Биография хармс даниил иванович


Даниил Хармс

Даниил Иванович Хармс – талантливый поэт, член творческого объединения «ОБЭРИУ», но прежде всего Хармс ассоциируется у читателей как автор детской литературы. Он подарил девочкам и мальчикам стихотворения и рассказы, которые, пройдя многие годы, стали бессмертными. К таким произведениям относятся «Удивительная кошка», «Врун», «Очень страшная история», «Во-первых и во-вторых», «Из дома вышел человек», «Старуха» и т.д.

Детство и юность

Даниил Иванович Ювачев родился 17 (30) декабря 1905 года в культурной столице России – городе Санкт-Петербурге. Мальчик рос и воспитывался в интеллигентной и состоятельной семье. Его отец Иван Павлович тоже оставил след в истории: первоначально он позиционировал себя как революционер-народоволец, и чудом избежав смертной казни, поменял взгляды на жизнь и стал духовным писателем.

Даниил Хармс с трубкой

Известно, что во время поездки на Сахалин, где он пробыл в восьмилетней каторге, отец Даниила Хармса познакомился с Антоном Павловичем Чеховым, который сделал Ювачева прототипом революционера в своем произведении «Рассказ неизвестного человека» (1893). Ссылка помогла избавиться Ювачеву от непарадных настроений, и, пережив все лишения судьбы, в 1899 году Иван Павлович вернулся в Санкт-Петербург, где служил в инспекции Управления сберегательными кассами, работал в редакции и занимался литературной деятельностью.

Отец Даниила Хармса

Ювачев-старший общался не только с Чеховым, но еще и состоял в дружеской переписке с Волошиным и Толстым. В 1902 году Иван Павлович сделал предложение руки и сердца Надежде Ивановне Колюбакиной, которая происходила из дворянского рода, обосновавшегося в Саратовской губернии. Она заведовала приютом и слыла как утешительница женщин, побывавших в неволе. И если Надежда Ивановна воспитывала своих детей в любви, то Иван Павлович придерживался строгих правил касательно поведения отпрысков. Помимо Даниила, у супругов родилась дочь Елизавета, а двое других детей умерли в раннем возрасте.

Даниил Хармс в детстве

Когда на территории Российской империи произрастали первые зернышки революции, будущий поэт учился в привилегированной немецкой школе «Die Realschule», которая входила в состав «Петришуле» (первое учебное заведение, основанное в Санкт-Петербурге в 1702 году). Главный кормилец в доме оказал благоприятное влияние на сына: благодаря отцу Даниил начал изучать иностранные языки (английский и немецкий), а также полюбил научную литературу.

Даниил Хармс в детстве

По слухам, сын Ивана Павловича учился хорошо, однако маленькому мальчику, впрочем, как и всем детям, были свойственны шалости: чтобы избежать наказания учителей, Даниил иногда разыгрывал актерские сценки, притворяясь сиротой. После получения аттестата зрелости юноша выбрал приземленную стезю и поступил в Ленинградский энергетический техникум. Однако на скамье этого учебного заведения Хармс пробыл недолго: нерадивый ученик так и не удосужился получить диплом по причине того, что часто прогуливал занятия и не участвовал в общественных работах.

Стихи

После того как Даниил Ювачев был отчислен из Ленинградского техникума, он начал заниматься литературной деятельностью. Хотя, стоит сказать, что любовь к творчеству у него появилась в ранние годы: будучи школьником, он сочинил интересную сказку, которую читал своей четырехлетней сестре Наталии, ранняя смерть которой стала потрясением для будущего поэта.

Даниил Хармс в молодости

Даниил Иванович не захотел видеть себя прозаиком и выбрал своим поприщем сочинение стихотворений. Но первые творческие потуги начинающего поэта напоминали бессвязный поток мысли, и отец молодого человека не разделял литературные пристрастия сына, так как был приверженцем строгой и классической литературы в лице Льва Толстого и Михаила Лермонтова.

В 1921–1922 годах Даниил Ювачев становится Даниилом Хармсом. Кстати, некоторые литераторы до сих пор бьются над разгадкой тайны, которая окутала творческий псевдоним, присвоенный всемирно известным автором детских стихотворений. По слухам, сын Ивана Павловича объяснил приятельнице, что его прозвище происходит от английского слова «harm», что в переводе на русский язык означает «вред». Однако бытует предположение, что слово «Хармс» произошло от французского «charme» – «шарм, обаяние».

Иллюстрации к книге Даниила Хармса

Другие же считают, что прозвище Даниила было навеяно его любимым персонажем Шерлоком Холмсом из книг сэра Артура Конана Дойла. Также говаривали, что поэт подписывал в паспорте карандашом возле настоящей фамилии через черточку «Хармс», а затем и вовсе узаконил свой псевдоним. Талантливый литературный деятель считал, что одно постоянное прозвище приносит несчастье, поэтому псевдонимов у Даниила Ивановича было множество, которые менялись словно перчатки: Ххармс, Хаармсъ, Дандан, Даниил Шардам и т.д.

Даниил Хармс на графити

В 1924–1926 годах Даниил Иванович начинает свою творческую биографию. Молодой человек не только сочиняет стихотворения, но и декламирует чужие труды на выступлениях перед публикой. Также в 1926 году Хармс вступает в ряды Всероссийского союза поэтов, однако писателя исключили через три года за неуплату членских взносов. В то время поэт вдохновлялся творчеством Велимира Хлебникова и Казимира Малевича.

Даниил Хармс на балконе Дома Книги

В 1927 году в Ленинграде возникает новое литературное сообщество, которое называется «ОБЭРИУ» («Объединение реального искусства»). Так же как когда-то Маяковский с другими футуристами призывал сбросить с парохода современности Достоевского и Пушкина, «чинари» отказывались от консервативных форм искусства, пропагандируя оригинальные методы изображения действительности, гротеск и поэтику абсурда.

Иллюстрации к книге Даниила Хармса

Они не только читали стихотворения, но и устраивали танцевальные вечера, на которых пришедшие отплясывали фокстрот. Помимо Хармса, в этом кружке состояли Александр Введенский, Николай Заболоцкий, Игорь Бахтерев и другие литературные деятели. В конце 1927 года благодаря Маршаку, Олейникову и Житкову, Даниил Хармс и его соратники начинают сочинять стихотворения для детей.

Труды Даниила Ивановича можно было увидеть в популярных изданиях «Еж», «Чиж» и «Сверчок». Причем Ювачев, помимо стихотворений, публиковал и рассказы, рисовал карикатуры и головоломки, которые разгадывали как дети, так и их родители.

Портрет Даниила Хармса

Не сказать, что подобный род занятий приносил Хармсу невиданное удовольствие: Даниил Иванович недолюбливал детей, но детская литература была для талантливого писателя единственным источником дохода. К тому же Ювачев подходил к своей работе основательно и старался скрупулезно прорабатывать абсолютно каждое произведение, в отличие от своего приятеля Введенского, который, по мнению некоторых исследователей, любил халтурить и относился к своим обязанностям крайне безответственно.

Хармсу удалось завоевать популярность среди маленьких мальчиков и девочек, которым мамы и папы, бабушки и дедушки прочитывали стихотворения о кошках, не захотевших отведать винегрета из лука и картошки, про пузатый самовар и про веселого старичка, который страсть как боялся пауков.

Даниил Хармс в тюрьме

Удивительно, но даже автор безобидных произведений для ребят подвергался гонению со стороны властей, которые считали некоторые труды Ювачева непарадными. Таким образом, иллюстрированная книжка «Озорная пробка» не прошла цензуру и находилась «под занавесом» целых десять лет, с 1951 по 1961 годы. Дошло до того, что в декабре 1931 года Хармс и его товарищи были арестованы за пропаганду антисоветской литературы: Даниила Ивановича и Введенского выслали в Курск.

Личная жизнь

Недаром на большинстве иллюстраций Даниил Иванович запечатлен с табачной трубкой, так как в жизни одаренный поэт практически не выпускал ее изо рта и иногда курил прямо на ходу. Современники говаривали, что одевался Ювачев странно. Хармс не расхаживал по модным бутикам, а заказывал одежду у портного.

Даниил Хармс и Алиса Порет

Таким образом, писатель был единственным в городе, кто носил короткие штаны, под которыми виднелись гольфы или гетры. Но его эксцентричные привычки (например, Хармс иногда стоял у окна в чем мать родила) не мешали окружающим видеть его душевную доброту. Также поэт никогда не повышал голос, был корректным и вежливым человеком.

«Видимо, для детей в этом его облике было что-то очень интересное, и они за ним бегали. Им страшно нравилось, как он одет, как ходит, как вдруг останавливается. Но они бывали и жестоки – кидали в него камнями. Он не обращал на их выходки никакого внимания, был совершенно невозмутим. Шел себе и шел. И на взгляды взрослых тоже не реагировал никак», – вспоминала Марина Малич.

Что касается любовных отношений, то первой избранницей Даниила Ивановича стала некая Эстер Русакова. Своей пассии Хармс посвящал невиданное количество стихотворений, но их любовь не была безоблачной: по слухам, Ювачев ходил налево, а Русакова сгорала от ревности, о чем свидетельствовали дневниковые записи поэта. В 1932 году супруги оформили официальный развод.

Даниил Хармс и Марина Малич

Летом 1934 года Хармс сделал предложение руки и сердца Марине Малич, и девушка ответила согласием. Влюбленные жили рука об руку вплоть до ареста Ювачева, который произошел в 1941 году.

Смерть

В августе 1941 года Даниил Иванович, вновь преступив закон, был арестован за распространение неугодных настроений: писатель якобы говорил, что СССР проиграет в войне (слова, которые, по мнению исследователей, переписаны с доноса).

Памятные доски в честь Даниила Хармса

Чтобы избежать смертной казни, Хармс притворился душевнобольным, поэтому был определен в психиатрическую клинику, где умер 2 февраля 1942 года. Через 18 лет его сестре удалось восстановить доброе имя брата, который был реабилитирован Генеральной прокуратурой.

Библиография

  • 1928 – «Во-первых и во-вторых»
  • 1928 – «О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ничему не верил»
  • 1928 – «Иван Иваныч Самовар»
  • 1929 – «О том, как старушка чернила покупала»
  • 1930 – «О том, как папа застрелил мне хорька»
  • 1937 – «Кошки»
  • 1937 – «Рассказы в картинках»
  • 1937 – «Плих и Плюх» (перевод произведения Вильгельма Буша)
  • 1940 – «Лиса и заяц»
  • 1944 – «Удивительная кошка»
Page 2

Пенн Бэджли

Актер

24smi.org

Биография Даниила Хармса

Хармс Даниил (17.12.1905 – 02.02.1942) – русский писатель, поэт. Был членом Объединения реального искусства. При жизни был известен как автор детских произведений.

Истоки литературной деятельности

Фамилия писателя при рождении – Ювачев. Родился Даниил Иванович в Санкт-Петербурге. Его отец был революционером, участником Народной воли, писателем. Имел знакомство со Львом Толстым, Антоном Чеховом и др. Отбывал ссылку на Сахалине, где работал на метеостанции. После ссылки служил во флоте, затем ревизором. Мать была на десять лет младше отца, возглавляла женское убежище для бывших заключенных. Сначала Даниил обучался в школе при Петришуле – старейшем учебном заведении Петербурга, затем – во второй трудовой школе. В 1924 году поступил в электротехникум, откуда был исключен спустя два года.

Псевдоним Хармс присваивает себе около 1922 года. По поводу происхождения этого имени выводы исследователей рознятся. В рукописях Хармса находили множество других псевдонимов. В 1926 году становится членом Союза поэтов, начинает выступать с чтением стихотворений разных авторов, в том числе и собственных произведений. Вступление в «Орден заумников» соответствующим образом влияет на его творчество. Также входит в содружество «чинарей», среди которых были А. Введенский, Я. Друскин и др.

Детское фото Даниила, 1910

Хармс предпринимал активные попытки соединить поэтов и художников «левого» толка. Организовал такие объединения, как «Левый фланг» и «Академия левых классиков». К 1927 году образовывается объединение ОБЭРИУ. К обэриутам относились Н. Заболоцкий, Б. Левин, И. Бахтерев и др. Самое масштабное собрание представителей, получившее название «Три левых часа», состоялось в начале 1928 года. Хармс специально для этого вечера написал пьесу «Елизавета Бам».

Произведения для детей

Под воздействием С. Маршака и Б. Житкова члены объединения в 1927 году обращаются к творчеству для детей. До конца 30- годов Хармс работал с детскими изданиями «Еж», «Сверчок» и др. Он писал рассказы, стихотворения, придумывал головоломки, забавные комментарии к рисункам. Хотя обэриутам было не по нраву писать детские произведения, Хармс, в отличие от Введенского, подходил к работе со всей ответственностью. Хармс стал автором девяти детских книг с иллюстрациями в 1928 – 1931 годах, среди них «Миллион», «Игра», «Театр». На «Озорную пробку» впоследствии в течение десяти лет был наложен цензурный запрет. В 1937 году Даниил Иванович перевел на русский язык произведение «Плих и Плюх» В. Буша, в 1940 году написал книжку «Лиса и заяц».

Автопортрет Хармса, 1924

Жизнь Хармса в 30-е годы

В 1931 году членов ОБЭРИУ обвинили в антисоветских настроениях, Хармс был выслан в Курск, где прожил несколько месяцев. После возвращения из ссылки его жизнь меняется к худшему: объединение распадается, детских произведений выходит все меньше, усложняется материальное положение.

В это время в творчестве также происходит переломный момент: Хармс переходит к прозаическим произведениям, больше внимания уделяет взрослой литературе. Он пишет серию рассказов «Случаи», множество небольших повестей, коротких сценок. При жизни писателя большую часть взрослых произведений не издавали. Продолжает дружить с бывшими обэриутами. На встречах они обсуждают свои новые творения, философские проблемы. Эти беседы были записаны Л. Липавским. В 1937 году происходит разгром детского издательства в Петербурге.

Личная жизнь

Даниил был женат дважды. В 1928 году женился на Э. Русаковой. Судя по дневникам Хармса, отношения в семье были довольно сложными. Первой жене он посвятил многие произведения второй половины 20-х годов. Союз распался спустя четыре года. Позже Русакова была сослана на Колыму, где погибла.

В 1934 году писатель заключил брак с Мариной Малич. Вместе они прожили до его ареста. Малич он посвятил часть своего творчества, в том числе «Случаи». После смерти мужа она эвакуировалась на Кавказ. Оттуда после германской оккупации ее вывезли немцы в качестве остарбайтера. В послевоенное время жила в странах Европы и Америки.

Д. Хармс, 1938

Последние годы и память

В 1941 году Хармса арестовали за так называемые «пораженческие настроения». Писателю грозил расстрел, но он симулировал психическое расстройство. Суд отправил Хармса на лечение в больницу при «Крестах». Даниил Иванович скончался на 37 году жизни во время блокады. В феврале 1942 года в Ленинграде от голода умерло наибольшее количество людей. Жене же сначала сообщили, что писатель перевезен в Новосибирск. В 1960 году Хармса полностью реабилитировали посмертно по ходатайству его сестры.

При жизни писателя была опубликована лишь малая часть его произведений, особенно взрослых, однако удалось сохранить архив с его рукописями. Издания Хармса стали появляться в 70-х годах за границей. В СССР в 1988 году был опубликован «Полет в небеса». В 90-х годах вышло собрание сочинений Хармса, теперь его произведения регулярно выпускаются издательствами.

На доме Хармса в 2005 году размещена памятная доска, на которой изображен портрет писателя, строка из его стихотворения и памятная надпись. Его именем назвали астероид, улицу в Петербурге. Также учреждена литературная премия Хармса. Его произведения были экранизированы более двадцати раз, о жизни Даниила Ивановича снято пять фильмов, как документальных, так и художественных. Кроме того, по его произведениям в российских театрах проходят театральные постановки: спектакли, балет и опера.

stories-of-success.ru

Даниил Хармс: биография и интересные факты :

Даниил Хармс родился в Санкт-Петербурге 30 декабря 1905 года. Его отцом был Иван Ювачев – революционер-народник, который пережил ссылку на Сахалине, был знаком с Львом Толстым, Антоном Чеховым и другими знаменитыми русскими писателями своего времени.

Ранние годы

Благодаря отцу-литератору Даниил рано увлекся литературой. Он учился в нескольких школах, в том числе Петришуле – старейшей школе Санкт-Петербурга. В 1925 году молодой человек вступил во Всероссийский союз поэтов. Еще до того он стал использовать псевдоним Хармс, с которым и приобрел широкую известность. Наибольшее влияние на его творчество в то время оказывали Велимир Хлебников, Казимир Малевич, Алексей Крученых.

Начинающий писатель Даниил Хармс вступал в самые разные литературные кружки, расцвет которых пришелся как раз на 1920-е гг. Одним из них было содружество «чинарей» – молодых философов и писателей Ленинграда. В него также входили Леонид Липавский, Александр Введенский и Яков Друскин.

Главным занятием «Чинарей» были выступления с чтением собственных стихов. Иногда на таких встречах устраивались танцы, особенно крайне популярный тогда фокстрот. Союз поэтов, расположения полков, где служили его друзья – вот лишь некоторые места, где выступал сам Даниил Хармс. Биография для детей может и обойтись без этих фактов, однако для будущего детского писателя события того периода жизни были крайне важны для становления его творческого стиля. Постепенно публичные декламации авангардных стихов становились все сложнее. С каждым годом Советское государство становилось все более придирчивым к тому, что предлагала обществу интеллигенция.

ОБЭРИУ

Постепенно Даниил Хармс, биография которого в то время больше всего была связана с жизнью внутри ленинградской богемы, собрал вокруг себя кружок преданных сторонников. Эта группа называлась то «Левым флангом», то «Академией левых классиков». В 1927 году она была переименована в Объединение реального искусства – ОБЭРИУ. Группа распалась в начале 1930-х гг. Наибольшим успехом ее деятельности можно считать «Три левых часа» – творческий вечер, на котором прошла премьера хармсовской пьесы «Елизавета Бам».

По замыслу создателя ОБЭРИУ должна была объединить все силы левого искусства Ленинграда. Поэтому изначально группа делилась на пять секций: литературную, изобразительную, музыкальную, театральную и кинематографическую. Ко всему этому приложил руку Даниил Иванович Хармс. Биография для детей, издаваемая в СССР, конечно, не упоминала об этих, порой, радикальных экспериментах писателя.

Сотрудничество с детскими журналами

Чем еще оказался знаменит молодой Даниил Хармс? Биография писателя часто ассоциируется у массового читателя с его работами в жанре детской литературы. Хармс стал писать для детей по наущению Самуила Маршака, Бориса Житкова и Николая Олейникова. В 1930-е гг. он работал в детских журналах «Чиж», «Еж» и «Сверчок». Множество рассказов и головоломок в них оставил Даниил Хармс. Биография (презентация 2 класса) не может обойтись без упоминания этой части его творчества.

Детская литература долгое время оставалась едва ли не единственным постоянным заработком автора. Интересно, что даже невинные произведения для самой маленькой публики на некоторое время оказались запрещены цензурой. Так случилось, например, с «Озорной книжкой» – сборником рассказов и стихов. Она пребывала в цензурных списках в 1951 – 1961 гг.

Даниил Хармс, биография которого – это еще и биография переводчика, переводил некоторые детские произведения. Благодаря ему в СССР прочитали Вильгельма Буша и его книгу юмористических стихов «Плих и Плюх». Также писатель издавал произведения, сочиненные в сотрудничестве с коллегами по творческому цеху. Так в 1937 году вышли «Рассказы в картинках». Иллюстрации нарисовал Николай Радлов, а вот сам текст написали Нина Гернет, Наталья Дилакторская и Даниил Хармс. Биография автора долгое время была известна в основном именно по этой книге.

Личная жизнь

В первый раз писатель женился в 1928 году. Его супругой стала Эстер Русакова. Большинство произведений, написанных Хармсом во второй половине 20-х – начале 30-х, было посвящено этой девушке. В 1932 году пара развелась. Позже Русакова была репрессирована.

Затем Хармс жил короткими романами. Такими были отношения с художницей Алисой Порет. Во второй раз писатель женился в 1934 году – на этот раз на Марине Малич. Супруги были вместе вплоть до гибельного ареста Хармса в 1941 году.

Ссылка в Курск

Впервые Хармс был арестован в 1931 году. Тогда, якобы, была раскрыта «антисоветская группа писателей», к которой причислили в том числе и 26-летнего Ювачева. Сначала его приговорили к трем годам в лагерях. Затем наказание осужденному было изменено на ссылку в Курск.

Там же оказался товарищ Хармса Александр Введенский. Помимо него, писатель общался лишь с художниками Эрбштейном, Сафоновой и Гершовым. Компания эта была значительно меньше той, с которой ссыльный поддерживал контакт в Ленинграде. И, тем не менее, писателю повезло. Он и сам воспринял новость о высылке в Курск вместо тюрьмы с радостью, и относился к ней не иначе, как к творческой командировке.

В ссылке главной проблемой был недостаток денег и проблемы с жильем. Все это с большим трудом переживал Даниил Хармс. Биография, кратко известная по тогдашним письмам, говорит, что единственной отрадой для осужденного были эти самые письма друзей и родственников. Главными корреспондентами Хармса оставались сестра, отец, тетка, Борис Житков и Тамара Мейер. В Курске у писателя возникли первые проблемы со здоровьем. Они были вызваны плохим питанием и отсутствием хороших врачей. Но даже в провинциальных амбулаториях литератору ставились неутешительные диагнозы – плеврит и нервное расстройство.

Перемены в стиле

Осенью 1932 года писатель вернулся в Ленинград. После первого суда жизнь Хармса сильно изменилась. Его группа ОБЭРИУ оказалась под фактическим запретом – ее активная публичная деятельность прекратилась. Снизились тиражи детских книг Ювачева. Он стал бедствовать – чувствовался явный недостаток денег. В связи с этим изменился весь творческий стиль автора.

До дела против «антисоветской группы» писатель Даниил Хармс, биография которого в этом смысле повторяла судьбы многих других коллег, уделял много внимания утопическим проектам и темам. После 1932 года он постепенно отказывается от прежней концепции. Кроме того, писатель все больше уделяет внимания прозе и все меньше – поэзии.

Проблемы с изданием книг

Невозможность издавать свои взрослые произведения – вот от чего сильнее всего страдал Даниил Хармс. Биография, стихи и рассказы автора в современном понимании являются важной частью русской культуры XX века. Однако при жизни Хармс вовсе не имел такого почетного статуса. Отчаяние привело его к тому, что он стал строить фантастические планы издания самиздатовского журнала «Тапир». Этот замысел так и не осуществился.

В 1933 году Хармс переболел паратифом. Даже после выздоровления он находился в творческом кризисе. Например, за первую половину 1933 года писателем были закончены лишь дюжина стихотворений и две миниатюры, позже вошедшие в цикл «Случаи». Но именно эти наброски, в том числе «Математик и Андрей Семенович» стали новой отправной точкой, от которой позже отталкивался Хармс Даниил Иванович. Биография литератора была похожа на аттракцион – после длительного периода застоя он, наконец, стал плодотворно работать с новой формой.

Жизнь в Ленинграде

Пребывая в Ленинграде, Хармс иногда проводил целые недели у своей тети в Царском Селе. Таким было лето 1933 года, когда он увлекся шахматными задачами и с головой погрузился в индийскую тематику. Интересно, что писатель еще в 20-е занимался хатха-йогой.

1933 – 1934 гг. были периодом многочисленных встреч чинарей на Гатчинской улице в доме Леонида Липавского. Этот философ и писатель долгое время оставался лучшим другом Хармса. Тогда же к их кружку присоединился специалист по немецкому языку Дмитрий Михайлов. Его увлечения были близки Хармсу, так как тот сам горячо любил все, что связано с Германией.

Новые события

В это время писатель зарабатывал в основном своими выступлениями в ленинградских школах. Также он выезжал в пионерские лагеря. Он умел ладить с детьми, которые каждый раз оставались в восторге от визитов известного детского писателя. Этот период относительного финансового благополучия прервался в 1935 году. Тогда же умер Малевич, с которым Хармс пребывал в давних теплых творческих и человеческих отношениях. Литератор выступил со своим стихотворением на гражданской панихиде по художнику.

Летом 1935 Хармс Даниил Иванович, биография которого по-прежнему была крепко связана с детскими журналами, написал пьесу «Цирк Шардам». Ее премьера состоялась в октябре в театре марионеток Шапориной. В дальнейшем финансовые проблемы донимали Хармса все чаще. Он неоднократно обращался в Литературный фонд за ссудами.

Расцвет творчества

В 1930-е годы Хармс написал свои главные произведения. Это были «Случаи» (цикл рассказов), «Старуха» (повесть) и множество рассказов в рамках малой прозы. Издать их автору так и не удалось. При жизни Хармс был, в первую очередь, известен именно как писатель в жанре детской литературы. Его «подпольное» творчество стало известно много позже.

Считается, что в 1936 году появился новый тип хармсовской прозы. Яркими примерами подобных произведений были «Судьба жены профессора», «Кассирша», «Отец и дочь». Эти рассказы в основном были посвящены тематике смерти. Показательно также то, что в тот год Хармс написал лишь два стихотворения «Сон двух черномазых дам» и «Вариации».

В конце 1936 года советская печать начала готовиться к столетию со дня смерти Пушкина. «Нашему все» Хармс посвятил два произведения. Первое – рассказ «Пушкин – для детей», второе – анонимный очерк о Пушкине, опубликованный в «Чиже».

Второй арест и смерть

В 1937 году детское издательство Хармса было разгромлено. Многих его друзей и товарищей репрессировали (Николая Заболоцкого, Николая Олейникова, Тамару Габбе и т. д.). Сам Хармс был уже во второй раз арестован в августе 1941 года – на третий месяц войны с Германией. Его обвинили в распространении пораженческих настроений.

В разгар голода во время блокады города писателя отправили в психиатрическую больницу, расположенную в знаменитых «Крестах». Там он и умер 2 февраля 1942 года. Хармс был реабилитирован лишь спустя 18 лет.

Архив писателя был спасен литератором Яковом Друскиным. Рукописи автора в чемодане вынесли из дома автора, сильно пострадавшего от бомбежки. Публикации этих «взрослых» произведений начались в 1960-е гг. Однако и во время оттепели их тиражи оставались невысокими. Гораздо большей популярностью наследие Хармса пользовалась в самиздате. В 1974 году его избранные сочинения вышли в США. Наиболее полное четырехтомное издание появилось в Бремене в 1980-е гг. В СССР купирование произведений Хармса прекратилось лишь в перестройку. Именно тогда отечественные читатели впервые смогли в полной мере познакомиться с творчеством поэта и прозаика.

www.syl.ru

Даниил Хармс

Даниил Иванович Хармс (настоящая фамилия Ювачёв) — русский, советский писатель и поэт. Участник объединения ОБЭРИУ.

Даниил Ювачев родился 17 (30) декабря 1905 года в Санкт-Петербурге, в семье Ивана Ювачева, бывшего морского офицера, революционера-народовольца, сосланного на Сахалин и занявшегося там религиозной философией. Отец Хармса был знакомым Чехова, Толстого и Волошина.

Даниил учился в привилегированной петербургской немецкой школе Петришуле. В 1924 году поступил в Ленинградский электротехникум, но вскоре был вынужден его оставить. В 1925 году занялся сочинительством. В ранней юности подражал футуристической поэтике Хлебникова и Крученых. Затем, во второй половине 1920-х годов,…

Даниил Иванович Хармс (настоящая фамилия Ювачёв) — русский, советский писатель и поэт. Участник объединения ОБЭРИУ.

Даниил Ювачев родился 17 (30) декабря 1905 года в Санкт-Петербурге, в семье Ивана Ювачева, бывшего морского офицера, революционера-народовольца, сосланного на Сахалин и занявшегося там религиозной философией. Отец Хармса был знакомым Чехова, Толстого и Волошина.

Даниил учился в привилегированной петербургской немецкой школе Петришуле. В 1924 году поступил в Ленинградский электротехникум, но вскоре был вынужден его оставить. В 1925 году занялся сочинительством. В ранней юности подражал футуристической поэтике Хлебникова и Крученых. Затем, во второй половине 1920-х годов, отказался от преобладания «зауми» в стихосложении.

В 1925 году Ювачев познакомился с поэтическим и философским кружком чинарей, куда входили Александр Введенский, Леонид Липавский, Яков Друскин и другие. Он быстро приобрел скандальную известность в кругах литераторов-авангардистов под своим изобретённым ещё в 17 лет псевдонимом «Хармс». Псевдонимов у Ювачева было много, и он играючи менял их: Ххармс, Хаармсъ, Дандан, Чармс, Карл Иванович Шустерлинг и др. Однако именно псевдоним «Хармс» с его амбивалентностью (от французского «charme» — «шарм, обаяние» и от английского «harm» — «вред») наиболее точно отражал сущность отношения писателя к жизни и творчеству. Псевдоним был закреплен и во вступительной анкете Всероссийского Союза поэтов, куда Хармса приняли в марте 1926 года на основании представленных стихотворных сочинений, два из которых («Случай на железной дороге» и «Стих Петра Яшкина — коммуниста») удалось напечатать в малотиражных сборниках Союза. Кроме них, до конца 1980-х годов в СССР было опубликовано только одно «взрослое» произведение Хармса — стихотворение «Выходит Мария, отвесив поклон» (сб. День поэзии, 1965).

Для раннего Хармса была характерна «заумь», он вступил в «Орден заумников DSO» во главе с Александром Туфановым. С 1926 года Хармс активно пытается организовать силы «левых» писателей и художников Ленинграда, создавая недолговечные организации «Радикс», «Левый фланг». С 1928 года Хармс пишет для детского журнала «Чиж» (его издатели были арестованы в 1931 году). Тогда же он становится одним из основателей авангардной поэтической и художественной группы «Объединение реального искусства» (ОБЭРИУ), в 1928 году проведшей знаменитый вечер «Три левых часа», где была представлена и абсурдистская «пиэсса» Хармса «Елизавета Бам». Позже в советской публицистике произведения ОБЭРИУ были объявлены «поэзией классового врага», и с 1932 года деятельность ОБЭРИУ в прежнем составе (некоторое время продолжавшаяся в неформальном общении) фактически прекращается.

Хармс был в декабре 1931 года вместе с рядом других обэриутов арестован, обвинен в антисоветской деятельности (при этом ему инкриминировались и тексты произведений) и приговорен 21 марта 1932 г. коллегией ОГПУ к трём годам исправительных лагерей (в тексте приговора употреблён термин «концлагерь»). В итоге приговор был 23 мая 1932 г. заменен высылкой («минус 12»), и поэт отправился в Курск, где уже находился высланный А. И. Введенский. Там Хармс прожил с весны до осени 1932 года.

По возвращении из ссылки Хармс продолжает общаться с единомышленниками и пишет ряд книг для детей, чтобы заработать себе средства на жизнь. После публикации в 1937 году в детском журнале стихотворения «Из дома вышел человек с верёвкой и мешком», который «с той поры исчез», некоторое время Хармса не печатают, что ставит его с женой на грань голодной смерти. Одновременно пишет множество коротких историй, театральных сценок и стихов для взрослых, которые при жизни не публиковались. В этот период создаются цикл миниатюр «Случаи», повесть «Старуха».

23 августа 1941 года арестован за пораженческие настроения (по доносу Антонины Оранжиреевой, знакомой Анны Ахматовой и многолетнего агента НКВД). В частности, Хармсу вменялись в вину его слова «Если же мне дадут мобилизационный листок, я дам в морду командиру, пусть меня расстреляют; но форму я не одену» и «Советский Союз проиграл войну в первый же день, Ленинград теперь либо будет осажден и мы умрем голодной смертью, либо разбомбят, не оставив камня на камне». Также Хармс утверждал, что город заминирован, а на фронт посылают безоружных солдат. Чтобы избежать расстрела, симулировал сумасшествие; военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице. Умер во время блокады Ленинграда, в наиболее тяжёлый по количеству голодных смертей месяц, в отделении психиатрии больницы тюрьмы «Кресты» (Арсенальная набережная, 9).

Архив Хармса сохранил Яков Друскин.

Хармс был реабилитирован в 1956 году, однако долгое время официально его главные произведения в СССР не издавались. До времен перестройки его творчество ходило из рук в руки и в Самиздате, а также издавалось за рубежом (с большим числом искажений и сокращений).

Хармс широко известен как детский писатель («Иван Иваныч Самовар» и др.), а также как автор сатирической прозы. Хармсу ошибочно приписывают авторство серии исторических анекдотов «Весёлые ребята» («Однажды Пушкин переоделся Гоголем…»), созданных в 1970-х годах в редакции журнала «Пионер» в подражание Хармсу (ему действительно принадлежит ряд пародийных миниатюр о Пушкине и Гоголе). Кроме того, при издании стихов «Плих и Плюх» часто не указывается, что это сокращённый перевод произведения Вильгельма Буша с немецкого.

Абсурдистские произведения Хармса издаются в России с 1989 года.

www.livelib.ru

Человек-абсурд, гений бреда и мастер эпатажа - Даниил Хармс

Даниил Хармс был одним из самых ярких представителей русской литературы первой половины 20 века. Очень точно охарактеризован он в одной популярной интернет-энциклопедии:

Кем же этот человек был на самом деле?

Даниил Иванович Ювачев, впоследствии Даниил Хармс, родился 17 (30) декабря 1905 года в Санкт-Петербурге. Еще в детстве он придумал себе псевдоним, который позже приобрел статус официального имени. Вообще-то, у Хармса было несколько десятков псевдонимов: Гармониус, Чармс, Шардам, Карл Иванович Шустерлинг, Даниил Заточник и т.д. Даже в этом многообразии имен проявлялась живая многосторонняя натура писателя.

Творчество Хармса целиком соответствовало концепции ОБЭРИУ (Объединения Реального Искусства) – группы деятелей культуры, основанной в конце 20-х гг. в Ленинграде. Представители этого движения проповедовали отказ от традиций в искусстве, гротеск и эстетику абсурда. Со стороны властей обэриуты признанием не пользовались, официозные критики называли их творчество «поэзией классового врага». Поэтому произведения Даниила Хармса не печатались, и он мог реализовать себя только в нише детской литературы.

Даниил Иванович Хармс

Примечательно, что Хармс позиционировал себя, как ненавистника детей. Персонаж одного из его рассказов предлагал сбрасывать детей в яму, забрасывая сверху известью. При этом он говорил, что «склонность к детям» почти то же самое, что склонность к зародышу, а это почти то же, что склонность к испражнениям. 

Скорее всего, это было всего лишь частью эпатажного образа, которым отличался писатель. Ведь сами дети очень любили стихи и публичные выступления Даниила Хармса, которые приводили ребятню в восхищение. 

Читая свое стихотворение, этот чудак мог вдруг вытащить из кармана крохотную пушку, неожиданно выстреливающую, или вынуть изо рта разноцветные теннисные шарики. Фокусы с ними были одним из его излюбленных занятий, и жонглировал шариками он виртуозно!

Кадр из фильма «Хармс». Фото: Михаила Павлоского

Еще одним увлечением Хармса было рисование. Стены его комнаты, даже абажур лампы были разрисованы. Кроме того, писатель обожал классическую музыку – Генделя, Баха, Моцарта, Шостаковича… Что же касается литературы, Хармс буквально преклонялся перед гениями Маяковского и Гоголя, с которыми он был, безусловно, творчески связан. Нравился писателю и юмор Козьмы Пруткова.

Даниил Хармс был, как уже было замечено выше, мастером эпатажа. Это проявлялось и в его пристрастиях. Например, Хармс обожал маленьких собачек, особенно такс. На прогулках с ним всегда была одна из них. Высокий рост писателя резко контрастировал с песиком. Клички своим собакам Хармс давал крайне оригинальные, например «Бранденбургский концерт» или «Чти память дня сражения при Фермопилах».

Даниил Хармс на балконе Дома книги. Фото Г. Левина. Середина 1930-х гг.

Необычен был и внешний облик Даниила Хармса, выбор которого был продиктован образом Шерлока Холмса. Эксцентричный поэт одевался в клетчатый сюртук, носил серые гольфы и большую серую кепку. Следование имиджу знаменитого литературного героя дополняли трость и неизменная курительная трубка.

Тема Шерлока Холмса волновала Хармса не только внешним стилем сыщика. Видимо, вдохновившись  рассказом Артура Конан Дойля «Пляшущие человечки», еще будучи юношей, Хармс создал свой собственный шифр, который вначале напоминал загадочные фигурки из детектива. Позже писатель придумал особую систему значков, обозначавших все буквы алфавита. С их помощью Хармс зашифровывал свои дневники, опасаясь, что их могут прочитать чужие люди. Тем более что в своих записках он часто дурно отзывался о советской власти.

Оригинальный во всех своих проявлениях, Хармс очень любил розыгрыши, которые готовил заранее. Один раз в гостях, несмотря на присутствие дам, он начал неожиданно стягивать с себя брюки. Все остолбенели. Но конфуза так и не произошло, под верхними штанами были еще одни! Вообще, Хармс обожал шокирующие ситуации. Иной раз он мог подойти к окну в совершенно раздетом виде. На возмущения соседей писатель отвечал так:

Даниил Хармс и Алиса Порет позируют для «домашнего фильма» «Неравный брак»

Несмотря на все свои чудачества, а может быть и благодаря им, Даниилу Хармсу сопутствовал большой успех у женщин. Вторую супругу писателя Марину Малич, которой поэт частенько изменял с привлекательными дамами, ревность чуть было не привела к суициду.

Задуманное она выполнить так и не решилась. Хармс понимал свою слабость, в его дневниках есть следующая запись:

Нужно отметить, что поэт был действительно верующим человеком, особенно ярко это проявлялось в отношении близких. Он готов был поделиться с ними последним. Как-то раз Хармс купил на оставшиеся деньги театральные билеты и отдал их друзьям, а потом целую неделю питался одним рыбным супом.

Кадр из фильма «Хармс». Фото: kinopoisk.ru

Возможно, благодаря искренней вере, Даниилу Хармсу был дан дар предвидения. Известно, что писатель предсказал блокаду Ленинграда. Именно поэтому несколько его друзей загодя покинули город и избежали голодной смерти. Предвидел Хармс и то, что во время первой бомбежки его родной дом будет разрушен.

Как писателя, Даниила Хармса интересовали истоки зла в человеке. Но в своих жутковатых рассказах он не морализировал, а беспощадно высмеивал жестокость, равнодушие и тупость окружающей действительности. Видимо, именно этого не могли простить Хармсу власть имущие. Три раза писателя арестовывали. Последний арест был вызван доносом, обвиняющим Хармса в следующем заявлении: «Для меня приятнее находиться у немцев в концлагерях, чем жить при Советской власти».

Даниил Хармс и Алиса Порет. Начало 1930-х

Поэта заключили в психиатрическую больницу тюрьмы, где он умер от голода 2 февраля 1942 года. Ему было 37 лет – мистический возраст в русской поэзии!

***

Афоризмы Даниила Хармса:

Женщины меня интересовали всегда. Меня всегда волновали женские ножки, в особенности выше колен. Многие считают женщин порочными существами. А я нисколько! Наоборот, даже считаю их чем-то очень приятными.

Если я что-нибудь говорю, значит, это правильно. Спорить со мной никому не советую, все равно он останется в дураках, потому что я всякого переспорю. Да и не вам тягаться со мною. Еще и не такие пробовали. Всех уложил! Даром, что с виду и говорить-то не умею, а как заведу, так и не остановишь.

Старух, которые носят в себе благоразумные мысли, хорошо бы ловить арканом.

Лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным.

 Нет пророка без порока.

Когда человек говорит: «Мне скучно», — в этом всегда скрывается половой вопрос.

Прежде всего женщина любит, чтобы ее не замечали. Пусть она стоит перед тобой или стонет, а ты делай вид, что ничего не слышишь и не видишь, и веди себя так, будто и нет никого в комнате. Это страшно разжигает женское любопытство. А любопытная женщина способна на все. Я другой раз нарочно полезу в карман с таинственным видом, а женщина так и уставится глазами, мол, дескать, что это такое? А я возьму и выну из кармана нарочно какой-нибудь подстаканник. Женщина так и вздрогнет от любопытства. Ну, значит, и попалась рыбка в сеть!

Говорят, скоро всем бабам отрежут задницы и пустят их гулять по Володарской. Это не верно! Бабам задниц резать не будут.

С улицы слышен противный крик мальчишек. Я лежу и выдумываю им казнь. Больше всего мне нравится напустить на них столбняк, чтобы они вдруг перестали двигаться. Родители растаскивают их по домам. Они лежат в своих кроватках и не могут даже есть, потому что у них не открываются рты. Их питают искусственно. Через неделю столбняк проходит, но дети так слабы, что еще целый месяц должны пролежать в постелях. Потом они начинают постепенно выздоравливать, но я напускаю на них второй столбняк, и они все околевают.

Телефон у меня простой — 32—08. Запоминается легко: тридцать два зуба и восемь пальцев.

Люди видят во мне поддержку, повторяют мои слова, удивляются моим поступкам, а денег мне не платят. Глупые люди! Несите мне побольше денег, и вы увидите, как я буду этим доволен.

Послушайте, друзья! Нельзя же в самом деле передо мной так преклоняться. Я такой же, как и вы все, только лучше.

Создай себе позу и имей характер выдержать ее. Когда-то у меня была поза индейца, потом Шерлока Холмса, потом йога, а теперь раздражительного неврастеника. Последнюю позу я бы не хотел удерживать за собой. Надо выдумать новую позу

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

moiarussia.ru

Биография даниила хармса. Смотреть что такое "Хармс, Даниил Иванович" в других словарях

Даниил Хармс родился 30 декабря 1905 года в Санкт-Петербурге.

Его отец был морским офицером. Он был знаком с Чеховым, Толстым и Волошиныным, в 1883 году был привлечен к суду за соучастие в народовольческом терроре, провел четыре года в одиночной камере и более десяти лет - на каторге на Сахалине, где наряду с мемуарными книгами «Восемь лет на Сахалине» и «Шлиссельбургская крепость» опубликовал мистические трактаты «Между миром и монастырем» и «Тайны Царства Небесного». Мать Хармса была дворянкой, и заведовала в 1900-е годы приютом для бывших каторжанок в Петербурге. Сам Хармс учился в санкт-петербургской привилегированной немецкой школе (Петершуле), где приобрел основательное знание немецкого и английского языков.

В 1924 году Даниил поступил в Ленинградский электротехникум, откуда через год был исключен за «слабую посещаемость» и «неактивность в общественных работах». С тех пор он целиком отдался писательскому труду и жил исключительно литературным заработком. Сопутствующее писательству разностороннее самообразование, с особым уклоном в философию и психологию, как о том свидетельствует его дневник, протекало чрезвычайно интенсивно. Он изначально чувствовал в себе литературный талант, и поэтому своим поприщем избрал поэзию, понятие о которой определилось у него под влиянием поэта Александра Туфанова, почитателя и продолжателя В.Хлебникова, автора книги «К зауми», и основавшего в марте 1925 года Орден Заумников, в ядро которого вошел и сам Хармс, взявший себе титул «Взирь зауми». Через Туфанова он сблизился с Александр Введенским, учеником более ортодоксального поэта-«хлебниковца» и обожателя Терентьева, создателя ряда агитпьес, в том числе сценической обработки «Ревизора», спародированной в «Двенадцати стульях» Ильфом и Петровым. С Введенским Хармса связала прочная дружба, и Введенский, без особых на то оснований, принимал на себя роль наставника Хармса. Однако направленность их творчества оказалась различна: у Введенского возникала и сохранялась дидактическая установка, у Хармса преобладала игровая. Об этом свидетельствовали его первые известные стихотворные тексты «Кика с Кокой», «Ваньки Встаньки», «Землю, говорят, изобрели конюхи» и поэма «Михаилы».

Введенский обеспечил Хармсу новый круг постоянного общения, познакомив его со своими друзьями Л.Липавским и Я.Друскиным, выпускниками философского отделения факультета общественных наук, отказавшимися отречься от своего учителя, высланного из СССР в 1922 году видного русского философа Н.О.Лосского, и пытавшимися развивать его идеи самоценности личности и интуитивного знания. Их взгляды повлияли на мировоззрение Хармса, и более 15 лет они были первыми слушателями и ценителями его произведений.

Из «взиря зауми» Хармс позже переименовался в «чинаря-взиральника», и быстро приобрел скандальную известность в кругах литераторов-авангардистов под своим новоизобретенным псевдонимом, которым стало множественное число английского слова «harm» - «напасти». Впоследствии свои произведения для детей он подписывал и иначе (Чармс, Шардам и т.д.), но собственной фамилией никогда не пользовался. Псевдоним был закреплен и во вступительной анкете Всероссийского Союза поэтов, куда Хармса приняли в марте 1926 года на основании представленных стихотворных сочинений, два из которых - «Случай на железной дороге» и «Стих Петра Яшкина - коммуниста», были напечатаны в малотиражных сборниках Союза. Кроме них до конца 1980-х годов в СССР было опубликовано лишь одно «взрослое» произведение Хармса - стихотворение «Выходит Мария, отвесив поклон» в 1965 году.

В качестве члена литобъединения Хармс получил возможность выступать с чтением своих стихов, но воспользовался ею только один раз в октябре 1926 года - другие попытки были тщетными. Игровое начало его стихов стимулировало их драматизацию и сценическое представление: в 1926 году он вместе с Введенским подготовил спектакль авангардистского театра «Радикс» - «Моя мама вся в часах», но дальше репетиций дело не пошло. Хармс познакомился с Казимиром Малевичем, и глава супрематизма подарил ему свою книгу «Бог не скинут» с надписью «Идите и останавливайте прогресс». Свое стихотворение «На смерть Казимира Малевича» Хармс прочел на панихиде по художнику в 1936 году. Тяготение Хармса к драматической форме выразилось в диалогизации многих стихотворений («Искушение», «Лапа», «Месть» и т.д.), а также в создании «Комедии Города Петербурга» и первого преимущественно прозаического сочинения - пьесы «Елизавета Бам», представленной 24 января 1928 года на единственном вечере «Объединения Реального Искусства» (ОБЭРИУ), куда, кроме Хармса и Введенского, входили Николай Заболоцкий, К.Вагинов и И.Бахтерев, и к которому примыкал Николай Олейников - с ним у Хармса образовалась особая близость. Объединение было неустойчивым, просуществовало менее трех лет с 1927-го по 1930-й годы, и деятельное участие в нем Хармса было скорее внешним, никак не затронувшим его творческих принципов. Характеристика, данная ему Заболоцким, составителем манифеста ОБЭРИУ, отличалась неопределенностью: «поэт и драматург, внимание которого сосредоточено не на статической фигуре, но на столкновении ряда предметов, на их взаимоотношениях».

В конце 1927 года Олейников и Житков организовали «Ассоциацию писателей детской литературы» и пригласили в нее Хармса.

С 1928-го по 1941-й годы он постоянно печатался в детских журналах «Еж», «Чиж», «Сверчок» и «Октябрята», за это время у него вышло около 20 детских книг. Эти сочинения дали выход его игровой стихии, но, как о том свидетельствовали его дневники и письма, писались они исключительно для заработка (с середины 1930-х годов более чем скудного) и особого значения автор им не придавал. Печатались они стараниями Самуила Маршака, правда, отношение к стихам Хармса критики, начиная со статьи в «Правде», озаглавленной «Против халтуры в детской литературе», было однозначным. И жил он, действительно, не тем, что творил для детей. Это были рассказы, стихотворения, пьесы, статьи и даже любая строчка в дневнике, письмо или частная записка. Во всем, в любом избранном жанре он оставался оригинальным, ни на кого не похожим писателем. «Я хочу быть в жизни тем же, чем Лобачевский в геометрии», - записал он в 1937 году.

Его не напечатанные произведения газета «Смена» расценила в апреле 1930 года, как «поэзию классового врага», и статья стала предвестием ареста Хармса в конце 1931 года, квалификации его литературных занятий как «подрывной работы» и «контрреволюционной деятельности» и ссылки в Курск. В декабре 1931 года Хармс был вместе с рядом других обэриутов арестован, обвинен в антисоветской деятельности, и приговорен 21 марта 1932 года коллегией ОГПУ к трём годам исправительных лагерей. В итоге приговор был 23 мая 1932 года заменен высылкой («минус 12»), и поэт отправился в Курск, где уже находился высланный Введенский. Там Хармс прожил с весны до осени 1932 года.

Рассказывал Владимир Глоцер: «Позади остались две единственные «взрослые» публикации Даниила Хармса - по стихотворению в каждом - в двух сборниках Союза поэтов (в 1926-м и 1927 годах). Больше Даниилу Хармсу, как, впрочем, и Александру Введенскому, не удалось опубликовать при жизни ни одной «взрослой» строчки. Стремился ли Хармс к публикации своих «взрослых» произведений? Думал ли о них? Полагаю, что да. Во-первых, таков имманентный закон всякого творчества. Во-вторых, есть и косвенное свидетельство, что он свыше четырех десятков своих произведений считал готовыми для печати. Но при этом - вот сознание безвыходности! - не делал после 1928 года никаких попыток опубликовать что-то из своих «взрослых» вещей. Во всяком случае, о таких попытках пока неизвестно. Сам Хармс старался не посвящать своих знакомых в то, что писал. Художница Алиса Порет вспоминала: «Хармс сам очень любили рисовать, но мне свои рисунки никогда не показывал, а также все, что он писал для взрослых. Он запретил это всем своим друзьям, а с меня взял клятву, что я не буду пытаться достать его рукописи». Думаю, однако, что небольшой круг его друзей - А.Введенский, Л.Липавский (Л.Савельев), Я.С.Друскин и некоторые другие - были постоянными слушателями его сочинений в 30-е годы. А писал он - во всяком случае, стремился писать - ежедневно. «Я сегодня не выполнил своих 3-4 страниц», - упрекает он себя. И рядом, в те же дни, записывает: «Я был наиболее счастлив, когда у меня отняли перо и бумагу и запретили мне что-либо делать. У меня не было тревоги, что я не делаю чего-то по своей вине, совесть была спокойна, и я был счастлив. Это было, когда я сидел в тюрьме. Но если бы меня спросили, не хочу ли я опять туда или в положение, подобное тюрьме, я сказал бы: нет, НЕ ХОЧУ».

В 1932 году Хармсу удалось вернуться в Ленинград. Характер его творчества изменился - поэзия отошла на задний план, стихи он писал все меньше (последние законченные стихотворения относятся к началу 1938), зато больше создавал прозаических сочинений. Им была написана повесть «Старуха», а также произведения малого жанра - «Случаи», «Сцены» и т.д. На месте лирического героя-затейника, заводилы, визионера и чудодея появился нарочито наивный рассказчик-наблюдатель, беспристрастный до цинизма. Фантастика и бытовой гротеск выявляли жестокую и бредовую несуразицу «непривлекательной действительности» (из дневников), причем эффект ужасающей достоверности создавался благодаря скрупулезной точности деталей, жестов, речевой мимики. В унисон с дневниковыми записями («пришли дни моей гибели» и т.п.) последние рассказы «Рыцари», «Упадание», «Помеха» и «Реабилитация» были проникнуты ощущением полной безысходности, всевластия полоумного произвола, жестокости и пошлости.

Произведения Даниила Хармса были на что похожими камешками в мозаике литературы 1920-х и 1930-х годов. Рассказы и сценки из цикла «Случаи», посвященного его жене Марине Малич, удивительным образом передавали, несмотря на весь их лаконизм (иные вещи - в треть машинописной страницы) фантасмагоричность, атмосферу и быт 1930-х годов. Их юмор был юмором абсурда. «Меня, - писал Хармс 31 октября 1937 года, - интересует только «чушь»; только то, что не имеет никакого практического смысла».

Из дома вышел человек С дубинкой и мешком. И в дальний путь, и в дальний путь

Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед И все вперед глядел. Не спал, не пил, Не пил, не спал,

Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре Вошел он в темный лес. И с той поры, И с той поры,

И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его Случится встретить вам, Тогда скорей, Тогда скорей,

Скорей скажите нам.

Хармса занимало чудесное. Он верил в чудо - и при этом сомневался, существует ли оно в жизни. Иногда он сам ощущал себя чудотворцем, который мог, но не хотел творить чудеса. Один из часто встречаемых мотивов его произведений - сон. Сон как самое удобное состояние, среда для того, чтобы свершались чудеса, и чтобы в них можно было поверить. Он словно знал об отпущенных ему 36 годах жизни. Бывали дни, когда он писал по два-три стихотворения или по два рассказа. И любую, даже маленькую вещь мог несколько раз переделывать и переписывать.

Его внешность легко могла стоить жизни. Вера Кетлинская, возглавлявшая в блокаду ленинградскую писательскую организацию, рассказывала, что ей в начале войны, приходилось несколько раз удостоверять личность Хармса, которого подозрительные граждане, в особенности подростки, принимали из-за его странного вида и одежды - гольфы, необычная шляпа, «цепочка с массой загадочных брелоков вплоть до черепа с костями», за немецкого шпиона.

23 августа 1941 года он был повторно арестован по доносу Антонины Оранжиреевой, знакомой Анны Ахматовой и многолетнего агента НКВД. Хармсу вменялись в вину его слова: «Если же мне дадут мобилизационный листок, я дам в морду командиру, пусть меня расстреляют; но форму я не одену». И другое высказывание: «Советский Союз проиграл войну в первый же день, Ленинград теперь либо будет осажден и мы умрем голодной смертью, либо разбомбят, не оставив камня на камне». Также Хармс утверждал, что город заминирован, а на фронт посылают безоружных солдат.

Чтобы избежать расстрела, Хармс симулировал сумасшествие, после чего военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления», что Хармса необходимо содержать в психиатрической больнице.

Слабея от голода, его жена Марина Малич пришла в квартиру, пострадавшую от бомбежки, вместе с другом Даниила Ивановича, Я.С.Друскиным, сложила в небольшой чемоданчик рукописи мужа, а также находившиеся у Хармса рукописи Введенского и Николая Олейникова, и этот чемоданчик как самую большую ценность Друскин берег при всех перипетиях эвакуации. Потом, когда в 1944-м году он вернулся в Ленинград, то взял у сестры Хармса, Е.И.Ювачевой, и другую чудом уцелевшую часть архива. В нем были и девять писем к актрисе Ленинградского ТЮЗа (театра А.Брянцева) Клавдии Васильевны Пугачевой, впоследствии артистки Московского театра сатиры и театра имени Маяковского. При очень небольшой дошедшей до нас эпистолярии Хармса они имеют особенную ценность, особенно - рукопись как бы неоконченной повести «Старуха», самого крупного у Хармса произведения в прозе.

Сочинения Хармса, даже напечатанные, пребывали в полном забвении до начала 1960-х годов, когда был издан сборник его тщательно отобранных детских стихотворений «Игра» в 1962 году. После этого ему около 20 лет пытались присвоить облик веселого чудака, массовика-затейника по детской части, совершенно не согласующийся с его «взрослыми» сочинениями. С 1978 года в ФРГ публикуется его собрание сочинений, подготовленное на основе спасенных рукописей М.Мейлахом и В.Эрлем. К середине 1990-х годов Хармс прочно занял место одного из главных представителей русской художественной словесности 1920-х и 1930-х годов, по сути дела противостоящей советской литературе.

Рассказывал Владимир Глоцер: «Мир удивился, узнав Даниила Хармса. Впервые прочитав его в конце 60-х - начале 70-х годов. Его и его друга Александра Введенского. До тех пор мир считал родоначальником европейской литературы абсурда Эжена Ионеско и Сэмюела Беккета. Но, прочтя наконец неизвестные дотоле и, к сожалению, еще не опубликованные у нас в стране пьесу «Елизавету Бам» (1927), прозаические и стихотворные произведения Даниила Хармса, а также пьесу «Елка у Ивановых» (1939) и стихотворения А.Введенского, он увидел, что эта столь популярная ныне ветвь литературы появилась задолго до Ионеско и Беккета. Но ни Хармс, ни Введенский уже не услышали, как их чествуют. Слом, разлад, разрушение устоявшегося быта, людских связей и прочее они почувствовали, пожалуй, острее и раньше других. И увидели в этом трагические последствия для человека. Так все ужасы жизни, все ее нелепости стали на только фоном, на котором разворачивается абсурдное действо, но и в какой -то мере причиной, породившей самый абсурд, его мышление. Литература абсурда оказалась по-своему идеальным выражением этих процессов, испытываемых каждым отдельным человеком. Но, при всех влияниях, на которые указывает сам Хармс, нельзя не видеть, что он наследует не только Гоголю, которого, как мы потом узнаем, он ставил выше всех писателей, но и, например, Достоевскому... И эти истоки свидетельствуют, что русский абсурд возник не вдруг и не на случайной почве».

К самому Хармсу жизнь становилась все суровее. В 1937-м и 1938-м годах нередки были дни и недели, когда они с женой жестоко голодали. Не на что было купить даже совсем простую еду. «Я все не прихожу в отчаянье, - записывает он 28 сентября 1937 года. - Должно быть, я на что-то надеюсь, и мне кажется, что мое положение лучше, чем оно есть на самом деле. Железные руки тянут меня в яму».

Но в те же дни и годы, безнадежные по собственному ощущению, он интенсивно работал. Рассказ «Связь», например, был датирован 14-м сентября 1937 года. Хармс, как художник, исследовал безнадежность и безвыходность, писал о ней. Им был написан 30 января 1937 года рассказ «Сундук», 21 июня 1937 года - сценка «Всестороннее исследование», 22 августа 1937 года - «О том, как меня посетили вестники» и т.д. Абсурдность сюжетов этих вещей не поддается сомнению, но также несомненно, что они вышли из-под пера Хармса во времена, когда то, что кажется абсурдным, стало былью. Рассказывавшие о Хармсе современники писали, как был изумлен дворник, читая на дверях его квартиры табличку каждый раз с новым именем.

Возможно, что так все и было. Вот подлинная записка, сохранившаяся в архиве Хармса: «У меня срочная работа. Я дома, но никого не принимаю. И даже не разговариваю через дверь. Я работаю каждый день до 7 часов». «Срочная работа» у не печатающегося писателя...

Умер Хармс в Ленинграде 2 февраля 1942 года - в заключении, от истощения во время блокады Ленинграда, в наиболее тяжёлый по количеству голодных смертей месяц, в отделении психиатрии больницы тюрьмы «Кресты».

..............................................

Учился в привилегированной немецкой школе Петришуле . В 1924 году поступил в Ленинградский пединститут, но вскоре был вынужден его оставить. В 1925 году занялся сочинительством. В ранней юности подражал туристической поэтике Хлебникова и Кручёных . Затем, во второй половине 1920-х годов , отказался от преобладания «зауми» в стихосложении.

По возвращении из ссылки Хармс продолжает общаться с единомышленниками и пишет ряд книг для детей, чтобы заработать себе средства на жизнь. После публикации в 1937 году в детском журнале стихотворения «Из дома вышел человек с дубинкой и мешком», который «с той поры исчез», некоторое время Хармса не печатают, что ставит его с женой на грань голодной смерти . Одновременно пишет множество коротких историй , театральных сценок и стихов для взрослых, которые при жизни не публиковались. В этот период создаются цикл миниатюр «Случаи», повесть «Старуха».

Wikimedia Foundation . 2010 .

    Даниил (настоящее имя Ювачёв Даниил Иванович; 1905, Петербург – 1942, Ленинград), русский писатель. Д. Хармс Сын литератора И. П. Ювачёва. В 1922 г. или немногим ранее начал поэтическую деятельность. Вместе с Л. С. Липавским, Я. С. Друскиным, А … Литературная энциклопедия

    См.:ОБЭРИУТы Лексикон нонклассики. Художественно эстетическая культура XX века.. В.В.Бычков. 2003 … Энциклопедия культурологии

    - (настоящая фамилия Ювачёв) Даниил Иванович (1905 42), русский писатель. Участник литературной группы Объединение реального искусства (ОБЭРИУ, 1927 1930). В поэзии, пьесах (Комедия города Петербурга, 1927, опубликована посмертно; Елизавета Вам … Русская история

    Хармс Д. И. - ХАРМС (наст. фам. Ювачёв) Даниил Иванович (1905–42), рус. писатель. Участник лит. группы Объединение реального иск ва (ОБЭРИУ, 1927–30). В поэзии, пьесах (Комедия города Петербурга, 1927, опубл. посм.; Елизавета Бам, пост. 1928), пов … Биографический словарь

    Даниил Хармс Имя при рождении: Даниил Иванович Ювачёв Дата рождения: 17 (30) декабря 1905 Место рождения: Санкт Петербург Дата смерти: 2 февраля 1942 Место смерти: Ленинград … Википедия

Даниил Хармс (Даниил Иванович Ювачев) родился 30 (по старому стилю – 17) декабря 1905 г. Его отец – Иван Павлович Ювачев был человеком исключительной судьбы. За участие в народовольческом терроре он (тогда морской офицер) был в 1883 г. судим и провел четыре года в одиночной камере, а затем – более десяти лет на каторге. Мать Хармса заведовала в приютом для бывших каторжанок в Петербурге. Хармс учился в санкт-петербургской немецкой школе (Петершуле), где приобрел основательное знание немецкого и английского языков. В 1924 г. он поступает в Ленинградский электротехникум, откуда через год был исключен за «слабую посещаемость» и «неактивность в общественных работах». Таким образом, ни высшего, ни среднего специального образования писатель получить не смог. Но он интенсивно занимался самообразованием, особенно увлекался философией и психологией. Жил исключительно литературным заработком. С 1924 года он начинает называть себя Хармсом. Это был основной из его многочисленных псевдонимов; происходивший, может быть, и от французского «charm» (шарм, обаяние), и от английского «harm» (вред, напасть); он достаточно точно отражал сущность отношения писателя к жизни и творчеству: Хармс умел травестировать самые серьезные веши и находить весьма невеселые моменты в самом, казалось бы, смешном. Такая же амбивалентность была характерна и для его личности: ориентация на игру, на веселый розыгрыш сочетались с подчас болезненной мнительностью, с уверенностью в том, что он приносит несчастье тем, кого любит. В 1925 г. Хармс знакомится с юной Эстер Русаковой и вскоре женится на ней. Роман и брак были сложными и мучительными для обеих сторон – вплоть до развода в 1932 г. Однако всю свою жизнь он будет помнить об Эстер и сравнивать с ней всех женщин, с которыми его сведет судьба. В 1925 г. Хармс вошел в небольшую группу ленинградских поэтов, которую возглавлял Александр Туфанов, они называли себя «заумниками». Здесь происходит знакомство и возникает дружба с Александром Введенским. В 1926 г. они вместе с молодыми философами Леонидом Липавским и Яковом Друскиным образуют объединение «чинари». Примерно в это же время Хармс и Введенский были приняты в ленинградское отделение Всероссийского Союза поэтов. В сборниках Союза они печатают по два своих стихотворения, оставшиеся единственными «взрослыми» произведениями, которые им суждено будет увидеть напечатанными. Главная форма деятельности «чинарей» – выступления с чтением своих стихов в клубах, ВУЗах, литературных кружках; заканчивались они обычно скандалами. Хармс участвует в различных левых объединениях, инициирует их создание. В 1927 г. возникает Объединение реального искусства (ОБЭРИУ), куда, кроме Хармса и Введенского, входили Николай Заболоцкий, Константин Вагинов, Игорь Бахтерев, к ним примыкал также Николай Олейников, ставший близким другом Хармса. Единственный вечер ОБЭРИУ 24 января 1928 г. стал некоторым бенефисом Хармса: в первом отделении он читал стихи, а во втором была поставлена его пьеса «Елизавета Бам» (она во многом предвосхищает открытия европейского театра абсурда). Резко отрицательные отзывы в прессе определили невозможность подобных вечеров, теперь обэриуты могли лишь выступать с небольшими программами. Наконец, одно из их выступлений в общежитии ЛГУ вызвало новые обвинения в контреволюционности. В 1930 г. ОБЭРИУ прекратило свое существование, а в конце 1931 г. Хармса и Введенского арестовали. Приговор, впрочем, был сравнительно мягким – ссылка в Курск, а хлопоты друзей привели к тому, что уже осенью 1932 г. поэты смогли вернуться в Ленинград. Еще в конце 1927 г. Олейников и Борис Житков организуют «Ассоциацию писателей детской литературы» и приглашают в нее Хармса. С 1928 по 1941 г. он постоянно сотрудничает в детских журналах «Еж», «Чиж», «Сверчок», «Октябрята», у него выходит около 20 детских книг. Стихи и проза для детей и дают своеобразный выход его игровой стихии, но писались они исключительно для заработка и особого значения автор им не придавал. Отношение же к ним официальной партийной критики было однозначно отрицательным. После ссылки ни о каких публикациях, ни о каких выступлениях речи уже быть не могло. Более того, необходимо было скрывать свое творчество от посторонних. Поэтому общение бывших обэриутов и близких им людей проходило теперь на квартирах. Хармс, Введенский, Липавский, Друскин, Заболоцкий, Олейников, вели беседы на литературные, философские и другие темы. Деятельность этого кружка продолжалась несколько лет. Но в 1936 г. женился на харьковчанке и уехал к ней Введенский, в 1937 г. был арестован и вскоре расстрелян Олейников. «Взрослые» произведения Хармса пишутся теперь исключительно «в стол». Поэзию сменяет проза, ведущим прозаическим жанром становится рассказ. В 30-х гг. возникает стремление к крупной форме. Первым ее образцом можно считать цикл «Случаи» – тридцать небольших рассказов и сценок, которые Хармс расположил в определенном порядке, переписал в отдельную тетрадь и посвятил своей второй жене Марине Малич (на которой он женился в 1935 г.). В 1939 г. появляется вторая большая вещь – повесть «Старуха». Известны около десятка рассказов, написанных в 1940–1941 гг. К концу 30-х кольцо вокруг Хармса сжимается. Все меньше возможностей печататься в детских журналах. Следствием этого стал совершенно реальный голод. Трагизм произведений писателя в этот период усиливается до ощущения полной безнадежности, полной бессмысленности существования. Аналогичную эволюцию проходит также и хармсовский юмор: от легкого, слегка ироничного – к черному. Начало войны и первые бомбардировки Ленинграда усилили у Хармса чувство приближающейся собственной гибели. В августе 1941 г. он был арестован за «пораженческие высказывания». Длительное время никто ничего не знал о его дальнейшей судьбе, лишь в феврале 1942 г. Марине Малич сообщили о смерти мужа. Мнение о его последних днях разноречивы. Некоторые считают, что Хармс, которому угрожал расстрел, симулировал психическое расстройство и был направлен в тюремную психиатрическую больницу, где и скончался в первую блокадную ленинградскую зиму. Есть также информация, что у Хармса незадолго до ареста действительно диагностировали шизофрению, поэтому он был помещен больницу для принудительного лечения. Неизвестно точно и где он умер – в Ленинграде или Новосибирске. Дата смерти – 2 февраля 1942 г. Рукописи Хармса были сохранены его другом Иосифом Друскиным; он забрал их зимой 1942 г. из опустевшей комнаты писателя. Не расставался с этим чемоданчиком ни в эвакуации, ни по возвращению в Ленинград, около двадцати лет не прикасался к его содержимому, сохраняя надежду на чудо – возвращение хозяина. И лишь когда надежды не стало, начал разбирать бумаги покойного друга.

У Даниила Хармса есть стихи, которые многие называют пророческими:

Из дома вышел человек С веревкой и мешком И в дальний путь, и в дальний путь Отправился пешком. Он шел, и все глядел вперед, И все вперед глядел, Не спал, не пил, Не спал, не пил, Не спал, не пил, не ел. И вот однажды поутру Вошел он в темный лес И с той поры, и с той поры, И с той поры исчез… И если где-нибудь его Придется встретить вам, Тогда скорей, тогда скорей,

Скорей скажите нам.

Через двадцать пять лет после его смерти Хармса оценил широкий читатель. Началось его второе рождение, которое продолжается и сегодня.

Настоящая фамилия Ювачев (1905 1942), русский писатель. В поэзии, пьесах («Елизавета Бам», постановка 1927), повесть «Старуха» (1939, опубликована в 1991), гротескных рассказах (цикл «Случаи», 1933 39, опубликован посмертно), своеобразие поэтики… … Энциклопедический словарь

Хармс, Даниил Иванович - Даниил Иванович Хармс. ХАРМС (настоящая фамилия Ювачев) Даниил Иванович (1905 42), русский писатель. Входил в ОБЭРИУ. В поэзии, пьесах (“Елизавета Бам”, постановка 1927), повести “Старуха” (1939, опубликована в 1991), гротескных рассказах (цикл… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

ХАРМС (наст. фам. Ювачев) Даниил Иванович (1905 42) русский писатель. В пьесе Елизавета Бам (постановка 1927), повести Старуха (1939, опубликована в 1991), в гротескных рассказах (цикл Случаи, 1933 39, опубликован посмертно) показывал… … Большой Энциклопедический словарь

ХАРМС Даниил Иванович - ХАРМС (наст. фам. Ювачев) Даниил Иванович (1905—42), русский советский писатель. Пьеса «Елизавета Вам» (пост. 1927). Кн. стихов и рассказов для детей «Озорная пробка», «Театр» (обе — 1928), «О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а… … Литературный энциклопедический словарь

- (Ювачев). Род. 1905, ум. 1942. Писатель (поэт, прозаик, драматург) (абсурдист). Профессионально занялся литературным трудом в 1925 г. Участник Ордена Заумников, позднее Объединения Реального Искусства (ОБЭРИУ), Ассоциации писателей детской… … Большая биографическая энциклопедия

- (наст. фам. Ювачев; 1905/06 1942) – рус. писатель. В лит ру вошел в сер. 20 х гг. В поэзии, пьесах («Елизавета Бам», пост. 1927), пов. «Старуха» (1939), гротескных рассказах (цикл «Случаи», 1933 39) показал абсурдность бытия, обезличивание… … Энциклопедический словарь псевдонимов

Даниил Хармс Имя при рождении: Даниил Иванович Ювачёв Дата рождения: 17 (30) декабря 1905 Место рождения: Санкт Петербург Дата смерти: 2 февраля 1942 Место смерти: Ленинград … Википедия

Даниил Хармс Имя при рождении: Даниил Иванович Ювачёв Дата рождения: 17 (30) декабря 1905 Место рождения: Санкт Петербург Дата смерти: 2 февраля 1942 Место смерти: Ленинград … Википедия

Хармс, Даниил Иванович Даниил Хармс Имя при рождении: Даниил Иванович Ювачёв Дата рождения: 17 (30) декабря 1905 … Википедия

Хармс Даниил (17.12.1905 – 02.02.1942) – русский писатель, поэт. Был членом Объединения реального искусства. При жизни был известен как автор детских произведений.

Фамилия писателя при рождении – Ювачев. Родился Даниил Иванович в Санкт-Петербурге. Его отец был революционером, участником Народной воли, писателем. Имел знакомство со Львом Толстым, Антоном Чеховом и др. Отбывал ссылку на Сахалине, где работал на метеостанции. После ссылки служил во флоте, затем ревизором. Мать была на десять лет младше отца, возглавляла женское убежище для бывших заключенных. Сначала Даниил обучался в школе при Петришуле – старейшем учебном заведении Петербурга, затем – во второй трудовой школе. В 1924 году поступил в электротехникум, откуда был исключен спустя два года.

Псевдоним Хармс присваивает себе около 1922 года. По поводу происхождения этого имени выводы исследователей рознятся. В рукописях Хармса находили множество других псевдонимов. В 1926 году становится членом Союза поэтов, начинает выступать с чтением стихотворений разных авторов, в том числе и собственных произведений. Вступление в «Орден заумников» соответствующим образом влияет на его творчество. Также входит в содружество «чинарей», среди которых были А. Введенский, Я. Друскин и др.

Детское фото Даниила, 1910

Хармс предпринимал активные попытки соединить поэтов и художников «левого» толка. Организовал такие объединения, как «Левый фланг» и «Академия левых классиков». К 1927 году образовывается объединение ОБЭРИУ. К обэриутам относились Н. Заболоцкий, Б. Левин, И. Бахтерев и др. Самое масштабное собрание представителей, получившее название «Три левых часа», состоялось в начале 1928 года. Хармс специально для этого вечера написал пьесу «Елизавета Бам».

Под воздействием С. Маршака и Б. Житкова члены объединения в 1927 году обращаются к творчеству для детей. До конца 30- годов Хармс работал с детскими изданиями «Еж», «Сверчок» и др. Он писал рассказы, стихотворения, придумывал головоломки, забавные комментарии к рисункам. Хотя обэриутам было не по нраву писать детские произведения, Хармс, в отличие от Введенского, подходил к работе со всей ответственностью. Хармс стал автором девяти детских книг с иллюстрациями в 1928 – 1931 годах, среди них «Миллион», «Игра», «Театр». На «Озорную пробку» впоследствии в течение десяти лет был наложен цензурный запрет. В 1937 году Даниил Иванович перевел на русский язык произведение «Плих и Плюх» В. Буша, в 1940 году написал книжку «Лиса и заяц».

В 1931 году членов ОБЭРИУ обвинили в антисоветских настроениях, Хармс был выслан в Курск, где прожил несколько месяцев. После возвращения из ссылки его жизнь меняется к худшему: объединение распадается, детских произведений выходит все меньше, усложняется материальное положение.

В это время в творчестве также происходит переломный момент: Хармс переходит к прозаическим произведениям, больше внимания уделяет взрослой литературе. Он пишет серию рассказов «Случаи», множество небольших повестей, коротких сценок. При жизни писателя большую часть взрослых произведений не издавали. Продолжает дружить с бывшими обэриутами. На встречах они обсуждают свои новые творения, философские проблемы. Эти беседы были записаны Л. Липавским. В 1937 году происходит разгром детского издательства в Петербурге.

Даниил был женат дважды. В 1928 году женился на Э. Русаковой. Судя по дневникам Хармса, отношения в семье были довольно сложными. Первой жене он посвятил многие произведения второй половины 20-х годов. Союз распался спустя четыре года. Позже Русакова была сослана на Колыму, где погибла.

В 1934 году писатель заключил брак с Мариной Малич. Вместе они прожили до его ареста. Малич он посвятил часть своего творчества, в том числе «Случаи». После смерти мужа она эвакуировалась на Кавказ. Оттуда после германской оккупации ее вывезли немцы в качестве остарбайтера. В послевоенное время жила в странах Европы и Америки.

В 1941 году Хармса арестовали за так называемые «пораженческие настроения». Писателю грозил расстрел, но он симулировал психическое расстройство. Суд отправил Хармса на лечение в больницу при «Крестах». Даниил Иванович скончался на 37 году жизни во время блокады. В феврале 1942 года в Ленинграде от голода умерло наибольшее количество людей. Жене же сначала сообщили, что писатель перевезен в Новосибирск. В 1960 году Хармса полностью реабилитировали посмертно по ходатайству его сестры.

При жизни писателя была опубликована лишь малая часть его произведений, особенно взрослых, однако удалось сохранить архив с его рукописями. Издания Хармса стали появляться в 70-х годах за границей. В СССР в 1988 году был опубликован «Полет в небеса». В 90-х годах вышло собрание сочинений Хармса, теперь его произведения регулярно выпускаются издательствами.

На доме Хармса в 2005 году размещена памятная доска, на которой изображен портрет писателя, строка из его стихотворения и памятная надпись. Его именем назвали астероид, улицу в Петербурге. Также учреждена литературная премия Хармса. Его произведения были экранизированы более двадцати раз, о жизни Даниила Ивановича снято пять фильмов, как документальных, так и художественных. Кроме того, по его произведениям в российских театрах проходят театральные постановки: спектакли, балет и опера.

digitaljournals.ru


Смотрите также