Биография муслима магомаева и тамары синявской


Мелодия любви: Муслим Магомаев и Тамара Синявская

Ты — моя мелодия, Я — твой преданный Орфей, Дни, что нами пройдены,

Помнят свет нежности твоей…

Всё, как дым, растаяло, Голос твой теряется вдали… Что тебя заставило

Забыть мелодию любви?

Как Муслим Магомаев пел эту свою песню! Так мог петь только мужчина, по настоящему и глубоко влюбленный в свою женщину.

Любовь с первого взгляда

Они познакомились в Бакинской филармонии, на Декаде русского искусства. Стоял 1972 год, и слава Муслима была в самом разгаре. Роберт Рождественский подозвал его и познакомил с очень симпатичной молодой певицей.

Я назвал себя: «Муслим…». Она улыбнулась: «И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз».

Тамаре Синявской было двадцать девять лет, и ее жизнь была устроена просто идеально. Муж — надежный, хорошо зарабатывающий, любящий. Дом — полная чаша. Карьера тоже вполне складывается. До момента, когда он слегка наклонил голову, пристально на нее посмотрел и сказал: «Муслим», она ни за какие деньги не хотела бы ничего менять в своей жизни!

Но —

«Тамара понравилась мне сразу. Мне показалось, что и я ей».

Между ними с первой секунды начало происходить что-то волшебное. Муслим решил показать москвичке родной Баку. Они гуляли по низким колоритным улочкам старого города, зашли в какую-то, с виду скромную, чайхану, где их угостили просто по — царски.

В Москве все продолжилось. Конечно, все омрачало, что Тамара была замужем. Нужно было что-то решать, а как тут решишь? Но как раз в этот момент Тамару отправили на стажировку в знаменитый миланский театр «Ла Скала». Тамара надеялась, что за полгода все как-то забудется, утихнет и она вернется к прежней жизни. Но Муслим Магомаев каждый день звонил ей в Италию. Он просто не мог и дня прожить без ее глубокого, удивительного голоса.

Это была такая любовь, которой все сочувствуют. Специально для Тамары и Муслима Добронравов и Пахмутова написали «Мелодию», песню, которая стала безумно популярной в СССР.

Ты моё сомнение, Тайна долгого пути… Сквозь дожди осенние

Слышу я горькое «прости».

Зорь прощальных зарево. Голос твой теряется вдали… Что тебя заставило

Предать мелодию любви?

«Гяллин» значит «невестка»

У Магомаева было много романов, он всегда нравился женщинам. Но такое происходило с ним впервые: он вообще больше ни на кого не смотрел. И когда Тамара наконец-то развелась с мужем, он был просто счастлив. Но Тамара не спешила в новый брак. Они долго просто жили вместе, а потом друг Муслима, художник Таир Сапахов, взял на себя роль купидона: отнес в ЗАГС их паспорта.

Муслим Магомаев и Тамара Синявская поженились 23 ноября 1974 года. Оба хотели скромную свадьбу в кругу самых близких, но скрыть ее не удалось. На улице собралась огромнейшая толпа. Муслим открыл окна и пел для поклонников, щедро делился с ними своим теплом и счастьем.

В свадебное путешествие поехали в Азербайджан. Это тоже было огромное, зашкаливающее счастье: вся республика называла Тамару «гяллин» — невестка.

Это была такая любовь, которая выпадает раз в жизни, и не каждому. Просто встречаются два человека, и начинается счастье. Но их отношения не были безмятежными: две личности, два лидера, не уступали друг другу ни в чем, а Муслим, к тому же, был вспыльчивым, как порох. Обычно они мирились через 10 минут после ссоры, но иногда между ними бушевали настоящие бури: иногда Магомаев хлопал дверью, мчался в аэропорт и улетал на родину. Потом возвращался, с цветами и клятвами. Для кого-то это слишком горячо, а им нравилось.

«Был случай, когда Муслим Магомаев, возвращаясь из какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Я пела Любашу в «Царской невесте», и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли от него огромный букет — меня за ним не было видно. Там было сто пятьдесят четыре гвоздики!»,

Весь зал ахнул. И, конечно, когда он появился в ложе, зрителям было не до оперы, — вспоминает Тамара Синявская.

Букет от поклонницы

Они уважали друг друга и друг другу доверяли. Тамара спокойно принимала тот факт, что в Магомаева влюблено полстраны. Встречала на пороге очередную поклонницу, обещала передать букет, вежливо улыбалась, закрывала за ней двери и забывала о ее существовании.

А Муслим, привыкший к культу еды, спокойно мог поужинать пельменями из магазина и совершенно не требовал, чтобы Тамара убивалась на кухне:

«Сейчас есть что выбрать в магазинах из полуфабрикатов. А я человек неприхотливый: если голодный, то беру ломоть хлеба с куском колбасы и под молоко — за милую душу. Лучшего и не надо».

Муслиму и Тамаре было интересно друг с другом. Они были не просто мужем и женой, они были друзьями. И все время чем-то увлекались. Магомаев со временем полюбил работать за компьютером: сам делал свой сайт, сочинял музыку, делал аранжировки к своим старым композициям…

Ранним утром 25 ноября у него заболело сердце. Сильно, как будто ударили ножом. «Скорая» приехала сразу же, но спасти певца врачи не смогли. Он умер тем же утром.

Тамара после тридцати лет счастья осталась одна. Мелодия любви звучала теперь только для нее.

Фото: Legion Media, Persona Stars

Муслим Магомаев поет «Мелодию» — песню о своей любви.

Читайте также: Лидия и Александр Вертинские: запретная любовь на всю жизнь.

Проклятая цыганка: больная любовь Ивана Тургенева.

www.goodhouse.ru

Муслим Магомаев. Тайная женитьба, «сватовство» к Пьехе и 35 лет счастья с Тамарой Синявской

До «коралловой свадьбы» с Тамарой Синявской Муслим Магомаев не дожил совсем немного. Сердце народного артиста перестало биться 25 октября 2008 года. В десятилетнюю годовщину смерти звезды советской эстрады, жизнь которого долгие годы окружало множество романтических мифов, Teleprogramma.pro выясняет, почему так быстро распался его первый брак, откуда пошли слухи про сватовство к Эдите Пьехе и другие подробности личной жизни Магомаева.

Воспылал страстью — женись

Муслим МагомаевМуслим Магомаев. Кадр из фильма Первого канала «Муслим Магомаев. Нет солнца без тебя» Детские тайны Муслима Магомаева

В первый раз Муслим Магомаев женился, когда ему не было еще и 20 лет, избранницей будущей звезды всесоюзного масштаба стала его однокурсница по Бакинскому музыкальному училищу с редким именем Офелия. Родные Магомаева были не в восторге от его решения, бабушка даже пыталась спрятать паспорт любимого внука — чтобы не успел наделать глупостей. Но пылкий влюбленный юноша никого не слушал. Муслим и Офелия расписались втайне от его родных — после ЗАГСа он просто поставил всех перед фактом.

Молодая семья начала жить с родителями Офелии. Первые трудности не заставили себя ждать: новые родственники желали, чтобы юный муж активно зарабатывал деньги — а Муслим мечтал петь в оперном театре и прекрасно понимал, что много платить ему на первых порах не будут, жена хотела, чтобы супруг каждый вечер был дома — а он то и дело уезжал на гастроли с Ансамблем песни и пляски Бакинского округа ПВО, там молодой артист получал приличные гонорары, но с каждым разом возвращаться домой, где его ждали упреки и претензии, хотелось все меньше и меньше. Как он потом вспоминал, тяжелее всего было выносить вечные причитания: «Из тебя не выйдет хорошего мужа».

Когда Магомаеву предложили стать солистом Грозненской филармонии, Офелия переехала с ним в Грозный, но очень быстро вернулась домой к родителям. А вскоре, поняв, что условия новой работы его не устраивают, в Баку возвратился и молодой артист. На тот момент он уже было принял решение к жене не возвращаться, но выяснилось, что Офелия беременна, семья воссоединилась. Правда не надолго: вскоре после рождения дочери Марины супруги расстались. Потом Муслим Магометович, вспоминая свой скоропалительный юношеский брак, говорил, что повел себя легкомысленно, но как еще мог поступить 18-летний юноша, правильно воспитанный и из хорошей семьи: раз влюбился, воспылал страстью — надо жениться. Впрочем, Магомаев всегда повторял, что все равно счастлив, что в его жизни был этот брак длиной в год: благодаря ему у него родилась прекрасная дочь!

Муслим Магомаев с дочерью МаринойМуслим Магомаев с дочерью Мариной. Кадр из фильма Первого канала «Муслим Магомаев. Нет солнца без тебя»

Марина с отличием закончила музыкальную школу, ей прочили прекрасное будущее как пианистке, но с музыкой дочь Муслима Магомаева связывать жизнь не стала, выбрала специальность географа-геодезиста. В конце 70-х вместе с мамой она уехала в США, там вышла замуж — по любопытному стечению обстоятельств, за сына земляка и приятеля Магомаева Геннадия Козловского, написавшего для артиста знаменитую песню «Синяя вечность». В 2001 году Марина Магомаева-Козловская родила сына. Муслим Магометович постоянно поддерживал связь с дочерью и внуком, которому дали второе имя в честь знаменитого деда — Муслим. Народный артист жалел только об одном: что Мариночка бросила музыку, он так мечтал когда-нибудь выступить с ней на одной сцене!

«Сватовство» к Пьехе и другие истории

Муслим МагомаевМуслим Магомаев. Источник: Globallookpress.com

Больше десяти лет Муслим Магомаев ходил холостяком. О его романах ходило много слухов. Несколько лет у артиста длились отношения с музыкальным редактором Всесоюзного радио Людмилой Каревой (Фиготиной), дочерью известных композитора и певицы Бориса и Нины Фиготиных. Также певцу приписывали романы с двумя главными красавицами советского кино 70-х, звездами фильма «Три плюс два» Натальей Кустинской и Натальей Фатеевой. Сплетники уверяли, что нежные отношения одно время связывали артиста и с Галиной Брежневой, которая была натурой страстной и увлекающейся. Кто-то даже говорил, что это благодаря протекции дочери генсека молодой артист смог попасть на стажировку в миланскую «Ла Скала». Но сам Магомаев о своей личной жизни, как настоящий джентльмен, никогда не распространялся.

Лишь однажды артист сделал исключение. Когда в начале 2000-х в прессе появились рассказы о том, как он якобы сватался к Эдите Пьехе, а ее муж Александр Броневицкий подозревал, что у них — интимная связь, и страшно ревновал, Муслим Магометович не выдержал и рассказал, как все было на самом деле.

Пьеха и Броневицкий: как главный Отелло СССР любил, ревновал и обманывал жену

Как тогда признался Магомаев, он был сам очень удивлен: «утку» выдумали не журналисты, сама Эдита Станиславовна вдруг рассказала историю, что ее муж как-то неожиданно приехал к ней в Париж, влетел в номер и стал искать под кроватью Магомаева. По словам Магомаева, все было совсем по-другому: Броневицкий действительно неожиданно прилетел в Париж, где они с Пьехой выступали в «Олимпии», догнал артистов после концерта, после чего они расцеловались, все вместе пошли в номер, посидели там, немного отметили выступление — и разошлись. Ну а история со гонцами-сватами, по словам артиста, была и вовсе чистой выдумкой.

В том же интервью Муслим Магомедович пошутил, сказав, что можно было бы «заБРАКоваться» с Пьехой, но он слишком уважал Броневицкого. Но многие шутки не поняли — и раструбили новость о том, что певец всерьез подумывал о женитьбе на Эдите Станиславовне.

«Я никогда не говорил, что я монах. На моем пути было достаточно прекрасных женщин… Но все это только до Тамары Ильиничны!», — признавался Магомаев.

«У меня жена – умнейшая женщина»

С 29-летней оперной певицей Тамарой Синявской 30-летний Муслим Магомаев познакомился на декаде русского искусства в Бакинской филармонии в 1972 году. На тот момент черноволосая красавица была замужем, как она думала — очень удачно, но сердцу, как говорится, не прикажешь. Вскоре после знакомства Магомаев устроил ей экскурсию по своему родному Баку. На тот момент имя артиста уже гремело на всю страну, его пластинки расходились миллионными тиражами. По возвращению в Москву Магомаев и Синявская продолжили общаться. А когда певица улетела на полгода на стажировку в Италию, он то и дело звонил ей.

Муслим Магомаев и Тамара СинявскаяМуслим Магомаев и Тамара Синявская, 1994 г. Источник: Globallookpress.com Сердечные страсти Муслима Магомаева: родственники артиста встали на его защиту и отказались от эксгумации

Тамара развелась с мужем. Она и Магомаев поженились 23 ноября 1974 года, планировали зарегистрировать отношения без лишней шумихи, но не получилось: то ли в ЗАГСе кто-то проболтался, то ли знакомые не удержались и рассказали «по секрету всему свету», но на выходе из дворца бракосочетаний молодоженов уже ждала толпа.

Вместе супруги прожили 35 лет. Отношения двух звезд, да еще и очень темпераментных по натуре, не были безоблачными — особенно в первые годы, пока супруги притирались друг к другу. Рассказывали, что порой после очередного бурного выяснения отношений Магомаев срывался — и улетал в Баку, но очень быстро возвращался, с цветами и подарками. Многие считали, что две звезды не уживутся вместе, быстро расстанутся, но подобные «прогнозы» оказались ошибочными. Тамаре Синявской в этом браке пришлось научиться многому. Быть женой человека, по которому сходят с ума миллионы женщин, — тяжелое испытание.

Тамара СинявскаяТамара Синявская. Кадр из фильма Первого канала «Муслим Магомаев. Нет солнца без тебя»

«У меня жена — умнейшая женщина и все прекрасно понимает. Ложь от правды отличает, как мелодию о додекакофонии», — с гордостью признавался Муслим Магометович в одном из своих интервью. До 35-летия супружеской жизни, так называемой коралловой, или полотняной, свадьбы, Муслим Магомаев не дожил всего год и месяц. Он скончался в 66 лет, на руках у любимой супруги, с которой прожил большую часть своей жизни.

teleprogramma.pro

«Со свадьбы года не прошло»: Тамара Синявская бросила мужа ради Муслима Магомаева

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

Народная артистка СССР Тамара Синявская более 30 лет была счастлива с Муслимом Магомаевым. Певец ушел из жизни в октябре 2008 года, когда ему было всего 66 лет. Тамара Ильинична три года не появлялась на публике, не общалась с журналистами, но потом нашла в себе силы вернуться к жизни и работе.

К 75-летию певицы «Первый канал» подготовил документальный фильм «Тамара Синявская. Созвездие любви», в котором она рассказала о знакомстве с Магомаевым и вспомнила их непростой роман.

Менее чем за год до знакомства с Муслимом Магометовичем Тамара Синявская вышла замуж за артиста балета Сергея. Супруг очень любил певицу, а его родные помогали ей во всем: «У меня на тот момент очень сильно заболела мама и лежала парализованная тетя, а я с ними жила в одной квартире. Сережа появился именно тогда. Он очень хороший человек, душевный, у него замечательная семья — мать, отец, брат, они все приняли во мне участие, они мне согрели душу», — вспоминает Синявская.

Тамара Синявская и Муслим Магомаев в молодости

Еще до первой встречи с Магомаевым Тамара Ильинична услышала однажды его песню по радио. «Я подумала, что за таким голосом можно пойти на край света. Подумала и забыла», — делится артистка. В октябре 1972 года Роберт Рождественский познакомил ее с Муслимом Магометовичем. Артисты сразу почувствовали взаимное притяжение, но Синявская не решалась пойти навстречу судьбе.

Певица согласилась поехать на годичную стажировку в Милан, чтобы за это время разобраться в своих чувствах, Каждый вечер ей в гостиницу звонили муж Сергей — и Муслим Магомаев. Телефонистки признавались, что слушали их разговоры, словно беседы Высоцкого и Марины Влади.

Народный артист СССР почти ежедневно присылал Тамаре цветы. Он понял, что хочет быть рядом с этой женщиной, и чувствовал взаимное притяжение. Через год Синявская решилась уйти от мужа, а в ноябре 1974 года влюбленные сыграли роскошную свадьбу в московском ресторане «Баку». Кто-то из гостей рассказал Магомаеву, что под окнами собралась огромная толпа поклонниц. Артист попросил открыть окна и полчаса пел для тех, кто стоял на улице, а потом несколько недель лечился от бронхита.

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

В долгом счастливом браке у артистов не было общих детей — к моменту встречи каждый уже далеко продвинулся в карьере. Тамара Синявская попала в труппу Большого театра в 21 год, без высшего образования — это был беспрецедентный случай. Артистка наладила хорошие отношения с дочерью Магомаева от первого брака — Мариной. За 40 лет в Большом театре певица исполнила более 30 партий. Однако, когда ее мужу поставили страшный диагноз, Синявская не колебалась ни минуты.

31 марта 2002 года артистка спела свой последний спектакль — «Любаша, царская невеста». На поклонах зал Большого театра встал, хотя зрители не знали о том, что Синявская прощается со сценой и завершает карьеру.

Все свои силы Тамара Ильинична отдала заботе о муже. Близкие и друзья супругов уверены, что она подарила Муслиму Магомаеву несколько лет жизни. Когда артист скончался у нее на руках, Синявская нашла в себе силы вернуть его на Родину. Магомаев покоится на бакинском кладбище, рядом со своим дедом и тезкой — знаменитым азербайджанским композитором. Тамара Синявская сейчас заведует кафедрой вокала в ГИТИСе и проводит конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева. А в глубинах космоса рядом друг с другом движутся два астероида — Sinyavskaya1974 и Magomaev1974.

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

На эту тему: Певец против футболиста. Как Стас Михайлов отбил свою вторую жену

Фото: Persona Stars @muslim_tamara

www.goodhouse.ru

Творческое наследие Муслима Магомаева

Немало женских сердец было разбито, когда красавец Муслим Магомаев женился на красавице-примадонне Большого театра Тамаре Синявской. 35 лет на концертной сцене и в жизни они были вместе.

Тамара Ильинична Синявская до сих пор не может придти в себя после смерти любимого супруга Муслима Магомаева. И всякий раз, когда она слышит его голос, на глаза наворачиваются слезы…

Смерть всегда неожиданна. Даже если человек долго болеет или находится в преклонных годах. Но она вдвойне трагична, когда уходит человек, который был не просто кумиром нескольких поколений, а настоящим другом на протяжении 35 лет.

В последнее время они были неразлучны — избегали тусовок, посещая только хорошие музыкальные вечера с серьезной публикой. Это был замечательный семейный дуэт, в котором голос каждого звучал также ярко и неповторимо, как и на сцене. Даже когда Муслим Магометович был серьезно болен, Тамара Ильинична верила: ее супруг сможет победить недуг, как он побеждал все жизненные невзгоды.

Первое знакомство

Они познакомились в Баку в 1972 году, на декаде русского искусства в Азербайджане, где артистка Большого театра Тамара Ильинична была гостьей. Хотя певица не хотела приезжать в Баку.

Тамара Синявская: «Я безумно не хотела ехать. Но мне сказали, что «надо укрепить бригаду» в Баку. «Я заболела», — отнекивалась я. «Да вы там отогреетесь», — был ответ. Приехала — тепло, фрукты на каждом углу, лук в связках, горы арбузов, дынь, огромные гранаты — тогда это для нас было в диковинку. Так красиво! Я просто влюбилась в город, филармонию, носящей имя великого азербайджанского композитора Муслима Магомаева, деда Муслима, нас подвели друг к другу Роберт Рождественский с супругой.

Он мне протянул руку и очень застенчиво так, потупив взор, сказал: «Муслим». Она улыбну­лась: «И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз».

Муслим Магомаев: » А через несколько дней глава государства Гейдар Алиев распорядился нагрузить яствами паром, курсировавший между Баку и Нефтяны­ми Камнями. Ему хотелось показать гостям этот чудо-го­род на сваях, с домами, магазинами, кинотеатрами.. Когда паром уже отчалил, Гейдар Алиевич своим зор­ким взглядом обнаружил мое отсутствие. Помощники развели руками: «Магомаев почему-то не пришел… И со­листки Большого театра Тамары Синявской почему-то нет…». И этот красавец паром, и наши экзотические Нефтя­ные Камни тогда были нам ни к чему. Нам с Тамарой хо­телось не шумного общества, а уединения: хотелось пого­ворить, приглядеться друг к другу».

И с тех пор они практически не разлучались. Расстались только на год, когда Тамара уехала в Италию на стажировку, а вернувшись, в 1974 году вышла за него замуж. Хотя, по словам Муслима Магомаева знакомство произошло значительно раньше…по телевизору.

Муслим Магомаев: «Наше первое знакомство произошло … по телевизору. Летом я был у моего друга Ивана Семеновича Козловского в Баку. Мы хорошо отдыхали. Смотрели конкурс им. Чайковского. И вот на сцену выходит Тамара. Выглядела она совсем как девочка, которой, может быть, я и не заинтересовался. Она начала петь, и я от изумления даже рот открыл. Помню, я сказал: «Вот это меццо-сопрано! Настоящее!». Она потрясла меня своим искусством!».

От развода до московской свадьбы

Однако во время их знакомства, Тамара была замужем и с мужем были прекрасные отношения…

Т. С. «Муслим — порядочный человек, и для него мой брак был серьезным препятствием. И мне, конечно, приходилось вести себя так, чтобы не обидеть ни того ни другого. Очень мучилась, конечно. У меня с мужем были прекрасные отношения. Но тут… «Любовь нечаянно нагрянет!» Наверное, встреча наша была предначертана».

М.М.:»Романтика ухаживания продолжалась, а вопросы оста­вались: что с нами будет и как? Мы всё не решались сде­лать необходимый шаг. Первый шаг сделала Тамара — она развелась с мужем. А другой шаг…Сидели мы как-то в моем номере в гостинице «Рос­сия». Зашел «на огонек» наш друг, знаменитый худож­ник Таир Салахов. Накрыли стол, начался обычный в таких случаях разговор… И вдруг Таир сказал нам реши­тельно: — Ну что вы ходите-бродите, время тянете? Чего еще испытывать?.. Давайте-ка ваши паспорта. У меня в Союзе художников помощник есть шустрый, он все устроит. — Гипноз Таира был таков, что мы подчинились, молча пе­реглянулись и отдали ему наши паспорта… Это, наверное, судьба. После первой своей женитьбы я боялся скреплять свои отношения с женщинами. А вот в этот раз, не знаю почему, но что-то, видимо, меня толкнуло на этот шаг».

До женитьбы они почти каждый день разговари­вали по телефону. Позже они узнали, что их разговоры с удовольствием слушали телефонистки. Муслим дарил Тамаре огромное количество подарков и цветов, вместе посещали банкеты.

Т.С.: «Был случай, когда Муслим, возвращаясь с какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Я пела Любашу в «Царской невесте», и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли огромный букет — меня за ним не было видно. Там было сто пятьдесят четыре гвоздики! Представляете, что это за букет? Весь зал ахнул. И, конечно, когда он появился в ложе, зрителям было не до оперы. Весь зал шумел. Когда я, например, своим подругам рассказывала, что Муслим мне присылал цветы в Италию, они сидели и плакали. Потому что у нас, в лучшем случае, дарят цветы до женитьбы, а после, ну если кто, так сказать, хорошо воспитан, из интеллигентных семей, может быть, к празднику 8 марта. А так просто принести цветы для жены — это довольно редкое явление. А ведь это праздник, когда чуть-чуть, на сантиметр, но ты поднимаешься над землей. И вроде у тебя сегодня что-то необычное. Это очень хорошо не только для женщины, это очень хорошо для мужчины. Мужчина еще больше становится мужчиной, когда он дарит цветы женщине. Муслим до сих пор дарит мне цветы».

Они расписались 23 ноября 1974-го года. Свадьбу решили «тайно» отпраздновать в московском ресторане «Баку», но не получилось. 100 человек сидело в зале, за столом, а более 300 поклонников толпилось за окнами. В зал они, естественно, не могли попасть, поскольку он был закрыт для других посетителей. Люди стояли на морозе и ждали, когда Муслим начнет петь. Он попросил открыть большие окна и пел им 40 минут через открытые окна, а потом два месяца ходил с бронхитом. А затем было десятидневное свадебное путешествие, оно прошло в Баку, где Гейдар Алиевич устроил им свадьбу в узком кругу у себя на даче

Т. С.: «Я коренная москвичка, но меня приняли в Азербайджане, как гялин. Гялин — это невестка всего Азербайджана. Поскольку Муслим — сын всего Азербайджана, поэтому я — невестка всего Азербайджана».

Свадебный поезд Гейдара Алиева для Муслима Магомаева

Из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»

«Когда Гейдара Алиева перевели в Москву, среди его много­численных обязанностей как первого заместителя Предсе­дателя Совета Министров СССР было и курирование культуры…

Еще в пору моей холостяцкой жизни Гейдар Алиевич часто говорил мне: «Тебе давно пора жениться! Ведешь себя плохо». Дело в том, что в Москве, где у меня не было своего жилья, я сначала обитал в гостинице «Россия». Стоило это достаточно дорого, и тогда дядя Джамал предложил мне: «Перебирайся в гостиницу постпредства. Здесь тебе будет подешевле». Действительно, оказалось подешевле, но зато я был, по сути дела, под надзором. Алиеву, минуя дядю Джамала, докладывали о моем пове­дении: кто, когда ко мне приходит, с кем я вожу дружбу, сколько мы выпили, до какого часа засиделись, когда мои гости разошлись… Сообщали о том, что мальчик гу­сарит, погуливает… Потому Гейдар Алиевич и уговаривал меня жениться.И вот пришло время сказать ему: «Гейдар Алиевич, женюсь!» Он обещал принять нас с Тамарой, поздра­вить. Жили мы с ней тогда в гостинице постпредства. Собрались с друзьями у нас за столом, но ждали при­глашения к Гейдару Алиевичу. Наступил вечер, а его все не было. Я знал, что на следующий день Алиев должен был уезжать, и решил, что для встречи с нами у него просто не хватило времени. Потому мы позволили себе погулять до четырех утра. Мой помощник, администра­тор нашего оркестра Феликс в пять утра принес хаш, и мы стали его есть, чтобы обрести новые силы. Вдруг ча­сов в девять раздался звонок. Слышу строгий голос дяди Джамала:

-Подготовься, Гейдар Алиевич ждет вас с Тамарой в своем кабинете… Днем он уезжает.

-Дядя, я сейчас не очень готов. То есть я, конечно, готов…

Дядя Джамал сразу все понял, но одернул меня, при­казал немедленно принять душ, пожевать чаю, чтобы от­бить запах чеснока, лука и прочих приправ, и выглядеть «как огурчик».

Естественно, я смог исполнить только первые два ука­зания строгого дяди. Что же касается огурчика, то… В лучшем случае я был похож на маринованный…

Пришли мы в здание постпредства. Тамара осталась в приемной, а я по возможности бодро пошел первым в кабинет к Алиеву. Он посмотрел на меня с удивлением:

-Что это у тебя с лицом?

-Я, Гейдар Алиевич, жену к хашу приучал…

-Ну что ж… Поздравляю вас от всего сердца. А посидеть, если хотите, можем в поезде — прокатитесь со мной до Тулы. Тогда уж и тосты будут, и «горько». А во­дитель за вами поедет туда…

Проехались мы тогда с ветерком. Это был настоящий свадебный поезд: хороший стол, необычная, но очень милая обстановка… Так с легкой руки Гейдара Алиевича мы с Тамарой и мчимся по жизни на своем поезде вот уже четверть века…»

Кто в доме хозяин или особенности семейной жизни

М. М.: «В семейной жизни есть очень хороший момент, он заключен в том, что человек узнает истинную цену тем людям, которые были рядом. И остаются рядом только самые, самые, самые».

Муслим Магомаев был главным в семье, потому что считал, что женщина все равно существо слабое.

М. М.: «Если женщина — глава семьи и командует в доме, мне сразу кажется, что мужчина должен быть какой-то шибздик, маленький, щупленький, в очках, который выносит ведра с мусором, стирает…

Т. С.: А женщина — как на скульптуре Мухиной.

М. М.: Конечно, мужчина должен уметь все делать — на всякий случай, если надо жене помочь в чем-то. Но быть под каблуком — это, знаете…

Т. С.: Надо, чтобы жена, не дай Бог, не стала товарищем. Уж лучше госпожой. Потому что это обращение сохраняет какую-то дистанцию. А когда «товарищ», то ты можешь свою жену, как собутыльника, хлопнуть по плечу — не надо так. Вообще мы с Муслимом очень долго были на «вы». И я старалась это сохранить, потому что такое обращение устанавливает какую-то дистанцию, свидетельствует об уважении друг к другу. А женщинам, я считаю, надо избавиться от повелительных интонаций в голосе, тогда муж будет делать все…Единственное, что не может Муслим делать однозначно и стопроцентно, — это мыть посуду. Но зато он очень вкусно готовит, но только под настроение. Однажды мороженое сделал из фанты. Очень необычное получилось угощение, гостям понравилось

Секрет любви Муслима и Тамары

Никто до сих пор не вывел настоящую «формулу любви», а истории неблагополучных браков, полных скандалов и разрывов, встречаются на страницах прессы гораздо чаще, чем истории браков счастливых. И может быть, дело не в том, что о скандалах и разводах читать интереснее, а в том, что почти невозможно раскрыть тайну идеального союза…

Тамара Ильинична ласково называла супруга то Кутиком, то Мусиком, то Тяпой. Муслиму даже становилось неловко, когда Тамара иногда обращалась к нему так в общественных местах. Хотя самой нравилось, чтобы Муслим обращался к ней исключительно по имени. Но все же, как в семье обойтись без разногласий? В первое время после женитьбы они часто ссорились, иногда доходило до развода. И в таком случае, Муслим Магомаев, как ни странно, уступал.

Т. С.: «И он меня этим, собственно, и покорил. Потому что вообще в принципе должна уступать женщина, потому что она мудрее. Вы обратили внимание, что больше всего ссор происходит именно в семье, между самыми любящими, родными и близкими людьми? Если помудреть пораньше, у нас бы многого плохого могло не произойти с Муслимом… Я считаю, что это была моя вина. Потому что я сейчас немножко поумнела, помудрела. А он всегда поступал очень мудро, просто я этого не замечала».

М. М.: «Я не скандалил, сидел у себя в квартире, успокаивался или же просто брал билет и уезжал в Баку. Я думаю, что секрет в том, что браки заключаются на небесах. Потому что иначе мы могли бы давно развестись и разойтись в разные стороны, но что-то все время удерживает и создает равновесие. Мне трудно сформулировать, что такое любовь, но вот если с Тамарой что-нибудь случается или она заболевает, я места себе не нахожу. Она просто неотъемлемая часть меня. Если она нездорова, то, значит, и я нездоров. А вообще-то у меня характер не из легких. Вообще дипломатия между мужем и женой должна быть. Дипломатия, может быть, не очень подходящее сюда слово, но в какой-то степени надо уметь уступать. Трудно, я понимаю. А для меня, восточного человека, особенно трудно было. Еще повезло, что у меня характер вспыльчивый, но отходчивый».

Т. С.: » Пройдя уже какой-то определенный и очень даже большой отрезок жизненного пути вместе с Муслимом, мне, например, до сих пор с ним интересно. Он человек непредсказуемый. Муслим сейчас раскрывается совершенно по-новому. Это не тот Муслим, которого и я знала, и знала вся страна. Это абсолютно другой человек… Слава Богу, что у него непростой характер. У талантливых людей и не бывает все гладко. Но самое главное, он не злопамятный, очень быстро отходит, очень добрый, скромный человек… Нас больше объединяют общие интересы и во многом похожее отношение к жизни, к людям. В каких-то вопросах мы расходимся, но на многое, самое глубинное, смотрим одинаково.

М.М.: Да мало ли мужчин, которые по гроб жизни любили своих жен и при этом не могли объяснить, за что. Вопрос «За что?», мне кажется, вообще из другой оперы, не про любовь. Да, прекрасная певица, прекрасная женщина! Но все это другое дело. Иногда бывают ссоры. Хотя даже ссорами их не назвать. Скорее размолвки. Я вообще не понимаю семьи, в которых все очень благополучно. Тишь да гладь. По-моему, это уже какое-то равнодушие. Между людьми, которые живут под одной крышей, смотрят вперед, должны быть и споры, и ссоры — все, что сопровождает совместный путь.

Романтика на даче

Семейная пара часто жила на даче в Подмосковье, но Муслим не любил там отдыхать, потому что его тянуло в Москву, к любимому компьютеру и интернету, за которым он и отдыхал по — настоящему. А на даче Муслим любил писать музыку, делать аранжировки и рисовать картины. Среди его художественных произведений портреты Гейдара Алиева, Людвига Ван Бетховена, Петра Чайковского, Сергея Рахманинова, Джузеппе Верди Талантливый человек талантлив во всем. В этом очередной раз убеждаешься, когда смотришь на живописные работы. Помимо художественных полотен, создавал скульптуры и работал в графике. А в это время Тамара аккомпониировала ему на рояле. Хотя со временем, отдых на даче ему все же стал по душе, тем более что он купил себе ноутбук.

М.М.: » Я люблю на даче сидеть на балконе, дышать воздухом, бродить по лесу. Тамара радуется, что есть своя зелень к столу, а мне кажется, лучше на рынке все купить. Видимо, я очень городской человек. У нас довольно скромный дом — одноэтажный, но широкий. Загородом такая тишина, покой, цветочки, как будто ты уже умер. (Смеется.) На самом деле летом в жару люблю сюда приезжать, в бассейне по плавать. Я человек не пассивного отдыха и никогда в жизни не был в санаториях. С Тамарой мы всегда отдыхали в Баку, на берегу моря. Гейдар Алиев предоставлял нам один домик среди правительственных дач. Купались, ели шашлычок под водочку, поправлялись на несколько килограммов, а потом возвращались в Москву и худели».

Муслим Магометович всегда был готов оторваться от ноутбука, чтобы полюбоваться садом. Это их с Тамарой Ильиничной самая настоящая гордость — зелёный мир, где поместился и кусочек настоящего леса с грибами, и альпийская горка с фонтаном, и газоны, и пруд, и маленький огород, на котором растут огурцы, морковь, кабачки. А ещё — великолепный сад с 30 видами деревьев и кустарников — от яблони и боярышника до экзотического манчжурского ореха. К одной из елей специально подвели электричество, чтобы зажигать огни на Новый год. Самое же необычное растение в их чудо-саду даже названия не имеет. Однажды Магомаев нашёл на дороге непонятную веточку с листочком, на авось воткнул в землю на участке. И выросло огромное дерево, перед которым разводят руками опытные садоводы, а потому именуется оно неопознанным объектом. Но всё же самые любимые деревья — те, о которых сложены песни: клён, рябина, берёза, каштан. А в холодные осенние вечера хозяева дачи любят посидеть у камина, где, как говорил Муслим Магометович, «никто не мешает нам размышлять, думать о будущем или вспоминать прошлое».

В статье использованы материалы из азербайджанских и российских СМИ, а также из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»

Азербайджан, Баку, 24 октября /корр. Trend Life Вугар Иманов/

www.muslim-magomaev.ru

Тамара Синявская: биография, дети, первый муж

«Настоящая Пушкинская Ольга», женщина, чьим именем названа планета Солнечной системы, бархат оперной сцены. Тамара Синявская – оперная певица, народная артистка СССР и обладательница международных наград. Её драматическое меццо-сопрано восхищало и пленяло слушателей. Тамару приглашали выступать на мировых сценах, но она всегда оставалась верной Большой театру. Сегодня мы расскажем чуть больше о биографии Тамары Синявской, детях, первом муже.

Содержание:
  1. Биография
  2. Творческие достижения
  3. Личная жизнь

ФОТО: Тамара Синявская

Биография

Тамара Синявская родилась в 1943 году в Москве. Примером для Тамары всегда была мама – человек талантливый, наделённый сильным и красивым голосом. Она не стала певицей, но помогла реализоваться дочери в этом. С трёх лет девочка повторяла за мамой песни, а немного позже сама устраивала концерты для детей во дворе. Наибольшим удовольствием для Тамары было пение в парадных старых московских домах, отличавшихся потрясающей акустикой.

Окружённая величественной архитектурой, девочка исполняла песни и чувствовала, никогда не покидавшее её после на сцене, божественное волнение. Восхищённые талантом девочки, жильцы посоветовали матери Тамары отвести её на занятия вокала. Она послушала их. Девочку приняли в Дом пионеров, в котором она и пела, и танцевала. Однако танцы мало увлекали девушку, и в 10 лет она перешла в группу хористов. В хоре она пробыла 8 лет, где научилась необходимому для поступления в музыкальное училище музыкально-сценическому опыту.

Кстати, в детстве также, как и пение, Тамару увлекала медицина. В её доме находилась поликлиника, и девочка часто наблюдала за работой персонала.

Её привлекала белизна формы сотрудников, чистота помещений и запах лекарств. Дома женщина устроила больничный пункт, в котором на каждого члена семьи была заведена медицинская карта. В картах она записывала рецепты для больных. Тамара считает, что, если бы не увлечение музыкой, она могла бы стать хорошим врачом.

Также девочке очень нравились зимние виды спорта. И как только застывал лёд, она первой выходила кататься на коньках. Выбрав затем карьеру певицы, она отказалась от спорта, мороженого и разговоров на улице в холодную погоду.

https://www.youtube.com/watch?v=36eEugMsNRs

Как было сказано ранее, Тамара любила выступать на публике, но она не могла выбрать между театральным и музыкальным училищем. Желание петь стало сильнее, когда она увидела в кинотеатре фильмы «Дом, в котором я живу» и «Кубанские казаки».

Она постоянно напевала песни из фильмов, и с каждым днём убеждалась в необходимости музыкального образования. Но замотивировал поступить в музыкальный её именно Владимир Локтев.

Он настаивал на необходимости реализации таланта Тамары. Он же посоветовал пойти в музыкальное училище при консерватории имени П.И. Чайковского. Когда девушка поступила туда, она ни разу не пожалела потом о своём выборе. В училище работали талантливые педагоги, которые помогли девушке реализоваться. Уже в начале обучения, по вечерам, Тамара пела в Малом театре. В нем же она познакомилась с талантливыми и знаменитыми певцами СССР.

Творческие достижения

В 1964 году Тамара Синявская окончила обучение. После сдачи экзаменов на «отлично», преподаватели рекомендовали девушке пройти стажировку в Большом театре. И хоть у Тамары не было консерваторского образования, жюри выбрало девушку среди других практикантов. Девушка стала самой молодой участницей театра. Сначала группа негодовала по поводу юного возраста девушки. Но девушка была настолько талантливой, трудолюбивой и дружелюбной, что уже через год вошла в основной состав.

Молодая Синявская все ещё ощущала нераскрытый потенциал. Она поступила в ГИТИС, где впервые услышала, что ей нужно больше работать над голосом. Преподаватель по вокалу много занималась с ней, и с каждым днём её голос становился всё более уверенным и уникальным.

Работая не первый год в театре, девушка всё-таки робела перед своими талантливыми партнёрами. Помог преодолеть страх ей Борис Покровский. Он предложил Тамаре роль пажа в опере «Риголетто». И хоть Тамара спела её несколько медленно, совместная работа с профессионалами разбила барьер страха девушки. Полностью преодолеть неуверенность ей помогли гастроли в Милане. Её единственную пригласили на роль Ольги в постановке «Евгений Онегин». Считают, что её исполнение стало тем идеальным элементом, что соединило произведения Пушкина и Чайковского. Сергей Лемешев признал Тамару лучшей исполнительницей роли Ольги. Впоследствии певицу назвали лучшей российской вокалисткой итальянской школы.

Таким же известным было её выступление в опере «Руслан и Людмила» Михаила Глинки. Лучшей, однако, ролью считают Любашу в опере «Царская невеста Римского-Корсакова.

В 60-х она гастролировала по миру с Большим театром. Тамара была и в Канаде, и во Франции, и в Японии, и в Болгарии. Она также получила золотую медаль на конкурсе в Бельгии и на Международном конкурсе имени Петра Чайковского. Синявская получила приглашение выступать на мировых сценах, но не покинула Большой театр. Именно русская опера казалась девушке настоящей движущей силой. Женщина стажировалась два года в миланском театре «Ла Скала».

В преимущественно творческой биографии певицы была также работа депутата ВС СССР.

В 2003 году Тамара ушла из театра. Как и многие артисты, она посчитала лучшим уйти на пике славы. Считает, что лучше уйти на полгода раньше, чем на пять минут хуже. И что нет ничего грустнее, чем слышать удивлённые отзывы о том, что человек ещё поёт. Она не могла себе позволить опуститься хоть немного ниже того, чего она достигла. А петь, как раньше, она бы не смогла, хотя бы из-за волнений на сцене. Она всегда боялась, что её запомнят в плохом свете. По этой же причине не выступала на телевидении. Её последней ролью стала любимая Любаша из «Царской невесты»

Но и сейчас Тамара каждый день проводит голосовые разминки. По окончании оперной карьеры, она начала преподавать вокал в ГИТИСЕ. Так как в биографии у Тамары Синявской с первым и вторым мужем не было детей, то она отдаёт всю любовь своим воспитанникам. С 2005 года была заведующей кафедры вокала и руководительницей Фонда Муслима Магомаева

Личная жизнь

По сведениям из биографии Тамары Синявской, первым мужем был Сергей. Детей у пары не было. Сергей был артистом балета.

С Муслимом Магомаевым Тамара познакомилась в 1972 году в Баку. Они встретились в филармонии. На одном из концертов Роберт Рождественский представил Муслима Тамаре. Когда в 1973-1974 у Тамары была стажировка в Милане, Муслим звонил ей каждый день, и влюблённые по много часов разговаривали. Тогда же девушка одной из первых услышала песню «Ты моя мелодия».

И хоть у Тамары был муж, она развелась с ним. Спустя год Муслим и Синявская поженились, они прожили вместе 34 года. Тамара даже считает своим лучшим возрастом 29 лет, когда у них начался роман. Муслим и Тамара были влюблены в музыку. Пара переживала её эпохи, восторгаясь ею и творя её. В биографии Тамары Синявской не было детей. Первому и второму мужу певица отдавала всю свою любовь. Она тяжело перенесла смерть Муслима Магомаева в 2008 году. В последние три года о ней не было никаких новостей.

Она продолжает преподавать вокал в ГИТИСе?
  • да 88%, 52 голоса

    52 голоса 88%

    52 голоса - 88% из всех голосов

  • нет 12%, 7 голосов

    7 голосов 12%

    7 голосов - 12% из всех голосов

Муслим Магомаев и Тамара Синявская не хотели детей?
  • нет 62%, 50 голосов

    50 голосов 62%

    50 голосов - 62% из всех голосов

  • да 38%, 31 голос

    31 голос 38%

    31 голос - 38% из всех голосов

elleonora.ru

Народная артистка Советского Союза, которая 34 года была женой великого советского певца Муслима МАГОМАЕВА, Тамара СИНЯВСКАЯ: «Муслим был сюда послан — за его достоинство, деликатность, щедрость, заботу, огромное чувство ответственности и умение дружить можно было, как говорится, и жизнь отдать»

(Продолжение. Начало в Части I)

«КНИГУ ПЛИСЕЦКОЙ ПРОЧЕСТЬ ДО КОНЦА НЕ СМОГЛА - ПОСЛЕ НЕСКОЛЬКИХ СТРАНИЦ ОТЛОЖИЛА В СТОРОНУ»

- Тамара Ильинична, все, кто вас знают, говорили мне, что вы никогда не занимались интригами и подковерной борьбой, тем не менее Большой театр, по слухам, интриговал всегда, и книги Майи Плисецкой и Галины Вишневской, в общем-то, ярко эту сторону жизни Большого отображают. Вам нелегко было удерживаться в стороне?

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- Очень легко, потому что мне всяческие козни были неинтересны. Я не знала, кто с кем «дружит», у кого с кем, так сказать, роман - это и до сих пор не волнует. У меня была своя жизнь и любимая сцена, и этим было заполнено все, - ну какое мне дело, что, к примеру, в среду кто-то с кем-то повздорил?

- Талантливый человек, иными словами, в интригах может и не участвовать?

- Это как Бог даст - вот мне он это дал. Во мне ни зависти нет, ни злости - ну ничего!

- Вы книги Вишневской и Плисецкой читали?

- Ну да.

- Там правда или вольная интерпретация событий?

- Плисецкую, если честно, прочесть до конца не смогла - после нескольких страниц отложила в сторону. Мне трудно было во все это погружаться...

- По моральным соображениям?

- Естественно, а книгу Вишневской проглотила, потому что Галина Павловна подарила мне ее персонально в тот момент, когда они с мужем, будучи отлученными от России и не имея гражданства, жили в Париже. Она даже сомневалась, удастся ли мне перевезти эту книгу через границу, боялась за меня, поскольку за ввоз подобной литературы в Советский Союз по головке, в общем-то, не погладили бы, но я тогда была депутатом Верховного Совета СССР, и меня, слава Богу, не трогали, поэтому книгу благополучно провезла. Она даже побоялась ее надписать, чтобы меня, так сказать...

- ...не скомпрометировать...

- Да, мало ли на чьи глаза это попадется! Потом, когда мы здесь, в Москве, встретились, я спросила: «Галина Павловна, а вы помните..?». Она (басовито): «Помню, помню».

- Вишневская хорошей певицей была?

- Хорошей. Я бы сказала: профессиональной. У нее комплекс всего был. Да-да, не удивляйтесь: вы думаете, комплекс - недостаток какой-то? Нет, это синтез: и актриса, и певица, и очень целеустремленный человек. Как знаете кто? Как зверь в профессии - я безумно таких людей уважаю.

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- Евгения Семеновна Мирошниченко сетовала не раз: «Ах, почему у меня не было такого мужа, как у Гали Вишневской?!»...

- Ну, чтобы его иметь, надо самой быть Вишневской.

- Наличие всемирно известного мужа имеет значение?

- Не знаю.

- Сегодня, когда Галина Вишневская подолгу в России живет, вы встречаетесь?

- Очень редко, но видимся - совсем недавно были на открытии Конкурса имени Чайковского здесь, в Москве.

- О чем такие большие певицы, как правило, говорят?

- (Напевает из дуэта Лариной и няни): «Как я любила Ричардсона!». - «Вы были молоды тогда». Понимаете? Начинаются воспоминания, и сразу она оживает. Вишневская до сих пор красавица номер один, до сих пор за собой следит, и я ее очень люблю.

- Вы очень быстро перешли от концертов «парадных», как называли свое детские вокальные экзерсисы в подъездах старых московских домов с высокими потолками, мраморными полами и великолепной акустикой, к правительственным, в которых любили исполнять романсы...

- И не только...

- Ну, я сейчас еще до песен советских композиторов - Блантера, например, дойду. У меня это на пластинках было: «Катюша», «В лесу прифронтовом», «Полюбила я парнишку», «У крыльца высокого»,  «Лучше нету того свету»...

- Свету не надо (смеется) - цвету.

Фото «РИА Новости»

«ДЛЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА, - СКАЗАЛ МУСЛИМ, - ВЫ СЛИШКОМ СКРОМНАЯ»

- Это я просто Войновича вспомнил - историю, описанную в его «Чонкине», как некий бдительный товарищ донос на поэта Исаковского накатал - мол, его слова в песне «Лучше нету того свету...» звучат с пластинок и разносятся с помощью радио на весь Советский Союз, в том числе и известная строчка «Как увижу, как услышу...», но прислушайтесь внимательно и уловите нечто другое: «Каку вижу, каку слышу»... Тамара Ильинична, романсы и песни советских композиторов - это все-таки немножко другое, нежели оперные партии...

- Да, безусловно. Романсы относятся больше к классике, и они были предусмотрены в классических концертах, которые я довольно часто и в Большом зале Московской консерватории давала, и в Зале имени Чайковского. Имею в виду городской романс типа тех, что писали Балакирев, Гурилев, Варламов, плюс романсы не старинные. Старинных я никогда на сцене не исполняла - только в компании, а песни мне заказывали на правительственных концертах, потому что кто-то как-то услышал, как я пою ту же «Казачку» или «Катюшу»...

- «Чернобровая казачка подковала мне коня...».

- Черноглазая - все почему-то говорят «чернобровая», но она с глазами была, а не с бровями. В общем, как правительственный концерт, так эта песня в программе, и я возмущалась безумно: «Что, кроме «Казачки», я никогда ничего не пела?». Предлагала им песню Варвары из оперы Щедрина «Не только любовь» - они ее не понимали, «Силы потайные» из «Хованщины» - это якобы очень тяжело...

С Галиной Вишневской. «У нее комплекс всего: и актриса, и певица, и очень целеустремленный человек. Как зверь в профессии — я очень таких людей уважаю»

- ...мимо, а вот «Казачка» - то, что нужно, что близко...

- Действительно, от нее они удовольствие получали.

- Нужно было для исполнения песен как-то голосовой аппарат перестраивать?

- Нет, что вы - я пела их на таком же дыхании. Блантер на полторы-две октавы писал - что там перестраивать-то? Или взять пахмутовскую «Прощай, любимый!» - две октавы.

- Вы мне можете не поверить...

- ...не поверю!..

- ...но песня «Прощай, любимый!» уже три года у меня в машине находится...

- Сегодня три года, как ушел Муслим.

- Мы обязательно еще этой песни коснемся, а сейчас я хочу спросить: как, при каких обстоятельствах вы встретились со звездой Советского Союза номер один Муслимом Магомаевым?

- По-настоящему, в третий раз, как я говорила, мы познакомились в Баку на Декаде русской литературы и искусства - это было 2 октября 72-го года.

- Вы даже запомнили день?

Тамара Синявская и Муслим Магомаев в гостях у балтийских моряков, 1984 год

Фото «ИТАР-ТАСС»

- Ну, пока еще с памятью у меня тьфу-тьфу!

- Что значит «по-настоящему в третий раз» - а первый, второй?

- Дело в том, что ни первый, ни второй он не запомнил (смеется).

- Тогда это не считается...

- Для вас, может, и не считается, для него не считалось, а о себе этого сказать не могу.

- При первой встрече Муслим Магометович вам понравился?

- Ну что значит «понравился»? - я просто по достоинству его оценила. Сразу все поняла, потому что было это в ВТО 2 января 65-го - я тогда прослужила в Большом всего полгода. Он, по его словам, прилетел в Москву и с самолета сразу на сцену отправился, а я стояла в кулисах, потом тоже выступала. Муслим спросил: «Неужели вы в Большом театре работаете?». - «Да, - я ответила, - а что, не похоже?». - «Нет - для Большого вы слишком скромная».

- Вас тогда голос его очаровал?

- Голос понравился еще до того, как я с ним самим познакомилась.

- Вы уже его слышали?

- Конечно, просто не знала, кому он принадлежит.

«Оперу Муслим очень любил — даже когда увлекся эстрадой. Собственно, интересовала его только опера»

- Что в его вокале было особенного?

- Очень красивый тембр, который вот из этого места (кладет руку на сердце) шел.

- Главное...

- Причем он не просто пел. Муслим не звучкодуй, как говорят вокалисты, он не звуковедением занимался, а музыку пел и текст - это я запомнила хорошо.

- Плюс в отличие от многих солистов оперы умел исполнять какие-то вещи тихо, правда?

- Ну, это когда уже стал, так сказать, интересоваться эстрадой. В первые годы Муслим пел (у меня же записи есть), как настоящий оперный певец, - с нюансами, но не с такими, которые появились потом. Я спрашивала: «Не трудно было к другой манере исполнения перейти?». Он пояснял: «Это называется субтон», то есть все остается, но исполняется как бы под сурдиночку. Такой вокал требует большого мастерства и для оперного артиста чреват потерей голоса - это называется «снять с дыхания», и вопрос в том, как потом вернуться? Очень сложно, а как Муслим этим управлял, я потом только поняла - просто ему дано было то, чего не было у других.

«МНЕ ПОЧТИ 30 ЛЕТ, А ОН: «ВЫ ОЧЕНЬ ХАРОШАЯ ДЕВАЧКА»

- Вы помните свои ощущения от третьей встречи, когда познакомились по-настоящему?

- Конечно - она нас на 34 года связала. С тех пор - все!

- Пропали?

- Не то что пропала, но все стало ясно. Там не надо было ничего расшифровывать: ходили-ходили по этой земле, и пришли.

Тамара Синявская, Тамара Миансарова, Клавдия Шульженко, Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон и другие на фестивале «Крымские зори», Ялта, 1972 год

- По слухам, после официального знакомства Муслим Магометович написал вам в ресторане игривую записку: «Вы очень хорошая девочка и очень мне нравитесь, я хочу с вами дружить»...

- В каких анналах вы это нашли?

- Неважно, но да или нет?

- Да, но это было с улыбкой - «дружить». Мне почти 30 лет, а он: «Вы очень харошая девачка» (смеется).

- Девачка?

- Да, нарочно так написал на салфетке, которую я до сих пор храню.

- Как Муслим Магометович ухаживал?

- Красиво. Русские мужчины так не умеют...

- Вы уверены?

- Да, к сожалению. Они это очень шумно делают - понимаете?

- И временно...

- Не знаю, но Муслим ухаживал всю жизнь.

«Благородство — оно же в крови, ему научиться нельзя»

- Все, кто его знали, отмечали, что это был удивительно щедрый и благородный человек...

- И щедрый, и интеллигентный, и элегантный, поэтому и ухаживал соответственно. Благородство - оно же в крови, ему научиться нельзя.

- Ухаживания его воплотились в какие-то сюрпризы, подарки, трогательные слова или серенады, может быть, под балконом?

- Нет-нет, последнее для меня чересчур. Если бы я не была певицей и такой человек запел бы мне под балконом, конечно, была бы уже в горизонтальном положении вследствие обморока, а так для меня это пошлость немножко...

- Что из каких-то трогательных моментов запомнилось вам особенно?

- То, как он прилетел ко второму действию «Царской невесты» в Казань (к началу не успел) и мне вынесли на сцену 153 гвоздики. Охапка была такая, что я удержать не могла. Сразу же посмотрела в «царскую ложу»: он там стоял в глубине и тихонько хлопал - на авансцену, так сказать, не выходил, но все в зале сразу проследили за моим взглядом, да еще и осветители догадались направить туда луч. На этом представление остановилось.

- Порой, таким образом, он «срывал» вам спектакли?

Магомаев и Синявская преподносят в подарок первому секретарю ЦК Компартии Азербайджана Гейдару Алиеву его портрет, написанный Муслимом Магометовичем. «Муслим для него был, как сын, но мы никогда к Гейдару Алиевичу особенно не обращались»

- Да, и в Большом театре тоже, причем неоднократно.

- Он никогда не хотел петь в Большом?

- Его приглашали дважды - отказывался.

- Почему?

- Потому что умный. Вот мы и пришли (смеется) к тому, с чего начали.

- Хорошо быть умным?

- Ну, как сказать... Умным по-любому быть хорошо, но бывают, сами понимаете, ситуации... Нет, Муслим через себя никогда бы не переступил - он не хотел стоять в очереди, а у нас в театре в очередь пели.

«С ПЕРВЫМ МУЖЕМ МЫ НИ РАЗУ ПОСЛЕ РАЗВОДА НЕ ВИДЕЛИСЬ, НО КОГДА МУСЛИМА НЕ СТАЛО, ОН ПРИСЛАЛ SMS И ПРЕДЛОЖИЛ ПОМОЩЬ»

- Как вы считаете, оперой ваш супруг тяготился?

- Нет, он ее очень любил - даже когда увлекся эстрадой. Собственно, интересовала его только опера.

- Все-таки... Несмотря на такой оглушительный эстрадный успех...

- Да, а тут еще я с утра до вечера (распевается): «А-а-а-а, о-о-о-о».

- Ему нравилось, как вы поете?

«Мы вели очень закрытый образ жизни и свои проблемы на люди старались не выносить: кому, мол, наши подробности интересны?». Дмитрий Гордон в гостях у Тамары Ильиничны и Муслима Магометовича, Москва, 2007 год

- Не знаю.

- Неужели никогда об этом даже не говорил?

- Ну, иногда. Изредка...

- Я видел записи ваших совместных выступлений - у вас очень красиво сочетались голоса...

- Угу. Тембры сливались...

- Почему же никто из режиссеров не предложил снять специально под вас какой-нибудь фильм?

- Извините за выражение, дураки.

- Так все-таки хорошо быть умным и плохо - дураком...

- Дураки! Они потеряли самые золотые, продуктивные наши годы, когда мы могли если не все, то многое. Сколько сюжетов можно было бы написать... Все недосуг было: мол, ничего, они еще есть.

- В бывшей нашей стране так ко всем относились...

- Да-да-да!

- Когда с Муслимом Магометовичем познакомились, вы были замужем...

- Когда в третий раз познакомились? Да.

Домашний любимец — трогательный пудель Чарлик почти сразу ушел вслед за хозяином

- Для вас это была, похоже, трагедия, драма? Вас эта раздвоенность мучила или предыдущий брак был обречен уже изначально?

- Ну что значит обречен? Я человек порядочный и не могла бы, чувствуя обреченность, выходить замуж. Мой супруг очень хорошим был, замечательным...

- Вы любили его?

- Ну, если подвести итоги, то, наверное, нет - просто он окружил меня заботой, теплом и любовью, когда (так уж сложилось) умирала моя мама... Когда умерла... Просто оказался рядом, подставил плечо.

- Вы испытывали к нему благодарность?

- Она до сих пор присутствует, между прочим, - мало того, и Муслим знал об этом и признавал, что так и должно быть.

- Ваш первый муж жив?

- Да.

- А сейчас вы общаетесь?

- Нет, ни разу с тех пор не виделись, но когда случилась беда - не стало Муслима, он прислал мне на мобильный sms и потом подруге моей, с которой общается, передал: «Готов прийти, знаю, что смогу Тамаре помочь», потому что у него был опыт. Она ответила: «Ты ее лучше сейчас не трогай» - вот и все.

- Кто он по профессии?

- Был артистом балета, а потом, по моему настоянию...

«Прощай, любимый, мой неповторимый, мой незаменимый, невозвратный, прощай!»

- ...стал певцом?

- Нет, ну что вы! - никогда такой глупости бы не сделала. Когда уезжала учиться в Италию, сказала ему: «Ты, пожалуйста, на юридический факультет поступай», и он стал юристом.

- Насколько я знаю, хотя все у вас с Муслимом Магометовичем начиналось вроде бы хорошо, вы на два года расстались...

- Да нет, как расстались? Познакомились мы в 72-м, а в 73-м я благополучно уехала на год в Италию.

- Но что-то вроде разладилось?

- Как? По телефонной линии? Нет, хотя во мне шла большая борьба, потому что к первому супругу я очень хорошо относилась - и Муслим, кстати, тоже. Он вхож был в наш дом, мы дружили втроем, а потом...

Муслим Магомаев погребен на Аллее почетного захоронения в Баку рядом с дедом

- Когда еще до свадьбы, на пике отношений, вы с Муслимом Магометовичем решили расстаться, Пахмутова и Добронравов написали две песни, которые, я считаю, стали у них едва ли не лучшими. Это гениальная, на мой взгляд, «Мелодия» («Ты моя мелодия, я твой преданный Орфей...») и «Прощай, любимый!», которую я слушаю, как уже вам признался, три года...

- Мне эта песня была подарена как раз в момент ссоры...

- ...вот об этом и говорю! «Весь мир наполнен песней лебединой»...

- ...и я в нее вложила все, что чувствовала, а потом уже она фактически стала прощальной...

- Сегодня вы иногда эти песни слушаете?

- Ни его, ни себя. У меня ассоциативная память, ассоциативный слух, поэтому (горько) пока нет...

«СВАДЬБУ МЫ ОТМЕЧАЛИ В РЕСТОРАНЕ «БАКУ», И ДАМ ПОД ЕГО ОКНАМИ СОБРАЛОСЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ НА СВАДЬБЕ ГОСТЕЙ»

- У вас была пышная свадьба?

- Ну, по сравнению с теперешними - студенческая (смеется), но по тем временам для Москвы 100 человек - это было много.

- Где торжество проходило?

- В ресторане «Баку», который был не на Горького, не на Тверской теперешней (там в это время капитальный ремонт шел), а на Профсоюзной.

- Это правда, что под его стенами в огромном количестве поклонницы Муслима Магометовича собрались?

- (Смеется). Подготовились, вижу, вы, Дима.

- Ну, вы же меня обвинили в том, что нет...

- Обвинила...

- ...я шучу...

- ...и поражаюсь: вы еще партию мою не вспомнили?

- Вспоминаю. Мучительно...

- Ой, друзья мои, те, кто это интервью читает: вы-то уж, наверное, давно поняли? Была ведь подсказка...

- Ну, до этого мы еще дойдем, а много дам у ресторана «Баку» собралось?

- Больше, чем на свадьбе гостей (смеется).

- Это правда, что Муслим Магометович 40 минут пел им из раскрытого настежь окна?

- Было дело.

- И что исполнял?

- Весь свой репертуар, который, естественно, о любви.

- Как к этому отнеслись гости?

- Ну, его так любили, что, даже если бы он, скажем, в папуаса нарядился и пел так в окне, все равно всем бы понравилось, но Муслим все делал с достоинством - понимаете? Это не значит, что он задвинул гостей куда-то на задний план, просто попросил - в декабре! - открыть окна, потому что поклонницы там умирали.

- Неистовствовали...

- Ну, наверное, а мороз стоял такой, что он потом три месяца с бронхитом ходил.

- Муслима Магометовича обожали миллионы женщин, и я хорошо помню, хотя тогда еще был ребенком, какой женский крик стоял в телевизоре, когда он выступал. Так и на рок-концертах-то не кричали...

- Это потому, что сам на сцене он не кричал, а - слово такое красивое есть! - пел, а между пением и криком, согласитесь, все-таки небольшая разница есть.

- Чего многие, увы, не понимают...

- ...и не поймут.

«ИЛИ ОН МЕНЯ РЕВНОВАЛ? А ЧТО, Я ПОВОД ДАВАЛА?»

- Певица Ирина Масленникова, супруга патриарха оперной режиссуры Бориса Покровского, предупреждала вас: «Тамарочка, вас ждет тяжелая жизнь - серная кислота в лицо и все такое...». Как в воду глядела?

- Трудно сказать... Жизнь у меня прошла, была разнообразная, а тяжелая ли? Я так не думаю, во всяком случае, серной кислоты, слава тебе Господи, не было. Только девушки, которые дежурили, спали под  дверью - они до сих пор приходят.

- Вы, значит, все это прошли?

- Прошла, но убедилась, что с поклонницами надо в нормальных быть отношениях: не заискивать перед ними, а принимать как должное. Я их не гоняла, и они это, видимо, оценили. Муслим принимать цветы не любил...

- ...не царское это дело!..

- ...да, на такие случаи у царя была я. Выходила, принимала, извинялась, что он не может это сделать лично. Они говорили: «Вот передайте, пожалуйста». Сначала со стеклянными глазами, потом с более мягкими, и, в конце концов, когда я в очередной раз сказала: «Сейчас передам», услышала: «А это вам». Я их таким образом воспитала.

- Муслим Магометович вас ревновал?

- Не знаю.

- Никогда-никогда?

- А что, я повод давала?

- Ну, когда жена - такая красивая, яркая женщина, и повода, по-моему, не надо...

- Он ко мне по-другому, наверное, относился, во всяком случае, в ярости Отелло из него - из какого-то закоулка души - ни разу не вылез.

- Ну а вас не терзала моментами ревность? Все-таки такая сумасшедшая популярность у женщин...

- Муслим тоже повода не давал, а что касается поклонниц, они артисту необходимы.

- Работа такая...

- Да, хотя... Когда мне приносили букеты, он меня не ревновал, но... напрягался. Все-таки Муслим - кавказский человек, и я это понимала, поэтому своих поклонников тихо-тихо спроваживала: «Спокойнее, ребята!», то есть около театра - пожалуйста, но чтобы не на его глазах. Я же сама артистка, все понимала и просто щадила нервы Муслима...

- ...потому что его любили...

- А что, были сомнения?

- То, что Муслим Магометович - уроженец Кавказа, в быту как-то проявлялось?

- Иногда.

- Он был вспыльчивым?

- Очень вспыльчивым, но безумно отходчивым - вот улыбнется детской улыбкой, и все. Я в такие моменты себе говорила: «Ты-то чего закипела? Чайник, что ли?».

- Вообще, удивительно, что вы так ладили: обычно два актера в одной семье не уживаются...

- ...трудно, трудно...

- ...а когда две суперзвезды, два равновеликих таланта... Как же вы прожили столько лет вместе? Нужен особый дар, наверное, чтобы так притереться друг к другу?

- Это второе - все-таки первое и главное слово...

- ...любовь. И точка...

- Все правильно.

- Иосиф Кобзон не раз говорил мне, что никогда в истории Советского Союза артиста популярнее Муслима Магомаева не было...

- ...и не будет!

- Той же Алле Пугачевой, утверждал он, до Муслима Магометовича далеко, как до неба...

- Не надо сравнивать: она женщина, у нее другой, что называется, электорат.

- В чем же был секрет Магомаева? Голос, харизма - понятно, но их наличие такой сумасшедшей народной любви не объясняет...

- Дима, он был сюда послан. На Землю...

- Как хорошо вы сказали, а вот Муслим Магометович это, по-вашему, ощущал - свое предназначение, свою, если хотите, миссию?

- Я не думаю, чтобы он до конца это осознавал...

- ...поскольку был удивительно скромным...

- Вот за это, собственно, можно было, как говорится, и жизнь отдать. Не за скромность, а за достоинство, деликатность, щедрость, заботу, огромное чувство ответственности, умение дружить. К людям он относился с открытым сердцем, но, как показала жизнь, в одностороннем порядке.

- Не все это поняли?

- Нет, они прекрасно все понимают и отлично себя чувствуют... (С горечью). В одностороннем порядке!

«САМЫЙ БОЛЬШОЙ ПОДАРОК, КОТОРЫЙ МУСЛИМ МНЕ СДЕЛАЛ, - ТО, ЧТО ОН ПОЯВИЛСЯ В МОЕЙ ЖИЗНИ»

- Муслим Магометович был удивительно щедрым...

- ...это правда...

- ...дарил бесконечные подарки, накрывал столы на сумасшедшее количество персон. В его номерах люкс распахивались обычно двери, вокруг всегда толпились друзья. Не сомневаюсь: супруг впечатляющие подарки делал вам - какие?

- Вы знаете, самый большой подарок - то, что он появился в моей жизни.

- Интересно, а какие на вашей памяти были самые яркие по отношению к Муслиму Магометовичу проявления народной любви?

- Ну, диаграмму всплесков я не выстраивала, но всегда, даже в последнее время, вниманием он обделен не был.

- Ну хорошо: конная милиция на его концертах дежурила...

- ...это само собой...

- ...машину с ним поклонники как-то подняли и несли - он сам мне рассказывал, на руках...

- (Смеется). Я при этом присутствовала, но Муслим очень забавно, с юмором к этому относился.

- А иначе-то как?

- Не скажите. Сейчас некоторые прихвастнуть любят: у меня, дескать, то-то и то-то, - а на самом деле об этом даже смешно говорить. Ну так вот его любили!

- Приходилось убегать через черный ход, прыгать из окон?

- Да-да-да, где бы ни появлялся, даже когда на сцену уже в серьезном возрасте выходил... В последнее время Муслим не мог уже даже гулять, но однажды я все-таки вывела его за ворота - пройтись вокруг нашего дома. Люди его увидели (восторженно): «Это вы? Ах, как мы рады! Дай Бог вам здоровья!». Он удивился: «Что, меня еще помнят?». - «Котенька, - я воскликнула, - а как тебя можно забыть?!».

- Насколько я знаю, особую роль в том, что вы таки стали парой, сыграл первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Гейдар Алиевич Алиев, который Магомаева очень любил. Он действительно образумил его немножко, действительно сказал свое веское слово, когда у Муслима Магометовича были какие-то метания, сомнения, переживания?

- Если так было, спасибо Гейдару Алиевичу (царствие ему небесное!), но конкретно такого разговора не помню. Просто Муслим как-то привык жить свободно, а его возраст уже к 30 годам подходил, и Гейдар Алиевич сказал: «Тебе жениться пора». Ну а уж когда я появилась, сразу отреагировал...

- Есть и кандидатура!

- Нет, он меня не как кандидатуру принял, а, по его словам, как сестру. Я, правда, обиделась, потому что Муслим для него был, как сын. «Значит, - спросила, - я старше его?» (смеется).

- Алиев добрым словом, мудрым советом помогал вам?

- Только своим присутствием в нашей жизни - мы никогда к нему особенно не обращались. Из-за этого он ценил, очень любил Муслима, который хлопотал перед ним только...

- ...за других...

- Всегда! «Гейдар Алиевич, мне нужно с вами поговорить!»... Тот сначала не понимал, в чем, собственно, дело, думал, когда эта фраза звучала, что у его названного сына проблемы, а потом оказывалось, что кому-то звание нужно пробить, кому-то квартиру, кому-то помочь с больницей. Вот по этим вопросам Муслим его, можно сказать, напрягал, а для себя никогда ни у кого не просил: «А ну, давайте!». Он просто делал так головой (опускает ее) - и все.

«БРЕЖНЕВ ВСЕГДА ОБО МНЕ СПРАШИВАЛ: «ЭТО КТО?», НО КОГДА ЕМУ ДЕМИЧЕВ ПОЯСНИЛ: «СУПРУГА МАГОМАЕВА», ЗАПОМНИЛ НАВСЕГДА»

- Муслим Магометович рассказывал мне, что песню итальянских партизан «Белла, чао!» особенно любил Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев, который в такт ей притопывал и прихлопывал, а вам приходилось когда-нибудь лично с Леонидом Ильичом общаться?

- Нет, но он всегда обо мне спрашивал: «Это кто?».

- Серьезно?

- На всех концертах! Муслима любил, он для него был «Белла, чао!», а кто я такая, не помнил. Это мне Демичев, в то время министр культуры СССР, рассказывал (царствие ему небесное!), что Брежнев всегда один и тот же вопрос задавал: «Это кто?». Тот: «Молодая певица Большого». - «А сколько ей лет?». Потом уже Петру Ниловичу надоело каждый год, каждый концерт отвечать одно и то же, и он пояснил: «Это супруга Магомаева». Все, запомнил навсегда!

- Муслим Магометович пел перед ним, в том числе и на последнем, насколько я знаю, дне рождения, а вы?

- Да-да, и я была приглашена, и мы пели - и дуэтом, и сольно.

- Не жалеете, что с Леонидом Ильичом даже словом не перекинулись?

- Нет, но мне, в общем-то, и не надо было, я не по этой части. Жила как-то без этого - спасибо, Боженька подарил голос...

Среди власть предержащих есть, безусловно, и приятные люди, поэтому почему бы и не пообщаться, но только если они инициативу проявят - сама не подойду никогда.

- О вас с Муслимом Магометовичем регулярно сочиняли разные байки - однажды даже слух пустили, будто вы в автокатастрофе разбились...

- Было такое.

- И что, из приемной Косыгина звонили, чтобы узнать, когда похороны?

- Нет, уточняли, правда ли это и на каком кладбище все состоится.

...Что касается баек, я никогда ими не интересовалась. Мы вели очень закрытый образ жизни - это сейчас, если кто-то поцарапал руку, сразу бегут в газеты, а там уже пишут, что у имярек не царапина, а паралич (потом, правда, оказывается, что это шутка, - не знаю, как такие вещи теперь называются). Мы же поступали наоборот и свои проблемы на люди старались не выносить: кому, мол, наши подробности интересны?

- Муслим Магометович был всесторонне талантлив: и рисовал прекрасно, и музыку писал, и интернетом так здорово овладел. О таких говорят: Господь поцеловал в темечко...

- Я вам уже сказала: его прислали, прислали таким, почти идеальным. Утверждать, что он был совершенством, не стану, но Муслим понимал, в чем оно состоит, чувствовал его и к нему стремился.

- Он знал себе цену?

- Знал, поэтому с большим достоинством вел себя абсолютно везде. Он тоже креслам не очень-то кланялся.

- До сих пор для меня - и не только! - остается загадкой: почему он все-таки перестал выходить в сборных концертах - я уж не говорю о сольниках?

- Устал. Муслим пел с 14 лет, причем по-настоящему, и к этому возрасту уже напелся.

- Но голос же звучал?

- Звучал отлично - последнюю песню «Прощай, Баку!» он написал уже совсем больным и записывал себя сам.

- Своя же студия была, правильно?

- Ну а куда без нее? Я ему: «Котенька, а голос-то у тебя звучит». Просто уже сил не было петь, а голос, тембр прежними оставались.

- Я вам задам вопрос очень ранящий, и если не захотите отвечать, не надо: как Муслим Магометович умер?

- Нет, только не это!

- У вас был домашний любимец - прекрасный пудель Чарлик...

- Его тоже нет - они ушли один за другим (смахивает слезы)...

- Другую собаку взять не хотите?

- У меня уже сил нет, и потом, с ней некому оставаться.

- Чарлик же был фактически членом вашей семьи...

- Ну вы же помните: с рук не сходил. Даже на гастроли с нами ездил, а если Муслим был занят, я его в театр брала, и он сидел там с гримершами.

- Я помню ваши постоянные заботы: Чарлик покушал? Чарлик пописал?

- Смотря еще что покушал. (Оживляется). У него были чувствительные, нежные лапки, и Муслим всегда переживал: «Ты его пускаешь, не посмотрев, что на земле, а может, там, во дворе, стекла» (смеется).

- Он же с вами и спал, правда?

- Ну а где же еще? Конечно! Сказка такая маленькая...

- Я, с вашего позволения, от грустных вопросов уйду...

- Да, Дима, не надо...

Киев - Москва - Киев

(Окончание следует)

www.gordon.com.ua


Смотрите также