Биография иоанна кронштадтского


Житие св. прав. Иоанна Кронштадтского / Православие.Ru

Святой праведный отец наш Иоанн, Кронштадтский Чудотворец, родился 19 октября 1829 года в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии – на далеком севере России, в семье бедного сельского дьячка Илии Сергиева и жены его Феодоры. Новорожденный казался столь слабым и болезненным, что родители поспешили тотчас же окрестить его, причем нарекли его Иоанном, в честь преподобного Иоанна Рыльского, в тот день Св. Церковью празднуемого. Вскоре после крещения младенец Иоанн сталь заметно поправляться. Благочестивые родители, приписав это благодатному действию св. таинства крещения, стали с особою ревностью направлять его мысль и чувство к Богу, приучая его к усердной домашней и церковной молитве. Отец с раннего детства постоянно брал его в церковь и тем воспитал в нем особенную любовь к богослужению.

Живя в суровых условиях крайней материальной нужды, отрок Иоанн рано познакомился с безотрадными картинами бедности, горя, слез и страданий. Это сделало его сосредоточенным, вдумчивым и замкнутым в себе и, вместе с тем, воспитало в нем глубокое сочувствие и сострадательную любовь к беднякам. Не увлекаясь свойственными детскому возрасту играми, он, нося постоянно в сердце своем память о Боге, любил природу, которая возбуждала в нем умиление и преклонение пред величием Творца всякой твари.

На шестом году отрок Иоанн, при помощи отца, начал учиться грамоте. Но грамота вначале плохо давалась мальчику. Это его печалило, но это же подвигло и на особенно горячие молитвы к Богу о помощи. Когда отец его, собрав последние средства от скудости своей, отвез его в Архангельское приходское училище, он, особенно остро почувствовав там свое одиночество и беспомощность, все утешение свое находил только в молитве. Молился он часто и пламенно, горячо прося у Бога помощи. И вот, после одной из таких горячих молитв, ночью, мальчика вдруг точно потрясло всего, «точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове», «легко и радостно так стало на душе»: ему ясно представился учитель того дня, его урок, он вспомнил даже, о чем и что он говорил. Чуть засветлело, он вскочил с постели, схватил книги – и о, счастие! Он стал читать гораздо лучше, стал хорошо понимать все и запоминать прочитанное.

С той поры отрок Иоанн стал отлично учиться: одним из первых окончил училище, первым окончил Архангельскую духовную семинарию и был принят на казенный счет в С.-Петербургскую Духовную Академию.

Еще учась в семинарии, он лишился нежно любимого им отца. Как любящий и заботливый сын, Иоанн хотел было прямо из семинарии искать себе место диакона или псаломщика, чтобы содержать оставшуюся без средств к существованию старушку-мать. Но она не пожелала, чтобы сын из-за нее лишился высшего духовного образования, и настояла на его поступлении в академию.

Поступив в академию, молодой студент не оставил свою мать без попечения: он выхлопотал себе в академическом правлении канцелярскую работу и весь получавшийся им скудный заработок полностью отсылал матери.

Учась в академии, Иоанн первоначально склонялся посвятить себя миссионерской работе среди дикарей Сибири и Северной Америки. Но Промыслу Божию угодно было призвать его к иного рода пастырской деятельности. Размышляя однажды о предстоящем ему служении Церкви Христовой во время уединенной прогулки по академическому саду, он, вернувшись домой, заснул и во сне увидел себя священником, служащим в Кронштадтском Андреевском соборе, в котором в действительности он никогда еще не был. Он принял это за указание свыше. Скоро сон сбылся с буквальной точностью. В 1855 году, когда Иоанн Сергиев окончил курс академии со степенью кандидата богословия, ему предложено было вступить в брак с дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора К. Несвитского Елисаветою и принять сан священника для служения в том же соборе. Вспомнив свой сон, он принял это предложение.

12 декабря 1855 года совершилось его посвящение в священника. Когда он впервые вошел в Кронштадтский Андреевский собор, он остановился почти в ужасе на его пороге: это был именно тот храм, который задолго до того представлялся ему в его детских видениях. Вся остальная жизнь о. Иоанна и его пастырская деятельность протекала в Кронштадте, почему многие забывали даже его фамилию «Сергиев» и называли его «Кронштадтский», да и сам он нередко так подписывался.

Брак о. Иоанна, который требовался обычаями нашей Церкви для иерея, проходящего свое служение в миру, был только фиктивный, нужный ему для прикрытия его самоотверженных пастырских подвигов: в действительности он жил с женой, как брат с сестрой. «Счастливых семей, Лиза, и без нас много. А мы с тобою давай посвятим себя на служение Богу», – так сказал он своей жене в первый же день своей брачной жизни, до конца дней своих оставаясь чистым девственником.

Хотя однажды о. Иоанн и говорил, что он не ведет аскетической жизни, но это, конечно, сказано было им лишь по глубокому смирению. В действительности, тщательно скрывая от людей свое подвижничество, о. Иоанн был величайшим аскетом. В основе его аскетического подвига лежала непрестанная молитва и пост. Его замечательный дневник «Моя Жизнь во Христе» ярко свидетельствует об этой его аскетической борьбе с греховными помыслами, этой «невидимой брани», которую заповедуют всем истинным христианам древние великие отцы-подвижники. Строгого поста, как душевного, так и телесного, требовало естественно от него и ежедневное совершение Божественной литургии, которое он поставил себе за правило.

При первом же знакомстве с своей паствой о. Иоанн увидел, что здесь ему предстоит не меньшее поле для самоотверженной и плодотворной пастырской деятельности, нежели в далеких языческих странах. Безверие, иноверие и сектантство, не говоря уже о полном религиозном индифферентизме, процветали тут. Кронштадт был местом административной высылки из столицы разных порочных людей. Кроме того, там много было чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, по большей части, в жалких лачугах и землянках, попрошайничали и пьянствовали. Городские жители немало терпели от этих морально опустившихся людей, получивших название «посадских». Ночью не всегда безопасно было пройти по улицам, ибо был риск подвергнуться нападению грабителей.

Вот на этих-то, казалось, нравственно погибших людей, презираемых всеми, и обратил свое внимание исполненный духа подлинной Христовой любви наш великий пастырь. Среди них-то он и начал дивный подвиг своего самоотверженного пастырского делания. Ежедневно стал он бывать в их убогих жилищах, беседовал, утешал, ухаживал за больными и помогал им материально, раздавая все, что имел, нередко возвращаясь домой раздетым и даже без сапог. Эти кронштадтские «босяки», «подонки общества», которых о. Иоанн силою своей сострадательной пастырской любви опять делал людьми, возвращая им утраченный ими было человеческий образ, первыми «открыли» святость о. Иоанна. И это «открытие» очень быстро восприняла затем вся верующая народная Россия.

Необыкновенно трогательно рассказывает об одном из таких случаев духовного возрождения благодаря о. Иоанну один ремесленник: «Мне было тогда годов 22-23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру сбирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребенок серьезно слушает. Мне все кажется, батюшка был, как Христос на картинке «Благословение детей». Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили: стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит– прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал…»

Такой необычный пастырский подвиг молодого пастыря стал вызывать нарекания и даже нападки на него со всех сторон. Многие долго не признавали искренности его настроения, глумились над ним, клеветали на него устно и печатно, называли его юродивым. Одно время епархиальное начальство воспретило даже выдавать ему на руки жалование, так как он, получив его в свои руки, все до последней копейки раздавал нищим, вызывало его для объяснений. Но все эти испытания и глумления о. Иоанн мужественно переносил, ни в чем не изменяя в угоду нападавшим на него принятого им образа жизни. И, с Божией помощью, он победил всех и вся, и за все то, над чем в первые годы пастырства над ним смеялись, поносили, клеветали и преследовали, впоследствии стали прославлять, поняв, что перед ними истинный последователь Христов, подлинный пастырь, полагающий душу свою за овцы своя.

«Нужно любить всякого человека и в грехе его и в позоре его, – говорил о. Иоанн. – Не нужно смешивать человека – этот образ Божий – со злом, которое в нем»… С таким сознанием он и шел к людям, всех побеждая и возрождая силою своей истинно пастырской состраждущей любви.

Скоро открылся в о. Иоанне и дивный дар чудотворения, который прославил его на всю Россию и даже далеко за пределами ее. Нет никакой возможности перечислить все чудеса, совершенные о. Иоанном. Наша неверующая интеллигенция и ее печать намеренно замалчивали эти бесчисленные явления силы Божией. Но все же очень много чудес записано и сохранено в памяти. Сохранилась точная запись рассказа самого о. Иоанна о первом его чуде своим сопастырям-священникам. Глубоким смирением дышит этот рассказ. «Кто-то в Кронштадте заболел, – так рассказывал об этом о. Иоанн. – Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу – думал я – иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою – он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога – молиться за тех, кто будет этого просить».

По молитве о. Иоанна действительно совершалось и теперь, по его блаженной кончине, продолжает совершаться множество дивных чудес. Излечивались молитвою и возложением рук о. Иоанна самые тяжкие болезни, когда медицина терялась в своей беспомощности. Исцеления совершались как наедине, так и при большом стечении народа, а весьма часто и заочно. Достаточно было иногда написать письмо о. Иоанну или послать телеграмму, чтобы чудо исцеления совершилось. Особенно замечательно происшедшее на глазах у всех чудо в селе Кончанском (Суворовском), описанное случайно находившейся тогда там суворовской комиссией профессоров военной академии (в 1901 г.). Женщина, много лет страдавшая беснованием и приведенная к о. Иоанну в бесчувственном состоянии, через несколько мгновений была им совершенно исцелена и приведена в нормальное состояние вполне здорового человека. По молитве о. Иоанна прозревали слепые. Художником Животовским описано чудесное пролитие дождя в местности, страдавшей засухой и угрожаемой лесным пожаром, после того как о. Иоанн вознес там свою молитву. О. Иоанн исцелял силою своей молитвы не только русских православных людей, но и мусульман, и евреев, и обращавшихся к нему из-за границы иностранцев. Этот великий дар чудотворения естественно был наградой о. Иоанну за его великие подвиги – молитвенные труды, пост и самоотверженные дела любви к Богу и ближним.

И вот скоро вся верующая Россия потекла к великому и дивному чудотворцу. Наступил второй период его славной жизни, его подвигов. Вначале он сам шел к народу в пределах одного своего города, а теперь народ сам отовсюду, со всех концов России, устремился к нему. Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, желая видеть о. Иоанна и получить от него ту или иную помощь. Еще большее число писем и телеграмм получал он: кронштадтская почта для его переписки должна была открыть особое отделение. Вместе с письмами и телеграммами текли к о. Иоанну и огромные суммы денег на благотворительность. О размерах их можно судить только приблизительно, ибо, получая деньги, о. Иоанн тотчас же все раздавал. По самому минимальному подсчету, чрез его руки проходило в год не менее одного миллиона рублей (сумма по тому времени громадная!). На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте замечательное учреждение – «Дом Трудолюбия» со школой, церковью, мастерскими и приютом, основал в своем родном селе женский монастырь и воздвиг большой каменный храм, а в С.-Петербурге построил женский монастырь на Карповке, в котором и был по кончине своей погребен.

К общей скорби жителей Кронштадта, во второй период своей жизни, период своей всероссийской славы, о. Иоанн должен был оставить преподавание Закона Божия в Кронштадтском городском училище и в Кронштадтской классической гимназии, где он преподавал свыше 25-ти лет. А был он замечательным педагогом-законоучителем. Он никогда не прибегал к тем приемам преподавания, которые часто имели место тогда в наших учебных заведениях, то есть ни к чрезмерной строгости, ни к нравственному принижению неспособных. У о. Иоанна мерами поощрения не служили отметки, ни мерами устрашения – наказания. Успехи рождало теплое, задушевное отношение его как к самому делу преподавания, так и к ученикам. Поэтому у него не было «неспособных». На его уроках все без исключения жадно вслушивались в каждое его слово. Урока его ждали. Уроки его были скорее удовольствием, отдыхом для учащихся, чем тяжелой обязанностью, трудом. Это была живая беседа, увлекательная речь, интересный, захватывающий внимание рассказ. И эти живые беседы пастыря-отца с своими детьми на всю жизнь глубоко запечатлевались в памяти учащихся. Такой способ преподавания он в своих речах, обращаемых к педагогам перед началом учебного года, объяснял необходимостью дать отечеству прежде всего человека и христианина, отодвигая вопрос о науках на второй план. Нередко бывали случаи, когда о. Иоанн, заступившись за какого-нибудь ленивого ученика, приговоренного к исключению, сам принимался за его исправление. Проходило несколько лет, и из ребенка, не подававшего, казалось, никаких надежд, вырабатывался полезный член общества. Особенное значение о. Иоанн придавал чтению житий святых и всегда приносил на уроки отдельные жития, которые раздавал учащимся для чтения на дому. Характер такого преподавания Закона Божия о. Иоанном ярко запечатлен в адресе, поднесенном ему по случаю 25-летия его законоучительства в Кронштадтской гимназии: «Не сухую схоластику ты детям преподавал, не мертвую формулу – тексты и изречения – ты им излагал, не заученных только на память уроков ты требовал от них; на светлых, восприимчивых душах ты сеял семена вечного и животворящего Глагола Божия».

Но этот славный подвиг плодотворного законоучительства о. Иоанн должен был оставить ради еще более плодотворного и широкого подвига своего всероссийского душепопечения.

Надо только представить себе, как проходил день у о. Иоанна, чтобы понять и прочувствовать всю тяжесть и величие этого его беспримерного подвига. Вставал о. Иоанн ежедневно в 3 часа ночи и готовился к служению Божественной литургии. Около 4 часов он отправлялся в собор к утрени. Здесь его уже встречали толпы паломников, жаждавших получить от него хотя бы благословение. Тут же было и множество нищих, которым о. Иоанн раздавал милостыню. Заутреней о. Иоанн непременно сам всегда читал канон, придавая этому чтению большое значение. Перед началом литургии была исповедь. Исповедь, из-за громадного количества желавших исповедываться у о. Иоанна, была им введена, по необходимости, общая. Производила она – эта общая исповедь – на всех участников и очевидцев потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь и не стесняясь, свои грехи. Андреевский собор, вмещавший до 5.000 чел., всегда бывал полон, а потому очень долго шло причащение и литургия раньше 12 час. дня не оканчивалась. По свидетельству очевидцев и сослуживших о. Иоанну, совершение о. Иоанном Божественной литургии не поддается описанию. Ласковый взор, то умилительный, то скорбный, в лице сияние благорасположенного духа, молитвенные вздохи, источники слез, источаемых внутренне, порывистые движения, огонь благодати священнической, проникающий его мощные возгласы, пламенная молитва – вот некоторые черты о. Иоанна при богослужении. Служба о. Иоанна представляла собою непрерывный горячий молитвенный порыв к Богу. Во время службы он был воистину посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, был живым звеном, соединявшим Церковь земную, за которую он предстательствовал, и Церковь небесную, среди членов которой он витал в те минуты духом. Чтение о. Иоанна на клиросе – это было не простое чтение, а живая восторженная беседа с Богом и Его святыми: читал он громко, отчетливо, проникновенно, и голос его проникал в самую душу молящихся. А за Божественной литургией все возгласы и молитвы произносились им так, как будто своими просветленными очами лицом к лицу видел он пред собою Господа и разговаривал с Ним. Слезы умиления лились из его глаз, но он не замечал их. Видно было, что о. Иоанн во время Божественной литургии переживал всю историю нашего спасения, чувствовал глубоко и сильно всю любовь к нам Господа, чувствовал Его страдания. Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к нему с твердой верой: некоторые с сомнением, другие с недоверием, а третьи из любопытства. Но здесь все перерождались и чувствовали, как лед сомнения и неверия постепенно таял и заменялся теплотою веры. Причащающихся после общей исповеди бывало всегда так много, что на святом престоле стояло иногда несколько больших чаш, из которых несколько священников приобщали верующих одновременно. И такое причащение продолжалось нередко более двух часов.

Во время службы письма и телеграммы приносились о. Иоанну прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о тех, кого просили его помянуть.

После службы, сопровождаемый тысячами верующих, о. Иоанн выходил из собора и отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. И редко когда возвращался домой ранее полуночи. Надо полагать, что многие ночи он совсем не имел времени спать.

Так жить и трудиться можно было, конечно, только при наличии сверхъестественной благодатной помощи Божией!

Но и самая слава о. Иоанна была его величайшим подвигом, тяжким трудом. Подумать только, что ведь всюду, где бы он ни показался, около него мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы лишь прикоснуться к чудотворцу. Почитатели его бросались даже за быстро мчавшейся каретой, хватая ее за колеса с опасностью быть изувеченными.

По желанию верующих о. Иоанну приходилось предпринимать поездки в разные города России. Эти поездки были настоящим триумфом смиренного Христова служителя. Стечение народа определялось десятками тысяч, и все бывали объяты чувствами сердечной веры и благоговения, страхом Божиим и жаждою получить целительное благословение. Во время проезда о. Иоанна на пароходе толпы народа бежали по берегу, многие при приближении парохода становились на колени. В имении «Рыжовка», около Харькова, где поместили о. Иоанна, уничтожены были многотысячной толпой трава, цветы, клумбы. Тысячи народа проводили дни и ночи лагерем около этого имения. Харьковский собор во время служения о. Иоанна 15 июля 1890 года не мог вместить молящихся. Не только весь собор, но и площадь около собора не вместила народа, который наполнял даже все прилегающие улицы. В самом соборе певчие принуждены были поместиться в алтаре. Железные решетки оказались всюду сломанными от давки. 20 июля о. Иоанн совершал молебен на Соборной площади – народу было более 60.000. Точно такие же сцены происходили в поволжских городах: в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде.

О. Иоанн находился в царском дворце в Ливадии при последних днях жизни Императора Александра III, и самая кончина Государя последовала в его присутствии. Больной Государь встретил о. Иоанна словами: «Я не смел пригласить вас сам. Благодарю, что вы прибыли. Прошу молиться за меня. Я очень недомогаю»… Это было 12 октября 1894 года. После совместной коленопреклонной молитвы Государя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного и явились надежды на его полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение. В последние часы своей жизни Государь говорил о. Иоанну: «Вы – святой человек. Вы – праведник. Вот почему вас любит русский народ». «Да, – отвечал о. Иоанн, – Ваш народ любит меня». Умирая, по принятии Св. Таин и таинства елеосвящения, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю – не отнимайте их». О. Иоанн так и продолжал держать свои руки на главе умирающего Царя, пока Царь не предал душу свою Богу.

Достигнув высокой степени молитвенного созерцания и бесстрастия, о. Иоанн спокойно принимал богатые одежды, преподносимые ему его почитателями, и облачался в них. Это ему даже и нужно было для прикрытия своих подвигов. Полученные же пожертвования раздавал все, до последней копейки. Так, например, получив однажды при громадном стечении народа пакет из рук купца, о. Иоанн тотчас же передал его в протянутую руку бедняка, не вскрывая даже пакета. Купец взволновался: «Батюшка, да там тысяча рублей!» – «Его счастие», – спокойно ответил о. Иоанн. Иногда, однако, он отказывался принимать от некоторых лиц пожертвования. Известен случай, когда он не принял от одной богатой дамы 30.000 рублей. В этом случае проявилась прозорливость о. Иоанна, ибо эта дама получила эти деньги нечистым путем, в чем после и покаялась.

Был о. Иоанн и замечательным проповедником, причем говорил он весьма просто и чаще всего без особой подготовки – экспромтом. Он не искал красивых слов и оригинальных выражений, но проповеди его отличались необыкновенной силой и глубиной мысли, а вместе с тем и исключительной богословской ученостью, при всей своей доступности для понимания даже простыми людьми. В каждом слове его чувствовалась какая-то особенная сила, как отражение силы его собственного духа.

Несмотря на всю свою необыкновенную занятость, о. Иоанн находил, однако, время вести как бы духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания, в результате «благодатного озарения души, которого удостаивался он от всепросвещающего Духа Божия». Эти мысли составили собою целую замечательную книгу, изданную под заглавием: «Моя жизнь во Христе». Книга эта представляет собою подлинное духовное сокровище и может быть поставлена наравне с вдохновенными творениями древних великих отцов Церкви и подвижников христианского благочестия. В полном собрании сочинений о. Иоанна издания 1893 г. «Моя жизнь во Христе» занимает 3 тома в 1000 с лишком страниц. Это – совершенно своеобразный дневник, в котором мы находим необыкновенно поучительное для каждого читателя отражение духовной жизни автора. Книга эта на вечные времена останется ярким свидетельством того, как жил наш великий праведник и как должно жить всем тем, кто хотят не только называться, но и в действительности быть христианами.

Замечательным памятником святой личности о. Иоанна и не исчерпаемым материалом для назидания являются также три тома его проповедей, содержащие общим счетом до 1800 страниц. Впоследствии накопилось еще очень много отдельных сочинений о. Иоанна, издававшихся отдельными книжками в огромном количестве. Все эти слова и поучения о. Иоанна – подлинное веяние Св. Духа, раскрывающее нам неисследимые глубины Премудрости Божией. В них поражает дивное своеобразие во всем: в изложении, в мысли, в чувстве. Каждое слово – от сердца, полно веры и огня, в мыслях – изумительная глубина и мудрость, во всем поразительная простота и ясность. Нет ни одного лишнего слова, нет «красивых фраз». Их нельзя только «прочитать» – их надо всегда перечитывать, и всегда найдешь в них что-то новое, живое, святое.

«Моя жизнь во Христе» уже вскоре после своего выхода в свет настолько привлекла к себе всеобщее внимание, что была переведена на несколько иностранных языков, а у англиканских священников сделалась даже любимейшей настольной книгой.

Основная мысль всех письменных творений о. Иоанна – необходимость истинной горячей веры в Бога и жизни по вере, в непрестанной борьбе со страстьми и похотьми, преданность вере и Церкви Православной как единой спасающей.

В отношении к нашей Родине – России о. Иоанн явил собою образ грозного пророка Божия, проповедующего истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию за грехи и за богоотступничество. Будучи сам образом кротости и смирения, любви к каждому человеку, независимо от национальности и вероисповедания, о. Иоанн с великим негодованием относился ко всем тем безбожным, материалистическим и вольнодумным либеральным течениям, которые подрывали веру русского народа и подкапывали тысячелетний государственный строй России.

«Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству… Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры… Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России… Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам и России». И грозно прорекает: «Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению». «Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония». «Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов».

Последующие события кровавой русской революции и торжества безбожного человеконенавистнического большевизма показали, насколько был прав в своих грозных предостережениях и пророческих предвидениях великий праведник земли русской.

К тяжелому подвигу служения людям в последние годы жизни о. Иоанна присоединился мучительный личный недуг– болезнь, которую он кротко и терпеливо переносил, никому никогда не жалуясь. Решительно отверг он предписания знаменитых врачей, пользовавших его, – поддерживать свои силы скоромной пищей. Вот его слова: «Благодарю Господа моего за ниспосланные мне страдания для предочищения моей грешной души. Оживляет – Святое Причастие». И он приобщался по-прежнему каждый день.

10 декабря 1908 года, собрав остаток своих сил, о. Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. А в 7 час. 40 мин. утра 20 декабря 1908 года великий наш праведник мирно отошел ко Господу, заранее предсказав день своей кончины.

В погребении о. Иоанна участвовали и присутствовали десятки тысяч людей, а у гробницы его и тогда и в последующее время совершалось немало чудес. Необычайные то были похороны! На всем пространстве от Кронштадта до Ораниенбаума и от Балтийского вокзала в Петербурге до Иоанновского монастыря на Карповке стояли огромные толпы плачущего народа. Такого количества людей не было до того времени ни на одних похоронах – это был случай в России совершенно беспримерный. Похоронное шествие сопровождалось войсками со знаменами, военные исполняли «Коль славен», по всей дороге через весь город стояли войска шпалерами. Чин отпевания совершал С.-Петербургский Митрополит Антоний во главе сонма епископов и многочисленного духовенства. Лобызавшие руку покойного свидетельствуют, что рука оставалась не холодной, не окоченевшей. Заупокойные службы сопровождались общими рыданиями людей, чувствовавших себя осиротевшими. Слышались возгласы: «Закатилось наше солнышко! На кого покинул нас, отец родной? Кто придет теперь на помощь нам, сирым, немощным?» Но в отпевании не было ничего скорбного: оно напоминало собою скорее светлую пасхальную заутреню, и чем дальше шла служба, тем это праздничное настроение у молящихся все росло и увеличивалось. Чувствовалось, что из гроба исходит какая-то благодатная сила и наполняет сердца присутствующих какою-то неземною радостью. Для всех ясно было, что во гробе лежит святой, праведник, и дух его незримо носится в храме, объемля своею любовью и ласкою всех собравшихся отдать ему последний долг.

Похоронили о. Иоанна в церкви-усыпальнице, специально устроенной для него в подвальном этаже сооруженного им монастыря на Карповке. Вся церковка эта замечательно красиво облицована белым мрамором; иконостас и гробница – тоже из белого мрамора. На гробнице (с правой стороны храма) лежит Св. Евангелие и резная митра, под которой горит неугасаемый розовый светильник. Множество дорогих художественно исполненных лампад постоянно теплятся над гробницей. Море света от тысяч свечей, возжигаемых богомольцами, заливает этот дивный сияющий храм.

Ныне великое дело церковного прославления нашего дивного праведника, милостью Божией, совершилось. О, если бы это радостное событие воскресило в сердцах всех православных русских людей важнейший завет приснопамятного о. Иоанна и побудило их со всей решительностью последовать ему: «Нам необходимо всеобщее, нравственное очищение, всенародное, глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христианские: очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом – и Он примирится с нами!»

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 7-8 июня 1990 года св. прав. Иоанн Кронштадтский был канонизован, и установлено совершать его память 20 декабря / 2 января – в день блаженной кончины святого праведника.

pravoslavie.ru

Иоанн Кронштадтский

В тяжелые дни люди обращаются к церкви и Богу с просьбой о помощи. Одним из святых, к образу которого идут граждане, является Иоанн Кронштадтский.

Будущий проповедник родился осенью, 19 октября 1829 года, в селе Сура. При рождении получил имя Иоанн Ильич Сергиев. В роду мальчика было много священников. Отец Илья Михайлович служил дьячком Никольской церкви села Сура. Мать Феодора Власьевна воспитывалась в вере к Богу. В браке родила шестерых детей, из которых выжили только трое.

Фото Иоанна Кронштадтского

В младенчестве Иоанн часто болел, поэтому родители рано крестили мальчика. После священного обряда ребенок постепенно окреп. В юные годы он стал свидетелем чуда. Однажды Иоанн увидел в доме ангела, который успокоил ребенка и пообещал охранять мальчика до конца жизни.

В шесть лет Иоанн научился читать, а чуть позже начал самостоятельно изучать священные писания. Семья жила бедно, но сумела накопить денег на учебу юноши. В итоге он отправился в Архангельское приходское училище. Окончив учебное заведение, перевелся в семинарию.

Иконы Иоанна Кронштадтского

В это время ушел из жизни отец Иоанна. Молодой человек подумывал после семинарии найти место диакона или псаломщика, но мать не пожелала, чтобы сын остался без высшего образования.

В 1851 году Иоанн поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Здесь Иоанн учился за казенный счет. Но, чтобы не оставить мать без средств к существованию, параллельно поступил на работу в канцелярию и отправлял заработок домой.

Иоанн Кронштадтский

В 1855 году юноша вышел из стен Академии, получив степень кандидата богословия. Тогда юному выпускнику предложили место священника в Кронштадтском Андреевском соборе. Позже он стал диаконом.

Когда Иоанн вошел в собор, то замер от удивления. Это был тот храм, что виделся священнику в детских снах. С тех пор он жил в Кронштадте, и вскоре люди забыли фамилию проповедника, называя отца Иоанна Кронштадтским. Сам батюшка чаще подписывался вторым именем.

Святой подвиг

Биография священнослужителя Иоанна началась в тот момент истории, когда осталось мало верующих. Изначально проповедник скрывал образ жизни аскета. Но находился в посте и неустанных молитвах к Богу.

Дневник священника «Моя жизнь во Христе» - яркое свидетельство праведного существования Иоанна Кронштадтского. По записям видно, что будущий чудотворец боролся с греховными мыслями и ежедневно совершал Божественную литургию.

Дневник Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе»

Кронштадт на тот момент стал местом высылки провинившихся граждан. В городе жили много чернорабочих, зарабатывающих в портах и живущих в землянках. Процветало богохульство и неверие, ночью небезопасно было ходить по улицам.

Но в этих людях Иоанн видел надежду. Он каждый день ходил по жилищам, помогал, чем мог, отдавал последнее. Иногда священник возвращался домой без сапог. Проповедник своей пастырской любовью превращал опустившихся «босяков» в людей. А они в ответ открыли святость Иоанна Кронштадтского.

Сначала люди не верили в чистые помыслы молодого батюшки, смеялись над святым отцом. Епархиальное руководство даже какое-то время не выдавало Иоанну жалование, так как он отдавал деньги нищим. Но пастырь мужественно переносил насмешки и упреки в свою сторону. И со временем никто не смел усомниться в искренности деяний батюшки.

Священник Иоанн Кронштадтский

Вскоре у Иоанна открылся дар. Появлялись желающие стереть из памяти потомков факты чудес, совершенных священником, но остались записи, подтверждающие силу молитвы святого. Однажды к батюшке пришли с просьбой вылечить больного. Тот по привычке обратился с молитвой к Богу, чтобы Он исполнил свою волю.

Но вдруг к Иоанну подошла бабушка и попросила, чтобы батюшка помолился о выздоровлении. Сначала проповедник рассердился на такую дерзость, но затем попробовал. В итоге больной выздоровел. Потом к Иоанну пришли с той же просьбой, и вновь молитва была услышана. В подобных деяниях батюшка увидел волю Господа и стал молиться за тех, кто об этом просил.

Иоанн Кронштадтский с прихожанами

По молитве отца Иоанна совершались великие чудеса. Они происходят и после кончины святого. Свидетели утверждают, что после обращения к иконе Иоанна прозревают незрячие. На местности, страдающей засухой, после произнесения молитвы к святому прошел дождь.

Просьбы о помощи к Иоанну действовали на расстоянии. Достаточно было отправить письмо на имя батюшки или телеграмму. Отец Иоанн лечил не только православных верующих. К проповеднику приезжали и евреи, и мусульмане, и другие иностранные граждане.

Книга Иоанна Кронштадтского

О даре Иоанна узнала вся Россия. Сначала батюшка ходил по домам и предлагал помощь, а потом люди приходили к святому. Вместе с этим в Кронштадт присылали средства на благотворительность. Нельзя посчитать, сколько денег прошло через руки пастыря, ведь он сразу отдавал средства нуждающимся.

По приблизительным данным, он получал в год не менее одного миллиона рублей. Благодаря благотворительности батюшка кормил обездоленных, создал в Кронштадте заведение «Дом трудолюбия». В родном селе основал женский монастырь и выстроил храм. В Санкт-Петербурге также построил женский монастырь.

Женский монастырь Иоанна Кронштадтского

К сожалению горожан Кронштадта, Иоанн Богослов во второй половине своей жизни закончил преподавать в городском училище и в гимназии. Уроки батюшки были в радость. Он не применял меры наказания и не оценивал учеников. Отец Иоанн проповедовал, рассказывал, вел за собой, делал девушек и юношей лучше. Но настоятель оставил этот пост.

Обрушившаяся слава на Иоанна Кронштадтского стала для него трудом. Куда бы он ни приехал, батюшку окружали почитатели. Создавались сложности при передвижении и угроза безопасности.

Церковь, построенная Иоанном Кронштадтским в селе Сура

В 1890 году отец Иоанн проводил службу в Харьковском соборе. Помещение не вмещало всех прибывших. В итоге он совершил молебен на Соборной площади. По некоторым данным, на площади собралось более шестидесяти тысяч человек.

В октябре 1894 года Иоанн прибыл к умирающему императору Александру III. В последние часы жизни императора приложил руки к голове государя. После этого популярность батюшки достигла небывалого роста. Иоанн принял участие и в священном короновании Николая II.

Со временем проповедник стал принимать в дар дорогую одежду. Это ставили батюшке в вину. Но сам отец Иоанн брал одеяния, чтобы не обидеть дарителя. Пожертвования он не оставлял себе, а продолжал тратить на благие дела.

Отец Иоанн осуждал случившуюся революцию. Причинами политических событий считал богохульство и недальновидность императора. Батюшка был популяризатором трезвенности в России. Участвовал в создании «Союза русского народа». В 1907 году священнослужителя избрали постоянным членом Союза. Критиковал Льва Николаевича Толстого. Проповедник считал, что писатель отвергал учение о божественности Христа.

Личная жизнь

По окончании академии Иоанну предложили взять в жены дочь настоятеля Кронштадтского собора – Елизавету Константиновну. Он согласился, но брак был фиктивным. Женитьба требовалась батюшке для прикрытия пасторских дел. Супруги вели целомудренный образ жизни и до смерти оставались девственниками. Они относились друг к другу как брат и сестра.

Иоанн Кронштадтский и его жена Елизавета Константиновна

Супруги воспитывали двух дочерей сестры Елизаветы.

Отец Иоанн в личных записях указывал, что жена с 1870-х годов проявляла ревность, враждебность, а иногда и неуважение к мужу. В последние годы жизни Елизавета перенесла тяжелую болезнь, в результате лишившись ног.

Смерть

В конце жизни у Иоанна Кронштадтского появился дар предвидения. Он предсказал дату своей смерти. Батюшка предупреждал, что для России наступят сложные времена, когда у народа отнимут царя и к власти придут жестокие правители. Они зальют родную землю кровью.

Похороны Иоанна Кронштадтского

Первый раз серьезно заболел в 1904 году. В 1905-ом по просьбе батюшки над ним совершили елеосвящение. После три года мучился болезнью мочевого пузыря. 9 декабря 1908 года совершил заключительную божественную литургию. Иоанн Кронштадтский ушел из жизни 20 декабря 1908 года. На похоронах присутствовала толпа скорбящего народа. Похоронное шествие сопровождали войска.

В силу Иоанна Кронштадтского верили и при жизни, и после кончины. По сей день к мощам чудотворца приезжают люди из разных городов.

Гробница Иоанна Кронштадтского

В ноябре 1950 года впервые подняли вопрос о канонизации Иоанна Кронштадтского. В июне 1964 года отца Иоанна причислили к лику Святых. В 2008 году был утвержден акафист святому праведному Иоанну Кронштадтскому, чудотворцу.

Память

  • Написал акафист праведному отроку Артемию Веркольскому.
  • 1894 – «Моя жизнь во Христе, или минуты духовного трезвления и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге»
  • 1890-1894 – «Полное собрание сочинений»
  • 1896 – «О блаженствах евангельских»
  • 1896 – «Беседы о Боге-Творце и Промыслителе мира»
  • 1899 – «Мысли о различных предметах христианской веры и нравственности»
  • 1897-1898 – «Слова и поучения, произнесённые в 1896, 1897 и 1898 гг.»»
  • 1898 – «Несколько слов в обличение лжеучения графа Л. Н. Толстого»
  • 1899 – «Правда о Боге, мире и человеке»
  • 1900 – «Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта»
  • 1900 – «Правда о Боге, о Церкви, о мире и о душе человеческой. Из нового дневника. Размышления православного христианина»
  • 1901 – «Благодатные мысли о небесном и земном»
  • 1902 – «Простое Евангельское слово русскому народу»
  • 1902 – «Христианская философия»
  • 1905 – «Мысли христианина»
  • 1905 – «Путь к Богу»
  • 1905 – «Созерцания и чувства христианской души»
Page 2

Моника Витти

Актриса

24smi.org

Иоанн Кронштадтский: Моя жизнь во Христе (краткая биография)

Среди всех необычных людей, родившихся на русской земле, важное место занимает святой праведный батюшка Иоанн Кронштадтский, биография этого очень знаменитого человека содержит удивительные и, порой, невероятные факты.

Попробую в этой статье написать кратко самое важное о житии всенародно любимого пастыря русской православной церкви. Поговорим о значимых датах жизни, о семье, о священнической деятельности и о почитании св. отца Иоанна до и после его смерти.

Самое начало жизни

Рождение малыша

История жизни будущего святого началась 19 октября 1829 года (это его день рождения по старому стилю), когда в бедной семье, живущей в селе Сура, что находится под Архангельском, родился первый ребенок. Мальчик появился на свет слабеньким, поэтому родители, как говорится в книге «Житие Иоанна Кронштадтского», не долго думая, окрестили его в первые же дни жизни и дали ему имя Иоанн.

Свое имя в Крещении будущий всенародный пастырь получил в честь болгарского святого Иоанна Рильского, так как был рожден именно в день памяти преподобного (перенесение его мощей).

Впоследствии, в семье Ильи и Феодоры — так звали родителей мальчика Иоанна — родилось ещё пятеро детей. Но из всех осталось жить только трое.

Отец Илья Михайлович Сергиев имел прямое отношение к церкви: всю жизнь прослужил дьяконом в Никольском храме родном селе Сура. Умер довольно рано: в возрасте 48 лет и был похоронен возле места своего служения.

Мать Феодора Власьевна (девичья фамилия Порохина) прожила 63 года. Она несколько раз приезжала в Кронштадт, в гости к своему первенцу — Иоанну.

В один из таких приездов она заболела холерой и вскоре умерла. Похоронена в Кронштадте на городском кладбище. Над ее могилой в 2008 году построена часовня-усыпальница.

В семье Сергиевых было 6 детей: 4 мальчика и 2 девочки. Первенцем стал будущий о.Иоанн. Два его брата умерли во младенчестве, третий — в отрочестве.

Тяжело в учении

Когда малыш немного подрос, отец купил Букварь. Однако, обучение шло очень сложно, и Иван переживал, что грамота ему никак не дается. И как известный русский святой Сергий Радонежский, оказавшись в похожей ситуации, он молился Богу о даровании ему разумения к учебе.

И в этот непростой период произошло, наверное, самое важное и самое запоминающееся в его жизни событие. Прямо возле себя Иоанн увидел сияющего ангела, который, улыбаясь, сказал ему, что будет помогать и оберегать его всегда и везде.

Конечно, для маленького мальчика, да как и для всех, эта встреча имела большое значение. Семья была глубоко верующей, некоторые члены рода как по линии отца, так и по линии его мамы были священниками или имели другие церковные должности.

Годы учебы в семинарии

По окончании школы Иоанн поступил на обучение в приходское училище, находившегося не очень далеко Архангельска, а после этого — в семинарию. За отличную успеваемость его направили получать знания дальше, в духовную академию Петербурга и, что немаловажно для небогатой семьи, за казённый счёт.

Обучаясь там, как рассказывал впоследствии сам отец Иоанн, он увидел самого себя во сне совершающим Богослужение в Кронштадтском храме. Так и случилось чуть позже.

Окончив академию и, как это положено по правилам этого учебного заведения, защитив там диссертацию, юноша стал кандидатом Богословия. Сначала он решил стать монахом и уехать в Сибирь, а потом и в Америку, чтобы исповедовать там христианскую веру.

Судьбоносное решение

Выбор своего пути

Но потом Иоанн, как он записал в своём дневнике, ясно понял, что люди и в центральной России знают о вере в Христа не больше, чем дикари далёкой Патагонии. И тогда Иоанн Ильич Сергиев — такое мирское имя было у начинающего батюшки — решает остаться для своего пастырского служения в России.

Приняв это важное решение, после окончания Санкт-Петербургской духовной академии со степенью кандидата богословия, 12 декабря 1855 года он поехал в Кронштадт. Здесь он стал служить в Андреевском соборе, где его служение продолжалось более полувека: 53 года.

В начале отец Иоанн Сергиев занял место младшего священника собора. В 1875 году был возведён в сан протоиерея, а в 1897 году стал настоятелем собора.

Рядом с Андреевским храмом была квартира батюшки, где он и жил до самой смерти. Этот дом сохранился и в наши дни. Правда, со временем он стал выше на 2 этажа, чем в конце 19 века. Но знаменитый балкон, с которого священник Иоанн читал свои проповеди, остался на своем месте.

Личная жизнь пастыря

В Кронштадте батюшка женился на дочери настоятеля собора, где служил. Жену звали Елизаветой. По обоюдному согласию супруги дали обет девства, целомудрия, и поэтому детей у них не было.

Как говорится в одной книге жизнеописания И. Кронштадтского «брак Иоанна был фиктивным, он просто помог ему и дальше жить пастырской жизнью, совершая благие дела».

Но, вообще-то, строго говоря, дети были. Супружеская чета взяла на себя воспитание двух девочек. Это были дети сестры жены отца Иоанна, то есть их племянницы, которых они любили как своих собственных детей.

Умерла Елизавета Константиновна, так звали жену священника, спустя несколько месяцев после смерти мужа. Незадолго до кончины она перенесла тяжелую операцию, после чего лишилась ног.

Похоронили её 24 мая 1909 года рядом с собором Андрея Первозванного.

Рядом с храмом располагалась Тихвинская часовня. Сейчас она восстановлена и справа от алтаря и в наши дни находится могила Елизаветы, жены священника Иоанна.

Общественное служение

Самопожертвование

Город Кронштадт того времени пользовался недоброй славой, как бы сейчас сказали, он тогда был местом неблагополучным. Туда в наказание ссылали асоциальных личностей, город был наполнен нищими, безработными людьми.

Для такого сострадательного, бескорыстного человека как отец Иоанн там было много работы. Он навещал бедных, помогал им деньгами и одеждой, нянчил малышей, если их мама стирала или готовила еду, утешал больных.

Даже были случаи, когда он приходил к себе домой босой, потому что свою обувь отдал нищему. Известен даже такой интересный факт по этому поводу, что некоторое время жалование отца Иоанна отдавали его жене, так как он мог всё до копейки раздать бедным.

Социальная деятельность о. Иоанна имела огромное значение для людей. По его инициативе был основан Дом трудолюбия, где в мастерских, наконец-то, люди смогли найти работу. Кроме этого, там была столовая, лечебное учреждение. Успешная работа такого благотворительного учреждения привела к появлению подобных по всей России.

Это дало шанс простым людям хоть немного улучшить условия своего существования. По его инициативе, на добровольные пожертвования, была открыта школа для детей, а чуть позже и детский приют.

Исцеляющие проповеди и другие чудеса

Проповеди отца Иоанна сильно отличались от других. Его выступления перед людьми всегда были очень эмоциональными, Слова прожигали душу — так рассказывали очевидцы. Он призывал почаще совершать святые Таинства, призывал людей к трезвости.

Одной своей молитвой он исцелял больных. До нас дошли описания многих реальных фактов из его жизни, вот один из них. Дело было в Харькове. У одного мужчины очень сильно заболела дочь, и врачи уже говорили, что ей осталось жить несколько дней.

В это время в город приехал отец Иоанн. С большим трудом мужчина пробился к нему и попросил помолиться за его дочь.Тогда священник возложил руки ему на голову. Вернувшись в свой дом, счастливый отец встретил уже здоровую, улыбающуюся дочку.

Такие чудеса совершал отец Иоанн при жизни, но и в наши, современные дни, помолившись святому, люди получают ответы на все свои многочисленные просьбы: исцеление, помощь в делах, поддержку.

А это рассказал, в своё время, один человек, который после встречи с о. Иоанном бросил пить. Он всего лишь открыл дверь кареты, в которой приехал к месту службы знаменитый священник. И встретился с ним взглядом.

Как он потом говорил: роста он был высокого. Улыбался, а глаза глубокие и горели таким ярким огнём, что мне аж жутковато стало. А он и говорит: зачем же, голубчик, ты пьёшь? Вот с той поры и не пью». Вот так человек и исцелился.

В наши дни в Москве открыт Душепопечительский центр имени святого Иоанна. Там организуются паломнические поездки по святым местам и помогают людям избавиться от негативных зависимостей: пьянства, наркомании, игромании и других.

А вы знаете, что сам Иоанн Кронштадтский одно время курил? В 19 веке это считалось допустимым для священников. Но он боролся с этой привычкой, молился, и всё-таки смог от неё избавиться.

Когда популярность становится опасной, но нужной

Вскоре отец Иоанн стал так популярен и знаменит и у простых, и у богатых людей, что это стало ему досаждать. Он не мог свободно прогуляться по улице, так как всюду его сразу окружали люди, чтобы обратиться с просьбой.

Так, например, произошёл один случай, после которого стало понятно, что такая невероятная слава небезопасна. Это произошло в Риге. Когда проповедник шёл по городу, его окружило множество людей. И толпа, в буквальном смысле слова, порвала на нём рясу. Каждый из них хотел взять хотя бы кусочек одежды чудотворца.

Но было в такой всенародной славе и хорошее. Богатые люди не скупились на пожертвования, и И. Кронштадтский получал огромнейшие суммы денег. Но он не брал эти деньги себе. На эти взносы им были построены школы, больницы, церкви.

Почти каждый год Иоанн Сергиев (это настоящая фамилия И. Кронштадтского) приезжал в село Сура, на свою родину.

Там на его деньги выстроили приходскую церковь, был основан монастырь для женщин.

Популярность и слава отца Иоанна распространилась далеко вокруг, и его пригласили в Крымскую Ливадию, где лежал больной император Александр 3. По просьбе царя преподобный помазал его елеем и возложил руки ему на голову.

Позже отец Иоанн присутствовал на церемонии коронации следующего русского царя — Николая 2.

Противостояние: Иоанн и Лев

В своих записях отец Иоанн сильно критиковал очень влиятельного, популярного в то непростое время Льва Толстого, обвиняя его в «еретичестве» и создании лжеучения, которое, как он считал, приведёт к гибели страны.

Он предсказывал грешнику, как называл Толстого, лютую смерть. И некоторые утверждают, что так и было, потому что долгое время перед смертью граф Толстой страдал от видящихся ему ужасных кошмаров.

Жизнь и кончина Пастыря

Режим дня будущего святого

По свидетельствам современников отец Иоанн спал очень мало, вставал обычно в 4 утра. Занимался делами в своем рабочем кабинете.

А после церковной службы ходил к прихожанам домой или ездил в Петербург к тем, кто его звал по какой-либо причине. Чаще всего, конечно, это были просьбы об исцеляющей молитве для тяжелобольного, иногда его приглашали на различные мероприятия.

Часто после таких посещений люди благодарили отца Иоанна, давая ему деньги. От пожертвований он не отказывался и частенько, не считая, брал их, чтобы потом передать нуждающимся или на благотворительные дела.

После таких визитов, обычно, отец Иоанн принимал исповедь в Андреевском соборе Кронштадта, где служил.

Исповедоваться ему хотели многие, и такие общие исповеди нередко заканчивались уже к утру.

Удивительный факт: на общую исповедь к отцу Иоанну собиралось 5-10 тысяч человек. И это при том, что Андреевский собор Кронштадта вмещал не более 1.5-2 тысяч прихожан.

Кроме этого отца Иоанна отличала крайняя самокритичность. Он очень негативно отзывался о себе.

Причина и начало болезни

Такая жизнь с минимальным количеством часов для собственного отдыха не могли не отразиться на здоровье священника. Спустя некоторое время он заболел, давала о себе знать болезнь мочевого пузыря.

Существует история, рассказывающая о том, как о.Иоанна ударили в паховую область, когда его позвали, как вроде бы, к больному. Но после произошедшего священник попросил сопровождающих его людей ничего не предпринимать и никого не наказывать. Он не хотел скандалов и погромов.

Долгие годы после этого он пытался хотя бы облегчить болезненные ощущения различными диетами, минеральной водой и даже частым употреблением простокваши.

Но, несмотря на боли, как писали очевидцы, Иоанн Кронштадтский всегда был очень бодр, любил движение и всегда на его лице была приветливая улыбка. А глаза… Понимающие, сострадательные, но, в то же время, требовательные, ждущие от человека определённого поведения.

«Всероссийский батюшка» всю свою жизнь не отступал от правила и ежедневно совершал Литургию. Только в последние дни его болезни он причащался на дому. Последняя служба, которую он провел в Андреевском храме Кронштадта состоялась 9 декабря, за 11 дней до его ухода.

Смерть знаменитого священника

Батюшка предсказывал дату своей смерти: 20 декабря. Уже в последние дни, когда он был в забытьи, очнувшись, спросил у присутствующей рядом с ним игумении Ангелины, какое сегодня число. Она ответила: 18 декабря. На что о. Иоанн сказал: «Еще 2 дня».

Умер прав. отец Иоанн в Кронштадте в своей квартире в самом конце 1908 года — 20 декабря. Ему было почти 80 лет.

Годы его жизни 1829 — 1908. Никакого завещания или денег он не оставил, всё отдал людям при жизни.

Гроб с телом будущего святого поставили в Андреевском храме, где большую часть жизни прослужил батюшка Иоанн. Днем и ночью сюда приходили люди, чтобы проститься с любимым пастырем.

Похороны планировались в Петербурге, однако, лед на Финском заливе был очень тонкий, была опасность транспортировки. Поэтому были планы похоронить пастыря в Кронштадте возле Андреевского собора, где он прослужил многие десятилетия.

Но в день похорон ударили морозы. Поэтому, спустя два дня после кончины, тело пастыря доставили в Петербургский Иоанновский монастырь.

Именно эта женская обитель, расположенная на Карповке в Санкт-Петербурге, была основана св. отцом Иоанном еще при жизни и освящена в честь небесного покровителя батюшки — святого Иоанна Рыльского.

Согласно последнему пожеланию протоиерея там его и похоронили — в усыпальнице красивого храма, которую он сам для себя ранее и построил. В этой гробнице и по сей день находятся мощи Иоанна Кронштадтского.

Сейчас в этой обители хранится икона святого праведного Иоанна Кронштадтского с его епитрахилью. Это часть одежды священника, которая надевается на шею и длинными концами спускается вниз.

Ещё одна частичка этого облачения находится в Измайловском соборе Питера. А в Ферапонтовом Белозерском монастыре (Вологодская область) сохранилась подлинная фелонь о. Иоанна.

Память, которая будет всегда

В христианстве

Иоанн Кронштадтский был канонизирован целых 2 раза. Впервые это произошло спустя почти 50 лет после смерти: в 1964 году. Тогда он были признан святым русской церковью за рубежом. А второй раз уже и Московский патриархат 8 июня 1990 года подтвердил святость кронштадтского священника.

День памяти Иоанна Кронштадтского отмечается 2 января (это день его кончины по новому стилю), а 14 июня (нов. ст.) — день почитания о. Иоанна. По старому стилю (Юлианскому календарю) празднование совершается, соответственно, 20 декабря и 1 июня.

Эти праздники почитаемого в народе святого собирают в церквях большое количество людей. Люди приходят в храмы и молятся святому об исцелении, защите и другой помощи. И даже после своей смерти о. Иоанн помогает всем нуждающимся.

Из собранных вместе трудов, проповедей и творений священника, а также учений об исповеди и покаянии, и записей из его дневника получилось религиозное собрание сочинений Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе».

Отдельно издаются собрания поучений и многочисленных предсказаний чудотворца о последних временах, пророчества об антихристе, об апокалипсисе, также его пророческое видение о будущем России.

В религиозных изданиях обязательно можно найти правила и советы мирянам, а также молитвы Иоанну Кронштадтскому об учении, об исцелении от бесов, от пьянства, очень важна молитва Иоанну Кронштадтскому об исцелении больного — в помощь тем, кто просит о молитвенной помощи святого Иоанна в наши дни.

Память народная

В 2018 году началась установка бронзовой статуи И.Кронштадтского в Воронеже. Копии этого четырёхметрового памятника планируется установить в разных странах.

Во многих городах России и других стран стоят памятники Иоанну Кронштадтскому: конечно, в самом городе Кронштадте и в Москве, в Иркутске и других.

А одну из Малых планет на нашем небосводе (№16395) назвали «Иоанном Праведным». «Иоанн Кронштадтский» — так назывался пароход, на котором контр-адмирал Макаров совершил своё арктическое плавание. Вскоре после этого пароход переименовали. А сейчас имя святого присвоено катеру связи ВМФ России.

И неожиданно… На острове Ниуэ (Новая Зеландия) отчеканили серебряную монету с изображением И.Кронштадтского у Андреевского собора. Весит монета примерно 28 грамм и номинал её — 1 новозеландский доллар. Вот так вот! Знай наших, что называется!

Если будете в Кронштадте обязательно посетите все памятные места, связанные с именем всенародно любимого пастыря. Посмотрите их расположение на карте города (нажмите «+», чтобы приблизить объекты или «-«, чтобы отдалить).

Все достопримечательности Санкт-Петербурга и его окрестностей, где мне удалось побывать, есть на этой карте.

Поделитесь в комментариях, а какие еще интересные факты из жизни преподобного Иоанна Кронштадтского вы знаете.

otpusk-zdorovo.ru

Иоанн Кронштадтский – биография, иконы, молитвы, семья и дети, чем известен

Иоанн Кронштадтский (Иоанн Ильич Сергиев) – один из самых знаменитых православных деятелей ХIХ столетия, потомственный священник, прослуживший настоятелем Собора Андрея Первозванного более полувека, чудотворец и праведник, полностью посвятивший себя служению ближним, подвижник с духом аскетизма, канонизированный в лике праведных. Кумир «городского дна», названный западными СМИ «некоронованным Папой русским», был убежденным монархистом, противником революционного движения и Льва Толстого. Будущий святой праведный появился на свет 31 октября 1829 года на севере страны в селе Сура Архангельской губернии, в семье небогатых и глубоко верующих людей. Предки и родственники по линии мужа на протяжении многих поколений были священнослужителями. Ребенок, родившийся очень слабым, пребывал на грани жизни и смерти. Родители, дьяк местной церкви Илья Михайлович и его супруга Феодора Власьевна, опасались, что первенец не доживет и до утра, поэтому тотчас же окрестили его.

Позже их семейство пополнилось тремя мальчиками и двумя девочками. Но в живых остались только сестры Иоанна, братья же все ушли из жизни: двое – еще в младенчестве, и один – в 18 лет от туберкулеза.

Ваня с детства вместе с отцом часто посещал церковь. Рос он болезненным, спокойным и богобоязненным ребенком, проявлял горячее сочувствие к беднякам, нищим и всем страждущим, приходившим в храм за утешением. В 6 лет Иван по наставлению отца начал изучать грамоту, которая давалась ему с большим трудом. Тогда мальчик стал слезно просить господа о помощи. Однажды ночью, после горячих молитв, к нему пришел ангел-хранитель. Добрый дух успокоил ребенка и пообещал ограждать его от всех бед. С этого момента ситуация изменилась, и Иван стал способным учеником, усваивал все премудрости на лету.

Семья жила бедно, однако родные сумели найти средства и отправить десятилетнего Ивана в приходское духовное училище Архангельска. Он был своекоштным учащимся (т.е. жил на самостоятельном содержании), но стал одним из лучших выпускников, хоть и вынужден был вести полуголодный образ жизни. Затем он продолжил учебу в местной семинарии, по ее окончании в 1851 стал уже казеннокоштным студентом (т.е. на содержании государства) Духовной академии города на Неве. Спустя 4 года юноша завершил учебу, получив право называть себя богословом.

В 1851 году скончался его отец. Юноша хотел оставить учебу, чтобы занять место диакона и содержать мать. Однако она не позволила ему бросать учебу. И тогда Иван параллельно устроился на канцелярскую работу и весь свой заработок отсылал домой. После получения высшего духовного образования молодой богослов намеревался стать иноком и миссионером, чтобы обращать в христианство языческие народы. Но увидев, что он пригодится на малой родине для решения просветительских задач, борьбы с атеизмом и революционной деятельностью, решил остаться. Ему предложили место священнослужителя в Андреевском соборе Кронштадта. Когда он впервые в него вошел, то был потрясен увиденным. Оказалось, он уже видел его – во сне.

В 1855 Иоанн был посвящен в диаконы, а затем – в священники. В 1857 он начал преподавательскую деятельность, вначале – в местном училище, а в период 1862-1887 гг. – в гимназии.

Город-порт являлся на тот момент местом административной высылки асоциальных элементов, включая нищих и уголовников. Молодой священник начал поддерживать этих отверженных обществом людей, посещал их дома, помогал ухаживать за немощными. Спал он не более четырех часов в сутки, горячо молился и ежедневно вершил литургию. Вначале люди не верили в его чистые помыслы, не воспринимали искренне казавшуюся им притворной эмоциональность и слезы священника. Они даже насмехались над его альтруизмом, а руководство начало выдавать его жалование жене – из опасения, что он тут же раздаст все деньги бедным. Однако вскоре уже никто не мог усомниться в искренности служителя божьего и в его жертвенной и деятельной любви. На 38 году жизни святой отец обрел дар чудотворения. Благодаря действию силы божьей он стал излечивать молитвословием тяжелые недуги. Так он исцелил бесноватую женщину, вызвал дождь на местности, пострадавшей от засухи. Слава о способностях кронштадтского святого целителя распространилась на всю страну и за ее пределы. Он излечивал больных даже на расстоянии. Для получения помощи ему слали сотни писем и телеграмм.

В 1875 г. Иоанн Кронштадтский получил сан протоиерея, в 1894 – настоятеля храма, в 1899 был награжден за особые заслуги правом ношения митры, стал почетным членом русского Свято-Князь-Владимирского братства в Германии.

Вместе с известностью чудотворца увеличились и пожертвования храму, и возможности его в области благотворительности. Митрофорный протоиерей, располагавший суммой порядка одного миллиона в год, уже не только ходил по домам своих прихожан и раздавал помощь, но и ежедневно кормил около тысячи нищих, создал «Дом трудолюбия» для приобщения к трудовой деятельности нуждающихся, основал детский приют, школу с мастерскими, богадельню для содержания нетрудоспособных женщин. На родине он построил церковь и монастырь, а также стал создателем обители в Северной столице на Карповке.

«Всероссийский батюшка» часто совершал поездки по стране. И там, где он появлялся, его сопровождали тысячные толпы почитателей. Когда в 1890 он проводил службу в соборе Харькова, у храма собралось более 60 тысяч верующих. Аналогичные приемы ему оказывали в Москве, Риге, Казани.

Праведник вел личный духовный дневник, изданный в 1893 книгой «Моя жизнь во Христе», переведенной позже на несколько иностранных языков.

В 1894 «Кронштадтский старец», считавший самодержавие религиозно-политическим идеалом, посетил в Крыму умирающего самодержца Александра III. После этого визита его популярность возросла еще сильнее. Он также участвовал в служении литургии по случаю коронования Николая II.

Святой отец был членом Казанского общества трезвости, черносотенной монархической организации «Союз русского народа», с негодованием относился к безбожникам, революционной интеллигенции, к вольнодумцам, подрывавшим веру людей в тысячелетиями существовавший строй. Критиковал он также Льва Толстого, извратившего, по его словам, сам смысл христианства. В СМИ появлялись отрицательные оценки выступлений протоиерея против Толстого и социалистов. После получения высшего образования пастырь Церкви взял в жены дочь протоиерея Кронштадтского собора Елизавету. Детей они не имели, приняв на себя подвиг девства, но вырастили двух дочек сестры жены Анны. После женитьбы на попечении молодого супруга оказался также овдовевший отец его жены, трое ее братьев и две сестры. Матушка Елизавета учила родных племянниц французскому языку, провожала в гимназию, хлопотала по хозяйству. Отец Иоанн ежедневно следил за их успехами в учебе. По воспоминаниям одной из приемных дочерей, благочестивые супруги отличались трогательной заботой друг о друге и вниманием. В последние годы святой отец страдал от мучительной болезни мочевого пузыря, но никогда никому не жаловался. Здоровье его супруги также пошатнулось, и когда его спрашивали о самочувствии, Иоанн просто отвечал, что они оба готовятся к смерти.

О дне своего ухода из жизни святой праведный знал заранее. В ноябре 1908 года жена, чтобы ободрить его, сказала, что весной он поправится, так как с приходом весны ему обычно становилось лучше. Но он возразил, отметив, что она до весны доживет, а он нет.

Так и случилось. Последнюю литургию Иоанн Кронштадтский совершил 9 декабря, а 20 числа его не стало. Похоронили святого с большими почестями и военным оркестром в храме-усыпальнице монастыря на Карповке. Канонизация Иоанна Кронштадтского проводилась дважды: в 1964 году Русской православной церковью за рубежом и в 1990 Московским патриархатом.

uznayvse.ru

Святой Иоанн Кронштадтский: пророк ХХ века - Православный журнал "Фома"

Текст доступен в формате электронной книги. Скачать здесь.

Современники святого праведного Иоанна Кронштадтского яростно спорили о нем.

В народе его любили и почитали, а либеральная интеллигенция считала его черносотенцем и реакционером, символом мрачного самодержавия. Консерваторы его уважали, но не всегда понимали.

Спустя сто лет, когда отец Иоанн был прославлен нашей Церковью, эти споры возобновились и «расклад сил» оказался почти таким же, что и в начале XX века. Почему для нас сейчас так актуален святой праведный Иоанн? Чему можно у него научиться?

Об этом мы беседуем со священником Филиппом Ильяшенко, заместителем декана исторического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

О. Иоанн Кронштадтский. Фото 1900-х гг.

Секрет его популярности

— Отец Филипп, почему отец Иоанн Кронштадтский пользовался такой огромной популярностью у простого народа? Все дело в чудесах, исцелениях, или на то есть и другие причины?

— Этим вопросом задавалось — и не находило ответа! — все образованное русское общество на рубеже XIX-XX веков. Мне кажется, что главная причина — не сами по себе чудеса, не сами по себе исцеления, а то, что за ними стояло, что делало их возможными. А именно то, что он сам называл «жизнь во Христе». То есть дар любви, той божественной любви, которую он получал в ежедневном причащении святых Христовых Тайн, в ежедневном служении Литургии, и которая выражалась в его готовности каждую минуту своей жизни, каждой копейкой своего достояния послужить ближнему. И эту любовь не мог не чувствовать народ, и поэтому шел к нему.

Но такая любовь встречается нечасто. Не только в ту эпоху, но и вообще во все времена имеет место дефицит святости. Может быть, только в первые века христианства святость была нормой жизни, затем христиан становится все больше, а святости — все меньше. Неудивительно, что на общем теплохладном, обмирщенном фоне такие подвижники, как святой праведный Иоанн, привлекают к себе множество людей. А уж тем более на переломе XIX-XX веков, когда Россия стремительно развивается, идет бурный процесс модернизации, когда приходит время банков, заводов и фабрик, быстрых капиталов.

Это просто не время святости. Плюс к тому незавидное положение Церкви в синодальный период — когда она практически всеми воспринималась как один из институтов государственной власти, священники воспринимались как государственные чиновники. И в такой ситуации отец Иоанн, явивший в своем служении настоящую церковную жизнь, конечно, был явлением исключительным.

Конечно, нельзя сказать, что он на всю Россию был один-единственный светоч. Мы можем вспомнить московских священников — отца Алексия Мечёва, который в каком-то смысле является продолжателем дела отца Иоанна, отца Валентина Амфитеатрова, о котором отец Иоанн говорил своим московским почитателям: что вы едете ко мне, у вас же в Москве есть отец Валентин!

Тем не менее масштаб известности у других достойных пастырей был все-таки меньшим, чем у отца Иоанна Кронштадтского, да и не так уж много их было в пересчете на всю тогдашнюю Россию. И дело не в том, что большинство священников были плохи — нет, в массе своей это были добросовестные люди, честно исполнявшие свое служение… но народ стремился к большему — к святости, и чувствовал ее в отце Иоанне задолго до официального церковного его прославления.

— А что же образованное общество? Откуда оно черпало представления об отце Иоанне?

— По большей части из прессы. Все началось с публикации в 1883 году в столичной газете «Новое время» так называемого «Благодарственного заявления», в котором около двадцати человек написали, что были неизлечимо больны, ходили по всевозможным врачам, использовали все средства медицины — и безрезультатно, а вот пришли к отцу Иоанну, который призвал их в участию в Таинствах Церкви, к частому причащению (вспомним, кстати, что тогда нормой считалось причащаться раз в год), и они исцелились. Причем каждый подписавшийся указал, чем именно он болел, и как все происходило. Потом в разных изданиях были и другие публикации.

Но не только в прессе дело. Вообще, есть миф, будто к отцу Иоанну со всей страны стекались одни лишь неграмотные крестьяне. Это, конечно, вовсе не так. Современники отца Иоанна в своих письмах и воспоминаниях свидетельствуют, что к нему потоком шли совершенно разные люди, всех сословий, бедные и богатые, простые и образованные. И крестьяне, и рабочие, и купцы, и учителя, и инженеры, и чиновники. Я уж не говорю о том, что многие образованные люди принимали отца Иоанна у себя дома.

Есть, кстати, забавное воспоминание одного семинариста, плывшего пароходом в Кронштадт, который слышал, как три интеллигентные дамы спорили, чем объясняется необыкновенная сила этого батюшки: «спиритизмом, гипнотизмом или животным магнетизмом».

Но все-таки бóльшая часть образованного общества не принимала отца Иоанна — не принимала жестко, категорично. Причина тут, на мой взгляд, заключается не столько в самом отце Иоанне, сколько в умонастроениях той части русского общества рубежа XIX-XX веков, которую тогда стали называть «интеллигенцией».

Это были люди, которые, с одной стороны, фактически отпали от Церкви, от традиции, а с другой — страстно, напряженно искали истину, искали идеал, жаждали справедливости, счастья для всех… и эту жажду, религиозную по сути своей, пытались удовлетворить идеологией безбожного гуманизма, а наиболее радикальные — идеями революционного переустройства общества.

Естественно, при таком настрое они никак не могли принять отца Иоанна — он противоречил всем их принципам. Они отвергали церковное учение — а он его горячо защищал; они отвергали монархию — а он был убежденным монархистом; они превозносили светскую культуру — а он ее весьма эмоционально критиковал (особенно театр). Причем все он делал ярко, заметно. Словом, они воспринимали отца Иоанна как конкурента в борьбе за влияние на умы.

Иногда эта ненависть к отцу Иоанну доходила до крайностей. Есть воспоминание современников о том, как отец Иоанн во время Литургии, когда должно было начаться причастие, вышел с Чашей — и, увидев, как некий студент прикуривает от лампады, сделал ему замечание. Студент же ударил отца Иоанна, Чаша частично расплескалась, камни, на которые попали Святые Дары, были потом вынуты и брошены в море, а студента народ едва не растерзал.

Известны и другие случаи, уже не физической, а «творческой» расправы, например, издевательская пьеса В. Протопопова «Черные вороны», основанная на газетных фельетонах, или повесть Н. С. Лескова «Полунощники», где жестоко высмеивалось окружение отца Иоанна с явным намеком на то, что все это шарлатанство. С 1905 года, после либерализации цензуры, в прессе стали появляться карикатуры на отца Иоанна, иногда откровенно непристойные.

Отряд сестер милосердия, отбывающий на Дальневосточ­ный фронт. В цент­ре о. Иоанн Кронштадт­ский, пришедший благословить и проводить сестер. Фото 1904 г.

 

В разных плоскостях

— А Толстой? Отец Иоанн его постоянно обличал за нападки на Православие. Отвечал ли ему Лев Николаевич?

— Практически нет. Есть отдельные его высказывания, что, дескать, я отца Иоанна не читал, ничего сказать не могу, мне это неинтересно. То есть Лев Толстой не вступал в полемику. Причину я вижу в том, что Толстой по своему происхождению, кругу общения, образу жизни находился совсем в иной плоскости, нежели отец Иоанн. Граф Толстой был аристократом, при всем своем демонстративном демократизме. Отвечать людям вроде отца Иоанна ему, возможно, казалось ниже своего достоинства: отец Иоанн — это какой-то «старичок», «из трупа» которого власть делает «предмет народного поклонения».

Вообще, единственное, в чем пересекались «плоскости» Льва Толстого и отца Иоанна, — это вера. И тут-то и летели искры, тут-то и разгоралась борьба за умы.

Надо сказать, что и отец Иоанн спорил-то, по сути, не с Толстым, а с теми, кто увлекся толстовским учением. Да, в статьях отца Иоанна есть слова вроде «опомнись, граф Толстой, прекрати хулить…» Но целевая аудитория этих статей — не сам Лев Николаевич, а молодежь, увлекшаяся толстовством.

Есть архивные свидетельства, что родители этих молодых людей приходили к отцу Иоанну в слезах, просили помощи: наши дети духовно погибают. Разумеется, отец Иоанн как пастырь, ответственный за души пасомых, не мог молчать, и использовал все свои возможности, весь свой авторитет, все свое влияние, чтобы обличить неправду Толстого и тем самым вернуть в Церковь хотя бы кого-то из соблазнившихся.

Да, отец Иоанн делал это очень эмоционально, да, в его дневниках есть очень «неполиткорректные» слова по поводу Льва Толстого, которые можно со стороны воспринять даже как пожелание тому смерти, но такая пылкость имеет своей причиной не ненависть, а любовь к своим духовным чадам.

При этом, заметьте, обращался он не к не-грамотным людям, понятия не имевшим о толстовской критике христианства, а к образованной части общества, точнее сказать, к молодежи, получившей образование, начавшей читать, думать, искать правду, но еще, в силу возраста, очень нестойкой, легко соблазняющейся любыми модными идеями. Как пастырь Церкви он обязан был свидетельствовать им об Истине, о Православии.

— А все-таки почему именно Толстой воспринимался как главная угроза? Помимо Толстого, что, не было других идеологических противников, других проповедников безбожия? 

— Отвечу цитатой из предсмертного дневника отца Иоанна, это запись от 3 октября 1908 года (за три месяца до смерти): «Не скорби безутешно о злополучии Отечества. Земное Отечество страдает за грехи царя и народа, за маловерие и недальновидность царя, за его потворство неверию и богохульству Льва Толстого и всего так называемого образованного мира министров, чиновников, офицеров, учащегося юношества. Молись Богу с кровавыми слезами об общем безверии и развращении России».

Для отца Иоанна Лев Толстой был наиболее ярким, персональным проявлением того неверия, которое он видел во всех слоях образованного общества, вплоть до государя императора. Иначе говоря, Толстой стал для отца Иоанна неким символом предательства православной веры, в Толстом отец Иоанн видел полнейшее воплощение той тенденции, которая его пугала.

Преувеличивал ли он объективную меру влияния Толстого? Если глядеть из XXI века, то, возможно, да. Но тогда, сто с лишним лет назад, все виделось иначе. Отец Иоанн же был простым человеком, плотью от плоти народа и Льва Толстого воспринимал как некоего оракула, на которого с восхищением смотрит образованное юношество, перед гением которого даже власть склоняется и закрывает глаза на разрушение им основ бытия. Отсюда и такая прицельная фокусировка на его фигуре, отсюда такая эмоциональность его статей.

— А каков результат этих статей? Целевая аудитория услышала отца Иоанна? Был какой-то отклик?

— Что отец Иоанн был услышан — это несомненно. В его личном архивном фонде есть множество писем и от родителей, которые просят спасти их детей от лжеучений Толстого, и письма от молодежи, где та негодует: как, мол, вы смеете поднимать свой голос против великого писателя, против гения и гордости земли русской? Есть также и письма от родителей, которые рассказывают отцу Иоанну про реакцию своих детей на его обличительные статьи против Толстого. Реакция была разной, чаще негативной, но были и те, кто задумался. А возможно, слова отца Иоанна возымели воздействие не сразу после их прочтения, а много лет спустя. В общем, вся эта полемика с учением Толстого была не зря.

— Как Вы думаете, почему все-таки обличения отца Иоанна хоть и были услышаны интеллигенцией, но не возымели массового эффекта?

— Потому что тогдашняя русская интеллигенция была поразительно некритична к реальности. Одна из главных ее особенностей — ангажированность, неспособность к непредвзятому восприятию чего бы то ни было. С одной стороны, претензия на учительство (мы сейчас просветим темный народ и приведем его к счастью), с другой — абсолютная нетерпимость к иной точке зрения. Кто думает иначе, чем мы, — он не просто ошибается, он злонамеренно ошибается, он подлец, негодяй, с ним нужно беспощадно бороться. Во что вылилось такое умонастроение в 1917 году, говорить излишне. Вот и статьи отца Иоанна интеллигенция воспринимала именно в контексте «он враг, реакционер, черносотенец!»

Февраль 1917 г.

Монархист

— Это, кстати, одно из самых известных обвинений в его адрес — что он черносотенец, антисемит, погромщик. А как на самом деле было?

— Начну с последних слов — «антисемит», «погромщик». Это стопроцентная ложь. Нет никаких свидетельств — ни текстов отца Иоанна, ни воспоминаний современников — где он бы высказывал что-то антисемитское. А вот что касается «погромщик» — всё с точностью до наоборот. Когда в 1903 году случился страшный погром в Кишиневе, отец Иоанн совместно с епископом Антонием (Храповицким) подписал резкое заявление — «Слово о кишиневских событиях», где очень жестко с христианских позиций осудил погромы. Кстати, текст этот потом распространялся еврейскими обществами, что навлекло на отца Иоанна нападки крайних реакционеров.

Но правда в том, что отец Иоанн действительно вступил в монархическую организацию «Союз русского народа». Эта организация возникла в 1905 году, после событий первой русской революции, и объединяла тех подданных Российской империи, которые ужаснулись смуте и хотели спасти монархию, она объединяла людей из разных сословий, разного уровня достатка, разного культурного уровня (достаточно сказать, что туда входили и Дмитрий Иванович Менделеев, и Виктор Михайлович Васнецов), да и разных национальностей, кстати.

Для отца Иоанна, глубоко преданного монархической идее и враждебно относившегося к революционному движению, «Союз русского народа» был, прежде всего, традиционалистской организацией, занимающей охранительную позицию.

Программа «Союза», в которой основным пунктом значилось, что «благо родины — в незыблемом сохранении православия, русского неограниченного самодержавия и народности», была по ключевым вопросам созвучна его убеждениям. Тогда, после октябрьского манифеста 1905 года, после объявления свободы слова, собраний, в России возникает целый спектр политических сил, от крайне левых до крайне правых. В том числе и «Союз русского народа».

Естественно, в дореволюционной либеральной прессе, а уж тем более в советской пропаганде, его представляли как средоточие зла, насилия, жестокости, возлагали на него вину за те же самые погромы. Хотя большинство еврейских погромов произошло до 1905 года, то есть до создания организации. Но кого в советское время интересовали такие хронологические накладки?

Разумеется, я не утверждаю, что «Союз русского народа» был таким уж замечательным, что его не в чем было упрекнуть. Тем более что по большому счету ничего особого он и не добился, русскую революцию не предотвратил, да и вряд ли мог.

Но факт в том, что отец Иоанн был убежденным монархистом с юности, и он видел ту угрозу, которая нависла над Россией в те, казалось бы, спокойные годы, когда смута 1905 года была подавлена, когда Россия внутренняя стремительно развивалась и экономически, и культурно, ее международное положение было вполне прочно. Тогда, уже незадолго до смерти, он взывает к государю: «Проснись, спящий царь!» Он чувствует, что надвигается катастрофа, и ее причины — не внешние, а внутренние. Это помрачение умов, охватившее если не весь народ, то весьма большую — и самую активную! — его часть.

Хотел ли чего-то конкретного от государя отец Иоанн? В его дневниках мы не найдем какой-либо развернутой «политической программы», но, видимо, ему представлялись необходимыми жесткие меры: усиление цензуры, запрет всех газет и журналов, подрывающих устои, запрет религиозно-публицистических (замечу, не художественных!) сочинений Льва Толстого (и не его одного только). В конце  сентября 1908 года отец Иоанн записывает: «Свобода печати всякой сделала то, что читаются почти только светские книжонки и газеты; вследствие этого вера и благочестие падают; правительство либеральничающее выучилось у Льва Толстого всякому неверию и богохульству и потворствует печати, смердящей всякою гадостью страстей. Все дадут ответ Богу — все потворы». То есть отец Иоанн призывал именно к тем мерам, которые либеральная интеллигенция считала абсолютным злом. Однако время показало правоту отца Иоанна — свобода совести оказалась свободой жить без совести, те гражданские свободы (слова, собраний, партий), которыми пользовались после 1905 года либералы, обернулись катастрофой 1917 года, после которой начался такой террор, какой и представить никто из «людей прогрессивных взглядов» не мог.

Замечу, что, будучи принципиальным монархистом, застав четырех государей — от Николая Первого до Николая Второго, отец Иоанн вовсе не идеализировал конкретных монархов. Что касается последнего государя, то он не раз заочно — на страницах своего личного (не предназначенного для печати и никогда последнему царю не известного дневника) — взывал к нему, считал, что тот слишком пассивен, что не видит, не осознает весь ужас ситуации. Эту «болезнь» отец Иоанн находил не только у царя, но у всего просвещенного общества в целом: «На почве безверия, слабодушия, малодушия, безнравственности совершается распадение государства. Без насаждения веры и страха Божия в населении оно не может устоять».

О. Иоанн Кронштадтский в г. Боровичи. Рядом — городской голова и местные чиновники. Фото 1901 г.

— То есть можно сказать, что в отношении будущей русской революции 1917 года отец Иоанн оказался пророком?

— Это непростой вопрос. Есть разные апокрифы об отце Иоанне, где, дескать, он в деталях предсказал все, что случится в 1917 году, что Россия падет на колени, но потом, спустя долгие годы, воспрянет вновь. Однако это именно апокрифы, никаких документальных подтверждений тому нет.

Вообще, когда мы говорим о документальных подтверждениях, прежде всего надо сказать о дневнике, который отец Иоанн вел во все время своего пастырского служения, куда ежедневно записывал все свои мысли, случившиеся с ним события… Кстати, знаменитая книга «Моя жизнь во Христе» — это избранные и подготовленные к печати выдержки из его основного дневника.

Так вот, в сохранившихся дневниковых тетрадях (в том числе, в т. н. Предсмертном дневнике) у отца Иоанна нет никаких детализированных пророчеств о судьбах России. Есть общее ощущение, что надвигается беда, что все это когда-нибудь плохо кончится, но как именно, когда, в каких формах, там не сказано. Несомненно, отец Иоанн уловил тенденцию, причем уловил как раз тогда, когда остальные расслабились, успокоились, когда всем казалось, что ужасы 1905 года позади … И сегодня очевидно, что это его предчувствие явилось именно пророчеством.

Опыт добра и честности

— Давайте поговорим уже о близких временах. В советскую эпоху мало кто помнил об отце Иоанне, кроме глубоко воцерковленных людей, и то, видимо, не всех. Потом советская власть кончилась, имя отца Иоанна вновь стало известным, причем не только в церковной среде. О нем публикуются статьи, издается «Моя жизнь во Христе», издаются его биографии. Так вот, как отнеслась к отцу Иоанну светская интеллигенция 90-х годов прошлого века? 

— Тут есть определенное сходство с ситуацией начала XX века. Как и тогда, постсоветская либеральная интеллигенция восприняла отца Иоанна в штыки. Были воспроизведены все те же мифы столетней давности — и насчет черносотенства, и насчет пресмыкательства перед царем, и насчет шарлатанства, и насчет невежества людей, тянувшихся к нему со всех концов страны.

Конечно, есть и различия. Все-таки современники отца Иоанна, люто критиковавшие его, были рождены и воспитаны в православной стране, в патриархальной культуре, и, как бы они ни отрицали эту среду, она на них влияла. Они говорили с отцом Иоанном на одном языке, хоть и говорили диаметрально противоположное. Другое дело люди конца XX века, выросшие на безбожной советской идеологии. Для них отец Иоанн гораздо менее понятен, для них он фигура историческая и чуть ли не мифологическая.

Разница еще и в том, что в начале XX века интеллигенция презирала Церковь, но не боялась ее, и отец Иоанн не казался ей источником серьезной угрозы. Разве может какой-то поп остановить железную поступь социального прогресса? А вот в конце века ситуация изменилась: в среде либеральной интеллигенции возник страх перед церковным возрождением, возникли опасения, что вот сейчас Церковь окрепнет, заполнит собой идеологический вакуум, образовавшийся после падения коммунизма, и установит жесткий тоталитарный режим. Соответственно, отца Иоанна некоторые антиклерикалы восприняли как символ того ужаса, который ждет Россию, если к власти придут «церковники».

Сейчас, двадцать лет спустя, эти опасения как-то приутихли. Во всяком случае, нынешних антиклерикалов фигура отца Иоанна не слишком интересует.

— Если отвлечься от фигуры отца Иоанна, да и от фигуры Толстого, и посмотреть на суть заочного спора между ними, можно ли сказать, что спор этот окончен? Или он в других формах, с другими персоналиями продолжается в России и по сей день?

— Конечно, спор продолжается, пусть и на новом историческом этапе. Спор мировоззренческий: сталкиваются два отношения к жизни, одно из которых основано на вере во Христа, а другое — на безрелигиозном гуманизме. Собственно говоря, этот спор идет как минимум с эпохи Возрождения. Полемика между отцом Иоанном и Львом Толстым — всего лишь один из эпизодов этого глобального исторического противостояния.

Сегодня, в современной России, происходит ровно то же самое. Одни люди, условно назовем их «либералами», стремятся привести человечество к счастью, как они его понимают — то есть к максимальному удовлетворению всех материальных и психологических потребностей большинства населения, и ради своей цели готовы сломать всё то, что им мешает, то есть традиционную мораль, традиционные семейные ценности, духовную традицию. Другие люди, условно назовем их «консерваторами», исходят из того, что земная жизнь дана человеку для подготовки к Вечности, а поэтому ее устройство должно быть таким, чтобы, насколько это возможно, содействовать воспитанию души. То есть стремятся сохранить и обогатить традиционные ценности.

Бронетехника перед Белым домом. Москва, октябрь 1993 г.

Конечно, жизнь устроена сложнее, чем любая схема, и потому нельзя утверждать, что «консерваторы» правы во всем, а «либералы» — ни в чем. Я уж не говорю о методах отстаивания своей правоты — бывает, что метод напрочь дискредитирует самую верную идею. Однако в целом мы не можем не видеть того, что современные «либералы» повторяют ошибку своих предшественников столетней давности — болея душой при виде «свинцовых мерзостей» текущей жизни, они готовы сломать всё до основания, чтобы наступило прекрасное «затем». А консерваторы им возражают: «затем» будет ужасным.

Мы рискуем вообще потерять Россию и раствориться в глобальном мире, выстроенном на чуждых христианству принципах. Сейчас, как и сто лет назад, как и всегда, атака на традиционные ценности может привести к полнейшему коллапсу — государственному, национальному, культурному, духовному. Но современные «либералы» не желают этого понять, поскольку их мышление ангажировано точно так же, как и у их предшественников начала прошлого века.

Фотография 1900 г., источник цветной версии – klimbim

— Давайте все-таки вернемся к отцу Иоанну. Как Вы думаете, может ли его фигура оказаться интересной не только воцерковленным, но и нецерковным людям? Тем, кто еще не определился в духовном отношении? Есть ли в опыте жизни отца Иоанна Кронштадтского что-то такое, что может им помочь?

— Думаю, да. Сама жизнь отца Иоанна показывает, что он — явление вовсе не внутрицерковное, а общенародное, общероссийское. Перефразируя слова тюремного врача, доктора Гааза, отец Иоанн стремился делать добро, вся его жизнь была пронизана этим стремлением. А это стремление — стремление любви, любви жертвенной, деятельной.

Причем отец Иоанн, видя нуждающихся в его помощи, не пускался в рассуждения: а хватит ли у меня сил, а не взваливаю ли я на себя неподъемную ношу, а не лучше ли, чтобы кто-нибудь другой помог, а нужно ли вообще помогать, а будет ли прок от моей помощи — как это частенько делаем мы, оправдывая свою пассивность. Он просто делал что мог, даже в ситуациях, когда, казалось бы, ничего сделать было нельзя: например, снимал с себя одежду или обувь и отдавал нуждающемуся. И — Бог содействовал его любви, и неожиданно появлялись жертвователи, появлялись помощники. А появлялись именно потому, что отец Иоанн отдавал себя всего. Этим, как сейчас бы сказали, «социальным служением» была пронизана вся его жизнь.

Общеизвестный факт, что десятилетиями он спал не более четырех часов в сутки. Его день, благодаря дневнику и воспоминаниям очевидцев, реконструирован едва ли не по минутам. Попробуйте вот так пожить, и не пару дней, не неделю — а десятки лет! Сразу станет понятно, что без веры, без молитвы, без благодати Божией это физически невозможно, быстро случится то «выгорание», скорее та деградация, примеров которой мы в современной жизни видим немало.

И второе, о чем надо сказать — это честность отца Иоанна, честность перед Богом и самим собой. Из его дневника мы видим не благостный хрестоматийный образ угодника Божия, а живого человека, который на своей шкуре знает, что такое грех, что такое страсть, который раздражается, гневается, обижается, соблазняется — но и находит в себе силы на подлинное покаяние, преодолевает все это в себе. Вот это очень полезно почитать тем, кто еще не сделал свой религиозный выбор: смотрите, что такое настоящая духовная жизнь христианина, неприглаженная, не сусальная. Вот как пролегает дорога к святости.

Данный текст доступен в формате электронной книги. Скачать здесь.

foma.ru

праведный Иоанн Кронштадтский

праведный Иоанн Кронштадтский (1829–1908)

Дни памяти: 20 декабря (2 января), 1(14) июня

Детство и юношество святого праведного Иоанна Кронштадтского

В роду Иоанна Кронштадтского было много священников. Сам же он появился на свет 19 октября 1829 года, в Архангельской губернии, в селе Сура Пинежского уезда, в христианской семье. Большого достатка семья не имела, зато отличалась ревностью к Богу и благочестием. Отец Иоанна, Илья Сергиев, служил псаломщиком в местной церкви. Его жена, Феодора, мать Иоанна, выделялась простотой нрава и глубокой верой.

Иоанн родился болезненным и очень слабым: настолько, что родители, переживая за его жизнь, были вынуждены торопиться с крещением. Имя выбрали в честь преподобного Иоанна Рыльского. После Крещения мальчик стал поправляться, набирать силу и крепнуть.

Отмечают, что ещё в детстве он стал свидетелем чуда: однажды Иоанн узрел в горнице светоносного ангела, который, увидев смущение ребёнка, успокоил его и сообщил, что он — его Ангел-Хранитель, и будет оберегать его до конца земных дней.

На шестом году жизни, при посредстве родителей, Иоанн стал учиться читать. Отец часто брал его в храм, знакомил с богослужением и богослужебными книгами. Со временем, Иоанн проникся их духом и содержанием. Рассказывают, что уже с детства сельчане приметили в нём особую расположенность к Богу.

Когда мальчик подрос, родители, с трудом собрав необходимую сумму, устроили его в Архангельское Приходское Училище. В тот период ему было около десяти лет. Поначалу обучение складывалось нелегко: не получалось, как следует, уразуметь и запомнить преподаваемый материал. Это сильно печалило юного Иоанна: с одной стороны, он был и слыл отстающим, а с другой, понимал, как тяжело было бедным родителям оплатить его пребывание в училище.

Однажды, после сердечной молитвы перед сном, Иоанн, по его личному признанию, почувствовал, что его словно бы потрясло, точно завеса спала с глаз и раскрылся ум; ему ясно представился учитель и урок; он вспомнил его содержание. В той горячей молитве он просил Бога о помощи, и Бог ответил ему. Тогда душа наполнилась радостью, и он уснул так спокойно, как не спал прежде. С рассветом, поднявшись с постели, Иоанн взял в руки книги и начал читать. И, о чудо, он вдруг заметил, что в нём произошло внутреннее преображение: он легко усваивал и запоминал то, что читал.

С тех пор, посещая уроки, он и чувствовал, и вёл себя совершенно иначе: хорошо разумел учебный материал, хорошо отвечал. Постепенно Иоанн перешёл из последних учеников в число лучших. По завершении курса он был переведен в семинарию, а по её окончании, в 1851 году, поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию на казенный счёт.

В период обучения в Академии, у него умер отец. То бедственное положение, в котором по смерти кормильца оказалась семья, весьма тяготило Иоанна. Испытывая жалость и свою личную ответственность перед матерью, Иоанн стал искать возможного заработка и нашёл. Зная о его стесненных обстоятельствах и хорошем почерке, ему пошли навстречу, предложив место писаря. За эту работу Иоанн получал до десяти рублей ежемесячно. Отправляя матери деньги, он искренне радовался, что смог её поддержать.

Однажды, придя домой после прогулки по академическому саду, Иоанн заснул и увидел в сновидении, что он — священник, и служит в соборе, в котором до этого никогда не был. Вскоре увиденное в таинственном сне исполнилось наяву.

Священнический подвиг отца Иоанна Кронштадтского

В 1855 году Иоанн окончил академию со степенью кандидата богословия. Ввиду того, что он соединил себя узами брака с дочерью протоиерея К. Несвицкого, служившего в Кронштадтском Андреевском соборе, ему было предложено занять в этом же храме место священнослужителя. 10 декабря 1855 года Иоанн был рукоположен во диакона, а уже 12 декабря, того же года, — во священника. Посетив впервые собор, он узнал в нём тот самый, что видел во сне.

Пастырская жизнь отца Иоанна проходила в трудное для страны время, запечатленное массовым ослаблением веры, началом разгула бунтарских настроений, брожения революционных идей. Город Кронштадт служил в тот период местом сосредоточения высланных из столицы людей. Бродяжничество, праздное шатание, беспробудное пьянство, попрошайничество, крайняя нищета — вот лишь немногие стороны той социальной прослойки, которая составила значительную часть его паствы, нуждалась в особом внимании и заботе. Велики были трудности, лежавшие перед пастырем, но велико было и чувство пастырского долга, велика любовь к Богу, милосердие и сострадание к ближним.

Супружеская жизнь отца Иоанна складывалась так: объявив жене о желании сохранения девства и по договоренности с ней, он жил с Елизаветой, как брат и сестра. До конца жизни Иоанн хранил целомудренную чистоту.

Первоначально многие не понимали и даже не принимали порывов неординарного пастыря. Но со временем, видя его доброту и терпение, видя усердие и, не в последнюю очередь, ту материальную помощь, которую он оказывал нуждавшимся, люди стали осознавать: Бог даровал им благого и сердечного наставника, чуткого, отзывчивого, мудрого попечителя. Рассказывают, что посещая землянки, хибары и бедные квартиры, преподобный раздавал своё жалование, нянчил детей, пока матери занимались хозяйством, присматривал за больными, мог отдать бедняку сапоги и одежду, и при этом молился, увещевал, обнадёживал, утешал.

Бескорыстность и милосердие отца Иоанна доходили до того, что бывало он сам оставался без средств. Видя такое беспрецедентное положение дел, многие, кто по зависти, кто по глупости или по черствости сердца, упрекали святого в неискренности, потворстве тунеядцам и обманщикам, клеветали, ругали, глумились, причём не только устно, но и через печать. Ввиду разительной непохожести Иоанна Кронштадтского на многих других пастырей Церкви его, кроме всего прочего, обвиняли в юродстве.

При поддержке епархиального начальства сослуживцы добились, чтобы жалование священника за него получала жена. Но Премудрый Господь не оставил его без возможности помогать голытьбе. Плату, получаемую за преподавание Закона Божьего в местном, Кронштадтском Реальном Училище, он оставлял при себе, и уже от неё жертвовал тем, кому считал нужным.

Со временем молва о великом светильнике распространилась настолько, что к нему стали стекаться огромные толпы народа, а на его адрес приходило такое количество посланий и телеграмм, что кронштадтская почта, для обработки его переписки, вынуждена была организовать специальное отделение. Иоанну писали не только из разных краёв государства, но и из-за границы. Чтобы внимательно разобрать все эти сообщения, он вынужден был прибегать к помощи секретарей.

Вместе с искавшими душеспасительной пользы к Иоанну стекались и материальные средства. О размерах поступавших в его распоряжение денежных сумм можно только догадываться: он тотчас жертвовал их на благотворительность, раздавал беднякам. Рассказывают, что бывало, когда ему передавали конверт, он тут же, не открывая его, кому-нибудь его отдавал.

В течение всех лет священнического служения о. Иоанн почти каждый день совершал Божественную литургию в соборе, а в последние 35 лет жизни служил ежедневно (последний раз – 10 декабря 1908 г.).

Отец Иоанн вставал очень рано. Встав, начинал готовиться к Божественной Литургии. Когда он шёл в храм, его встречали толпы верующих, жаждавших получить благословение. Здесь же присутствовали нищие, коих он одаривал милостыней.

За утренней отец Иоанн сам читал канон, тщательно и внимательно, предавая этому чтению высокое значение. Перед началом Литургии происходила Исповедь. Со временем, в связи с огромным стечением людей, как местных, так и паломников, желавших исповедоваться непременно у Иоанна Кронштадтского, он вынужден был ввести в свою практику общую исповедь (по разным оценкам, Андреевский собор вмещал 5–7 тысяч человек). Рассказывают, что это священнодействие производило на участников и очевидцев неизгладимое впечатление. Вдохновленные, потрясенные пастырским словом и ревностью люди громко выкрикивали свои грехи, в том числе самые мерзкие, каялись вслух, словно бы и не стыдясь теснивших их со всех сторон свидетелей. Утверждают, что в результате верующие реально испытывали чувство освобождения от тягостного бремени греха. Богослужение характеризовалось единым, пламенным, молитвенным порывом.

Примерно через семнадцать лет пастырского служения Господь сподобил отца Иоанна организовать в Кронштадте особе учреждение — «Дом Трудолюбия». По настоящему поводу тот обратился к народу с воззванием, предлагая осуществить это богоугодное дело совместными усилиями. Обращение было опубликовано. Отклик был искренним и широким. 23 августа 1881 года произошла закладка здания, а уже 12 октября 1882 года состоялось открытие. Постепенно деятельность Дома Трудолюбия развивалась, положительно отражаясь на интересах разных социальных групп и слоев. При Доме Трудолюбия функционировали: мастерские, народная столовая, школа, приюты, библиотека, читальня.

Достойна восхищения и роль Иоанна Кронштадтского в отношении женских скитов и монастырей. В частности, при его непосредственном участии была основана женская обитель в его родном селе, а также в Санкт-Петербурге на Карповке. Многие монастыри он поддерживал, способствуя их расширению, благословляя поступление в них сестёр, служа в монастырских храмах.

По роду своей пастырской деятельности и по зову христианского сердца отец Иоанн регулярно бывал в Петербурге, посещая нуждавшихся в попечении и больных. В целях осуществления своего служения Богу, он выезжал и в отдаленные уголки Российской Империи. Современники отмечают особую целительную силу его молитв за больных, его целительный дар. Кроме того, Иоанн был удостоен от Бога дара чудотворений и прозорливости.

Десятки тысяч с благоговением и страхом Божьим поджидали любимого батюшку в самых разных местах его вероятного появления. Когда он ехал в карете, люди готовы были бросаться к нему прямо на ходу. Их не останавливал даже страх быть переломанными, искалеченными. Когда отец Иоанн путешествовал на пароходе, верующие бежали за пароходом по берегу, многие вставали на колени. Кроме того, святой сыскал уважение и при царском дворе. Другой бы, казалось, под натиском обрушившейся славы сломался и возгордился. Но не отец Иоанн, истинный воин Христов, боголюбец. Как искушения нападками и клеветой не смогли сломить его стойкость, так и искушение славой не смогло зачернить его кроткий, смиренный настрой.

Болезнь и последние дни земной жизни отца Иоанна Кронштадтского

Время кончины было открыто отцу Иоанну заблаговременно. Под конец земной жизни он был подвержен телесным болезням, стал ослабевать. Его мучили сильные боли, которые, иногда, утихали во время служения Литургии. 10 декабря 1908 года отец Иоанн, собрав волю и силы, совершил последнюю Литургию. В последний период своей земной жизни он каждодневно причащался на дому. 20 декабря 1908 года, в 7 часов 40 минут, сердце святого остановилось, он мирно почил о Господе и приобщился к вечности.

Духовное наследие пастыря

За время своего священнического служения отец Иоанн произнес неисчислимое количество проповедей, оставил множество письменных наставлений. Он по праву считается одним из лучших церковных писателей.

В рамках нравственных сочинений отец Иоанн удостоверяет нас в необходимости искренней веры, любви к Богу и ближнему, устроения жизни в соответствии с образом жизни Христа, непрестанной духовной борьбы с греховными страстями и пороками (см. по этому поводу: Моя жизнь во Христе; Беседы о Блаженствах Евангельских). Истинность преподанного нам нравоучения отец Иоанн подтвердил своей жизнью, подвигом пастырского и общехристианского делания.

В богословских произведениях Иоанна Кронштадтского раскрываются самые разнообразные темы вероучения Церкви: о Боге; о Спасении человека; о почитании Креста (см.: О Кресте Христовом), Пресвятой Богородицы и святых; о покаянии и молитве (см.: Молитвы святого праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского чудотворца); о Церкви; о судьбе мира и последних временах (см.: Начало и конец нашего земного мира).

Тропарь праведному Иоанну Кронштадтскому, глас 1

Православныя веры поборниче, / земли Российския печальниче, / пастырем правило и образе верным, / покаяния и жизни во Христе проповедниче, / Божественных Таин благоговейный служителю / и дерзновенный о людех молитвенниче, / отче праведный Иоанне, / целителю и предивный чудотворче, / граду Кронштадту похвало / и Церкве нашея украшение, / моли Всеблагаго Бога // умирити мир и спасти души наша.

Кондак праведному Иоанну Кронштадтскому, глас 3

Днесь пастырь Кронштадтский / предстоит Престолу Божию / и усердно молит о верных / Христа Пастыреначальника, / обетование давшаго: созижду Церковь Мою, // и врата адова не одолеют ей.

Молитва ко святому праведному Иоанну, пресвитеру Кронштадтскому, чудотворцу

О великий чудотворче и предивный угодниче Божий, богоносне отче Иоанне! Призри на нас и внемли благосердно молению нашему, яко великих дарований сподоби тя Господь, да ходатаем и присным молитвенником за нас будеши. Се бо страстьми греховными обуреваеми и злобою снедаеми, заповеди Божия пренебрегохом, покаяния сердечнаго и слез воздыхания не принесохом, сего ради многим скорбем и печалем достойни явихомся. Ты же, отче праведне, велие дерзновение ко Господу и сострадание к ближним своим имея, умоли Всещедраго Владыку мира, да пробавит милость Свою на нас и потерпит неправдам нашим, не погубит нас грех ради наших, но время на покаяние милостивно нам дарует. О святче Божий, помози нам веру православную непорочно соблюсти и заповеди Божий благочестно сохранити, да не обладает нами всякое беззаконие, ниже посрамится Правда Божия в неправдах наших, но да сподобимся достигнути кончины христианския, безболезненныя, непостыдныя, мирныя и Тайн Божиих причастныя. Ещё молим тя, отче праведне, о еже Церкви нашей Святей до скончания века утвержденней быти, отечеству же нашему мир и процветание в Правде Божией испроси и от всех зол сохрани, да тако народи наши, Богом храними, в единомыслии веры и во всяком благочестии и чистоте, в лепоте духовнаго братства, трезвении и согласии свидетельствуют: яко с нами Бог! В Немже живем, и движемся, и есмы, и пребудем во веки. Аминь.

Молитва вторая

О, святый праведный отче Иоанне, Всероссийский светильниче и предивный чудотворче! Ты от младенческих лет Богом избран был еси и, духом пламенея, яко истинный пастырь, житием, словом, любовию, верою, чистотою людем послужил еси. Сего ради молим тя, праведный отче: моли Человеколюбца Бога Церковь святую миром и тишиною оградити, землю Российскую во благоденствии сохранити, пастыри благодати и истины преизобильно исполнити, власти умудрити, православное воинство укрепити, немощныя исцелити, развращенный исправити, юныя воспитати, старцы и вдовицы утешити и нам всем во Царствии Небеснем сподобитися со всеми святыми прославляти Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва третья

О великий угодниче Христов, святый праведный отче Иоанне Кронштадтский, пастырю дивный, скорый помощниче и милостивый предстателю! Вознося славословие Триединому Богу, ты молитвенно взывал: Имя Тебе Любовь: не отвергни меня, заблуждающагося. Имя Тебе Сила: укрепи меня, изнемогающаго и падающаго. Имя Тебе — Свет: просвети душу мою, омраченную житейскими cтрастями. Имя Тебе — Мир: умири мятущуюся душу мою. Имя тебе Милость: не переставай миловать меня. Ныне благодарная твоему предстательству всероссийская паства молится тебе: Христоименитый и праведный угодниче Божий! Любовию твоею озари нас, грешных и немощных, сподоби нас принести достойные плоды покаяния и неосужденно причащатися Святых Христовых Таин. Силою твоею веру в нас укрепи, в молитве поддержи, недуги и болезни исцели, от напастей, врагов, видимых и невидимых, избави. Светом лика твоего служителей и предстоятелей Алтаря Христова на святыя подвиги пастырского делания подвигни, младенцем воспитание даруй, юность настави, старость поддержи, святыни храмов и святые обители озари! Умири, чудотворче и провидче преизряднейший, народы страны нашея, благодатию и даром Святаго Духа избави от междоусобныя брани, расточенная собери, прельщенныя обрати и совокупи Святей Соборней и Апостольстей Церкви. Милостию твоею супружества в мире и единомыслии соблюди, монашествующим в делах благих преуспеяние и благословение даруй, малодушныя утеши, страждущих от духов нечистых свободи, в нуждах и обстояниих сущих помилуй и всех нас на путь спасения настави. Во Христе живый, отче наш Иоанне, приведи нас к Невечернему Свету жизни вечныя, да сподобимся с тобою вечнаго блаженства, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь.

azbyka.ru


Смотрите также