Биография ландау лев давидович


Лев Ландау, биография, история жизни, причины известности

Лев Давидович Ландау родился в сердце Азербайджана — в городе Баку — 22 января 1908 года, в еврейской семье. Родители будущего ученого – люди образованные и довольно известные в своей сфере. Отец — Давид Львович Ландау – инженер-нефтяник, окончивший Могилёвскую гимназию и работавший в The Caspian-Black Sea Joint-Stock Company. Его перу принадлежат многие научные работы, в том числе «Способ тушения горящего нефтяного фонтана» (Вестник общества технологов, СПб, 1913) и «Основной закон поднятия жидкости проходящим током воздуха (газа)». Мать физика – Любовь Вениаминовна Гаркави-Ландау – также выпускница Могилевской гимназии (женской), окончила Женский медицинский институт в Петербурге. работала женщина акушером в Балаханах, а также трудилась в сфере эксперементальной фармакологии. Гаркави-Ландау является автором нескольких научных работ по данной теме.

В семье родилось двое детей – Лев и Софья. Сестра, с которой ученый всегда имел хорошие отношения, впоследствии также посвятила себя науке — Софья инженер-химик.

Начало обучения

В 1916, в возрасте 8 лет, Лев Ландау поступил на обучение в бакинскую Еврейскую гимназию, где на тот момент его мать преподавала естествознание. Мальчик обладал невероятными способностями, а его тягу к математическим наукам не заметить было просто невозможно. В 12 юный гений уже умел дифференцировать, в 13 интегрировать, а в 14 с легкостью сдал вступительные экзамены в Бакинский университет, причем сразу на два направления: физико-математический и химический факультеты.

Отучившись два года в университете, параллельно изучая сразу две специализации, Ландау решением руководства учебного заведения был переведен в более престижный ВУЗ — Ленинградский университет, где он окончательно выбирает для себя физику, оставляя химию исключительно «для души».

Первые шаги и первый серьезный успех

С этого момента Ленинградский физико-технический институт становится неотъемлемой частью жизни Ландау. Окончив его в 1927 году, в возрасте 19 лет, он без раздумий принимается аспирантом, а позже становится полноценным сотрудником университета. В это же время Ландау, еще сам того не осознавая, вносит огромнейший вклад в квантовую теорию — в 1927 году он вводит понятие матрицы плотности в качестве метода для полного квантово-механического описания систем, являющихся частью более крупной системы. Это понятие является основой основ и по сей день.

В 1929 году Ландау, по указанию Народного комитета просвещения, отправляется в заграничную командировку — для развития и обмена опытом с иностранными коллегами. Находясь в командировке около двух лет, Лев Давыдович посещает ряд стран (Германия, Дания, Швейцария и др.), знакомясь и работая с такими выдающимися персонами как Гейзенберг, Капица (который с 1921 года работал в Кавендишской лаборатории), Бор и даже Энштейн.

Командировка, субсидировавшаяся Наркомпросом только первые шесть месяцев, продолжилась при помощи Нильса Бора, добившегося для Ландау стипендии от Рокфеллеровского фонда. Работая с Нильсом Бором (г. Копенгаген, Дания), Ландау знакомится с множеством молодых и талантливых, как и он сам, физиков: —  Паули, Пайерлсом, Блохом, Вигнером, Дираком и другими. Одни из самых выдающихся работ того времени — работа по диамагнетизму электронного газа (диамагнетизм Ландау) и работа по релятивистской квантовой механике (совместно с Пайерлсом).

Весной 1931 года Ландау возвращается на родину, и тут же его ждут перемены – из-за разногласий с Абрамом Иоффе, директором ленинградского физтеха, ему приходится покинуть пенаты родного университета.

Переезд и научная деятельность в Харькове

Ландау переезжает в столицу Украины, которой на тот момент является Харьков. Здесь он нашел себя в Украинском физико-техническом институте, где был утвержден на должность руководителя теоретического отдела. Параллельно с этим Ландау заведует кафедрой теоретической физики на физико-механическом факультете Харьковского механико-машиностроительного института.

В 1934 году Лев Ландау удостаивается степени доктора физико-математических наук Академии наук СССР, а охват областей учений молодого физика увеличивается с каждым годом. Именно в Харькове публикуются работы на такие темы как: дисперсия звука, происхождение энергии звезд, рассеяние света, передача энергии, происходящая при столкновениях, сверхпроводимость, магнитные свойства различных материалов и др.

1 сентября 1935 года Ландау зачислен в качестве преподавателя на кафедру теоретической физики Харьковского института; октябрь 1935 года – возглавляет кафедру экспериментальной физики в Харьковском Государственном университете.

Диапазон исследований Ландау невероятно велик – он затрагивает большинство основных областей теоретической физики. Такая деятельность привлекла многих молодых ученных и перспективных студентов. Благодаря Ландау на время его деятельности в Харькове город даже неофициально прозвали «центром теоретической физики в СССР». Убеждения Ландау в том, что физик-теоретик должен быть основательно знаком со всеми областями данной науки, подвигла его на создание довольно жесткой программы подготовки. «Теоретический минимум» Ландау подразумевал, что желающие участвовать в его семинарах должны соответствовать высочайшим требованиям. Как подтверждение этого факта можно назвать цифру 40 – именно столько человек за 30 лет существования школы сдало экзамены по «теорминимуму». Немногие, кому покорилось данное учение, смело могли рассчитывать на поддержку величайшего ученого и имели полную свободу выбора тем исследований.

Разгром УФТИ, арест и дальнейшая деятельность

В 1937 году Ландау зачислен преподавателем Института физических проблем по приглашению Капицы. Последнего не выпускают в Кембридж, где у него на то время была лаборатория, вынуждая остаться в СССР. Вышеупомянутый Институт создается специально для Капицы. Ландау возвращается в Россию.

Вскоре после его отъезда начинается так называемое «Дело УФТИ» — репрессии, направленные против физиков Украинского физико-технического института в 1935—1937 годах. Из 11 человек, пострадавших во время репрессий, пятеро были расстреляны, в том числе физик-экспериментатор нобелевского уровня Лев Шубников. Приглашение Капицы просто спасает Ландау жизнь.

Однако это не помогает избежать ареста – утром 28 апреля 1938 года Ландау арестовали за антисоветскую агитацию. Пробыв за решеткой год, Ландау освобождается благодаря недюжинным усилиям Капицы, пишущего письма Сталину и Нильсу Бору, который принимает активное участие в попытках освободить Ландау.

В апреле 1939 года Лев Ландау досрочно освобождается, но страх перед режимом сопровождает ученого на протяжении всей его жизни, едва уменьшаясь после смерти Сталина.

Вторая мировая и послевоенное время

Этот период для ученого прошел под знаменем изучения взрывов и горения, особое внимание он уделял ударным волнам. В течение почти двадцати лет (1945-1962) Ландау работал над множеством проектов, в том числе исследованиями изотопа гелия. Лев Давидович предсказал существование для этого изотопа нового вида распространения волн. «Нулевой звук» — так назвал его Лев Давидович Ландау. В биографии Ландау есть и пункт создания атомной бомбы СССР.

Автокатастрофа, Нобелевская премия и последние годы жизни

Авокатастрофа, в которую попал ученый в возрасте 53 лет, стала поворотным событием в его судьбе. За жизнь физика, пробывшего без сознания полтора месяца, боролись лучшие специалисты Советского Союза и Европы. Лев Ландау, потерявший память, в течение трех месяцев не узнавал никого.

В 1962 году Ландау стал лауреатом Нобелевской премии, но по состоянию здоровья не смог лично получить ее в Стокгольме. С научной деятельностью покончено навсегда. 1 апреля 1968 года, спустя шесть лет после злополучной аварии, мир потерял величайшего физика всех времен

Личная жизнь

Жена Льва Ландау — Дробанцева Конкордия – была уроженкой Харькова и работала в области пищевой промышленности. В браке у пары родился сын, ставший в последствие физиком, как и его отец.

Интересные факты

  • Список теорий Ландау включает не только физические учения. Ученый вывел собственную «теорию счастья», включающую в себя всего три составляющих: работа, любовь, общение с людьми
  • Любимая книга ученого — «Красное и чёрное» Стендаля
  • Друзья и коллеги звали его Дау – сокращенно от Ландау
  • Несмотря на стереотип о том что физики не признают химию как науку и наоборот, Ландау интересовался последней на протяжении всей жизни – в вие увлечения.

Книги Льва Ландау

За всю свою жизнь Ландау выпустил множество учебников и пособий. Все они были связаны с учением всей его жизни – физикой. Особым вкладов в развитие науки является серия книг «Курс теоретической физики Ландау и Лифшица», а также серия изданий «физика для всех».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

theperson.pro

Лев Давидович Ландау

  • Главная
  • Известные личности
  • Знаменитые физики
  • Лев Давидович Ландау

Лев Давидович Ландау (1908-68) — выдающийся российский физик-теоретик, основатель научной школы, академик АН СССР (1946 год), Герой Социалистического Труда (1954 год). Труды Ландау во многих областях физики: магнетизм; сверхтекучесть и сверхпроводимость; физика твердого тела, атомного ядра и элементарных частиц, физика плазмы; квантовая электродинамика; астрофизика и другие. Автор классического курса теоретической физики (совместно с физиком-теоретиком Евгением Михайловичем Лифшицем). Ленинская премия (1962), Государственная премия СССР (1946, 1949, 1953), Нобелевская премия (1962).

Детство будущего физика

Лев Ландау родился в Баку 9 января (22 января) 1908 года в интеллигентной семье (отец – инженер-нефтяник, мать – врач). В семье было двое детей. С сестрой Софьей Ландау дружил всю жизнь. Его математические способности проявились уже в школе, которую он закончил в 13 лет. По свидетельству физика-теоретика Евгения Михайловича Лифшица, Ландау «говорил, что почти не помнит себя не умеющим дифференцировать и интегрировать».

Родители считали, что в 13 лет поступать в университет слишком рано: один год Ландау проучился в Бакинском экономическом техникуме (в день весело отмечавшегося 50-летнего юбилея этот факт был предметом шутки: «С уходом Ландау из техникума Советский Союз потерял способного завмага»). В 1922 году Лев Ландау поступил в Бакинский университет, где два года учился одновременно на двух факультетах: на физико-математическом и на химическом. После перехода в 1924 году на физическое отделение Ленинградского университета Ландау не стал продолжать свое химическое образование. Однако, интерес к химии сохранил на всю жизнь и часто поражал хорошим знанием химии (для физиков-теоретиков, как правило, характерно несколько высокомерное пренебрежение химией).

ЛФТИ

С 1926 года Лев Ландау был связан с Ленинградским физико-техническом институтом (теперь имени Абрама Федоровича Иоффе), куда в 1927 году после окончания университета (в 19 лет!) был принят в качестве аспиранта. «Позднее он много раз говорил мне о том, как много занимался, когда был студентом. Он работал так интенсивно, что по ночам ему начинали сниться формулы. Я много раз слышал от Ландау рассказ о том, как он был взволнован, когда впервые прочитал работы австрийского физика-теоретика Эрвина Шредингера и немецкого физика-теоретика Вернера Гейзенберга, которые провозгласили новый век – век квантовой механики».

Все, кто знал Льва Ландау в молодые годы помнят его резким, самоуверенным молодым человеком, лишенным априорного почтения к старшим, возможно, излишне критичным в оценках. Эти же черты его характера подчеркивают и те, кто встречался с Ландау и в более поздние годы. Пытаясь понять его характер, несомненно, надо учитывать следующее свидетельство его самого близкого друга, ученика и соавтора, Е. М. Лифшица: «В юности он был очень застенчив, и поэтому ему было трудно общаться с другими людьми. Тогда это была для него одна из самых больших проблем. Дело доходило до того, что временами он находился в состоянии крайнего отчаяния и был близок к самоубийству...

Для Льва Давидовича была характерна крайняя самодисциплина, чувство ответственности перед самим собой. В конце концов, это помогло ему превратиться в человека, который полностью владел собой в любых обстоятельствах, да и просто в веселого человека. Он много думал, как быть деятельным». Добавим несколько слов, сказанных о том же физиком и инженером Петром Леонидовичем Капицей: «с возрастом застенчивость прошла, но умение приспосабливаться к обществу у Ландау никогда не развилось. Только исключительная всесторонняя одаренность личности Ландау привлекала к нему людей, и по мере сближения с ним они начинали любить его и находить большое удовольствие в общении с ним».

И еще: «бескомпромиссность, которая свойственна всем крупным ученым в их научной работе, распространялась у Ландау и на человеческие отношения, но тем, кто знал Льва Ландау близко, было известно, что за этой резкостью скрывался очень добрый и отзывчивый человек, всегда готовый помочь незаслуженно обиженному».

В зарубежных научных центрах

Большую роль в научной биографии Ландау сыграли поездки за границу (1929 – 1934-е годы) и встречи с ведущими физиками того времени. Наиболее существенным для формирования Ландау как ученого и учителя было посещение Копенгагена и пребывание в Институте теоретической физики у Нильса Бора. Обсуждение животрепещущих проблем теоретической физики, в которых принимали участие все присутствующие, поиски истины как конечной цели любой дискуссии, атмосфера, царившая на семинарах, — все это оставило неизгладимый след в памяти Ландау, всю жизнь служило ему примером. Он всегда считал себя учеником Бора.

Харьков. Грандиозные замыслы

В 1932 году Лев Ландау возглавил теоретический отдел Харьковского физико-технического института (УФТИ). Продолжая активную исследовательскую работу, Ландау одновременно начал преподавать, а в 1935 году стал заведующим кафедрой общей физики Харьковского университета. Именно в эти годы он сформулировал и начал осуществлять свою жизненную программу — написать полный курс теоретической физики и окружить себя профессионалами: учениками, коллегами, соратниками. То, что у двадцатичетырехлетнего юноши наполеоновские планы, – не редкость. Но то, что он их полностью осуществил, – величайшая редкость и уникальное достижение.

Первые несколько лет в УФТИ царила замечательная научная атмосфера. Криогенную лабораторию института, единственную в то время на территории Советского Союза, возглавил российский физик, один из пионеров физики низких температур Лев Васильевич Шубников, с которым Ландау связывала не только дружба, но и глубокие совместные научные интересы. Вокруг Ландау и Шубникова собралась группа талантливых молодых людей, увлеченных наукой. В Харькове проводились международные физические конференции, посещавшиеся крупными западными учеными. В годы пребывания Ландау в Харькове этот город стал центром теоретической физики СССР.

В 1937 году Лев Давидович женился на уроженке Харькова К. Т. Дробанцевой. В 1946 году у них родился сын Игорь, будущий физик-экспериментатор.

Школа Ландау

Начала создаваться школа Льва Ландау — появились первые ученики. Ландау составил программу того, что должен знать будущий молодой научный работник, если он хочет заниматься теоретической физикой (подразумевалось, под его руководством), — знаменитый теорминимум. Программа действовала с 1933 по 1962 годы. И надо добавить, сдача теоретического минимума не прекратилась после ухода Ландау из научной жизни в результате трагической автомобильной катастрофы, экзамены продолжали принимать ученики Ландау, в дальнейшем сотрудники Института теоретической физики РАН его имени. Существует список сдавших теоретический минимум, составленный Ландау в 1961 году. Первые пять фамилий таковы: Компанеец (1933), Е. Лифшиц (1934), Ахиезер (1935), Исаак Яковлевич Померанчук (1935), Тисса (1935).

Первая угроза. Институт физических проблем

С 1935 года обстановка в УФТИ трагически меняется. Террор, охвативший во второй половине 30-х годов страну, не миновал УФТИ. Сфабрикованные «дела» завершились арестами и расстрелами ряда ведущих сотрудников института. В застенках харьковской тюрьмы был расстрелян Шубников. Ландау в то время не был арестован, но угроза ареста была вполне реальна. Она заставила его «бежать» из Харькова. К счастью, Ландау имел приглашение от Капицы занять должность руководителя теоретического отдела организованного последним Института физических проблем (ныне имени Капицы).

С 1937 года до последнего дня своей жизни Лев Ландау был сотрудником ИФП. Вместе с ИФП и другими академическими институтами во время войны с фашистской Германией Ландау и группа его сотрудников эвакуировались в Казань (1941-43). Капица рассказывал: «я не видел никаких препятствий, чтобы в Академии Наук для Ландау был создан специальный большой институт теоретической физики в тех масштабах, которые он только пожелает, но он всегда не только отклонял эти предложения, но даже отказывался их обсуждать. Он говорил, что он счастлив состоять членом коллектива нашего экспериментального института».

Тюрьма и последствия пережитого ужаса

«Бегство» из Харькова не спасло Ландау от ареста: в ночь с 27 на 28 апреля 1938 года он был арестован. На следующее же утро, 28 апреля, Петр Капица пишет письмо Сталину, пытаясь защитить своего сотрудника. На протяжении года Капица не прекращает усилий в попытках освободить Ландау. Осенью 1938 года Нильс Бор также пытается привлечь внимание Сталина к судьбе Ландау: «если имело место недоразумение, Ландау — надеется Бор, — получит возможность продолжать исследовательскую работу, столь важную для прогресса человечества».

В апреле 1939 года Лев Ландау был освобожден из тюрьмы «под личное поручительство» Капицы. Навсегда сохранил Ландау благодарность Капице, считая его своим спасителем. Ландау неоднократно повторял, что если бы не помощь Капицы, то в тюрьме или в лагере он наверняка бы погиб. «Дело» Ландау (точнее, та его часть, которую наследники НКВД решили обнародовать) в 1991 году было издано. Близкие и друзья Ландау знали, что арест оставил в душе Ландау страх, который несколько уменьшился после смерти Сталина.

Возвращение к научной работе

Внешняя сторона жизни Ландау после ареста вполне благополучна, если исключить то, что Ландау был «невыездным»: его лишили возможности свободного общения с иностранными коллегами, он не участвовал в международных конференциях, если они проходили не на территории СССР. Как стало известно в последние годы, на протяжении многих лет за Львом Ландау велось негласное наблюдение (в частности, его разговоры с сотрудниками и друзьями подслушивались).

Когда Капица был отстранен от руководства ИФП (1946-55), а директором института был назначен ученый, академик Анатолий Петрович Александров, Ландау был привлечен к участию в разработке атомного оружия. После смерти Сталина Ландау четко сформулировал свое желание прекратить работу по секретной тематике и добился этого.

С 1943 года Лев Ландау вернулся к преподавательской деятельности. Он преподавал на физико-техническом и физическом факультетах Московского университета.

Всемирное признание Льва Давидовича Ландау

Заслуги Льва Ландау были многократно отмечены как внутри страны, так и за ее пределами. В 1946 году Ландау избирается членом Академии наук СССР, он многократно награждался орденами, был Героем Социалистического Труда, трижды ему присваивались Государственные премии, а в 1962 Ландау вместе с Евгением Лифшицем за создание Курса теоретической физики была присвоена Ленинская премия. Ландау был членом многих зарубежных академий, лауреатом почетных премий, имел множество медалей. В 1962 году Лев Ландау получил Нобелевскую премию по физике «За пионерские исследования конденсированных сред, особенно жидкого гелия».

Катастрофа

7 января 1962 года на шоссе из Москвы в Дубну легковая машина, в которой ехал Лев Давидович, столкнулась со встречным грузовиком. Никто, кроме Ландау, не пострадал. В борьбе за жизнь Ландау медики объединились с физиками. Несчастный случай всколыхнул всю физическую общественность. Физики разных стран и разных поколений (соратники и друзья, ученики и ученики учеников) стремились внести свой вклад в спасение жизни Ландау; около ста московских физиков добровольно взяли на себя обязанности курьеров, водителей машин, посредников, снабженцев, секретарей, дежурных, наконец, носильщиков и чернорабочих. Подвигом товарищества назвали то, что им удалось сделать: жизнь Ландау была спасена. После аварии Ландау прожил шесть лет. Присутствовал на ученых советах, иногда — на семинарах. Разговаривавшие с ним коллеги и ученики изредка слышали и передавали другим какую-либо фразу, «напоминавшую» прежнего Ландау.

1 апреля 1968 года в Москве Лев Ландау умер, так и не вернувшись к творческой деятельности.

Важнейшие труды Льва Ландау

В год смерти Ландау вышло собрание его трудов. В двух томах воспроизведены 98 статей. Первая вышла в 1926 году. Она называется «К теории спектров двухатомных молекул». В 1927 году Ландау публикует статью «Проблема затухания в волновой механике», в которой впервые введено описание состояния систем с помощью матрицы плотности. Последние две статьи датированы 1960-м годом. Одна из них – в ЖЭТФе (Том 39. Стр. 1856) – «Малые энергии связи в квантовой теории поля». Она посвящена актуальному тогда «направлению, в котором не рассматриваются гамильтонианы, а используются только соотношения унитарности и аналитические свойства диаграмм (цитата из статьи). Другая статья напечатана в сборнике «Теоретическая физика в ХХ веке», посвященном памяти швейцарского физика-теоретика, одного из создателей квантовой механики и релятивистской квантовой теории поля Вольфганга Паули. Она называется «О фундаментальных проблемах». В ней, как и в статье в ЖЭТФе, говоря о попытках построения теории элементарных частиц, Ландау высказывает характерный для него оптимизм: «Мне кажется, что недалеко то время, когда будут окончательно написаны уравнения новой теории». Правда, тут же Лев Ландау предупреждает: даже в лучшем случае (при построении непротиворечивой теории) нам предстоит тяжелая борьба. В этом он оказался прав.

Научное наследие Ландау

Перечень статей Льва Давидовича поражает прежде всего широтой. «Этот солидный том (на английском языке Собрание трудов Ландау вышло в одном томе) возбуждает чувства, подобные тем, которые вызывает полное собрание пьес Шекспира или Кехелевский каталог сочинений Моцарта. Безмерность совершенного одним человеком всегда представляется невероятной». Лев Ландау, по-видимому, один из последних энциклопедистов: его вклад в теоретическую физику охватывает ее всю – от гидродинамики до квантовой теории поля. Введение принципа сохранения комбинированной четности соседствует в его творчестве с теорией фазовых переходов второго рода и теорией промежуточного состояния сверхпроводников. А исследование основ квантовой электродинамики — с построением теории квантовых жидкостей (в частности, Ландау принадлежит объяснение природы сверхтекучести).

Хотя научное творчество Ландау закончилось около 40 лет назад, полученные им результаты принадлежат отнюдь не только истории науки. Уравнения Ландау—Лифшица и Гинзбурга—Ландау, энергетический спектр сверхтекучего гелия, теория Ферми-жидкости, затухание Ландау, ландауские уровни энергии электрона в магнитном поле, параметр порядка для описания фазовых переходов второго рода, исследование основ квантовой электродинамики и многое другое активно «работает» в сегодняшней физике.

Курс теоретической физики Льва Ландау

Наследие Льва Давидовича не исчерпывается результатами, полученными им лично и с соавторами. Важное место в его творческом наследии занимает Курс теоретической физики (знаменитый «Ландау и Лифшиц»). Без преувеличения можно сказать, что «Курс изменил облик теоретической физики. Многие разделы теоретической физики изложены в нем совершенно по-новому. Авторам «Курса удалось объединить изложение основных разделов теоретической физики с рассмотрением конкретных явлений природы. Из разрозненных дисциплин родилась единая наука — теоретическая физика, овладев методами которой, можно кратчайшим путем подойти к решению новых, непрерывно возникающих задач. Заметим, что одна из «заповедей» Льва Ландау гласит: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на решение решенных задач».

Как ранее говорилось, Курс задумывался Ландау еще в юности. Был составлен подробный план всего курса, который, естественно, изменялся и дополнялся, т. к. менялась, расширялась и совершенствовалась теоретическая физика. С непосредственным участием Ландау написаны семь томов: Механика, Теория поля, Квантовая механика, Статистическая физика (часть 1), Гидродинамика, Теория упругости и Электродинамика сплошных сред. После 1962 года один том — Квантовую электродинамику написали В. Б. Берестецкий, Е. М. Лифшиц и Л. П. Питаевский (все они — ученики Ландау); два тома — Статистическую физику (часть 2) и Кинетику написали Е. М. Лифшиц и Л. П. Питаевский. «Курс Ландау и Лифшица переведен на разные языки, во всем мире несколько поколений физиков-теоретиков училось и учится по нему. Для многих тома Курса — настольные книги.

Учитель и ученики Ландау

Начиная с харьковского периода, Лев Ландау был окружен учениками. Им он щедро отдавал свое время, делился идеями, одновременно предоставляя полную самостоятельность. Но и Лев Давидович многое получал от своих учеников. Сам он практически не читал научной литературы. Читали его ученики и рассказывали ему. Как правило, Льва интересовал лишь замысел работы и полученный в ней результат. Заинтересовавшую, но внушающую опасение в правильности работу, Ландау (часто своим путем) воспроизводил. И если результат оказывался верным, то навсегда «оседал» в бесконечной памяти Ландау, а иногда попадал в «Золотой список», который он вел всю жизнь.

Отношения между Ландау и его учениками были совершенно неформальными. При огромном уважении, которое испытывали ученики к учителю, многие из них были с Ландау на «ты». Шутки, иногда весьма острые, допускались с обеих сторон и встречались без обиды. Особенно отчетливо это проявилось при проведении остроумного капустника в честь 50-летнего юбилея Льва Ландау. Со многими учениками у Ландау были очень доверительные отношения. Свои воззрения, весьма существенно отличавшиеся от общепринятых, Лев Давидович часто откровенно проповедовал среди учеников.

Семинар Ландау

Большое значение Лев Ландау придавал семинару, еженедельно проходившему в ИФП. Проведению семинара не могло помешать ничто, кроме болезни руководителя. На семинаре докладывались как самостоятельные работы, так и статьи из журналов. К подготовке заседания семинара Ландау относился предельно серьезно. Докладчик «со стороны», т. е. не из тех, за чьей работой он следил непосредственно и знал о ее готовности к докладу, должен был предварительно «пробить» работу через Ландау. Статьи из журналов для доклада Лев Давидович отбирал самостоятельно и распределял между учениками. Выступать на семинаре было непросто: критические замечания, вопросы не ограничивались. Любой участник семинара и, конечно, Ландау могли перебить докладчика в любую минуту. Для того, чтобы «не быть прогнанным» (а такое случалось), докладчик должен был знать работу не «вообще», а во всех подробностях, уметь объяснить все существенные детали расчета, хорошо представлять себе состояние эксперимента и работы предшественников.

Трудности выступления на семинаре Ландау окупались: работа, доложенная на нем и принятая аудиторией и Ландау, как бы «получала знак качества» — воспринималась как заведомо правильная. Надо сказать, ошибок в оценке работ было немного. Формально семинар, который создал Ландау и которым руководил, назывался Общемосковским семинаром по теоретической физике, но фактически в нем принимали участие (в качестве слушателей и докладчиков) физики-теоретики из многих городов Советского Союза: Ленинграда, Харькова, Киева, Тбилиси. Многие физики-теоретики из различных институтов и университетов «тянулись» к Ландау, формируя то, что во всем научном мире получило наименование «Школа Ландау».

Свет погасшей звезды

40–50 лет для теоретической физики — большой срок. Выросло несколько поколений физиков-теоретиков, знающих Ландау только по «Курсу и по его работам, которые по-прежнему цитируются. Создан и действует Институт теоретической физики, носящий имя Ландау. Многие из учеников Ландау, ученики его учеников работают в различных престижных научных центрах Запада. Очень трудно в небольшой статье оценить то, что сделал Ландау, то, что он оставил людям. Но когда в научном журнале попадается статья, в которой точно поставленная задача решена изящным математически адекватным методом, или докладчик на семинаре в кратком выступлении рассказывает, как он решил проблему, многие годы не дававшую покоя теоретикам, появляется мысль, что работа, выступление понравились бы Ландау. И понимаешь: в сегодняшней теоретической физике многое от ее великих творцов, и Ландау – один из них.

Знаменитые физикиФизика Биография

calcsbox.com

Лев Ландау биография

Лев Давидович Ландау (1908 – 1968) – ученый, физик, обладатель Нобелевской премии.

Родился 9 января в Баку.

Сначала образование в биографии Льва Ландау было получено в еврейской гимназии. Затем он учился параллельно на двух специальностях (физико-математической, химической) в государственном Азербайджанском университете (1922 – 1924), затем перевелся в Ленинградский университет. В аспирантуре обучался в физико-техническом институте Ленинграда.

Еще более повысить ученый уровень в биографии академика Ландау удалось во время обучения в Германии, Дании, Англии, Швейцарии. Изучением физических явлений занимался во время работы в физико-техническом институте, институте физических проблем. Первые публикации в биографии физика Ландау были сделаны в 1926 году. В 1934 году женился на К. Дробанцевой. В том же году получил степень доктора физико-математических наук еще до защиты диссертации. Лев Давидович Ландау читал лекции, преподавал во многих университетах.

В 1938 году великий ученый был арестован за антисоветскую деятельность, год находился в тюрьме. Автомобильная катастрофа 1962 года послужила поводом двухмесячного нахождения в коме, после чего Ландау оставил научную деятельность.

За свою биографию Ландау успел сделать значительный вклад в развитие таких направлений физики, как: низких температур, атомного ядра, плазмы, твердого тела, космических лучей квантовой теории поля и механики. В 1962 году биография Л. Д. Ландау стала известна как лауреата Нобелевской премии. Столь высокую награду он получил за исследования конденсированных сред, гелия.

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

obrazovaka.ru

ЛАНДАУ ЛЕВ ДАВИДОВИЧ

(род. в 1908 г. – ум. в 1968 г.)

Выдающийся советский физик-теоретик, основатель научной школы, академик Академии наук СССР (1946 г.), профессор Харьковского физико-технического института (1935–1937 гг.), Московского университета (1943–1947 гг.) и Московского физико-технического института (1947–1950 гг.). Лауреат Государственной (1946, 1949, 1953 г.), Ленинской (1962 г.) и Нобелевской (1962 г.) премий. Герой Социалистического Труда (1954 г.), кавалер трех орденов Ленина и других советских орденов и медалей, а также медалей Макса Планка (ФРГ) и Фрица Лондона (Канада). Иностранный член Лондонского Королевского общества, Датской Королевской академии наук, Национальной академии наук США, Голландской Королевской академии наук, а также почетный член Американской академии наук и искусств, Лондонского физического общества, Французского физического общества.

Ландау вошел в историю как выдающийся ученый, талантливый педагог, воспитатель теоретиков-физиков, причем не только как автор оригинальной системы их эффективной подготовки, но и как создатель крупной школы со своим стилем и традициями. С именем Льва Давидовича связан также его знаменитый десятитомный курс «Теоретической физики», переведенный на многие языки, поскольку аналогов в мире ему просто нет.

Глубина истинного ученого сочеталась в нем с чертами подростка – во всем, что не касалось науки. Подростка честного, свободолюбивого, иногда – очаровательного, порой – несносного, не терпевшего недосказанности в отношениях между людьми.

Его представления о том, как «надо жить», его «Теория счастья» весьма нетривиальны, логически последовательны, обоснованы, проверены на практике. Ландау создал также «Брачный пакт о ненападении». А свою теорию «Как надо правильно строить мужчине свою личную жизнь» Дау (прозвище Ландау) считал выдающейся работой. Он всегда сожалел, что его лучшая теория никогда не будет опубликована.

Он поражал окружающих своей пунктуальностью и обязательностью. «Я за свою жизнь ни разу никуда не опоздал ни на одну минуту, – говорил Лев Давидович. – А если что-то обещал, то всегда выполнял».

Родился один из величайших физиков мира 9 (22) января 1908 года в Баку. Его отец работал инженером-нефтяником на местных нефтепромыслах, а мать – врачом. Лева с малых лет всесторонне развивался, увлекался поэзией, изучал немецкий и французский языки. (Позже перед поездкой в Англию он самостоятельно за месяц выучил английский и мог свободно изъясняться с западными коллегами.) Отец, Давид Львович, много занимался с сыном, особенно математикой, что дало возможность мальчику очень рано проявить недюжинные математические способности.

В 1916 году Лева поступил в гимназию и уже в 13 лет получил аттестат зрелости. Родители считали, что для высшего учебного заведения сын слишком молод, и он год проучился в Бакинском экономическом техникуме. В 1922 году 14-летний Лева успешно сдал экзамены в Бакинский университет на физмат, а через два года перевелся в Петербургский университет. Он занимался так интенсивно, что по ночам ему снились формулы.

В 1926 году была опубликована первая научная работа 16-летнего студента – «К теории спектров двухатомных молекул». В декабре того же года он участвовал в работе V съезда русских физиков в Москве. В 1927 году 19-летний Ландау окончил университет и был принят аспирантом в Ленинградский физико-технический институт, где работал над магнитной теорией электрона и квантовой электродинамикой. К этому времени Лева успел опубликовать четыре научные работы. В одной из них («Проблема торможения излучением») для описания состояния систем он впервые ввел в квантовую механику новое важнейшее понятие – матрица плотности.

В 1929–1931 годах аспирант побывал в Германии, Швейцарии, Англии, Нидерландах и Дании, где работал в лучших научных центрах и познакомился с основоположниками квантовой механики – В. Гейзенбергом, В. Паули и Н. Бором, которого считал своим учителем.

В 1929 году чекисты арестовали его отца за хранение царских золотых монет. Хотя Давида Львовича вскоре освободили, факт «контрреволюционной» деятельности отца стал неотъемлемой частью биографии академика Л. Д. Ландау. Это «пятно» сохранилось до конца его жизни.

В 1930 году была опубликована работа 22-летнего Льва о диамагнетизме (впоследствии это явление получило название «диамагнетизм Ландау») и другие труды. Необычайно высокие успехи выдвинули научного сотрудника в число ведущих физиков-теоретиков мира.

В марте 1931 года Лев вернулся в Ленинград, где, говорят, не поладил с директором физико-технического института академиком А. Ф. Иоффе. Возможно, поэтому на следующий год он переехал в Харьков – его пригласили в Украинский физико-технический институт (УФТИ). Здесь молодой, но уже всемирно известный физик возглавил теоретический отдел и одновременно заведовал кафедрами теоретической физики в Харьковском инженерно-механическом институте и в университете. Выросшая вокруг 24-летнего Дау (именно так с любовью называли его ученики и близкие сотрудники) научная школа превратила Харьков в ведущий центр советской теоретической физики. Здесь проводились не только всесоюзные, но и международные физические конференции с участием крупных западных ученых.

Для основательной подготовки будущих молодых научных теоретиков во всех областях физики Ландау разработал жесткую программу подготовки – знаменитый «теоретический минимум». Требования, предъявляемые к претендентам на право участвовать в работе руководимого им семинара, были настолько высоки, что за 30 лет, несмотря на большой поток желающих, экзамены по «теорминимуму» сдало лишь 40 человек. Зато тем, кто преодолел барьер, Лев щедро уделял свое время, предоставлял им свободу в выборе предмета исследования. Кроме того, вместе с коллегой и другом, E. М. Лившицем, Лев Давидович написал многотомный «Курс теоретической физики», по которому и сейчас учатся физики многих стран мира.

В 1934 году Всесоюзная аттестационная комиссия присудила 26-летнему Ландау ученую степень доктора физико-математических наук (без защиты диссертации), а спустя год он стал профессором.

Лев Давидович, несмотря на солидные звания и должности, никогда не важничал. Коллеги и ученики неизменно вспоминали о его искрометном юморе, сам себя он называл «веселым Дау». В общении с людьми профессор не признавал дистанций и шутками настраивал собеседника на доверительный лад. По институту из уст в уста передавались его меткие афоризмы типа: «Жрец науки?! Это тот, кто жрет за счет науки?» Или «Науки бывают сверхъестественные, естественные и неестественные (вариант – естественные, неестественные и противоестественные)». К 50-летнему юбилею Ландау была отлита медаль с прекрасным чеканным профилем юбиляра и латинской надписью его любимого выражения «От дурака слышу!»

Он не знал, что такое скука, очень любил всякие розыгрыши. Как-то сотрудник его института опубликовал свой научный труд, полный абсурда и плагиата. Ландау написал Н. Бору в Копенгаген, чтобы тот первого апреля прислал телеграмму в институт на имя данного горе-ученого. Мол, Нобелевский комитет заинтересовался научным открытием такого-то и просит, чтобы потенциальный лауреат первого апреля представил Л. Д. Ландау все свои работы, перепечатанные на машинке в двух экземплярах. Посматривая на всех свысока, несчастный «великий ученый» с утра бегал фотографироваться, всем совал читать международную телеграмму Бора. Пьяный от счастья, с самодовольной улыбкой «без пяти минут Нобелевский лауреат» даже перестал здороваться с некоторыми знакомыми. Можно себе представить, что с ним творилось, когда, положив на стол Ландау перепечатанные труды, он вдруг услышал: «Неужели вы подумали, что за эту чушь могут дать Нобелевскую премию? С первым апреля!»

Самая плохая оценка, которую Лев Давидович мог дать кому-то из окружавших его людей – скучный человек. Он создал шуточную «Теорию скуки», в которой была введена даже «единица скуки» со следующим определением: «Час общения с ним убивает слона».

В 1934 году в Харькове Лев познакомился со своей будущей женой, инженером-технологом пищевой промышленности Конкордией Дробанцевой. «Он не пил, не курил, не был гурманом, был абсолютно равнодушен к роскоши… А вся красота природы для него сливалась в образ прелестной женской красоты!» – вспоминала Кора Ландау. В 1937 году они поженились, у них в июле 1946 года родился Гарик, работавший впоследствии физиком-экспериментатором в отцовском институте. Кора хотела, чтобы сын носил фамилию Ландау и был русским. Лев не согласился: «Если Ландау – то еврей, а если хочешь записать его русским, то пусть будет Дробанцевым. Это же смешно – Ландау – и русский». Поскольку переспорить его было невозможно, то супруга согласилась, и они сошлись на решении записать сына под фамилией отца.

По словам племянницы гениального ученого, Эллы, довольно долго жена Льва Давидовича оставалась его единственной женщиной. Но он еще до свадьбы говорил ей: «Фундаментом нашего брака будет личная свобода». У Ландау были любовницы, Конкордия это знала, но ее, очевидно, устраивала безбедная и беззаботная жизнь за счет мужа, и она терпела измены.

Лев был падок на красавиц. Так, он заявил одному диссертанту, что приедет в Ленинград оппонировать его докторскую диссертацию, только если для знакомства с ним будет найдена подходящая дама. Бедный диссертант обзвонил знакомых, и те нашли какую-то женщину. Но Дау, едва взглянув на нее, скривил физиономию, так что знакомство не состоялось. Тем не менее, защита диссертации прошла успешно.

Ландау создал «Брачный пакт о ненападении». Вот один из пунктов: «Все мои доходы делились так: 60 % жене на все потребности семьи, включая и мужа, 40 % – мужу в личное пользование.

– Коруша, ты должна знать: свои 40 % я буду тратить на филантропию, помощь ближнему и, естественно, на тех девушек, с которыми буду встречаться…

Его филантропия в основном заключалась в том, что он материально содержал семьи пяти физиков, умерших в тюрьме в эпоху сталинизма: «Знаешь, Корочка, я очень люблю дарить хорошим людям деньги…»

В 1935 году сталинские репрессии не миновали и УФТИ, который был в то время научным центром мирового уровня. К 1937 году Харьковский институт физики был разгромлен, а сам Ландау спасся от ареста лишь бегством в Москву. Его настоятельно приглашал известный ученый Петр Капица в свой Институт физических проблем. Но в апреле 1938 года Льва все равно арестовали, обвинили в шпионаже, вредительстве, участии в составлении антисталинской листовки. В течение 1938–1939 годов он находился под следствием в Бутырской тюрьме. В камере арестант «развлекался» тем, что дразнил подхалимов: «Я очень люблю дразнить, когда есть за что!»

В результате ходатайства П. Капицы и Н. Бора к Сталину и Берии с просьбой отпустить Ландау «на поруки» под личную ответственность Капицы Лев Давидович был освобожден, но реабилитировали его лишь в 1990 году.

Он был свободомыслящим человеком и прекрасно понимал, что живет в тоталитарном государстве. Тем не менее, несмотря на тяжкий тюремный опыт и предупреждения друзей, что за ним ведется постоянная слежка и его подслушивают на работе и дома, ученый высказывался о СССР так: «Наша система – фашистская система. Наши правители – фашисты с головы до ног. Они могут быть более либеральными, менее либеральными, но идеи у них фашистские. То, что Ленин был первым фашистом – это ясно». О политике Советского правительства во время Венгерской революции 1956 года: «Наши руководители решили забрызгать себя кровью… У нас это преступники, управляющие страной».

Во время Второй мировой войны Ландау занимался исследованием горения и взрывов и другими научными работами, за что в 1946 году ему вручили первую в его жизни Сталинскую премию. Затем академик руководил группой теоретиков, которые проводили фантастические по сложности расчеты термоядерных цепных реакций для создания ядерного оружия.

Работа над атомным проектом не привлекала ученого, и он старался свести ее к минимуму: «Разумный человек должен держаться как можно дальше от практической деятельности такого рода. Если бы не мой пятый пункт (национальность), я не занимался бы спецработой, а только наукой, от которой сейчас отстаю».

В 1953 году, когда первая советская термоядерная бомба прошла испытания, ее главные создатели, в том числе и Ландау, получили золотые звезды Героев Социалистического Труда, ордена Ленина и Государственные премии. Вот только выезжать за границу на международные симпозиумы было нельзя. Лев Давидович воспринимал свое научное одиночество как трагедию. Позже он обращался к Н. С. Хрущеву, но даже поездку в Китай ему не разрешили.

Те, кто близко знал Льва Давидовича, рассказывали, что он почти всегда находился в состоянии творческого напряжения. Временами, захваченный новой идеей, он терял сон и забывал о еде. Так появлялись новые фундаментальные труды и научные открытия.

Супруга Ландау вспоминала: «Дау занимался только дома. От собственного кабинета в институте он отказался: “Заседать я не умею, а лежать там негде”… О науке разговаривал с физиками, студентами и посетителями дома, в фойе института или гуляя по длинным институтским коридорам, а в теплые времена года – по территории института.

– Коруша, я пошел в институт почесать язык.

Это означало, что его ждут сотрудники и ученики, он будет читать лекции, проводить семинары, разговаривать о науке или консультировать. Занимался же настоящей наукой Дау только в одиночестве, лежа на тахте в окружении подушек».

У гениального ученого была уникальная способность к математическим расчетам. Он никогда не пользовался ни логарифмической линейкой, ни таблицами логарифмов, ни справочниками. Все эти сложнейшие расчеты физик производил в уме. Но порой самые элементарные бытовые вопросы ставили его в тупик. Жена Ландау вспоминала эпизод, произошедший во время войны: «Снабдив Дау утром всеми накопившимися талонами на мясо, я сказала, что буду очень счастлива, если он действительно принесет мясо, но это граничит с чудом… Привезли баранину. У мужа сразу возник вопрос: “А баранина это мясо?” – разрешить который он не мог, здесь его мозг оказался бессилен. Он спросил об этом одну из сотрудниц в очереди, и та ответила: “Дау, мясо это говядина, а баранина – это баранина”. Идти против истины Лев не мог и очень расстроенный вышел из очереди».

7 января 1962 года по дороге в Дубну Лев Давидович попал в автокатастрофу. Он ехал помочь своей племяннице Элле, дочке его сестры Сони. (Случилось так, что племянница ушла от мужа и оказалась в сложном положении.) На скользком шоссе машина ученого столкнулась с грузовиком. Все отделались испугом, легкими ушибами и царапинами, а Дау получил серьезнейшие переломы, повреждения мозга и внутренних органов. В течение шести недель пострадавший оставался без сознания и почти три месяца не узнавал даже своих близких.

Несчастный случай всколыхнул всю научную общественность. Медики и физики разных стран стремились внести свой вклад в спасение великого ученого, и он чудом выжил. К Дау вернулась речь, он начал ходить, но творческой деятельностью заниматься уже не мог. Лев Давидович помнил стихи, какие-то давние события, но кто навещал его вчера, что было час назад – не помнил. И, что хуже всего, именитый физик потерял интерес к жизни и окружающим.

В 1962 году Л. Д. Ландау был удостоен Ленинской премии, а также Нобелевской премии по физике «за пионерские работы в области теории конденсированных сред, в особенности жидкого гелия». (Так сложилось, что саму работу он писал перед своим арестом еще в 1938 году.) Поехать в Стокгольм лауреат не смог, и эту высокую награду вручил ему в Москве посол Швеции.

Незадолго до кончины великий физик сказал: «Я неплохо прожил жизнь. Мне всегда все удавалось». Это были его последние слова. 1 апреля 1968 года он умер в московской больнице.

В год смерти выдающегося ученого вышло собрание его работ в различных областях физики – квантовая электродинамика, магнетизм, сверхтекучесть и сверхпроводимость, физика твердого тела, атомного ядра и элементарных частиц, физика плазмы, астрофизика и других. Такая широта научного творчества Ландау беспрецедентна по своему диапазону.

Следующая глава

biography.wikireading.ru

Лев Ландау

Место рождения: Баку

Деятельность и интересы: квантовая механика, физика твердого тела, магнетизм, физика низких температур, физика космических лучей, гидродинамика, квантовая теория поля, физика атомного ядра и физика элементарных частиц, физика плазмы

Биография Выдающийся советский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике (1962), ученик Нильса Бора, одна из ключевых фигур в московском Институте физических проблем П.Л. Капицы. Создатель крупной школы теоретической физики: среди многочисленных учеников Ландау — советские физики, сыгравшие важную роль в развитии наук. Научные интересы Ландау, как и многих физиков-теоретиков, были очень обширны. Среди областей, в то или иное время его занимавших, — физика твердого тела, магнетизм, физика космических лучей, физика низких температур, гидродинамика, квантовая механика, квантовая теория поля, физика атомного ядра, физика элементарных частиц и физика плазмы. Первые работы Ландау были посвящены квантовой механике. Он стал одним из создателей статистической теории ядра. Одной из важных областей исследований Ландау была термодинамика фазовых переходов 2−го рода. Совместно с В.Л. Гинзбургом разработал полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости. Ландау — автор теории сверхтекучести жидкого гелия-II, положившей начало физике квантовых жидкостей; за эту работу в 1962 году получил Нобелевскую премию («за пионерские работы в области теории конденсированных сред, в особенности жидкого гелия»).

Награжден тремя орденами Ленина, лауреат Ленинской премии (1962), трижды лауреат Сталинской (Государственной) премии, член многих зарубежных академий наук и научных обществ.

Образование, степени и звания 1946, Академия наук СССР: академик 1916−1920, Еврейская гимназия, Азербайджан, Баку: выпускник 1920−1922, Бакинский экономический техникум, Азербайджан, Баку 1922−1924, Бакинский университет, Азербайджан, Баку; Факультеты: физико-математический, химический: переведен в Ленинградский государственный университет 1924−1927, Ленинградский государственный университет, Санкт-Петербург; Факультет: физико-математический 1926−1929, Ленинградский физико-технический институт: аспирант 1929−1931, Европейская научная командировка (Берлин, Гёттинген, Лейпциг, Копенгаген, Кембридж, Цюрих), в том числе Институт теоретической физики Университета Копенгагена 1931−1932, Ленинградский физико-технический институт

1932−1937, Украинский физико-технический институт, Харьков: доктор физико-математических наук (без защиты диссертации)

Работа 1927−1929, Ленинградский физико-технический институт 1932−1937, Украинский физико-технический институт, Харьков: глава теоретического отдела 1933−1937, Харьковский механико-машиностроительный институт (ныне Харьковский политехнический институт): заведующий кафедрой теоретической физики 1935−1937, Харьковский государственный университет: заведующий кафедрой общей физики 1937−1962, Институт физических проблем АН СССР, Москва: руководитель теоретического отдела 1943−1947, Московский государственный университет: преподаватель кафедры физики низких температур

1947−1950, Московский физико-технический институт: преподаватель кафедры общей физики

Дом 1916−1924, Азербайджан, Баку 1924−1929, Ленинград 1929−1930, Дания, Копенгаген 1932−1937, Харьков 1937−1941, Москва 1941−1943, Казань

1943−1968, Москва

Факты из жизни • Родился в семье инженера-нефтяника и гимназической преподавательницы естествознания. • Говорил о себе: «Интегрировать научился лет в тринадцать, а дифференцировать умел всегда». • Спустя много лет гимназический учитель признался Ландау, что, преподавая ему математику, смертельно его боялся. • Математические расчеты производил в уме, не пользуясь ни логарифмической линейкой, ни таблицами логарифмов, ни справочниками. • Поступил в Бакинский университет в 14 лет. • Друзья и близкие звали его «Дау». • Единственным своим учителем считал Нильса Бора, у которого стажировался в 1929−1930 годах. • После публикации работы Ландау о диамагнетизме английский физик-теоретик Рудольф Пайерлс, один из пионеров современных представлений о магнетизме, сказал: «Надо смотреть правде в лицо: все мы питаемся крошками со стола Ландау». • В харьковском Украинском физико-техническом институте на кабинете Ландау была прибита табличка «Л.Д. Ландау. Осторожно, кусается!». • В детстве дал зарок не курить, не пить и не жениться, однако с 1934 года жил в гражданском браке с Конкордией (Корой) Дробанцевой, на которой впоследствии женился. С женой заключил «брачный пакт о ненападении», подразумевавший свободу личной жизни супругов на стороне. • В 1934 году создал «теоретический минимум Ландау» — систему экзаменов по теоретической физике, которые необходимо было сдать, чтобы считаться учеником Ландау: два экзамена по математике, механика, теория поля, квантовая механика, статистическая физика, механика сплошных сред, электродинамика сплошных сред и квантовая электродинамика. • В 1938 году отредактировал антисталинскую листовку, был арестован НКВД и год провел в тюрьме. Вышел на свободу благодаря ходатайству Нильса Бора и поддержке Капицы, который взял Ландау «на поруки». После освобождения и до конца жизни работал у Капицы в ИФП. • В 1955 году подписал «Письмо трехсот». • Разработал теорию счастья, которая гласила, что человек обязан быть счастливым. Формула счастья по Ландау содержала три параметра: работа, любовь и общение с людьми. • По воспоминаниям Коры Дробанцевой, любимая присказка Ландау: «Я не такая, я иная, я вся из блесток и минут». • Величайшим грехом на свете полагал скуку. • На пятидесятилетие коллеги и студенты подарили Ландау медаль с его профилем и одной из любимых его фраз: «Ot duraca slychu». • Попал в автокатастрофу 7 января 1962 года, и в спасении его жизни принимали участие физики всего мира. • 10 декабря 1962 года Ландау была вручена медаль Нобелевского лауреата. Это было первое в истории награждение Нобелевской премией, проходившее в больнице. • После автокатастрофы Ландау фактически оставил научную деятельность, в течение шести лет постепенно приходил в норму, однако в 1968 году внезапно умер от тромбоза после операции. • По своему складу более всех деятелей советской науки соответствовал классическому образу «безумного ученого». • После смерти Ландау его родственники, коллеги и ученики публиковали многочисленные воспоминания, в которых единодушно признавали гениальность Дау, однако жарко полемизировали друг с другом касательно своей значимости в его жизни. Это предсказуемо замутнило биографию ученого и отчасти вульгаризировало память о нем. Между тем сам Ландау говорил: «Бойтесь странностей. Все хорошее просто и понятно, а где странности, там всегда скрыта какая-то муть». • Последние слова Ландау: «Мне всегда всё удавалось».

• В честь Ландау назван астероид 2142, кратер на Луне, минерал ландауит, а также Институт теоретической физики в Черноголовке, в 1964 году основанный учеником Ландау И.М. Халатниковым.

Открытия • В 1927 году ввел понятие «матрицы плотности», применяемое в квантовой механике и статистической физике. • В 1930 году создал квантовую теорию диамагнетизма электронов (диамагнетизма Ландау). • В 1937 году построил теорию фазовых переходов 2-го рода (переходах, при которых состояние тела меняется непрерывно, а симметрия — скачкообразно; при фазовых переходах 2-го рода не меняется плотность тела и не происходит выделения или поглощения теплоты). • В 1935 году вместе с Е.М. Лифшицем рассчитал доменную структуру ферромагнетика и доказал, что границы между доменами ферромагнетика — узкие слои, в которых направление намагниченности меняется непрерывно и постепенно. • В конце 1930-х построил теорию промежуточного состояния сверхпроводников: вывел формулу расчета толщины чередующихся сверхпроводящих и нормальных слоев в промежуточном состоянии сверхпроводника, помещенного в электромагнитное поле. • В 1937 году получил соотношение между плотностью уровней в ядре и энергией возбуждения и стал одним из создателей статистической теории ядра. • В 1940−1941 гг., исходя из законов квантовой механики, создал теорию сверхтекучести жидкого гелия-II, в 1938 году открытого П.Л. Капицей. Из теории Ландау вырос новый раздел науки — физика квантовых жидкостей, а Ландау в 1962 году получил Нобелевскую премию «за пионерские работы в области теории конденсированных сред, в особенности жидкого гелия». • В 1948 — 1959 годах совместно с Л.М. Пятигорским (т. 1) и Е.М. Лифшицем (тт. 2 — 8) создал классический цикл учебников «Курс теоретической физики». • В 1946 году создал теорию колебаний электронной плазмы («затухание Ландау» — бесстолкновительное затухание волн в плазме). • В 1950 году совместно с В.Л. Гинзбургом создал полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости (теория Гинзбурга — Ландау). • В 1956 году работал над широко применяющейся ныне теорией Ферми-жидкости — квантовомеханической жидкости, состоящей из фермионов в определенных физических условиях.

• В 1957 году предложил принцип комбинированной четности: все физические системы будут эквивалентными, если при замене «правой» системы координат на «левую» все частицы заменить античастицами.

polymus.ru


Смотрите также