Биография гвоздикова и жариков


Наталья Гвоздикова о любовнице Евгения Жарикова: «Я ее презираю»

Наталья Федоровна откровенно рассказала о том, как справилась с предательством близкого человека // Фото: кадр из программы

Наталья Федоровна Гвоздикова считалась одной из самых красивых актрис советского кино. Несмотря на привлекательную внешность и успешную карьеру, в личной жизни знаменитости было много потерь и предательств. Первый брак артистки с математиком Александром закончился крахом. Как призналась Гвоздикова, супруг был патологическим ревнивцем, более того, он систематически избивал артистку. По словам Натальи Федоровны, она решилась на развод после смерти любимого отца. Именно в этот тяжелый для нее период она узнала, что муж неоднократно изменял ей. Гвоздикова без раздумий подала на развод.

Спустя время Наталья Федоровна познакомилась со вторым супругом, актером Евгением Жариковым. Влюбленные скрывали роман от коллег во время съемок сериала «Рожденная Революцией». По сценарию фильма, Жариков и Гвоздикова тоже были супругами... А уже 2 августа 1976 года у звездной пары родился сын Федор. Актриса поделилась, что годы супружеской жизни дались ей непросто.

«Очень сложно сохранить семью, когда вы в разлуке. Да, Женя хотел еще детей… Но я снималась, быстро вернулась на телевидение, много работала», – вспомнила актриса.

В эфире ток-шоу Гвоздикова впервые ответила любовнице покойного мужа // Фото: кадр из программы

После рождения ребенка Наталья Федоровна продолжила успешно работать в кино и театре, занималась воспитанием сына. Для общественности пара Гвоздиковой и Жарикова была образцово-показательной. Актриса не догадывалась, что у ее знаменитого супруга появилась вторая семья. Журналистка Татьяна Алексеевна Секридова попыталась разрушить брак Натальи Федоровны и Евгения Ильича.

«Это был шантаж, его запугали. Это было все очень больно… Моя жизнь с Женей была такой счастливой, ведь он меня любил. В этом и был парадокс... Я думала все, что угодно, только не с этой женщиной. Она его просто преследовала, она нас преследовала. Мне даже в голову не могло прийти. А она рассчитывала на то, что я его выгоню, он останется один и будет с ней. Ему был дан выбор жить на две семьи», – рассказала Гвоздикова.

Сын Федор наотрез отказался пойти по стопам знаменитых родителей // Фото: Соцсети

По воспоминаниям актрисы, любовница ее супруга была некрасивой женщиной, серой мышью. Которая обманом пыталась увести Жарикова из семьи, распространяя сплетни о нем и о ней. 

«Понимаете, человек совершает ошибку, она его затягивает. Потом он запутывается, начинается шантаж… После того, как я узнала правду, мы сели за стол и спокойно поговорили. Он мне все рассказал. Я его не держала за пиджак. Сказала ему: «У тебя есть свобода выбора. По идее, я была склонна к тому, чтобы он ушел. Хотя я его любила и люблю до сих пор. Эту женщину я презираю!» – призналась Наталья Федоровна.

Актриса смогла пересилить себя и простила Евгения Ильича. В общей сложности супруги прожили вместе 38 лет. «Мы совершенно разные люди, поэтому, наверное, так долго были вместе. Если бы не эта поганая история… У нас было так много хорошего. Женя подарил мне моего любимого сына. Он привозил мне вещи с гастролей и ни разу не ошибся с размером», – вспомнила Наталья Федоровна.

Любовница родила Жарикову двух детей, но с внебрачными от другой женщины Гвоздикова не общается.

Татьяна Секридова родила Евгению Жарикову двух детей: сына Сергея и дочь Катю // Фото: кадр из программы

В конце программы Наталья Федоровна поведала, как уходил из жизни Евгений Ильич. Актер до последнего боролся, но рак одержал победу.

«Я не медик, но у каждого из нас свой ресурс. У Жени была одна операция, потом другая. Занесли инфекцию в позвоночник. Он не был лежачим больным, даже водил машину. Потом мы ездили с сыном каждый день к нему в больницу. Женя успел попрощаться, никому не расскажу его последние слова. Я услышала все, что хотела. Правду знаю только я», – заявила Гвоздикова.

www.starhit.ru

Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова: Одиночество вдвоем

Его взгляд снова упал на заголовки газет: «Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова считались идеальной парой…» В тот момент Евгению Ильичу отчетливо показалось, что вся его жизнь рухнула…

Вечеринка была в самом разгаре. Музыка гремела, столы ломились от угощений, спиртное текло рекой. Гости кинофестиваля – известные всей стране люди – веселились. Кто, уже изрядно перебрав, что-то выкрикивал, кто обнимался, кто хохотал, кто наблюдал за происходящим, потягивая коктейль. Народный артист и любимец женщин Евгений Ильич Жариков весь вечер не выпускал из объятий чуть полную брюнетку. «Во, Ильич – молодец, зажигает, как двадцатилетний», - шептались о нем. «А кто это с ним? Помоложе не мог найти…» - хихикали другие. «Да что вы знаете! Это Таня, его негласная жена, и у них дети». «Не болтай ты! Жена у него одна – Наташа Гвоздикова. Мало ли кого выпивший мужик вечером обнимает».

На следующий день Евгений Ильич появился на красной дорожке со своей законной супругой Натальей Федоровной Гвоздиковой. Держась ручку, они улыбались камерам. Их считали идеальной парой – более 30 лет вместе! И даже отметили призом, как самую крепкую актерскую семью… Но красивая сказка в одночасье рассыпалась, когда журналистка Татьяна Секридова (та самая чуть полная брюнетка) всей стране поведала о своем романе с Жариковым. И двоих детях, отцом которых стал Евгений Ильич. Разразился жуткий скандал! Не было человека, кто не бросил бы Жарикову обвинений в обмане и двойной жизни…

Женатый и замужняя

Хрупкая блондинка неслась нескончаемыми коридорами киностудии. С ней случилось самое страшное, что могло произойти с начинающей артисткой, - она опоздала на пробы. Влетев в павильон, она наткнулась на молодого красавца. Он сидел в кресле, нога за ногу. Замшевый пиджак, кофейные брюки, стильные штиблеты. На коленях – распечатка сценария, который он лениво полистывал. Наташа суетясь начала сбрасывать шубку, надеясь, что красавец поможет. Но он даже не соизволил подняться. «Вот наглец!» - решила она. «Да что себе позволяет эта пигалица – ее вся группа ждет!» - раздраженно думал эффектный молодой человек, он же – Евгений Жариков. Он уже тогда был звездой, снялся в добром десятке фильмов. Комедия «Три плюс два» сделала его знаменитым, работой у Андрея Тарковского он гордился. А Гвоздикова пока была никем…

Они оба пытались отказаться от роли в мелодраме «Возле этих окон» – режиссер не позволил. И удивительно, где-то к середине фильма почувствовали друг к другу симпатию. Говорят, Гвоздикову сильно взбесило, что Жариков завел интрижку с какой-то девушкой из массовки. И она решила его проучить – во что бы то ни стало обратить на себя его ясный взор. Перестаралась –у них завязался тайный роман.

Тайный – потому что и он, и она были людьми несвободными. Правда, Наташин брак трещал по швам. Муж Саша попивал, скандалил. Она несколько раз порывалась уйти, но свекры уговаривали остаться. У Жарикова ситуация была серьезнее: стаж семейной жизни перевалил за второй десяток. Его жена Валя, тренер по фигурному катанию, на романы мужа закрывала глаза. Когда были съемки комедии «Три плюс два», кто-то из группы позвонил ей: «Приезжай, если хочешь остаться при муже». Валя примчалась. Что тогда было, неизвестно: Жариков твердил, что актриса Наталья Кустинская (партнерша по фильму) пыталась его соблазнить. Кустинская уверяла, что это он к ней приставал. Брак Жени и Вали тогда устоял, но за 12 лет претензий и обид накопилось достаточно. Он хотел иметь детей, она не могла забеременеть. По правде говоря, Евгений не отказывал себе в шалостях на стороне: на съемках заводил легкие и не очень интрижки. Валя догадывалась о проделках «нашего Алена Делона» (так его называли) и молчала. Знала и о романе мужа с Гвоздиковой, но думала – не впервой, рассосется.

Увы, Женю затянуло крепко. И когда его пригласили в сериал «Рожденная революцией», он сделал все невозможное, чтобы главная роль досталась Наташе Гвоздиковой. Когда Жариков и Гвоздикова в кадре просто смотрели друг на друга, всем было ясно: они – пара. Поначалу актеры тщательно скрывали свой роман. Потом перестали. Она ушла от мужа.

Женя написал супруге Вале покаянное письмо с просьбой о разводе…

Жареные гвоздики

«Эй, жареные гвоздики, идите зарплату получать – вам же в кадре работать!» - кричала кассирша киностудии им. Довженко, где проходили съемки «Рожденной революцией». С легкой руки этой женщины к молодым супругам приклеилось это смешное прозвище.

Этот период, кажется, был самым счастливым в их жизни. Сериал настолько был успешным, что Жариков да и Гвоздикова тут же стали топовыми актерами. Молодые, красивые, они всем казались небожителями.

Женя мечтал о детях – и Наташа родила сына. Жариков был из многодетной семьи и хотел, чтобы у них с Наташей было минимум пятеро ребят. Жена согласилась на троих, но когда появился Феденька, изменила решение: «Остальных рожай сам!»

Молодые поселились у родителей Жени. Его отец, писатель Илья Милахиевич, надеялся, что внуку дадут его имя. Но Наташа назвала малыша в честь своего родителя – и старший Жариков крепко обиделся. Оказалось, что у хрупкой милой Наташи – стальной характер. Она умела принимать решения и ставила своего супруга перед фактом: будет так – и никак по-другому. Женя сначала бунтовал, потом покорился. Он любил свою жену, избегал ссор – как большинство мужчин, и вообще, по натуре оказался человеком мягким.

При этом работал как вол, чтобы купить отдельную квартиру, баловать жену, чтобы семья ни в чем не нуждалась. Жилье очень скоро появилось – советский Ален Делон тогда был нарасхват, женщины его обожали. Да и Евгений поддавался женским чарам… Естественно, находились «добрые» люди, которые оповещали Гвоздикову о шашнях мужа. Несколько раз они бурно ссорились, Женя оправдывался: мол, кроме нее, ему никто и не нужен. На самом деле так и было – вот только оставить многолетнюю привычку увлекаться Жариков не мог. Слаб человек, слаб!

Он легкомысленно думал, что Наташа будет, как и его прежняя жена Валя, смотреть на его увлечения сквозь пальцы. С чего бы это? Однажды в порыве ссоры волевая Гвоздикова побросала вещи в чемодан и заявила, что уходит. Женя выскочил из дому, хлопнув дверью. Сел в машину – и почувствовал, что буквально сползает с кресла. Известного молодого артиста забрали в больницу с диагнозом микроинфаркт… Конечно, Наташа никуда не ушла. Они помирились, и Женя пообещал завязать с походами налево.

Зрители очень хотели видеть эту пару на экране. И Евгений появлялся. А вот его жену на съемки приглашали все реже. Она сильно поправилась и очень болезненно переживала это. Говорят, даже злилась на мужа, ревновала к зрительскому успеху. Но потом обнаружила преимущества своего положения. «Пусть муж зарабатывает», - рассудила она и успокоилась. Увы, сделать хорошую карьеру в кино у нее не получилось.

Зато в гору пошел Евгений Ильич. И не только в творческом плане - в административном. Он председательствовал в созданной Гильдии киноактеров, возглавил кинофестиваль «Созвездие». Был успешным и довольно состоятельным человеком.

А потом Жариков встретил Таню Секридову… И все вдруг перевернулось!

Таня. Вторая семья

Лето, корабль, солнце и вода – что может быть лучше! Пожалуй – только легкий роман на таком корабле. Сначала он услышал ее смех – красивый, мощный, энергичный. Их сразу представили: приятель Жарикова очень просил аккредитовать журналистку Секридову на кинофестиваль. Евгений Ильич, создатель фестиваля «Созвездие», даже в свои 50 с хвостиком пользовался успехом у женщин – причем, всех возрастов! И его немного уело, что энергичная Таня как-то не отреагировала на его искрящуюся улыбку. Она всегда была в мужском окружении. Как так? Жариков стал действовать напролом: несколько дней и фруктами ее угощал, и шампанским поил, и настойчиво зазывал в свою каюту. В один из вечеров Таня сдалась…

Нет, связь с сильно женатым суперстар в ее планы не входила. Да и Евгений был уверен, что романчик на корабле скоро забудется. Но с каждой встречей они прирастали друг к другу все сильнее. «Ты родишь мне ребенка?» - вырвалось у него (как оказалось, идея иметь много детей Жарикова не отпускала). «А как же твоя жена, семья?» «Да у нас с женой уже давно разные жизни… Сын взрослый». Чего только мужчина не наговорит, чтобы затащить женщину в постель, но… Но, видимо, ей очень хотелось ему поверить.

Жариков вдруг помолодел! Очень красиво ухаживал, даже познакомился с родителями Тани. А когда она поняла, что ждет ребенка, радости Ильича не было предела. Он не струсил – как обычно бывает с женатыми мужчинами – напротив, приносил ей продукты, витамины, сам отвозил на консультацию к докторам. Таня стала частенько захаживать в дом Жариковых: Евгений представил ее как свою хорошую знакомую, известную журналистку. Потом Таня родила сына, которого по просьбе Жени назвала Сережей. Роман набирал обороты - и через два года у них появилась дочь.

Как они жили? Кажется, счастливо. Женя жил на две семьи, но был безмерно рад такому жизненному повороту. Его законная супруга Наталья ни о чем не догадывалась: она уже давно перестала пасти мужа, мужчину в возрасте. Сына Сережу и дочь Катю Татьяна записала на свою фамилию. Всем было объявлено, что Жариков – крестный отец детей, и лишь немногие знали, как обстоят дела на самом деле.

А потом случился тот скандал. Эта ситуация и не могла бы длиться долго – потому что женщины, Гвозикова и Секридова – обладали мощным волевым характером. А Евгений ничего решить не мог и не хотел.

На очередном фестивале Татьяна застала своего невенчанного супруга с молодой журналисткой. Была измена или нет – непонятно, но Секридова тут же вспомнила свое знакомство с Женей. Гнев, отчаяние, истерика. «Ты мне лжешь!» - кричала она и набрала телефон Гвоздиковой. «Пока ты в Москве, наш муж нас обманывает! - воскликнула она. И после паузы: - Это имеет ко мне отношения – потому что Жариков отец моих детей!»

Евгений Ильич, бледный как полотно, понял: его спокойная и счастливая жизнь закончилась. «Зачем ты это сделала? – белыми губами прошептал он. – Она же меня теперь на порог не пустит, уничтожит. Куда мне идти?»

Гвоздикова VS Секридова

В жизни этих троих людей начался ад. Наталья собиралась разводиться. Но ее уговорили сестра и мама не рубить сплеча. Евгений ходил к духовнику, каялся в содеянном, вымаливал прощение у жены. С Татьяной прекратил всяческие отношения. Наверное, о той ситуации никто ничего не узнал бы, если бы не дети. Их надо было растить, воспитывать, учить. Татьяна подала на алименты. И в ответ получила встречный иск – экспертизу на отцовство.

Евгений Ильич был готов на все, чтобы Наталья Федоровна его простила. А она не могла. «Предатель!» - часто бросала она ему. Спокойная жизнь в их доме закончилась. В какой-то момент не выдержал их взрослый сын: «Родители, вы или разводитесь, или уже живите нормально!»

Экспертиза подтвердила отцовство Жарикова. Этого можно было бы и не делать, но Гвоздикова хваталась за соломинку: ей важно было точно знать. Она надеялась, что из мужа просто тянут деньги.

По суду детям полагались алименты. И вдруг оказалось, что Евгений Ильич Жариков – обычный пенсионер: квартира написана на жену, машины и дача – на сына. Это был новый виток скандала: одна женщина давила тем, что есть маленькие дети. Другая же, защищая «свою территорию», не собиралась давать ни копейки. А потом случилась точка невозврата: Татьяна хотела вывезти детей за границу, Жариковы не давали разрешения – опасались, что мать двоих детей потребует деньги. И тогда адвокаты предложили подписать отказ от малышей – и Жариковы это сделали… Мама Сережи и Кати такого поворота совершенно не ожидала.

И тогда Татьяна Секридова поставила «жареным гвоздикам» шах и мат одновременно, дав откровенное интервью на телевидении и в некоторых изданиях.

На немолодого Жарикова спустили всех собак. «Двоеженец! Негодяй! Лжец!» - чего только о нем не писали. Пережив весь этот ужас вторично, Евгений Ильич свалился с тяжелым инсультом. Его выхаживали жена и сын. На больничной койке пожилой человек просил у Господа смерти. Но обошлось: общая беда объединила семью.

Несколько лет он отказывался от интервью. Потом сказал, что связь с Секридовой была ошибкой. Он так хотел вымолить прощения у Гвоздиковой, что перечеркнул и свою любовь, и семь лет счастливой жизни, и даже детей.

Прощения не вымолил – напротив, нажил тяжелейшее чувство вины. Очень хотел увидеть сына и дочку – и боялся. А если дети не станут с ним говорить или кинут обидное «Предатель»? Просил Федора познакомиться с Катей и Сережей, но тот ответил: «Отец, нет!» В этот страшный период Жарикову не хватило воли и решительности – тех черт, которые были в избытке и у Натальи, и у Татьяны.

Когда болеет душа, страдает и тело. У Евгения Ильича обострились все болезни: последствия инсульта, оперированные суставы – он еле передвигался с палочкой. А потом доктора обнаружили рак. Его оперировали, назначали необходимую терапию – и Жарикову будто полегчало. Но в сентябре прошлого года он вновь попал в больницу. А в январе его не стало…

Наталья Федоровна настояла, чтобы панихида по мужу была закрытой. Ни Татьяна Секридова, ни первая жена Валентина Зотова попрощаться с Жариковым не смогли. Сын Федор не женат, он живет с матерью. Гвоздикова отказывается от интервью и никаких комментариев не дает. Младшие дети Евгения Жарикова подрастают: они занимаются спортом и в театральной студии и, говорят, внешне очень похожи на своего красавца-отца.

Текст: Татьяна Постольникова

Фото: Анатолий Жданов

edinstvennaya.ua

Первая жена Жарикова: Гвоздикова совершила тяжкий грех!

Валентина Зотова возмущена тем, что детям не дали проститься с отцом

Валентина ЗОТОВА так и не дождалась слов прощения от бывшего мужа

Валентина Зотова возмущена тем, что детям не дали проститься с отцом

26 февраля исполняется 40 дней, как ушел из жизни актер Евгений ЖАРИКОВ. Верующие люди считают, что в этот день состоится решение Божие о том, где будет находиться душа. Мы решили узнать, как вспоминают Евгения Ильича его любимые женщины.

Сороковины Жарикова совпали с Великим постом. Это время покаяния, когда надо простить и помолиться. Каждая из бывших жен по-своему вспоминает Евгения Ильича. Валентина Зотова, прожившая в браке с актером 12 лет, о смерти экс-супруга узнала по телевизору.

- Не пошла на похороны, потому что понимала: будет скандал, - говорит Зотова. - Зная характер Натальи Гвоздиковой, ее хамскую сущность, отдавала себе отчет, во что это может вылиться. Я могу на Женю посмотреть дома, так как у меня много его фотографий, и по-христиански зажечь свечу. На третий день я пошла в Донской монастырь и поставила лампаду за упокой. В эти дни я без конца молилась. То ли Женька меня проклинал за то, что рассказала вашей газете о нашей с ним жизни, то ли еще что-то, но уснуть я не могла.

Молчавшая все годы Валентина за четыре месяца до смерти актера поведала, какой была ее жизнь с народным артистом. Роман с актрисами Ларисой Лужиной, Ларисой Виккел, замужней в то время Гвоздиковой - те истории, которые ей пришлось пережить. Гулявший на стороне Жариков дважды заразил ее сифилисом. В результате инфекции врачам пришлось удалить женщине оба яичника. Валентина не могла иметь детей, о которых они когда-то мечтали с Жариковым. Исковеркавшего ей жизнь актера она не простила и после его смерти.

- Я ждала, что после статьи в вашей газете он позвонит и попросит прощения, - говорит Зотова. - Наверняка ему передали, что вышел этот скандальный материал, где я рассказала и про инфекцию, и про его любовные загулы, и как он не пришел вовремя на развод.

С Евгением ЖАРИКОВЫМ разрешили проститься только близким людям

Дело в том, что тогда бы Женя признал себя виноватым передо мною. Гордость не позволяла ему этого сделать. И думаю, этого очень боялась Наталья Гвоздикова.

Валентина Зотова все эти годы поддерживала отношения с сестрой Жарикова - Ниной. Последняя всегда поздравляла ее с днем рождения и часто звонила по телефону.

- Она, рыдая в трубку, мне сказала: «А вот теперь он старый, больной и никому не нужен». Женя лежал, ему пункцию неправильно сделали, поэтому ноги отнялись. Два инсульта перенес. Как человек верующий, я исполнила просьбу. Тут вижу: потащила Гвоздикова его на передачу «Кто хочет стать миллионером». В таком-то состоянии! Не зря наш общий знакомый - режиссер Станислав Говорухин, когда узнал, из-за кого я развелась, сказал: «Так это же наша, одесская ...»

В этом году Валентине Зотовой родные Жарикова ни разу не позвонили.

- Думаю, Гвоздикова запретила сестре Нине со мною общаться. Все новости я узнавала через нашего общего друга. Знала, что Женька после операции лежит брошенным, ногти вросли - некому подстричь. А Наталья в этот тяжелый реабилитационный период была во Франции...

Поскольку актёр был верующим человеком, его отпели в церкви архангела Михаила

Закрытая панихида

Любовницу Жарикова журналистку Татьяну Секридову Валентина Зотова не знала. Лишь однажды они встретились в Донском монастыре.

- Увидела Нину, а рядом с ней полную женщину. Поняла, что это и есть Татьяна. Ни тогда, ни сейчас я бы не хотела с ней знакомиться. Мне рассказали знакомые, что Гвоздикова не разрешила двум детям Секридовой от Жарикова проститься с отцом. Поэтому и гражданская панихида была закрытой. Это большой грех! Как можно - они же его дети и он их признал. Гвоздикова в свое время очень хотела встать на мое место. Но Женька как при мне по бабам шлялся, так и при ней. Ну, разлюбил тебя человек, так что же ты не даешь ему уйти? Там ведь дети. Тане Секридовой желаю, чтобы Господь дал ей силы вырастить детей здоровыми и счастливыми. И не надо пускать детей к Гвоздиковой.

А Женьку я помяну. Великий пост - время покаяния, когда надо найти в себе силы и простить...

На съёмках фильма «Снегурочка» Валентина и Евгений были по-настоящему счастливы

Не мог отказать женщине

О том, что Наталья Гвоздикова умышленно отменила гражданскую панихиду, говорит близкая подруга любовницы Татьяны Секридовой.

- Гвоздикова не хотела видеть никого со стороны Секридовой и первой супруги Евгения - Зотовой. Она схитрила: сказала, дескать, это сам Жариков не хотел гражданской панихиды, - уверена близкая подруга Секридовой Людмила Цветкова. - Могла прийти любовница-мулатка, еще кто-то. Больше испугалась она даже не детей, а неожиданных встреч. Наташа такая, живет какими-то средневековыми обычаями. Не зря Гвоздикова потащила Женьку в церковь дать клятву, что не будет общаться с детьми Секридовой. Президентом гильдии актеров он был хорошим, а воли мужской у Жарикова не было. Он из тех людей, кто не может отказать женщине.

В день смерти Жарикова Людмила набрала номер подруги.

Татьяна СЕКРИДОВА родила от женатого ЖАРИКОВА двоих детей

- Татьяна поделилась, что не пойдет на похороны, - говорит Людмила. - 18 января я ей позвонила. Она мне говорит: «Он сказал по телевизору как-то, что он для детей только  донор. Раз так, мы не поедем!» Тут и обида, и боль - все вместе. Таня понимала, что он сказал это под влиянием Наташи.

После смерти Жарикова Гвоздикова переживала, что журналисты неправильно трактовали диагноз мужа, говоря о раке, а не о воспалении легких.

- У него был рак прямой кишки, и ему сделали операцию. А воспаление легких возникло из-за того, что не было правильного ухода, - считает Цветкова. - А еще пролежни. Гвоздикова в это время была за границей. Никто не организовал уход. Надо было сиделку нанять.

www.eg.ru

Наталья Гвоздикова и Евгений Жариков: что известная актриса не знала о своем знаменитом муже

Известных отечественных актеров Наталью Гвоздикову и Евгения Жарикова и коллеги, и поклонники считали самой красивой и крепкой парой отечественного кинематографа. Гвоздикова тоже не могла нарадоваться за мужа. Но внимательный супруг и прекрасный отец оказался таковым не только для Натальи и сына Федора.

Служебный роман

Роман между Гвоздиковой и Жариковым разгорелся в середине 70-х. К тому моменту они оба стали не только популярными актерами, но и успели обзавестись семьями. Только Наталья уже развелась. Она была замужем за математиком, который страшно ревновал актрису, а иногда и поднимал на нее руку. Жариков же расстался с первой женой, тренером Валентиной Зотовой, тогда, когда убедился в искренности своих чувств и чувств Гвоздиковой. Тогда в 1974-ом они вместе снимались в многосерийной картине Григория Кохана «Рожденная революцией». По иронии судьбы, на экране Гвоздикова и Жариков изображали законных супругов. Но киношная любовь оказалась самой настоящей. Поначалу актеры скрывали свои отношения от коллег, но потом решили, что в этом нет никакого смысла, и начали жить вместе.

Образцовый муж и отец

Пышной свадьбы у влюбленных не было. Только будничная роспись в ЗАГСе с парой свидетелей. Но Наталья Гвоздикова чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Тем более, что Евгений Жариков оказался заботливым мужем и образцовым отцом. Будучи на гастролях он никогда не забывал о жене и всегда возвращался домой с подарками. В основном это была какая-то импортная одежда. Причем, по словам Гвоздиковой, Жариков ни разу не ошибся с размером. А когда в 1976 году родился Федор, Евгений Ильич во всем помогал супруге. Он гулял с сыном и занимался домашним хозяйством. Именно благодаря Жарикову Гвоздикова продолжала служить в театре и сниматься в кино. Как призналась через много лет Наталья Федоровна, муж хотел еще детей. Но не случилось. Точнее, случилось, но только не в этой семье.

Тайная семья

Когда Наталья Гвоздикова узнала о том, что у ее любящего супруга есть любовница, она не могла в это поверить. Еще большим шоком стало для нее известие о внебрачных детях Жарикова. Сына и дочь Евгению Ильичу родила журналистка Татьяна Секридова. Узнав о тайной семье Евгения Ильича, Гвоздикова не стала устраивать скандал, а просто вывела актера на откровенный разговор. Она предложила Жарикову выбрать какую-то одну женщину: или ее, или Секридову. В глубине души Гвоздикова была уверена в том, что супруг уйдет от нее. Но Жариков остался. Как утверждает артистка, Татьяна Секридова буквально преследовала Жарикова. Татьяна надеялась, что ей удастся поссорить своего возлюбленного с законной женой и тем самым завладеть им полностью. Конечно, Гвоздиковой эта ситуация удовольствия не доставляла, но она не сомневалась в том, что муж просто совершил ошибку, которая впоследствии его «затянула и запутала».

И в болезни, и в здравии…

Наталья Гвоздикова нашла в себе силы простить супруга. Вместе они прожили 38 лет, до смерти Евгения Ильича. Он умер от онкологического заболевания в январе 2012 года. В последние дни жизни актера рядом с ним неотлучно находилась Наталья Федоровна. Даже спустя годы после кончины Жарикова Гвоздикова признается, что до сих пор любит его. «Надо помнить только хорошее, а плохое уметь прощать и забывать» — утверждает 71-летняя артистка.

Сообщение Наталья Гвоздикова и Евгений Жариков: что известная актриса не знала о своем знаменитом муже появились сначала на Умная.

Читать ещё •••

Видео дня. Как Бабкиной удается удерживать молодого мужа

Любовь , Наталья Гвоздикова , Евгений Жариков , Григорий Кохан

woman.rambler.ru

Жариков семь лет жил на две семьи

Идеальная пара

Они были иконой семейного благополучия. Помните сериал «Рожденная революцией», где она и он смелые, красивые? Для Натальи Гвоздиковой и Евгения Жарикова фильм стал не только визитной карточкой, но и началом настоящей любви.

Говорят, с первого взгляда они не понравились друг другу, а потом пригляделись и... поженились. В 1976 году у них родился сын Федя. С тех пор долгие годы их брак считался образцовым.

А потому откровения журналистки Татьяны Секридовой в журнале «Караван историй» произвели эффект термоядерного взрыва. Татьяна дала скандальное интервью, в котором заявила, что уже много лет была любовницей Евгения Жарикова и даже родила от актера двоих детей.

История их знакомства была передана ею в мельчайших подробностях.

Роман

На фестивале в Юрмале они впервые с Жариковым встретились взглядами, когда тот прогуливался с Гвоздиковой. Но более тесное знакомство произошло месяц спустя на кинофестивале «Созвездие». Актеры и журналисты плыли на одном корабле из Одессы в Киев. Жариков, по словам Секридовой, принялся ухаживать за ней - осыпал подарками, водил в ресторан.

Татьяна однажды сказала:

«- Женя, ты что себе позволяешь? У тебя жена. Он мне отвечал: «Ну да... жена... Но все это видимость, дань имиджу. Мы давно уже не живем вместе. У каждого своя спальня...»

В общем, Татьяна, с ее слов, не устояла.

«- Уже тогда я почувствовала, что нужна Жене не только в постели. Он был явно лишен возможности поговорить по душам с близким человеком. Часами он рассказывал о себе, о родителях, об отношениях с Натальей и другими женщинами...»

«Я не собиралась ни рожать, ни разбивать семью, о чем его сразу же предупредила». Впрочем, и Жариков разводиться не собирался. Он объяснил Татьяне: дескать, дал клятву тестю, когда тот умирал, не бросать трех женщин: Наташу с сестрой и их маму. И тем не менее Татьяна чувствовала себя счастливой.

Жариков познакомился с родителями Секридовой. «Я люблю Татьяну и очень хочу, чтобы у нас были дети. Но не могу оставить и Наталью. Мы... настолько родные, что порвать - выше моих сил», - признался он, по словам Татьяны.

В один прекрасный момент Татьяна забеременела. «Каждый день у меня... были витамины, продукты с рынка... Он возил меня в женскую консультацию, терпеливо ждал в машине», - рассказывает Татьяна. И что потрясающе - в это время они вместе общались и с Гвоздиковой. И та даже, узнав, что Татьяна в положении, пообещала, что они с Евгением обязательно станут крестными.

Когда журналистку спросили: «Неужели Гвоздикова не догадывалась о ваших отношениях?» - та ответила:

«- Думаю, она не хотела даже мысли допускать о нашем с Женей романе - просто не желала расставлять все точки над «i».

Актер пришел к Татьяне в роддом, когда родился сын Сергей. «...По сто пятьдесят раз звонил, забегал... понянчить сына, коробками тащил детское питание...»

Когда ребенку исполнилось девять месяцев, они вместе поехали в Германию покупать Жарикову иномарку, а потом на ней колесили втроем по Европе.

Потом Татьяна забеременела второй раз. После рождения дочки Кати Жариков снова подарил кольцо с сапфирами и бриллиантами - как и за сына...

Дети называли его папой.

«- Я не пасла его, не следила... и никогда не поднимала тему женитьбы. Нас не связывал быт, который чаще всего убивает любовь», - признается Секридова.

Семь лет она чувствовала себя счастливой. Но постепенно Жариков стал отходить. Особенно резко она это почувствовала, когда актер купил недостроенный дом в сорока километрах от Москвы. Татьяна чувствовала охлаждение.

Расставание

Бомба взорвалась, когда Татьяна на фестивале в Сочи застукала его в номере с другой девушкой. С ней случилась истерика, разборка произошла прямо на глазах у девицы. Секридова набрала номер телефона Гвоздиковой: «Наташа, я только что застала твоего мужа в номере с женщиной». И когда та спросила: «А тебе-то что?» - призналась, что Жариков является отцом и ее детей.

После этой ситуации журналистка и актер окончательно расстались. Между собой общались уже только их адвокаты. На предмет алиментов.

Татьяна прошла судебные тяжбы, в том числе и генетическую экспертизу на предмет отцовства. «Эксперты потом мне передали - стопроцентное отцовство». После судебных тяжб дети стали получать отчисления с его пенсии по тысяче рублей в месяц.

По словам Секридовой, три года Жариков не видел детей. И дочка, и сын могут наблюдать его теперь только по телевизору.

Свое скандальное интервью эта женщина закончила так:

«- Вообще-то я даже рада, что Жариков не стал требовать встреч с детьми - меньше стрессов и переживаний. Более того, я благодарна ему за то, что у него такие прекрасные дети».

Наталья ГВОЗДИКОВА: Никому не удастся разрушить наш брак

Некоторые люди из окружения Жарикова и Гвоздиковой подтвердили, что знали о существовании у актера любовницы.

«А что такого? - сказал мне мужчина из киношного мира, имени которого я по понятным причинам называть не стану. - Не он один такой, кто живет на две семьи. Ну что поделать, если женщин больше, чем мужчин?!»

Многие в этой ситуации больше всего жалеют Наталью Гвоздикову. Хотя эта женщина более чем кто-либо в этой ситуации проявила и выдержку, и характер.

Правда, некоторые в актерской среде про Наталью говорят: «Генерал в юбке». Мол, у нее стальной характер, и мужа она умела держать в «ежовых рукавицах». А к Татьяне, мол, Жарикова потянуло, потому что захотел особого тепла.

Поскольку публикация имела широкий резонанс, мы решили позвонить Наталье Гвоздиковой и Евгению Жарикову.

Трубку взяла жена.

- Наталья Федоровна, извините за вторжение в личную жизнь, но мы не можем не задать вопрос по поводу заявлений Татьяны Секридовой...

- К грязи я не имею никакого отношения. Я - светлый и достаточно воспитанный человек. У меня были хорошие культурные родители. И я не хочу во всем этом участвовать.

- Но вы знали о существовании этой женщины в жизни вашего мужа?

- Без комментариев. Все дурное людям всегда возвращается. Мы с Женей уже скоро 31 год как вместе делим и хорошее, и плохое. Я хочу сказать одно: никому не удастся разрушить нашу семью.

- Говорят, он сейчас болеет?

- Нет, с ним все в порядке. Он в полном здравии.

- Есть ли у вас сейчас какие-то роли - в театре, кино?

- На данный момент нет. Но нам с Женей уже сделали несколько интересных предложений. Это и сыграть в спектакле, и кинороли. Но пока об этом говорить рано.

Судя по всему, откровения Татьяны только сплотили эту семью: женщины в России всегда умели прощать...

Светлана ХРУСТАЛЕВА.

Соседи не осуждают Татьяну Секридову

Мы позвонили Татьяне Секридовой на мобильный, чтобы узнать, что подвигло ее на запоздалые откровения. Она ответила коротко:

- Мне все равно, что говорит обо мне Гвоздикова. Все, что я хотела, я уже рассказала. Сейчас не могу с вами говорить - я в Германии...

Татьяна Секридова живет в скромной пятиэтажке в районе станции метро «Полежаевская». Вот что нам рассказали ее соседи:

- Мы уже давно знаем, что Татьяна родила своих детей от артиста Жарикова. Она этого не скрывала, хотя особо и не афишировала. Самого Жарикова мы видели года три назад, когда он гулял во дворе с сыном Сережей. Жариков никогда здесь не жил. Бывал наездами. Год назад мы заприметили Татьяну с другим молодым мужчиной, но больше незнакомец к ней не приезжал.

Татьяна живет с родителями. Летом отправляет малышей на дачу с бабушкой и дедушкой.

Когда ребята были совсем маленькими, она брала их с собой на работу. Теперь каждый день отвозит их на учебу на своей зеленой иномарке. Сын Сережа учится в китайской школе. А дочка Катя - в обычной, но тоже далеко от дома. Никто не осуждает Татьяну. Всем нам очень жаль и Наталью Гвоздикову. А вот Жариков повел себя, как все гулящие мужики...

www.krsk.kp.ru

Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова Жареные гвозди

Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова

Жареные гвозди

В этом звездном тандеме самым любвеобильным был Жариков, который начал влюбляться в девочек чуть ли не с детсадовского возраста. А вот Гвоздикова, наоборот, с детства была девочкой серьезной, поскольку росла в строгой военной семье – ее папа был офицером. Наташа училась в балетной школе при Одесском театре оперы и балета, занималась гимнастикой в спортивной секции, но в будущем мечтала стать врачом. В общем, ей было не до мальчиков. Поэтому, пока она делала себя, ее будущий супруг влюблялся напропалую. В первый класс он пошел в 1948 году, а в те годы обучение в начальной школе было раздельное, и мальчиков только в 6?м классе объединили с девочками. Но еще до этого – Жене тогда было 11 лет (1952) – он отправился в пионерский лагерь, где у него был целый гарем – четыре «жены» одновременно. Кто-то был влюблен в него, в кого-то он, но всех Жариков считал своими. И говорил им снисходительно: «Ладно, будете моим окружением». По его же словам:

«Я всегда был рыцарем. Мало того что был хорош собой, еще и ухаживать умел красиво. Поэтому девчонки ко мне и тянулись. Любовных историй было огромное количество – вспоминать и вспоминать! Свидания, страдания, девичьи слезы, измены, записки. Чем дальше, взрослее, тем насыщенней – пошли поцелуйчики… Потом многие девочки, став взрослыми и выйдя замуж, сыновей своих называли Женьками…»

А в старших классах школы у Жарикова появилась первая серьезная привязанность к девушке, которая впоследствии тоже станет очень популярной актрисой. Звали ее Галя Польских. Она училась на класс старше Жарикова, а близко познакомились они благодаря театру. В их драмкружке поставили «Бориса Годунова», где Жарикову доверили роль Самозванца, а Польских – Марины Мнишек. И Евгений со сцены произносил по ее адресу слова: «Довольно, стыдно мне пред гордою полячкой унижаться!» В эти мгновения его сердце бешено колотилось и рвалось из груди, ведь он был по уши влюблен в Польских.

Иногда они репетировали у Гали дома, на Ленинском проспекте, где она жила с бабушкой, которая ее вырастила. А после репетиций они гуляли по улицам. Однажды весной, когда из-под снега едва показалась зеленая трава, Евгений уговорил Галю съездить за город. Они вскочили в автобус, доехали до конечной остановки «Внуково» и провели чудесный день вдвоем. Носились среди деревьев, играли в салочки. Жарикову очень хотелось поцеловать свою спутницу, но его робкие поползновения та обращала в шутку. Может, потому, что знала: к нему неравнодушна ее лучшая подружка Лена. Но Жарикову Лена была безразлична. В жизни так часто бывает.

Польских окончила школу годом раньше и поступила на актерский факультет ВГИКа, в мастерскую Михаила Ильича Ромма. Узнав об этом, туда же стал готовиться поступить и Жариков – чтобы быть поближе к любимой. Его нисколько не пугал и огромный конкурс – 170 человек на место. Он считал – любви никакие преграды не страшны. И ведь не ошибся – в 1958 году стал студентом ВГИКа, курса, который набирали Сергей Герасимов и Тамара Макарова. И уже 1 сентября он столкнулся в аудитории с Польских. «А мы с тобой однокурсники», – сказала она к его удивлению и радости. Оказалось, ее оставили на второй год, поскольку она много пропустила, снимаясь в фильме «Дикая собака Динго». Но только Жариков обрадовался такому стечению обстоятельств, как узнал, что его любимая… замужем за студентом режиссерского факультета Фаиком Гасановым. Более того, у них совсем недавно родилась дочь Ирада.

Жариков расстроился, но общение с Польских не прервал. И Польских со своим мужем часто по-соседски захаживали в гости к Жариковым – в его трехкомнатную квартиру в писательском доме на Ломоносовском проспекте. Дело в том, что отцом Евгения был известный писатель Илья Жариков, член Союза писателей СССР. А однажды случилась весьма неприятная история, когда Жариков совсем другими глазами взглянул на свою бывшую возлюбленную. Вот как он сам вспоминал об этом:

«Однажды Гасанов попросил одолжить эспадрон – тупую саблю для занятий по сцендвижению: «Мне эта сабля нужна, чтобы защитить Галю, а то, бывает, к нам среди ночи врывается ее пьяный брат и начинает угрожать, что всех перебьет, если не пустим его. А как оставить, если он по любому поводу цепляется и лезет драться?» Галя с мужем, бабушкой и дочкой ютились тогда в одной комнате, жизни молодым и так не было, а тут еще буйный родственник. Не знаю всех подробностей, но Галя и ее брат росли сиротами, воспитывали их разные бабушки. Гале удалось выбиться в люди, стать известной, брату – нет. Видно, его это сильно задевало, вызывало раздражение.

Я, конечно же, без разговоров отдал эспадрон Фаику. А потом случайно услышал, как Галя отчитывала мужа в коридоре: «Ну что ты разоткровенничался с Жариковым! Он богатый, что ему наши беды – разве он может нас понять?!»

Галины слова резанули по сердцу. Что за богатство она у нас узрела? Да, эту трехкомнатную квартиру дали моему отцу. Илья Жариков был известным писателем, во время Великой Отечественной войны выезжал на передовую, мотался по фронтам в качестве корреспондента газеты «Правда», а потом многие годы возглавлял приемную комиссию Союза писателей СССР. Особых привилегий не имел, «трешку» в писательском доме на Ломоносовском проспекте получил, поскольку в семье было четверо детей. Двое маминых от первого брака и двое общих. Я был последышем… В общем, своим замечанием она меня страшно разочаровала, и я к ней охладел…»

А спустя некоторое время киношная жизнь так закрутила Жарикова, что ему было уже не до Польских – он начал активно сниматься в кино. Сначала у Юлия Райзмана в «А если это любовь?» (1961), а потом и у Андрея Тарковского в «Ивановом детстве» (1962). И во время съемок в последнем фильме женился. Дело было так.

Незадолго до съемок Жариков поехал к школьному товарищу в мидовский дачный поселок на станцию Здравница, где по вечерам устраивались танцы. На них он и познакомился с Валей Зотовой. Она была спортсменкой, старше его на пять лет и работала тренером по фигурному катанию в детской спортивной школе. Она уже успела побывать замужем и развестись. Евгению она сразу приглянулась, и он пару раз приглашал ее на свидания. А когда уехал в киноэкспедицию в Канев, то между ними завязалась романтическая переписка. Валентина отвечала, что скучает, ждет не дождется, когда он вернется в Москву. И тут Жарикова угораздило заболеть – он отравился творогом, купленным на рынке. Температура подскочила за сорок, врачи подозревали желтуху. Встал вопрос о замене его другим актером, но Тарковский категорически отказался это делать, хотя второй режиссер Георгий Натансон на этом настаивал. Ведь съемки простаивали, время шло.

Узнав о болезни Жарикова, на съемки тут же примчалась Валентина. Причем денег на билет ей не хватило, так она продала зимнее пальто и приехала. И стала ухаживать за больным: посадила на бессолевую диету, часами вываривала мясо, кормила буквально с ложечки. И очень скоро Жариков пошел на поправку. Эта самоотверженность женщины по отношению к нему заставила его взглянуть на нее серьезно. И он стал везде представлять ее как свою невесту. Но очень скоро его мнение о ней изменилось. Почему? Дело в том, что он вечерами играл с членами съемочной группы в преферанс на деньги. А получал он за съемочный день 16 рублей 50 копеек. Когда Валентина об этом узнала, она стала его пилить: «Что ты творишь? Почему не копишь деньги? На что собираешься со мной жить?» В итоге, когда они из Канева переехали в Киев, Жариков отправил свою невесту в Москву. А сам уехал на съемки.

В Киеве его соседом по номеру был сам Тарковский, который в ту пору был женат на актрисе Ирме Рауш. Но она с ним на съемки не поехала, поэтому мужчины оказались полностью свободны. А им этого как раз и не хотелось. Тогда инициативу в свои руки взял Жариков. Он позвонил в Москву и вызвал в Киев двух своих пассий, с которыми крутил роман еще на съемках «А если это любовь?». А поскольку девушки были без комплексов, они тут же откликнулись на это предложение. И, как говорится, завертелось. Жариков выгуливал по Крещатику то Жанну, когда он оставался в номере с Катей, то Катю, когда его одиночество скрашивала Жанна. Потом мужчины менялись ролями. Естественно, в те дни про Валентину Жариков даже не вспоминал. И тут ему о ней напомнили.

В один из дней позвонила ее мама и сообщила Жарикову, что дочь упала на тренировке и сломала ногу. Перелом очень сложный, кататься на коньках дочь больше не сможет. Поэтому Валентина находится в жутком состоянии и грозится наложить на себя руки! Услышав это, Жариков отправился в Москву, где навестил Валентину в больнице. Причем в палату пришел с букетом хризантем. И чуть ли не с порога заявил: «Я за тобой. Поправляйся скорее, как только выпишешься – поженимся». И не обманул. Одна нога Валентины была еще в гипсе, когда они расписались. Когда они появились в таком виде в загсе, его служащая удивилась: «Что это вы пришли в таком виде? Не могли подождать?» На что Жариков ответил: «Делайте свое дело!»

Жить они стали в крошечной комнатушке невесты. Но вскоре дом пошел под снос, и они бесплатно получили двухкомнатную квартиру, куда переехали вместе с тещей. На календаре был 1961 год.

Разные интересы супругов, конечно же, отражались на семейной жизни. Особенно это относилось к Валентине, которая, после того как ее муж стал популярным (после премьеры фильма «Иваново детство»), стала жутко его ревновать, что вполне объяснимо – про любвеобильность своего благоверного она прекрасно знала. Иногда супруга сопровождала мужа в киноэкспедициях, опасаясь, что без ее пригляда он отправится «налево». Так, например, было в августе 1962?го, когда Жариков снимался в Судаке в комедии «Три плюс два»: жена всегда была поблизости и зорко следила, чтобы ее муж, не дай бог, не завел шашни со своей красивой партнершей по фильму Натальей Кустинской. Но он об этом даже не думал, поскольку… Впрочем, послушаем его собственный рассказ:

«Валентина сопровождала меня лишь на съемках в Крыму, а когда группа переехала на Рижскую киностудию, вернулась в Москву. Как только я остался один, Фатеева всеми силами начала сводить меня с Кустинской. Они с Андреем Мироновым (у них на съемках возник роман. – Ф. Р.) идут в ресторан и обязательно тянут с собой нас. Оркестр играет «медляк», Миронов приглашает на танец Фатееву, а та тут же соединяет наши руки: «Ребята, ну что вы сидите? Пошли бы тоже потанцевали».

Танцевать-то я Кустинскую приглашал, но не более того. Когда пару лет назад в телепередаче, посвященной юбилею фильма «Три плюс два», услышал откровения Натальи о том, как Оганесян строго-настрого приказал не пускать мою Валю на съемочную площадку, та якобы приревновала меня к Кустинской и даже бросалась на нее с кулаками, – удивился. Не было такого! Да и Кустинская мне никогда не нравилась: глупые дамы меня не возбуждают. Я не способен оценить женскую красоту, если к ней не прилагается интеллект. А с последним у Кустинской, по-моему, было крайне напряженно.

– Жень, ну что? – то и дело обращалась она ко мне, намекая на более тесное продолжение знакомства.

– Что ты имеешь в виду? Я вроде бы ничего тебе не говорил.

– Да? Ну так что?

Когда «Три плюс два» возили на зарубежные фестивали, нас с ребятами ни разу не пригласили, зато Кустинскую и Фатееву – постоянно. «А что ты хочешь? Что возмущаешься? – сказал начальник актерского отдела «Мосфильма» Адольф Гуревич. – Зачем ты там нужен? Представитель Госкино лучше возьмет с собой «чемоданных», чтобы не скучать…»

Между тем вскоре после выхода фильма «Три плюс два» на широкий экран Жариков пережил еще более экзотическую «лав стори»: в него влюбилась… японка. Звали ее Каеко Икеда, и была она дочерью богатого фабриканта неоновых реклам. В Жарикова девушка влюбилась после фильма «Иваново детство», который демонстрировался по всему миру. А уж когда в Японию попали «Три плюс два», чувства японки перехлестнули через край. Она засыпала актера любовными письмами, в которых обещала приехать в загадочную Россию (Каеко работала в турагентстве), где живут такие необыкновенно мужественные, талантливые, нежные и красивые мужчины. Писала, что непременно найдет «апартаменты Жарикова» (а тот тогда жил в коммунальной квартире!), пусть даже ее путь будет длиной в тысячи километров.

Достаточно скоро про этот «почтовый роман» узнал КГБ и немедленно сообщил в Госкино. Жену Жарикова вызвали «на ковер» и спросили в лоб: «Вы хотите, чтобы ваш муж ездил за границу? Тогда пусть прекратит переписку с японской капиталисткой. Настоятельно советуем вам помочь нам в этом вопросе». Жена, естественно, помогла: Жарикову пришлось японку попросить, чтобы та перестала писать ему. Как ни тяжело это было сделать влюбленной девушке, она вняла совету любимого, в качестве прощального подарка прислав ему великолепную заколку для галстука с розовой жемчужиной…

Пока муж зарабатывал, Валентина нигде не работала и вела домашнее хозяйство. Причем дело свое знала хорошо: мужа всегда ждал накрытый стол, а накрахмаленные рубашки приятно хрустели. Поэтому он был вполне удовлетворен таким положением дел. Единственное, что угнетало Жарикова, – у них не было детей. Однажды он спросил у жены, не принимает ли она противозачаточные таблетки. Та ответила отрицательно. «Тогда в чем дело? Я очень хочу детей. Если у тебя проблемы со здоровьем, давай обратимся к врачам», – заявил Жариков. И услышал в ответ: «У меня проблем нет. Это ты виноват, ты и иди обследоваться».

Жариков так и сделал. И вскоре получил справку, что он в этом плане полностью здоров. Показал этот документ супруге и поставил ультиматум: либо у них появятся дети, либо он уходит. И тогда жена, разрыдавшись, призналась в том, что ее первый муж детей не хотел и она сделала от него два аборта, причем последний – неудачный. У нее не будет детей. Она это скрывала, потому что боялась потерять Жарикова.

Актера будто холодной водой окатили. И он объявил: «Ты молчала, когда я пошел на это унизительное обследование, а это – подлость. Поэтому прощай!»

Но жена бросилась ему в ноги: «Если уйдешь, я покончу с собой».

Этот порыв отчаяния подействовал – Жариков остался. Но пустился во все тяжкие – стал изменять жене направо и налево.

А что же Гвоздикова?

Несмотря на то, что ее папа был человеком строгих правил и был категорически против того, чтобы его дети пошли по актерской стезе, к его мнению никто не прислушался. Сначала «взбрыкнула» старшая дочь Людмила (она старше Натальи на 7 лет), которая после окончания школы уехала в Ленинград и стала актрисой Театра миниатюр под управлением Аркадия Райкина. А затем по ее стопам отправилась и младшая сестра Наталья, которая в 1965 году окончила школу, уехала в Москву и поступила в театральное училище имени Щукина, где проучилась недолго. Как-то она поехала в Ленинград навестить свою сестру, и вместе с ней оказалась в доме актриса Ольга Малоземова, у которой в тот момент гостили Сергей Герасимов и Тамара Макарова (бывшие учителя Жарикова). Увидев Гвоздикову, они предложили ей перейти к ним во ВГИК. Более того, Герасимов прямо оттуда позвонил министру культуры Екатерине Фурцевой и попросил разрешения принять к себе на курс еще одну студентку. Так Гвоздикова оказалась во ВГИКе. Ее сокурсниками были еще три Наташи – Белохвостикова, Аринбасарова и Бондарчук, а также еще ряд будущих звезд советского кино: Николай Еременко, Талгат Нигматулин, Вадим Спиридонов, Нина Маслова, Ирина Азер, Ольга Прохорова, Надежда Репина.

На тот момент Жариков был уже очень популярным актером, им грезили многие советские девушки. Но только не Гвоздикова, которая была увлечена исключительно учебой. И вот однажды, когда она появилась в институте после недельного отсутствия (болела гриппом), девчонки ей сообщили: «Пока ты болела, приходил Жариков. Он и в жизни красавец невозможный! Мы в него все влюбились». На что Гвоздикова безразлично пожала плечами и сказала: «Ну и что? Подумаешь!» Ей было не до ахов и охов, она думала только про учебу. Она даже серьезных романов с однокурсниками не крутила, хотя на нее заглядывались многие. Например, Сергей Малишевский (он прославится как мастер дубляжа – его голосом будут говорить многие прибалтийские актеры, а также зарубежные) во время поездки на картошку звал Наталью прогуляться и угощал печеной картошкой. Потом у него появился соперник – Николай Еременко. Однажды тот в шутку погнался за Гвоздиковой по сельской дороге с вилкой в руке, обещая заколоть, если она выберет Малишевского, а не его. Несся и орал песню: «Смотри, какое небо звездное, смотри, звезда летит…» Оба, кстати, уйдут из жизни относительно молодыми: Сергей в 50 лет (2000), Николай – в 52 года (2001).

Кстати, тогда Наталья выбрала Малишевского. Но романа не случилось, поскольку она слегла с воспалением легких. А затем, уже в Москве, она стала встречаться с Еременко – они гуляли под ручку по вечерним улицам. Николай писал ей любовные записки и бросал их во время лекций на стол, где сидела Наталья (ее соседкой была другая Наталья – Бондарчук). Причем последняя читала эти записки и удивлялась, думая, что они адресованы ей.

В то время Жариков, какое-то время пожив в ГДР (он снимался на местном телевидении), вернулся на родину и вновь стал желанным актером на многих съемочных площадках. В те годы на экраны страны вышло несколько фильмов с его участием: «Дикий мед», «Нет и да» (роль Латышева) (оба – 1967), «Продавец воздуха» (Люк), «Таинственный монах» (Латышев) (оба – 1968). Именно в последнем фильме (а не в «Три плюс два», как это ни странно) Жарикова впервые увидела Наталья Гвоздикова. Вот как она сама об этом вспоминает:

«Однажды старшая сестра Людмила затащила меня на фильм «Таинственный монах» – показать артиста, в которого давно влюблена: «Ты не представляешь, какой красивый этот Жариков!»

В московском кинотеатре «Октябрь» картину показывали как панорамное, стереоскопическое кино. Перед началом сеанса зрителям выдавали очки, которые волшебным образом делали изображение объемным. Случайно обернувшись, я увидела полный зал людей в этих дурацких очках. Все они, как совы, искали фокус – красную точку на экране – мне стало так смешно! Фильм показался настолько скучным (хотя это был приключенческий фильм про то, как под боком у красных действовало белогвардейское гнездо, находившееся в монастыре. – Ф. Р.), что я как могла развлекалась: в темноте запивала кефиром колбасу и кокетничала с сидевшими рядом парнями. А Милка, как только на экране появлялся Жариков, толкала меня в бок и шептала: «Смотри, смотри – вот он!» «Подумаешь, Жариков! – фыркала я. – Большое дело!» Могла ли я тогда представить, что именно за этого человека выйду замуж?!»

Но пока до этого замужества у каждого своя жизнь: Жариков живет в браке с фигуристкой, а Гвоздикова пока свободная девушка и продолжает свою учебу во ВГИКе. На третьем курсе, в 1969 году, ее впервые приглашают сниматься в кино. Правда, фильм короткометражный («Белые дюны»), но это большого значения не имеет – главное, что обратили внимание. Фильм снимал режиссер-дебютант Сергей Тарасов (1933), который впоследствии прославится такими лентами, как «Петерс» (1972), «Стрелы Робин Гуда» (1976), «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» (1983), «Черная стрела» (1985) и др.

Поскольку Наталья не стала брать академический отпуск, она днем училась, а ночью снималась. По ее словам: «В первой же экспедиции (натуру снимали в Прибалтике. – Ф. Р.) пришлось испытать липкие приставания режиссера. Я до сих пор благодарна людям, работавшим вместе со мной на картине, которые буквально спасали меня от этого любителя молоденьких актрис (в том фильме снимались: Юозас Будрайтис, Андрей Юренев, Ингуна Рейнфельде, Эгон Бесерис и др. – Ф. Р.). Вот так и началось мое взрослое житье-бытье…»

Отметим, что в том же году Гвоздикова снялась еще в одном фильме, но там с ней никаких «липких» приключений не произошло: речь идет о фильме ее учителя Сергея Герасимова «У озера» (1969), где у нее был крохотный эпизод. Затем были небольшие роли в фильмах: «Печки-лавочки» (1972; студентка-стройотряда Наташа), «Ох, уж эта Настя!» (1972; сестра Насти Светлана Рябинина).

Что касается творческих свершений Евгения Жарикова, то он снимался куда более активнее Гвоздиковой и к моменту своего знакомства с ней записал на свой счет следующие фильмы: «Снегурочка» (Лель), «День ангела» (штурман Салин) (оба – 1969), «Приключения в космосе» (1970; Павел), «Смерти нет, ребята!» (1971; лейтенант Владимир Рубин), «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо» (1973).

Как мы помним, во время учебы во ВГИКе Гвоздикова жениха себе так и не подобрала. Это случилось сразу после его окончания в 1971 году. Причем ее суженым стал физик, с которым она познакомилась в… киношной компании. Звали его Александром, и он завоевал девушку своим напором. Отношения развивались так стремительно, что Гвоздикова даже не успела опомниться, как уже через месяц жених повел ее знакомиться с родителями. Будущей свекрови она понравилась, и та тут же предложила: «Оставайся у нас».

Пышной свадьбы они не устраивали, не хотела ни фаты, ни белого платья, ни куклы на капоте «Волги». Просто сходили в загс. С ними были только Наталья Аринбасарова и ее 5?летний сын Егорка Кончаловский. Но ничего хорошего из этого брака не вышло, поскольку муж-физик стал ревновать свою актрису-красавицу чуть ли не к каждому встречному. Если она уезжала на съемки в другой город, муж мог ворваться среди ночи в гостиничный номер – проверить, одна ли она в постели. Скандал следовал за скандалом, хотя поводов для ревности Гвоздикова не давала. Ее окружали достойные мужчины, некоторые из них даже нравились, но изменить мужу для нее было табу.

Видя, как плохо живут молодые, мама Натальи просила: «Только не рожай детей». А свекровь, напротив, считала, что ребенок укрепит этот брак. Наталья пыталась разговаривать с мужем, убеждала, умоляла успокоиться – все было бесполезно. В депрессию она не впадала лишь потому, что была завалена работой. Так, только в 1973 году она снялась сразу в четырех фильмах: «Берега» (Наташа), «За облаками – небо» (Нюся), «Калина красная» (телефонистка) и «Возле этих окон» (главная роль – приемщица ателье Нина Лагутина).

В том же году к Гвоздиковой пришла всесоюзная слава. В мае на телеэкраны страны вышла 4?серийная комедия Алексея Коренева «Большая перемена», где Наталья сыграла возлюбенную главного героя, учителя истории Нестора Петровича Северова, Полину Иванченко.

В те дни, когда по ТВ шел этот сериал, Гвоздикова была вовлечена в съемки другого проекта – того самого фильма, где у нее была главная роль. Речь идет о ленте «Возле этих окон» режиссера Хасана Бакиева. Главную мужскую роль в фильме – киномеханика Михаила Анохина – исполнял Жариков. Причем всего лишь полгода назад он вернулся из ГДР, где участвовал в съемках советско-болгарско-немецкого фильма, повествующего о лидере болгарской компартии Георгии Димитрове, «Наковальня или молот» Христо Христова (1926) и строил планы о жизни… в Болгарии. Почему именно там? Дело в том, что во время съемок он познакомился с болгарской актрисой Сильвией Рангеловой (1948), хорошо известной в Советском Союзе по сериалу «На каждом километре» (1970–1971). В фильме она исполняла роль немки Эвелин (кстати, за кадром ее роль озвучивала Наталья Фатеева). И между Жариковым и Рангеловой возник страстный роман, который остался без продолжения, поскольку… Впрочем, послушаем рассказ самого Е. Жарикова:

«С болгарской актрисой Сильвией Рангеловой я познакомился на съемках советско-немецко-болгарской картины. Чувства между нами вспыхнули, как спичка. Я подумывал даже уехать в Болгарию насовсем. В Дрездене, где проходила часть съемок, нас поселили в мотеле, состоявшем из отдельных домиков. Бросил вещи, принял душ и стал звонить Сильвии. Телефон был занят в течение часа. Пошел к ее домику – дверь заперта. Я заглянул в окно: трубка лежала рядом с телефонным аппаратом, в комнате – никого. Ноги почему-то сами понесли к дому нашего режиссера Христо Христова. Проходя вдоль стены, бросил взгляд в окно. Голая Сильвия с раскрасневшимся лицом и растрепанными волосами стояла в ванне. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять: девушка только что вылезла из постели.

Позже она как ни в чем не бывало явилась ко мне, подошла, попыталась обнять.

– Я видел тебя у Христова в номере…

– Прости, не могла ему отказать, но это ничего не значит. Ты же знаешь, я учусь у него на курсе.

– Для тебя, может, и не значит, а для меня все кончено…»

Итак, вернувшись на родину, Жариков включился в проект «Возле этих окон», чтобы там увидеть воочию женщину, которой вскоре суждено будет стать его женой. Это была Наталья Гвоздикова. Однако их первая встреча оказалась далеко не идиллической. Вот как о ней вспоминает Н. Гвоздикова:

«Итак, 1973 год, «Мосфильм». Я безумно опаздываю на пробы. Как метеор лечу по длинным коридорам студии, стремительно врываюсь в комнату – щеки порозовели от мороза, волосы растрепались, глаза горят. Прямо скажем, выгляжу далеко не как кинозвезда.

А вот Женя как раз был безупречен! Придраться абсолютно не к чему. А так хотелось! Аккуратно причесанный, в отлично сшитом замшевом пиджаке с заморскими пуговицами, в светло-коричневых брюках, модных ботиночках. Жариков сидел в комнате один, на коленях лежал сценарий. Когда я, запыхавшись, влетела, он искоса посмотрел на меня, и в его взгляде я явственно прочитала укор: «Кто такая? Как посмела опоздать?» Ему, звезде, пришлось ждать меня целых пятнадцать минут! Я, не обращая внимания, стала снимать шубу, естественно, полагая, что он поможет. Не тут-то было: Женя продолжал невозмутимо сидеть.

Мы начали вместе читать сценарий, незаметно разглядывая друг друга. Я, конечно, понимала, что виновата, но от этого мне еще больше хотелось его задеть. И принялась капризничать: заявила, что у меня очень мало времени, потом потребовала личную машину – словом, выдвигала условия как настоящая звезда. Жариков, не выдержав подобной наглости, разозлился и захлопнул сценарий.

Когда в очередной раз мне позвонили со студии, я заявила, что сниматься с Жариковым не буду – с кем угодно, только не с ним! Неприятное впечатление от первой встречи настолько врезалось в память, что невозможно было представить нас играющими в одном фильме. Женю пробовали с другой актрисой, но режиссер остался ею недоволен: «Наташа, придется сниматься!»

Съемки начались 18 мая, а уже спустя пару-тройку недель Гвоздикова неожиданно… влюбилась в ранее ненавистного партнера. Что касается самого Жарикова, то он никаких нежных чувств поначалу к партнерше не питал: играя по сюжету ее возлюбленного, он становился абсолютно равнодушным сразу по окончании съемок. Правда, в процессе работы он все-таки влюбился, но его пассией оказалась отнюдь не Гвоздикова, а молоденькая актриса из массовки. Что на него в общем-то было очень похоже – он был, что называется, ходок.

Итак, на съемках «Возле этих окон» у Жарикова случилась очередная мимолетная «лав стори». Гвоздикова узнала об этом случайно: лежала дома с высокой температурой, и вдруг ей позвонила ассистентка режиссера: «Болеешь? Ну-ну, болей! А Жариков «зароманился»! Девчонка «попастенькая», ножки-бутылочки… А ты лежи-лежи, болей!»

Несмотря на то что после этого звонка температура у Гвоздиковой поднялась еще выше, она нашла силы примчаться на съемочную площадку. К тому времени ее чувства к Евгению были уже настолько сильными, что она решила завоевать его во что бы то ни стало, тем более что муж-ревнивец надоел ей к тому времени хуже горькой редьки. К тому же она знала, что и у Жарикова дома не все ладно. Короче, перспективы у актрисы были.

Для обольщения Жарикова Гвоздикова избрала хитрую тактику: каждый раз, когда артисты возвращались с натурных съемок, она устраивалась в автобусе в противоположном углу от пассии Евгения. Таким образом Наталья ставила актера перед выбором, с кем из них сесть. Помаявшись, тот обычно выбирал Гвоздикову, а неудачнице тактично объяснял: дескать, нам с Наташей надо текст роли повторить. Так продолжалось, пока… Впрочем, послушаем рассказ самой Натальи Гвоздиковой:

«Мне кажется, первым «сломался» Женя. Однажды, когда романом между нами еще и не пахло, Женя попытался меня поцеловать… У операторов закончилась пленка, поэтому объявили перерыв. Я села в кресло и задремала. Почувствовав запах знакомой туалетной воды, открыла глаза и близко-близко увидела… губы Жарикова. От неожиданности он отпрянул от меня, как ошпаренный. Как я жалела потом, что спугнула его! Самое обидное, что даже по сценарию, хоть мы и играли любовь, нам ни разу не удалось поцеловаться…»

Роман Жарикова и Гвоздиковой только-только набирал силу, а съемки фильма «Возле этих окон» уже закончились. Чтобы отношения продолжились, надо было срочно что-то предпринимать. Помог случай.

Летом того же 1973 года Жарикова пригласили на эпохальную в его карьере роль: в 10?серийном телесериале «Рожденная революцией» о советской милиции он должен был сыграть деревенского паренька Колю Кондратьева, пришедшего в 1917 году в советскую милицию и прошедшего затем в ее рядах путь от рядового сотрудника до комиссара милиции. Фильм должен был сниматься на киевской киностудии имени Довженко. Поскольку одна из сюжетных линий в этой ленте была любовная – Кондратьев влюблялся в девушку с дворянскими корнями Марию Кораблеву, которая становилась его женой, – Жариков захотел, чтобы в этой роли снималась именно Гвоздикова. И он порекомендовал ее ассистентке режиссера Ларисе Славяновой. Та же взяла фамилию актрисы на заметку, но без конкретных обещаний. А потом и вовсе про нее забыла и порекомендовала режиссеру Григорию Кохану взять на роль Маши молодую украинскую актрису. Но Жариков никого другого кроме Гвоздиковой видеть в этой роли не желал! Он долго ломал голову, как это сделать, и наконец в открытую сказал Кохану, что хотел бы пройти пробы с актрисой, которая снималась с ним в «Окнах»: дескать, с ней у него сложились очень хорошие партнерские отношения. Кохан согласился и решил дать Гвоздиковой шанс, а та его едва не упустила.

На пробах ей предложили сыграть сцену допроса Маши, где нужно было расплакаться, но слез от актрисы никак не могли дождаться. Над ее кандидатурой уже повисла угроза отчисления, однако в дело вновь вмешался Жариков, который очень хотел, чтобы Гвоздикова осталась в фильме, да к тому же снова играла бы его возлюбленную. Он сбегал в медпункт, выпросил у медсестры флакон с нашатырным спиртом и смочил им носовой платок, который затем передал Гвоздиковой, посоветовав спрятать его в муфточку, а во время съемки понюхать. Наталья так и сделала, но… вместо слез от едкого запаха нашатыря ее глаза чуть не повыскакивали из орбит. Режиссер прервал пробы.

Всю обратную дорогу в поезде актриса горько рыдала, полагая, что теперь на роль Марии ее уж точно не утвердят. Но выбрали именно ее. В итоге на съемках сериала между нашими героями начался страстный роман. Вспоминает Н. Гвоздикова:

«Приехала в Киев на примерку костюмов. Женя был уже там, но жил в другой гостинице. Как-то вечером пригласил меня в гости. Засиделись допоздна, и вдруг он предложил: «Уже очень поздно, Наташа, оставайся. Номер у меня двухместный, я лягу в гостиной». И я, дура, согласилась, ведь Женя казался мне таким правильным, благородным. Но ночью началось такое! Поначалу между нами завязалась жуткая борьба, а потом… Потом я поняла, что жить без него больше не смогу…»

Во время съемок в «Рожденной…» на Гвоздикову положил глаз еще один артист-красавец – Лев Прыгунов. Он тоже стал активно за ней ухаживать. Однако все его старания оказались тщетными – Гвоздикова предпочла ему Жарикова. Видимо, действительно сильно влюбилась в него. Но тут на их пути возникли неожиданные препятствия.

Когда весной 74?го съемки в Киеве были в самом разгаре, Гвоздикова поставила перед Жариковым вопрос ребром: либо я, либо жена. Отметим, что на тот момент Наталья уже ушла от мужа и могла требовать того же от Жарикова, но он с разрывом тянул. А тут в Киев вдруг приехала его благоверная… Далее послушаем рассказ Натальи Гвоздиковой:

«Я страшно нервничала. Понимала, что Женя очень страдает: со мной у него любовь, а там – дом и женщина, с которой он прожил более десяти лет. Я видела, что ему ничего не хочется менять. Как раз тогда я познакомилась с молодым человеком, который предложил мне выйти за него замуж и уехать в Америку. И хотя фильм был уже почти наполовину отснят, я подумала и решила уехать – подальше от неразрешимой проблемы.

Моя сестра будто почувствовала, что я вот-вот совершу глупость, о которой потом буду жалеть. И когда я в очередной раз собралась на свидание к своему новому воздыхателю, Мила встала у двери и сказала, что не выпустит меня из квартиры. Я возмущалась, кричала, что давно уже совершеннолетняя и что она не имеет права вмешиваться в мою личную жизнь!.. В самый разгар нашего с ней спора вдруг раздался звонок в дверь – пришел Жариков. Сестра, оказывается, втайне пригласила Женю на серьезный разговор. Увидев его, я поняла, что Америки мне не видать! Мила усадила нас за стол и без всяких предисловий поставила перед Женей вопрос ребром: «Выбирай, с кем остаешься – с женой или с Наташей. Женя, ты измотал их обеих. Так нельзя!» Если бы не она, не знаю, как бы сложились наши судьбы…»

Вскоре после этого Жариков ушел от жены. К тому же 13 июня 1974 года у Натальи случилась трагедия – умер ее отец, и Жариков, узнав об этом, на следующий же день переехал к ней.

10 ноября того же года по ЦТ состоялась премьера первой серии «Рожденная революции» (затем на той же неделе показали еще две серии). Успех у сериала был огромный – во время его трансляции улицы советских городов буквально вымирали. Естественно, особенный интерес у зрителей вызвали исполнители главных ролей – Жариков и Гвоздикова, которых люди сразу же и «поженили». На самом деле свадьба актеров случилась спустя две недели после премьеры фильма – 25 ноября 1974 года.

Между тем первая жена Жарикова долго не могла смириться с его уходом, хотя бывший муж оставил ей практически все: квартиру, мебель… Ходили даже слухи, что она хотела подстеречь Гвоздикову на улице и облить ее кислотой. Когда эти разговоры дошли до Натальи, она так перепугалась, что какое-то время выходила на улицу только в сопровождении кого-то из близких или друзей. Да и родители Жарикова отнеслись к ней с недоверием. По ее же словам:

«Свекор со свекровью приняли меня настороженно. Очевидно, постарались родственники их бывшей невестки: они говорили обо мне исключительно гадости. Мне же очень нравилась Женина мама: мягкость и доброта в его характере – от нее. Но свекровь абсолютно во всем подчинялась мужу, а характер у него – не позавидуешь! Однажды свекор при мне очень обидел Женю. Я не стерпела и припомнила ему все – и то, как не приехал в роддом за внуком, и что его раздражали пеленки и плач Феди. После этого скандала нам с Женей пришлось уйти из родительского дома. Отношения между мной и его отцом, кстати, так и не наладились…»

Как уже говорилось, сериал «Рожденная революцией» включал в себя 10 самостоятельных фильмов, поэтому снимался он в течение нескольких лет – с 1973 по 1977 год. В это же время супруги умудрялись сниматься и в других картинах, причем иногда вместе. Так, например, случилось на кинотрилогии «Дума о Ковпаке», куда вошли фильмы о партизанах Великой Отечественной: «Набат» (1975), «Буран» (1976) и «Карпаты, Карпаты…» (1977). Фильм снимался на Украине, где у наших героев появилось много хороших друзей в кинематографическом мире (после «Рожденной революцией»). Среди этих друзей оказался режиссер Тимофей Левчук. Видимо, поэтому Гвоздикова снялась во всех трех фильмах его эпопеи (играла роль разведчицы Тони Сагайдачной), а вот Жариков только в двух последних (играл поэта-партизана Платона Воронько).

Кстати, в те же годы у Жарикова случился и единственный в его карьере опыт съемок в комедии. У мэтра этого жанра Леонида Гайдая он снялся в фильме «Не может быть!» (1975), где сыграл «ходока до чужих жен» Николая в новелле «Забавное приключение».

Скажем прямо, несмотря на свой имидж серьезного актера, Жариков в этой забавной комедии смотрелся замечательно. Увы, но это оказался его единственный опыт на комедийном поприще. И тот же Л. Гайдай больше его в свои фильмы не приглашал.

В 1976 году Е. Жарикову присвоили звание заслуженного артиста РСФСР.

Тем временем продолжаются съемки в сериале «Рожденная революцией». Причем с наших героев было взято обещание, что до конца съемок они повременят с рождением ребенка, поскольку в противном случае придется надолго останавливать съемочный процесс. А родить наследника молодым хотелось, особенно Жарикову. Как расскажет много позже журналистка Татьяна Секридова, он перед свадьбой поставил перед Гвоздиковой условие: женюсь, если родишь мне пятерых детей. Потом все же сошлись на трех, но в итоге на свет появится только один ребенок. Причем забеременела им Гвоздикова в конце съемочного процесса (в 1976 году), чтобы не подводить коллектив. На съемках последней серии живот у актрисы рос не по дням, а по часам. Знала же об этом только художница по костюмам, которой Наталья призналась в своем «грехе» и попросила, чтобы она сделала на платье побольше оборок. Впрочем, в последней серии сцен с участием Гвоздиковой было не так много, а потом ее героиню и вовсе убивали бандиты в пригородной электричке. Так что ее беременность работе не помешала. И все же сына Федора (ребенка назвали в честь покойного отца Натальи) она родила аккурат спустя 12 дней после завершения работы над фильмом – 2 августа 1977 года.

Естественно, после рождения ребенка работы в кино у Гвоздиковой поубавилось – она вынуждена была сидеть дома. Но уже через год снова стала сниматься: в «Последнем шансе» (1979) сыграла роль Ларисы Леонидовны, в «Моем генерале» (1979) – мать Антона, в «Опасных друзьях» (1980) – возлюбленную главного героя Таню. Кстати, в последнем фильме играть любовь ей пришлось не к кому иному, как к… Льву Прыгунову. Вспоминает Н. Гвоздикова:

«По сюжету нас с ним ожидали всевозможные радости любви. Представляете мое самочувствие? Как сейчас помню, привезли нас в сад около Театра Советской Армии (съемки шли в сентябре 79?го. – Ф. Р.), мы с Левой идем по аллее, а потом должны слиться в поцелуе. Поверите – нет, как подходит этот миг, так меня нервный смех разбирает, не могу собраться, и все. Семь дублей мы с ним тогда целовались. А рядом на скамеечке какая-то старушечка случилась. Сидела она, на нас глядела, глядела, а потом как закричит: «Это куда же Жариков смотрит, Гвоздикова тут с Прыгуновым вовсю целуется!» Таким вот смешным образом тайное для Левы стало явным.

А в постель я с ним все равно не легла. Тогда еще жуткий застой стоял на дворе, и мне удалось убедить режиссера, что сцену все равно вырежут, а она, мол, бесконечно важна для сюжета… Нашли выход из положения: Лева лежал в постели, а я сидела рядом…».

А вот еще одна история на ту же тему от Н. Гвоздиковой:

«Мы с Жариковым приехали на кинофестиваль в Ташкент. Женя пошел аккредитовываться, получать номер, а я ждала его в холле гостиницы. Вдруг замечаю: Георгий Степанович Жженов встал неподалеку и, со значением поглядывая на меня, крутит на пальце ключ от своего номера. Только через несколько минут я сообразила: а ведь народный артист меня клеит, приглашает «приятно провести время»! «Ничего себе!» – успеваю возмутиться про себя, но тут появляется Женя. Жженов заливается краской, понимая, кто я, чья жена. Позже, улучив момент, он отозвал меня в сторонку и извинился. Мы даже подружились, Георгий Степанович подарил мне свои мемуары «Саночки» с теплой дарственной надписью. А ведь могло закончиться не так мирно, пожалуйся я на Жженова мужу…»

Что касается Евгения Жарикова, то у него работы в кино во второй половине 70?х тоже было не много. Он тогда снялся всего в двух фильмах: «Самый красивый конь» (1977; мастер по конному спорту Борис Степанович Иноземцев) и «Мой генерал» (1979; отец Антона; как мы помним, мать Антона сыграла Гвоздикова).

Между тем спустя год после рождения ребенка супруги едва не развелись. По словам Е. Жарикова:

«Феде исполнился год, когда мы сильно повздорили с Гвоздиковой, теперь уж и не вспомню, по какому поводу. А у Наташки характер резкий, вспыльчивый, может рубануть сплеча. И в тот раз не сдержалась: «Забираю Федю и ухожу насовсем».

Мы друг на друга наорали, я сел за руль, поехал на спектакль в Театр киноактера, и вдруг перед глазами все поплыло. Успел остановиться у телефона-автомата и набрать номер Володи Ивашова. Тот примчался с Володей Балоном, сестра которого руководила отделением в больнице неподалеку от театра на улице Воровского. Меня тут же приняли, положили и диагностировали инфаркт. Так сильно я переживал, боясь потерять семью…»

В 80?е годы работы в кино у Жарикова и Гвоздиковой заметно прибавилось. У него это были роли в фильмах: «Долгая дорога в дюнах» (т/ф, 1980–1981; Отто Грюнберг), «Любовь моя вечная» (Глеб Никитич), «Факты минувшего дня» (Юсин) (оба – 1981), «Осенняя дорога к маме» (1982; Дмитрий Павлович), «Семь часов до гибели» (1983; главная роль – хирург Алексей Шульгин).

В двух фильмах из перечисленных с Жариковым снималась и его жена: в «Любви вечной» она играла Клавдию Грибову, в «Семи часах до гибели» – Ирину Шульгину (то есть опять жену героя, которого играл Жариков).

В год выхода последнего фильма на экран (1983) звездный брак наших героев снова едва не распался. Вот как об этом вспоминает сама Н. Гвоздикова:

«Кризис у нас случился в 1983 году. Я время хорошо запомнила, потому что сын тогда в школу как раз пошел. Накопилась усталость, взаимные обиды, претензии. Но так как мы всегда старались решать проблемы вдвоем, не привлекая в арбитры друзей, соседей, то из тупика постепенно вышли. Хотя все могло кончиться разрывом».

Разрыва не случилось – видимо, звезды на небе сложились в хорошую конфигурацию для супругов.

Во второй половине 80?х Жариков и Гвоздикова снимались мало, а если это и случалось, то предпочитали работать вместе. Речь идет о фильмах: «Тихие воды глубоки» (1985), «Тайны мадам Вонг» (1986), «Турксиб» (1987). Единственным исключением стал фильм «Первая Конная» (1984), где Жариков сыграл Клима Ворошилова, а вот для Гвоздиковой роли там не нашлось. Но, повторимся, это было исключение. В большинстве же случаев там, где был Жариков, была и его супруга. Почему? Видимо, так ей было удобнее контролировать его личную жизнь (Змеи, как мы помним, любят «гульнуть на стороне»). Рассказывает Н. Гвоздикова:

«Если мне что-то не по нраву, могу сказать без обиняков: «Сейчас как дам в глаз!» Или больно ущипнуть, если замечу, что Женя флиртует с кем-то или выпил лишнего. Многие наши коллеги смеются: «Гвоздикова, когда тебя нет рядом, Жариков более раскованный».

А вообще, если вдруг замечаю, что Женя начинает вести себя плохо, грожу ему: «Вот приедем домой, все Феде расскажу!» Это действует безотказно – он сразу остепеняется. Федя – это наша с ним совесть…»

Жила звездная чета в том же доме, в какой она вселилась в 70?е – он находится на Юго-Западе Москвы. Обитали там не одни, а с сыном Федором, который по их стопам не пошел, хотя в свое время ему предлагали сниматься в своих картинах и С. Бондарчук, и Ю. Чулюкин, и Р. Василевский. Но мальчик с детства ездил с родителями в экспедиции, видел всю изнанку профессии, и это, видимо, не вызвало у него желания пойти по стопам родителей. По словам Гвоздиковой:

«Сыну не нравится наша с отцом профессия. Он как-то заметил, наблюдая за актерской тусовкой: «Как у вас все сложно, гадко, и какие у вас неискренние люди».

В итоге Федор Жариков окончил Институт иностранных языков.

Долгие годы звездная пара Жариков – Гвоздикова считалась эталоном семейного счастья и верности. Но это впечатление оказалось обманчивым, поскольку внутри этого союза не все было гладко. Как честно признается чуть позже сам Е. Жариков:

«С годами мои чувства к Наташе не ослабевали. Многие говорят: любовь неизбежно уходит, ее место занимает уважение. Не знаю, со мной все было иначе. Я продолжал не только любить Наташу, но и желать ее как женщину. Можете назвать меня сексуально озабоченным, но мой организм и после пятидесяти продолжал вырабатывать избыток тестостерона.

А Наташа меня от себя удалила: «Ты храпишь, мешаешь спать». Мне не хватало секса, я стал заглядываться на других женщин…»

В итоге Жариков завел достаточно продолжительный роман, о котором широкая общественность узнала спустя десять лет. Дело было так.

В ноябре 2005 года в журнале «Караван историй» было опубликовано большое интервью с журналисткой Татьяной Секридовой (автор интервью – А. Ржевская), которая рассказала, что в течение нескольких лет была возлюбленной Жарикова и даже родила от него двоих детей.

По ее словам, все началось в 1994 году, когда она работала в качестве журналистки на фестивале «Балтийская жемчужина» в Юрмале. Именно там она в первый раз и встретилась с Жариковым. Причем встреча была своеобразная. Татьяна сидела на лавочке и читала книгу, а мимо проходили Жариков с Гвоздиковой и громко ругались. Однако актеру хватило времени, чтобы обратить внимание на незнакомую девушку и даже послать ей жгучий взгляд (как сказано в гороскопе Змеи: «Мудрый и несколько холодный мужчина-Змея полностью во власти чар женщины-Крысы»). А месяц спустя Секридова и Жариков вновь встретились, но уже на другом кинофестивале – «Созвездие». Там и началась их «лав стори». Вот как об этом рассказывает сама журналистка:

Следующая глава

biography.wikireading.ru


Смотрите также