Биография сергий страгородский


Патриарх Сергий (Страгородский) / Православие.Ru

В издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры» вышла новая книга: «Патриарх Сергий (Страгородский)». Составитель Ольга Рожнева.

Патриарх Сергий (Страгородский) / Сост. О. Л. Рожнева. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2017. — 160 с. : ил. — (На страже веры).     

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский; 1867–1944) всего несколько последних месяцев своего епископского служения носил сан патриарха. Но как Патриарший Местоблюститель он почти восемнадцать лет управлял Русской Церковью. Борец за сохранение Церкви в эпоху жесточайших гонений, выдающаяся личность, подвижник и молитвенник, истинный пастырь, он являлся также крупнейшим ученым в области богословия, церковной истории и философии, миссионером, церковным писателем, знатоком новых и древних языков, автором богослужебных текстов. Книга знакомит читателя с его жизнью и трудами.

Род Страгородских славился потомственными священнослужителями-подвижниками. Один из них, владыка Сильвестр Страгородский (1725–1802), епископ Крутицкий и Можайский, настоятель Московского Спасо-Андроникова монастыря, был погребен в этом же монастыре.

30 января 1890 года, в день памяти трех святителей, двадцатитрехлетний Иван (имя патриарха Сергия при крещении) и его друг Яков были пострижены в монашество с именами Сергия и Германа, валаамских святых подвижников. В этом же, 1890 году, отец Сергий был рукоположен в иеродиакона, затем во иеромонаха.

Он окончил Санкт-Петербургскую духовную академию первым из лучших, заняв первое место среди сорока семи выпускников, которые удостоились при выпуске звания кандидатов богословия. Согласно уставу духовной академии иеромонах Сергий должен был продолжить научную карьеру, оставшись в академии для защиты диссертации и подготовки к профессорскому званию. Но отец Сергий подает прошение на имя ректора с просьбой отправить его как миссионера в Японию. Впоследствии святитель Николай Японский говорил, что из всех присланных ему из России помощников иеромонах Сергий (Страгородский) был единственным, кого он желал бы видеть своим преемником. Но у Господа были свои планы на молодого иеромонаха: через несколько десятилетий он должен был стать предстоятелем Русской Православной Церкви.

С 1917 года владыка Сергий — архиепископ Владимирский и Шуйский, в том же году он возведен в сан митрополита.

В январе 1921 года митрополит Сергий был арестован и несколько месяцев находился в Бутырской тюрьме. На свободу он вышел только весной, на Пасху.

С 1924 года владыка Сергий — митрополит Нижегородский. В декабре 1925 года был арестован Патриарший Местоблюститель митрополит Петр (Полянский). Предчувствуя свой арест, митрополит Петр сделал завещательное распоряжение, в котором говорилось: «в случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя временно поручаю исполнение таковых обязанностей высокопреосвященнейшему Сергию, митрополиту Нижегородскому. Возношение за богослужением моего имени, как Патриаршего Местоблюстителя, остается обязательным».

В ноябре 1926 года митрополит Сергий был вновь арестован по обвинению в связях с эмиграцией и в подготовке проведения нелегальных выборов патриарха. Арест использовался ОГПУ как средство оказания давления на митрополита Сергия, дабы понудить его к публикации обращения к Церкви в нужной для властей редакции. 29 июля 1927 года была опубликована Декларация митрополита Сергия. В ней говорилось об ожесточенной вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов». Говорилось также о необходимости «показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством». После обнародования Декларации появился термин «сергианство», под которым понималась политика безусловной лояльности советской власти в СССР.

В интервью газете «Известия» 10 июня 1991 года на вопрос о его отношении к Декларации митрополита Сергия патриарх Алексий II ответил: «Митрополит Сергий хотел спасти этой Декларацией Церковь. Знаю, что многие, слыша эти слова, возражают, что Церковь спасает Христос, а не люди. Это верно. Но верно и то, что без человеческих усилий помощь Божия не спасает. Неуничтожима Вселенская Церковь. Но где знаменитая Карфагенская Церковь? Есть ли православные верующие сегодня в Каппадокии, в Малой Азии, где прославились Григорий Богослов и Василий Великий? На наших глазах была уничтожена Церковь в Албании. И в России были силы, желавшие того же…»

8 сентября 1943 года в новом здании Московской Патриархии (Чистый переулок, 5) состоялся Архиерейский Собор, в котором участвовали девятнадцать иерархов. Главным вопросом было избрание Патриарха Московского и всея Руси. Митрополит Алексий (Симанский) предложил в качестве кандидата на патриарший престол митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского). В ответ раздались возгласы: «Аксиос, аксиос, аксиос». Голосование было единодушным. Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) был избран собором русских иерархов Патриархом Московским и всея Руси через восемнадцать лет после смерти патриарха Тихона (Беллавина).

Митрополит Питирим (Нечаев) отзывался о патриархе Сергии: «Это был мудрый иерарх и глубокий богослов, автор классической работы “Православное учение о спасении”. Он знал несколько языков — в том числе древние: еврейский, греческий, латинский, — и, несмотря на свою административную загруженность и преклонный возраст, ежедневно читал Библию на каждом из этих языков. Кроме того, это был подвижник строгой жизни. Его день, по старому монастырскому обычаю, начинался в четыре часа утра, и в его ежедневное правило обязательно входил “Чин двенадцати псалмов”, который оказывает необыкновенно умиротворяющее воздействие на душу. Церковный народ очень любил его и за глаза ласково называл “дедушкой”».

Митрополит Иоанн (Снычев) писал: «Русская Православная Церковь, управляемая митрополитом Сергием, сохранила свою жизнеспособность, в то время как все отколовшиеся от нее группировки потерпели крушение и погибли в волнах житейского моря. В этом и заключается величайшая заслуга митрополита, который, как опытный кормчий, обошел все подводные камни, грозившие гибелью церковному кораблю, и сильной рукой провел его сквозь штормы и ветры к надежному причалу».

15 мая 1944 года, в шесть часов пятьдесят минут, Святейший Патриарх Сергий (Страгородский) скончался от кровоизлияния в мозг в возрасте семидесяти семи лет.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков, оценивая личность Святейшего Патриарха Сергия (Страгородского), сказал: «Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, что переживал патриарх Сергий. Но я глубоко убежден в том, что он будет канонизирован. Рано или поздно, не сегодня, так через пять, десять, пятьдесят лет неизбежно произойдет осознание подлинных масштабов его личности и той колоссальной роли, которую он сыграл в истории Русской Церкви».

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас!

pravoslavie.ru

Сергий (Страгородский), Патриарх Московский и всея Руси - это... Что такое Сергий (Страгородский), Патриарх Московский и всея Руси?

Патриа́рх Се́ргий (в миру — Иван Николаевич Страгоро́дский; 11 (23) января 1867 — 15 мая 1944) — епископ Православной Российской Церкви; с 8 сентября 1943 Патриарх Московский и всея Руси, первый предстоятель современной Русской Православной Церкви.

С декабря 1925 до октября 1937 года — Заместитель Патриаршего Местоблюстителя (митрополита Петра (Полянского)); с октября 1937 — Патриарший Местоблюститель, ввиду смерти митрополита Петра.

С мая 1927 года стал на путь безусловной лояльности политическому режиму СССР, что вызвало весьма противоречивую реакцию в Церкви как в СССР (См. статью Иосифляне (XX век)), так и за границей (См. статью Русская православная церковь за рубежом). Богослов, автор богослужебных текстов и духовных стихов.

Ранние годы

Родился 11 января 1867 в Нижегородской губернии в гор. Арзамасе, в семье протоиерея, где получил глубокое религиозное воспитание. Первоначальное образование получил в приходском, а затем в Арзамасском духовном училище.

В 1886 окончил Нижегородскую духовную семинарию и поступил в Петербургскую духовную академию.

30 января 1890 пострижен в монашество, будучи студентом 4-го курса академии, а 21 апреля рукоположен во иеромонаха.

9 мая 1890 окончил Академию со степенью кандидата богословия и 13 июня был назначен в Японию членом Православной духовной миссии. В декабре 1891 назначен судовым священником на корабль «Память Азова».

В 1893 назначен исполняющим обязанности доцента по кафедре Священного писания Ветхого Завета к Петербургской Духовной Академии.

13 декабря 1893 назначен исполнять должность инспектора Московской Духовной Академии.

21 сентября 1894 возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах.

Удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Православное учение о спасении».

В 1897 вторично назначен в Японию помощником начальника Православной духовной миссии.

29 июля 1899 определен ректором Петербургской Духовной Семинарии, а 6 октября того же года назначен инспектором Петербургской Духовной Академии. С 21 января 1901 — ректор той же Духовной Академии.

Епископская деятельность до революции

25 февраля 1901 хиротонисан во епископа Ямбургского, викария С.-Петербургской епархии. Чин хиротонии совершили: митрополит Санкт-Петербургский Антоний, митрополит Киевский Феогност, митрополит Московский Владимир, архиепископ Холмский и Варшавский Иероним, епископ Кишиневский Иаков, епископ Борис, епископ Гдовский Вениамин, епископ Нарвский Никон и епископ Сарапульский Владимир.

6 октября 1905 Николай II утвердил доклад Святейшего Синода «О бытии Преосвященному Ямбургскому Сергию архиепископом Финляндским и Выборгским».

В 1906 году участвовал в сессии Святейшего Синода, председательствовал в Учебном Комитете, стал Почётным членом Петербургской духовной академии.

В 1907 году возглавил созданную Святейшим Синодом Комиссию по исправлению богослужебных книг, которая успела издать новую редакцию Постной и цветной Триоди, подготовить новую редакцию Октоиха, Праздничной и сентябрьской минеи. Новая редакция литургических книг устраняла отдельные грецизированные синтаксические конструкции и слова, но не получила распространения вследствие задержки распространения и последовавших политических событий.

С 6 мая 1911 — член Святейшего Синода.

В марте 1912 назначен Председателем Предсоборного совещания при Синоде.

6 мая 1912 награждён бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

4 апреля 1913 назначен Председателем Миссионерского Совета при Святейшем Синоде.

14 января 1915, по просьбе, освобожден от должности Председателя Миссионерского Совета. (В книге «Патриарх Сергий и его духовное наследство» на с. 183 ошибочно указан год освобождения от должности Председателя Миссионерского Совета 1917-й, см. «Церковные Ведомости», 1915, № 3, с. 26.).

После революции

Был единственным членом Святейшего Синода, оставленным Н. В. Львовым после роспуска старого состава 14 апреля 1917, «хотя обещал братьям-епископам, что в новый состав Св. Синода, образованного Львовым, не пойдёт.»[1]

10 августа 1917, после избрания, утвержден архиепископом Владимирским и Шуйским, сменив на кафедре уволенного на покой по требованию духовенства епархии за «деспотическое» управление и грубое обращение с духовенством архиепископа Алексия (Дородницына).

Участник Всероссийского Поместного Собора 1917—1918 в Москве. 28 ноября того же года возведен в сан митрополита.

В декабре 1917 года был избран членом Учредительного Собрания по нижегородскому округу. Участия в работе Собрания не принимал.

В январе 1921 митрополит Сергий был арестован и несколько месяцев находился в Бутырской тюрьме. На Пасху был выпущен на свободу. Известно, что за него поручился лишенный сана бывш. архиепископ Владимир (Путята). (В свою очередь, митрополит Сергий уверил Путяту, что с его помощью тот будет восстановлен в сане). Основанием для ареста митрополита послужил бракоразводный процесс. После заседания Синода, на котором Путяте в восстановлении в сане было отказано, митрополита Сергия выслали в Нижний Новгород.

3/16 июня 1922 митрополит Сергий вместе с Нижегородским архиепископом Евдокимом (Мещерский) и Костромским архиепископом Серафимом (Мещеряковым) публично признали обновленческое ВЦУ единственной канонической церковной властью в так называемом Меморандуме трех. Таким образом, с 16 июня 1922 по 27 августа 1923, когда он принёс публичное покаяние, пребывал в обновленческом расколе. Был членом Высшего Церковного Управления; принят по покаянии Святейшим Патриархом Тихоном в лоно Патриаршей Церкви. Чин покаяния, в отличие от такового, принесенного большинством прочих епископов, проходил публично, за литургией в день Успения в Донском монастыре.

Местоблюстительство

С 18 марта 1924 года — митрополит Нижегородский. С 10 декабря 1925, после ареста Патриаршего Местоблюстителя м-та Петра (Полянского), — заместитель Патриаршего Местоблюстителя.

Вступление на пост Заместителя Патриаршего Местоблюстителя было осуществлено на основании завещательного распоряжения митрополита Петра (Полянского) от 23 ноября (6 декабря) 1925 года: «в случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять Мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя временно поручаю исполнение таковых обязанностей высокопреосвященнейшему Сергию, митрополиту Нижегородскому. Возношение за богослужением Моего имени, как Патриаршего Местоблюстителя, остается обязательным.»[2] Другое его распоряжение, от 22 ноября (5 декабря) 1922 года предоставляло временно его «права и обязанности как Патриаршего Местоблюстителя, до законного выбора нового Патриарха» митрополитам Казанскому Кириллу (Смирнову) или Ярославскому Агафангелу (Преображенскому)[3].

В ноябре 1926 года митрополит Сергий был вновь арестован. Арест использовался ОГПУ как средство оказания давления на м-та Сергия, дабы понудить его к публикации обращения к Церкви в нужной для властей редакции. Обязанности заместителя Местоблюстителя должны были перейти к м-ту Иосифу (Петровых), но ввиду невозможности сего, были восприняты архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем).

27 марта 1927 года снова вступил[4] в управление Патриаршей Церковью на правах Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Результатом ареста и дальнейшего давления на него и на Патриаршую Церковь, которая в то время с точки зрения «советского права» находилась «на нелегальном положении», было издание документа, известного как Декларация митрополита Сергия, опубликованная 16/29 июля 1927 (см. раздел ниже).

2 февраля 1930 Папа Пий XI обратился с призывом молиться за «гонимую Русскую Церковь»; в Великобритании Архиепископ Кентерберийский Уильям Темпл организовал международное мероприятие «моление о страждущей Русской Церкви». Ввиду того, что подобные акции на Западе наносили удар по престижу руководства СССР 15 февраля 1930 власти организовали интервью м-та Сергия и членов его Синода для газет «Известия» и «Беднота», в которых м-т Сергий отрицал факт религиозных гонений в России: «Мы считаем излишним и ненужным это выступление папы Римского, в котором мы, православные, совершенно не нуждаемся. Мы сами можем защитить нашу православную Церковь» [5].

18 февраля 1930 м-т Сергий дал интервью иностранным корреспондентам, в котором сообщил, что Русская Церковь имеет около 30 тысяч приходов и 163 епископа, занимающих свои кафедры; закрытие храмов объяснялось им распространением атеизма в стране. Интервью вызвало бурю негодование в среде русской эмиграции.

19 февраля 1930 Заместитель Местоблюстителя обратился к Советскому правительству с посланием, в котором ходатайствовал о возобновлении церковно-издательской деятельности и о восстановлении духовных школ. Патриархия получила разрешение на издание официального органа — Журнала Московской Патриархии (ЖМП); в 1931—1935 выпущено 24 номера. Помимо официальных документов в нём помещались богословские статьи, в основном самого м-та Сергия, который был главным редактором издания.

12 апреля 1932 года постановлением Синода за № 60/б награждён предношением креста при богослужении.

14/27 апреля 1934 года ему присвоен титул «Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский», с правом ношения двух панагий.

Осенью 1936 года в Московскую Патриархию поступило сообщение (как окажется много позднее, ложное) о кончине Местоблюстителя митрополита Петра в заключении 11 сентября 1936 года. 27 декабря Патриархией был издан «Акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя патриаршего престола Православной Российской Церкви к Заместителю патриаршего Местоблюстителя, Блаженнейшему митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому)»; также был издан указ Московской Патриархии о соответствующей форме поминовения за богослужением Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия.

«Декларация» Сергия и реакция на неё

См. также статью Сергианство

Первые годы фактического (после ареста митрополита Петра) управления митрополита Сергия Патриаршей Церковью были годами больших разногласий между иерархами, бурных колебаний и расколов.

29 июля 1927 Заместитель Местоблюстителя патриаршего престола митрополит Сергий издал Послание Православным Архипастырям, Пастырям и пасомым Московского Патриархата, в литературе обычно именуемое Декларацией м-та Сергия или Декларацией 1927 года. Послание прежде всего отмечает факт ожесточенной вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов», в связи с чем особо важно «теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством».

Главная цель, которую преследовал м-т Сергий, издавая Послание, состояла в получении официальной регистрации Временного Патриашего Синода при нём, о чём он сам говорит в Послании:

в мае текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался временный при заместителе патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют преосвященный Новгородский Митрополит Арсений, ещё не прибывший, и Костромской архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом.

Первоначальная реакция на Послание в среде Церкви не была резко критической: так, Послание Соловецких епископов 14 (27) сентября 1927, по существу, выдвигает те же принципы взаимоотношения Церкви с государством [6] .

Протест духовенства становится более резким после попытки м-та Сергия перевести, по указанию властей, Ленинградского м-та Иосифа (Петровых) в Одессу. Это было истолковано как его позволение властям вмешиваться в кадровую политику, что вызвало резкое неприятие; также, многие епископы были недовольны самым фактом учреждения при Заместителе Местоблюстителя Священного Синода. В конце осени 1927 центром сопротивления курсу м-та Сергия стал Ленинград во главе с м-том Иосифом, находившимся тогда в Ростове Великом. (См. статью Иосифляне (XX век).) Последний писал митрополиту Сергию: «Я считаю Вас узурпатором церковной власти, дерзновенно утверждающим себя Первым Епископом страны; может быть, и по искреннему заблуждению и во всяком случае с молчаливого попустительства части собратий епископов, повинных теперь вместе с Вами в разрушении канонического благополучия Православной Русской Церкви.»[7]

К концу 1930 насчитывалось до 37 архиереев Патриаршей Церкви, отказавшихся от административного подчинения м-ту Сергию.

После «большого террора» 1937—1938 годов от епископата Патриаршей Церкви осталось всего 4 штатных (сохранивших регистрацию в качестве «служителя культа») архиерея, включая Патриаршего Местоблюстителя. С расширением территории СССР осенью 1939 — летом 1940 митрополиту Сергию была предоставлена возможность «воссоединить» с Московской Патриархией оказавшихся в границах СССР архиереев Константинопольской, Румынской и Польской юрисдикций. При этом заштатный архиепископ Николай (Могилевский), сообщивший епископам Западной Украины о реальном положении церковных дел, был тут же арестован.

Во время Великой Отечественной войны, с середины октября 1941 года до конца августа 1943 года находился в эвакуации в Ульяновске. Ко времени его возвращения в Москву штатный епископат Патриаршей Церкви (без оккупированных территорий) насчитывал уже 18 архиереев.

Патриаршество

Патриарх Сергий

4 сентября 1943 состоялась встреча И. Сталина с м-том Сергием и двумя другими иерархами. На встрече присутствовал полковник НКГБ Г. Г. Карпов, будущий председатель Совета по делам Русской Православной Церкви. Митрополиты, по приглашению Сталина, изложили свои пожелания, в числе которых было проведение собора и избрание патриарха. Сталин заверил, что правительство СССР окажет всяческое содействие.

8 сентября 1943 года в новом здании Патриархии в Чистом переулке состоялся собор епископов, который избрал Патриархом Московским и всея Руси Блаженнейшего м-та Сергия. Собор епископов проходил в бывшей резиденции германского посла, в особняке по адресу: Чистый переулок, дом 5, который был предоставлен в распоряжение Патриархии. 12 сентября 1943 года состоялась интронизация новоизбранного патриарха в кафедральном Богоявленском соборе, что в Елохове.

В жизни и деятельности Патриарха Сергия советские историки отмечают один чрезвычайно важный момент: во время Великой Отечественной войны под его руководством всё православное русское духовенство активно помогало обороне страны, «призывая к усиленной борьбе против захватчиков и к самоотверженному труду в тылу. Под его руководством духовенство укрепляло патриотический дух русского народа, поддерживало его моральное состояние и оказывало значительную материальную помощь фронту».

Скончался 15 мая 1944 года. Погребён в подклете Никольского (северного) придела московского Богоявленского собора.

Богословское и литургическое творчество

Автор ряда богословских работ, из которых наибольшей известностью пользуются его сочинения по сотериологии: Православное учение о спасении (Магистерская диссертация. Сергиев Посад, 1895. 2-е изд. Казань, 1898), Вечная жизнь, как высшее благо (Москва, 1895). Интерес привлекает его статья Значение апостольского преемства в инославии (впервые в ЖМП 1932, № 23/ 24, стр. 23 — 24).

Автор акафистов: Воскресению Христову (издан в 1974 году); Божией Матери ради Ея иконы Владимирския (1981) др.

Примечания

  1. ↑ Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. М., 2007, Т. II, стр. 220 (Примечание).
  2. ↑ Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994, стр. 422.
  3. ↑ Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994, стр. 421.
  4. ↑ прот. В. Цыпин. Архиереи Русской Православной Церкви (1917—1997).
  5. ↑ Архивы Кремля: Политбюро и Церковь. Кн. 2, стр. 684
  6. ↑ Послание «соловецких архиереев» митрополиту Сергию.
  7. ↑ Цит. по: Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М., 2007, стр. 636.

См. также

  • Петр (Полянский)
  • История Русской Церкви

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Сергий, Патриарх Московский и всея Руси (Страгородский Иван Николаевич) / Персоналии / Патриархия.ru

Будущий Патриарх Сергий (в миру Иван Николаевич Страгородский) родился 11 января 1867 г. в городе Арзамасе Нижегородской губернии в семье протоиерея Николая Страгородского. Начальное образование получил в приходском, затем в Арзамасском духовном училище.

В 1886 г. окончил Нижегородскую духовную семинарию и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию.

30 января 1890 г. на Валааме пострижен в монашество с именем Сергий в честь преподобного Сергия Валаамского; 21 апреля рукоположен во иеромонаха.

9 мая 1890 года г. окончил духовную академию со степенью кандидата богословия. 13 июня направлен в Японию членом Православной духовной миссии. В декабре 1891 г. назначен судовым священником на корабль «Память Азова».

В 1893 г. назначен исполняющим должность доцента кафедры Священного писания Ветхого завета Санкт-Петербургской духовной академии. С 13 декабря 1893 г. — исполняющий обязанности инспектора Московской духовной академии.

21 сентября 1894 г. возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах.

В 1895 г. удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Православное учение о спасении».

В 1897 г. вторично назначен в Японию помощником начальника Православной духовной миссии.

29 июля 1899 г. определен ректором Санкт-Петербургской духовной семинарии, 6 октября — инспектором духовной академии. С 21 января 1901 г. — ректор СПбДА.

25 февраля 1901 г. хиротонисан во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии. Хиротонию совершили митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский), митрополит Киевский Феогност (Лебедев), митрополит Московский Владимир (Богоявленский), архиепископ Холмский и Варшавский Иероним (Экземплярский), епископ Кишиневский Иаков (Пятницкий), епископ Борис (Плотников), епископ Гдовский Вениамин (Муратовский), епископ Нарвский Никон (Софийский) и епископ Сарапульский Владимир (Благоразумов).

С 6 октября 1905 г. — архиепископ Финляндский и Выборгский. В 1906 г. участвовал в сессии Святейшего Синода, председательствовал в Учебном комитете, одновременно занимаясь исправлением текстов богослужебных книг.

6 мая 1911 г. назначен членом Святейшего Синода.

С 1 марта 1912 г. — председатель Предсоборного совещания при Синоде.

4 апреля 1913 г. назначен председателем Миссионерского совета при Святейшем Синоде. 14 января 1915 г., согласно просьбе, освобожден от этой должности.

С 10 августа 1917 г. — архиепископ Владимирский и Шуйский. 28 ноября в Москве возведен в сан митрополита. 7 декабря избран членом Священного Синода.

Принимал участие в работе Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг.

В январе 1921 г. арестован на несколько месяцев, к Пасхе освобожден и приговорен к ссылке в Нижний Новгород.

16 июня 1922 г. митрополит Сергий совместно с архиепископом Нижегородским Евдокимом и архиепископом Костромским Серафимом в т.н. «Меморандуме трех» («Воззвании») публично признали обновленческое Временное церковное управление (ВЦУ) единственной канонической церковной властью, однако митрополит Сергий, несмотря на признание ВЦУ, указал поминать Патриарха Тихона в своей епархии. Он не был сторонником обновленческих реформ и 25 августа 1922 г. обратился в ВЦУ с письмом протеста против неканонических нововведений (введения женатого епископата, второбрачия духовенства и др.); 13 сентября разорвал отношения с ВЦУ. 27 августа 1923 г. за Литургией в Донском монастыре Москвы принес публичное покаяние и был принят Патриархом Тихоном в лоно Церкви.

С 18 марта 1924 г. — митрополит Нижегородский.

В декабре 1925 г. назначен заместителем Патриаршего местоблюстителя.

Арестован в ноябре 1926 г., освобожден в марте 1927 г. и вновь вступил в управление Церковью на правах заместителя Патриаршего местоблюстителя.

Результатом ареста и давления на него и на Церковь было издание документа, известного как «Декларация митрополита Сергия» и опубликованного 29 июля 1927 г. В декларации отмечался факт вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов», в связи с чем особо важно «теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством». Этот документ вызвал протест в среде духовенства, многие представители епископата и клира разорвали общение с митрополитом Сергием. К концу 1930 г. насчитывалось около четырех десятков архиереев, отказавшихся от административного подчинения митрополиту Сергию. Особое недовольство среди духовенства и мирян вызывал запрет поминовения на богослужениях ссыльных архиереев и требования поминовения властей.

19 февраля 1930 г. митрополит Сергий обратился к Советскому правительству с ходатайством о возобновлении церковно-издательской деятельности и восстановлении духовных школ. Патриархия получила разрешение на издание своего официального органа — Журнала Московской Патриархии (в 1931-1935 гг. вышли 24 номера). 

27 апреля 1934 г. владыке Сергию был усвоен титул «Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский» с правом ношения двух панагий.

Осенью 1936 г. в Московскую Патриархию поступили ложные сведения о кончине Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), находившегося в заключении (на самом деле он был расстрелян годом позже, 10 октября 1937 г.). 27 декабря Патриархией был издан «Акт о переходе прав и обязанностей местоблюстителя Патриаршего престола Православной Российской Церкви к заместителю Патриаршего местоблюстителя, Блаженнейшему митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому)»; также был издан указ Московской Патриархии о соответствующей форме поминовения с 1 января 1937 г. за богослужением Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия.

22 июня 1941 г., в первый день Великой Отечественной войны, до первого обращения к народу И.В. Сталина, выступил с «Посланием пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», которое было в тот же день разослано по всем приходам.

4 сентября 1943 г. вместе с митрополитами Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем) был принят И.В. Сталиным. В ходе встречи архиереи изложили свои пожелания, в числе которых было проведение Собора и избрание Патриарха. И.В. Сталин заверил, что Правительство СССР окажет всяческое содействие.

8 сентября 1943 г. в новом здании Патриархии в Москве по адресу Чистый переулок, дом 5, состоялся Архиерейский Собор, который избрал митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. 12 сентября в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове г. Москвы состоялась его интронизация.

Скончался 15 мая 1944 г. Погребен в подклете Никольского (северного) придела Богоявленского кафедрального собора.

www.patriarchia.ru

Сергий (Страгородский) - это... Что такое Сергий (Страгородский)?

Патриа́рх Се́ргий (в миру — Иван Николаевич Страгоро́дский; 11 (23) января 1867 — 15 мая 1944) — епископ Православной Российской Церкви; с 8 сентября 1943 Патриарх Московский и всея Руси, первый предстоятель современной Русской Православной Церкви.

С декабря 1925 до октября 1937 года — Заместитель Патриаршего Местоблюстителя (митрополита Петра (Полянского)); с октября 1937 — Патриарший Местоблюститель, ввиду смерти митрополита Петра.

С мая 1927 года стал на путь безусловной лояльности политическому режиму СССР, что вызвало весьма противоречивую реакцию в Церкви как в СССР (См. статью Иосифляне (XX век)), так и за границей (См. статью Русская православная церковь за рубежом). Богослов, автор богослужебных текстов и духовных стихов.

Ранние годы

Родился 11 января 1867 в Нижегородской губернии в гор. Арзамасе, в семье протоиерея, где получил глубокое религиозное воспитание. Первоначальное образование получил в приходском, а затем в Арзамасском духовном училище.

В 1886 окончил Нижегородскую духовную семинарию и поступил в Петербургскую духовную академию.

30 января 1890 пострижен в монашество, будучи студентом 4-го курса академии, а 21 апреля рукоположен во иеромонаха.

9 мая 1890 окончил Академию со степенью кандидата богословия и 13 июня был назначен в Японию членом Православной духовной миссии. В декабре 1891 назначен судовым священником на корабль «Память Азова».

В 1893 назначен исполняющим обязанности доцента по кафедре Священного писания Ветхого Завета к Петербургской Духовной Академии.

13 декабря 1893 назначен исполнять должность инспектора Московской Духовной Академии.

21 сентября 1894 возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах.

Удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Православное учение о спасении».

В 1897 вторично назначен в Японию помощником начальника Православной духовной миссии.

29 июля 1899 определен ректором Петербургской Духовной Семинарии, а 6 октября того же года назначен инспектором Петербургской Духовной Академии. С 21 января 1901 — ректор той же Духовной Академии.

Епископская деятельность до революции

25 февраля 1901 хиротонисан во епископа Ямбургского, викария С.-Петербургской епархии. Чин хиротонии совершили: митрополит Санкт-Петербургский Антоний, митрополит Киевский Феогност, митрополит Московский Владимир, архиепископ Холмский и Варшавский Иероним, епископ Кишиневский Иаков, епископ Борис, епископ Гдовский Вениамин, епископ Нарвский Никон и епископ Сарапульский Владимир.

6 октября 1905 Николай II утвердил доклад Святейшего Синода «О бытии Преосвященному Ямбургскому Сергию архиепископом Финляндским и Выборгским».

В 1906 году участвовал в сессии Святейшего Синода, председательствовал в Учебном Комитете, стал Почётным членом Петербургской духовной академии.

В 1907 году возглавил созданную Святейшим Синодом Комиссию по исправлению богослужебных книг, которая успела издать новую редакцию Постной и цветной Триоди, подготовить новую редакцию Октоиха, Праздничной и сентябрьской минеи. Новая редакция литургических книг устраняла отдельные грецизированные синтаксические конструкции и слова, но не получила распространения вследствие задержки распространения и последовавших политических событий.

С 6 мая 1911 — член Святейшего Синода.

В марте 1912 назначен Председателем Предсоборного совещания при Синоде.

6 мая 1912 награждён бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

4 апреля 1913 назначен Председателем Миссионерского Совета при Святейшем Синоде.

14 января 1915, по просьбе, освобожден от должности Председателя Миссионерского Совета. (В книге «Патриарх Сергий и его духовное наследство» на с. 183 ошибочно указан год освобождения от должности Председателя Миссионерского Совета 1917-й, см. «Церковные Ведомости», 1915, № 3, с. 26.).

После революции

Был единственным членом Святейшего Синода, оставленным Н. В. Львовым после роспуска старого состава 14 апреля 1917, «хотя обещал братьям-епископам, что в новый состав Св. Синода, образованного Львовым, не пойдёт.»[1]

10 августа 1917, после избрания, утвержден архиепископом Владимирским и Шуйским, сменив на кафедре уволенного на покой по требованию духовенства епархии за «деспотическое» управление и грубое обращение с духовенством архиепископа Алексия (Дородницына).

Участник Всероссийского Поместного Собора 1917—1918 в Москве. 28 ноября того же года возведен в сан митрополита.

В декабре 1917 года был избран членом Учредительного Собрания по нижегородскому округу. Участия в работе Собрания не принимал.

В январе 1921 митрополит Сергий был арестован и несколько месяцев находился в Бутырской тюрьме. На Пасху был выпущен на свободу. Известно, что за него поручился лишенный сана бывш. архиепископ Владимир (Путята). (В свою очередь, митрополит Сергий уверил Путяту, что с его помощью тот будет восстановлен в сане). Основанием для ареста митрополита послужил бракоразводный процесс. После заседания Синода, на котором Путяте в восстановлении в сане было отказано, митрополита Сергия выслали в Нижний Новгород.

3/16 июня 1922 митрополит Сергий вместе с Нижегородским архиепископом Евдокимом (Мещерский) и Костромским архиепископом Серафимом (Мещеряковым) публично признали обновленческое ВЦУ единственной канонической церковной властью в так называемом Меморандуме трех. Таким образом, с 16 июня 1922 по 27 августа 1923, когда он принёс публичное покаяние, пребывал в обновленческом расколе. Был членом Высшего Церковного Управления; принят по покаянии Святейшим Патриархом Тихоном в лоно Патриаршей Церкви. Чин покаяния, в отличие от такового, принесенного большинством прочих епископов, проходил публично, за литургией в день Успения в Донском монастыре.

Местоблюстительство

С 18 марта 1924 года — митрополит Нижегородский. С 10 декабря 1925, после ареста Патриаршего Местоблюстителя м-та Петра (Полянского), — заместитель Патриаршего Местоблюстителя.

Вступление на пост Заместителя Патриаршего Местоблюстителя было осуществлено на основании завещательного распоряжения митрополита Петра (Полянского) от 23 ноября (6 декабря) 1925 года: «в случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять Мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя временно поручаю исполнение таковых обязанностей высокопреосвященнейшему Сергию, митрополиту Нижегородскому. Возношение за богослужением Моего имени, как Патриаршего Местоблюстителя, остается обязательным.»[2] Другое его распоряжение, от 22 ноября (5 декабря) 1922 года предоставляло временно его «права и обязанности как Патриаршего Местоблюстителя, до законного выбора нового Патриарха» митрополитам Казанскому Кириллу (Смирнову) или Ярославскому Агафангелу (Преображенскому)[3].

В ноябре 1926 года митрополит Сергий был вновь арестован. Арест использовался ОГПУ как средство оказания давления на м-та Сергия, дабы понудить его к публикации обращения к Церкви в нужной для властей редакции. Обязанности заместителя Местоблюстителя должны были перейти к м-ту Иосифу (Петровых), но ввиду невозможности сего, были восприняты архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем).

27 марта 1927 года снова вступил[4] в управление Патриаршей Церковью на правах Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Результатом ареста и дальнейшего давления на него и на Патриаршую Церковь, которая в то время с точки зрения «советского права» находилась «на нелегальном положении», было издание документа, известного как Декларация митрополита Сергия, опубликованная 16/29 июля 1927 (см. раздел ниже).

2 февраля 1930 Папа Пий XI обратился с призывом молиться за «гонимую Русскую Церковь»; в Великобритании Архиепископ Кентерберийский Уильям Темпл организовал международное мероприятие «моление о страждущей Русской Церкви». Ввиду того, что подобные акции на Западе наносили удар по престижу руководства СССР 15 февраля 1930 власти организовали интервью м-та Сергия и членов его Синода для газет «Известия» и «Беднота», в которых м-т Сергий отрицал факт религиозных гонений в России: «Мы считаем излишним и ненужным это выступление папы Римского, в котором мы, православные, совершенно не нуждаемся. Мы сами можем защитить нашу православную Церковь» [5].

18 февраля 1930 м-т Сергий дал интервью иностранным корреспондентам, в котором сообщил, что Русская Церковь имеет около 30 тысяч приходов и 163 епископа, занимающих свои кафедры; закрытие храмов объяснялось им распространением атеизма в стране. Интервью вызвало бурю негодование в среде русской эмиграции.

19 февраля 1930 Заместитель Местоблюстителя обратился к Советскому правительству с посланием, в котором ходатайствовал о возобновлении церковно-издательской деятельности и о восстановлении духовных школ. Патриархия получила разрешение на издание официального органа — Журнала Московской Патриархии (ЖМП); в 1931—1935 выпущено 24 номера. Помимо официальных документов в нём помещались богословские статьи, в основном самого м-та Сергия, который был главным редактором издания.

12 апреля 1932 года постановлением Синода за № 60/б награждён предношением креста при богослужении.

14/27 апреля 1934 года ему присвоен титул «Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский», с правом ношения двух панагий.

Осенью 1936 года в Московскую Патриархию поступило сообщение (как окажется много позднее, ложное) о кончине Местоблюстителя митрополита Петра в заключении 11 сентября 1936 года. 27 декабря Патриархией был издан «Акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя патриаршего престола Православной Российской Церкви к Заместителю патриаршего Местоблюстителя, Блаженнейшему митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому)»; также был издан указ Московской Патриархии о соответствующей форме поминовения за богослужением Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия.

«Декларация» Сергия и реакция на неё

См. также статью Сергианство

Первые годы фактического (после ареста митрополита Петра) управления митрополита Сергия Патриаршей Церковью были годами больших разногласий между иерархами, бурных колебаний и расколов.

29 июля 1927 Заместитель Местоблюстителя патриаршего престола митрополит Сергий издал Послание Православным Архипастырям, Пастырям и пасомым Московского Патриархата, в литературе обычно именуемое Декларацией м-та Сергия или Декларацией 1927 года. Послание прежде всего отмечает факт ожесточенной вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов», в связи с чем особо важно «теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством».

Главная цель, которую преследовал м-т Сергий, издавая Послание, состояла в получении официальной регистрации Временного Патриашего Синода при нём, о чём он сам говорит в Послании:

в мае текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался временный при заместителе патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют преосвященный Новгородский Митрополит Арсений, ещё не прибывший, и Костромской архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом.

Первоначальная реакция на Послание в среде Церкви не была резко критической: так, Послание Соловецких епископов 14 (27) сентября 1927, по существу, выдвигает те же принципы взаимоотношения Церкви с государством [6] .

Протест духовенства становится более резким после попытки м-та Сергия перевести, по указанию властей, Ленинградского м-та Иосифа (Петровых) в Одессу. Это было истолковано как его позволение властям вмешиваться в кадровую политику, что вызвало резкое неприятие; также, многие епископы были недовольны самым фактом учреждения при Заместителе Местоблюстителя Священного Синода. В конце осени 1927 центром сопротивления курсу м-та Сергия стал Ленинград во главе с м-том Иосифом, находившимся тогда в Ростове Великом. (См. статью Иосифляне (XX век).) Последний писал митрополиту Сергию: «Я считаю Вас узурпатором церковной власти, дерзновенно утверждающим себя Первым Епископом страны; может быть, и по искреннему заблуждению и во всяком случае с молчаливого попустительства части собратий епископов, повинных теперь вместе с Вами в разрушении канонического благополучия Православной Русской Церкви.»[7]

К концу 1930 насчитывалось до 37 архиереев Патриаршей Церкви, отказавшихся от административного подчинения м-ту Сергию.

После «большого террора» 1937—1938 годов от епископата Патриаршей Церкви осталось всего 4 штатных (сохранивших регистрацию в качестве «служителя культа») архиерея, включая Патриаршего Местоблюстителя. С расширением территории СССР осенью 1939 — летом 1940 митрополиту Сергию была предоставлена возможность «воссоединить» с Московской Патриархией оказавшихся в границах СССР архиереев Константинопольской, Румынской и Польской юрисдикций. При этом заштатный архиепископ Николай (Могилевский), сообщивший епископам Западной Украины о реальном положении церковных дел, был тут же арестован.

Во время Великой Отечественной войны, с середины октября 1941 года до конца августа 1943 года находился в эвакуации в Ульяновске. Ко времени его возвращения в Москву штатный епископат Патриаршей Церкви (без оккупированных территорий) насчитывал уже 18 архиереев.

Патриаршество

Патриарх Сергий

4 сентября 1943 состоялась встреча И. Сталина с м-том Сергием и двумя другими иерархами. На встрече присутствовал полковник НКГБ Г. Г. Карпов, будущий председатель Совета по делам Русской Православной Церкви. Митрополиты, по приглашению Сталина, изложили свои пожелания, в числе которых было проведение собора и избрание патриарха. Сталин заверил, что правительство СССР окажет всяческое содействие.

8 сентября 1943 года в новом здании Патриархии в Чистом переулке состоялся собор епископов, который избрал Патриархом Московским и всея Руси Блаженнейшего м-та Сергия. Собор епископов проходил в бывшей резиденции германского посла, в особняке по адресу: Чистый переулок, дом 5, который был предоставлен в распоряжение Патриархии. 12 сентября 1943 года состоялась интронизация новоизбранного патриарха в кафедральном Богоявленском соборе, что в Елохове.

В жизни и деятельности Патриарха Сергия советские историки отмечают один чрезвычайно важный момент: во время Великой Отечественной войны под его руководством всё православное русское духовенство активно помогало обороне страны, «призывая к усиленной борьбе против захватчиков и к самоотверженному труду в тылу. Под его руководством духовенство укрепляло патриотический дух русского народа, поддерживало его моральное состояние и оказывало значительную материальную помощь фронту».

Скончался 15 мая 1944 года. Погребён в подклете Никольского (северного) придела московского Богоявленского собора.

Богословское и литургическое творчество

Автор ряда богословских работ, из которых наибольшей известностью пользуются его сочинения по сотериологии: Православное учение о спасении (Магистерская диссертация. Сергиев Посад, 1895. 2-е изд. Казань, 1898), Вечная жизнь, как высшее благо (Москва, 1895). Интерес привлекает его статья Значение апостольского преемства в инославии (впервые в ЖМП 1932, № 23/ 24, стр. 23 — 24).

Автор акафистов: Воскресению Христову (издан в 1974 году); Божией Матери ради Ея иконы Владимирския (1981) др.

Примечания

  1. ↑ Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. М., 2007, Т. II, стр. 220 (Примечание).
  2. ↑ Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994, стр. 422.
  3. ↑ Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994, стр. 421.
  4. ↑ прот. В. Цыпин. Архиереи Русской Православной Церкви (1917—1997).
  5. ↑ Архивы Кремля: Политбюро и Церковь. Кн. 2, стр. 684
  6. ↑ Послание «соловецких архиереев» митрополиту Сергию.
  7. ↑ Цит. по: Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М., 2007, стр. 636.

См. также

  • Петр (Полянский)
  • История Русской Церкви

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Святейший Патриарх Сергий (Страгородский)

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Сергий, в миру Иоанн Николаевич Страгородский, явился, бесспорно, яркой и выдающейся личностью в истории нашей Церкви советского периода. Именно ему, Промыслом Божиим, в труднейшие, переломные годы политической жизни в России, в период массовых репрессий, производимых новой властью в отношении духовенства, пришлось нести крест архипастырского служения во главе Русской Православной Церкви.

Будущий Патриарх родился 23 января  1867 года в Арзамасе, в старинной священнической семье. Род Страгородских с незапамятных времен принадлежал к духовному сословию. Дед будущего Патриарха Иоанн Дмитриевич в то время  являлся священником Воскресенского собора города, отец Николай Иоаннович — Арзамасского Алексеевского монастыря. В Никольском женском монастыре подвизалась монахиня Евгения, тетка Ивана Николаевича, позже ставшая игуменьей Алексеевской обители. В семье протоиерея Николая Страгородского была еще и дочь, Александра, одним годом старше своего брата Ивана. Она вышла замуж за священника и также была преданным Церкви человеком.

Глубокое религиозное воспитание будущего Патриарха и его сестры было заложено уже в их детские годы, в семье: мать Ивана Страгородского умерла вскоре после его рождения от чахотки и отец много внимания уделял воспитанию. Протоиерей Николай Страгородский был деятельным и талантливым священнослужителем, известным миссионером в Нижегородской епархии. Именно он в 1879 году организовал и возглавил в Арзамасе миссионерское Братство Святого Креста. За свое многолетнее и подвижническое служение, которое он осуществлял до 1914 года, протоиерей Николай был удостоен самых различных наград, как от Святейшего Синода, так и от местных епархиальных властей.

Первоначальное образование Иван Страгородский получил в приходском, а затем в Арзамасском духовном училище, где преподавал еще его дед, а впоследствии и отец.

В 1886 году Иван Николаевич окончил Нижегородскую духовную семинарию по первому разряду и поступил в Петербургскую духовную академию, блиставшую именами крупных ученых-преподавателей. На четвертом курсе Петербургской академии, 30 января 1890 года, Иван принял иноческий постриг с именем Сергий, в честь преподобного Сергия, Валаамского чудотворца, а менее чем через три месяца, 21 апреля, его рукоположили в иеромонаха. Для молодого монаха началась новая жизнь, хотя по своему мировоззрению и укладу мирской жизни он уже с младых лет был иноком. И еще прежде считал и неоднократно высказывался о том, что с наибольшим успехом послужить Церкви Христовой можно только если совершенно отрешиться от мира и всецело посвятить себя Богу.

9 мая 1890 года 23-летний иеромонах Сергий блестяще завершил свое богословское образование в Петербургской духовной академии, со степенью кандидата богословия. После защиты диссертации Совет академии признал за ним первое место среди 47 кандидатов-магистрантов и предложил ему остаться при Академии в качестве стипендиата, для подготовки к профессорскому званию. Однако иеромонах Сергий пожелал заняться практической работой на ниве Христовой. 11 июня 1890 года он подал ректору Академии, епископу Антонию, заявление с просьбой отправить его на службу в состав Японской православной миссии, а 13 июня последовал указ Святейшего Синода о его назначении. В октябре месяце он и его товарищ уже были в Японии, где российские миссионеры немедленно принялись за работу. Довольно быстро изучив японский язык, с осени 1891 года Сергий стал преподавать догматическое богословие в Духовной семинарии, в Киото. В декабре 1891 года он был командирован служить судовым священником на корабле «Память Азова», затем вновь вернулся в Японию. В 1893 году Сергий получил указ о своем переводе в Россию.

Прибыв в Петербург, он был назначен исполняющим должность доцента на кафедре Священного Писания Ветхого Завета, в родной ему Петербургской духовной академии. В конце того же года переведен инспектором Московской духовной академии, а в следующем году определен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах с возведением в сан архимандрита. Несмотря на столь краткий срок пребывания в Московской академии, о. Сергий сумел приобрести всеобщую любовь и уважение к себе. Когда 17 октября 1894 года он выезжал из Сергиева Посада в Афины, студенты сопровождали его до самого вагона, расставаясь с ним с искренним сожалением.

В 1895 году архимандрит Сергий защитил свою магистерскую диссертацию на тему «Православное учение о спасении» и был удостоен степени магистра богословия. В 1897 году он вторично был отправлен в Японию, в качестве помощника начальника Православной духовной миссии.

Вернувшись через два года в Россию, 29 июля 1899 года архимандрит Сергий был официально определен ректором Петербургской духовной семинарии, а с октября того же года назначен инспектором Петербургской духовной академии. С 25 января 1901 года — ректор этой академии, положивший немало трудов на улучшение учебной и научной работы (его деятельность здесь продолжалась в течение шести лет).

На протяжении своей просветительской и педагогической деятельности в эти годы архимандрит, а позже — епископ Сергий постоянно занимался самообразованием и богословской наукой, опубликовав в академических журналах ряд научных статей. Он принимал весьма деятельное участие в различных научных, просветительских, благотворительных обществах, был председателем в петербургских «Религиозно-философских собраниях». В 1906 году был удостоен звания Почетного члена Петербургской духовной академии.

25 февраля 1901 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры состоялась хиротония архимандрита Сергия во епископа Ямбургского. Весной 1905 года, когда в обществе ожидали объявления манифеста о веротерпимости, на молебне в день основания Петербургской академии, 17 февраля, ее ректор епископ Сергий выступил с речью, где прозвучали поистине пророческие слова: «После столетий мирного пребывания под защитой закона, за крепкой стеной государственной охраны, наша Церковь выходит теперь беззащитная, не прикрытая никем, прямо на поле брани под удары врагов… В дальнейшем потребуют от нас уже не красных фраз и не заученных силлогизмов, не пестрого наряда показной учености, от нас потребуют духа и жизни, потребуют веры… настоящей православной учености, настоящего познания христианства, потребуют, чтобы мы писали не чернилами, да еще заимствованными, быть может, из чужих чернильниц, а кровью из нашей собственной груди…»

6 октября 1905 года был утвержден доклад Синода о «быти Преосвященному Ямбургскому Сергию архиепископом Финляндским и Выборгским». С целью лучшего и непосредственного ознакомления с жизнью православных приходов Преосвященный Сергий лично объехал свою новую епархию, познакомился с финляндским духовенством на местах, узнал нужды Финляндской церкви. В 1906 году он участвовал в работе сессии Святейшего Синода, председательствовал в Учебном Комитете, одновременно занимаясь исправлением текста богослужебных книг.

Начиная с 6 мая 1911 года, Владыка Сергий являлся постоянным членом Святейшего Синода, а в марте следующего года возглавил Предсоборное совещание при Синоде. За свои многолетние просветительские труды 6 мая 1912 года, ко дню Святой Пасхи, он был награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

В 1913 году на архиепископа Сергия были возложены обязанности управления еще двумя основными Синодальными ведомствами: полномочия председателя Миссионерского Совета и Учебного Комитета. 6 мая 1915 года награжден орденом Святого благоверного Александра Невского.

10 августа 1917 года Высокопреосвященный Сергий избран на новую архиерейскую кафедру, он становится архиепископом Владимирским и Шуйским. 28 ноября следует Указ Святейшего Патриарха Тихона об утверждении его на этой кафедре с возведением в сан митрополита.

Владыка принимал активное участие в работе Всероссийского Священного Собора 1917-1918 годов в Москве. При Временном правительстве он оставался единственным архиереем, входившим в Святейший Синод из прежнего, дореволюционного состава, а когда Поместным Собором 1917-1918 гг. Синод был упразднен, митрополит Сергий стал постоянным членом вновь образованного Священного Синода, уже под руководством Святейшего Патриарха Тихона.

С 1922 года митрополит Сергий Владимирской епархией не управлял. Первоначально он примкнул к обновленческому церковному движению. Именно эта его ошибка, временное отпадение в обновленческий раскол, сыграла существенную роль во всех последующих событиях в жизни митрополита, будущего Патриарха Сергия и истории Русской Православной Церкви в целом.

В 1924 году, после публичного покаяния, совершенного в старом соборе Донского монастыря, митрополит Сергий вместе с другими иерархами был принят в лоно Православной Русской Церкви Святейшим Патриархом Тихоном.

Новым местом служения Сергия (Страгородского) была определена Нижегородская епархия, его родная земля, о чем ему было сообщено в следующем послании:

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Сергию,

Митрополиту Нижегородскому.

Определением Святейшего Патриарха и Священного при нем Синода от 31 марта 1924 года, за №109, постановили: «За уклонением в так называемый обновленческий раскол Нижегородского Архиепископа Евдокима считать Нижегородскую кафедру свободной, на каковую и переместить Высокопреосвященнейшего Митрополита Владимирского Сергия».

О чем настоящим Ваше Высокопреосвященство и поставляется в известность.

Член Священного при Святейшем Патриархе Синода Серафим, Митрополит Тверской. Марта 31 дня 1924 г.

Москва, Донской монастырь.

В Нижнем Новгороде митрополит Сергий поселился на квартире, которая размещалась в одном из корпусов на территории Крестовоздвиженского женского монастыря. После закрытия монастыря в 1919 году монахини, бывшие его насельницы, вынуждены были называться «трудовой артелью» и взять здания своей обители в аренду. В 1923 году им пришлось соединиться с приходской общиной, срочно созданной вокруг монастыря, чтобы власти не изъяли помещения под детсад. 347 монахинь подали заявления о вхождении в «общину верующих при Крестовоздвиженском монастыре», а 27 апреля 1923 года был зарегистрирован Устав Крестовоздвиженского автономного православного общества при бывшем Крестовоздвиженском монастыре и кладбище Нижнего Новгорода, объединяющего жителей улиц Большой Покровской, Большой Ямской, Крестовоздвиженской и улицы Белинского. При этой приходской общине и состоял «служителем культа» митрополит Сергий (Страгородский) с 1924 года по 1 октября 1926 года. К этому времени Нижегородский кафедральный Спасо-Преображенский собор в Кремле был уже закрыт (взорван в1929 году). Владыка Сергий, зарегистрированный местными Советами как «представитель культового сословия» в приходе Спасского храма Ждановского района Нижнего Новгорода, чаще всего совершал архиерейские богослужения именно в этом храме.

10 декабря 1925 года митрополит Сергий был назначен Заместителем Патриаршего Местоблюстителя и далее уже фактически постоянно проживал в Москве, однако продолжал носить титул митрополита Нижегородского, а с 1932 года — Горьковского, вплоть до 1934 года. Обязанности управляющего Нижегородской епархией в этот период возлагались поочередно на одного из викариев Нижегородских.

С 30 ноября 1926 года до марта 1927 года Преосвященный Сергий находился в тюремном заключении в Москве, в Бутырской тюрьме. Следователь ОГПУ называет его в своем донесении «одним из активнейших членов церковно-антисоветской группировки». И все же митрополит Сергий был освобожден из-под стражи, под подписку о невыезде из Москвы. С 27 марта 1927 года он вновь вступил в управление Русской Церковью как Заместитель Патриаршего Местоблюстителя, на тот момент Высокопреосвященнейшего Петра (Полянского), митрополита Крутицкого, который был расстрелян в 1937 году.

Первые годы руководства митрополита Сергия Русской Православной Церковью стали периодом больших разногласий между иерархами, бурных колебаний и новых расколов. Церковь в России практически встала перед тяжким трагическим выбором: искать компромисс с советской властью или погибнуть под ее беспощадным натиском. Еще ранее, под предлогом помощи голодающим, развернулась кампания ограбления православных храмов, в которых усердием и жертвой народа веками сосредотачивались ценности. Причем, как стало известно много позже, лишь незначительная часть этого «экспроприированного» богатства была использована действительно для того, чтобы спасти людей от голодной смерти. В строго секретном письме В. И. Ленина В. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 года было сказано, что церковные ценности следует употребить для государственной работы, хозяйственного строительства и укрепления международного положения. О помощи голодающим — ни слова! И главное: расстрелять как можно «большее число представителей духовенства и реакционной буржуазии», воспользовавшись событиями в Шуе, где верующие попытались защитить свои храмы. Наступление на Церковь, по большевистскому плану, реализовывалось сразу по двум направлениям: террор и одновременно разложение Церкви с помощью обновленцев.

В этой драматической обстановке высшая церковная власть страны оказалась заложницей новой гражданской богоборческой власти, основным принципом которой была абсолютная безнравственность… Святейший Патриарх Тихон (Беллавин), первый встав перед лицом практически неразрешимой на тот момент ситуации, не мог и не успел водворить церковный мир, скончавшись в 1925 году.

В такой сложнейшей обстановке первоочередной задачей митрополита Сергия, возглавившего РПЦ, стало определить место Православной Церкви в Советском государстве. Далеко не весь епископат признал его законным главой Церкви, а многие в последующие годы и вовсе отделились от него, особенно после появления Декларации об отношении Церкви к Советской власти, опубликованной в газете «Известия» 29 июля 1927 года. И по сей день, уже в современных публикациях, посвященных истории РПЦ, нет единого мнения в оценке этого исторического документа. Однако открывшиеся достоверные данные о масштабах уничтожения духовенства, разграбления церквей и монастырей, и в том числе личные документы Святейшего Патриарха Тихона, дают возможность сегодня сделать вывод, что принятие митрополитом Сергием этой декларации позволило всей Русской Православной Церкви законно существовать в стране в этих страшных условиях, а не погибнуть. Время показало мудрость митрополита Сергия, который одним из первых понял, что государственный террор против Церкви не может длиться бесконечно, что рано или поздно Советская империя и Православная Церковь будут вынуждены искать возможности для сосуществования. Особенно яркое подтверждение правильности этой позиции произошло в годы Великой Отечественной войны, перед лицом общего для страны и Русской Церкви вероломного врага.

27 апреля 1934 года Высокопреосвященнейшему Сергию был присвоен титул Блаженнейший Митрополит Московский и Коломенский, с правом ношения двух панагий.

22 декабря 1936 года был принят «Акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя Патриаршего Русской Православной Церкви к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя, Блаженнейшему Митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому), к этому времени уже 11 лет реально возглавлявшему Русскую Церковь.

Когда в 1937 году была развернута массовая компания по уничтожению духовенства, в Горьковской епархии погибла его родная сестра. Выйдя замуж за священника, она носила фамилию Архангельская; овдовела накануне революционных событий. 8 октября 1937 года была арестована со стандартным обвинением в «антисоветской деятельности». В «вину» матушке Александре была поставлена ее связь с духовенством (была замужем за священником), а также родство с Владыкой Сергием (братом), от которого она якобы и получала различные задания и инструкции по проведению антисоветской деятельности. Несмотря на полнейшую нелепость всех обвинений, решением «тройки НКВД» от 23 октября 1937 года Александра Николаевна Архангельская,  была приговорена к высшей мере наказания. 1 ноября 71-летнюю Александру Архангельскую расстреляли. Знал ли о гибели сестры Преосвященнейший Сергий, неизвестно…

В годы Великой Отечественной войны в большой степени благодаря именно личной гражданской позиции Блаженнейшего Митрополита Сергия произошел великий перелом во взаимоотношениях Русской Православной Церкви и Советской власти.

В первый же день войны, 22 июня 1941 года, Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием было написано и немедленно разослано по всей Земле Русской «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви»: «…Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она Небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг… Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда Отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о воле Божией… Положим же души свои вместе с нашей паствой… Церковь благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь дарует нам победу!» Воззвание главы государства И. В. Сталина к народу последовало лишь через 10 дней от начала войны, 3-го июля.

4 сентября 1943 года произошло знаменательное событие: состоялась встреча И. В. Сталина и трех иерархов Русской Церкви — митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). На встрече были оговорены необходимые условия сосуществования Церкви с действующей властью. Это был исторический момент — начало возрождения Русской Православной Церкви в ее родном отечестве. Напомним, что к 1941 году в стране были закрыты и разрушены тысячи православных храмов и монастырей, разграблено церковное имущество, погибли сотни тысяч представителей духовенства.

В оставшихся и во вновь открывавшихся в годы войны церквях ежедневно возносились горячие молитвы о спасении России и ее народа. Своими проповедями духовенство укрепляло патриотический настрой населения страны, поддерживало моральное состояние общества. Церковнослужители были и в рядах действующей армии, участвовали в партизанском движении, в создании оборонительных укреплений. Церковь шествовала над госпиталями, оказывала значительную материальную помощь фронту, по всем храмам был организован сбор пожертвований денежными средствами и ценными предметами. Трудно перечислить все виды разнообразной деятельности русского духовенства на благо страны в тяжелые годы Великой Отечественной…

8 сентября 1943 года в Москве Архиерейский Собор Русской Православной Церкви избрал Митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. 12 сентября, в день памяти святого благоверного князя Александра Невского, Небесного покровителя Русской Земли, состоялась интронизация Святейшего Патриарха в Московском кафедральном Богоявленском соборе. По окончании литургии Патриарх Сергий обратился к архиереям и пастве, молившейся в соборе: «…Церковь, как багряницею, украшается кровью мучеников, подвигами преподобных, великими трудами святителей и других угодников Божиих, поэтому я призываю всех верных чад Церкви к подвигам христианской жизни, чтобы наша Православная Церковь облеклась в красоту христианских добродетелей… В моем положении по внешности как будто ничего не изменилось с получением патриаршего сана. Фактически я уже 17 лет несу обязанности Патриарха. Это так кажется только по внешности, а на самом деле это далеко не так. В звании Патриаршего Местоблюстителя я чувствовал себя временным, и не так сильно опасался за возможные ошибки… Теперь же, когда облечен высоким званием Патриарха, уже нельзя говорить о том, что кто-то другой исправит ошибки и сделает недоделанное, а нужно самому поступить безошибочно, по Божией правде и вести людей к вечному спасению».

12 сентября 1943 года вышел первый номер вновь возобновленного «Журнала Московской Патриархии», ответственным редактором которого стал сам Патриарх Сергий.

Сохранение строго православного догматико-канонического строя Русской Православной Церкви — историческая заслуга Местоблюстителя Патриаршего престола, впоследствии Святейшего Патриарха Сергия. Важнейшей заботой его было назначение архиереев на пустующие кафедры. В изменившихся условиях необходимо было пополнять кадры духовенства, решать насущные церковные проблемы.

Бессменно, подвижнически, до самой своей кончины руководил Святейший Патриарх Сергий жизнью Церкви. Неожиданная кончина его последовала 15 мая 1944 года, прервав многолетнее и плодотворное служение этого выдающегося православного русского иерарха.

18 мая отпевание происходило в Московском Патриаршем Богоявленском соборе, при участии митрополитов Алексия, Николая и Иоанна, одиннадцати епископов и свыше ста представителей московского духовенства. Большая траурная церковная процессия с гробом и хоругвями обошла вокруг собора, после чего тут же, в Никольском приделе собора, было совершено погребение скончавшегося на 78-м году жизни Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия.

После кончины Патриарха Сергия его почитатель профессор В. Н. Лосский напишет о нем такие слова: «До конца времен Церковь сохранит память великого святителя наряду с другими именами, которые знает каждый христианин… Все было велико в жизни великого Сергия, который всего лишь несколько последних месяцев своего епископского служения носил сан Патриарха Московского и всея Руси. Но как Патриарший Местоблюститель он почти 18 лет управлял Русской Церковью… Чтобы руководить церковной жизнью в столь исключительных условиях, в Москве — столице нового государства, в центре строящегося нового мира, надо было обладать непоколебимой верой в Богоустановленность Церкви».

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт благочиния города Арзамаса Нижегородской епархии обязательна

arzblag.ortox.ru

Нижегородская Митрополия

Высокопреосвященнейший митрополит Сергий (впоследствии Святейший Патриарх Московский и всея Руси), в миру Иоанн Николаевич Страгородский, явился, бесспорно, наиболее яркой и выдающейся личностью в сонме иерархов Нижегородской епархии советского периода. Именно ему, Промыслом Божиим, в труднейшие, переломные годы политической жизни в России, в период массовых репрессий, производимых новой властью в отношении духовенства, пришлось нести крест архипастырского служения как на Нижегородской (Горьковской) кафедре, так и в дальнейшем во главе Русской Православной Церкви. Это архипастырь, деятельность которого составила целую эпоху в истории российской Церкви Христовой.

Митрополит Сергий был воспитанником подлинно духовной нижегородской школы. Будущий Патриарх родился 11 января (ст. ст.) 1867 года, в городе Арзамасе Нижегородской губернии, в семье потомственного протоиерея — Николая Иоанновича Страгородского. Род Страгородских с незапамятных времен принадлежал к духовному сословию.

В небольшом уездном городке Арзамасе, с которым были связаны детские и юношеские годы святителя Сергия, в ХIХ веке насчитывалось 30 церквей, 4 мужских и 3 женских монастыря. Здесь на тот момент священствовали два представителя семьи Страгородских, отец и сын: Иоанн Дмитриевич, дед будущего святителя, священник Воскресенского собора города, и Николай Иоаннович, священник Арзамасского Алексеевского монастыря. В Никольском женском монастыре подвизалась монахиней Евгения, тетка Ивана Николаевича, позже ставшая игуменьей Алексеевской обители. В семье о. Николая Страгородского была еще и дочь, Александра, одним годом старше своего брата Ивана: она вышла замуж за священника и также была религиозным и преданным Церкви человеком.

Глубокое религиозное воспитание Ивана и его сестры было заложено уже в их детские годы, в семье: отец много внимания уделял воспитанию детей (матери они лишились очень рано). Протоиерей Николай Страгородский, как и его отец, был деятельным и талантливым священнослужителем, известным миссионером в Нижегородской епархии. Именно он в 1879 году организовал и возглавил в Арзамасе миссионерское Братство Св. Креста. За свое многолетнее и подвижническое служение, которое он осуществлял до 1914 года, протоиерей Николай был удостоен самых различных наград, как от Святейшего Синода, так и от местных епархиальных властей.

Первоначальное образование Иван Страгородский получил в приходском, а затем в Арзамасском духовном училище, где преподавал еще его дед, а впоследствии и отец.

В 1886 году Иван Николаевич окончил Нижегородскую духовную семинарию по первому разряду и поступил в Петербургскую духовную академию, блиставшую именами крупных ученых-преподавателей (в Петербург Иван и его товарищ отправились по собственному обдуманному решению, волонтерами, так как в 1886 году вызова в духовные академии из Нижегородской семинарии не было). На четвертом курсе Петербургской академии, 30 января 1890 года, Иван принял иноческий постриг с именем Сергий (в честь преподобного Сергия, Валаамского чудотворца), а менее чем через три месяца, 21 апреля, его рукоположили в иеромонаха. Для молодого монаха началась новая жизнь, хотя по своему мировоззрению и укладу мирской жизни он уже с младых лет был иноком. И еще прежде считал и неоднократно высказывался о том, что с наибольшим успехом послужить Церкви Христовой можно только если совершенно отрешиться от мира и всецело посвятить себя Богу.

9 мая 1890 года 23-летний иеромонах Сергий блестяще завершил свое богословское образование в Петербургской духовной академии, со степенью кандидата богословия. После защиты диссертации Совет академии признал за ним первое место среди 47 кандидатов-магистрантов и предложил ему остаться при Академии в качестве стипендиата, для подготовки к профессорскому званию. Однако иеромонах Сергий пожелал заняться практической работой на ниве Христовой. 11 июня 1890 года он подал ректору Академии, епископу Антонию, заявление с просьбой отправить его на службу в состав Японской православной миссии, а 13 июня последовал указ Св. Синода о его назначении. В октябре месяце он и его товарищ уже были в Японии, где российские миссионеры немедленно принялись за работу. Довольно быстро изучив японский язык, с осени 1891 года Сергий стал преподавать догматическое богословие в Духовной семинарии, в Киото. В декабре 1891 года он был командирован служить судовым священником на корабле «Память Азова», затем вновь вернулся в Японию. В 1893 году Сергий получил указ о своем переводе в Россию.

Прибыв в Петербург, он был назначен исполняющим должность доцента на кафедре Священного Писания Ветхого Завета, в родной ему Петербургской духовной академии. В конце того же года переведен инспектором Московской духовной академии, а в следующем году определен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах с возведением в сан архимандрита. Несмотря на столь краткий срок пребывания в Московской академии, о. Сергий сумел приобрести всеобщую любовь и уважение к себе. Когда 17 октября 1894 года он выезжал из Сергиева Посада в Афины, студенты сопровождали его до самого вагона, расставаясь с ним с искренним сожалением.

В 1895 году архимандрит Сергий защитил свою магистерскую диссертацию на тему «Православное учение о спасении» и был удостоен степени магистра богословия. В 1897 году он вторично был отправлен в Японию, в качестве помощника начальника Православной духовной миссии.

Вернувшись через два года в Россию, 29 июля 1899 года архимандрит Сергий был официально определен ректором Петербургской духовной семинарии, а с октября того же года назначен инспектором Петербургской духовной академии. С 25 января 1901 года — ректор этой академии, положивший немало трудов на улучшение учебной и научной работы (его деятельность здесь продолжалась в течение шести лет).

На протяжении своей просветительской и педагогической деятельности в эти годы архимандрит (и позже — епископ) Сергий постоянно занимался самообразованием и богословской наукой, опубликовав в академических журналах ряд научных статей. Он принимал весьма деятельное участие в различных научных, просветительских, благотворительных обществах, был председателем в петербургских «Религиозно-философских собраниях». (В 1906 году был удостоен звания Почетного члена Петербургской духовной академии).

25 февраля 1901 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры состоялась хиротония архимандрита Сергия во епископа Ямбургского. Чин хиротонии совершали митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний, митрополит Киевский и Галицкий Феогност, митрополит Московский и Коломенский Владимир, архиепископ Холмский и Варшавский Иероним, епископ Кишиневский Иаков, епископ Борис, епископы — Гдовский Вениамин, Нарвский Никон и Сарапульский Владимир.

Весной 1905 года, когда в обществе ожидали объявления манифеста о веротерпимости, на молебне в день основания Петербургской академии, 17 февраля, ее ректор епископ Сергий выступил с речью, где прозвучали поистине пророческие слова: «После столетий мирного пребывания под защитой закона, за крепкой стеной государственной охраны, наша Церковь выходит теперь беззащитная, не прикрытая никем, прямо на поле брани под удары врагов… В дальнейшем потребуют от нас уже не красных фраз и не заученных силлогизмов, не пестрого наряда показной учености, от нас потребуют духа и жизни, потребуют веры… настоящей православной учености, настоящего познания христианства, потребуют, чтобы мы писали не чернилами, да еще заимствованными, быть может, из чужих чернильниц, а кровью из нашей собственной груди…»

6 октября 1905 года был утвержден доклад Синода о «быти Преосвященному Ямбургскому Сергию архиепископом Финляндским и Выборгским». С целью лучшего и непосредственного ознакомления с жизнью православных приходов Преосвященный Сергий лично объехал свою новую епархию, познакомился с финляндским духовенством на местах, узнал нужды Финляндской церкви. В 1906 году он участвовал в работе сессии Святейшего Синода, председательствовал в Учебном Комитете, одновременно занимаясь исправлением текста богослужебных книг.

Начиная с 6 мая 1911 года, Владыка Сергий являлся постоянным членом Святейшего Синода, а в марте следующего года возглавил Предсоборное совещание при Синоде. За свои многолетние просветительские труды 6 мая 1912 года, ко дню Св. Пасхи, он был награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

В 1913 году на архиепископа Сергия были возложены обязанности управления еще двумя основными Синодальными ведомствами: полномочия председателя Миссионерского Совета (через два года по личной просьбе был освобожден) и Учебного Комитета. 6 мая 1915 года награжден орденом св. блгв. Александра Невского.

10 августа 1917 года Высокопреосвященный Сергий избран на новую архиерейскую кафедру, он становится архиепископом Владимирским и Шуйским. 28 ноября следует Указ Святейшего Патриарха Тихона об утверждении его на этой кафедре с возведением в сан митрополита.

Владыка принимал активное участие в работе Всероссийского Священного Собора 1917-1918 годов в Москве. При Временном правительстве он оставался единственным архиереем, входившим в Святейший Синод из прежнего, дореволюционного состава, а когда Поместным Собором 1917-1918 гг. Синод был упразднен, митрополит Сергий стал постоянным членом вновь образованного Священного Синода, уже под руководством Святейшего Патриарха Тихона.

С 1922 года митрополит Сергий Владимирской епархией не управлял. Первоначально он примкнул к обновленческому церковному движению. Именно эта его ошибка, временное отпадение в обновленческий раскол, сыграла существенную роль во всех последующих событиях в жизни митрополита, будущего Патриарха Сергия и истории Русской Православной Церкви в целом.

В 1924 году, после публичного покаяния, совершенного в старом соборе Донского монастыря, митрополит Сергий вместе с другими иерархами был принят в лоно Православной Русской Церкви Святейшим Патриархом Тихоном.

Новым местом служения Сергия (Страгородского) была определена Нижегородская епархия, его родная земля, о чем ему было сообщено в следующем послании:.

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Сергию,

Митрополиту Нижегородскому.

Определением Святейшего Патриарха и Священного при нем Синода от 31 марта 1924 года, за №109, постановили: «За уклонением в так называемый обновленческий раскол Нижегородского Архиепископа Евдокима считать Нижегородскую кафедру свободной, на каковую и переместить Высокопреосвященнейшего Митрополита Владимирского Сергия».

О чем настоящим Ваше Высокопреосвященство и поставляется в известность.

Член Священного при Святейшем Патриархе Синода Серафим, Митрополит Тверской. Марта 31 дня 1924 г.

Москва, Донской монастырь.

В Нижнем Новгороде митрополит Сергий поселился на квартире, которая размещалась в одном из корпусов на территории Крестовоздвиженского женского монастыря. После закрытия монастыря в 1919 году монахини, бывшие его насельницы, вынуждены были называться «трудовой артелью» и взять здания своей обители в аренду. В 1923 году им пришлось соединиться с приходской общиной, срочно созданной вокруг монастыря, чтобы власти не изъяли помещения под детсад. 347 монахинь подали заявления о вхождении в «общину верующих при Крестовоздвиженском монастыре», а 27 апреля 1923 года был зарегистрирован Устав Крестовоздвиженского автономного православного общества при б. Крестовоздвиженском монастыре и кладбище Нижнего Новгорода, объединяющего жителей улиц Б. Покровской, Б. Ямской, Крестовоздвиженской и улицы Белинского. При этой приходской общине и состоял «служителем культа» митрополит Сергий (Страгородский) с 1924 года по 1 октября 1926 года. К этому времени Нижегородский кафедральный Спасо-Преображенский собор в Кремле был уже закрыт (а в 1929 году взорван). Владыка Сергий, зарегистрированный местными Советами как «представитель культового сословия» в приходе Спасского храма Ждановского района Нижнего Новгорода, чаще всего совершал архиерейские богослужения именно в этом храме. (Судьба же Крестовоздвиженской обители и общины сложилась трагически, как и нижегородской Церкви и ее духовенства в целом. Уже к январю 1928 года все монахини с территории монастыря были выселены, собор пустовал. Община перешла поначалу в Казанский кладбищенский храм, но просуществовала лишь до 1935 года: в том злополучном году были арестованы члены клира Казанской церкви и сам правящий тогда архиерей Горьковский, митрополит Евгений (Зернов), только за то, что Пасхальной литургией в соборе «отвлекли граждан от участия в первомайской демонстрации». Обвиненные как «участники контрреволюционной организации» они были приговорены к заключению и исправтрудлагерям. Горсовет закрыл и кладбищенскую церковь «ввиду ее вредного влияния на подрастающую молодежь». 19 августа 1935 года Комиссия по культам при Президиуме Горьковского Крайисполкома постановила: бывший Крестовоздвиженский монастырь ликвидировать на снос. — Прим. Ред.).

10 декабря 1925 года митрополит Сергий был назначен Заместителем Патриаршего Местоблюстителя и далее уже фактически постоянно проживал в Москве, однако продолжал носить титул митрополита Нижегородского (с 1932 года — Горьковского), вплоть до 1934 года. Обязанности управляющего Нижегородской епархией в этот период возлагались поочередно на одного из викариев Нижегородских.

С 30 ноября 1926 года до марта 1927 года Преосвященный Сергий находился в тюремном заключении в Москве, в Бутырской тюрьме. (Следователь ОГПУ называет его в своем донесении «одним из активнейших членов церковно-антисоветской группировки»). И все же митрополит Сергий был освобожден из-под стражи, под подписку о невыезде из Москвы. С 27 марта 1927 года он вновь вступил в управление Русской Церковью как Заместитель Патриаршего Местоблюстителя (на тот момент Высокопреосвященнейшего Петра (Полянского), митрополита Крутицкого, который был расстрелян в 1937 году).

Первые годы руководства митрополита Сергия Русской Православной Церковью стали периодом больших разногласий между иерархами, бурных колебаний и новых расколов. Церковь в России практически встала перед тяжким трагическим выбором: искать компромисс с советской властью или погибнуть под беспощадным натиском этой власти. Еще ранее, под предлогом помощи голодающим (а в 1921-1922 гг. в России действительно началось это ужасающее бедствие — голод) развернулась кампания ограбления православных храмов, в которых усердием и жертвой народа веками сосредотачивались ценности. Причем, как стало известно много позже, уже в наше время, лишь незначительная часть этого «экспроприированного» богатства была использована действительно для того, чтобы спасти людей от голодной смерти. В строго секретном письме В. И. Ленина В. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 года было сказано, что церковные ценности следует употребить для государственной работы, хозяйственного строительства и укрепления международного положения (о помощи голодающим — ни слова). И главное: расстрелять как можно «большее число представителей духовенства и реакционной буржуазии», воспользовавшись событиями в Шуе, где верующие попытались защитить свои храмы. Наступление на Церковь, по большевистскому плану, реализовывалось сразу по двум направлениям: террор и одновременно разложение Церкви с помощью обновленцев. В этой драматической обстановке высшая церковная власть страны оказалась заложницей новой гражданской богоборческой власти, основным принципом которой была абсолютная безнравственность… Святейший Патриарх Тихон (Беллавин), первый встав перед лицом практически неразрешимой на тот момент ситуации, не мог и не успел водворить церковный мир, скончавшись в 1925 году.

В такой сложнейшей обстановке первоочередной задачей митрополита Сергия, возглавившего РПЦ, стало определить место Православной Церкви в Советском государстве. Далеко не весь епископат признал его законным главой Церкви, а многие в последующие годы и вовсе отделились от него, особенно после появления Декларации об отношении Церкви к Советской власти, опубликованной в газете «Известия» 29 июля 1927 года («Мы, церковные деятели… с нашим народом и с нашим правительством»).

И по сей день, уже в современных публикациях, посвященных истории РПЦ, нет единого мнения в оценке этого исторического документа. Однако открывшиеся достоверные данные о масштабах уничтожения духовенства, разграбления церквей и монастырей, и в том числе личные документы Святейшего Патриарха Тихона, дают возможность сегодня сделать вывод, что принятие митрополитом Сергием этой декларации позволило всей Российской Православной Церкви законно существовать в стране в этих страшных условиях, а не погибнуть. Время показало мудрость митрополита Сергия, который одним из первых понял, что государственный террор против Церкви не может длиться бесконечно, что рано или поздно Советская империя и Православная Церковь будут вынуждены искать возможности для сосуществования (особенно яркое подтверждение правильности этой позиции произошло в годы Великой Отечественной войны, перед лицом общего для страны и Русской Церкви вероломного врага).

27 апреля 1934 года Высокопреосвященнейшему Сергию был присвоен титул Блаженнейший Митрополит Московский и Коломенский, с правом ношения двух панагий.

22 декабря 1936 года был принят «Акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя Патриаршего Русской Православной Церкви к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя, Блаженнейшему Митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому) (к этому времени уже 11 лет реально возглавлявшему Русскую Церковь).

Когда в 1937 году была развернута массовая компания по уничтожению духовенства, в Горьковской епархии погибла его родная сестра. Выйдя замуж за священника, она носила фамилию Архангельская; овдовела накануне революционных событий. 8 октября 1937 года была арестована со стандартным обвинением в «антисоветской деятельности». В «вину» матушке Александре была поставлена ее связь с духовенством (была замужем за священником), а также родство с Владыкой Сергием (братом), от которого она якобы и получала различные задания и инструкции по проведению антисоветской деятельности. Несмотря на полнейшую нелепость всех обвинений, решением «тройки НКВД» от 23 октября 1937 года Александра Николаевна Архангельская была приговорена к высшей мере наказания (будучи в возрасте 71 года!). 1 ноября ее расстреляли. Знал ли о гибели сестры Преосвященнейший Сергий, неизвестно…

В годы Великой Отечественной войны в большой степени благодаря именно личной гражданской позиции Блаженнейшего Митрополита Сергия произошел великий перелом во взаимоотношениях Русской Православной Церкви и Советской власти.

В первый же день войны, 22 июня 1941 года, Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием было написано и немедленно разослано по всей Земле Русской «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви»: «…Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она Небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг… Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда Отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о воле Божией… Положим же души свои вместе с нашей паствой… Церковь благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь дарует нам победу!»

В эти трагические дни воззвание главы государства И. В. Сталина к народу последовало лишь через 10 дней от начала войны, 3-го июля (и начиналось оно вполне по-церковному: «Братья и сестры!..»).

4 сентября 1943 года произошло знаменательное событие: состоялась встреча И. В. Сталина и трех иерархов Русской Церкви — митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). На встрече были оговорены необходимые условия сосуществования Церкви с действующей властью. Это был исторический момент — начало возрождения Русской Православной Церкви в ее родном отечестве. Напомним, что к 1941 году в стране были закрыты и разрушены тысячи православных храмов и монастырей, разграблено церковное имущество, погибли сотни тысяч представителей духовенства.

В оставшихся и во вновь открывавшихся в годы войны церквях ежедневно возносились горячие молитвы о спасении России и ее народа. Своими проповедями духовенство укрепляло патриотический настрой населения страны, поддерживало моральное состояние общества. Церковнослужители были и в рядах действующей армии, участвовали в партизанском движении, в создании оборонительных укреплений. Церковь шествовала над госпиталями, оказывала значительную материальную помощь фронту, по всем храмам был организован сбор пожертвований денежными средствами и ценными предметами. Трудно перечислить все виды разнообразной деятельности русского духовенства на благо страны в тяжелые годы Великой Отечественной…

8 сентября 1943 года в Москве Архиерейский Собор Русской Православной Церкви избрал Митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. 12 сентября, в день памяти св. блгв. Александра Невского, Небесного покровителя Русской Земли, состоялась интронизация Святейшего Патриарха в Московском кафедральном Богоявленском соборе. По окончании литургии Патриарх Сергий обратился к архиереям и пастве, молившейся в соборе: «…Церковь, как багряницею, украшается кровью мучеников, подвигами преподобных, великими трудами святителей и других угодников Божиих, поэтому я призываю всех верных чад Церкви к подвигам христианской жизни, чтобы наша Православная Церковь облеклась в красоту христианских добродетелей… В моем положении по внешности как будто ничего не изменилось с получением патриаршего сана. Фактически я уже 17 лет несу обязанности Патриарха. Это так кажется только по внешности, а на самом деле это далеко не так. В звании Патриаршего Местоблюстителя я чувствовал себя временным, и не так сильно опасался за возможные ошибки… Теперь же, когда облечен высоким званием Патриарха, уже нельзя говорить о том, что кто-то другой исправит ошибки и сделает недоделанное, а нужно самому поступить безошибочно, по Божией правде и вести людей к вечному спасению».

12 сентября 1943 года вышел первый номер вновь возобновленного «Журнала Московской Патриархии», ответственным редактором которого стал сам Патриарх Сергий.

Сохранение строго православного догматико-канонического строя Русской Православной Церкви — историческая заслуга Местоблюстителя Патриаршего престола, впоследствии Святейшего Патриарха Сергия. Важнейшей заботой его было назначение архиереев на пустующие кафедры. В изменившихся условиях необходимо было пополнять кадры духовенства, решать насущные церковные проблемы.

Бессменно, подвижнически, до самой своей кончины руководил Святейший Патриарх Сергий жизнью Церкви. Неожиданная кончина его последовала 15 мая 1944 года, прервав многолетнее и плодотворное служение этого выдающегося православного русского иерарха.

18 мая отпевание происходило в Московском Патриаршем Богоявленском соборе, при участии митрополитов Алексия, Николая и Иоанна, одиннадцати епископов и свыше ста представителей московского духовенства. Большая траурная церковная процессия с гробом и хоругвями обошла вокруг собора, после чего тут же, в Никольском приделе собора, было совершено погребение скончавшегося на 78-м году жизни Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия.

После кончины Патриарха Сергия его почитатель профессор В. Н. Лосский напишет о нем такие слова: «До конца времен Церковь сохранит память великого святителя наряду с другими именами, которые знает каждый христианин… Все было велико в жизни великого Сергия, который всего лишь несколько последних месяцев своего епископского служения носил сан Патриарха Московского и всея Руси. Но как Патриарший Местоблюститель он почти 18 лет управлял Русской Церковью… Чтобы руководить церковной жизнью в столь исключительных условиях, в Москве — столице нового государства, в центре строящегося нового мира, надо было обладать непоколебимой верой в Богоустановленность Церкви».

Из книги «Святители земли Нижегородской». Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затекин) и О. В. Дегтева. Нижний Новгород, 2003 год.

nne.ru


Смотрите также