Биография газиев рудем ризванович


Подробный анализ. Догонит ли владелец «Гемотеста» бессменного лидера рынка | Бизнес

На конец сентября 2017 года у «Гемотеста» было 337 франчайзинговых и 162 собственных медицинских офисов в 186 городах. Выручка в 2016 году составила 3,4 млрд рублей, компания заняла второе место среди клинико-диагностических сетей. Крупнее только «Инвитро»: 516 франчайзинговых и 484 собственных офиса в 400 городах, выручка — 12,7 млрд рублей. Основатель «Инвитро» Александр Островский сомневается, что конкуренты его догонят. Однако, хотя Газиев, по собственному признанию, сильно опоздал с выходом на рынок и наделал ошибок, он все равно мечтает о лидерстве. «Чтобы обойти [конкурентов] на повороте, надо иметь правильную стратегию развития, маркетинг, ноу-хау, — рассуждает он. — Мы ждем этот поворот, но нужно к нему подготовиться».

Газиев происходит из многодетной семьи крымских татар, высланной в Узбекистан. Его отец и мать работали на вольфрамовой шахте и торговали урожаем со своего огорода на рынке. Первые деньги, 80 рублей, Газиев заработал в 12 лет — за окучивание своей делянки он получал от матери часть выручки после каждого выезда на базар. Окончил он ветеринарный факультет сельхозинститута в столице Киргизии Фрунзе (сейчас Бишкек).

Во время его учебы семья вернулась в Крым. Работы для молодого ветеринара там не нашлось, и знакомый пристроил Газиева грузчиком в московскую компанию, занимавшуюся дистрибуцией конфет. Примерно через два года он уволился с должности заведующего складом, накопив $6000, занял у родственников и друзей еще $44 000 и вложил все в мелкооптовый бизнес — поставлял печенье в палатки у метро и на рынки. В 2002 году у Газиева появились партнеры, вместе они создали группу компаний «Город сладостей» и купили московский бараночный завод. «К этому времени я понял, что дистрибуция будет погибать, — вспоминает он. — Появились крупные торговые сети, и производители решили, что выгоднее работать напрямую». Он проработал в «Городе сладостей» до 2007 года, эта компания и кредитовала «Гемотест». Затем Газиев расстался с партнерами, получив за свои 26% в дистрибьюторском и кондитерском бизнесе $1 млн.

Газиев признает, что на новый для себя рынок он опоздал. Но принятые здесь правила игры ему понравились. «Я был в шоке, — вспоминает он с улыбкой. — Торговый рынок был жесткий, а тут все культурные: платят, и никто никого не кидает». К тому времени у «Инвитро», созданной еще в 1996 году, было 50 офисов в семи городах, система доставки анализов и две лаборатории — в Москве и Санкт-Петербурге. С каждого франчайзи «Инвитро» получала паушальный взнос (стоимость франшизы) размером 196 000 рублей и ежемесячный платеж 28 000 рублей. «Гемотест» стал развивать франчайзинг лишь в июне 2010 года, открыв за год 33 офиса в восьми городах. «Паушальный взнос первых десяти был символический — 118 рублей, для следующих — 100 000 рублей», — рассказывает Газиев. Сейчас стоимость франшизы в «Инвитро» колеблется от 700 000 рублей в Москве до 50 000 рублей в малых городах со скидкой до 50% при открытии нескольких офисов. У «Гемотеста» с сентября 2017 года максимальный взнос составляет 200 000 рублей, а минимальный — 50 000 рублей.

Островский из «Инвитро» отмечает, что для многих компаний они стали примером и школой. «Гемотест» у нас списывал, — говорит он. — Мы щедро делимся с конкурентами. Пусть приходят, смотрят, несмотря на то что потом некоторые наши франчайзи к ним уходят». Именно так и вышло с одним из первых франчайзи «Гемотеста» Султаном Измайловым. У него было восемь кабинетов «Инвитро», и в 2009 году Газиев приехал в один из них в Митино, чтобы перенять опыт. В итоге Измайлов отказался от франшизы «Инвитро», где, по его словам, ему ограничивали рост, не давали открывать новые точки в местах с высоким трафиком, и в 2010 году начал строить новую сеть под брендом «Гемотест».

В 2016 году «Гемотест» стал лидером по продаже медицинских франшиз. Компания заключила 117 договоров коммерческой концессии.

Еще в 2007 году Газиев понимал, что рынок лабораторных услуг «отстает от розничных сетей больше чем на 10 лет и можно копировать у них подходящие для медицинских сетей технологии развития». С 2003 по 2007 год норма прибыли, по его словам, «стабильно была около 10%, и это позволяло инвестировать в рост компании». Газиев привлекал и заемное финансирование, он взял в Абсолют Банке коммерческую ипотеку на пять лет на 50 млн рублей и в апреле 2008 года купил здание площадью 1000 кв. м в подмосковном городе Дзержинском. «Это оказалось ошибкой, которая увеличила отставание от лидера минимум на три года», — сокрушается он. Администрация города не согласовала установку лабораторного оборудования, и в новом здании пришлось сделать штаб-квартиру компании. Удалось договориться с администрацией соседних Люберец. «Гемотест» привлек в Ханты-Мансийском банке кредит на 200 млн рублей и построил лабораторию площадью 3500 кв. м.

В 2010 году «Гемотест» внедрил купленную и самостоятельно доработанную немецкую IT-программу, объединившую всю аппаратуру и аналитику, сеть регистрации пациентов и систему штрихкодирования анализов. Система позволяет работать в онлайне в любом регионе. «Мы были первыми, у кого появилась такая система, до этого мы работали в Excel и по электронной почте», — рассказывает Газиев. Ему доставляет особое удовольствие говорить, что удалось что-то внедрить первыми, ведь это еще одно конкурентное преимущество в гонке за лидером.

В 2017 году «Гемотест» за 120 млн рублей купил американский комплекс на цифровых технологиях компании Becton Diсkinson (100 млн рублей — кредит Коммерцбанка, 20 млн рублей — собственные средства). Оборудование позволяет, например, в течение двух-трех суток оценить темп роста микроорганизмов, определить их чувствительность к разным антибиотикам и выбрать лучшее лечение (обычно такое исследование длится пять-семь дней). «Если мы будем улучшать бизнес-процессы, то на этом оборудовании можем вырасти в два раза», — прогнозирует Газиев. По словам Островского из «Инвитро», его компания давно использует аналогичное решение.

У Газиева самое современное оборудование для онкологических и онкогематологических исследований. «Когда я впервые приехал в центральный лабораторный корпус «Гемотеста», я подумал: «Боже, что это?! Сюда нужно приглашать российских экспертов, чтобы показать, как работают по технологиям мирового стандарта», — восхищается онкогематолог Евгений Османов, профессор кафедры онкологии Первого Московского медицинского университета.

Профессора Османова, видного ученого и практика с 38-летним опытом работы в Онкологическом центре им. Блохина, Газиев попросил собрать экспертный совет «Гемотеста». Идея совета возникла у него после поездки в 2016 году в парижский Институт Кюри, который около 100 лет занимается исследованиями и лечением рака. «Я когда побывал там, то просто осунулся, — вспоминает Газиев. — Мы ужасно от них отстаем, и, чтобы догнать, мне нужно лет семь инвестировать в лучшее оборудование и обучение людей». Для этого он и обратился к Османову, и ученый собрал совет из двух десятков ведущих российских экспертов-онкологов.

«Это действующий форум известных ученых, брендовых специалистов, узкая когорта под одной крышей. У них две основные задачи — диагностика и образование в онкологии», — объясняет Османов. Одновременно совет будет участвовать в образовательных программах для специалистов компании и страны. В 2016 году в колледже «Угреша» в Дзержинском открылся курс лабораторных техников, а в Сибирском университете в Томске — программа подготовки врачей-кибернетиков. Через совет в сложных диагностических ситуациях будут проходить обработанные в «Гемотесте» биоматериалы онкологических анализов, и на их основе известные ученые будут ставить достоверный диагноз.

Привлечение ученых и обучение студентов, инвестиции в недвижимость и технологии требовали немалых средств. «Начиная с кризиса 2008 года у нас была приличная долговая нагрузка, — рассказывает Газиев. — Нужен был инвестор, я его нашел». В конце 2015 года он продал 33% бизнеса компании ПКО «Инвест» испанца Мигеля Гарсиа Молина. Объем инвестиций в «Гемотесте» не раскрывают.

Молина строил для Газиева один из объектов и был давно с ним знаком. «Мы договорились, что я буду председателем совета директоров, найму своего финансового директора и, какая бы доля у меня ни была, решения будем принимать паритетно», — рассказывает Молина.

Молина с Газиевым хотят сделать из средней компании с российским бухгалтерским учетом и высокими долгами сильную фирму западного образца. Они решили, что стратегически важно развивать компетенции топ-менеджмента. Шесть руководителей прошли обучение по программе Лондонской биржи по развитию быстрорастущих средних компаний, а финансисты получают сейчас международные сертификаты дипломированных бухгалтеров ACCA. «Гемотест» привлек KPMG для перевода отчетности на МСФО и развития ERP. Компания провела переговоры с банками и перекредитовалась в Сбербанке на лучших условиях. «В этом году показатель долг/EBITDA у нас 2,1», — говорит Молина. Создав базу онкологической диагностики, Газиев подумывает заняться медицинским туризмом. «Нам есть куда двигаться», — уверен он.

www.forbes.ru

«На двоих «детей» не хватило бы ресурсов и сил»

Основатель лаборатории «Гемотест» – о трудном выборе между производством и розницей

Лаборатория «Гемотест», вышедшая на рынок профильных медуслуг следом за «Инвитро», несколько лет не решалась на экспансию за пределы Москвы. До осознанной необходимости освоения регионов компания дозрела только в 2010 году и с тех пор нарастила количество собственных и франчайзинговых отделений до 500 точек, а совокупную выручку – почти до 3,4 млрд рублей. О мотивах отложенного масштабирования и новых целях развития в интервью Vademecum рассказал основатель и генеральный директор «Гемотеста» Рудем Газиев.

– Как вы оказались в лабораторном бизнесе?

– До «Гемотеста» я занимался продуктовой дистрибуцией, но смена сферы деятельности не была случайной. Я закончил ветеринарный факультет, и мне всегда было крайне интересно сидеть в лаборатории и работать с микроскопом. Так что, накопив опыт в торговле и логистике и получив некоторые знания в производстве, я собрал команду врачей и в 2003 году открыл собственную лабораторию.

– То есть вышли на пустой рынок?

– До 2006‑2007 годов мы практически не чувствовали присутствия других игроков, все было спокойно. Мы не делали агрессивный маркетинг, не демпинговали – в этом не было смысла, да и правила бизнеса этого не предполагают. Сделали цены на 5‑6% ниже, чем в «Инвитро», и все. Никакой аналитики у нас в руках в первые годы работы, конечно, не было. Приезжает представитель производителя оборудования, спрашивает про рынок коммерческих лабораторных услуг, а мы и не знаем, что ответить. Затем стали появляться новые игроки – «Ситилаб», КDL и другие, которые начали резко снижать цены, хотя объемов тогда хватало всем – рынок рос на 80–100% в год! И все равно мы еще в те времена имели серьезные преимущества перед конкурентами. Например, первая частная ПЦР‑лаборатория [лаборатория молекулярной диагностики. – Vademecum] была нашей. Причем анализы мы могли делать за один день, что позволило нам быстро зайти в корпоративный сектор. Мы не отдавали на аутсорс эти исследования, как делали другие, а зарабатывали на них.

– Тогда почему так поздно, по сравнению с другими игроками рынка, пошли в регионы – только в 2010 году?

– Нужно было максимально подготовиться к этому. Тут ведь вот какой вопрос все время встает: что первичнее – производство или розница, яйцо или курица? Для экспансии нужен «задел» – производственные мощности и система контроля качества. Производство, конечно, можно отдать на аутсорс, но нет гарантии качества услуги, а перед клиентом отвечать придется нам. Если отдавать на аутсорс более 10%, то за качеством точно не уследишь. Сейчас мы доверяем сторонним партнерам не более 1% исследований. Так что между инвестициями в производство или в сеть я всегда выбирал производство – оборудование и кадры. На двоих «детей» не хватило бы ресурсов и сил. Каждый год на это в среднем уходит по $1 млн. Была и другая проблема – отсутствие на рынке хорошей IT‑системы, которая могла бы объединить все наши точки и производство. Сначала мы работали на российской разработке, но она для расширения ни технологически, ни финансово не годилась. Драйвер для одного аппарата стоил $3,5 тысячи. Потом приобрели немецкую программу, потратили время на ее установку, а когда установили, поняли, что она тоже для экспансии не подходит – каждое рабочее место нам обошлось бы в 400 евро в год. Плюс она была сложно устроена, а работа администратора и медсестры не предполагает глубоких знаний. В общем, пришлось самим писать программу, которая была бы простой и понятной. Мы написали ее года на четыре раньше, чем другие лаборатории. Отдельно проработали клиентский сервис – пациенты уже тогда могли самостоятельно получать результаты онлайн. Это важная составляющая сервиса, но для нас первое – это качество анализов. Если его нет, остальное значения не имеет. И только после этого начали расширяться.

– Как быстро стали открываться точки?

– В марте 2010‑го доделали программу, а в мае уже открыли первую точку за пределами Москвы. Если в начале года у нас было всего четыре отделения, то в конце – уже 33. Сейчас у нас 500 точек, и мы все‑таки стали одним из крупнейших игроков по этому показателю. Из этих 500 точек 337 открыты по франшизе, хотя и франшизу мы запустили только в 2010 году, так как стали поступать запросы из регионов. Помню, когда в 2005 году в «Инвитро» начали открывать по пять – семь, а иногда и восемь отделений в месяц, я очень удивился, так как не знал, что это франшиза и что вообще такой формат работы возможен. Не было даже профессии такой – менеджер по продаже франчайзинговых программ. Как оформить программу? Где искать партнеров? Но они пришли сами. Так как у нас была хорошая IT‑база, мы смогли быстро стартовать и затем контролировать качество услуг по всей стране. Кстати, буквально месяц назад была выполнена важная для меня задача – мы открыли отделение на Сахалине.

«Кто отдаст за исследование месячную зарплату»

– Как на незнакомый бренд реагировали врачи в регионах?

– Медсообщество хорошо нас приняло как раз потому, что нам удалось быстро доказать, что нашим результатам можно доверять. А доверие врачей невозможно купить. Мы выбрали продуктивный путь: стали внедрять комплексные анализы и регистрировать их в таком формате, который врачам был совершенно понятен. Например, ввели первые комплексы анализов ПЦР‑6 и ПЦР‑12, которые вскоре появились и у конкурентов. Даже производители тест‑систем под нас подстраивались.

– Ориентировались на опыт западных лабораторий?

– Только на свои ощущения и здравый смысл. Врач должен нам доверять, и ему должно быть удобно использовать результаты анализов. И мы делали так, чтобы было «тупо удобно». Стали собирать разные тесты, необходимые врачу, в комплексы. После ПЦР появился аллергический комплекс. Я спросил у коллег, можем ли мы объединить анализы на разные аллергены и делать комплекс за один день. Тогда еще были сомнения: кто в 2006 году заплатит за такое исследование 15 тысяч рублей? Это же месячная зарплата. Но продажи пошли. Еще один показательный пример –внедрение генетических комплексов, хотя на тот момент этот сегмент рынка в России в принципе не был сформирован. Кроме того, врачей и пациентов привлекло, что мы сразу стали делать высокотехнологичные исследования. Например, в 2009 году начали внедрять гистологию, вложили в оборудование 10 млн рублей. Риск был очень высоким, но я понимал, что потребность в этом есть, а частники такое не делают. Так мы стали уходить в сложные вещи. В 2013 году начали осваивать генетические исследования, а в нынешнем – запустили иммуногистохимию. На рынке есть узкоспециализированные игроки по этим направлениям, но крупные сети такой надстройки не имеют.

– Какой вес эти узкие профили имеют в структуре выручки?

– Некоторые направления занимают по 1‑2%, но при миллиардной выручке это хорошие показатели. А если выручка – 10 млрд рублей? Если сегодня не уделять внимания этим нишам, то что мы будем делать через пять, десять лет? Сейчас многие конкуренты думают о новых направлениях, но они понимают, что на внедрение уйдет несколько лет, за которые можно здорово отстать. Мы ежегодно закладываем фундамент и даем то, что нужно рынку. Вот вам пример. Если бы мы не начали работать в гистологии в 2009 году, то сейчас просто не смогли бы взяться за иммуногистохимию. Когда мы стали обсуждать возможность и условия приобретения специального оборудования с производителем, то нас сразу предостерегли: это сложно, только госбольницы могут позволить себе такую покупку. Мы ответили, что у нас уже несколько лет проводятся гистологические исследования. «А в каком объеме?» – спрашивают. Отвечаем: «Двести в день». «Ого, как в онкодиспансере!» – удивились они. Так и договорились.

– Недавно вы объявили, что инвестировали в новое оборудование 100 млн рублей. Что это за аппарат?

– Это комплекс Becton Diсkinson, его первую часть – сеялку – мы завезли и поставили еще в 2014 году, она позволила автоматизировать процесс посева микроорганизмов. Раньше это был полностью ручной труд – горелка, петля, чашка Петри. Сейчас установили вторую часть: инкубатор на 800 ячеек, который можно программировать в зависимости от времени, необходимого для роста микроорганизмов, и лазер, который идентифицирует эти микроорганизмы. В результате мы сократили процедуру с пяти – семи до одного‑двух дней, что очень важно, например, в условиях, когда есть риск сепсиса крови и нужен оперативный результат. Оптимизировали трудозатраты – один врач‑лаборант теперь успевает больше, чем раньше. Производительность повысилась – мы можем увеличить объемы работы еще в два раза без задействования дополнительных площадей, кадров и расходников. К тому же оборудование работает круглосуточно и позволяет использовать хромогенные среды, подходящие для микробов разных типов. Плюс нет необходимости делать пересев: аппарат сам определит, что процедура не удалась, и сделает посев заново.

– Когда рассчитываете окупить вложения?

– Сейчас система обрабатывает 2,5 тысячи чашек в сутки, но способна потянуть все 5 тысяч. Когда европейские аналитики уверяли нас, что мы окупим ее меньше чем за год. Это не совсем так, потому что цены на лабораторную диагностику в России значительно ниже. Но уложиться в этот срок можно – микробиология прирастает на 20% в год в деньгах, а если мы выиграем госконтракт, то дополнительно загрузим оборудование. Такой комплекс есть только в 67‑й больнице в Москве, но там он работает в основном на внутренние нужды учреждения. Так что у нас определенно есть конкурентное преимущество, в том числе в госсекторе.

– Какой объем вашей выручки приходится на госзаказ?

– B b2g доля у нас небольшая – в пределах 3% от общего объема выручки в 3,4 млрд рублей по 2016 году. И это нормально, в первую очередь надо ориентироваться на розницу. Но какие‑то вещи мы делаем намеренно, чтобы проверить, какие потребности есть у госбольниц. Например, идет тендер Люберецкой инфекционной больницы. Я считаю, что мы однозначно должны его выиграть, так как «инфекционкой» всерьез занимаемся только мы. Наше производство расположено в Люберцах, и нам надо отточить формат сотрудничества с инфекционными больницами. Кому еще продавать микробиологию? Однозначно, хочешь выжить – специализируйся!

– В таком случае интересно ли вам участие в централизации государственных лабораторных служб?

– Интеллектуально и технологически мы готовы стать оператором, но готовы ли к этому остальные участники процесса? Для централизации нужно несколько условий, которые от нас не зависят. Первое – политическая воля. Если губернатор региона захочет, он все сделает – в Краснодарском крае, например, хорошая централизованная служба. Однако многие главы регионов не понимают, зачем им это. Бюджетом ОМС они не управляют, так что прямого финансового интереса нет. Слишком много рисков реализации, поэтому многие предпочитают не заморачиваться. Что он будет делать с социальным фактором – как решится сократить несколько сотен человек? Медучреждения тоже не готовы сокращать ставки и что‑то централизовать. Второе условие – нужен руководитель проекта, реальный менеджер, который сможет довести дело до конца. Таких очень немного. Третье – нормативная база. У нас нет ни одного нормального проекта государственно‑частного партнерства. Инвестконтракт, как показал, например, случай с «Клиникой сердца» в Самаре [в мае 2016 года этот проект был заморожен после возбуждения уголовного дела по п. «а» ч. 2 ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп» в отношении инвестора Сергея Шатило, а легитимность инвестиционного меморандума, заключенного с Шатило и правительством региона, сейчас оспаривается в арбитраже по иску первого заместителя прокурора Самарской области Алмаза Хусаинова. – Vademecum], тоже ненадежный вариант – можно не только деньги потерять, но и оказаться фигурантом уголовного дела.

«За 40 точек сейчас могут попросить 500 млн рублей»

– Какие, на ваш взгляд, перспективы у коммерческого сектора медицины в целом и лабораторной диагностики в частности? Приблизились ли мы к насыщению рынка?

– Нет, рынок не насыщен. Возможно, отдельные многопрофильные медицинские предприятия достигают «потолка», но общий тренд совершенно другой. Рост на 5‑6% в год можно, с точки зрения классического маркетинга, назвать стагнацией, но не в наших условиях. Сегмент лабораторной диагностики в 2016 году вырос примерно на 10‑11% в денежном выражении, показатели нашей компании по итогам девяти месяцев нынешнего года значительно выше рыночных – 30% роста. В других отраслях такой динамики нет. Это настоящая бомба с точки зрения инвестиционной привлекательности. Можно сравнить динамикумедицинского рынка с продуктовым ритейлом. В 2014 году там все ушли в минус и только к концу 2015‑го прибавили 0,2%, и то только за счет оптимизации, то есть экономили на качестве. Лишь через полтора года им удалось выйти в рост в 2%. Наш же рынок все это время сохранял положительную динамику. И расти он будет, что подтверждает в том числе мировая практика. Это в 2008 году мало кто понимал, зачем АФК «Система» покупает Американский медцентр и клинику «Медэкспресс». А ведь эта покупка обошлась всего в $80 млн, тогда как в 2012 году, во время объединения с ГУП «ММЦ», компанию оценили уже в $220 млн. Все случилось очень быстро. В лабораторном сегменте сейчас происходит ровно то же самое. В этом году все особенно активизировались. По нашим подсчетам, за семь месяцев первая пятерка игроков открыла 377 точек, к концу года этот показатель перевалит за 400. Послушайте, коммерческий сегмент в лабораторной диагностике занимает максимум 20%, остальное – объемы системы ОМС, которые все равно со временем отойдут частникам. Основной наш конкурент – это государственная медицина. Так что нам есть куда расти. 

– Почему в лабораторном сегменте до сих пор не случилось ни одной значимой сделки, хотя разговоры об этом идут не первый год?

– Пока это только разговоры, как со стороны инвесторов, так и между игроками. Но пока что‑то растет без особенных начальных вложений, даже при низкой – на уровне 10% – маржинальности бизнеса никто на сделку не решится. Да и критерии оценки еще не сформировались. Сейчас за сеть в 40 точек могут попросить 500 млн рублей.

– Многие лаборатории осваивают другие медицинские направления. У вас есть такие планы?

– Мы к этому однозначно придем, сейчас готовимся к этому. Рынку не хватает предложения в массовом сегменте, услуг, которые были бы доступны всем. Советское наследие погибает: объекты разваливаются, нет условий для нормальной работы врачей – у них зарплата очень низкая. При этом открываются частные клиники, стационары, но для кого? Кто готов выложить за лечение 200, а то и 300 тысяч рублей? Так что будущее за экономклассом.

– Тогда какие направления и форматы стоит осваивать прямо сейчас?

– Лаборатории – это главным образом производство и логистика, но после того, как в нашей жизни появились IT, все стало меняться. Сейчас у нас почти 100 человек в IT‑департаменте. И понимание того, что мы делаем, изменилось. Что мы производим? Только информацию. Мы продаем данные о физиологическом состоянии человека и в большинстве случаев (кроме онкодиагностики) не ставим диагноз. Сегодня крупная лаборатория – это еще и информационная компания, которая работает с большими данными. Потенциальные игроки big data – именно медицинские лаборатории. Самое ценное – это огромный объем обезличенной информации, которую мы получаем. Ежедневно мы обрабатываем 6 тысяч обращений к врачам‑консультантам и специалистам контакт‑центра, проводим исследования для 3,5 млн пациентов в год. Мы аккумулируем реальную статистику состояния здоровья населения и можем использовать ее не только для нужд собственной аналитической службы, но и для больших исследований. Такие запросы уже поступают.

клд, лабораторная диагностика, реагенты, ситилаб, гемотест Источник Vademecum №18, 2017

Поделиться в соц.сетях

vademec.ru

Франшиза Гемотест в социально значимой сфере медицинских услуг - "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

Справка о компании:

Медицинская лаборатория «Гемотест» является одним из лидеров рынка лабораторной диагностики России. Собственная технологическая база лаборатории «Гемотест» площадью 3 500 кв. м включает пять специализированных лабораторий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием последнего поколения. Использование в работе самых последних научных мировых разработок позволяет нам быть экспертом в сфере лабораторной диагностики.

Под известным брендом «Гемотест» сегодня открыто 400 отделений в 155 городах России. Ежегодно в лабораторные отделения «Гемотест» обращается около 2 млн пациентов – https://www.gemotest.ru/

Фото: ООО «Лаборатория Гемотест»

Фото: ООО «Лаборатория Гемотест»

Рудем Ризванович, что важного произошло в компании за год?

Изменений достаточно, они коснулись практически всех сфер деятельности нашего бизнеса, компании в целом. Это, безусловно, и рост сети – мы открывали активно собственные и франчайзинговые отделения, это и модернизация технологического комплекса лаборатории, развитие новых направлений диагностики.

Благодаря активной ассортиментной политике, в 2016 году перечень исследований в лаборатории «Гемотест» составил более 3 000 видов исследований. Сегодня мы единственные на рынке лабораторных услуг России среди коммерческих лабораторий, кто предлагает такой широкий спектр диагностики. Были реализованы проекты по вводу высокотехнологичных методов исследований, выполнение которых требует соответствующей квалификации и специальной подготовки врачей лаборатории.

За последний год произошло интенсивное развитие технологической базы лаборатории «Гемотест» от модернизации оборудования до полной автоматизации всех производственных процессов. Реализовали совершенно новое направление для коммерческих лабораторий – создали научно-исследовательский отдел по разработкам новых диагностических методик. Работа лабораторий соответствует международным стандартам менеджмента качества ISO 9001:2015 и ISO 15189:2007.

Запущен уникальный для отрасли совместный проект с государственными медицинскими учебными заведениями по подготовке высококвалифицированных кадров.

Уровень лаборатории определяется наличием высокотехнологичных методов. Что именно Вам удалось реализовать в этом направлении?

В связи с современными тенденциями рынка, мы сделали акцент на внедрение высокотехнологичных методов в узкопрофильные и специфические диагностические направления, требующие значительных инвестиций. Двигаясь в этом направлении, мы первые из коммерческих лабораторий получили лицензию и открыли на базе своей лаборатории направление патоморфологии. Этому способствовало два фактора: рост онкологических заболеваний на протяжении последних лет и ограниченное предложение по качественной онкодиагностике в коммерческом секторе. Привлекли в наш коллектив дополнительные высококвалифицированные медицинские кадры.

С 2016 года мы внедрили такие перспективные методы морфологической диагностики, как иммуноцитохимия и иммуногистохимия. Широкое развитие данных технологий значительно расширяет диагностические возможности и позволяет выявлять не только молекулярные структуры опухолевых клеток, назначать адекватную терапию и оценивать ее эффективность, но и прогнозировать развитие опухоли.

Про внедрение инновационных технологий пишут и говорят много. Что именно отличает Вас от других лабораторий в инновациях?

Лаборатория «Гемотест» подтверждает звание флагмана внедрения инновационных технологий. Понимая значимость первичной диагностики в онкологии, мы одни из первых в России внедрили современную инновационную технологию выполнения цитологических исследований методом жидкостной цитологии. На сегодняшний день «Гемотест» единственная коммерческая лаборатория России, где установлена и функционирует система автоматического цитологического скрининга BD FocialPoint™ Slide Profiler. Благодаря внедрению полностью автоматизированной системы, цитологическое исследование в нашей лаборатории дает наивысшую точность диагностики среди всех существующих методов.

Мы являемся новаторами и в открытии собственной генетической лаборатории. «Гемотест» - единственная лаборатория среди крупных игроков, кто использует при выполнении генетических исследований инновационные научные разработки с применением специально синтезированных олигонуклеотидов.

Мы первые в России из коммерческих лабораторий, кто открыл собственное направление микологии.

Расскажите об уникальном образовательном проекте, о котором Вы упомянули. С чем связана идея его создания?

Сегодня острый дефицит квалифицированных специалистов по лабораторной диагностике испытывают не только лаборатории государственных учреждений, но и крупные федеральные сети. Именно поэтому, кадровая политика является одним из ключевых моментов стратегического развития лаборатории «Гемотест».

С нашей стороны была реализована одна из концепций развития медицинской отрасли – целевая подготовка кадров для лабораторий. В рамках этого года проинвестировано и запущено два образовательных проекта – подготовка среднего медицинского персонала лаборатории по специальности «Лабораторная диагностика» совместно с Университетским центром непрерывного образования «Угреша» и врачей-кибернетиков медицинской лаборатории совместно с Сибирским государственным медицинским университетом. Основной целью проекта является обеспечение системы отечественного здравоохранения специализированными кадрами, обладающими знаниями и практическими навыками работы в клинико-диагностических лабораториях высокого уровня. Мы инвестировали в будущее!

Какие показатели по открытиям новых точек?

Федеральная сеть лаборатории «Гемотест» сегодня насчитывает 400 отделений в 155 городах России. Если говорить о динамике открытий лабораторных отделений, то 2016 год самый успешный и насыщенный как по открытию собственных отделений, так и франчайзинговых. На сегодняшний день открыто 98 лабораторный отделений, к концу года суммарное открытие за 2016 год составит 148 отделений (что составит прирост сети 49%). По планируемым показателям к концу 2016 года наша лабораторная сеть будет насчитывать 450 отделений.

Диаграмма: ООО «Лаборатория Гемотест»

Какой средний срок окупаемости франшизы?

Расчетный срок окупаемости франшизы «Гемотест» – в зависимости от вложений и текущих факторов – от 1,5 лет. Период выхода на безубыточность - от 4 до 6 месяцев. Стоимость франшизы начинается от 1 000 000 рублей, данная цифра зависит от каждой конкретной территории и состояния помещения.

В сумму инвестиций учтены такие расходы, как пaушальный взнос – от 150 000 до 300 000 рублей, затраты на ремонт, открытие, оснащение отделения и персонал.

В случае, когда франчайзи планирует открыть отделение в помещении, максимально соответствующем требованиям, то его затраты значительно сокращаются, поэтому и окупаемость достигается значительно быстрее – в среднем за 7-8 месяцев.

Какие аргументы у вас есть для того, чтобы убедить предпринимателя начать сейчас бизнес именно в этом сегменте?

Сегмент лабораторной диагностики – один из самых перспективных, со стабильным и наиболее прогнозируемым доходом даже в кризис. Инвестировать в свой собственный медицинский бизнес по созданию сети лабораторных отделений необходимо сейчас, не откладывая на завтра, для того, чтобы в ближайшей перспективе получать прибыль. В 2015 году рынок лабораторной диагностики вырос на 14% и составил 70 млрд рублей, в ближайшие годы наш сегмент вырастет в разы за счет ненасыщенности рынка и развития франчайзинговых проектов.

Наш партнер получает возможность работать в интенсивно развивающейся высокотехнологичной отрасли медицинских услуг с минимальными затратами на открытие, быстрым стартом от 2-3 месяцев и окупаемостью проекта за 1,5 года.

Преимущества франшизы «Гемотест» и что получает франчайзи?

«Гемотест» – это настроенный бизнес и сильный бренд федерального значения. Работа под известным брендом с профессиональной командой является одной из главных составляющих успешного бизнеса. Со своей стороны мы оказываем всестороннюю поддержку франчайзи, начиная со start-up. За каждым лабораторным отделением закреплена команда управления, состоящая из управляющего, менеджера по рекламе, менеджера по персоналу и менеджера по продажам, которая помогает партнеру грамотно и эффективно управлять бизнесом и получать максимальный доход от вложенных инвестиций.

При покупке франшизы «Гемотест» мы предлагаем франчайзи набор готовых решений, начиная с момента оснащения отделения. В компании действует «Школа франчайзи «Гемотест». В рамках обучения действующие и потенциальные партнеры, получают у нас все основные необходимые знания - основы финансового учета и кадрового делопроизводства, медицинские стандарты, схемы открытия лабораторного отделения, основы маркетинга.

В 2015 году мы запустили новый сервис для наших партнеров - интернет-магазин www.gemoservice.ru, который предлагает услуги по оснащению лабораторного отделения, выбору медицинских расходных материалов, мебели и оборудования по оптовым ценам от производителей. Ассортимент интернет-магазина предлагает как стандартные решения по низким ценам, так и более дорогостоящие - в зависимости от потребности франчайзи.

Надежная поддержка известного бренда и постоянный спрос на лабораторные услуги делают франшизу «Гемотест» привлекательной для франчайзи.

Фото: ООО «Лаборатория Гемотест»

Мария Кузнецова, директор департамента маркетинга ООО «Лаборатория Гемотест»: «Команда департамента маркетинга активно занимается продвижением бренда «Гемотест» на федеральном уровне: ТВ, радио, Интернет, наружная реклама. Для каждого партнера прорабатывается индивидуальный медиа-план с точечным продвижением лабораторного отделения.

Изучение современных мировых тенденций рынка лабораторной диагностики позволяет нам инициировать вывод на рынок новых продуктов и уникальных торговых предложений. На постоянной основе ведется конкурентный анализ, результатом которого является дифференцированное ценообразование. Мы проводим много образовательных конференций для врачей и медицинского сообщества с целью повышения профессионального уровня знаний.

Для пациентов действует уникальная система скидок и бонусная программа «Копите на здоровье!» с возможностью начисления и списания бонусов, что обеспечивает постоянный поток пациентов в лабораторные отделения.

Результатом работы и усилий всей компании ООО «Лаборатория Гемотест» стало получение нашей франшизой Топовых мест в рейтингах: 5-ое место РБК ТОП-30 самых популярных франшиз 2015 года (май 2016 г.), 7-ое место ТОП-100 франшиз 2016 года по версии портала «БИБОСС».

Лабораторная диагностика – стабильный, надежный и устойчивый бизнес. Развитие в нашей сфере происходит семимильными шагами. Наша стратегия – это сохранение лидерства в инновациях и статуса эксперта в узкоспециализированных, высокотехнологичных направлениях. Мы будем активно продолжать работать над улучшением качества сервиса и предоставляемых услуг.

Активно развивая федеральную сеть, мы делаем качественную диагностику доступной каждому».

Имеются противопоказания, перед применением необходимо ознакомиться с инструкцией или получить консультацию специалиста.

Page 2
Глубокий эконом

Как немец стабилизировал российскую экономику

Page 3
Страна, которая гуляет сама по себе

«Огонек» побывал в Абхазии, где многое происходит и ничего не меняется

Page 4
Под газовозом тронулся лед

Подписано соглашение о финансировании первого судна для «Арктик СПГ 2»

Page 5
Page 6
Квоты в мешке

Правительство расписало трудовых мигрантов по отраслям

Page 7
Смотрящие без присмотра

Татьяна Алешичева о «Хранителях» Деймона Линделофа

Page 8
Британская шестерка

Льюис Хэмилтон вновь стал чемпионом мира

www.kommersant.ru

Газиев Рудем Ризванович

Генеральный директор Лаборатория Гемотест

Рудем Ризванович, расскажите немного о компании.

Первый пациент посетил лабораторию в марте 2003 года. В этом году компания отмечает свое десятилетие. За последние 3 года мы смогли развить крупную сеть лабораторных отделений по всей России. В настоящий момент открыто и работает 130 отделений. Гемотест хорошо известный бренд в Московском регионе и уже в 40 городах Российской Федерации.

Чем отличаются частные лаборатории от государственных?

По оценкам экспертов, только в Москве предоставляют услуги по лабораторной диагностике около 30 лабораторий. Это частные многопрофильные клиники, государственные медицинские центры, и частные лаборатории.

Основные преимущества коммерческих лабораторий — доступность услуги, широкий спектр, сроки выполнения и высокий уровень обслуживания, а также дополнительный сервис и услуги.

Каким Вы видите дальнейшее развитие компании?

С помощью системы франчайзинга мы открыли в августе 2012 года 100-ое отделение. В 2013 году мы планируем увеличить сеть до 200 лабораторных отделений, ввести новые исследования и расширить сервисные услуги для пациентов и партнеров.

Чем привлекательна для партнеров франшиза Гемотест?

Известность бренда Гемотест и выгодные условия вхождения в бизнес, гарантируют достижение определенных результатов за счет использования «готовой» модели открытия и ведения бизнеса. Мы работаем со всеми регионами РФ и ближнего зарубежья. Тенденция последнего времени — это увеличение спроса на медицинские услуги, в том числе и на лабораторную диагностику. Соответственно растет интерес к франшизе Гемотест среди предпринимателей и инвесторов. Можно с уверенностью сказать, что инвестиции в медицину — это надежно и выгодно. Мы исследуем и анализируем рынки в конкретных регионах, оказываем системную поддержку и консультируем франчайзи на всех этапах создания и функционирования лабораторного отделения, в том числе предоставляем финансово-юридический и кадровый консалтинг, контролируем качество обслуживания пациентов. В компании разработана программа маркетинговой поддержки партнеров, которая включает централизованное продвижение услуг и обеспечение партнеров рекламными и информационными материалами. Все эти факторы способствуют эффективному развитию бизнеса.

Политика компании быть доступными для пациентов в каждом регионе, что позволяет эффективно конкурировать на рынке.

Оцените статью

www.beboss.ru

Чек на предводителя

Имя следующего президента всем давно известно, поэтому пожертвования на его предвыборный счет не имеют рационального смысла, это скорее мистерия, которая позволяет собравшимся почувствовать связь с высшими сферами. С тем же успехом они...

Имя следующего президента всем давно известно, поэтому пожертвования на его предвыборный счет не имеют рационального смысла, это скорее мистерия, которая позволяет собравшимся почувствовать связь с высшими сферами. С тем же успехом они могли просто сжечь деньги и воскурить их дым ради победы Медведева. Результат был бы тот же, поэтому наблюдать церемонию интересно разве что по одной причине: увидеть, кто допущен к алтарю.

Во главе процессии доминируют единороссы, хорошо пропитанные газом. Следом идут подрядчики госкомпаний и сочувствующие. Шествие замыкают общественная организация, связанная с областным начальником, депутат и руководитель госкорпорации. Преемственность курса можно наблюдать уже сейчас, поскольку примерно то же самое происходило при финансировании кампании Владимира Путина (см. справку «Новой»).

Пока абсолютный лидер отчислений на специальный предвыборный счет Медведева — компания «Транссибстрой». Она вложила в этого кандидата 25 миллионов рублей. В России несколько структур с таким названием. Наиболее заметен «Транссибстрой» из Нового Уренгоя, который был миноритарным акционером (7,56%) Газинвестбанка. Банк обслуживает «дочек» «Газпрома», он участвовал, к примеру, в ипотечных программах по переселению газпромовцев из районов Крайнего Севера в Подмосковье и другие регионы.

Половиной «Транссибстроя» владел Александр Забарский — член Ямало-Ненецкого координационного совета сторонников «Единой России» и гендиректор строительной компании «Мостострой-12», основные заказчики которой — предприятия «Газпрома». В пятницу связаться с представителями «Транссибстроя» не удалось.

Фонд поддержки«Единой России» наскреб на партийного кандидата всего 15 млн рублей. То есть на первый взгляд Дмитрий Медведев дороже «Газпрому», председателем совета директоров которого он числится.

Однако не все так просто. 5 миллионов рублей на предвыборный счет внесла фирма «Финрэйт». Ее руководитель Максим Астраханцев аффилирован с Калужским заводом путевых машин и гидроприводов («Калугапутьмаш»), который отдал на избирательную кампанию Медведева 4 млн рублей. Астраханцев входит в совет директоров «Калугапутьмаш», основным клиентом которого является госкомпания «Российские железные дороги».

Гендиректор предприятия Петр Голубев объяснил «Новой», что его устраивает нынешняя политика в железнодорожной области и машиностроении, он поддерживает этот курс и не хочет перемен. Голубев отметил, что ему не поступало никаких указаний сверху. И хотя он является членом «Единой России», решение выделить деньги на поддержку Медведева приняли акционеры «Калугапутьмаша».

Следующая в списке возложивших на алтарь — компания «Промфинанс». Она пожертвовала 2 млн рублей. Название неоригинально, в России больше 20 «Промфинансов», но в глаза бросается фирма, близкая к АвтоВАЗбанку. На 74% она принадлежала бывшему вице-президенту АвтоВАЗа Владимиру Кучаю и на 26%  — председателю совета директоров банка Вере Прокопенко. Выйти на представителей «Промфинанса» и уточнить, поддерживают ли они Дмитрия Медведева, не удалось.

«Лаборатория Гемотест» внесла на предвыборный счет 1 млн 600 тыс. рублей. Финансовый директор компании Марина Гриднева сообщила, что это продиктовано гражданской позицией, а не желанием получить преференции.

Мы выяснили, что основатель «Лаборатории Гемотест» Рудем Газиев был учредителем фирмы «Город сладостей». Другим учредителем выступала Анастасия Шершакова — дочь бывшего работника Минэкономразвития Александра Шершакова. Марина Гриднева подчеркнула, что Рудем Газиев вышел из состава учредителей «Города сладостей», а «Лаборатория Гемотест» никогда не имела и не имеет государственных покровителей.

Аудиторская фирма «Динас-Аудит» поучаствовала в избирательной кампании Медведева, выделив 610 тыс. рублей. Бывший замгендиректора фирмы Татьяна Алексеева к 2004 году возглавила отдел внутреннего аудита и отчетности «Газпром-Медиа» и входила в состав ревизионных комиссий «НТВ-Плюс» и «Известий».

Компания «Эксперт карго транс» пополнила предвыборный счет на 450 тыс. рублей. Учредителями компании значились Игорь Кащеев и Владимир Карбашев, которые имели отношение к транспортно-экспедиторским компаниям, работающим с крупнейшим организатором выставок — «Экспоцентром».

Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство» перечислила на счет Медведева 100 тыс. рублей. Деньги вернулись обратно с указанием, что организация зарегистрирована менее чем за один год до начала голосования. Однако «Боевое братство» существует намного больше года. Председательствует в ней губернатор Московской области Борис Громов, а первым его замом с 2000 года является депутат Госдумы единоросс Дмитрий Саблин. В бухгалтерии организации пояснили, что пожертвование вернулось, поскольку операционистка поставила неверную дату, но все исправлено, и деньги внесли еще раз.

Среди людей, решивших лично поддержать Медведева, особо выделяется президент «Объединенной авиастроительной корпорации» (ОАК) Алексей Федоров. Он заплатил 100 тыс. рублей, но деньги вернули с формулировкой «Перечислены с нарушением установленного порядка». Особую пикантность ситуации придает то, что председатель совета директоров «ОАК» первый вице-премьер Сергей Иванов до недавнего времени тоже считался кандидатом в преемники Владимира Путина. И пока он был претендентом, мало кто в госкорпорации осмелился бы способствовать другому кандидату.

Пресс-секретарь «ОАК» Максим Сысоев сообщил «Новой», что мелкую техническую ошибку исправили, и пожертвование в итоге перечислено успешно. «Алексей Федоров входит в высший политсовет «Единой России», и логично, что он решил поддержать кандидата от своей партии», — пояснил Сысоев. Он также отметил, что к «ОАК» это отношения не имеет. Федоров заплатил личные деньги по своей собственной инициативе.

Бывший консультант российского правительства на условиях анонимности поделился мнением, что на предвыборную кампанию лучше всего жертвовать непосредственно и наличными.

«Думаю, официальная часть в рамках наших славных традиций — пустое занятие, — размышляет эксперт. — Реальный смысл имеет непосредственная передача денег на выборы «налом». От такого вложения можно ждать отдачи, от прочего — разве что небольшой саморекламы».

Справка «Новой»

Избирательная кампания Владимира Путина в 2004 году имела то же наполнение, но отличалась экстравагантностью. Больше всего (6 млн рублей) ему пожертвовали фирмы («Ювентастрой» и «Явастрой»), учрежденные дочерью депутата от «Единой России» Валерия Язева. Язев — президент Российского газового общества, считается главным лоббистом интересов «Газпрома» в Госдуме. По совпадению, к 2006 году в холле российского парламента обосновался ювелирный киоск «Ювелайн». Компания была учреждена фирмой дочери Язева (подробнее — «Новая газета» № 73 за 2006 год). Другими крупными спонсорами предвыборной гонки Путина традиционно выступали фонды поддержки «Единой России» (3 млн 700 тыс.), структуры «Газпрома» и различные газовые компании (2 млн.). Два банка, которым вернули их добровольные пожертвования (Содбизнесбанк и «Кредиттраст»), в том же году перестали существовать.

www.novayagazeta.ru

Рудем Газиев, франшиза «Гемотест»

Франшиза в социально значимой сфере медицинских услуг

Рудем Ризванович, что важного произошло в компании за год?

Изменений достаточно, они коснулись практически всех сфер деятельности нашего бизнеса, компании в целом. Это, безусловно, и рост сети – мы открывали активно собственные и франчайзинговые отделения, это и модернизация технологического комплекса лаборатории, развитие новых направлений диагностики.

Благодаря активной ассортиментной политике, в 2016 году перечень исследований в лаборатории «Гемотест» составил более 3 000 видов исследований. Сегодня мы единственные на рынке лабораторных услуг России среди коммерческих лабораторий, кто предлагает такой широкий спектр диагностики. Были реализованы проекты по вводу высокотехнологичных методов исследований, выполнение которых требует соответствующей квалификации и специальной подготовки врачей лаборатории.

За последний год произошло интенсивное развитие технологической базы лаборатории «Гемотест» от модернизации оборудования до полной автоматизации всех производственных процессов. Реализовали совершенно новое направление для коммерческих лабораторий – создали научно-исследовательский отдел по разработкам новых диагностических методик. Подтвердили высокий стандарт качества предоставляемых услуг в соответствии с требованиями международного стандарта качества ISO по новому уровню оценки 2016 года.

Запущен уникальный для отрасли совместный проект с государственными медицинскими учебными заведениями по подготовке высококвалифицированных кадров.

Уровень лаборатории определяется  наличием высокотехнологичных методов.  Что именно Вам удалось реализовать в этом направлении?

В связи с современными тенденциями рынка, мы сделали акцент на внедрение высокотехнологичных методов в узкопрофильные и специфические диагностические направления, требующие значительных инвестиций. Двигаясь в этом направлении, мы первые из коммерческих лабораторий получили лицензию и открыли на базе своей лаборатории направление патоморфологии. Этому способствовало два фактора: рост онкологических заболеваний на протяжении последних лет и ограниченное предложение по качественной онкодиагностике в коммерческом секторе. Привлекли в наш коллектив дополнительные высококвалифицированные медицинские кадры.

С 2016 года мы внедрили такие перспективные методы морфологической диагностики, как иммуноцитохимия и иммуногистохимия. Широкое развитие данных технологий значительно расширяет диагностические возможности и позволяет выявлять не только молекулярные структуры опухолевых клеток, назначать адекватную терапию и оценивать ее эффективность, но и прогнозировать развитие опухоли.

Про внедрение инновационных технологий пишут и говорят много. Что именно отличает Вас от других лабораторий в инновациях?

Лаборатория «Гемотест» подтверждает звание флагмана внедрения инновационных технологий. Понимая значимость первичной диагностики в онкологии, мы одни из первых в России внедрили современную инновационную технологию выполнения цитологических исследований методом жидкостной цитологии. На сегодняшний день «Гемотест» единственная коммерческая лаборатория России, где установлена и функционирует система автоматического цитологического скрининга BD FocialPoint™ Slide Profiler. Благодаря внедрению полностью автоматизированной системы, цитологическое исследование в нашей лаборатории дает наивысшую точность диагностики среди всех существующих методов.

Мы являемся новаторами и в открытии собственной генетической лаборатории. «Гемотест» - единственная лаборатория среди крупных игроков, кто использует при выполнении генетических исследований инновационные научные разработки с применением специально синтезированных олигонуклеотидов.

Мы первые в России из коммерческих лабораторий, кто открыл собственное направление микологии.

Расскажите об уникальном образовательном проекте, о котором Вы упомянули. С чем связана идея его создания?

Сегодня острый дефицит квалифицированных специалистов по лабораторной диагностике испытывают не только лаборатории государственных учреждений, но и крупные федеральные сети. Именно поэтому, кадровая политика является одним из ключевых моментов стратегического развития лаборатории «Гемотест».

С нашей стороны была реализована одна из концепций развития медицинской отрасли – целевая подготовка кадров для лабораторий. В рамках этого года проинвестировано и запущено два образовательных проекта – подготовка среднего медицинского персонала лаборатории по специальности «Лабораторная диагностика» совместно с Университетским центром непрерывного образования «Угреша» и врачей-кибернетиков медицинской лаборатории совместно с Сибирским государственным медицинским университетом.  Основной целью проекта является обеспечение системы отечественного здравоохранения специализированными кадрами, обладающими знаниями и практическими навыками работы в клинико-диагностических лабораториях высокого уровня. Мы инвестировали в будущее!

Какие показатели по открытиям новых точек?

Федеральная сеть лаборатории «Гемотест» сегодня насчитывает 400 отделений в 155 городах России. Если говорить о динамике открытий лабораторных отделений, то 2016 год самый успешный и насыщенный как по открытию собственных отделений, так и франчайзинговых. На сегодняшний день открыто 98 лабораторный отделений, к концу года суммарное открытие за 2016 год составит 148 отделений (что составит прирост сети 49%). По планируемым показателям к концу 2016 года наша лабораторная сеть будет насчитывать 450 отделений.

Какой средний срок окупаемости франшизы Гемотест?

Расчетный срок окупаемости франшизы «Гемотест» – в зависимости от вложений и текущих факторов – от 1,5 лет. Период выхода на безубыточность - от 4 до 6 месяцев. Стоимость франшизы начинается от 1 000 000 рублей, данная цифра зависит от каждой конкретной территории и состояния помещения.

В сумму инвестиций учтены такие расходы, как пaушальный взнос – от 150 000 до 300 000 рублей, затраты на ремонт, открытие, оснащение отделения и персонал.

В случае, когда франчайзи планирует открыть отделение в помещении, максимально соответствующем требованиям, то его затраты значительно сокращаются, поэтому и окупаемость достигается значительно быстрее – в среднем за 7-8 месяцев.

Какие аргументы у вас есть для того, чтобы убедить предпринимателя начать сейчас бизнес именно в этом сегменте?

Сегмент лабораторной диагностики – один из самых перспективных, со стабильным и наиболее прогнозируемым доходом даже в кризис. Инвестировать в свой собственный медицинский бизнес по созданию сети лабораторных отделений необходимо сейчас, не откладывая на завтра, для того, чтобы в ближайшей перспективе получать прибыль. В 2015 году рынок лабораторной диагностики вырос на 14% и составил 70 млрд рублей, в ближайшие годы наш сегмент вырастет в разы за счет ненасыщенности рынка и развития франчайзинговых проектов.

Наш партнер получает возможность работать в интенсивно развивающейся высокотехнологичной отрасли медицинских услуг с минимальными затратами на открытие, быстрым стартом от 2-3 месяцев и окупаемостью проекта за 1,5 года.

Преимущества франшизы «Гемотест» и что получает франчайзи?

«Гемотест» – это настроенный бизнес и сильный бренд федерального значения. Работа под известным брендом с профессиональной командой является одной из главных составляющих успешного бизнеса. Со своей стороны мы оказываем всестороннюю поддержку франчайзи, начиная со start-up. За каждым лабораторным отделением закреплена команда управления, состоящая из  управляющего, менеджера по рекламе, менеджера по персоналу и менеджера по продажам, которая помогает партнеру грамотно и эффективно управлять бизнесом и получать максимальный доход от вложенных инвестиций.

При покупке франшизы «Гемотест» мы предлагаем франчайзи набор готовых решений, начиная с момента оснащения отделения. В компании действует «Школа франчайзи «Гемотест». В рамках обучения действующие и потенциальные партнеры, получают у нас все основные необходимые знания - основы финансового учета и кадрового делопроизводства, медицинские стандарты, схемы открытия лабораторного отделения, основы маркетинга.

В 2015 году мы запустили новый сервис для наших партнеров - интернет-магазин www.gemoservice.ru, который предлагает услуги по оснащению лабораторного отделения, выбору медицинских расходных материалов, мебели и оборудования по оптовым ценам от производителей. Ассортимент интернет-магазина предлагает как стандартные решения по низким ценам, так и более дорогостоящие - в зависимости от потребности франчайзи.

Надежная поддержка известного бренда и постоянный спрос на лабораторные услуги делают франшизу «Гемотест» привлекательной для франчайзи.

Мария Кузнецова, директор департамента маркетинга ООО «Лаборатория Гемотест»: «Команда департамента маркетинга активно занимается продвижением бренда «Гемотест» на федеральном уровне: ТВ, радио, Интернет, наружная реклама. Для каждого партнера прорабатывается индивидуальный медиа-план с точечным продвижением лабораторного отделения.

Изучение современных мировых тенденций рынка лабораторной диагностики позволяет нам инициировать вывод на рынок новых продуктов и уникальных торговых предложений. На постоянной основе ведется конкурентный анализ, результатом которого является дифференцированное ценообразование. Мы проводим много образовательных конференций для врачей и медицинского сообщества с целью повышения профессионального уровня знаний.

Для пациентов действует уникальная система скидок и бонусная программа «Копите на здоровье!» с возможностью начисления и списания бонусов, что обеспечивает постоянный поток пациентов в лабораторные отделения.

Результатом работы и усилий всей компании ООО «Лаборатория Гемотест» стало получение нашей франшизой Топовых мест в рейтингах: 5-ое место РБК ТОП-30 самых популярных франшиз 2015 года (май 2016 г.), 7-ое место ТОП-100 франшиз 2016 года по версии портала «БИБОСС».

Лабораторная диагностика – стабильный, надежный и устойчивый бизнес. Развитие в нашей сфере происходит семимильными шагами. Наша стратегия – это сохранение лидерства в инновациях и статуса эксперта в узкоспециализированных, высокотехнологичных направлениях. Мы будем активно продолжать работать над улучшением качества сервиса и предоставляемых услуг.

Активно развивая федеральную сеть, мы делаем качественную диагностику доступной каждому».

Справка о компании

Медицинская лаборатория «Гемотест» является одним из лидеров рынка лабораторной диагностики России. Собственная технологическая база лаборатории «Гемотест» площадью 3 500 кв. м включает пять специализированных лабораторий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием последнего поколения. Использование в работе самых последних научных мировых разработок позволяет нам быть экспертом в сфере лабораторной диагностики.

Под известным брендом «Гемотест» сегодня открыто 400 отделений в 155 городах России. Ежегодно в лабораторные отделения «Гемотест» обращается около 2 млн пациентов.

www.buybrand.ru


Смотрите также