему никто не поможет.

«Выгорают слабаки»

- Некоторые винят в своих бедах врачей, а врачи кивают на маленькие зарплаты…

- Я окончил институт в 60-м году, многие врачи, чтобы остаться в Минске, устраивались на любые специальности. Я хотел быть хирургом и отправился в Дрибин - местечко на границе с Россией. Местный хирург и его жена акушер-гинеколог два года не были в отпуске и накануне отъезда показали мне, как выполнять экстренные операции: удалять аппендицит, оперировать грыжи, останавливать маточные кровотечения после подпольных абортов. И уехали отдыхать.

Я научился делать разное, работал в экстремальных условиях, когда во время операции отключали свет, а рану подсвечивали керосиновой лампой. Закопченные были и лица, и сама рана, но главное, что человека спасали.

Даже раненое сердце оперировал - хулиган ударил старика ножом, тот прошел через диафрагму и ранил верхушку сердца. Мы вскрыли брюшную полость, смотрим - сердце сокращается и из раны течет кровь. Что делать? Операционная сестра мне подсказывает: «Поставьте в рану тампон, и будем переливать кровь». Тампон потихоньку мок, мок, и кровотечение в итоге остановилось, рана постепенно зажила, пациент выздоровел. Эти безвыходность, где-то безграмотность, необразованность случались из-за отсутствия опыта. После окончания института мы были врачами общей практики, без специализаций. Проходили годы, пока набирались опыта.

Потом я познакомился с моим учителем и основоположником белорусской нейрохирургии Эфраимом Злотником. Рассказал ему, сколько всего умею, а он говорит: «Нейрохирургию будешь начинать с вязания узлов. Хирург прошил - а ты завяжи». И смотрит на меня выжидающе. Я согласился, как согласился держать крючки во время его многочисленных операций. Много позже Эфраим Исаакович рассказал мне, что это было определяющим, и он сразу понял, что из меня будет толк.

Потом он отправил меня заниматься наукой, мы с коллегой ставили эксперименты на головном мозге кроликов. А потом коллега поссорился со своим учителем, и наша работа оказалась никому не интересна. Я переживал, ночами не спал, но однажды жена меня спросила: «Ты хочешь быть экспериментатором или нейрохирургом?» И я все бросил, взял новую тему, защитил кандидатскую и начал оперировать. Иногда только заходил домой после дежурства, как приходилось срочно лететь санавиацией в отдаленный район страны консультировать тяжелых больных. Возвращаешься ночью, а утром снова на операцию.

- Не зря говорят, что хирурги быстро выгорают…

- Слабаки выгорают. Был у нас молодой нейрохирург, который два раза уходил и снова возвращался, на третий раз ему отказали - от таких метаний толку не будет. На мой взгляд, эмоционально быстрее выгорают ленивые люди. Но я ни разу за свою бытность директором РНПЦ (ранее назывался НИИ. - Ред.) никого не уволил. Был у нас нейрохирург, который сделал пациенту трепанацию черепа не с той стороны, перепутал. Приходит ко мне: «Я не виноват!» И начал перекладывать вину на других. Я ему только сказал, что таким специалистам работать нельзя. Он возмутился: «А я уеду!» Я ответил: «Уезжай».

«Не надо делить жизнь на вредное и не вредное»

- Сейчас можно сделать генетический паспорт и узнать, что оба родителя передали тебе свои плохие гены. Как помочь, если у человека генетически слабые сосуды?

- Это самое серьезное заболевание. Сердце круглосуточно качает кровь по нашей сосудистой системе, которая вместе с кровью пропускает и хорошее и плохое. Повышенный холестерин формирует на сосудах бляшки, которые сужают просвет, вызывают ишемию тканей, кислородное голодание и, как следствие, инфаркты и инсульты. Генетика играет огромную роль.

- Как в 80 выглядеть таким же задорным? Любить жизнь, находить красивое во всем.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Однажды оперировали женщину с сосудистыми опухолями головы, их было очень много. А через неделю с той же проблемой привезли ее сестру. У каждого человека свое слабое место: у кого-то голова, у кого-то сосуды печени, кишечника. Надо следить за своим образом жизни и настроением. Я даже жене, с которой мы вместе уже 58 лет, когда она начинает делать мне замечания, говорю: «Разговор на эту тему портит нервную систему (смеется)». Надо жить в удовольствие, а это и еда, и режим дня, и встречи с друзьями, когда вместе собираемся, я и от 100 граммов не отказываюсь (улыбается).

Как в 80 выглядеть таким же задорным? Любить жизнь, находить красивое во всем. Человек - и мужчина и женщина - созданы для любви. А тот, кто всю жизнь всем недоволен, бурчит без повода, хорошим не кончит. И не надо слишком часто делить жизнь на вредное и не вредное. Радуйтесь каждой минуте, не отказываясь ни от чего, но знайте меру. Потому что можно иметь хорошие гены, а умереть раньше срока по собственной глупости.

ДОСЬЕ «КП»

Арнольд СМЕЯНОВИЧ, профессор, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Академик НАН Беларуси, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки, лауреат Госпремии Беларуси. Почетный член Ассоциации нейрохирургов России. В 1997 - 2005 гг. - директор НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии. Автор 25 изобретений и патентов, более 400 научных работ, в том числе 7 монографий, 5 рукописей.

www.kp.by

Нейрохирург Арнольд Смеянович: Думай о хорошем

Есть счастливые люди среди нас... Они и в 80 живут, восхищаясь всем, что расширяет сознание, приумножает радость. И людьми в том числе интересуются. Такой Арнольд Смеянович, талантливый нейрохирург-оптимист. Позитивное отношение к жизни у него упругое, заразительное настолько, что после общения с ним еще раз себе скажешь: и действительно, мы в этот мир приходим — для радости.

Казалось бы, ну что такого нового можно увидеть в своей работе, которой отдал 58 лет жизни? Больные люди, операции, ученики, текучка... Да и в самой жизни уже много чего увидено, пережито... Тем не менее интерес к ней у Смеяновича — свежий, неподдельный. Может, потому, предполагали мы сначала, что имеет Арнольд Федорович дело с таким неисповедимым чудом, как мозг человека? Задали вопрос собеседнику, нашел ли он ключ к тайне мозга, а он и не удивился даже: мол, ваши коллеги не раз о том спрашивали.

— И действительно, это чудо! — ответил. — Ключом, чтобы открыть его тайну, я не владею, хотя и вижу почти ежедневно. Мозг — величайшая тайна за семью печатями. Причем не серое это вещество, как иногда говорят: он -— нежно-кремового цвета, очень красивый. Могу только восхищаться природой, творцом, который его создал.

И далее рассуждал:

— Мозг — огромный банк знаний. Всемирная энциклопедия. Как все в нем работает? Тайна... На любой сигнал от нерва, глаз, ушей в нем создается «картинка». Но как мы различаем, что вон, за окном (кивает в сторону окна) кошка сидит под розами, а это вот мой рабочий стол, а под стеклом — фотография отца, посмотрите! Офицер Федор Смеянович. Погиб в 1943-м, был начальником штаба десантной бригады... Там, рядом со снимком, изречения великих умов: я афоризмы иногда вырезаю для себя... А вот на стене портрет моего учителя Эфраима Злотника, с которого началось мое вхождение в нейрохирургию... Ну а это вы, мои гости... Невероятно! Одно знаю: мозг — очень мощная машина, он сильнее любого суперкомпьютера! И как он так быстро «крутится» — не понимаю! Откуда в нем мысли берутся? Теории, гипотезы, открытия... Я часто привожу примеры для тех, кого интересуют тайны мозга. Лауреат двух Государственных премий СССР хирург Войно-Ясенецкий, он же архиепископ Лука, говорил: «Роль мозга сводится к выдаче сообщения» — и сравнивал его с телефонной станцией. (Кстати, родовые корни у того знаменитого хирурга и священника были из Беларуси. — Авт.) И академик Наталья Бехтерева считала, что мозг человека способен создавать только простейшие мысли, он ничего не добавляет к тому, что получает. А Джон Эклс, нобелевский лауреат по физиологии и медицине, вообще считал: мозг мысли не «производит», а только воспринимает их снаружи...

Интересно? Нам очень интересно было ту мини-лекцию слушать. И даже не факты удивляли, а пыл нашего визави. Поражала его любознательность, неравнодушие, ведь такое же нечасто встретишь в таком солидном возрасте.

Вдуматься только: за 58 лет практики Арнольд Федорович осуществил операции на мозге около 10 000 пациентов. И наверное, когда они приходили в себя с надеждой, что все плохое осталось в прошлом, доктор Смеянович читал радость в их глазах. И говорил: радуйтесь каждой минуте — теперь вы можете не волноваться... Он и сам каждый раз радуется, когда есть положительный результат у сложнейших операций, которых за год проводит, как правило, около 250. Кстати, никому, кто обращается к нему за помощью, признался, не отказывает.

Арнольд Смеянович — это целая эпоха в нейрохирургии, как говорят в подобных случаях. Да сам аксакал, правда, от такого сравнения отмахивается. Все проще, говорит. Ну, работает в медицине с 1963 года. Причем еще в Дрибинской сельской больнице, куда вместе с женой Тамарой Ивановной после Минского мединститута распределился, осознал, как надо держать клятву Гиппократа. И что это за состояние души такое, когда ты очень необходим людям, которые забыли про радости жизни из-за проблем со здоровьем. И поддержать их надо, и уверенность вселить в удачном исходе операции, и иметь мужество принять жесткую реальность, боль и слезы, когда ты не смог, как ни старался, оправдать чужие надежды...

Опыт работы в сельской больнице на Могилевщине, считает Арнольд Смеянович, незаменим, и людей, которым там за три года понадобился, было очень много. А дорогу жизни он прошел большую, и не всегда, конечно, все на ней было легко и просто. И душа, случалось, болела, и казалось иногда: жизнь рушится... Но и то проходило, как бывает в жизни, когда за полосой обид и разочарований наступает момент, когда все ладится. Важное открытие такое он сделал еще в молодости. А потом, наблюдая ритмы жизни в формате «плюс-минус», научился переносить ее тяжести. Видимо, поэтому в спокойном, благодушном облике Арнольда Федоровича глубинный материк его радости просматривается.

Из биографии.

Арнольд Смеянович — профессор, заведующий нейрохирургического отдела в Республиканском научно-практическом центре неврологии и нейрохирургии.

Академик Национальной академии наук Беларуси, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной премии Беларуси.

Почетный член Ассоциации нейрохирургов России. В 1997—2005 годах был директором НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии. Автор 25 изобретений и патентов, имеет более 400 научных работ, в том числе 7 монографий. Среди многочисленных наград есть и орден Отечества III степени.

Сейчас высокое мастерство этого нейрохирурга в Республиканском научно-практическом центре неврологии и нейрохирургии, оснащенным самой современной аппаратурой европейского уровня, — востребовано. Практически ни одна сложная операция на мозге без профессора Смеяновича не обходится. И работа его по достоинству оценена.

И дети у них с Тамарой Ивановной — медики. Сын, Виталий Арнольдович, уже тоже известный нейрохирург, заведует отделением нейрохирургии и неврологии № 1 в РНПЦ. А дочь Ольга — стоматолог, на руководящей должности. И ценные составляющие семейного счастья — трое внуков и внучка — радуют дедушку и бабушку. Более того: старший, Стас, учится в Белорусском государственном медуниверситете. И даже правнучка уже семейный клан украсила.

Почему-то мы (потом рассуждали) забыли расспросить у Арнольда Федоровича: может, читал и он книгу о девочке Поллианне, героине одноименного американского бестселлера Элинор Портер? Любимой игрой Поллианны, что бы в жизни ни случалось, была «игра в радость». Вот таким универсальным «гаджетом» она пользовалась, чтобы чувствовать себя счастливой.

Впрочем, одно дело — читать, другое — сделать философию радости мелодией своей жизни... Высказывали версии: откуда в этом человеке столько интереса к жизни, столько позитива? Снова гены? И пришли к выводу: наверное, таким он родился на своей Пуховиччине... Ведь и сам подтверждает: позитивное отношение к жизни у него — от семьи, от мамы, Галины Лукиничны, доброй и мудрой. Все будет хорошо, говорит он, только при условии, если ты будешь думать о хорошем. Чем больше человек недоволен жизнью, чем больше думает о плохом — тем больше шансов, что такой его жизнь и будет. Поэтому лучше стараться радоваться, а не мучиться. А еще — добро людям делать. И не сомневаться, что жизнь — это подарок Творца.

Может, в этом и есть: тайна радости? Мозга? Бытия?..

Кстати, самому Арнольду Смеяновичу посчастливилось остаться в живых тогда, когда, казалось, это было невозможно. Шла Великая Отечественная война. В оккупированной немцами деревне Пуховичи стояло много военной техники. Арике было тогда шесть лет, когда с дружком из соседнего дома они решили прокатиться на прицепе военной машины. Да, подбегая, зацепился мальчишка за что-то, не рассчитав силы, и упал — прямо под колеса. Его колесом сразу и переехало. Спас Арика немецкий врач-хирург. Вот тогда — Арнольд Федорович хорошо помнит — бабушка и напророчила: быть тебе хирургом, когда тебя хирург спас. А ведь он — летчиком стать мечтал. Однако долю свою, как говорят белорусы, на коне не объедешь: на медкомиссии зрение подвело — и линия судьбы привела его в хирурги.

И еще, вспоминает Арнольд Федорович, был с ним в детстве второй, тоже смертельно опасный случай. В Пуховичах до войны жило много еврейских семей. Когда же пришли гитлеровцы, то евреев повсюду уничтожали. Однажды и пуховичских угнали и повели по улице, а бабушка с внуком Ариком выскочили из дома — посмотреть, что там делается. Так их тоже немцы загнали в толпу: бабушка же и внук были смуглые. Наверное, не миновать бы им расстрела, если бы не женщины, которые стояли рядом. Они и вытащили Арнольда с бабушкой из толпы. А несчастных тех всех, как потом слух пошел, расстреляли. Вот так и распорядилась судьба Арнольда Смеяновича: живым ему быть — и спасать других от смерти. Что он и делает. Поскольку знает: жизнь нам дана — для радости. И то олицетворяет. А радость высвечивается в его мимических морщинках вокруг глаз. И в скорой, заинтересованной реакции на любой вопрос. И в искренних ответах, которые могут звучать совершенно по-детски, открыто: «Да я не знаю» или «А кто ж его знает»...

Он был с нами весь из себя — очень естественный, настоящий. Не пробовал выглядеть, казаться каким-то другим, чем есть. Поэтому, как нам кажется, и не может он не нравиться. Уже одним своим присутствием своим этот Доктор — лечит. Как сильный генератор здоровой энергетики.

Валентина Жданович, Иван Жданович

www.zviazda.by

Арнольд Смеянович: У сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли - тайна дремучая

Академик, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологиии нейрохирургии, нейрохирург Арнольд Федорович Смеянович за 47 лет практики провел операции на мозге почти у 9000 пациентов.

Люди, записанные в потенциальные инвалиды, становятся трудоспособными. Более  5 лет у него нет операционной летальности. 250 сложнейших вмешательств каждый год, которые доктор Смеянович выполняет лично. Чуткий к чужой боли человек, готовый круглосуточно спасать других. 

— Арнольд Федорович, почти каждый день Вы всматриваетесь в мозг и говорите, что для ученого он на 99,9% — тайна. 

— Да, я вижу перед собой вещество, клетки которого наполнены таким объемом знаний, что хочется, подобно Ньютону, снять шляпу перед каждым исследователем его. Не ясно, как он работает». На любой сигнал от нерва, уха или глаза в нем создается «картинка». Но какв итоге человек понимает, что это — обезьяна, это — светильник, а это — он сам? Ясно, что мозг мощнее любого суперкомпьютера. 

Тактовая частота процессора измеряется в гигагерцах или терагерцах; а у человека всего лишь килогерцы. Сигнал идет от нейрона к нейрону не со скоростью света, а 1 400 м в секунду. Тем не менее, мозг «крутится» намного быстрее. 

Самое удивительное, что у сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — вообще тайна дремучая. Владеет ею, вероятно, Творец. 

Академик РАН и РАМН Наталья Бехтерева призналась, что когда она и ее сотрудники пытались постичь глубокие структуры мозга (впервые в СССР ученый применила способ долгосрочного вживления электродов), то сразу заболевали. Чувствовали себя так плохо, что ни на какие исследования сил не было. Но стоило прекратить эксперименты — тут же возвращались бодрость и здоровье. Лауреат двух Государственных премий СССР хирург Войно-Ясенецкий, он же архиепископ Лука, сравнивал мозг с телефонной станцией: роль сводится к выдаче сообщения. Он ничего не прибавляет к тому, что получает. 

Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Джон Эклс (открыл ионные механизмы возбуждения и торможения в периферических и центральных нервных клетках) считал, что мозг «не производит» мысли, а лишь воспринимает их извне. Наталья Бехтерева не побоялась разгромной, уничижительной критики со стороны коллег-материалистов и сказала, что мозг человека способен создавать лишь простейшие мысли. 

Где рождаются теории, гипотезы, открытия — пока неведомо физиологам. Я тоже думаю, что мозг — существо в существе, тайна за семью печатями. 

— Для изучения мозга Ленина создали специальную лабораторию, которая вскоре расширилась до института. Вы были на кафедре Сергея Мардашова, где хранился мозг вождя мирового пролетариата? 

— Нет, не доводилось. Но, судя по описанию операции, сделанной Ильичу наркомом здравоохранения Николаем Семашко после выстрелов Фанни Каплан, и акту вскрытия (секретный архивный документ, доступ к которому получила Моника Спивак, издавшая книгу «Посмертная диагностика гениальности»), проблемы у Ленина были. Артериосклероз: по сосудам стучали пинцетом, как по кости, — настолько они пропитались известью. 

Все левое полушарие в кистах, размягченные участки мозга, закупоренные сосуды почти не доставляли кровь - болезнь серьезно поразила орган, выполнявший самую напряженную работу. Содержимое черепной коробки оказалось невелико — 1 340 г (для сравнения: мозг Байрона весил 1 800г, Тургенева — 2 012г, а самый крупный принадлежал… идиоту). Но вессерого вещества и широта ума, гениальность слабо связаны. 

Анатоль Франс имел самый маленький по объему мозг, у Луи Пастера, основоположника микробиологии и иммунологии, было вообще одно полушарие. А жили долго и творили так, как дай Бог каждому. 

— Больного готовят к операции ассистенты: интубируют, вскрывают черепную коробку. Вы знаете все о пациенте, для Вас - это незыблемое правило. Но, предположим на секунду, что на столе - человек без сознания, его привезли с улицы с тяжелой черепно-мозговой травмой. Увидев его мозг, вы можете сказать: перед Вами умный или глупый? 

— Это исключено. У кого-то мозг больше, у кого-то меньше. На интеллект внешний вид мозга не влияет. Когда-то, если не ошибаюсь, лет 40 назад, я помогал своему Учителю, профессору Ефрему Злотнику оперировать студентку консерватории. У нее была большая опухоль на полушарии. 

Когда ее удалили, оказалось, что полушария практически не осталось, опухоль разрушила. Девушка поправилась, с отличием закончила консерваторию, уехала в США, в нее влюбился миллионер, за которого вышла замуж. Она  и  сегодня чудесно играет, я знаю об этом, потому что получаю от нее приветы и поздравления. 

Мы удаляем опухоли и на лобной доле мозга, которая в значительной степени отвечает за интеллект. Когда новообразование намертво «спаяно» с серым веществом, приходится убирать и часть здорового. 

Назавтра беседуешь с пациентом и не замечаешь, чтобы ему было трудно собраться с мыслями. Он шутит, все из своей жизни помнит. 

— Вероятно, мозг дан нам с большим запасом, чтобы  мы  использовали  его  до  конца дней? 

— В том-то и дело, что у многих он гораздо чаще «ржавеет», чем изнашивается. Процентов на сорок просто отдыхает. Люди живут, как сказочный Емеля на печи, ждут, что все само появится, не тренируют память, не развивают интеллект. А потом удивляются, что элементарного вспомнить не могут. 

Мозг нуждается в тренинге, в знаниях, чтении, созерцании красоты, восстановлении  в своем сознании высшего понимания смысла жизни. 

— Прежде чем начать исследование мозга в лаборатории, академик Наталья Бехтерева взяла благословение митрополита Санкт-Петербургского и  Ладожского Иоанна (Снычева). Она не скрывала, что призывает на помощь  Бога.  А Вы в него верите? 

— Когда я вижу, как красиво устроены сердце и мозг, которым нет аналогов  в  природе,  у меня нет сомнений, что без Божественной руки здесь не обошлось. Великий русский хирург Николай Пирогов писал, что «мозг отдельного человека служит органом мышления мировой мысли. Нужно признать существование, кроме мозговой мысли, и другой, высшей, мировой». 

Понять это легко, если только не пытаться все объяснить. Лично для меня Бог — идеал, который человек должен воплощать в своей повседневной жизни. 

— Может быть, нейрохирургу задавать вопросы по нейрофизиологии и некорректно — это наука белых пятен. И все же: хочется узнать, почему пучок нервных волокон, передающих сигналы  из  правого  в  левое  полушарие,  у  женщин шире, чем у мужчин? 

— К сожалению, еще совершенно не ясно, на что влияет «пучковая» особенность. В «Пословицах русского народа» В. Даля каждая строчка о женщинах дышит ехидством: «Волос долог, да ум короток», «Баба бредит, да черт ей верит». Однако через различные отделы женского мозга за единицу времени протекает на 15% крови больше. Возможно, этим и объясняется меньшая прочность мужского мозга как биологического организма, а отсюда и большая частота инсультов. 

Половые различия на серое вещество не влияют. Тем не менее, психологи доказали, что женщины легче справляются с задачами, где нужна интуиция. 

Женская догадливость иногда значит больше, чем мужская уверенность. Координация тонких движений у слабого пола более совершенна, как и доступный диапазон запахов, звуков высокой частоты, женщины лучше дифференцируют вкусовые ощущения. 

Я думаю, женский мозг не нуждается в адвокатской защите. Природа сделала так, что обоим полам одинаково доступны все виды человеческой деятельности, просто вершины успехов они достигают не всегда одинаковыми путями. 

— Как считаете, где место души — в головном мозге, спинном, в сердце? 

— Мне кажется, этой субстанции не нужно место. Если она есть, то во всем теле — хозяйка. 

— О чем думаете, когда оперируете? Ведь порой вмешательство длится 7 часов… 

— Только о том, как помочь больному. Не сочтите это за высокие слова, но всякие мысли будто кто-то отсекает. Их нет,  как  и глотательного  рефлекса.   Не хочется ни пить, ни есть, ни  встать и  размять плечи.  Сижу  на стуле,  гляжу в микроскоп на чужой мозг  (в обруче на голове небольшая навигационная система), он — под скальпелем  в моей  руке. Если она дрогнет, пациент может остаться с травмой на всю жизнь. 

Полдня провести за микроскопом нелегко. Но и результат есть: люди, записанные в потенциальные инвалиды, становятся трудоспособными, более 5 лет нет операционной летальности. 

— Жизнь фильтрует окружение вокруг Вас. Кого сегодня больше — друзей или врагов? 

— Мне кажется, тех и других поровну. Вторые — завистники. Людям свойственно смотреть сердитыми глазами на тех, которым хочется скорости и новизны. Новое всегда окружено недоверием, стандартное мышление подсовывает доказательства невозможности. А талант пренебрегает детектором ошибок… 

Протестующую природу недоброжелателей надо рассматривать как сигнал. Чуткая душа должна его улавливать, чтобы правильно реагировать. Интриги, клевета, зависть лишь оттеняют величие настоящего дела. Я  всем советую  не отвлекаться на склоки и пустые разговоры, а жить тем, что приносит радость. Лично для меня — это работа. 

— Что чувствуете, когда не удается спасти больного? 

— Всегда мысль одна и та же: хоть ты и академик, а ничего не достиг. Зашиваешь рану с горьким чувством: опухоль удалить не удалось, она уже успела все разрушить. Отводишь глаза в сторону на обходе. Врать нельзя, молчишь. Понимаешь, что смерть надвигается. А к ней привыкнуть невозможно. 

— Говорите пациенту, что у него злокачественная опухоль? 

— Очень редко. И только мужественному, спокойному человеку, чтобы  он успел  доделать какие-то важные дела. А то ведь заявляет, что не хочет оперироваться, мол, само рассосется. «У вас опухоль, которая быстро растет, через какое-то время вы  будете парализованы», — твердо говорю я.  И человек соглашается  на удаление ее. Но какая опухоль — не комментирую. 

У мозга есть свой блок самосохранения и защиты, вроде предохранителя. Мозг охраняет себя сам, чтобы шквал негативных эмоций не захватил целиком. 

— Александр Македонский, Наполеон Бонапарт, Александр Суворов помнили всех своих воинов — до 30 тысяч человек. Сократ знал в лицо каждого из 20  тысяч жителей Афин. А Чарли Чаплин не мог назвать даже фамилии секретаря, с которым проработал 7 лет. Как укрепить нашу память, что в еде предпочесть? 

— Когда замечаете проблему, лучший способ ничего не забыть — записывать «напоминалки» на бумаге и крепить их на уровне глаз. Придумывать ребусы, разговаривать с самим собой, не стесняясь этого. Тихонько скажите: «Я оставляю машину в конце стоянки под высоким тополем». Мысленно отдавайте себе приказы: «Нужно позвонить такому-то». 

Если хотите сразу запомнить имя человека, то проведите ассоциацию с каким-нибудь образом. Например: Маша — машет руками, Катерина — едет на катере, Вася — висит на турнике. 

Побольше читайте. Есть и атеросклеротические рецепты, давно используемые в народе: кора рябины, цветки клевера, свекольный сок в смеси с морковным, хрен, черемша, репчатый лук. В еде должны быть: хлеб с отрубями (витамины группы В — «первая скрипка» в процессе запоминания), сыр, горох, гречневая каша, орехи, морепродукты, овощи, фрукты, мед. Замечено, что все полезное для мозга нравится и сердцу. 

Это Вам будет интересно: 

Бернард Лаун: слова, которые лечат

Андрей Максимов: Когда родители становятся врагами своим детям

— Ваше отношение к алкоголю? 

— Рюмочка хорошего коньяка вреда в организме не сделает. У философа Василия Розанова прочел однажды: «Проклятая водка. Пришли сто гадов и  нагадили  у меня  в мозгу».  Образно. Будь моя воля, превратил бы эти слова в плакат и развесил в местах, где тусуется молодежь. 

— Самые счастливые минуты в жизни? 

— Когда вижу и слышу людей счастливыми. Между ними всегда теснейшая и редкая симпатия, кажется, живут они душа в душу и ум один. Среди таких даже черствые оттаивают… опубликовано econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Наш земляк Арнольд Смеянович — ведущий нейрохирург страны

Арнольд Смеянович — нейрохирург, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии, лауреат Государственной премии Республики Беларусь, заслуженный деятель науки Республики Беларусь, доктор медицинских наук, профессор, академик Национальной академии наук, отличник здравоохранения СССР. Среди многочисленных наград, которыми он награжден, — орден Отечества III степени.

У Арнольда Федоровича  не бывает каких-то особенных дней.  Все они похожи друг на друга: раннее пробуждение, завтрак и дорога на работу. Чаще всего на городском автобусе. А потом совещание,  обсуждение состояния  здоровья больных, новые назначения, осмотр  в реанимации прооперированных накануне пациентов и тех, кто еще ожидает операцию. Академика Смеяновича люди всегда ждут и знают, что он придет. Такая практика существует у Арнольда Федоровича на протяжении многих лет,  и он никогда ее не нарушал. Она стала  потребностью, как и ежедневный приход в операционную, чтобы поправить здоровье, а чаще всего — спасти жизнь очередному пациенту, ведь академик Арнольд Смеянович выполняет самые трудные операции. Сколько их было в  его  медицинской практике, сосчитать сложно, но нет сомнений  в том, что их тысячи, а, может, и десятки тысяч. И это неудивительно, ведь  трудовой стаж Арнольда Федоровича составляет 58 лет! Из них — 55  лет  в  нейрохирургии.

Он никогда не искал легких путей.  Однажды с улыбкой рассказал, как отец жены, будучи первым секретарем Логойского райкома партии, пригласил молодых специалистов на работу в Логойск. Смеянович выбрал распределение в Дрибинский район, потому что хотел быть врачом, а не зятем первого секретаря. И  жена, Тамара Ивановна, тоже врач,  без малейших сомнений поддержала его решение. Кстати, и свадьба  у  них  была  студенческая. Родители узнали о ней позже, ведь дети поженились, когда были в Бобруйске на практике.

— Когда мы приехали на свое первое рабочее место,  увидели, что нас ждали с огромным нетерпением. Там  тоже работали муж и жена: хирург и акушер-гинеколог.  Они уже несколько лет не были в отпуске и с радостью доверили нам больницу,— рассказывает Арнольд Федорович. — Время работы в этой больнице принесло   бесценный опыт,  потому что пришлось выполнять самые  разные операции, самостоятельно принимать очень ответственные решения.

Через три года молодого сельского хирурга  приметил  основоположник белорусской нейрохирургии и создатель белорусской нейрохирургической школы Ефрем Злотник. Новое направление не только увлекло — поразило. Хотя изначально пришлось выполнять самую простую работу, порой просто присутствовать на операции. Как выяснилось позже,  таким образом опытный врач  проверял молодого  на  прочность.  И не ошибся.  Ученик не разочаровал своего учителя. Сам Арнольд Федорович  с большой благодарностью и теплотой всегда говорит о нем.  На протяжении многих лет в его рабочем кабинете  висит портрет  Ефрема  Злотника.

— На то, что Арнольд Смеяновичв свои 80 сделает за два часа, иному надо потратить 12 часов. Талантливых хирургов у нас много,  а  талантливый   хирург-оптимист   один  —  Смеянович.

— Говорят, если хочешь узнать истинное лицо человека, надо увидеть его в роли подчиненного и в роли руководителя. Мне довелось писать кандидатскую диссертацию у Смеяновича, то есть быть его учеником, а также руководить РНПЦ неврологии и нейрохирургии, в котором он работал заведующим отделом нейрохирургии. Могу сделать вывод: Арнольд Федорович на любой должности и в любой роли остается самим собой, сохраняя человечность и ровное отношение ко всем. Он гармоничная личность. А что касается оценки его как профессионала-практика, то, на мой взгляд, несмотря на то, что его последователи возглавляют профильные отделения и руководят ведущими медучреждениями, равного ему по  мастерству  нейрохирурга пока в  Беларуси  нет.

Так  характеризуют  своего учителя  Юрий Шанько, заместитель директора по научной работе  РНПЦ неврологии и нейрохирургии, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук, и  Андрей Танин, доцент кафедры неврологии и нейрохирургии БелМАПО, директор РНПЦ неврологии и нейрохирургии в 2010–2015 годах, кандидат медицинских наук.

За годы своей трудовой деятельности  Арнольд Федорович   написал кандидатскую  и докторскую диссертации, стал автором около 400 научных работ. На его счету 25 изобретений и патентов. Он разработал методики лечения больных с артериовенознымимальформациями мозжечка, нейроонкологических больных, травматического повреждения плечевого сплетения — причем этот метод не имеет аналогов в мире. Под руководством Арнольда Смеяновичазащищены 19 кандидатских диссертаций и 3 докторские. Он руководил  всей нейрохирургией страны,  на протяжении восьми лет возглавлял Белорусский научно-исследовательский институт  неврологии, нейрохирургии и физиотерапии. Когда  началось строительство нового Республиканского научно-практического центра  понял, что организационные вопросы отнимут очень  много  времени,  которое  предназначено  для  пациентов,   поэтому  выбрал операционную, и теперь ежедневно проводит там 3-4 часа.

— Сегодня наш центр  по своему оснащению не уступает лучшим клиникам мира, —  говорит Арнольд Федорович. — Мы располагаем новейшим оборудованием, хорошими кадрами и не нуждаемся в посторонней помощи, не отправляем своих пациентов  на лечение за границу. В центре побывали немцы, французы, итальянцы,  и   были удивлены  нашими возможностями.

Арнольд Смеянович  очень  добрый позитивный человек. В общении с ним не чувствуешь никаких барьеров, не подбираешь особые слова. Он любит людей и никому не отказывает   в   помощи.  Эти качества были привиты  с детства.  Мама,  Галина  Лукинична,  была очень мудрой, хорошей женщиной.  Его  отец,   Федор   Смеянович, погиб в 1943 году, он был начальникам штаба  десантной бригады.  Детство будущего академика  прошло в трудные  военные годы. Он помнит,  как попал под немецкую машину, и жизнь будущему академику  спас  немецкий хирург. Помнит, как всю семью  схватили за связь с партизанами. Детей потом отпустили, а вот мама и  родственники чудом бежали.

Своей  малой родиной Арнольд Федорович считает Пуховичи, хотя родился в России. Но перед войной семья приехала на родину матери, здесь и остались. Арнольд Федорович закончил  Пуховичскую среднюю школу и осуществил свою мечту  — поступил в медицинский институт. В Пуховичах академик Смеянович бывает очень часто. Рядом с родительским домом  построил скромную дачу и приезжает не отдыхать, а чаще работать. Как-то встретил меня в своем дворе с лопатой в руках. Я искренне удивилась: ваши руки беречь нужно. А он улыбнулся: «Земля дает силу, нужно трудиться. Я  не думаю о том, что академик, я — обычный человек.  У меня  в Пуховичах много друзей юности — Леня Никитин, Саша Матох, Леня Довнар, Петя Есипенок. Мы все практически одного возраста, до сих пор дружим, общаемся.  Все они труженики. Саша Матох — инвалид. У него одна рука, но он каждую весну сажает и копает картофель. Такое наше поколение».

Настроение человека, его желание жить полноценной жизнью, по словам Арнольда Федоровича, великая сила. Из своей медицинской практики он может вспомнить десятки историй, когда люди могли бы справиться с болезнью, но опустили руки. И наоборот: казалось бы, безнадежная ситуация, но у человека такая сила воли, и он выкарабкивается.

Работу нужно любить, только тогда от нее  будет  толк.  В  этом  всегда был  уверен Арнольд Федорович.  Глядя на родителей, на их любовь к своему делу, стали врачами и дети. Сын  — заведующий нейрохирургическим отделением  в РНПЦ нейрохирургии  и  неврологии,  дочь —  директор 9-й стоматологической поликлиники города Минска. В семье у сына еще два  врача: жена  — невролог, кандидат наук, сын учится на пятом курсе медуниверситета.

Арнольд Федорович признается,  что в жизни все получилось  так, как   хотелось  когда-то  в  молодости.  Может  быть,  не  так  быстро, но он считает  себя  счастливым  человеком.  Любимая  жена, с  которой  душа в душу  прожили более 50 лет,  выросли хорошие  дети,  четверо внуков, правнучка. Есть силы помогать людям.

11 августа академику Смеяновичу  исполняется 80 лет. Этот день он проведет  в Пуховичах, на родной земле. Шумное веселое  торжество не получится: недавно ушел из жизни муж дочери. Но, несомненно, юбиляра навестят друзья, знакомые, и бывшие  пациенты придут, чтобы сказать: «Спасибо вам, Арнольд  Федорович, за ваши золотые руки и золотое сердце!».

Ольга  САВАСТЮК.

www.pukhovichi.minsk-region.by


Смотрите также