Биография ручьев александр валерьевич


Ручьев Александр Валерьевич: биография и деятельность президента компании «Мортон»

В бизнес-кругах России широко известен Ручьев Александр Валерьевич, деятельность которого связана со строительством. Он является одним из создателей и президентом группы компаний «Мортон», входящей в пятьсот крупнейших отечественных компаний.

Молодые годы Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич появился на свет тридцатого декабря 1973 года в городе Северодвинске, что в Архангельской области. Своего будущего в провинции он не видел и после окончания школы сразу же отправился покорять столицу. В 1991-м поступил в Московский физико-технический институт на факультет аэрофизики и космических исследований, где учился с удовольствием. Сегодня бизнесмен говорит, что в свое время ему удалось получить фундаментальное физико-техническое образование.

Почему же не занялся исследованием космоса Ручьев Александр Валерьевич? Биография его пестрит событиями совершенно другого плана: они связаны с землей, а не с небом.

По словам самого Ручьева, до четвертого курса он не собирался уходить в бизнес, хоть на дворе уже были девяностые, и многие товарищи «крутились» в коммерции. Александр же думал, что бизнес в России – это ненадолго, а вот за покорением космоса – будущее. И сам мечтал стать космонавтом. Он верил, что вот-вот настанут времена, когда его профессия на родине станет востребованной. Но так и не дождался ее звездного часа Ручьев Александр Валерьевич.

«Мортон», первые десять лет

Ближе к окончанию института Ручьев Александр понял, что надо завоевывать свое место под солнцем в новой стране, в которой все радикально изменилось. Самыми первыми его шагами в предпринимательской деятельности стали перепродажи товаров народного потребления, которые он закупал оптом или приобретал по бартеру, а потом сбывал на заводах.

Многие однокурсники Ручьева в то время подрабатывали на стройках, и вскоре эта сфера показалась Александру более привлекательной, чем торговля. Вместе с шестью товарищами в 1994 году он создал небольшую компанию «Мортон», которая поначалу зарабатывала капитальными ремонтами помещений и зданий.

В 1998-м «Мортону» посчастливилось получить заказ на утепление фасадов, которое фирма осуществляла по собственным уникальным технологиям. Объектами стали дома в Митино.

Молодые люди на достигнутом не остановились и продолжали расширять сферу своей деятельности. Вскоре у них «выгорел» первый контракт на строительство – нужно было достроить здание в Клину. А еще чуть позже им снова крупно повезло – подвернулся заказ на реставрацию одного из старинных зданий на Арбате. Успешно реализованный проект по воссозданию и достройке дома-музея Пороховщикова позволил ребятам сколотить стартовый капитал, который они вложили в дальнейшее развитие своего бизнеса: возведение жилых домов в г. Щелково, пос. Медвежьи Озера и т. д.

Одним из самых масштабных проектов компании того времени стала застройка в 2004-м огромного жилого комплекса «1 Мая» на МКАД, которая положила начало партнерству между «Мортоном» и строительным гигантом «ДСК-1».

Основной особенностью фирмы было то, что компания «взяла в оборот» Подмосковье, тогда как другие сражались за участки в центре Москвы. Таким образом избавил мудрый Ручьев Александр Валерьевич «Мортон» от конкурентов и заложил основы будущего громкого успеха своей фирмы.

К 2008 году детище Александра Ручьева могло похвастаться выручкой в четыре с половиной миллиарда рублей, а общая площадь строящегося жилья превысила миллион квадратных метров.

Как известно, в 2008-м в стране грянул крупнейший финансовый кризис, который потопил многих успешных российских бизнесменов, в том числе и в сфере строительства.

Ручьев Александр Валерьевич и его компания «Мортон» не просто удержались на плаву в то сложное время – они «взлетели до небес».

Выжить тогда можно было только при поддержке государства, ставшего палочкой-выручалочкой и для «Мортона». В 2009-м компания заключила «жирный» контракт с Министерством обороны РФ на строительство жилья для военных. Это был тот «прыжок», который обеспечил сегодняшнее благоденствие Ручьева.

Покровители

Конечно, такое явное лоббирование интересов не самой известной в Москве компании со стороны власти не осталось без внимания общественности. Начиная с середины 2004-х и по сегодняшний день в средствах массовой информации периодически появляются материалы о том, что Ручьев Александр Валерьевич, президент ГК «Мортон», имеет тесные связи с руководством области, а также верхушкой силового ведомства России, которыми пользуется в интересах своего бизнеса.

В частности бизнесмену приписывают покровительство со стороны руководства Министерства обороны, экс-губернатора Московской области Бориса Громова, министра строительного комплекса Московской области Сергея Пахомова, вице-губернатора Подмосковья Ильдара Габдрахманова и других чиновников.

Сам же Ручьев объясняет успех во время кризиса простой удачей и качественной многолетней работой «Мортона» на территории Балашихи, где и планировалось строить жилье для военных. То есть просто выбрали ту фирму, которая уже положительно зарекомендовала себя в данном районе.

«Мортон» сегодня

Масштабы сегодняшней деятельности компании, созданной когда-то студентами МФТИ, впечатляет. Она объединяет такие организации, как ООО «Мортон-РСО», ООО «Мортон-Инвест» и ООО «Жилстройэнерго-М».

В обороте у «Мортона» миллиарды долларов; в процессе реализации - проекты общей площадью более семи с половиной миллионов квадратных метров.

Александр Валерьевич Ручьев уверенно занял нишу, которая считается самой сложной. Это строительство жилья эконом-класса, где стоимость одного квадратного метра не превышает семидесяти пяти тысяч рублей. Возможность строить доступное жилье бизнесмен объясняет тем, что его компания не передает важные функции посредникам, а старается выполнить всю работу, от создания проектов до продажи, собственными силами.

Приоритеты «Мортон» отдает госзаказам и не числится среди компаний, которые обманывают дольщиков.

Проекты ГК «Мортон»

Сегодня оборот этой компании превышает миллиард долларов. Реализованные проекты:

  • 17-этажный дом по улице Лечебной, вл. 14, строение 1;
  • микрорайон в центре Балашихи: 4 панельных 17-этажных дома и три 15-этажных кирпичных;
  • микрорайон «1 мая» в Балашихе: дом переменной этажности (19-22) и 24-этажный кирпичный;
  • три 22-этажные кирпичные башни в Балашихе;
  • микрорайон «Южное Кучино» в городе Железнодорожном: шесть 17-этажных панельных домов;
  • поселок Медвежьи Озера, жилой комплекс «Озерный».

Сейчас у компании много новых предложений, которые будут разрабатываться в ближайшее время:

  • микрорайон «Ильинская Слобода» в поселке Ильинском;
  • микрорайоны в Ленинском районе Москвы «Бутово Парк» и «Бутово Парк-2»;
  • микрорайон «Солнцево Парк»;
  • несколько проектов в Новой Москве и т. д.

Помимо этого, ГК «Мортон» возводит парковочные места рядом со своими постройками. Также компания занимается и деловой недвижимостью: так называемые «штаб-квартиры» и многофункциональные центры в Москве и области.

Компания регулярно увеличивает свой автопарк и желает создавать рабочие места в тех районах, где занимается строительством. Земля под проекты всегда приобреталась по рыночной стоимости или выигрывалась в тендерах.

У компании имеется фирменный стиль: «Мортон» не работает в дальнем и среднем Подмосковье. В сфере интересов находятся только Москва и ближайшие территории.

Оценка «Форбс»

Как же оценивают эксперты деятельность компании, которой руководит Ручьев Александр Валерьевич? «Форбс» в 2011 году отвел «Мортону» 71-ю ступеньку в рейтинге крупнейших непубличных компаний России. Еще несколькими годами ранее мало кому известный субъект строительного бизнеса обошел тогда таких гигантов, как «Интеко», «Главстрой» и «Донстрой».

В 2012 году «Мортон» занимал в этом же рейтинге 68-ю позицию, в 2013 г. – 109-ю, в 2014 г. – 111-ю, а по итогам 2015-го компания находится на 103-м месте.

По оценкам «Форбс», выручка детища Ручьева несколько лет назад составляла 51 миллиард рублей; на объектах «Мортона» трудилось пять с половиной тысяч человек.

Оценки клиентов

Что же до оценок клиентов, то основная их претензия к «Мортону» состоит в том, что компания нередко задерживает сдачу новостройки. Строительство обычно затягивается в среднем на год. Но в итоге свои обязательства компания все равно выполняет. Даже в период глубокого кризиса «Мортон» ни разу не «кинул» своих клиентов, поэтому застройщика можно отнести к категории надежных.

Общество взаимного страхования гражданской ответственности застройщиков

С 2013 года Ручьев Александр Валерьевич возглавляет Общество взаимного страхования ответственности застройщиков, учрежденное тридцатью крупнейшими российскими фигурантами строительного бизнеса из тринадцати регионов страны. Главным инициатором создания общества стал «Мортон». Целью организации является защита участников долевого строительства, снижение рисков и выплата компенсаций жертвам нечистоплотных застройщиков.

Мировозрение Александра Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич считает себя глубоко верующим человеком, а православие называет основой русской нации. Неоднократно в своих выступлениях он подчеркивал этот момент и обещал делать центры, возводящиеся «Мортоном», православно ориентированными.

Правда, и здесь находятся критики, которые вменяют Ручьеву расхождение слов с делами. Приводятся примеры, когда жители того или иного микрорайона десятилетиями просят компанию построить на его территории хотя бы небольшой храм или отремонтировать действующий, но их не слышат.

Несмотря на конфликты Ручьева с широкой общественностью, у него сохраняются большие амбиции. И, будучи человеком верующим, он считает, что страна очень нуждается в новых храмах, которые нужно продолжать строить. Он достаточно часто выступает на Русском народном соборе и создал фонд «Белый крест». Эта благотворительная организация поддерживает православные общины страны.

Некоторое время назад «Мортон» финансировал интернет-СМИ через проекты «Русская планета» и «Рустория». В данный же момент компания предпочитает выделять средства на хайтек-проекты: современные очистные сооружения, транспортные системы, строение домов и т. п.

Также Ручьев поддерживает несколько венчурных фондов, которые за последнее время уже выделили на стартапы более тридцати миллионов долларов. Сам бизнесмен считает себя патриотом и заявляет, что никуда из России уезжать не планировал и не будет.

Благотворительность

Часто Александра Валерьевича спрашивают, занимается ли он благотворительной деятельностью? Бизнесмен отвечает утвердительно, но подробностей не разглашает, объясняя это тем, что благие дела должны совершаться незаметно, подальше от глаз общественности, а иначе «можно впасть в ересь».

Однако в средствах массовой информации часто мелькают заметки о том, что Ручьев Александр Валерьевич, фото которого можно увидеть в данной статье, периодически жертвует финансовые средства московским православным храмам и фондам. Комментариев он по этому поводу не дает.

Личная жизнь

Ручьев Александр Валерьевич, жена которого подарила ему двоих дочерей, предпочитает особо не распространяться и о личной жизни тоже. Имена, даты важных семейных событий и другая информация подобного рода надежно скрыта бизнесменом от посторонних взоров. И в этом Ручьева можно понять: критики в его адрес и без того достаточно. Поэтому в святая святых журналистов лучше не пускать, ибо, как говорится: «Мой дом – моя крепость...» И кому, как не владельцу строительной компании, об этом знать?

fb.ru

Ручьев Александр: краткая биография президента «Мортон»

В бизнес-кругах России широко известен Ручьев Александр Валерьевич, деятельность которого связана со строительством. Он является одним из создателей и президентом группы компаний «Мортон», входящей в пятьсот крупнейших отечественных компаний.

Молодые годы Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич появился на свет тридцатого декабря 1973 года в городе Северодвинске, что в Архангельской области. Своего будущего в провинции он не видел и после окончания школы сразу же отправился покорять столицу. В 1991-м поступил в Московский физико-технический институт на факультет аэрофизики и космических исследований, где учился с удовольствием. Сегодня бизнесмен говорит, что в свое время ему удалось получить фундаментальное физико-техническое образование.

Почему же не занялся исследованием космоса Ручьев Александр Валерьевич? Биография его пестрит событиями совершенно другого плана: они связаны с землей, а не с небом.

По словам самого Ручьева, до четвертого курса он не собирался уходить в бизнес, хоть на дворе уже были девяностые, и многие товарищи «крутились» в коммерции. Александр же думал, что бизнес в России – это ненадолго, а вот за покорением космоса – будущее. И сам мечтал стать космонавтом. Он верил, что вот-вот настанут времена, когда его профессия на родине станет востребованной. Но так и не дождался ее звездного часа Ручьев Александр Валерьевич.

«Мортон», первые десять лет

Ближе к окончанию института Ручьев Александр понял, что надо завоевывать свое место под солнцем в новой стране, в которой все радикально изменилось. Самыми первыми его шагами в предпринимательской деятельности стали перепродажи товаров народного потребления, которые он закупал оптом или приобретал по бартеру, а потом сбывал на заводах.

Многие однокурсники Ручьева в то время подрабатывали на стройках, и вскоре эта сфера показалась Александру более привлекательной, чем торговля. Вместе с шестью товарищами в 1994 году он создал небольшую компанию «Мортон», которая поначалу зарабатывала капитальными ремонтами помещений и зданий.

В 1998-м «Мортону» посчастливилось получить заказ на утепление фасадов, которое фирма осуществляла по собственным уникальным технологиям. Объектами стали дома в Митино.

Молодые люди на достигнутом не остановились и продолжали расширять сферу своей деятельности. Вскоре у них «выгорел» первый контракт на строительство – нужно было достроить здание в Клину. А еще чуть позже им снова крупно повезло – подвернулся заказ на реставрацию одного из старинных зданий на Арбате. Успешно реализованный проект по воссозданию и достройке дома-музея Пороховщикова позволил ребятам сколотить стартовый капитал, который они вложили в дальнейшее развитие своего бизнеса: возведение жилых домов в г. Щелково, пос. Медвежьи Озера и т. д.

Одним из самых масштабных проектов компании того времени стала застройка в 2004-м огромного жилого комплекса «1 Мая» на МКАД, которая положила начало партнерству между «Мортоном» и строительным гигантом «ДСК-1».

Основной особенностью фирмы было то, что компания «взяла в оборот» Подмосковье, тогда как другие сражались за участки в центре Москвы. Таким образом избавил мудрый Ручьев Александр Валерьевич «Мортон» от конкурентов и заложил основы будущего громкого успеха своей фирмы.

Взлет

К 2008 году детище Александра Ручьева могло похвастаться выручкой в четыре с половиной миллиарда рублей, а общая площадь строящегося жилья превысила миллион квадратных метров.

Как известно, в 2008-м в стране грянул крупнейший финансовый кризис, который потопил многих успешных российских бизнесменов, в том числе и в сфере строительства.

Ручьев Александр Валерьевич и его компания «Мортон» не просто удержались на плаву в то сложное время – они «взлетели до небес».

Выжить тогда можно было только при поддержке государства, ставшего палочкой-выручалочкой и для «Мортона». В 2009-м компания заключила «жирный» контракт с Министерством обороны РФ на строительство жилья для военных. Это был тот «прыжок», который обеспечил сегодняшнее благоденствие Ручьева.

Покровители

Конечно, такое явное лоббирование интересов не самой известной в Москве компании со стороны власти не осталось без внимания общественности. Начиная с середины 2004-х и по сегодняшний день в средствах массовой информации периодически появляются материалы о том, что Ручьев Александр Валерьевич, президент ГК «Мортон», имеет тесные связи с руководством области, а также верхушкой силового ведомства России, которыми пользуется в интересах своего бизнеса.

В частности бизнесмену приписывают покровительство со стороны руководства Министерства обороны, экс-губернатора Московской области Бориса Громова, министра строительного комплекса Московской области Сергея Пахомова, вице-губернатора Подмосковья Ильдара Габдрахманова и других чиновников.

Сам же Ручьев объясняет успех во время кризиса простой удачей и качественной многолетней работой «Мортона» на территории Балашихи, где и планировалось строить жилье для военных. То есть просто выбрали ту фирму, которая уже положительно зарекомендовала себя в данном районе.

«Мортон» сегодня

Масштабы сегодняшней деятельности компании, созданной когда-то студентами МФТИ, впечатляет. Она объединяет такие организации, как ООО «Мортон-РСО», ООО «Мортон-Инвест» и ООО «Жилстройэнерго-М».

В обороте у «Мортона» миллиарды долларов; в процессе реализации - проекты общей площадью более семи с половиной миллионов квадратных метров.

Александр Валерьевич Ручьев уверенно занял нишу, которая считается самой сложной. Это строительство жилья эконом-класса, где стоимость одного квадратного метра не превышает семидесяти пяти тысяч рублей. Возможность строить доступное жилье бизнесмен объясняет тем, что его компания не передает важные функции посредникам, а старается выполнить всю работу, от создания проектов до продажи, собственными силами.

Приоритеты «Мортон» отдает госзаказам и не числится среди компаний, которые обманывают дольщиков.

Проекты ГК «Мортон»

Сегодня оборот этой компании превышает миллиард долларов. Реализованные проекты:

  • 17-этажный дом по улице Лечебной, вл. 14, строение 1;
  • микрорайон в центре Балашихи: 4 панельных 17-этажных дома и три 15-этажных кирпичных;
  • микрорайон «1 мая» в Балашихе: дом переменной этажности (19-22) и 24-этажный кирпичный;
  • три 22-этажные кирпичные башни в Балашихе;
  • микрорайон «Южное Кучино» в городе Железнодорожном: шесть 17-этажных панельных домов;
  • поселок Медвежьи Озера, жилой комплекс «Озерный».

Сейчас у компании много новых предложений, которые будут разрабатываться в ближайшее время:

  • микрорайон «Ильинская Слобода» в поселке Ильинском;
  • микрорайоны в Ленинском районе Москвы «Бутово Парк» и «Бутово Парк-2»;
  • микрорайон «Солнцево Парк»;
  • несколько проектов в Новой Москве и т. д.

Помимо этого, ГК «Мортон» возводит парковочные места рядом со своими постройками. Также компания занимается и деловой недвижимостью: так называемые «штаб-квартиры» и многофункциональные центры в Москве и области.

Компания регулярно увеличивает свой автопарк и желает создавать рабочие места в тех районах, где занимается строительством. Земля под проекты всегда приобреталась по рыночной стоимости или выигрывалась в тендерах.

У компании имеется фирменный стиль: «Мортон» не работает в дальнем и среднем Подмосковье. В сфере интересов находятся только Москва и ближайшие территории.

Оценка «Форбс»

Как же оценивают эксперты деятельность компании, которой руководит Ручьев Александр Валерьевич? «Форбс» в 2011 году отвел «Мортону» 71-ю ступеньку в рейтинге крупнейших непубличных компаний России. Еще несколькими годами ранее мало кому известный субъект строительного бизнеса обошел тогда таких гигантов, как «Интеко», «Главстрой» и «Донстрой».

В 2012 году «Мортон» занимал в этом же рейтинге 68-ю позицию, в 2013 г. – 109-ю, в 2014 г. – 111-ю, а по итогам 2015-го компания находится на 103-м месте.

По оценкам «Форбс», выручка детища Ручьева несколько лет назад составляла 51 миллиард рублей; на объектах «Мортона» трудилось пять с половиной тысяч человек.

Оценки клиентов

Что же до оценок клиентов, то основная их претензия к «Мортону» состоит в том, что компания нередко задерживает сдачу новостройки. Строительство обычно затягивается в среднем на год. Но в итоге свои обязательства компания все равно выполняет. Даже в период глубокого кризиса «Мортон» ни разу не «кинул» своих клиентов, поэтому застройщика можно отнести к категории надежных.

Общество взаимного страхования гражданской ответственности застройщиков

С 2013 года Ручьев Александр Валерьевич возглавляет Общество взаимного страхования ответственности застройщиков, учрежденное тридцатью крупнейшими российскими фигурантами строительного бизнеса из тринадцати регионов страны. Главным инициатором создания общества стал «Мортон». Целью организации является защита участников долевого строительства, снижение рисков и выплата компенсаций жертвам нечистоплотных застройщиков.

Мировозрение Александра Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич считает себя глубоко верующим человеком, а православие называет основой русской нации. Неоднократно в своих выступлениях он подчеркивал этот момент и обещал делать центры, возводящиеся «Мортоном», православно ориентированными.

Правда, и здесь находятся критики, которые вменяют Ручьеву расхождение слов с делами. Приводятся примеры, когда жители того или иного микрорайона десятилетиями просят компанию построить на его территории хотя бы небольшой храм или отремонтировать действующий, но их не слышат.

Несмотря на конфликты Ручьева с широкой общественностью, у него сохраняются большие амбиции. И, будучи человеком верующим, он считает, что страна очень нуждается в новых храмах, которые нужно продолжать строить. Он достаточно часто выступает на Русском народном соборе и создал фонд «Белый крест». Эта благотворительная организация поддерживает православные общины страны.

Некоторое время назад «Мортон» финансировал интернет-СМИ через проекты «Русская планета» и «Рустория». В данный же момент компания предпочитает выделять средства на хайтек-проекты: современные очистные сооружения, транспортные системы, строение домов и т. п.

Также Ручьев поддерживает несколько венчурных фондов, которые за последнее время уже выделили на стартапы более тридцати миллионов долларов. Сам бизнесмен считает себя патриотом и заявляет, что никуда из России уезжать не планировал и не будет.

Благотворительность

Часто Александра Валерьевича спрашивают, занимается ли он благотворительной деятельностью? Бизнесмен отвечает утвердительно, но подробностей не разглашает, объясняя это тем, что благие дела должны совершаться незаметно, подальше от глаз общественности, а иначе «можно впасть в ересь».

Однако в средствах массовой информации часто мелькают заметки о том, что Ручьев Александр Валерьевич, фото которого можно увидеть в данной статье, периодически жертвует финансовые средства московским православным храмам и фондам. Комментариев он по этому поводу не дает.

Личная жизнь

Ручьев Александр Валерьевич, жена которого подарила ему двоих дочерей, предпочитает особо не распространяться и о личной жизни тоже. Имена, даты важных семейных событий и другая информация подобного рода надежно скрыта бизнесменом от посторонних взоров. И в этом Ручьева можно понять: критики в его адрес и без того достаточно. Поэтому в святая святых журналистов лучше не пускать, ибо, как говорится: «Мой дом – моя крепость...» И кому, как не владельцу строительной компании, об этом знать?

autogear.ru

Ручьев Александр Валерьевич: биография и деятельность президента компании «Мортон»

Бизнес 22 сентября 2016

В бизнес-кругах России широко известен Ручьев Александр Валерьевич, деятельность которого связана со строительством. Он является одним из создателей и президентом группы компаний «Мортон», входящей в пятьсот крупнейших отечественных компаний.

Молодые годы Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич появился на свет тридцатого декабря 1973 года в городе Северодвинске, что в Архангельской области. Своего будущего в провинции он не видел и после окончания школы сразу же отправился покорять столицу. В 1991-м поступил в Московский физико-технический институт на факультет аэрофизики и космических исследований, где учился с удовольствием. Сегодня бизнесмен говорит, что в свое время ему удалось получить фундаментальное физико-техническое образование.

Почему же не занялся исследованием космоса Ручьев Александр Валерьевич? Биография его пестрит событиями совершенно другого плана: они связаны с землей, а не с небом.

По словам самого Ручьева, до четвертого курса он не собирался уходить в бизнес, хоть на дворе уже были девяностые, и многие товарищи «крутились» в коммерции. Александр же думал, что бизнес в России – это ненадолго, а вот за покорением космоса – будущее. И сам мечтал стать космонавтом. Он верил, что вот-вот настанут времена, когда его профессия на родине станет востребованной. Но так и не дождался ее звездного часа Ручьев Александр Валерьевич.

«Мортон», первые десять лет

Ближе к окончанию института Ручьев Александр понял, что надо завоевывать свое место под солнцем в новой стране, в которой все радикально изменилось. Самыми первыми его шагами в предпринимательской деятельности стали перепродажи товаров народного потребления, которые он закупал оптом или приобретал по бартеру, а потом сбывал на заводах.

Многие однокурсники Ручьева в то время подрабатывали на стройках, и вскоре эта сфера показалась Александру более привлекательной, чем торговля. Вместе с шестью товарищами в 1994 году он создал небольшую компанию «Мортон», которая поначалу зарабатывала капитальными ремонтами помещений и зданий.

В 1998-м «Мортону» посчастливилось получить заказ на утепление фасадов, которое фирма осуществляла по собственным уникальным технологиям. Объектами стали дома в Митино.

Молодые люди на достигнутом не остановились и продолжали расширять сферу своей деятельности. Вскоре у них «выгорел» первый контракт на строительство – нужно было достроить здание в Клину. А еще чуть позже им снова крупно повезло – подвернулся заказ на реставрацию одного из старинных зданий на Арбате. Успешно реализованный проект по воссозданию и достройке дома-музея Пороховщикова позволил ребятам сколотить стартовый капитал, который они вложили в дальнейшее развитие своего бизнеса: возведение жилых домов в г. Щелково, пос. Медвежьи Озера и т. д.

Одним из самых масштабных проектов компании того времени стала застройка в 2004-м огромного жилого комплекса «1 Мая» на МКАД, которая положила начало партнерству между «Мортоном» и строительным гигантом «ДСК-1».

Основной особенностью фирмы было то, что компания «взяла в оборот» Подмосковье, тогда как другие сражались за участки в центре Москвы. Таким образом избавил мудрый Ручьев Александр Валерьевич «Мортон» от конкурентов и заложил основы будущего громкого успеха своей фирмы.

Взлет

К 2008 году детище Александра Ручьева могло похвастаться выручкой в четыре с половиной миллиарда рублей, а общая площадь строящегося жилья превысила миллион квадратных метров.

Как известно, в 2008-м в стране грянул крупнейший финансовый кризис, который потопил многих успешных российских бизнесменов, в том числе и в сфере строительства.

Ручьев Александр Валерьевич и его компания «Мортон» не просто удержались на плаву в то сложное время – они «взлетели до небес».

Выжить тогда можно было только при поддержке государства, ставшего палочкой-выручалочкой и для «Мортона». В 2009-м компания заключила «жирный» контракт с Министерством обороны РФ на строительство жилья для военных. Это был тот «прыжок», который обеспечил сегодняшнее благоденствие Ручьева.

Покровители

Конечно, такое явное лоббирование интересов не самой известной в Москве компании со стороны власти не осталось без внимания общественности. Начиная с середины 2004-х и по сегодняшний день в средствах массовой информации периодически появляются материалы о том, что Ручьев Александр Валерьевич, президент ГК «Мортон», имеет тесные связи с руководством области, а также верхушкой силового ведомства России, которыми пользуется в интересах своего бизнеса.

В частности бизнесмену приписывают покровительство со стороны руководства Министерства обороны, экс-губернатора Московской области Бориса Громова, министра строительного комплекса Московской области Сергея Пахомова, вице-губернатора Подмосковья Ильдара Габдрахманова и других чиновников.

Сам же Ручьев объясняет успех во время кризиса простой удачей и качественной многолетней работой «Мортона» на территории Балашихи, где и планировалось строить жилье для военных. То есть просто выбрали ту фирму, которая уже положительно зарекомендовала себя в данном районе.

«Мортон» сегодня

Масштабы сегодняшней деятельности компании, созданной когда-то студентами МФТИ, впечатляет. Она объединяет такие организации, как ООО «Мортон-РСО», ООО «Мортон-Инвест» и ООО «Жилстройэнерго-М».

В обороте у «Мортона» миллиарды долларов; в процессе реализации - проекты общей площадью более семи с половиной миллионов квадратных метров.

Александр Валерьевич Ручьев уверенно занял нишу, которая считается самой сложной. Это строительство жилья эконом-класса, где стоимость одного квадратного метра не превышает семидесяти пяти тысяч рублей. Возможность строить доступное жилье бизнесмен объясняет тем, что его компания не передает важные функции посредникам, а старается выполнить всю работу, от создания проектов до продажи, собственными силами.

Приоритеты «Мортон» отдает госзаказам и не числится среди компаний, которые обманывают дольщиков.

Проекты ГК «Мортон»

Сегодня оборот этой компании превышает миллиард долларов. Реализованные проекты:

  • 17-этажный дом по улице Лечебной, вл. 14, строение 1;
  • микрорайон в центре Балашихи: 4 панельных 17-этажных дома и три 15-этажных кирпичных;
  • микрорайон «1 мая» в Балашихе: дом переменной этажности (19-22) и 24-этажный кирпичный;
  • три 22-этажные кирпичные башни в Балашихе;
  • микрорайон «Южное Кучино» в городе Железнодорожном: шесть 17-этажных панельных домов;
  • поселок Медвежьи Озера, жилой комплекс «Озерный».

Сейчас у компании много новых предложений, которые будут разрабатываться в ближайшее время:

  • микрорайон «Ильинская Слобода» в поселке Ильинском;
  • микрорайоны в Ленинском районе Москвы «Бутово Парк» и «Бутово Парк-2»;
  • микрорайон «Солнцево Парк»;
  • несколько проектов в Новой Москве и т. д.

Помимо этого, ГК «Мортон» возводит парковочные места рядом со своими постройками. Также компания занимается и деловой недвижимостью: так называемые «штаб-квартиры» и многофункциональные центры в Москве и области.

Компания регулярно увеличивает свой автопарк и желает создавать рабочие места в тех районах, где занимается строительством. Земля под проекты всегда приобреталась по рыночной стоимости или выигрывалась в тендерах.

У компании имеется фирменный стиль: «Мортон» не работает в дальнем и среднем Подмосковье. В сфере интересов находятся только Москва и ближайшие территории.

Оценка «Форбс»

Как же оценивают эксперты деятельность компании, которой руководит Ручьев Александр Валерьевич? «Форбс» в 2011 году отвел «Мортону» 71-ю ступеньку в рейтинге крупнейших непубличных компаний России. Еще несколькими годами ранее мало кому известный субъект строительного бизнеса обошел тогда таких гигантов, как «Интеко», «Главстрой» и «Донстрой».

В 2012 году «Мортон» занимал в этом же рейтинге 68-ю позицию, в 2013 г. – 109-ю, в 2014 г. – 111-ю, а по итогам 2015-го компания находится на 103-м месте.

По оценкам «Форбс», выручка детища Ручьева несколько лет назад составляла 51 миллиард рублей; на объектах «Мортона» трудилось пять с половиной тысяч человек.

Оценки клиентов

Что же до оценок клиентов, то основная их претензия к «Мортону» состоит в том, что компания нередко задерживает сдачу новостройки. Строительство обычно затягивается в среднем на год. Но в итоге свои обязательства компания все равно выполняет. Даже в период глубокого кризиса «Мортон» ни разу не «кинул» своих клиентов, поэтому застройщика можно отнести к категории надежных.

Общество взаимного страхования гражданской ответственности застройщиков

С 2013 года Ручьев Александр Валерьевич возглавляет Общество взаимного страхования ответственности застройщиков, учрежденное тридцатью крупнейшими российскими фигурантами строительного бизнеса из тринадцати регионов страны. Главным инициатором создания общества стал «Мортон». Целью организации является защита участников долевого строительства, снижение рисков и выплата компенсаций жертвам нечистоплотных застройщиков.

Мировозрение Александра Ручьева

Ручьев Александр Валерьевич считает себя глубоко верующим человеком, а православие называет основой русской нации. Неоднократно в своих выступлениях он подчеркивал этот момент и обещал делать центры, возводящиеся «Мортоном», православно ориентированными.

Правда, и здесь находятся критики, которые вменяют Ручьеву расхождение слов с делами. Приводятся примеры, когда жители того или иного микрорайона десятилетиями просят компанию построить на его территории хотя бы небольшой храм или отремонтировать действующий, но их не слышат.

Несмотря на конфликты Ручьева с широкой общественностью, у него сохраняются большие амбиции. И, будучи человеком верующим, он считает, что страна очень нуждается в новых храмах, которые нужно продолжать строить. Он достаточно часто выступает на Русском народном соборе и создал фонд «Белый крест». Эта благотворительная организация поддерживает православные общины страны.

Некоторое время назад «Мортон» финансировал интернет-СМИ через проекты «Русская планета» и «Рустория». В данный же момент компания предпочитает выделять средства на хайтек-проекты: современные очистные сооружения, транспортные системы, строение домов и т. п.

Также Ручьев поддерживает несколько венчурных фондов, которые за последнее время уже выделили на стартапы более тридцати миллионов долларов. Сам бизнесмен считает себя патриотом и заявляет, что никуда из России уезжать не планировал и не будет.

Благотворительность

Часто Александра Валерьевича спрашивают, занимается ли он благотворительной деятельностью? Бизнесмен отвечает утвердительно, но подробностей не разглашает, объясняя это тем, что благие дела должны совершаться незаметно, подальше от глаз общественности, а иначе «можно впасть в ересь».

Однако в средствах массовой информации часто мелькают заметки о том, что Ручьев Александр Валерьевич, фото которого можно увидеть в данной статье, периодически жертвует финансовые средства московским православным храмам и фондам. Комментариев он по этому поводу не дает.

Личная жизнь

Ручьев Александр Валерьевич, жена которого подарила ему двоих дочерей, предпочитает особо не распространяться и о личной жизни тоже. Имена, даты важных семейных событий и другая информация подобного рода надежно скрыта бизнесменом от посторонних взоров. И в этом Ручьева можно понять: критики в его адрес и без того достаточно. Поэтому в святая святых журналистов лучше не пускать, ибо, как говорится: «Мой дом – моя крепость...» И кому, как не владельцу строительной компании, об этом знать?

Источник: fb.ru

monateka.com

Жизнь после «Мортона»

Бывший владелец крупнейшей строительной компании России инвестирует во все новое

Арматура из базальта, аккумулятор будущего и кондиционер без фреона. Куда вкладывает средства, вырученные от продажи крупнейшего застройщика в России ГК «Мортон», ее бывший президент Александр Ручьев, выяснил РБК

Бывший владелец компании «​Мортон» Александр Ручьев (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Ранним воскресным утром, 13 апреля 2014 года, к автобусу в центре Москвы подтягивались люди. Их ждала экскурсия в рамках образовательной программы «Русский характер». Программу финансировал крупнейший застройщик России ГК «Мортон», а контролировал лично президент группы компаний Александр Ручьев.

В тот день автобус возил экскурсантов к дому Наркомфина и дому Константина Мельникова, где прошла лекция о знаковых объектах русского конструктивизма.

В дом Мельникова еще незадолго до этого никого не пускали: половину объекта в 2003 году купил совладелец ГК «ПИК» Сергей Гордеев, а сам дом оказался в центре конфликта его наследников. Интерес к русскому авангарду и вообще русской культуре еще в середине 2000-х стал почвой для взаимной симпатии Гордеева и Ручьева.

А в конце сентября 2016 года они заключили резонансную сделку. Президент «Мортона» Ручьев продал бизнес Сергею Гордееву. По оценкам СМИ, сумма сделки могла составить от 45 млрд до 165 млрд руб. У «Мортона» семь акционеров, но контрольный пакет принадлежит именно Александру Ручьеву, уверяет источник РБК.

С одной стороны, Гордееву достался неплохой актив: в 2015 году компания Ручьева построила 1 млн кв. м недвижимости и получила 59,2 млрд руб. выручки (прибыль за 2015 год компания не раскрывала). Сейчас «Мортон» строит 5,3 млн кв. м жилья в Москве и Подмосковье, а ее земельный банк позволяет возвести еще 8 млн кв. м. С другой стороны, продавать всю эту недвижимость придется в условиях стагнирующего рынка. А чистый долг «Мортона» в 2016 году вырос в 1,5 раза, до 22–24 млрд руб.: компания активно скупала земли под застройку.

«Я устал от девелоперского бизнеса в его сегодняшнем виде. Когда нет вызовов, работать неинтересно», — заявил Александр Ручьев РБК.

Предприниматель — бывший выпускник Физтеха, откуда вышла, в частности, элита российского IТ-бизнеса. В годы учебы Ручьев тоже пробовал себя в высокотехнологичных стартапах, но потом сосредоточился на строительстве типовых многоэтажек. Теперь и для него настало время заманчивых инноваций. Арматура из базальта, аккумулятор будущего, кондиционер без фреона и даже коворкинг для мейкеров (люди, делающие сложные вещи своими руками)  — таковы теперь проекты Александра Ручьева.

Скандальный лидер

«Мортон» основали бывшие студенты Физтеха в середине 1990-х, а в лидеры рынка застройщик вырвался в кризис 2008–2009 годов за счет демпинга и контракта с военными. Тогда «Мортон» выиграл аукцион на строительство на территории бывшей войсковой части в Балашихе 24 панельных домов. Сумма контракта составила 17 млрд руб., заказчиком выступило казначейское предприятие РУЗКС. Масштабная стройка сопровождалась уголовным делом. По данным СМИ, заместитель начальника филиала РУЗКС Сергей Емелин угрожал компаниям, строящим жилье для военных, проблемами и требовал по 0,75% от суммы выполненных работ. Емелина обвинили в получении взятки в особо крупном размере (информация о взяткодателе не разглашалась), а позже осудили на 4,5 года.

Сотрудничество с военными продолжается и по сей день — почти треть объема ипотечных сделок «Мортона» приходится на военную ипотеку. Так, за 2015 год компания Ручьева реализовала порядка 5 тыс. «ипотечных» квартир на сумму более 20 млрд руб., треть объема составили квартиры по военной ипотеке.

Практически все крупные стройки «Мортона» сопровождали скандалы. В частности, компания, стремительно застраивая московский регион жильем, не всегда успевала возводить необходимую инфраструктуру.

«Помогите спасти нашу березовую рощу в Северном Кучино, вырублено уже 160 деревьев, а из-под бензопил разбегаются белки с бельчатами. Полиция конфискует у рабочих бензопилы, но из «Мортона» приходят с новыми», — писал в своем блоге публицист Анатолий Баташев, житель Железнодорожного, где «Мортон» построил первую очередь ЖК «Северное Кучино». В 2010 году в Подмосковье прошел ледяной дождь, много деревьев погибло. Администрация Балашихи подписала документ, позволяющий компаниям-арендаторам или собственникам земельных участков проводить санитарные порубки и вырубать сухостой. Березовая роща была признана сухостоем, что и обеспечило «Мортону» право на вырубку. Это не первый конфликт в Кучино, связанный с «Мортон». В 2011 году, несмотря на митинги и активные протесты жителей, на месте недостроенной школы «Мортон» возвел четыре 17-этажных корпуса.

Не менее крупный скандал разразился и при возведении жилого комплекса «Мортонград Ильинское-Усово», где компания планировала построить дома разной этажности — от 7 до 17 этажей. Члены общественной палаты села Ильинское подсчитали, что это увеличит число жителей более чем на 60 тыс. человек, и развернули бурные протесты. «Мортону» пришлось уступить, но не принципиально: количество этажей в новостройках снизили до девяти, число будущих жильцов — до 50 тыс.

По факту вырубки 1,2 га национального парка «Лосиный остров» было возбуждено уголовное дело, а деятельность «Мортона» расследовала Счетная палата, но компании это не мешало агрессивно развиваться. «Девелопмент — бизнес жесткий, не всем удается соблюдать баланс», — пожимает плечами собеседник РБК из круга Ручьева.

Меценат 2.0

«Александр давно понял, что потенциал развития у российского девелопмента крайне низкий, отсюда скука и накопившаяся усталость», — говорит источник РБК.

Важная деталь: Александр Ручьев — человек набожный, свидетельствуют хорошо знакомые с ним участники строительного рынка. В кабинете бывшего главы «Мортона» множество икон — в шкафах, на столе и даже на подоконнике. Ручьев основал благотворительный фонд «Белый крест» для помощи в восстановлении храмов и монастырей, он мечтает открыть школу-интернат с акцентом на религиозное воспитание и построить в спальных районах центры духовной поддержки.

Возможно, Ручьев начал готовить себе плацдарм для нового дела еще в 2012 году, когда было создано Русское техническое общество (РТО). Глава РТО Юрий Васильев утверждает РБК, что именно в этой структуре воплотилась «державная» идея Ручьева о наследовании идей русских промышленников.

«Связать поколения ученых общим, основанном на вере и нравственности трудом» — этим слоганом Русское техническое общество цитирует главные ценности Императорского русского технического общества, созданного в 1886 году. Членами того общества были крупнейшие ученые и капиталисты с мировым именем — Нобель, Менделеев, Морозов, Яблочков. Они занимались исследованиями, распространением технического образования, поддержкой промышленности и меценатством, причем с обязательной опорой на веру в Бога.

Например, строительство в непосредственной близости от альма-матер Ручьева, «Физтехпарка», выглядит как форма поддержки технического образования, но это явно не меценатство: «Мортон» построил его на средства бюджета. Парк площадью более 30 тыс. кв. м обошелся государству в 415,8 млн руб. Несмотря на то что строительство закончилось в мае 2015 года, в технопарке пока нет работающих резидентов.

Вид на «Физтехпарк» (Фото: Lori)

Экспортер и инноватор

Конец мая 2015 года. На улицах Каира 30-градусная жара, но в историческом здании в центре египетской столицы прохладно. Среди почти тысячи участников российско-египетского делового форума «Торгово-промышленный диалог Россия — Египет» и глава «Мортон» Александр Ручьев. Его компания участвовала в тендере на разработку концепции одного из зданий комплекса «Новый Каир». Тендер Ручьев проиграл (второе место среди 40 участников), но обзавелся полезными знакомствами в Египте. Он собирается построить здесь линию по производству композитной арматуры, сетки на основе базальтового волокна и климатического оборудования, способного без фреона работать в экстремально жарком климате.

Египет — далеко не единственный рынок, интересующий Ручьева. К 2017 году бизнесмен также планирует запустить заводы по производству инновационных строительных материалов из композитов в ОАЭ и Бразилии. «В активной фазе находятся переговоры по проектам в Индии, Индонезии, Брунее, Монголии и Вьетнаме», — говорит РБК Ручьев. Он часто сетовал, что в российском строительстве инновации не востребованы, теперь всерьез рассчитывает продавать инновационные материалы за рубежом.

Юрий Васильев утверждает, что команде ученых из РТО удалось разработать технологию, позволяющую делать из базальта арматуру: сначала материал протягивают через ванну с полимерным связующим, измельчают и обрабатывают, превращая его пучок из пропитанных волокон нужного диаметра, затем охлаждают и нарезают на стержни требуемой длины. Продукция уже поставляется в страны Европы, Азии и Персидского залива, закупают ее частные строительные компании. «При растяжении новый материал в три раза прочнее металла», — утверждает Васильев.

Производство находится на двух площадках завода «Гален», актива «Мортон», не вошедшего в сделку с ПИК. «Гален» — совместный проект «Мортона» и «Роснано», в апреле 2016 года команда Чубайса продала «Мортону» 40% актива. Выручка компании в прошлом году составила 183 млн руб., убыток — 14 млн руб. Объем инвестиций в производство в Ворсино, что запустили в начале лета 2016 года, составил 700 млн руб. Среди клиентов — «Кировгазинвест» и ДСК-1.

Оборонка по-прежнему в сфере интересов экс-девелопера. Производственные структуры РТО в подмосковной Черноголовке выпускают энергоблоки на водород-воздушных элементах и энергетические системы для беспилотников и роботизированных комплексов. Эти батареи обеспечивают увеличение до трех—пяти раз продолжительности полетов или работы и в пять раз большую энергоемкость, чем обычные аккумуляторы, уверяет Васильев.

Охотник на стартапы

Связи с органами власти — одна из ключевых компетенций успешного девелопера. На ниве инноваций Александр Ручьев тоже действует вместе с государством — с Российской венчурной компанией (РВК).

По словам директора департамента инновационных рынков РВК Гульнары Биккуловой, РТО и «Мортон» — партнеры трека SmartCity конкурса Generation S, цель которого — поиск новых проектов и технологий. «Они активно вовлечены в работу со стартапами, в менторскую и ресурсную поддержку начинающих предпринимателей», — говорит Биккулова.

«Случается, что отдельные технологические решения нам настолько интересны, что мы предпочитаем превратить потенциальных конкурентов в бизнес-партнеров», — добавляет глава РТО Юрий Васильев.

Характерна история с пермской компанией TЭCCO. За несколько лет трое ученых смогли построить компанию с капитализацией, по экспертным оценкам, в $50 млн. Пермяки придумали технологию охлаждения и вентиляции без фреона — вместо него используется проточная вода. Профессор кафедры общей физики МФТИ Владимир Булыгин подтверждает, что «принцип действия физике не противоречит», но обращает внимание на то, что потребление проточной воды также влечет за собой расходы.

«Экономия на энергии существенно выше расходов на проточную воду, к тому же это единственный в мире кондиционер, способный работать напрямую от солнечной батареи», — не согласен Васильев из РТО. Потенциальные клиенты TЭCCO — в странах, где летом охлаждать приходится не только помещения, но и воздух на улицах (например, это делается на автобусных остановках под тентами)  — Индия, ОАЭ, Малайзия. В числе российских клиентов — РЖД, Магнитогорский металлургический комбинат, «Аэроэкспресс», Московский метрополитен.

Сегодня РТО не только основной инвестор, но и будущий владелец TЭCCO (сделка пока не закрыта). Один из основателей ТЭССО, Игорь Горячев, говорит, что видит в Ручьеве близкого по духу партнера: «Ему, как и мне, неинтересны технологии, которые уже проработали десять лет и будут работать еще столько же. Это бизнес прошлого, нам интересно создавать прорывные идеи».

Поддержка мейкеров

Мейкеры — это люди, которые, пользуясь современными средствами проектирования, создают сложные вещи собственными руками — от мебели до автомобиля. Зачастую они дешевле своих промышленных аналогов. Сначала объект проектируется на дисплее компьютера в виде 3D-модели, а затем его самостоятельно производят или печатают на 3D-принтере.

В США работает множество мейкерских лабораторий.

В феврале 2017 года в столичном технополисе «Москва» появится самый большой в мире мейкерский центр «Открытые мастерские». Идейный вдохновитель и инвестор проекта — РТО Александра Ручьева. Конечно, и здесь Ручьев действует с господдержкой — партнером в проекте является «Инфрафонд» РВК, объем инвестиций сторонами не раскрывается.

На почти 3 тыс. м разместятся 15 цехов с разнообразным оборудованием, еще 1,5 тыс. м предназначены для «шоу-технологий». Одновременно в «Открытых мастерских» смогут работать до 350 человек, обучаться — до 2 тыс. человек ежемесячно.

Привлекать посетителей в свой мейкерский центр бывший владелец «Мортон» планирует необычным способом: одну из мастерских будет вести Федор Конюхов. В этом году при финансовой поддержке Ручьева Конюхов стал третьим в мире путешественником, за 11 дней совершившим успешный кругосветный полет на воздушном шаре.

Российский путешественник Федор Конюхов перед стартом кругосветного полета на воздушном шаре «Мортон» (Фото: Павел Ваничкин/ТАСС)

Даже в этой мелочи Ручьев повторяет логику Императорского русского технического общества — дореволюционные инноваторы тоже летали на воздушных шарах. Удастся ли «взлететь» новым проектам Ручьева — неизвестно, но развивать их ему явно интереснее, чем застраивать Подмосковье и рассчитываться с долгами «Мортона».

Так говорит Ручьев

«Я верю в Бога. Есть пророчества, что Россия воспрянет. Пророк Ездра говорил, что последняя страна, где будет почивать Господь, — это страна восточных язычников».

«До четвертого курса я не относился к бизнесу серьезно. Считал, что он кончится и космические корабли снова будут бороздить просторы Вселенной».

«Стратегия компании составлена на десять лет. И дай бог, чтобы ее не пришлось менять. Чтобы страна, в которой мы живем, развивалась быстрыми темпами, чтобы та русофобия, которая охватила мир, сошла на нет. Чтобы мы как великий народ сумели выстоять в это неспокойное время и стать еще сильнее. Чтобы слово «русский» в мире звучало с восхищением, а не со страхом».

«Деньги ради денег — это не та идея, которая может быть увлекательна и приведет тебя к какому-то финальному успеху, к успешному концу твоей земной жизни. Мы видим, что у нас очень много асоциальных миллиардеров, которые плохо кончают».

«Мы дружим со всеми! На самом деле нас не так много человек русских, 140 млн. Бизнесом занимаются 7%. Чиновников — 15%. То есть поле деловой активности не такое большое, естественно, мы друг друга все знаем, общаемся».

Цитаты из РБК, «Ведомостей», Forbes

www.rbc.ru

Персоны строительного рынка Москвы - Долгострою.Нет Москва

Ручьев Александр Валерьевич родился в 1973 году в Северодвинске в Архангельской области. В 1997 году окончил Московский физико-технический государственный университет

В 1994 году организовал и возглавил группу компаний «Мортон». Александр Ручьев начинал свой бизнес с капитального ремонта. Группа компаний «МОРТОН» является одним из ведущих подмосковных девелоперов, входит в ТОП-500 крупнейших российских компаний (по оценке рейтинга «Финанс-500») и лидер по количеству ввода жилья в городском округе Балашиха, Щелковском районе и городе Железнодорожный.

Сегодня оборот компании оценивается в более чем , млрд. Ручьев Александр Валерьевич кроме девелоперских проектов планирует также построить в Подмосковье линию струнного транспорта, города-теплицы и «Институт власти».

Последние новости — Ручьев Александр

 

Последние предложения

msk.dolgostroyunet.ru

Военный строитель

Еще три года назад это название мало кому было известно. «Мортон» едва ли входил даже в двадцатку строительных компаний России. А сейчас компания ворвалась в рейтинг Forbes, символично оставив позади знаменитую «Интеко», только что проданную Еленой Батуриной. И не только «Интеко»: в 2010-м «Мортон» построил больше жилья, чем «Главстрой» или «ДОН-Строй». И этот рывок компания совершила в разгар кризиса, который поставил под угрозу выживание многих строительных фирм.

Как ей это удалось? Обсуждая неожиданный взлет «Мортона», участники рынка неизменно вспоминают контракт с военными — в кризис, когда продажи жилья рухнули, госфинансирование было палочкой-выручалочкой для бизнеса. Но история «Мортона» началась не с этого.

«До четвертого курса я не относился к бизнесу серьезно, — рассказывает основатель «Мортона» Александр Ручьев в интервью Forbes. — Считал, что он кончится и космические корабли снова будут бороздить просторы Вселенной». То, что бизнес, — это надолго, выпускник подмосковного Физтеха, изучавший аэрофизику и технику, признал только в 1994 году.

В 1990-е годы бизнес Александра Ручьева был весьма заурядным. Он и его бывшие сокурсники закупали оптом и по бартеру товары народного потребления и продукты, загружали в машину и привозили на заводы, устраивая двухдневные распродажи. Занимались бартером, выстраивая цепочки из полутора десятков товаров. На налогах экономили, пользуясь льготами московского отделения Союза чернобыльцев, с которым, говорит Ручьев, он был дружен.

Параллельно предприниматель сколотил строительную бригаду, которая получала небольшие подряды на капитальный ремонт жилых и нежилых помещений. Кто бы мог подумать, что именно это занятие и станет мостиком в большой бизнес.

Александр Ручьев, фото Дмитрия Тернового для Forbes

В 1998 году в Москве активно застраивался экспериментальный район Митино — своеобразный полигон новых технологий, многие дома здесь возводились не индустриальным способом, а по индивидуальным проектам. Александр Ручьев сумел «продать» «Главмосстрою» собственную технологию утепления фасадов и с бригадой смонтировал их в жилом комплексе «Митинский оазис». Оборотный капитал компании превысил $1 млн.

Эти деньги Ручьев решил вложить в первый крупный самостоятельный проект — высотный жилой комплекс из двух домов на Пролетарском проспекте в Щелково. Кроме того, «Мортон» стал соинвестором, а потом и основным инвестором микрорайона «Озерный» в поселке Медвежьи Озера Щелковского района. К тому моменту за плечами «Мортона» было несколько десятков подрядов по капремонту в разных районах Подмосковья. «Администрации Щелково понравился наш проект, и они выделили нам землю бесплатно, — вспоминает Ручьев. — Нам было это удивительно, мы же читали газеты, смотрели телевизор и знали, что везде коррупция».

Но избежать обвинений в связях с чиновниками «Мортону» не удалось. «А правда, что Лобян с Твердохлебовым (заместитель главы и глава администрации Щелковского района в то время. — Forbes) получили $300 000 от «Мортона»?» — выкрикивали рассерженные жители Щелковского района на встрече с новым руководителем района.

На бумаге строители имели серьезные обязательства перед администрацией, прописанные в инвестконтракте. Например, район обязуется передать в аренду участок земли и профинансировать объекты инфраструктуры, а инвестор — построить дома в срок, выделить району 10–20% квартир для бюджетников и обеспечить объекты социальной инфраструктурой — детским садом, поликлиникой и т. д. Но через пять лет после начала стройки, в 2009 году, жители «Озерного» жаловались главе района, что поликлиники, детского сада и школы так и нет, компания объясняет это недостатком средств и финансовым кризисом. В рамках одного из проектов в Щелково «Мортон» должен был перенести из двора жилого дома технические помещения автоколонны, а на их месте построить новый жилой комплекс. Бизнесмены же сразу развернули стройку, мотивируя это тем, что на перенос нужны деньги, которые они намерены получить от продажи квартир в строящемся доме.

«По первому инвестконтракту в Щелково администрация должна была профинансировать 60% магистрального коллектора, — излагает свою версию Ручьев. — Мы его построили, но с 2004 года денег на него в бюджете нет. Денег в бюджете на инженерные сети, садики и школы никогда нет». Пионерский проект в Щелково, по уверениям Ручьева, был едва ли не убыточным — неподалеку работали, продавая жилье ниже себестоимости, «Стройметресурс» и «Социальная инициатива».

Но продажи в «Озерном» шли бойко, и бизнес «Мортона» постепенно развивался. Как и у десятков других строительных контор, которые застраивали столичные земли комплексами по два-три дома.

«В2003–2004 годах шла реконструкция земельного рынка», — констатирует генеральный директор компании «Гео Девелопмент» Максим Лещев. За два года после вступления в силу закона об обороте сельхозземель сменилась большая часть собственников подмосковных угодий. Энергичные бизнесмены (их еще называли рейдерами) скупали у крестьян паи или иным способом получали контроль над колхозами и совхозами, выгоняли прежнее руководство, а землю распродавали под застройку. Это произошло и с совхозом «Первое Мая» в подмосковной Балашихе, который выращивал около МКАД помидоры и огурцы.

В 2004 году структуры Ильи Хайкина и Антона Михалева спешно продавали земли совхоза «Первое Мая». Они тогда отбивались в судах от совхозников и других конкурентов и с распродажей не тянули. «Мортон» стал владельцем участка земли площадью около 15 га — в семь раз больше, чем в «Озерном». Историю покупки представители «Мортона» комментируют уклончиво: купили у «новой администрации совхоза» на заемные средства.

На новых землях Ручьев решил развернуться по-настоящему. Общая площадь жилого комплекса «1 Мая», который «Мортон» запланировал построить, составляла 360 000 кв. м, объем инвестиций — больше $500 млн. «Нужны были совсем другие инвестиции и строительные мощности, — вспоминает Ручьев. — Сначала нам это казалось непосильной задачей».

Ни своих строительных мощностей, ни ресурсов у «Мортона» не было, и Ручьеву понадобился партнер. Через общих знакомых бизнесмен вышел на заместителя гендиректора «ДСК-1» Владимира Дворецкого и предложил гиганту поучаствовать в проекте. Тот согласился — комбинату нужно было загружать мощности, а как раз тогда был спад в городских заказах.

Это стало началом большой дружбы. С тех пор «ДСК-1» работает на всех объектах «Мортона», компании построили уже пять микрорайонов общей площадью больше миллиона квадратных метров — «Щитниково», «Жемчужину Балашихи», «Катюшки» и др. «Мортон» сегодня — один из крупнейших наших партнеров», — комментирует первый заместитель директора «ДСК-1» Андрей Паньковский. Надо сказать, что крупнейший комбинат очень редко выступает генподрядчиком, чаще всего он возводит коробки панельных зданий на субподряде, — так и хлопот меньше, и риски минимальны. По данным отчетности «ДСК-1», в последние годы комбинат поставляет «Мортону» 34% продукции. Обе компании утверждают, что отношений собственности между ними нет. В учредительных документах компаний группы «Мортон» до последнего времени фигурировал сам Александр Ручьев или его отец, и участники рынка не знают иных людей, которые бы представляли «Мортон». Ручьев утверждает, что у него в «Мортоне» еще шесть партнеров, причем контрольного пакета нет ни у кого.

Схему, отработанную с совхозом «Первое Мая», Ручьев распространил и на другие микрорайоны. Землю чаще всего покупали у частников. «Ручьева знают все землевладельцы», — рассказывает Максим Лещев. «Мортон» приходит на площадку и готовит коммуникации, описывает модель работы компании управляющий проектами «Тринфико Проперти Менеджмент» Артем Цогоев. Домостроительные комбинаты приходят на готовую площадку, застраивают ее типовыми коробками, а на оставшемся месте «Мортон» строит несколько своих башен. Комбинат может работать за счет доли в готовых домах или остаться просто субподрядчиком.

В 2008 году в работе у «Мортона» было больше миллиона квадратных жилья, выручка составляла 4,5 млрд. И тут грянул кризис.

Осень 2008-го и весь 2009 год стали кошмаром для всех, чья работа хоть сколько-нибудь была связана с недвижимостью. Продажи встали. «За последний месяц нам не удалось продать ни одного квадратного метра недвижимости», — писал в августе 2009-го владелец Mirax Group, которая сейчас потеряла даже название, Сергей Полонский. «ПИК», «ДОН-Строй», «Система-Галс» сменили владельцев: приток денег прекратился, и нечем стало расплачиваться по кредитам.

Надежными источником денег остался бюджет — ведущие московские строители выстраивались в очередь за городским и федеральным заказами. И тут «Мортону» повезло больше других.

О том, что Министерство обороны намерено построить крупные жилые микрорайоны для военных, Александр Ручьев узнал задолго до объявления аукциона весной 2009 года. «К нам как к людям, давно работающим в Балашихе, обратился военный заказчик, РУЗКС, — объясняет Александр Ручьев. — Они предложили нам разработать проектную документацию. Мы выполнили проектные работы, и только потом был объявлен конкурс».

Это был ключ к победе. Процесс распределения 17 млрд рублей проходил в два этапа. Второй этап (собственно аукцион, на котором «Мортон» победил) широко освещался в прессе. А на первом РУЗКС заказал компании Александра Ручьева разработку проектной документации, и об этом никто не знал. Федеральное казначейское предприятие РУЗКС, которое тогда возглавлял полковник Емелин, на сайте «Росгосзатраты» фигурирует не как заказчик, а как поставщик услуг (технического заказа). Поэтому предприятие не обязано оглашать своих контрагентов.

В материалах Мосгорсуда, осудившего полковника Емелина, есть информация, из которой можно сделать вывод о том, что между «Мортоном» и фирмой отставного генерала Михаила Бековицкого был заключен договор на консультационные услуги. Сыграло это роль при выборе компании-проектировщика или нет, неизвестно. Но генерал, много лет занимавшийся распределением квартир среди военнослужащих, обладал большими связями. Осужденный бывший начальник РУЗКС Емелин утверждал в суде, что знаком с Бековицким с 2000 года.

Проектная мастерская «Мортон» взялась за дело. К весне 2009-го проект был готов: на территории бывшей войсковой части предполагалось построить 24 панельных дома, 23 из них относились к серии П-44.

Что это означает? Технология и права на возведение домов этой серии принадлежат «ДСК-1», никакой другой комбинат производить такие дома не может. «Конкурс был заранее спланирован, — считает генеральный директор строительной компании «С. Холдинг» Алексей Шепель. — К площадке были привязаны только серии «ДСК-1». Другие строители, которые подали заявки на аукцион, торговаться не стали, и с минимальным снижением цены контракт стоимостью 17 млрд рублей получил «Мортон». Позже и другие строители получили свой кусок пирога. Дома в 30-м микрорайоне Балашихи строили не только «ДСК-1», но и ГВСУ Центр, «СУ-155».

Фигурантом уголовного дела против бывшего начальника РУЗКС «Мортон» не является. «Некоторые СМИ писали, что у «Мортона» вымогали деньги в связи с контрактом в Балашихе, но это ошибка. Денег у нас не вымогали» — так прокомментировал историю с военным заказчиком официальный представитель компании.

Ручьев победу своей компании в громком конкурсе объясняет так: «Нам повезло, что была Балашиха. Если бы не Балашиха, мы бы не выиграли». По его словам, «Мортон» только в строительство системы канализации вложил 500 млн рублей, а кроме того, участвовал в реконструкции подстанции в Горенках и потому имел моральное право строить по соседству офицерские дома.

В декабре 2010 года участники форума военнослужащих, стоящих в очереди на жилье, находились в тревожном ожидании: предстояло долгожданное распределение квартир в Балашихе. Слухи ходили разные: одни говорили, что метры в ближнем Подмосковье заберет себе центральный аппарат, другие — что квартиры получат те, у кого последнее место службы было в Москве. Однако первыми счастливцами стали офицеры Обнинска и Брянска. Первую очередь домов «Мортон» успел сдать до конца 2010 года, как и обещал.

«Если вы не барсук, нора не для вас» — рекламные объявления «Мортона» зазывают граждан покупать квартиры в Московском регионе по невысоким ценам. С середины 2000-х такие объявления ассоциируются с обманутыми дольщиками и многолетними задержками строительства. Но «Мортон» не замечен ни в том ни в другом. «Они выбрали для себя трудную нишу самого дешевого жилья и действительно успешно в ней работают», — комментирует Максим Лещев.

На дешевое жилье приходится 75–80% подмосковного рынка, констатирует эксперт. «Мортон» сумел захватить в этом сегменте существенную долю: теперь в портфеле проектов «Мортона» больше 1,5 млн кв. м жилья экономкласса. В кризис компания заняла 3,5 млрд рублей и купила у группы «Абсолют» земельный участок под строительство «Солнцево-парка», а также вместе с Galaxy Group стала соинвестором проекта «Бутово-парк».

Александр Ручьев считает, что средняя цена, по которой «Мортон» продает жилье, в ближайшее время не превысит 75 000 рублей за кв. м. Как научиться строить дешево? Например, не отдавать посторонним проектирование или продажи — все это «Мортон» делает сам. Есть еще способ — использовать земли лесфонда.

«У «Мортона» практически вся застройка сопровождалась вырубкой, — сетует бывший депутат Балашихинского совета депутатов, эколог и защитник парка «Лосиный Остров» Алексей Бутьев. — Даже коммуникации к микрорайону «Авиатор» они тянут не в черте города, а через Горенский лесопарк, чтобы не нести лишних расходов».

Скандалы, связанные со строительством в охранной зоне «Лосиного Острова» или незаконной вырубкой деревьев, сопровождают «Мортон» с 2005 года. По факту вырубки 1,2 га национального парка было даже возбуждено уголовное дело, возмущались и депутаты Мосгордумы. Но последствий не было. «Они сумели закрыть уголовное дело — серьезные ребята», — замечает бывший глава Росприроднадзора Олег Митволь. Александр Ручьев, впрочем, говорит, что граница «Лосиного Острова» не установлена, а его дирекция считала, что строительство велось в природоохранной зоне. «Другие ведомства так не считали, — говорит бизнесмен, — и в итоге все суды мы выиграем».

Как еще можно удешевить строительство? «Они не заморачиваются с разработкой проекта планировки, — рассказывает Алексей Бутьев. — Просто приходят и все расчищают под бульдозер». На территории «Авиатора» строения войсковой части перемежались вставками 50–70-летнего соснового и березового леса. По словам Бутьева, «они все сровняли, выстроили свои коробки, сейчас там ни деревца».

Ручьев в интервью Forbes воодушевленно рассказывает, что в его микрорайонах нового типа должна быть зеленая зона, где можно совершать длительные прогулки, делится и другими идеями (см. стр. 194). Пока же из окна кабинета, в котором мы беседуем с Ручьевым, открывается вид на промзону Северо-Восточного округа. На видном месте в кабинете у бывшего аэрофизика стоит шкаф с иконами, иконы развешены и по стенам. Над столом — портреты Медведева и Путина.

«Мы как-то думали сделать IPO, — рассказывает Ручьев (ему еще нет и 40 лет, но манерами он скорее напоминает советского офицера, чем современного предпринимателя). — Прошли тренинг. Нам говорят, обязательно все решения обсуждать на совете директоров и бороться с коррупцией, а если ты не борешься с коррупцией или, по мнению западных специалистов, к ней причастен, тебя могут посадить в тюрьму. Ну и зачем такое IPO? А с коррупцией мы будем бороться так, как умеем».

[processed]

www.forbes.ru


Смотрите также