Биография лаврецкого дворянское гнездо


Лаврецкий

/ Характеристики героев / Тургенев И.С. / Дворянское гнездо / Лаврецкий

  Скачать характеристику

    ЛАВРЕЦКИЙ — герой романа И.С.Тургенева «Дворянское гнездо» (1859). Федор Иванович Л. — глубокий, умный и по-настоящему порядочный человек, движимый стремлением к самосовершенствованию, поисками полезного дела, в котором он мог бы приложить свой ум и талант. Страстно любящий Россию и осознающий необходимость сближения с народом, он мечтает о полезной деятельности. Но его активность ограничивается лишь некоторыми переустройствами в имении, и, хотя Л. далек от фразерства Рудина, он не находит применения своим силам. Поэтому «школьное» литературоведение обычно относит его к типу «лишнего человека». Сын помещика и крепостной крестьянки, Л. был рано разлучен с матерью, его воспитание зависело от капризов отца. Уже в сознательном возрасте Л. старается заполнить пробелы своего образования, в 23 года поступает в университет. В чем-то герой Тургенева предвосхищает Пьера Безухова. Как и Пьер, Л. вступает в свет, где влюбляется в ветреную красавицу Варвару Павловну, женится на ней и скоро обнаруживает неверность жены. Разрыв с женой дает герою возможность вернуться в Россию. Уникальность натуры Л. подчеркивает сопоставление с другими персонажами романа. Его искренней любви к России противопоставляется снисходительное пренебрежение, которое демонстрирует светский лев Паншин. Друг Л., Михалевич, называет его байбаком, который лежит всю жизнь и только собирается работать. Тут напрашивается параллель с другим классическим типом русской литературы — Обломовым И.А.Гончарова. Важнейшую роль в раскрытии образа Л. играют его отношения с героиней романа Лизой Калитиной. Они чувствуют общность своих взглядов, понимают, что «и любят и не любят одно и то же». Чувство, возникающее между ними, глубоко поэтично, в него вплетаются мотивы прелестной звездной ночи, необыкновенной музыки, сочиненной старым музыкантом Леммом. Любовь Л. к Лизе — это момент его духовного возрождения, наступившего при возвращении в Россию. Трагическая развязка любви Л. — внезапно возвращается жена, которую он считал умершей, — не оказывается случайностью. Герой видит в этом возмездие за свое равнодушие к общественному долгу, за праздную жкзнь его дедов и прадедов. Постепенно в герое происходит нравственный перелом: равнодушный до того к религии, Л. приходит к идее христианского смирения. В эпилоге романа герой появляется постаревшим. Л. не стыдится прошлого, но и не ждет ничего от будущего. «Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!» — говорит он. Образ Л., как и весь роман, был очень приветливо встречен современниками. Критики либерального лагеря (например, П.В.Анненков, А.В.Никитенко) отметили художественные достоинства романа, радикалы анализировали главным образом его социальные аспекты. Так, Н.А.Добролюбов в статье «Когда же придет настоящий день?» (1860) отнес Л. к людям «рудинского закала», историческая роль которых уже исчерпана. Образ Л. несколько раз появлялся на сцене. Наиболее интересные постановки — в Александрийском театре в Петербурге (1894), в московском Малом театре (1895), в Ленинградском театре драмы им. Пушкина (1941) с Н.К.Симоновым в роли Л.

Добавил: TEAMCASPER

www.litra.ru

Образ и характеристика Лаврецкого в «Дворянском гнезде» Тургенева - Русская историческая библиотека

Героем своего романа «Дворянское гнездо» Тургенев выставил Лаврецкого. Это – типичный русский человек, неглупый и незлой, долго прозябавший без пользы для ближних, недовольный собой и жизнью, – один из тех «лишних» людей, которых так охотно изображал Тургенев. Лишь ко второй половине своей жизни находит он себе «дело».

Воспитание он получил самое дикое: сумасбродный отец, под влиянием налету схваченных идей о «равенстве»[1], против воли отца, женился на своей крепостной. Она скоро ему наскучила, и он переселился заграницу. Бедная женщина, вырванная из родной обстановки, зачахла в барских хоромах, без любви и сердечного участия. Ребенок вырос на руках старой тетки, сумасбродной старухи, которая воспитывала его одним страхом. Отец вернулся из-за границы уже с иными идеалами – «англоманов», и «с жаром взялся за перевоспитание» сына: холеного, избалованного мальчика, привыкшего жить в уединенном мире своих детских мечтаний, он вдруг стал дрессировать, закалять, развивать его тело, оставив без внимания его душу. Духовно одинокий в доме тетки, он остался таким и при отце. Его душой никто не интересовался, – всякий старался подчинить его своей воле.

Тургенев. Дворянское гнездо. Аудиокнига

Такое воспитание только «вывихнуло» его, и к жизни не подготовило. Наивным, доверчивым ребенком, с телом мужчины, начал он самостоятельную жизнь, поступив в университет. «Много разрозненных идей бродило у него в голове, – в некоторых вопросах он был сведущ не хуже любого специалиста, но, наряду с этим, не звал, многого такого, что известно каждому гимназисту». Впрочем, умный от природы, он занимался в университете серьезно, – из него не вышел такой «верхогляд», как его родитель. Лаврецкий сумел даже усмотреть «разладицу между словами и делами отца, между его широкими либеральными теориями и черствым, мелким деспотизмом». Лаврецкий замкнулся в себе и, «вывихнутый», пошел в жизнь «наугад», без планов и цели[2]. С товарищами по университету он сходился туго, – один восторженный идеалист Михалевич сумел сблизиться с ним, – по крайней мере, сумел сделать его слушателем своих восторженных речей.

Но идеализм немецкой философии мало захватил Лаврецкаго: в нем текла кровь простой русской женщины; к поверхностному «европеизму» отца и многих его современников он тоже отнесся критически, – и вот, в результате, у него выработались своеобразные националистические, почти «славянофильские» взгляды на историю России; в споре с Паншиным он, вообще неразговорчивый и скромный, с воодушевлением и силою развил заветные мысли свои о вреде для России слепо следовать в своём развитии на «помочах» у Запада[3], о необходимости самостоятельного национального развития. Попав после круговорота европейской жизни в тихую русскую деревню, он испытал прилив «глубокого и сильного чувства родины». Но это «затишье» русской жизни не показалось ему «мертвым сном» – он верил в то, что сильна и могуча русская деревня, и полон тайных сил народ, в ней живущий, – он верил в «молодость и самостоятельность России»; он доказывал «невозможность скачков и надменных переделок, не оправданных ни знанием родной земли, ни действительной верой в идеал»... Приводил он в пример и свое собственное воспитание, требовал, прежде всего, признания народной правды и смирения перед нею, – того смирения перед нею, «без которого смелость против лжи невозможна». Он проповедует «примирение с жизнью» и советует каждому скромно трудиться на пользу родины и ближний, не задаваясь особенно широкими и блестящими замыслами. «Пахать землю и стараться, как можно, лучше ее пахать», – вот что рекомендует он вместо погони за громкими подвигами, за «трескучей славой героя»... И свои мысли он осуществил: «действительно, сделался, хорошим хозяином, – действительно, выучился пахать землю, и трудился не для одного себя, – он, насколько мог, обеспечил и упрочил быт своих крестьян».

В жизни его большое значение имела Лиза Калитина. Измученный, озлобленный, вернулся он в свое «затишье»... Если жизнь на родине скоро успокоила его и помогла ему выработать ту теорию примирения и смирения, о которой было сказано выше, то эта теория не вросла в его душу, – она была общественно-исторической точкой зрения его; он провидел ее, как общественный деятель; в глубине же его души была пустота, – к Богу он был индифферентен, с реальной действительностью (отношения к жене) примирения он еще не знал. Только Лаза помогла ему установить целостность мировоззрения. Она привела его ксвоему «русскому» Богу; она говорила ему о жалости и сострадании, она сумела освободить его сердце от злобы. «Вы должны простить, если хотите, чтобы и вас простили!» говорила она ему. – «Надо покориться, надо смириться перед волей Бога», – твердила она. И слова эти падали на готовую почву, – ведь, за эту способность терпеть, примиряться и любить восхвалял сам Лаврецкий «русского человека», – ведь перед ним мелькал светлый образ его страдалицы-матери; перед ним стоял образ самой Лизы... И сам он сродни им. Вот почему, хоть и не пошел он в монастырь, – он сделался родным братом Лизы «по духу». Он простил жену, он отказался от личного счастья, признав, что смысл жизни заключается только в работе на пользу общую. Это прояснение великого нравственного долга произошло в душе Лаврецкого после ряда ошибок, страданий, колебаний... Он, при помощи Лизы, сбросил с себя шелуху эгоизма, труху чужих, навеянных извне, взглядов и подошел к идеалам родного народа, какими представлялись они славянофилам 40-х годов. Лаврецкому в людях его поколения самим приходилось завоевывать эти миросозерцания, торить к ним дорогу... Ценой личного счастья добыта им была сознательность этого счастья, – оттого такой грустью звучат заключительные слова романа, в которых Лаврецкий выразил свои думы, обращаясь к грядущему поколению:

«Играйте, веселитесь, растите, молодые силы, – думал он, и не было горечи в его думах жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить; вам не придётся, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть, – и сколько из нас не уцелело! а вам надобно дело делать, работать – и благословение нашего брата, старика, будет с вами».

Он сознает, что поздно выбрался на путь и слишком иного растерял сил, чтобы принести существенную пользу.

«Он, – говорит Тургенев, – утих и постарел не одним лицом и телом, – постарел душою». «Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!» – последние слова Лаврецкого.

[1] Его воспитывал француз, поклонник философии энциклопедистов, который постарался «влить целиком в своего воспитанника всю премудрость XVIII века... Он (отец героя) так и ходил, наполненный ею; она пребывала в нём, не смешавшись с его кровью, не проникнув в его душу, не сказавшись крепким убеждением».

[2] «Он в 25 лет поступает в университет, а в первые счастливые годы супружеской жизни опять принимается за самообразование и полдня сидит за книгами и тетрадями. Тургенев к сожалению не указал нам, что это были за книги, и мы не может сказать, под какими влияниями создавалось мировоззрение Лаврецкого, но некоторые черты его определённо отмечены автором и как нельзя более характерны для «лишних людей». Он весь проникнут благородными порывами, настроениями; он даже ушёл, сравнительно с Рудиным, вперёд, ибо постоянно занят мыслями о живой деятельности: в Париже например, посещая лекции и занимаясь переводом одного учёного сочинения, он всё думает о том, как вскоре вернётся в Россию и примется за дело. Те же мысли посещают его по возвращении на родину. Но Тургенев недаром замечает, что Лаврецкий вряд ли сознавал, в чём собственно состояло дело, указывая этим на туманность и неопределённость его воззрений, если только дело касалось практического применения их к жизни. Его душа, как и у Рудина, исполнена благородных порывов, но нет у него строго продуманного, разработанного на основании близкого знакомства с родною жизнью плана действий – у него мечты, но не думы». (Александровский).

[3] «Россия,  говорил Паншин, – отстала от Европы; нужно подогнать ее... У нас изобретательности нет. Следовательно, мы поневоле должны заимствовать у других... Мы больны оттого, что только наполовину сделались европейцами; чем мы ушиблись, тем и лечиться должны... Все народы, в сущности, одинаковы, вводите только хорошие учреждения – и дело с концом».

rushist.com

Дворянское гнездо персонажи. Лаврецкий ("Дворянское гнездо"): подробная характеристика героя. Смысл названия «Дворянское гнездо»

И.С. Тургенев - непревзойденный мастер пейзажных и портретных характеристик, создавший многогранные художественные образы.

В создании образа своего героя автор использует множество разнообразных приемов, раскрывающих характер, внутренний мир, индивидуальные особенности, привычки, манеру поведения своих персонажей. Портрет является одним из важнейших способов не только показать внешность и характер персонажа, но и показать его как неотъемлемую часть художественного мира, в котором он живет, его взаимодействие с другими героями произведения, сделать его ярким и запоминающимся для читателя.

Герои Тургенева предстают перед читателем как личности во всей своей неповторимости, как конкретные люди со своими судьбами, привычками, манерой поведения. Тургеневу удалось через внешность человека выразить внутреннюю жизнь человеческой души, объяснить поступки персонажей, выразить причинно-следственные связи между характером человека и его судьбой.

Рассмотрим портретные характеристики персонажей на примере романа «Дворянское гнездо».

Одним из героев романа является учитель музыки Лемм. Автор в разное время показывает нам два портрета этого персонажа, довольно резко отличающихся друг от друга. Паншин, молодой честолюбивый щеголь, ухаживающий за Лизой Калитиной, исполняет романс собственного сочинения. В этот момент в гостиную входит Лемм: «Всем присутствующим очень понравилось произведение молодого дилетанта; но за дверью гостиной в передней стоял только что пришедший, уже старый человек, которому, судя по выражению его потупленного лица и движению плечей, романс Паншина, хотя и премиленький, не доставил удовольствия. Подождав немного и смахнув пыль с сапогов толстым носовым платком, человек этот внезапно съежил глаза, угрюмо сжал губы, согнул свою, и без того сутулую, спину и медленно вошел в гостиную».

В этом описании каждая деталь значима: и то, как герой вытирает платком запылившиеся сапоги, так как он беден и ходит к своим ученицам пешком, и то, что платок этот грубый, из толстой ткани, дешевый, и, самое главное, как держится Лемм, что он чувствует. Это серьезный, глубокий музыкант, его отнюдь не радует, когда легкомысленный молодой человек унижает великое искусство, создавая салонные поделки.

В следующей главе, рассказывающей предысторию героя, Тургенев дает ему очень подробную, пространную характеристику, которая описывает не случайные внешние черты героя, а такие, которые выявляют глубинные черты его характера. В конце этого описания мы видим авторское отношение к герою: «Застарелое, неумолимое горе положило на бедного музикуса свою неизгладимую печать, искривило и обезобразило его, и без того невзрачную, фигуру; но для того, кто умел не останавливаться на первых впечатлениях, что-то доброе, честное, что-то необыкновенное виднелось в этом полуразрушенном существе».

Не случайно Лемм отлично понимает то чувство, которое начинает испытывать Лаврецкий к Лизе, и создает великую, прекрасную музыку, слушая которую Лаврецкий понимает, как он счастлив.

Сам Лаврецкий, главный герой романа «Дворянское гнездо», изображается неоднократно автором, так как каждый раз в нем проявляются какие-то новые черты, отражающие его характер. В начале романа, когда о нем известно лишь то, что у него неудачный брак (его бросила жена, расчетливая и порочная женщина), автор дает такой портрет Лаврецкого: «Лаврецкий действительно не походил на жертву рока. От его краснощекого, чисто русского лица, с большим белым лбом, немного толстым носом и широкими правильными губами, так и веяло степным здоровьем, крепкой, долговечной силой. Сложен он был на славу, и белокурые волосы вились на его голове, как у юноши. В одних только его глазах, голубых, навыкате и несколько неподвижных, замечалась не то задумчивость, не то усталость, и голос его звучал как-то слишком ровно». В этом портрете появляется главная особенность Тургенева не называть прямо чувства и переживания человека, а передавать их через выражения глаз, лица, с помощью движения, жеста. Это прием «тайной психологии», который нашел свое отражение и в портретных характеристиках.

Особенно ярко видим мы этот прием в портрете Лизы Калитиной: «Она была очень мила, сама того не зная. В каждом ее движенье высказывалась невольная, несколько неловкая грация, голос ее звучал серебром нетронутой юности, малейшее ощущение удовольствия вызывало привлекательную улыбку на ее губы, придавало глубокий блеск и какую-то тайную ласковость ее засветившимся глазам». Портрет отражает духовную красоту чистой, благородной, глубоко верующей девушки. Когда она полюбила Лаврецкого, она сразу поняла, что «полюбила честно, не шутя, привязалась крепко, на всю жизнь». Но брак Лизы и Лаврецкого был невозможен, так как известие о смерти жены Лаврецкого оказалось ложным. Лиза, узнав об этом, уходит в монастырь и становится монахиней. Через много лет Лаврецкий посетил тот отдаленный монастырь и увидел Лизу: «Перебираясь с клироса на клирос, она прошла близко мимо него, прошла ровной, торопливо-смиренной походкой монахини - не взглянула на него; только ресницы обращенного к нему глаза чуть-чуть дрогнули, только еще ниже наклонила она свое исхудалое лицо - и пальцы сжатых рук, перевитые четками, еще крепче прижались друг к другу». Детали портрета Лизы говорят нам о том, сколько она перестрадала, но так и не сумела за эти годы забыть Лаврецкого: у нее дрожат ресницы, сжимаются руки, когда она его видит. Вот так с помощью детали портрета Тургенев передает нам самые глубокие, сокровенные переживания героев.

Портрет героя помогает читателю зримо представить персонажей произведения, понять их связь с окружающим обществом, увидеть внутренний мир, чувства и мысли, понять авторское отношение к героям. Все это мастерски использовал в создании портретных характеристик И.С. Тургенев в романе «Дворянское гнездо».

    Роман «Дворянское гнездо» был написан Тургеневым в 1858 году за несколько месяцев. Как всегда у Тургенева, роман многогранен, полифоничен, хотя главная сюжетная линия - история одной любви. По своему настроению он, несомненно, автобиографичен. Не случайно...

    Федор Иванович Лаврецкий глубокий, умный и по-настоящему порядочный человек, движимый стремлением к самосовершенствованию, поисками полезного дела, в котором он мог бы приложить свой ум и талант. Страстно любящий Россию и осознающий необходимость сближения...

    Вторым тургеневским романом было «Дворянское гнездо». Роман написан в 1858 г. и напечатан в январской книжке «Современника» за 1859 г. Нигде поэзия умирающей дворянской усадьбы не разливалась таким спокойным и грустным светом, как в «Дворянском гнезде»....

  1. Новое!

    В романе «Дворянское гнездо» большое место автор уделяет теме любви, потому что это чувство помогает высветить все лучшие качества героев, увидеть главное в их характерах, понять их душу. Любовь изображена Тургеневым как самое прекрасное, светлое и чистое...

Роман «Дворянское гнездо» Тургенева был написан в 1858 году, опубликован в январе 1859 года в журнале «Современник». Сразу после публикации роман приобрел большую популярность в обществе, поскольку автором были затронуты глубокие социальные проблемы. В основу книги легли размышления Тургенева о судьбе русского дворянства.

Главные герои

Лаврецкий Федор Иванович – богатый помещик, честный и порядочный человек.

Варвара Павловна – супруга Лаврецкого, двуличная и расчетливая особа.

Лиза Калитина – старшая дочь Марьи Дмитриевны, чистая и глубоко порядочная девушка.

Другие персонажи

Марья Дмитриевна Калитина – вдова, чувствительная женщина.

Марфа Тимофеевна Пестова – родная тетка Марии Дмитриевны, честная и независимая женщина.

Лена Калитина – младшая дочь Марьи Дмитриевны.

Сергей Петрович Гедеоновский – статский советник, друг семьи Калитиных

Владимир Николаевич Паншин – красивый молодой человек, чиновник.

Христофор Федорович Лемм – старый учитель музыки сестер Калитиных, немец.

Ада – дочь Варвары Павловны и Федора Ивановича.

Главы I-III

На « одной из крайних улиц губернского города О …» расположен красивый дом, где проживает Марья Дмитриевна Калитина – миловидная вдова, которая « легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки ». Сын ее воспитывается в одном из лучших учебных заведений в Петербурге, а две дочери живут с ней.

Компанию Марье Дмитриевне составляет родная тетка, сестра ее отца, Марфа Тимофеевна Пестова, которая « нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза ».

Сергей Петрович Гедеоновский – добрый друг семейства Калитиных – рассказывает, что в город вернулся Лаврецкий Федор Иванович, которого он « самолично видел ».

Из-за какой-то некрасивой истории с женой молодой человек был вынужден покинуть родной город и отправиться за границу. Но теперь он вернулся и, по словам Гедеоновского, стал еще лучше выглядеть – « в плечах еще шире стали, и румянец во всю щеку ».

К дому Калитиных лихо скачет красивый молодой всадник на горячем скакуне. Владимир Николаевич Паншин легко усмиряет ретивого жеребца и позволяет Лене погладить его. В гостиной одновременно появляется он и Лиза – « стройная, высокая, черноволосая девушка лет девятнадцати ».

Главы IV-VII

Паншин – блестящий молодой чиновник, избалованный вниманием светского общества, который очень быстро « прослыл одним из самых любезных и ловких молодых людей в Петербурге ». В городок О. он направлен по делам службы, и в доме Калитиных успел стать своим человеком.

Паншин исполняет присутствующим свой новый романс, который те находят восхитительным. Тем временем к Калитиным приходит старый учитель музыки, мосье Лемм. Весь его вид показывает, что музыка Паншина не произвела на него никакого впечатления.

Христофор Федорович Лемм родился в семье бедных музыкантов, а в возрасте « восьми лет он осиротел, а с десяти начал зарабатывать себе кусок хлеба своим искусством ». Он много путешествовал, писал прекрасную музыку, но так и не смог прославиться. Страшась нищеты, Лемм согласился возглавить оркестр одного русского барина. Так он оказался в России, где прочно обосновался. Христофор Федорович « один, с старой кухаркой, взятой им из богадельни » живет в маленьком домике, зарабатывая на жизнь частными уроками музыки.

Лиза провожает до крыльца Лемма, окончившего урок, где встречает высокого статного незнакомца. Им оказывается Федор Лаврецкий, которого Лиза после восьмилетней разлуки не узнала. Марья Дмитриевна радостно встречает гостя и представляет его всем присутствующим.

Покидая дом Калитиных, Паншин объясняется в любви Лизе.

Главы VIII-XI

Федор Иванович « происходил от старинного дворянского племени ». Его отец, Иван Лаврецкий, влюбился в дворовую девушку и женился на ней. Получив дипломатическую должность, он отправился в Лондон, откуда и узнал о рождении сына Федора.

Родители Ивана смягчили свой гнев, помирились с сыном и приняли в дом безродную невестку с годовалым сыном. После смерти стариков барин почти не занимался хозяйством, и домом управляла его старшая сестра Глафира – надменная и властная старая дева.

Вплотную занявшись воспитанием сына, Иван Лаврецкий поставил перед собой цель – сделать из хилого ленивого мальчика настоящего спартанца. Его будили в 4 часа утра, обливали холодной водой, заставляли усиленно заниматься гимнастикой, ограничили в еде. Подобные меры положительно сказались на здоровье Федора – « сначала он схватил горячку, но вскоре оправился и стал молодцом ».

Отрочество Федора прошло под постоянным гнетом деспотичного отца. Лишь в 23 года, после смерти родителя, молодой человек смог вздохнуть полной грудью.

Главы XII-XVI

Молодой Лаврецкий, в полной мере осознавая « недостатки своего воспитания », отправился в Москву и поступил в университет на физико-математическое отделение.

Бессистемное и противоречивое воспитание отца сыграло с Федором злую шутку: « он не умел сходиться с людьми », « еще ни одной женщине не смел взглянуть в глаза », « не знал многого, что каждому гимназисту давным-давно известно ».

В университете замкнутый и нелюдимый Лаврецкий завел дружбу со студентом Михалевичем, который познакомил его с дочерью отставного генерала – Варварой Коробьиной.

Отец девушки, генерал-майор, после некрасивой истории с растратой казенных денег был вынужден переехать с семейством из Петербурга в « Москву на дешевые хлеба ». К тому времени Варвара успела кончить институт благородных девиц, где слыла лучшей ученицей. Она обожала театр, старалась часто бывать на представлениях, где впервые и увидел ее Федор.

Девушка настолько очаровала Лаврецкого, что « полгода спустя он объяснился Варваре Павловне и предложил ей свою руку ». Она согласилась, поскольку знала, что жених ее богат и знатен.

Первые дни после свадьбы Федор « блаженствовал, упивался счастием ». Варвара Павловна искусно выжила из собственного дома Глафиру, а опустевшее место управляющего поместьем было тут же занято ее отцом, мечтавшим запустить руки в имение богатого зятя.

Переехав в Петербург, молодожены « много выезжали и принимали, давали прелестнейшие музыкальные и танцевальные вечеринки », на которых Варвара Павловна блистала во всем своем великолепии.

После смерти их первенца супружеская чета по совету врачей отправилась на воды, затем в Париж, где Лаврецкий случайно узнал об измене жены. Предательство любимого человека сильно подкосило его, но он нашел в себе силы вырвать из сердца образ Варвары. Не смягчило его и известие о рождение дочери. Назначив изменнице приличное годовое содержание, он разорвал с ней любые отношения.

Федор « не был рожден страдальцем », и спустя четыре года вернулся на Родину.

XVII-XXI

Лаврецкий заходит к Калитиным попрощаться перед отъездом. Узнав, что Лиза направляется в церковь, просит помолиться о нем. От Марфы Тимофеевны он узнает, что за Лизой ухаживает Паншин, и мать девушки не против этого союза.

Приехав в Васильевское, Федор Иванович отмечает, что в доме и во дворе царит сильное запустение, и после смерти тетки Глафиры здесь ничего не переменилось.

Слуги недоумевают, отчего барин решил поселиться в Васильевском, а не в богатых Лавриках. Однако Федор не в состоянии жить в поместье, где все напоминает ему о былом супружеском счастье. В течение двух недель Лаврецкий навел порядок в доме, обзавелся « всем нужным и начал жить - не то помещиком, не то отшельником ».

Спустя некоторое время он навещает Калитиных, где заводит дружбу со стариком Леммом. Федор, который « страстно любил музыку, музыку дельную, классическую », проявляет искренний интерес к музыканту и приглашает его к себе немного погостить.

Главы XXII-XXVIII

По дороге в Васильевское Федор предлагает Лемму сочинить оперу, на что старик отвечает, что слишком стар для этого.

За утренним чаем Лаврецкий сообщает немцу, что тому все-таки придется написать торжественную кантату в честь предстоящего « бракосочетания господина Паншина с Лизой ». Лемм не скрывает своей досады, поскольку уверен, что молодой чиновник не достоин такой чудесной девушки как Лиза.

Федор предлагает пригласить Калитиных в Васильевское, на что Лемм отвечает согласием, но только без господина Паншина.

Лаврецкий передает свое приглашение, и, воспользовавшись случаем, остается с Лизой наедине. Девушка « боится его рассердить », но, набравшись смелости, расспрашивает о причинах расставания с женой. Федор пытается объяснить ей всю низость поступка Варвары, на что Лиза отвечает, что ему нужно непременно простить ее и забыть об измене.

Спустя два дня в гости к Федору приезжает Марья Дмитриевна с дочерьми. Вдова считает свой визит « знаком великого снисхожденья, чуть не добрым поступком» . По случаю приезда своей любимой ученицы Лизы Лемм сочиняет романс, но музыка оказывается « запутанной и неприятно напряженной », что очень огорчает старика.

К вечеру собираются « всем обществом ловить рыбу ». У пруда Федор беседует с Лизой. Он чувствует « потребность говорить с Лизой, сообщить ей все, что приходило ему в душу ». Это его удивляет, поскольку до этого он считал себя конченым человеком.

С наступлением сумерек Марья Дмитриевна собирается домой. Федор вызывается проводить своих гостей. По дороге он продолжает беседовать с Лизой, и они расстаются друзьями. Во время вечернего чтения Лаврецкий замечает « в фельетоне одной из газет » сообщение о смерти своей супруги.

Лемм собирается домой. Федор едет с ним и заезжает к Калитиным, где тайком передает журнал с некрологом Лизе. Он шепчет девушке, что завтра нанесет визит.

Главы XXIX-XXXII

На следующий день Марья Дмитриевна с плохо скрываемым раздражением встречает Лаврецкого – он ей не нравится, да и Пашин отзывается о нем совсем не лестно.

Во время прогулки по аллее Лиза интересуется, как Федор отреагировал на смерть жены, на что тот честно отвечает, что практически не расстроился. Он намекает девушке, что знакомство с ней затронуло в нем глубоко дремавшие струны.

Лиза признается, что получила от Пашина письмо с предложением руки и сердца. Она не знает, что ответить, поскольку совсем не любит его. Лаврецкий умоляет девушку не спешить с ответом и не обирать « у себя лучшего, единственного счастья на земле » – любить и быть любимой.

Вечером Федор вновь идет к Калитиным, чтобы узнать о решении Лизы. Девушка сообщает ему, что не дала Паншину однозначного ответа.

Будучи взрослым, зрелым человеком, Лаврецкий отдает себе отчет в том, что он влюблен в Лизу, но « не много радости принесло ему это убеждение ». Он не смеет надеяться на взаимность девушки. К тому же он терзается мучительным ожиданием официального известия о смерти жены.

Главы XXXIII-XXXVII

Вечером у Калитиных Паншина принимается пространно рассуждать о том, « как бы он все повернул по-своему, если б власть у него была в руках ». Он считает Россию отсталой страной, которой следует поучиться у Европы. Лаврецкий ловко и уверенно разбивает все доводы своего оппонента. Федора во всем поддерживает Лиза, поскольку теории Паншина ее пугают.

Между Лаврецким и Лизой происходит объяснение в любви. Федор не верит своему счастью. Он идет на звуки необыкновенно прекрасной музыки, и узнает, что это Лемм играет свое произведение.

На следующий день после признания в любви счастливый Лаврецкий приходит к Калитиным, но впервые за все время его не принимают. Он возвращается домой и видит женщину в « черном шелковом платье с воланами », в которой с ужасом узнает свою жену Варвару.

Со слезами на глазах супруга просит его о прощении, обещая « разорвать всякую связь с прошедшим ». Однако Лаврецкий не верит притворным слезам Варвары. Тогда женщина начинает манипулировать Федором, взывая к его отцовским чувствам и показывая ему его дочь Аду.

В полном смятении Лаврецкий бродит по улицам и заходит к Лемму. Через музыканта он передает записку Лизе с сообщением о неожиданном «воскрешении» жены и просит о свидании. Девушка отвечает, что встретиться с ним сможет только на следующий день.

Федор возвращается домой и с трудом выдерживает разговор с женой, после чего уезжает в Васильевское. Варвара Павловна, узнав, что Лаврецкий каждый день бывал у Калитиных, направляется к ним с визитом.

Главы XXXVIII-XL

В день возвращения Варвары Павловна у Лизы происходит тягостное для нее объяснение с Паншиным. Она отказывает завидному жениху, чем чрезвычайно огорчает свою мать.

Марфа Тимофеевна заходит в комнату к Лизе и заявляет, что ей все известно о ночной прогулке с неким молодым человеком. Лиза признается, что любит Лаврецкого, и никто не стоит на пути к их счастью, поскольку его супруга мертва.

На приеме у Калитиных Варваре Павловне удается очаровать Марью Дмитриевну рассказами о Париже и задобрить флаконом модных духов.

Узнав о приезде жены Федора Петровича, Лиза уверена, что это наказание всем ее « преступным надеждам ». Внезапная перемена в судьбе потрясает ее, но она « она и слезинки не проронила ».

Марфе Тимофеевне удается быстро раскусить лживую и порочную натуру Варвары Павловны. Она уводит Лизу в ее комнату и долго плачет, целуя ее руки.

К ужину приезжает Паншин, и заскучавшая было Варвара Павловна мгновенно оживляется. Она очаровывает молодого человека во время совместного исполнения романса. И даже Лиза, « которой он накануне предлагал руку, - исчезала как бы в тумане ».

Варвара Павловна не брезгует испробовать свои чары даже на старичке Гедеоновском, чтобы окончательно завоевать место первой красавицы в уездном городке.

Главы XLI-XLV

Лаврецкий не находит себе места в деревне, терзаясь от « непрестанных, стремительных и бессильных порывов ». Он понимает, что все кончено, и последняя робкая надежда на счастье ускользнула навеки. Федор пробует взять себя в руки и покориться судьбе. Он запрягает тарантас и отправляется в город.

Узнав, что Варвара Павловна направилась к Калитиным, он спешит туда. Поднявшись по задней лестнице к Марфе Тимофеевне, он просит ее о свидании с Лизой. Несчастная девушка умоляет его помириться с женой ради дочери. Навеки расставаясь, Федор просит дать ему на память платок. Входит лакей и передает Лаврецкому просьбу Марьи Дмитриевны срочно зайти к ней.

Калитина со слезами на глазах умоляет Федора Ивановича простить супругу, и выводить из-за ширмы Варвару Петровну. Однако Лаврецкий неумолим. Он ставит супруге условие – она должна безвыездно жить в Лавриках, а он будет соблюдать все внешние приличия. Если же Варвара Петровна покинет имение, договор этот можно считать расторгнутым.

В надежде увидеть Лизу, Федор Иванович отправляется в церковь. Девушка не хочет с ним ни о чем говорить, и просит оставить ее. Лаврецкие отправляются в имение, и Варвара Павловна клянется мужу спокойно жить в глуши ради счастливого будущего дочери.

Федор Иванович отправляется в Москву, а на следующий же день после отъезда в Лавриках появляется Паншин, « которого Варвара Павловна просила не забывать ее в уединении ».

Лиза, невзирая на мольбы родных, принимает твердое решение уйти в монастырь. Тем временем Варвара Павловна, « запасшись денежками », переезжает в Петербург и полностью подчиняет своей воле Паншина. Год спустя Лаврецкий узнает, что « Лиза постриглась в Б……М монастыре, в одном из отдаленнейших краев России ».

Эпилог

По прошествии восьми лет Паншин удачно построил карьеру, но так и не женился. Варвара Павловна, переехав в Париж, « постарела и потолстела, но все еще мила и изящна ». Число ее поклонников заметно сократилось, и она полностью отдалась новому увлечению – театру. Федор Иванович стал прекрасным хозяином, и успел многое сделать для своих крестьян.

Марфа Тимофеевна и Марья Дмитриевна давно скончались, но дом Калитиных не опустел. Он даже « как будто помолодел », когда в нем поселилась беззаботная, цветущая молодежь. Повзрослевшая Леночка собралась замуж, из Петербурга приехал ее брат с молодой супругой и ее сестрой.

Однажды Калитиных навещает постаревший Лаврецкий. Он долго бродит по саду, и его наполняет « чувство живой грусти об исчезнувшей молодости, о счастье, которым когда-то обладал ».

Лаврецкий все же находит отдаленный монастырь, в котором скрылась ото всех Лиза. Она проходит мимо него, не поднимая глаз. Лишь по движению ресниц и стиснутым пальцам рук можно понять, что она узнала Федора Ивановича.

Заключение

В центре романа И. С. Тургенева – история трагической любви Федора и Лизы. Невозможность личного счастья, крушение их светлых надежд перекликается с социальным крахом русского дворянства.

Краткий пересказ «Дворянского гнезда» будет полезен для читательского дневника и при подготовке к уроку литературы.ю

Тест по роману

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.5 . Всего получено оценок: 161.

И. С Тургенев. «Дворянское гнездо». Образы главных героев романа

Только что опубликовав роман “Рудин” в январской и февральской книжках “Современника” за 1856 год, Тургенев задумывает новый роман. На обложке первой тетради с автографом “Дворянского гнезда” написано: “Дворянское гнездо”, повесть Ивана Тургенева, задумана в начале 1856 года; долго очень не принимался за нее, все вертел ее в голове; начал вырабатывать ее летом 1858 года в Спасском. Кончена в понедельник, 27-го октября 1858 года в Спасском”. Последние исправления были внесены автором в середине декабря 1858 года, и в январской книжке “Современника” за 1959 год “Дворянское гнездо” увидело свет. “Дворянское гнездо” по общей настроенности кажется очень далеким от первого тургеневского романа. В центре произведения история глубоко личная и трагическая, история любви Лизы и Лаврецкого. Герои встречаются, у них возникает симпатия друг к другу, потом любовь, они боятся признаться в этом самим себе, потому что Лаврецкий связан браком. За короткое время Лиза и Лаврец-кий переживают и надежду на счастье, и отчаяние при сознании его невозможности. Герои романа ищут ответы прежде всего на вопросы, которые их судьба ставит перед ними, о личном счастье, о долге перед близкими, о самоотречении, о своем месте в жизни. В первом тургеневском романе присутствовал дух дискуссии. Герои “Рудина” решали философские вопросы, истина рождалась у них в споре.

Герои “Дворянского гнезда” сдержанны и немногословны, Лиза одна из самых молчаливых тургеневских героинь. Но внутренняя жизнь героев протекает не менее напряженно, и работа мысли совершается неустанно в поисках истины только почти без слов. Они всматриваются, вслушиваются, вдумываются в жизнь, окружающую их и свою собственную, с желанием понять ее. Лаврецкий в Васильевском “словно прислушивался к течению тихой жизни, которая его окружала”. И в решительный момент Лаврецкий опять и опять “принимался глядеть в свою жизнь”. Поэзией созерцания жизни веет от “Дворянского гнезда”. Безусловно, на тональности этого тургеневского романа сказались личные настроения Тургенева 18561858 годов. Обдумывание романа у Тургенева совпало с моментом жизненного перелома, с душевным кризисом. Тургеневу тогда было около сорока лет. Но известно, что ощущение старения пришло к нему очень рано, и вот он уже говорит, что “не только первая и вторая третья молодость прошла”. У него грустное сознание, что жизнь не сложилась, что поздно рассчитывать на счастье для себя, что “пора цветения” миновала. Вдали от любимой женщины Полины Виардо нет счастья, но и существование около ее семьи, по его выражению, “на краешке чужого гнезда”, на чужбине тягостно. Собственное трагическое восприятие любви Тургеневым сказалось и в “Дворянском гнезде”. К этому присоединяются раздумья о писательской судьбе. Тургенев корит себя за неразумную трату времени, недостаточный профессионализм. Отсюда и авторская ирония по отношению к дилетантству Паншина в романе этому предшествовала полоса сурового осуждения Тургеневым самого себя. Вопросы, волновавшие Тургенева в 18561858 годах, предопределили круг проблем, поставленных в романе, но там они проявляются, естественно, в другом преломлении. “Я теперь занят другою, большою повестью, главное лицо которой девушка, существо религиозное, я был приведен к этому лицу наблюдениями над русской жизнью”, писал он к Е. Е. Ламберт 22 декабря 1857 года из Рима. Вообще вопросы религии были далеки от Тургенева. Ни душевный кризис, ни нравственные искания не привели его к вере, не сделали глубоко религиозным, к изображению “существа религиозного” он приходит иным путем, настоятельная необходимость осмыслить это явление русской жизни связана с решением более широкого круга вопросов.

В “Дворянском гнезде” Тургенева интересуют злободневные вопросы современной жизни, здесь он точно вверх по течению реки доходит до ее истоков. Поэтому и герои романа показаны с их “корнями”, с той почвой, на которой они выросли. Тридцать пятая глава начинается с воспитания Лизы. У девушки не было душевной близости ни с родителями, ни с француженкой-гувернанткой, она воспитывалась, подобно пушкинской Татьяне, под влиянием своей няни, Агафьи. История Агафьи, дважды за свою жизнь отмеченной барским вниманием, дважды перенесшей опалу и смирившейся перед судьбой, могла бы составить целую повесть. Автор ввел историю Агафьи по совету критика Анненкова иначе, по мнению последнего, был непонятен конец романа, уход Лизы в монастырь. Тургенев показал, как под влиянием сурового аскетизма Агафьи и своеобразной поэзии ее речей сформировался строгий душевный мир Лизы. Религиозное смирение Агафьи воспитало в Лизе начало всепрощения, покорности судьбе и самоотречения от счастья.

В образе Лизы сказались свобода взгляда, широта восприятия жизни, правдивости ее изображения. Самому автору по натуре ничто не было более чуждо, чем религиозное самоотречение, отказ от людских радостей. Тургеневу была присуща способность наслаждаться жизнью в самых разных ее проявлениях. Он тонко чувствует прекрасное, испытывает радость и от естественной красоты природы, и от изысканных созданий искусства. Но более всего умел он ощутить и передать красоту человеческой личности, пусть не близкой ему, но цельной и совершенной. И поэтому такой нежностью овеян образ Лизы. Как пушкинская Татьяна, Лиза из тех героинь русской литературы, которым легче отказаться от счастья, чем причинить страдания другому человеку. Лаврецкий человек с “корнями”, уходящими в прошлое. Недаром его родословная рассказана от начала с XV века. Но Лаврецкий не только потомственный дворянин, он также и сын крестьянки. Он этого никогда не забывает, он ощущает в себе “мужицкие” черты, и окружающие удивляются его необыкновенной физической силе. Марфа Тимофеевна, тетка Лизы, восхищалась его богатырством, а мать Лизы, Марья Дмитриевна, порицала в Лав-рецком отсутствие утонченных манер. Герой и происхождением, и личными качествами близок к народу. Но вместе с тем на формирование его личности оказали влияние и вольтери-анство, англоманство отца, и русское университетское образование. Даже физическая сила Лаврецкого не только природная, но и плод воспитания швейцарца-гувернера.

В этой развернутой предыстории Лаврецкого автора интересуют не только предки героя, в рассказе о нескольких поколениях Лаврецких отражена и сложность русской жизни, русского исторического процесса. Глубоко значителен спор между Паншиным и Лаврецким. Он возникает вечером, в часы, предшествующие объяснению Лизы и Лаврецкого. И недаром этот спор вплетается в самые лирические страницы романа. Для Тургенева здесь слиты воедино личные судьбы, нравственные искания его героев и их органическая близость к народу, отношение к нему на “равных”.

Лаврецкий доказал Паншину невозможность скачков и надменных переделок с высоты чиновничьего самосознания переделок, не оправданных ни знанием родной земли, ни действительно верой в идеал, хотя бы отрицательный; привел в пример свое собственное воспитание, требовал прежде всего признания “народной правды и смирения перед нею...”. И он ищет эту народную правду. Он не принимает душой религиозного самоотречения Лизы, не обращается к вере как к утешению, но испытывает нравственный перелом. Не проходит для Лаврецкого даром и встреча с товарищем по университету Ми-халевичем, упрекнувшим его в эгоизме и лени. Отречение все же происходит, хотя и не религиозное, Лаврецкий “действительно перестал думать о собственном счастье, о своекорыстных целях”. Его приобщение к народной правде совершается через отказ от эгоистических желаний и неутомимый труд, дающий спокойствие исполненного долга.

Роман принес Тургеневу популярность в самых широких кругах читателей. По словам Анненкова, “молодые писатели, начинающие карьеру, один за другим являлись к нему, приносили свои произведения и ждали его приговора...”. Сам Тургенев вспоминал двадцать лет спустя после романа: “Дворянское гнездо” имело самый большой успех, который когда-либо выпал мне на долю. Со времени появления этого романа я стал считаться в числе писателей, заслуживающих внимание публики”.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.coolsoch.ru/

«Дворянское гнездо» - «повесть» И.С. Тургенева. Это произведение имело, по словам автора, «самый большой успех, который когда-либо выпадал на его долю».

История создания

Замысел «Дворянского гнезда» возник в начале 1856 г., но реальная работа над произведением началась в середине июня 1858 г. в Спасском, родовом имении писателя, и продолжалась до конца октября того же года. В середине декабря Тургенев сделал последние поправки в тексте «повести» перед ее публикацией. Впервые «Дворянское гнездо» напечатано в журнале «Современник» за 1859 г. (№1). Последнее прижизненное (авторизованное) издание, рассматриваемое в качестве канонического текста, осуществлено в 1880 г. в Петербурге наследниками братьев Салаевых.

Созданию «Дворянского гнезда» предшествовал тяжелый этап в личной жизни Тургенева, а в общественной — период подготовки глубоких социальных перемен в России. В августе 1856 г. писатель покинул родину и почти два года прожил за границей. Тогда произошел фактический разрыв его многолетних отношений с Полиной Виардо. Писатель трагически переживал одиночество и неприкаянность; остро ощущал свою неспособность создать семью и прочно укрепиться в жизни. К этому мучительному состоянию прибавились физические недуги, а затем чувство творческого бессилия, изнуряющей духовной пустоты. В жизни Тургенева совершался крутой возрастной перелом, переживаемый им как наступление старости; рушилось столь дорогое прошлое, а впереди, казалось, не было никаких надежд.

В кризисной стадии находилась и русская общественная жизнь. Смерть Николая I, поражение в Крымской войне потрясли Россию. Стало ясно, что жить по-старому больше нельзя. Правительство Александра II стояло перед необходимостью реформирования многих сторон жизни и в первую очередь — перед необходимостью отмены крепостного права. Неизбежно выдвинулся со всей остротой вопрос о роли в жизни страны дворянской интеллигенции. Эта и другие актуальные проблемы обсуждались Тургеневым в его заграничном пребывании в беседах с В. Боткиным, П. Анненковым, А.И. Герценом — современниками, олицетворявшими мысль и дух века. Двойной кризис: личный и общественный — выразился в проблематике и коллизиях «Дворянского гнезда», хотя формально действие произведения отнесено к другой эпохе — весне и лету 1842 г., а предыстория главного героя Федора Лаврецкого — и вовсе к 1830-м годам. Работа над произведением явилась для Тургенева процессом изживания личной драмы, прощанием с прошлым и обретением новых ценностей.

Жанр «Дворянского гнезда»

На титульном листе автографа произведения Тургенев обозначил жанр произведения: повесть. На деле «Дворянское гнездо» относится к числу первых в творчестве писателя социально-философских романов, в которых судьба отдельной личности тесно переплетается с общенациональной и социальной жизнью. Однако становление большой эпической формы происходило в художественной системе Тургенева именно через повесть. «Дворянское гнездо» является в окружении таких повестей, как «Переписка» (1854 г.), «Фауст» (1856 г.), «Поезда в Полесье» (1857 г.), «Ася» (1858 г.), в которых определился характерный для писателя тип героя: дворянина-интеллигента, дорожащего правами своей личности и не чуждого вместе с тем сознанию долга перед обществом. Такого рода герои, — пишет В.А. Недзвецкий, — одержимы тоской по абсолютным ценностям, жаждой жизни в единстве со всеобщим и универсальным. Они не столько пребывают в отношениях с реальными современниками, сколько лицом к лицу встают к таким вечным и бесконечным стихиям бытия, каковы природа, красота, искусство, молодость, смерть и всего более — любовь. Они стремятся обрести в своей конкретной жизни полноту бесконечной любви, что предопределяет их трагическую участь. Проходя через испытание жизнью и любовью, герой повестей постигает закон трагических последствий высоких человеческих стремлений и убеждается, что для человека существует только один выход — жертвенное отречение от своих лучших надежд.

Этот философско-психологический уровень конфликта, разработанный в жанре повести, входит важнейшим компонентом в структуру романа Тургенева, дополняясь конфликтом социально-исторического характера. В жанре романа писатель устраняет прямой лирический способ повествования (большинство его повестей написаны от первого лица), ставит задачу создания обобщенной картины объективного бытия во множестве ее составных и помещает героя с традиционным комплексом индивидуально-личных проблем в широкий мир социальной и национальной жизни.

Смысл названия «Дворянское гнездо»

В названии романа использован один из символических лейтмотивов творчества Тургенева. Образ гнезда глубоко связан с проблематикой произведения, главный герой которого ориентирован на личное счастье, любовь, семью. В Лаврецком так силен «инстинкт счастья», что даже испытав первый удар судьбы, он находит силы для второй попытки. Но счастье не дается герою, сбываются пророческие слова его тетки: «...Не свить же и тебе гнезда нигде, скитаться тебе век». Лиза Калитина как будто заранее знает, что счастье невозможно. В ее решении уйти из мира сложно сплетаются «тайная жертва за всех», любовь к Богу, раскаяние в своих «незаконных» сердечных влечениях и своеобразный поиск такого «гнезда», в котором она не будет игрушкой темных сил бытия. Мотив «гнезда», будучи отправной точкой в развитии сюжета, расширяет свое содержание до универсального обобщения дворянской культуры в целом, сливающейся в своих лучших возможностях с общенародной. Для Тургенева личность человека настолько художественно постигаема, насколько она может быть вписана в образ той или иной культуры (таково основание распределения героев романа по разным группам и кланам). В произведении присутствует живой мир дворянской усадьбы с характерным для нее бытовым и природным укладом, привычными занятиями и сложившимися традициями. Впрочем, Тургенев чутко ощущает прерывистость русской истории, отсутствие в ней органической «связи времен» как особенность национального духа. Смысл, однажды обретенный, не удерживается и не передается от поколения к поколению. На каждом этапе нужно искать свою цель заново, как будто впервые. Энергия этой вечной духовной тревоги реализуется прежде всего в музыкальности языка романа. Роман-элегия, «Дворянское гнездо» воспринимается как прощание Тургенева со старой дворянской Россией в преддверии надвигающегося нового исторического этапа — 60-х гг.

Много замечательных произведений написал известный русский писатель И. С.Тургенев, «Дворянское гнездо» - одно из лучших.

В романе «Дворянское гнездо» Тургенев описывает нравы и обычаи жизни русского дворянства, его интересы и увлечения.

Главный герой произведения - дворянин Лаврецкий Федор Иванович - воспитывался в семье своей тетки Глафиры. Мать Федора - бывшая горничная - умерла, когда мальчик был совсем маленьким. Отец жил за границей. Когда Федору исполнилось двенадцать лет, отец возвращается домой и сам занимается воспитанием сына.

Роман «Дворянское гнездо», краткое содержание произведения дают нам возможность узнать, какое домашнее образование и воспитание получали дети в дворянских семьях. Федора обучали многим наукам. Его воспитание было суровым: рано утром будили, кормили раз в сутки, учили ездить верхом на лошади и стрелять. Когда отец умер, Лаврецкий уезжает учиться в Москву. Было ему тогда 23 года.

Роман «Дворянское гнездо», краткое содержание этого произведения позволит нам узнать об увлечениях и пристрастиях молодых дворян России. Во время одного из посещений театра Федор увидел в ложе красивую девушку - Варвару Павловну Коробьину. Приятель знакомит его с семьей красавицы. Варенька была умна, мила, образованна.

Учеба в университете была заброшена из-за женитьбы Федора на Варваре. Молодые супруги переезжают в Петербург. Там у них рождается и вскоре умирает сын. По совету врача Лаврецкие отправляются жить в Париж. Вскоре предприимчивая Варвара становится хозяйкой популярного салона и заводит интрижку с одним из своих посетителей. Узнав об случайно прочитав любовную записку ее избранника, Лаврецкий порывает с ней все отношения и возвращается в свое имение.

Однажды он навестил двоюродную сестру, Калитину Марию Дмитриевну, проживающую с двумя дочерьми - Лизой и Леной. Старшая - набожная Лиза - заинтересовала Федора, и вскоре он понял, что его чувства к этой девушке серьезные. У Лизы был поклонник, некий Паншин, которого она не любила, но по совету матушки не отталкивала.

В одном из французских журналов Лаврецкий прочитал, что его жена умерла. Федор объясняется Лизе в любви и узнает, что его любовь взаимна.

Счастью молодого человека не было границ. Наконец он встретил девушку своей мечты: нежную, очаровательную и к тому же серьезную. Но, когда он возвратился домой, в фойе его ждала живая и невредимая Варвара. Она слезно умоляла мужа простить ее хотя бы ради их дочери Ады. Скандально известная в Париже, красавица Варенька очень нуждалась в деньгах, поскольку ее салон уже не давал ей необходимого для роскошной жизни дохода.

Лаврецкий назначает ей годовое содержание и разрешает поселиться в его имении, но жить с ней отказывается. Умная и находчивая Варвара поговорила с Лизой и убедила набожную и кроткую девушку отказаться от Федора. Лиза убеждает Лаврецкого не оставлять свою семью. Тот поселяет семью в своем имении, а сам уезжает в Москву.

Глубоко разочарованная в своих несбывшихся надеждах, Лиза порывает все отношения со светским миром и уходит в монастырь, чтобы найти там смысл жизни в страданиях и молитвах. Лаврецкий посещает ее в монастыре, но девушка на него даже не взглянула. Ее чувства выдали лишь дрогнувшие ресницы.

А Варенька снова уехала в Петербург, а затем - в Париж, чтобы продолжить там веселую и беззаботную жизнь. «Дворянское гнездо», краткое содержание романа напоминает нам, как много места в душе человека занимают его чувства, особенно любовь.

Через восемь лет Лаврецкий посещает дом, где когда-то он встретился с Лизой. Федор снова окунулся в атмосферу прошлого - тот же сад за окном, тот же рояль в гостиной. После возвращения домой он долго жил грустными воспоминаниями о своей несостоявшейся любви.

«Дворянское гнездо», краткое содержание произведения позволили нам прикоснуться к некоторым особенностям образа жизни и обычаев русского дворянства XIX века.

bakdd.ru

Дворянское гнездо

41. дворянское гнездо.

Для Тургенева идейное осознание социальной слабости дворянской интеллигенции имело иной смысл. В новом романе «Дворянское гнез­до», над которым Тургенев работал летом и осенью 1858 г. в Спасском-Лутовиново, писатель проводит мысль о существенном отличии идей­ных позиций лучшей части современного русского дворянства по срав­нению с их отцами, стремившимися ввести в русскую общественную жизнь «системы», заимствованные на Западе.

Поэтому такое значи­тельное место уделяет Тургенев биографии отца Лаврецкого — «циви­лизованного» барина, ведущего свою родословную со времен княжения Василия Темного и имевшего среди предков и жестоких самодуров, и взбалмошных бездельников, среди которых был и дед Федора Лаврец­кого. Рассказывая биографии предков Лаврецкого, Тургенев по-свое­му продолжает «Мою родословную» Пушкина, но иначе расставляет в ней акценты.

Содержанием родословной Лаврецких является изобра­жение «чуждости» предков героя национальным интересам России. Вот как характеризует автор систему взглядов, сформировавших отца Фе­дора Лаврецкого: «и Дидро и Вольтер и Руссо, и Рейналь, и Гельвеций, и много других, подобных им, сочинителей сидели в его го­лове, но в одной его голове...». Поэтому неизбежным оказывается кон­фликт деда и отца из-за крестьянки Маланьи, ставшей матерью Федора. Однако более существенным для Тургенева оказывается то, что систе­ма воспитания сына отцом-англоманом, называвшим себя патриотом, «хотя Россию знал плохо, не придерживался ни одной русской привычки и по-русски изъяснялся странно», не подготовила Федора Ивановича к жизни. Выпускник Московского университета 30-х годов, глубоко чувствующий, нравственно и физически здоровый, Лаврецкий пережи­вает трагедию брака с Варварой Петровной и возвращается из-за гра­ницы в Россию, чтобы начать жизнь заново. В отличие от своих предшественников (щигровского Гамлета, Рудина, г-на Н) Лаврецкий не склонен к «умствованиям» — он наблюдатель и созерцатель жизни, но в определенный момент жизни готов защищать свои нравственные идеалы.

В полной мере они высказываются в спорах с Паншиным — карье­ристом и позером, человеком без определенных убеждений, любящим «пускать в ход германское словцо» и черпающим свои познания из по­пулярных французских брошюр. Называя Лаврецкого консерватором, Паншин развязно утверждает: «Россия отстала от Европы», «мы даже мышеловки не выдумали». В спорах с Паншиным Лаврецкий отстаи­вает самостоятельность России и резко критикует его высказывания. На вопрос, зачем он вернулся в Россию, Лаврецкий, не задумываясь, отвечает: «Пахать землю и стараться как можно лучше ее пахать». Тур­генев не стремится доказать читателю, что западничество русской дво­рянской интеллигенции приносит вред русской культуре. Автор, также как и его герой, враг всяких готовых «систем», враг «надменных пере*

делок, не оправданных ни знанием родной земли, ни действительной верой в идеал». Он сторонник «признания народной правды и смире­ния перед нею».

Из эпилога романа мы узнаем, что Лаврецкий, отказавшись от лич­ного счастья, вступает на путь общественного служения: он, пишет Тур­генев, «сделался действительно хорошим хозяином, действительно выучился пахать землю и трудился не для одного себя; он, насколько мог, обеспечил и упрочил быт своих крестьян». Продолжая считать выс­шим благом в жизни человека личное счастье, герой романа жертвует им, склоняясь перед долгом. Признав невозможность личного счастья для себя, Лаврецкий в конце романа с грустью обращается к молодому поколению. «Играйте, веселитесь, растите, молодые силы, — думал он, и не было горечи в его думах, — жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, па­дать и вставать среди мракаА мне остается отдать вам после­дний поклон — и, хотя с печалью, но без зависти, безо всяких темных чувств, сказать, в виду конца, в виду ожидающего бога: «Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!» Таким образом, в конце романа Тургенев показывает, что, несмотря на искренние попыт­ки героя быть деятельным, он вынужден признать свою полную беспо­лезность. Крах надежд Лаврецкого на личное счастье является символическим отражением того социального поражения, которое пе­реживало дворянство в эти годы. В разрешение этической проблемы героя Тургенев вкладывал большой политический и конкретно-истори­ческий смысл.

Идея Лаврецкого о «смирении перед народной правдой», идея са­моотречения и принесения личной «жертвы» во имя долга реализова­на Тургеневым в центральной сюжетной линии романа — истории взаимоотношений Лаврецкого и Лизы. Образ Лизы Калитиной — воп­лощение типа «тургеневской девушки» — натуры искренней, живой, об­ладающей чувством моральной ответственности за свои поступки. Она требовательна к себе, в трудные минуты способна к самопожертвова­нию. Многие черты ее характера сближают Лизу с пушкинской Татья­ной, что неоднократно отмечалось современной Тургеневу критикой. Воспитанная в религиозных традициях, Лиза верит не в религиозные догмы, а в справедливость христианских заповедей любви к людям, жертвы во имя спокойствия и благополучия других людей. Она ощущает свою кровную связь с простым народом, уважение и интерес к нему. «Лизе и в голову не приходило, — пишет Тургенев, — что она патриот­ка; но ей было по душе с русскими людьми; русский склад ума ее радо­вал; она, не чинясь, по целым часам беседовала со старостой

материнского имения, когда он приезжал в город, и беседовала с ним, как с ровней, без всякого барского снисхождения»,

Тургенев, как в «Рудине», не прослеживает в деталях возникно­вение духовной близости Лаврецкого и Лизы. Но он находит другие средства передачи быстро растущего взаимного расположения геро­ев. Важную роль в поэтизации их отношений выполняет музыка Лем­ма. Под ее аккомпанемент раскрываются лучшие движения души героев, музыкальной темой сочинения Лемма выражено в романе чув­ство любви Лаврецкого и Лизы. Лемм создает в своем сочинении об­раз «души, только что потрясенной счастьем любви»; звуки музыки «сами пылали любовью». Но блеснувшая для Лаврецкого надежда оказалась призрачной: он вынужден покориться неумолимым обсто­ятельствам: выбор между счастьем с Лизой и долгом по отношению к жене и ребенку вынуждает героя покориться неумолимым обстоятель­ствам. Добролюбов увидел драматизм положения Лаврецкого «не в борьбе с собственным бессилием, а в столкновении с такими поняти­ями и нравами, с которыми борьба действительно должна устрашить даже энергичного и смелого человека». Несмотря на свои симпатии к либеральному дворянству, Тургенев изображал правду жизни. Этим романом писатель подводит своеобразный итог значительному пери­оду своего творчества, ознаменовавшегося поисками положительно­го героя в среде дворянства, с грустью показывая, что «золотой век» дворянства отошел в прошлое.

Следующий роман о «николаевской» эпохе «Дворянское гнездо» посвящен времени, когда западническая картина мира в сознании достаточно большой части русской интеллигенции, и Тургенев здесь не исключение, стала если не вытесняться, то в некоторых существенных пунктах активно корректироваться славянофильской. Действие романа происходит в 1842 г., т. е. как раз тогда, когда в русском образованном обществе начинаются настоящие баталии между представителями западнической и славянофильской партий. Тургенев, не разделяя свойственного славянофилам стремления реанимировать давно, с его точки зрения, отжившие идеалы допетровского прошлого, тем не менее считал, что по крайней мере в одном они правы – в критике односторонности духовного облика русского западника, не знающего и не чувствующего своих национальных корней (тема, затронутая уже в «Рудине»).

Такой денационализированной и потому внутренне пустой личностью представлен в романе убежденный западник Паншин, полагающий, что спасение России заключается в механическом копировании западноевропейских образцов. Ему противопоставлен явно пользующийся глубокой авторской симпатией главный герой романа Федор Лаврецкий, выступающий в споре с Паншиным как бы от лица славянофилов и защищающий в их позиции то, что близко самому Тургеневу, – во всяком случае той части его души, которая еще в «Записках охотника» обнаружила странную (для последовательного западника) симпатию к «восточным» началам русской жизни.

Так, Лаврецкий требует «признания народной правды и смирения перед нею», имея в виду ту особую национальную «правду», которая продолжает жить в душе и характере русского крестьянина, верного этическим заветам древней духовно‑религиозной Традиции. Это на уровне идей отстаиваемое Лаврецким движение с «Запада» на «Восток» находит свое воплощение и в «сюжете» его личной жизни. Роман начинается с того, что Лавреций, неустроенный, духовно разбитый, приезжает из Европы, где он оставил свою жену Варвару Павловну, брак с которой не принес ему счастья, в Россию, в свое старое родовое имение, где к нему – уже только потому, что он вновь стал дышать воздухом родины – неожиданно начинают возвращаться силы. Так же, как Лаврецкий Паншину, Варваре Павловне, с ее легкомысленным пристрастием к внешне роскошным формам европейской светской жизни, противопоставлена «русская душою» девушка Лиза Калитина, в которую по приезде на родину влюбляется Лаврецкий.

Образ Лизы задумывался Тургеневым как воплощение и олицетворение того «восточного» начала, которое должно излечить разочаровавшегося в Европе и ее ценностях героя романа. Лиза – дворянка по происхождению и воспитанию, но определяющим для ее духовного становления было влияние, оказанное на нее няней Агафьей, привившей ей утраченную образованным сословием старую религиозную этику отречения от мирских соблазнов, мешающих обретению подлинной гармонии духа. Хотя автор специально, посредством ряда внешних указаний, акцентирует внимание на христианских и древнерусских корнях мироощущения и облика своей героини (есть даже основания полагать, что ее образ создавался под воздействием известного Тургеневу жития русской святой Юлиании Лазаревской), сама ситуация, в которой оказывается Лиза, начинающая после знакомства с Лаврецким, пробудившим в ее душе глубокое чувство, метаться между «счастьем» чувственного наслаждения и отрицающим его «долгом», свидетельствует о том, что и здесь, как и в «любовной» повести, тургеневское понимание религиозного отречения все же ближе Шопенгауэру, чем национально окрашенному христианству славянофилов. Не имеет прочной связи со славянофильской доктриной и позиция Лаврецкого.

Он так же, как и Лиза, мечется между «счастьем» и «долгом», однако поначалу достаточно горячо защищает (что немыслимо для славянофила) новоевропейский идеал личного «счастья», которое, по его словам, человек должен создавать сам, своими руками, не оглядываясь в страхе и беспокойстве на Судьбу или Провидение – ту таинственную силу, которая от века запрещала человеку столь смелое, независимое поведение и за непослушание карала смертью. То, от чего хочет освободиться тургеневский герой, и есть шопенгауэровская Мировая Воля, враждебная всякой дерзающей выступить против нее личности. Лиза же, называющая эту силу Богом, в отличие от Лаврецкого, с самого начала считается с ней и страшится ее возмездия. За знак неотвратимо надвигающегося возмездия она принимает возвращение в Россию жены Лаврецкого, которую считали умершей, и, теперь уже окончательно решив, что ее любовное увлечение было ошибкой, уходит в монастырь, надеясь этой жертвой умилостивить разгневавшуюся Судьбу.

Смиряется перед Судьбой и Лаврецкий, признавая правду Лизы и, подобно ей, выбирая служение аскетическому «долгу», но не в монастыре, а в миру. Отказываясь от каких‑либо личных интересов и чаяний, он начинает жить для других: для жены и дочери, которых обеспечивает материально, хотя и не возвращается к ним; для своих крестьян, которым, занявшись хозяйством в своем имении – «научившись землю пахать», как сказано в романе, он делает много добра. Однако, как и герои повестей, сознательно выбравшие «долг», он все‑таки несчастен, несчастна и Лиза: разлучившись, они по‑прежнему продолжают любить друг друга. Выбор в пользу «восточного» идеала отречения от себя не принес тургеневским героям желанного освобождения. «Музыкальная» атмосфера финала романа – элегическое уныние, не знающее исхода, не имеющее разрешения. В то же время, наряду с привычной для него апелляцией к шопенгауэровской Вечности, Тургенев в «Дворянском гнезде» предлагает дополнительное и новое по сравнению с повестями – собственно историческое – объяснение этого уныния. Герои романа – заложники и жертвы того тяжелого времени, в котором им выпало родиться и жить. Их сердца уже проснулись для новой любви и новых свершений, но сила Традиции имеет все еще слишком большую власть над ними, чтобы в трудную минуту они смогли не посчитаться с ней и не побояться раз и навсегда вырваться за ее пределы. То, что не имеет разрешения в одной эпохе, возможно, разрешится в другой, – эта мысль, за которой стоит представление о неизбежности исторического прогресса, тонко вплетается в финальные размышления Лаврецкого, озаряя его печаль надеждой на то, что уже людям следующего поколения, возможно, «легче будет жить».

studizba.com

Образ Лаврецкого в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Дворянское гнездо / Образ Лаврецкого в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»

  Скачать сочинение
Тип: Характеристика героев

    Роман «Дворянское гнездо» был написан в 1858 году и опубликован в первой книжке «Современника» за 1859 год. Это произведение отличается классической простотой и, в то же время, глубокой разработкой характеров.     Главный герой романа – Федор Лаврецкий – происходит из старинного дворянского рода. Автор подчеркивает, что предки Лаврецкого были оторваны от родной почвы, не понимали народ и не стремились узнать его законы и интересы. Они старались постигнуть высокую культуру, общаясь с представителями заграничной аристократии. Но все теории, которые Лаврецкие вычитывали и усваивали из книг западных философов и общественных деятелей, были неприемлемы к русской крепостнической действительности.     Типичным «цивилизованным» барином был отец Федора Лаврецкого Иван Петрович. Он хотел видеть в своем ребенке «сына натуры». Сторонник спартанского воспитания, Иван Петрович приказывал будить мальчика в четыре часа утра, обливать его холодной водой. Кроме того, он велел сыну есть один раз в день, много ездить верхом. В угоду принятым обычаям Иван Петрович заставлял Федора одеваться по-шотландски, штудировать Руссо, международное право и математику, а для поддержания рыцарских чувств – изучать геральдику.     Такое уродливое воспитание могло духовно искалечить юношу, однако этого не произошло. Вдумчивый, трезво и практически мыслящий, восприимчивый ко всему естественному, Федор быстро почувствовал вред разрыва между подлинной жизнью, от которой его искусственно отторгали, и книжной философией. В отличие от своего современника Рудина, Лаврецкий «требовал прежде всего признания народной правды и смирения перед нею». В спорах с Паншиным этот герой выдвигает «народный» вопрос на первый план. Описывая самостоятельность развития России и призывая познавать и любить родную землю, Лаврецкий резко критикует крайности западнических теорий Паншина.     Уже мальчиком Федор Иванович почувствовал одиночество в поместном дворянском кругу. Дедушка считал его дурачком, а тетка – «настоящим мужиком». Плебейское происхождение с самого детства выделяло Лаврецкого из дворянской среды и объясняло, по мысли писателя, духовное богатство личности героя. Недаром Михалевич заметил по этому поводу: «Лучше благодари бога, что в твоих жилах течет честная плебейская кровь».     Женитьба на Варваре Павловне явилась той безобразной ошибкой, которую герой совершил по незнанию жизни. Ради призрака личного счастья, обернувшегося пошлостью и позором, он пожертвовал и университетскими занятиями, и светлой мечтой о полезной деятельности, и возможностью жить на родине. Любовь к Лизе стала возможной только для духовно созревшего Лаврецкого.     Биографическое отступление о предках героя имеет огромное значение для раскрытия его характера. Свою близость к родине Федор Лаврецкий ощутил в заграничных скитаниях с Варварой Павловной. Он страдал там: его «жизнь подчас становилась тяжела, потому что пуста». Лаврецкий чувствует и думает в масштабах целой России, сосредоточенно размышляет над проблемами национального развития.     Возвратившись из-за границы после разрыва с женой, Лаврецкий утратил было веру в чистоту человеческих отношений, в женскую любовь, в возможность личного счастья. Однако общение с Лизой постепенно возвращает его былую веру во все чистое и прекрасное. Сначала, еще не отдавая самому себе отчета в своих чувствах, Лаврецкий просто желает девушке счастья. Умудренный своим печальным жизненным опытом, герой внушает ей, что любовь превыше всего, что жизнь без счастья становится серой, пустой, невыносимой. Лаврецкий убеждает Лизу искать личного счастья и сожалеет о том, что для него эта возможность уже утрачена. Потом, поняв, что он глубоко любит Лизу, и видя, что их взаимопонимание растет с каждым днем, Лаврецкий начинает мечтать о возможности счастья и для самого себя. Внезапное известие о смерти Варвары Павловны всколыхнуло его скрытые надежды на возможность перемены жизни, на любовь с Лизой.     Но блеснувшая надежда была призрачной. Известие о смерти жены оказалось ложным. И жизнь со своей неумолимой логикой, со своими законами разрушила светлые иллюзии Лаврецкого. Приезд жены поставил героя перед дилеммой: личное счастье с Лизой или выполненный долг по отношению к жене и ребенку.     Выбор Лаврецкого благороден, но печален. Несмотря на то, что превыше всего он ставит любовь, выбирает герой семейный долг, обрекая себя на несчастливую жизнь.

    Жизненная и внутренняя история Лаврецкого дается в романе с точки зрения противопоставления счастья и долга как взаимоисключающих сил. В противовес Лизе Лаврецкий имел сильную потребность в самоутверждении. Долгие годы он томился жаждой личного счастья. Семейная драма опустошила героя. И только русская природа способствовала его возрождению.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Дворянское гнездо / Образ Лаврецкого в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»

www.litra.ru

Герой романа «Дворянское гнездо» Федор Лаврецкий

Роман «Дворянское гнездо» Тургенева был написан в 1858 году, опубликован в январе 1859 года в журнале «Современник». Сразу после публикации роман приобрел большую популярность в обществе, поскольку автором были затронуты глубокие социальные проблемы. В основу книги легли размышления Тургенева о судьбе русского дворянства.

Главные герои

Лаврецкий Федор Иванович – богатый помещик, честный и порядочный человек.

Варвара Павловна – супруга Лаврецкого, двуличная и расчетливая особа.

Лиза Калитина – старшая дочь Марьи Дмитриевны, чистая и глубоко порядочная девушка.

Другие персонажи

Марья Дмитриевна Калитина – вдова, чувствительная женщина.

Марфа Тимофеевна Пестова – родная тетка Марии Дмитриевны, честная и независимая женщина.

Лена Калитина – младшая дочь Марьи Дмитриевны.

Сергей Петрович Гедеоновский – статский советник, друг семьи Калитиных

Владимир Николаевич Паншин – красивый молодой человек, чиновник.

Христофор Федорович Лемм – старый учитель музыки сестер Калитиных, немец.

Ада – дочь Варвары Павловны и Федора Ивановича.

Главы I-III

На « одной из крайних улиц губернского города О …» расположен красивый дом, где проживает Марья Дмитриевна Калитина – миловидная вдова, которая « легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки ». Сын ее воспитывается в одном из лучших учебных заведений в Петербурге, а две дочери живут с ней.

Компанию Марье Дмитриевне составляет родная тетка, сестра ее отца, Марфа Тимофеевна Пестова, которая « нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза ».

Сергей Петрович Гедеоновский – добрый друг семейства Калитиных – рассказывает, что в город вернулся Лаврецкий Федор Иванович, которого он « самолично видел ».

Из-за какой-то некрасивой истории с женой молодой человек был вынужден покинуть родной город и отправиться за границу. Но теперь он вернулся и, по словам Гедеоновского, стал еще лучше выглядеть – « в плечах еще шире стали, и румянец во всю щеку ».

К дому Калитиных лихо скачет красивый молодой всадник на горячем скакуне. Владимир Николаевич Паншин легко усмиряет ретивого жеребца и позволяет Лене погладить его. В гостиной одновременно появляется он и Лиза – « стройная, высокая, черноволосая девушка лет девятнадцати ».

Главы IV-VII

Паншин – блестящий молодой чиновник, избалованный вниманием светского общества, который очень быстро « прослыл одним из самых любезных и ловких молодых людей в Петербурге ». В городок О. он направлен по делам службы, и в доме Калитиных успел стать своим человеком.

Паншин исполняет присутствующим свой новый романс, который те находят восхитительным. Тем временем к Калитиным приходит старый учитель музыки, мосье Лемм. Весь его вид показывает, что музыка Паншина не произвела на него никакого впечатления.

Христофор Федорович Лемм родился в семье бедных музыкантов, а в возрасте « восьми лет он осиротел, а с десяти начал зарабатывать себе кусок хлеба своим искусством ». Он много путешествовал, писал прекрасную музыку, но так и не смог прославиться. Страшась нищеты, Лемм согласился возглавить оркестр одного русского барина. Так он оказался в России, где прочно обосновался. Христофор Федорович « один, с старой кухаркой, взятой им из богадельни » живет в маленьком домике, зарабатывая на жизнь частными уроками музыки.

Лиза провожает до крыльца Лемма, окончившего урок, где встречает высокого статного незнакомца. Им оказывается Федор Лаврецкий, которого Лиза после восьмилетней разлуки не узнала. Марья Дмитриевна радостно встречает гостя и представляет его всем присутствующим.

Покидая дом Калитиных, Паншин объясняется в любви Лизе.

Главы VIII-XI

Федор Иванович « происходил от старинного дворянского племени ». Его отец, Иван Лаврецкий, влюбился в дворовую девушку и женился на ней. Получив дипломатическую должность, он отправился в Лондон, откуда и узнал о рождении сына Федора.

Родители Ивана смягчили свой гнев, помирились с сыном и приняли в дом безродную невестку с годовалым сыном. После смерти стариков барин почти не занимался хозяйством, и домом управляла его старшая сестра Глафира – надменная и властная старая дева.

Вплотную занявшись воспитанием сына, Иван Лаврецкий поставил перед собой цель – сделать из хилого ленивого мальчика настоящего спартанца. Его будили в 4 часа утра, обливали холодной водой, заставляли усиленно заниматься гимнастикой, ограничили в еде. Подобные меры положительно сказались на здоровье Федора – « сначала он схватил горячку, но вскоре оправился и стал молодцом ».

Отрочество Федора прошло под постоянным гнетом деспотичного отца. Лишь в 23 года, после смерти родителя, молодой человек смог вздохнуть полной грудью.

Главы XII-XVI

Молодой Лаврецкий, в полной мере осознавая « недостатки своего воспитания », отправился в Москву и поступил в университет на физико-математическое отделение.

Бессистемное и противоречивое воспитание отца сыграло с Федором злую шутку: « он не умел сходиться с людьми », « еще ни одной женщине не смел взглянуть в глаза », « не знал многого, что каждому гимназисту давным-давно известно ».

В университете замкнутый и нелюдимый Лаврецкий завел дружбу со студентом Михалевичем, который познакомил его с дочерью отставного генерала – Варварой Коробьиной.

Отец девушки, генерал-майор, после некрасивой истории с растратой казенных денег был вынужден переехать с семейством из Петербурга в « Москву на дешевые хлеба ». К тому времени Варвара успела кончить институт благородных девиц, где слыла лучшей ученицей. Она обожала театр, старалась часто бывать на представлениях, где впервые и увидел ее Федор.

Девушка настолько очаровала Лаврецкого, что « полгода спустя он объяснился Варваре Павловне и предложил ей свою руку ». Она согласилась, поскольку знала, что жених ее богат и знатен.

Первые дни после свадьбы Федор « блаженствовал, упивался счастием ». Варвара Павловна искусно выжила из собственного дома Глафиру, а опустевшее место управляющего поместьем было тут же занято ее отцом, мечтавшим запустить руки в имение богатого зятя.

Переехав в Петербург, молодожены « много выезжали и принимали, давали прелестнейшие музыкальные и танцевальные вечеринки », на которых Варвара Павловна блистала во всем своем великолепии.

После смерти их первенца супружеская чета по совету врачей отправилась на воды, затем в Париж, где Лаврецкий случайно узнал об измене жены. Предательство любимого человека сильно подкосило его, но он нашел в себе силы вырвать из сердца образ Варвары. Не смягчило его и известие о рождение дочери. Назначив изменнице приличное годовое содержание, он разорвал с ней любые отношения.

Федор « не был рожден страдальцем », и спустя четыре года вернулся на Родину.

XVII-XXI

Лаврецкий заходит к Калитиным попрощаться перед отъездом. Узнав, что Лиза направляется в церковь, просит помолиться о нем. От Марфы Тимофеевны он узнает, что за Лизой ухаживает Паншин, и мать девушки не против этого союза.

Приехав в Васильевское, Федор Иванович отмечает, что в доме и во дворе царит сильное запустение, и после смерти тетки Глафиры здесь ничего не переменилось.

Слуги недоумевают, отчего барин решил поселиться в Васильевском, а не в богатых Лавриках. Однако Федор не в состоянии жить в поместье, где все напоминает ему о былом супружеском счастье. В течение двух недель Лаврецкий навел порядок в доме, обзавелся « всем нужным и начал жить - не то помещиком, не то отшельником ».

Спустя некоторое время он навещает Калитиных, где заводит дружбу со стариком Леммом. Федор, который « страстно любил музыку, музыку дельную, классическую », проявляет искренний интерес к музыканту и приглашает его к себе немного погостить.

Главы XXII-XXVIII

По дороге в Васильевское Федор предлагает Лемму сочинить оперу, на что старик отвечает, что слишком стар для этого.

За утренним чаем Лаврецкий сообщает немцу, что тому все-таки придется написать торжественную кантату в честь предстоящего « бракосочетания господина Паншина с Лизой ». Лемм не скрывает своей досады, поскольку уверен, что молодой чиновник не достоин такой чудесной девушки как Лиза.

Федор предлагает пригласить Калитиных в Васильевское, на что Лемм отвечает согласием, но только без господина Паншина.

Лаврецкий передает свое приглашение, и, воспользовавшись случаем, остается с Лизой наедине. Девушка « боится его рассердить », но, набравшись смелости, расспрашивает о причинах расставания с женой. Федор пытается объяснить ей всю низость поступка Варвары, на что Лиза отвечает, что ему нужно непременно простить ее и забыть об измене.

Спустя два дня в гости к Федору приезжает Марья Дмитриевна с дочерьми. Вдова считает свой визит « знаком великого снисхожденья, чуть не добрым поступком» . По случаю приезда своей любимой ученицы Лизы Лемм сочиняет романс, но музыка оказывается « запутанной и неприятно напряженной », что очень огорчает старика.

К вечеру собираются « всем обществом ловить рыбу ». У пруда Федор беседует с Лизой. Он чувствует « потребность говорить с Лизой, сообщить ей все, что приходило ему в душу ». Это его удивляет, поскольку до этого он считал себя конченым человеком.

С наступлением сумерек Марья Дмитриевна собирается домой. Федор вызывается проводить своих гостей. По дороге он продолжает беседовать с Лизой, и они расстаются друзьями. Во время вечернего чтения Лаврецкий замечает « в фельетоне одной из газет » сообщение о смерти своей супруги.

Лемм собирается домой. Федор едет с ним и заезжает к Калитиным, где тайком передает журнал с некрологом Лизе. Он шепчет девушке, что завтра нанесет визит.

Главы XXIX-XXXII

На следующий день Марья Дмитриевна с плохо скрываемым раздражением встречает Лаврецкого – он ей не нравится, да и Пашин отзывается о нем совсем не лестно.

Во время прогулки по аллее Лиза интересуется, как Федор отреагировал на смерть жены, на что тот честно отвечает, что практически не расстроился. Он намекает девушке, что знакомство с ней затронуло в нем глубоко дремавшие струны.

Лиза признается, что получила от Пашина письмо с предложением руки и сердца. Она не знает, что ответить, поскольку совсем не любит его. Лаврецкий умоляет девушку не спешить с ответом и не обирать « у себя лучшего, единственного счастья на земле » – любить и быть любимой.

Вечером Федор вновь идет к Калитиным, чтобы узнать о решении Лизы. Девушка сообщает ему, что не дала Паншину однозначного ответа.

Будучи взрослым, зрелым человеком, Лаврецкий отдает себе отчет в том, что он влюблен в Лизу, но « не много радости принесло ему это убеждение ». Он не смеет надеяться на взаимность девушки. К тому же он терзается мучительным ожиданием официального известия о смерти жены.

Главы XXXIII-XXXVII

Вечером у Калитиных Паншина принимается пространно рассуждать о том, « как бы он все повернул по-своему, если б власть у него была в руках ». Он считает Россию отсталой страной, которой следует поучиться у Европы. Лаврецкий ловко и уверенно разбивает все доводы своего оппонента. Федора во всем поддерживает Лиза, поскольку теории Паншина ее пугают.

Между Лаврецким и Лизой происходит объяснение в любви. Федор не верит своему счастью. Он идет на звуки необыкновенно прекрасной музыки, и узнает, что это Лемм играет свое произведение.

На следующий день после признания в любви счастливый Лаврецкий приходит к Калитиным, но впервые за все время его не принимают. Он возвращается домой и видит женщину в « черном шелковом платье с воланами », в которой с ужасом узнает свою жену Варвару.

Со слезами на глазах супруга просит его о прощении, обещая « разорвать всякую связь с прошедшим ». Однако Лаврецкий не верит притворным слезам Варвары. Тогда женщина начинает манипулировать Федором, взывая к его отцовским чувствам и показывая ему его дочь Аду.

В полном смятении Лаврецкий бродит по улицам и заходит к Лемму. Через музыканта он передает записку Лизе с сообщением о неожиданном «воскрешении» жены и просит о свидании. Девушка отвечает, что встретиться с ним сможет только на следующий день.

Федор возвращается домой и с трудом выдерживает разговор с женой, после чего уезжает в Васильевское. Варвара Павловна, узнав, что Лаврецкий каждый день бывал у Калитиных, направляется к ним с визитом.

Главы XXXVIII-XL

В день возвращения Варвары Павловна у Лизы происходит тягостное для нее объяснение с Паншиным. Она отказывает завидному жениху, чем чрезвычайно огорчает свою мать.

Марфа Тимофеевна заходит в комнату к Лизе и заявляет, что ей все известно о ночной прогулке с неким молодым человеком. Лиза признается, что любит Лаврецкого, и никто не стоит на пути к их счастью, поскольку его супруга мертва.

На приеме у Калитиных Варваре Павловне удается очаровать Марью Дмитриевну рассказами о Париже и задобрить флаконом модных духов.

Узнав о приезде жены Федора Петровича, Лиза уверена, что это наказание всем ее « преступным надеждам ». Внезапная перемена в судьбе потрясает ее, но она « она и слезинки не проронила ».

Марфе Тимофеевне удается быстро раскусить лживую и порочную натуру Варвары Павловны. Она уводит Лизу в ее комнату и долго плачет, целуя ее руки.

К ужину приезжает Паншин, и заскучавшая было Варвара Павловна мгновенно оживляется. Она очаровывает молодого человека во время совместного исполнения романса. И даже Лиза, « которой он накануне предлагал руку, - исчезала как бы в тумане ».

Варвара Павловна не брезгует испробовать свои чары даже на старичке Гедеоновском, чтобы окончательно завоевать место первой красавицы в уездном городке.

Главы XLI-XLV

Лаврецкий не находит себе места в деревне, терзаясь от « непрестанных, стремительных и бессильных порывов ». Он понимает, что все кончено, и последняя робкая надежда на счастье ускользнула навеки. Федор пробует взять себя в руки и покориться судьбе. Он запрягает тарантас и отправляется в город.

Узнав, что Варвара Павловна направилась к Калитиным, он спешит туда. Поднявшись по задней лестнице к Марфе Тимофеевне, он просит ее о свидании с Лизой. Несчастная девушка умоляет его помириться с женой ради дочери. Навеки расставаясь, Федор просит дать ему на память платок. Входит лакей и передает Лаврецкому просьбу Марьи Дмитриевны срочно зайти к ней.

Калитина со слезами на глазах умоляет Федора Ивановича простить супругу, и выводить из-за ширмы Варвару Петровну. Однако Лаврецкий неумолим. Он ставит супруге условие – она должна безвыездно жить в Лавриках, а он будет соблюдать все внешние приличия. Если же Варвара Петровна покинет имение, договор этот можно считать расторгнутым.

В надежде увидеть Лизу, Федор Иванович отправляется в церковь. Девушка не хочет с ним ни о чем говорить, и просит оставить ее. Лаврецкие отправляются в имение, и Варвара Павловна клянется мужу спокойно жить в глуши ради счастливого будущего дочери.

Федор Иванович отправляется в Москву, а на следующий же день после отъезда в Лавриках появляется Паншин, « которого Варвара Павловна просила не забывать ее в уединении ».

Лиза, невзирая на мольбы родных, принимает твердое решение уйти в монастырь. Тем временем Варвара Павловна, « запасшись денежками », переезжает в Петербург и полностью подчиняет своей воле Паншина. Год спустя Лаврецкий узнает, что « Лиза постриглась в Б……М монастыре, в одном из отдаленнейших краев России ».

Эпилог

По прошествии восьми лет Паншин удачно построил карьеру, но так и не женился. Варвара Павловна, переехав в Париж, « постарела и потолстела, но все еще мила и изящна ». Число ее поклонников заметно сократилось, и она полностью отдалась новому увлечению – театру. Федор Иванович стал прекрасным хозяином, и успел многое сделать для своих крестьян.

Марфа Тимофеевна и Марья Дмитриевна давно скончались, но дом Калитиных не опустел. Он даже « как будто помолодел », когда в нем поселилась беззаботная, цветущая молодежь. Повзрослевшая Леночка собралась замуж, из Петербурга приехал ее брат с молодой супругой и ее сестрой.

Однажды Калитиных навещает постаревший Лаврецкий. Он долго бродит по саду, и его наполняет « чувство живой грусти об исчезнувшей молодости, о счастье, которым когда-то обладал ».

Лаврецкий все же находит отдаленный монастырь, в котором скрылась ото всех Лиза. Она проходит мимо него, не поднимая глаз. Лишь по движению ресниц и стиснутым пальцам рук можно понять, что она узнала Федора Ивановича.

Заключение

В центре романа И. С. Тургенева – история трагической любви Федора и Лизы. Невозможность личного счастья, крушение их светлых надежд перекликается с социальным крахом русского дворянства.

Краткий пересказ «Дворянского гнезда» будет полезен для читательского дневника и при подготовке к уроку литературы.ю

Тест по роману

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.5 . Всего получено оценок: 75.

Герой романа Федор Иванович Лаврецкий духовно близок Тургеневу и симпатичен ему. Автор наделил героя незаурядным умом и чутким сердцем, вложил в его уста свои задушевные мысли о родине, об ушедшей молодости, о нравственном долге, о будущем России… Весь роман необыкновенно поэтичен. Салтыков-Щедрин писал, что видит в романе Тургенева “светлую поэзию, разлитую в каждом звуке”, что образы его “прозрачные, будто сотканные из воздуха”. Тургенев направил свой талант и мастерство на то, чтобы воспеть все лучшее, что он видел в передовой части дворянского класса, но он вынужден был признать, что в этой среде даже умные, честные, искренние и самоотверженные люди не способны бороться и побеждать в жизненной борьбе. Правда, Лаврецкий решил “пахать землю”, занялся хозяйством, “упрочил быт своих крестьян”. Тургенев с одобрением говорит об этой его деятельности, но не она является главным итогом романа, а слова Лаврецкого: “Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!” В “Дворянском гнезде” Тургенев поднимает важные нравственные проблемы, тесно связанные с проблемами общественно-политическими. Показав в романе благородных людей из лучшей части либерального дворянства, автор не забывает о том, что подавляющее большинство дворян погрязло в разврате, пошлости, виновно в жестоких преступлениях против народа. В этих условиях, говорит своим романом Тургенев, не может быть счастлив человек с чуткой совестью и высокоразвитым чувством ответственности и долга. Таким человеком является в романе Лиза Калитина – самая поэтичная из всех тургеневских женщин. Как справедливо заметил Д. И. Писарев в статье “”Дворянское гнездо”. Роман И. С. Тургенева” (1859), Лиза ушла в монастырь не только для того, чтобы замолить свой грех любви к женатому человеку; она хотела принести собою очистительную жертву за грехи родных, за грехи своего класса. Но ее жертва ничего не может изменить в обществе, где спокойно наслаждаются жизнью такие пошлые люди, как Паншин и жена Лаврецкого Варвара Павловна. В судьбе Лизы заключен тургеневский приговор обществу, уничтожающему все чистое и возвышенное, что рождается в нем. Тургенев сравнивает два типа героев, имевших важное значение в истории мировой литературы. К типу Гамлета Тургенев относит людей глубокого аналитического ума и горячего чувства, которые болезненно воспринимали недостатки окружающей жизни, но не находили решимости для настоящего дела и губили свою жизнь в бесплодных рассуждениях. Герой типа Дон-Кихота неколебимо верен идеалу, “самую жизнь свою он ценит настолько, насколько она может служить средством… к водворению истины, справедливости на земле”. К этим героическим, способным к самоотверженной борьбе людям писатель питал самое глубокое уважение: “…Когда переведутся такие люди, пускай закроется навсегда книга истории в ней нечего будет читать”. Эта статья Тургенева явилась своеобразным комментарием к роману “Накануне”, написанному в 1859 году. Тургенев избирает положительным героем не дворянина, а революционера-разночинца. Инсаров, герой романа, не русский, а болгарин^. Русского революционера и его деятельность Тургенев в то время не мог бы показать по цензурным условиям, к тому же писатель не знал близко таких людей и считал, что Россия находится еще только “накануне” того дня, когда в ней появятся русские Инсаровы.

“В основание моей повести,- писал Тургенев И. Аксакову,- положена мысль о необходимости сознательно-героических натур… для того, чтобы дело продвинулось вперед”. Задача, которую поставил Тургенев, была очень трудна. Все тургеневские герои – художественное обобщение тех впечатлений, которые производили на писателя встречавшиеся ему в жизни люди, но Инсаров был исключением: человека, подобного ему, Тургенев в жизни не встречал. Это явилось причиной некоторой схематичности образа Инсарова.

(Пока оценок нет)

Другие сочинения:

  1. Лаврецкий Характеристика литературного героя ЛАВРЕЦКИЙ – герой романа И. С. Тургенева “Дворянское гнездо” (1859). Федор Иванович Л. – глубокий, умный и по-настоящему порядочный человек, движимый стремлением к самосовершенствованию, поисками полезного дела, в котором он мог бы приложить свой ум и Read More ......
  2. Федор Иванович Лаврецкий глубокий, умный и по-настоящему порядочный человек, движимый стремлением к самосовершенствованию, поисками полезного дела, в котором он мог бы приложить свой ум и талант. Страстно любящий Россию и осознающий необходимость сближения с народом, он мечтает о полезной деятельности. Read More ......
  3. Вся атмосфера “Дворянского гнезда” проникнута настроением увядания, исполнена поэзии заката. Пейзаж романя что преимуществу вечерний, закатный или ночной, освещенный лунным сиянием и мерцающими звездами. Картина дороги, убегающей вдаль, по которой едет Лаврецкий, гармонирует с его грустными воспоминаниями о тягостном прошлом, Read More ......
  4. После выхода романа “Рудин” в январской и февральской книжках “Современника” за 1856 год Тургенев задумывает новый роман. Писатель очень долго обдумывал сюжет повести, в течение длительного времени не принимался за нее, все вертел сюжет в голове, как сам Тургенев напишет Read More ......
  5. Особенно важны в романе эпизоды развязки и эпилога. Эти эпизоды призваны связать общественное “дело” Лаврецкого с идеей нравственного самоотречения и окружить эту идею ореолом трагизма. Внезапный приезд жены Лаврецкого разбивает его истинное счастье. Лиза идет в монастырь, Лаврецкий же остается Read More ......
  6. Психологизм романа “Дворянское гнездо” огромен и очень своеобразен. Тургенев не развертывает психологического анализа переживаний своих героев, как это делают его современники Достоевский и Л. Толстой. Он ограничивается самым необходимым, сосредоточивая внимание читателя не на самом процессе переживаний, а на его Read More ......
  7. “Дворянское гнездо” – роман о вечном, о долге и о любви. В нем затрагиваются необычайно актуальные в наше время проблемы глубоких и сильных духовных начал, свойственных русскому человеку: веры, любви к Родине, самоотверженного служения дому. В своем романе Тургенев размышляет Read More ......
Герой романа “Дворянское гнездо” Федор Лаврецкий

Выставил Лаврецкого. Это – типичный русский человек, неглупый и незлой, долго прозябавший без пользы для ближних, недовольный собой и жизнью, – один из тех «лишних» людей, которых так охотно изображал Тургенев. Лишь ко второй половине своей жизни находит он себе «дело».

Воспитание он получил самое дикое: сумасбродный отец, под влиянием налету схваченных идей о «равенстве» , против воли отца, женился на своей крепостной. Она скоро ему наскучила, и он переселился заграницу. Бедная женщина, вырванная из родной обстановки, зачахла в барских хоромах, без любви и сердечного участия. Ребенок вырос на руках старой тетки, сумасбродной старухи, которая воспитывала его одним страхом. Отец вернулся из-за границы уже с иными идеалами – «англоманов», и «с жаром взялся за перевоспитание» сына: холеного, избалованного мальчика, привыкшего жить в уединенном мире своих детских мечтаний, он вдруг стал дрессировать, закалять, развивать его тело, оставив без внимания его душу. Духовно одинокий в доме тетки, он остался таким и при отце. Его душой никто не интересовался, – всякий старался подчинить его своей воле.

Тургенев. Дворянское гнездо. Аудиокнига

Такое воспитание только «вывихнуло» его, и к жизни не подготовило. Наивным, доверчивым ребенком, с телом мужчины, начал он самостоятельную жизнь, поступив в университет. «Много разрозненных идей бродило у него в голове, – в некоторых вопросах он был сведущ не хуже любого специалиста, но, наряду с этим, не звал, многого такого, что известно каждому гимназисту». Впрочем, умный от природы, он занимался в университете серьезно, – из него не вышел такой «верхогляд», как его родитель. Лаврецкий сумел даже усмотреть «разладицу между словами и делами отца, между его широкими либеральными теориями и черствым, мелким деспотизмом». Лаврецкий замкнулся в себе и, «вывихнутый», пошел в жизнь «наугад», без планов и цели . С товарищами по университету он сходился туго, – один восторженный идеалист Михалевич сумел сблизиться с ним, – по крайней мере, сумел сделать его слушателем своих восторженных речей.

Но идеализм немецкой философии мало захватил Лаврецкаго: в нем текла кровь простой русской женщины; к поверхностному «европеизму» отца и многих его современников он тоже отнесся критически, – и вот, в результате, у него выработались своеобразные националистические, почти «славянофильские » взгляды на историю России; в споре с Паншиным он, вообще неразговорчивый и скромный, с воодушевлением и силою развил заветные мысли свои о вреде для России слепо следовать в своём развитии на «помочах» у Запада , о необходимости самостоятельного национального развития. Попав после круговорота европейской жизни в тихую русскую деревню, он испытал прилив «глубокого и сильного чувства родины». Но это «затишье» русской жизни не показалось ему «мертвым сном» – он верил в то, что сильна и могуча русская деревня, и полон тайных сил народ, в ней живущий, – он верил в «молодость и самостоятельность России»; он доказывал «невозможность скачков и надменных переделок, не оправданных ни знанием родной земли, ни действительной верой в идеал»... Приводил он в пример и свое собственное воспитание, требовал, прежде всего, признания народной правды и смирения перед нею, – того смирения перед нею, «без которого смелость против лжи невозможна». Он проповедует «примирение с жизнью» и советует каждому скромно трудиться на пользу родины и ближний, не задаваясь особенно широкими и блестящими замыслами. «Пахать землю и стараться, как можно, лучше ее пахать», – вот что рекомендует он вместо погони за громкими подвигами, за «трескучей славой героя»... И свои мысли он осуществил: «действительно, сделался, хорошим хозяином, – действительно, выучился пахать землю, и трудился не для одного себя, – он, насколько мог, обеспечил и упрочил быт своих крестьян».

В жизни его большое значение имела Лиза Калитина . Измученный, озлобленный, вернулся он в свое «затишье»... Если жизнь на родине скоро успокоила его и помогла ему выработать ту теорию примирения и смирения, о которой было сказано выше, то эта теория не вросла в его душу, – она была общественно-исторической точкой зрения его; он провидел ее, как общественный деятель; в глубине же его души была пустота, – к Богу он был индифферентен, с реальной действительностью (отношения к жене) примирения он еще не знал. Только Лаза помогла ему установить целостность мировоззрения. Она привела его ксвоему «русскому» Богу; она говорила ему о жалости и сострадании, она сумела освободить его сердце от злобы. «Вы должны простить, если хотите, чтобы и вас простили!» говорила она ему. – «Надо покориться, надо смириться перед волей Бога», – твердила она. И слова эти падали на готовую почву, – ведь, за эту способность терпеть, примиряться и любить восхвалял сам Лаврецкий «русского человека», – ведь перед ним мелькал светлый образ его страдалицы-матери; перед ним стоял образ самой Лизы... И сам он сродни им. Вот почему, хоть и не пошел он в монастырь, – он сделался родным братом Лизы «по духу». Он простил жену, он отказался от личного счастья, признав, что смысл жизни заключается только в работе на пользу общую. Это прояснение великого нравственного долга произошло в душе Лаврецкого после ряда ошибок, страданий, колебаний... Он, при помощи Лизы, сбросил с себя шелуху эгоизма, труху чужих, навеянных извне, взглядов и подошел к идеалам родного народа, какими представлялись они славянофилам 40-х годов. Лаврецкому в людях его поколения самим приходилось завоевывать эти миросозерцания, торить к ним дорогу... Ценой личного счастья добыта им была сознательность этого счастья, – оттого такой грустью звучат заключительные слова романа, в которых Лаврецкий выразил свои думы, обращаясь к грядущему поколению:

«Играйте, веселитесь, растите, молодые силы, – думал он, и не было горечи в его думах жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить; вам не придётся, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть, – и сколько из нас не уцелело! а вам надобно дело делать, работать – и благословение нашего брата, старика, будет с вами».

Он сознает, что поздно выбрался на путь и слишком иного растерял сил, чтобы принести существенную пользу.

«Он, – говорит Тургенев, – утих и постарел не одним лицом и телом, – постарел душою». «Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!» – последние слова Лаврецкого.

Его воспитывал француз, поклонник философии энциклопедистов, который постарался «влить целиком в своего воспитанника всю премудрость XVIII века... Он (отец героя) так и ходил, наполненный ею; она пребывала в нём, не смешавшись с его кровью, не проникнув в его душу, не сказавшись крепким убеждением».

«Он в 25 лет поступает в университет, а в первые счастливые годы супружеской жизни опять принимается за самообразование и полдня сидит за книгами и тетрадями. Тургенев к сожалению не указал нам, что это были за книги, и мы не может сказать, под какими влияниями создавалось мировоззрение Лаврецкого, но некоторые черты его определённо отмечены автором и как нельзя более характерны для «лишних людей». Он весь проникнут благородными порывами, настроениями; он даже ушёл, сравнительно с Рудиным, вперёд, ибо постоянно занят мыслями о живой деятельности: в Париже например, посещая лекции и занимаясь переводом одного учёного сочинения, он всё думает о том, как вскоре вернётся в Россию и примется за дело. Те же мысли посещают его по возвращении на родину. Но Тургенев недаром замечает, что Лаврецкий вряд ли сознавал, в чём собственно состояло дело, указывая этим на туманность и неопределённость его воззрений, если только дело касалось практического применения их к жизни. Его душа, как и у Рудина, исполнена благородных порывов, но нет у него строго продуманного, разработанного на основании близкого знакомства с родною жизнью плана действий – у него мечты, но не думы». (Александровский).

«Россия, говорил Паншин, – отстала от Европы; нужно подогнать ее... У нас изобретательности нет. Следовательно, мы поневоле должны заимствовать у других... Мы больны оттого, что только наполовину сделались европейцами; чем мы ушиблись, тем и лечиться должны... Все народы, в сущности, одинаковы, вводите только хорошие учреждения – и дело с концом».

Первое упоминание о романе «Дворянское гнездо» встречается в письме И. С. Тургенева к издателю И. И. Панаеву в октябре 1856 года. Иван Сергеевич планировал окончить произведение к концу года, но свой замысел не осуществил. Всю зиму писатель тяжело болел, а затем уничтожил первые наброски и стал придумывать новый сюжет. Возможно, итоговый текст романа существенно отличается от первоначального. В декабре 1858 года автор внес в рукопись последние правки. «Дворянское гнездо» впервые было напечатано в январском номере журнала «Современник» в 1859 году.

Роман произвел огромное впечатление на русское общество. Он сразу стал таким популярным, что не читать «Дворянское гнездо» считалось чуть ли не дурным тоном. Даже Тургенев признавался, что произведение имело очень большой успех.

В основу романа положены размышления писателя о судьбах лучших представителей русского дворянства. Автор сам принадлежал к этому сословию и прекрасно понимал, что «дворянские гнезда» с их атмосферой возвышенных переживаний постепенно вырождаются. Не случайно Тургенев приводит в романе родословные главных героев. На их примере писатель показывает, что в различные исторические периоды происходили существенные изменения дворянской психологии: от «дикого барства» до преклонения перед всем чужеродным. Прадед Федора Ивановича Лаврецкого – жестокий самодур, дед – безалаберный и хлебосольный ненавистник Вольтера , отец – англоман.

Гнездо, как символ родины , покинуто его обитателями. Современники писателя предпочитают проводить время за границей, разговаривают по-французски, бездумно перенимают чужие традиции. Трагично и карикатурно выглядит престарелая тетушка Лаврецкого, помешанная на стиле Людовика XV. Несчастно складывается судьба самого Федора, чье детство было искалечено иностранной «системой воспитания» . Общепринятая практика поручать детей нянькам, гувернанткам, а то и вовсе отдавать в чужую семью разрывает связь поколений, лишает корней. Те же, кому удается осесть в старом родовом «гнезде» , чаще всего ведут сонное существование, заполненное сплетнями, музицированием и картами.

Столь разное отношение матерей Лизы и Лаврецкого к детям не случайно. Марья Дмитриевна равнодушна к воспитанию дочерей. Лизе ближе нянька Агафья и учитель музыки. Именно эти люди оказывают влияние на формирование личности девушки. А вот крестьянка Малаша (мать Федора) «тихо угасает» после того, как ее лишают возможности воспитывать сына.

Композиционно роман «Дворянское гнездо» построен прямолинейно. Его основа – история несчастной любви Федора и Лизы. Крушение их надежд, невозможность личного счастья перекликаются с социальным крахом дворянства в целом.

Главный герой романа Федор Иванович Лаврецкий имеет много сходных черт с самим Тургеневым. Он честен, искренне любит родину, ищет рациональное применение своим способностям. Воспитанный властолюбивой и жестокой теткой, а затем по своеобразной «спартанской системе» отца, он приобрел богатырское здоровье и суровый вид, но добрый и застенчивый характер. Лаврецкому сложно общаться. Пробелы в своем воспитании и образовании он чувствует и сам, поэтому стремится их исправить.

Расчетливая Варвара видит в Лаврецком лишь глупого увальня, богатством которого легко завладеть. Искренность и чистота первого настоящего чувства героя разбиваются о предательство жены. В результате Федор перестает доверять людям, презирает женщин, считает себя недостойным настоящей любви. Встретив Лизу Калитину, он не сразу решается поверить в чистоту и благородство девушки. Но, узнав ее душу, поверил и полюбил на всю жизнь.

Характер Лизы формировался под влиянием няни из староверов. Девушка с детских лет трепетно относилась к религии, «образ вездесущего, всезнающего Бога с какой-то сладкой силой втеснялся в ее душу» . Однако Лиза ведет себя слишком независимо и открыто для своего времени. В девятнадцатом веке девицы, стремившиеся удачно выйти замуж, были гораздо покладистее тургеневской героини.

До встречи с Лаврецким Лиза не часто задумывалась о своей судьбе. Официальный жених Паншин не вызывал особого неприятия у девушки. Ведь главное, по ее мнению, честно выполнять свой долг перед семьей и обществом. В этом и состоит счастье каждого человека.

Кульминацией романа является спор Лаврецкого с Паншиным о народе и последующая сцена объяснения Лизы с Федором. В мужском конфликте Паншин высказывает мнение чиновника с прозападными взглядами, а Лаврецкий выступает с позиций, близких к славянофильству. Именно во время этого спора Лиза понимает, насколько созвучны ее мысли и суждения взглядам Лаврецкого, осознает свою любовь к нему.

В ряду «тургеневских девушек» образ Лизы Калитиной – один из самых ярких и поэтичных. Ее решение уйти в монахини основывается не только на религиозности. Лиза не может жить вразрез со своими нравственными принципами. В сложившейся ситуации для женщины ее круга и духовного развития просто не существовало другого выхода. Лиза жертвует личным счастьем и счастьем любимого человека, поскольку не может поступать «неправильно» .

Кроме главных героев, Тургенев создал в романе галерею ярких образов, которые отражают дворянскую среду во всем ее разнообразии. Здесь есть любитель казенных денег отставной генерал Коробьин, старый сплетник Гедеоновский, ловкий щеголь Паншин и многие другие герои провинциального общества.

Есть в романе и представители народа. В отличие от господ, крепостные и бедные люди изображены Тургеневым с сочувствием и симпатией. Загубленные судьбы Малаши и Агафьи, так и не раскрывшийся из-за бедности талант Лемма, множество других жертв барского произвола доказывают, что история «дворянских гнезд» далеко не идеальна. И главной причиной происходящего социального распада писатель считает крепостное право, которое развращает одних и низводит до уровня бессловесной твари других, но калечит всех.

Состояние героев очень тонко передано через картины природы, речевые интонации, взгляды, паузы в разговорах. Этими средствами Тургенев достигает удивительного изящества в описании душевных переживаний, мягкого и волнующего лиризма. «Я был потрясен... светлой поэзией, разлитой в каждом звуке этого романа», – отзывался о «Дворянском гнезде» Салтыков-Щедрин .

Художественное мастерство и философская глубина обеспечили первому крупному произведению Тургенева выдающийся успех на все времена.

«Дворянское гнездо» (1859). Федор Иванович Лаврецкий - глубокий, умный и по-настоящему порядочный человек, движимый стремлением к самосовершенствованию, поисками полезного дела, в котором он мог бы приложить свой ум и талант. Страстно любящий Россию и осознающий необходимость сближения с народом, он мечтает о полезной деятельности. Но его активность ограничивается лишь некоторыми переустройствами в имении, и, хотя Лаврецкий далек от фразерства Рудина, он не находит применения своим силам. Поэтому «школьное» литературоведение обычно относит его к типу «лишнего человека». Сын помещика и крепостной крестьянки, Лаврецкий был рано разлучен с матерью, его воспитание зависело от капризов отца. Уже в сознательном возрасте Лаврецкий старается заполнить пробелы своего образования, в 23 года поступает в университет. В чем-то герой Тургенева предвосхищает Пьера Безухова. Как и Пьер, Лаврецкий вступает в свет, где влюбляется в ветреную красавицу Варвару Павловну, женится на ней и скоро обнаруживает неверность жены. Разрыв с женой дает герою возможность вернуться в Россию.

Уникальность натуры Лаврецкого подчеркивает сопоставление с другими персонажами романа. Его искренней любви к России противопоставляется снисходительное пренебрежение, которое демонстрирует светский лев Паншин. Друг Лаврецкого, Михалевич, называет его байбаком, который лежит всю жизнь и только собирается работать. Тут напрашивается параллель с другим классическим типом русской литературы - Обломовым И.А. Гончарова .

Важнейшую роль в раскрытии образа Лаврецкого играют его отношения с героиней романа Лизой Калитиной. Они чувствуют общность своих взглядов, понимают, что «и любят и не любят одно и то же». Чувство, возникающее между ними, глубоко поэтично, в него вплетаются мотивы прелестной звездной ночи, необыкновенной музыки, сочиненной старым музыкантом Леммом. Любовь Лаврецкого к Лизе - это момент его духовного возрождения, наступившего при возвращении в Россию. Трагическая развязка любви Лаврецкого - внезапно возвращается жена, которую он считал умершей, - не оказывается случайностью. Герой видит в этом возмездие за свое равнодушие к общественному долгу, за праздную жкзнь его дедов и прадедов. Постепенно в герое происходит нравственный перелом: равнодушный до того к религии, Лаврецкий приходит к идее христианского смирения. В эпилоге романа герой появляется постаревшим. Наш герой не стыдится прошлого, но и не ждет ничего от будущего. «Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!» - говорит он. Образ Лаврецкого, как и весь роман, был очень приветливо встречен современниками. Критики либерального лагеря (например, Павел Васильевич Анненков, Александр Васильевич Никитенко) отметили художественные достоинства романа, радикалы анализировали главным образом его социальные аспекты. Так, Н.А. Добролюбов в статье «Когда же придет настоящий день?» (1860) отнес Л. к людям «рудинского закала», историческая роль которых уже исчерпана.

Образ Лаврецкого несколько раз появлялся на сцене. Наиболее интересные постановки - в Александрийском театре в Петербурге (1894), в московском Малом театре (1895), в Ленинградском театре драмы имени Пушкина (1941) с Н.К. Симоновым в роли Лаврецкого.

Ссылки по теме: Обломов - герой романа И.А. ... Пьер Безухов - герой романа-эпопеи Л.Н.... Рудин - герой романа И.С. ...

Случайные ссылки: Интеркуррентное заболевание - случайно... Ужовниковые - небольшой порядок папорот... Шлифование (шлифовка) - удаление неровн... Йодоформ . Лекарственный препарат йода -... Кутеней , река в Канаде и США, протекает... Одонтофобия - боязнь обращения к стомат... Форсунка - устройство для распыления жи...

Запросы для разгадывания кроссвордов и сканвордов

windows10official.ru


Смотрите также