Биография эмиль яковлевич фисталь


Эмилю Фисталю - 80 лет: Как Донецк поздравлял своего легендарного Доктора

Центр Славянской культуры сегодня был полон гостей задолго до начала мероприятия – поздравления с юбилеем нашего знаменитого земляка – профессора, директора Института неотложной и восстановительной хирургии имени Гусака, руководителя Ожогового центра, заведующего кафедрой комбустиологии и пластической хирургии - Эмиля Фисталя.

Сколько боли видели эти глаза.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Но едва ли зал был бы в силах вместить всех тех, кому этот человек спас жизнь. Ведь на его счету свыше 20 тысяч сложнейших операций! А кроме 80-летнего юбилея, Фисталь отмечает в этом году 55-летие врачебной деятельности.

В ожидании начала мероприятия слышу, как одна женщина рассказывает историю своего спасения Эмилем Фисталем. Подхожу знакомиться.

- Эмиля Яковлевича я знаю почти 10 лет. Он буквально поставил меня на ноги, - говорит Лидия Сиротина, в глазах ее слезы. - Лечение было очень сложное, я пережила клиническую смерть, этот человек мне подарил жизнь. Я знаю хорошо жену Эмиля Яковлевича, она тоже врач. Никогда никого не оттолкнули, всегда услышат, помогут. Прекрасная, интеллигентная семья. А главное – Фисталь не оставил дончан в самое страшное время.

Одна из тысяч спасенных пациенток Фисталя - Лидия Сиротина.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Когда-то в бытность мою медиком, я услышала философское изречение своего коллеги, что у врачей на операционном столе все люди равны – за белых ты или за красных, депутат ты или простой работяга. Я не знаю, справедливо ли это высказывание насчет всех врачей, но точно знаю, что оно справедливо по отношению к Эмилю Фисталю. Мне повезло однажды побывать с ним на обходе в ОЦКБ и вот это доброе, родственно-ласковое отношение сопровождало его от палаты к палате и оставалось неизменным и для обгоревшего шахтера, и для ребенка, на которого мамочка, зазевавшись, пролила кипяток, и для паренька-военного, которому требовалась сложная пересадка кожи.

- С Эмилем Фисталем мы проделали совместную работу по лечению ожогов у беременных женщин. Это специалист высочайшего класса, - говорит Андрей Чурилов, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Донецкого медицинского университета. – Я желаю ему крепкого здоровья и еще много лет помогать людям. Без преувеличения, это человек – эпоха.

Среди букетов музыкальные инструменты.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Слова Андрея Викторовича подтверждает полный зал людей, желающих поздравить Эмиля Яковлевича с юбилеем. Коллеги, друзья, военные, ученики, чиновники всех рангов – всех сложно перечислить. В этот день Глава Республики Денис Пушилин присвоил Эмилю Яковлевичу почетное звание «Заслуженный врач ДНР». А поздравления донецкому Доктору транслировались не только из всех уголков России, но даже из Австралии, Германии, Великобритании. Юбиляр не успевает принимать букеты и подарки, а на вопрос, в чем секрет его активного долголетия отвечает очень искренне:

- А секрета нет. Просто нужно любить людей и тогда все удается.

На сцену поднимается военный.

- Я хочу пожать вам руку от имени всех наших ребят. Вы стольким помогли, - робея, говорит он.

- Помню каждого из них, - отвечает Фисталь. – Скажу, что из тех раненых, кто попадал к нам, мы ни одного не потеряли, всех спасли. И будем спасать.

На сцене две легенды - Эмиль Фисталь и Владимир Чайка.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Давно не удивляешься тому, что именно медработники талантливы не только в медицине. Может быть потому, что им, как никому, известна хрупкость человеческой жизни. Тому пример Вересаев, Чехов, Булгаков, Розенбаум… Не исключение и Фисталь. Еще с юности увлекшись джазом, он выступал в студенческих коллективах, ансамблях, сейчас Эмиль Яковлевич ведёт в Донецкой филармонии авторский цикл программ «Музыка для здоровья». Потому что лечить тело, забыв про душу, нельзя. Неудивительно, что среди подарков были гитара, домбра и даже маракассы, на которых юбиляр сразу и сыграл.

Было много сказано добрых слов и признаний нашему донецкому Доктору. Но подытожить их можно было бы словами Эдуарда Басурина.

- Этот человек мог выбрать любую точку на карте мира и поехать туда работать, где ему были бы рады и встретили бы со всевозможными почестями, - сказал заместитель начальника Управления Народной милиции ДНР Эдуард Басурин. – А он остался в Донецке. Этот человек предан своей земле, своей истории, своим землякам. Он несет добро, любовь и надежду всем людям, не только пациентам.

Военные люди с особенным теплом благодарят донецкую легенду.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

«Комсомолка» присоединяется ко всем пожеланиям и от себя желает оставаться таким же творчески горящим человеком во всем – в медицине, в музыке, в личной жизни. Мы вас очень любим, Эмиль Яковлевич, за вашу искренность, доброту и любовь к людям. Оставайтесь как можно дольше с нами!

СПРАВКА «КП»:

Первым пунктом биографии Фисталя как врача-хирурга стала Старобешевская районная больница, куда молодой специалист, уроженец Макеевки Эмиль Фисталь был направлен после окончания Донецкого государственного медицинского института в 1964 году. А уже через год, в 1965-м, Фисталь пришёл на работу в Областную центральную клиническую больницу (ОЦКБ), ныне известную как ведущий научно-практический медико-хирургический центр Донецкого края – Институт неотложной и восстановительной хирургии им.В. К. Гусака. За более чем 50 лет работы здесь Фисталь сменил несколько должностей – был врачом-хирургом, затем в 1976 году стал заведующим ожоговым отделением, с 1999 по 2014 годы занимал пост заведующего отделом термических поражений и пластической хирургии. Всё это время он ежедневно спасал и продолжает спасать жителей Донбасса и других регионов, без выходных и праздников борясь за жизнь каждого и помогая, казалось бы, в безнадёжных ситуациях.

Самая сложная из всех операций была связана со спасением 16-летнего юноши из Санкт-Петербурга, сильно пострадавшего при пожаре. Тогда за помощью к Эмилю Яковлевичу обратились российские коллеги, и для этого сложнейшего пациента из Донецка отправили несколько десятков доз спасительной кожи, выращенной в лаборатории института. Впервые в мировой практике удалось спасти и вылечить ребёнка, получившего ожоги площадью 96% поверхности тела! За это 13 июня 2008 г. Фисталь был удостоен главной премии РФ - Премии лучшим врачам России «Призвание».

С началом боевых действий в Донбассе Эмиль Яковлевич не покинул Донецк, оставшись верным своим обязательствам перед малой родиной, коллективом и пациентами. В этот сложнейший период Эмиль Фисталь возглавил Институт неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака Министерства здравоохранения Донецкой Народной Республики. За время войны доктор и его коллеги спасли более полутора тысяч человек, получивших страшные раны, увечья и ожоги. Среди спасённых треть – мирные жители Республики, в том числе дети.

Один из них – семилетний Артем Малык, пострадавший при диверсии во время проведения танковых соревнований на полигоне в Торезе 24 сентября 2015 года. Мальчик получил более 60% ожогов тела, пережил более десяти операций и благодаря профессионализму хирургов выжил.

Донецкий врач-легенда Эмиль Фисталь отметил 80-летний юбилей.Юлия АНДРИЕНКО

www.donetsk.kp.ru

Всемирно известный донецкий врач Эмиль Фисталь за год провел более 15 уникальных операций

Руководитель донецкого Института неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака, хирург отдела термических повреждений, профессор Эмиль Фисталь в 2016 году провел более 15 уникальных операций по пересадке кожи. «За прошедший год были произведены сложнейшие операции по пересадке кожи. В сравнении с большинством случаев их можно назвать уникальными, в частности – это пересадка кожи от родственников пациенту. В общей сложности произведено свыше 15 сложнейших операций». По словам Фисталя, всего им было проведено порядка 200 операций с начала года. Эмиль Яковлевич Фисталь – доктор медицинских наук, профессор, автор 400 научных статей, 32 изобретений, действительный член Ассоциации комбустиологов России и США, лауреат Государственной премии Украины, обладатель звания Заслуженного деятеля науки и техники Украины и премии «Призвание», которая вручается лучшим врачам России. На счету медика свыше 20 тысяч операций. Самая сложная — спасение пациента с 97 процентами глубокого ожога тела, (60 процентов ожога считается терминальным случаем в медицинской практике). Аналогичный случай не описан пока никем в мире. Недавно профессор отметил 77-летие.

Источник

Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

www.patriot-donetsk.ru

Эмиль Фисталь: Вернуться-то можно, вопрос в том, как мы вас примем

Оригинал взят у gmorder в Эмиль Фисталь: Вернуться-то можно, вопрос в том, как мы вас примем

Cейчас Донбасс ‒ регион, обожженный войной. Но и в мирное время в силу своей промышленной интенсивности наш край смотрелся «горячей точкой» в плане производственных травм. И медицина донецкая, воспитанная тяжелыми условиями, держит марку и пользуется заслуженным уважением соседей и даже заокеанских коллег. Сегодняшний наш собеседник ‒ выдающийся комбустиолог, директор Донецкого института неотложной и восстановительной хирургии имени в. К. Гусака Эмиль Фисталь.

Извилистая тропа к ожоговой медицине

Эмиль Яковлевич, знаю, что вы с детства мечтали стать врачом. Как же вышло, что после школы вы оказались в Строительном институте?

Так получилось, что на вступительных экзаменах в Медицинский я недобрал один балл. И поступил на строительный факультет ДПИ в Макеевке (позже на его базе организовали МИСИ) на вечернее отделение, в дневное же время работал на заводе. Но меня все равно тянуло в медицину, и через некоторое время я устроился в детскую больницу – лаборантом в рентген-кабинет. На строительном факультете я отучился всего три семестра. Однажды увидел объявление о подготовительных курсах в Мединститут и записался туда. Вторая попытка поступления была удачной – я стал студентом-медиком.

Что повлияло на ваш выбор такого сложного направления, как комбустиология? (Ожоговая медицина. – Прим. автора.)

Здесь тоже дело случая. Вообще-то я был распределен общим хирургом и почти год отработал в Старобешево. Потом перевелся сюда, в областную больницу. Здесь хирурги менялись по очереди, по полгода: каждый сначала работал на приеме, потом в хирургии, в торакальном отделении и в ожоговом. Так что с обожженными больными я, конечно, имел дело, но становиться комбустиологом тогда еще не собирался.

В июне 1966 года случилась беда, взорвался террикон шахты № 5–6 в Димитрове. Это было ужасно – когда нас, молодых хирургов, привезли туда на рассвете, мы увидели картину, как в учебном фильме об атомном взрыве: обугленные дома и деревья, полуметровый слой пепла. На воздух взлетело 200 тысяч тонн раскаленной породы. Одну улицу засыпало раскаленным шлаком, по второй прошелся столб пламени… 32 человека только в больницу были доставлены, а сколько погибло, трудно сказать – тогда такие сведения не обнародовались.

Трагедия произошла поздно вечером – люди выбегали из домов босиком, многие пострадали, возвращаясь из кинотеатра… Мы, врачи, тут же провели осмотр раненых, оказали первую помощь. А потом меня и еще одного хирурга оставили в местной больнице вылечивать пострадавших. Лекарствами и всем необходимым нас, конечно, снабжали. Полтора месяца прожили мы там. И главное – добились результата: все выздоровели, даже два особенно тяжелых пациента.

Потом я опять вернулся к прежней хирургической работе, но, когда через полгода мне предложили перейти в ожоговое отделение, я без раздумий согласился.

Чтобы стать хорошим специалистом в ожоговой области, нужно обладать широким медицинским кругозором. Особенно важно изучить раневой процесс, ведь ожоги – это тоже раны, которые по площади и глубине бывают огромными. А если сгорело более 10 процентов кожи, то развивается так называемая ожоговая болезнь, которая поражает все органы (и головной мозг, и легкие, и сердце, и желудочно-кишечный тракт). И надо не только уметь лечить раны, но и знать эту патологию внутренних органов. А еще пластическая хирургия. Без нее ни один больной с тяжелыми ожогами не излечивается. Поэтому то, что я до ожогового отделения успел поработать и травматологом, и урологом, и общим хирургом, то есть имел разностороннюю практику, сыграло положительную роль в моем становлении как комбустиолога.

Местные особенности

Донбасс – промышленный регион. Наверняка у вас было особенно много пациентов с производственными ожоговыми травмами?

Да, особенно шахтеров. Взрывы порой один за другим случались. Особенно на таких глубоких шахтах, как им. Засядько, им. Абакумова, «Трудовская». Там если взрыв, то сразу по сотне пострадавших: часть сразу погибает, а остальные – наши пациенты… Тяжелые травмы, сочетанные: механические, ожоговые, отравления угарным газом. Лечение таких пострадавших, конечно, заставляет глубже изучать свое дело.

За последние 10–12 лет мы разработали новую тактику лечения обожженных пациентов, и если сравнивать ее с предыдущими, то результаты улучшились в пять раз по разным показателям. За это время мы накопили богатейший опыт лечения обожженных, который пригодился нам и в случаях с ранами иного происхождения. То есть мы доказали своими исследованиями, что раневой процесс имеет универсальное течение, независимо от этиологии раны. И потому сейчас в нашем отделении термических повреждений и пластической хирургии половина пациентов находятся не в связи с ожогами, а по причине иных патологий: размозженных ран, ушибленных, резаных, колотых и других. И кроме того, последствия ран: трофические язвы, рубцовые деформации. Обширные опухоли, например, в других учреждениях не удаляют, потому что раны после иссечения закрывать очень непросто. Мы же за это беремся, делаем пластические операции.

А еще за последние полтора года мы научились успешно лечить боевые ранения: взрывные, осколочные, пулевые. Активно занимаемся и этим направлением. Пока, слава Богу, военные действия немного поутихли, но никто не знает, что может случиться в ближайшем будущем…

При вашем институте работает уникальная для постсоветского пространства лаборатория клеточного и тканевого культивирования. Расскажите, пожалуйста, о ней немного.

Эта лаборатория была открыта в 2002 году именно с целью улучшения результатов лечения ожогов. Все началось с того, что в середине 1990-х я поехал в Подмосковье на международную конференцию по лечению ран. Там один американский врач делал доклад о клеточной технологии – у них в США была соответствующая лаборатория. Я эту идею привез в Донецк, и нам с Владимиром Корнеевичем Гусаком, первым директором этого института, его основателем, удалось ее здесь воплотить.

Первоначально мы в нашей лаборатории занимались выращиванием кожи, которую потом широко и успешно использовали в лечении. Но, поскольку всегда хочется двигаться вперед, позже мы стали пытаться культивировать и другие клетки: сердечной мышцы, сосудов. Особенно важны стволовые, так как они универсальны: берутся из костного мозга, размножаются и позже вводятся в любую ткань. Это улучшает течение раневого процесса, ускоряет заживление. Уже лечили стволовыми клетками и костные повреждения, и мышечные. Сейчас, к сожалению, используем эту технологию значительно реже – блокада, пациентов намного меньше, чем было до вой­ны. Кроме того, мы страдаем от недостатка расходных материалов, необходимых для выращивания клеток. Но главное, что лаборатория свою работу не свернула. Будем надеяться на лучшее.

«Вопрос в том, как мы вас примем…»

В связи с известными событиями кадровый потенциал института претерпел изменения?

Конечно, многие выехали за пределы Республики. Но к нам приходят новые врачи: Медуниверситет функционирует и продолжает выпускать специалистов, кое-кто из них уже пополнил наши ряды. Некоторые отделения пострадали в кадровом отношении больше, поскольку оттуда ушли лидеры, – работа на время приостановилась. А отделения, где руководители остались, продолжают функционировать без изменений.

Нам очень помогли доктора из Краснодара – там очень хорошая краевая больница на полторы тысячи коек. Мы ездили туда, познакомились с руководством. Очень толковая организация у них, ну и условия приличные: даже вертолет свой есть (мы о таком пока только мечтаем). Так вот они приняли к себе на курсы наших кардиохирургов.

В целом большая часть отделений нашего института продолжает работать на довоенном уровне. Только пациентов стало поменьше. Раньше ведь до десяти процентов наших больных были из других регионов и даже из-за границы. Сейчас они не могут к нам попасть. Но мы надеемся, что скоро блокаду снимут. Ведь любая война заканчивается миром. Хотелось бы поскорее.

Эмиль Яковлевич, я так понимаю, что для вас лично вопрос о переезде из Донецка не стоял?

Честно скажу: мне предлагали в Киеве два серьезных места. Это было в мае 2014-го, когда все только начиналось. Но все же решил остаться, подумал: если еще и я уеду, то здесь все окончательно развалится. Все-таки я патриот своей малой родины (родился в Макеевке, учился в Донецке).

А есть врачи, которые в свое время уехали, а сейчас хотят вернуться?

Есть… Даже такие есть, которые хотят вернуться сюда на танках! Всяких хватает. Но мы в этом вопросе определились: будем предельно осторожны. Нужно каждый случай рассматривать индивидуально: кто-то уехал из-за детей, из-за родителей. Кто-то – в Россию, в Крым… Сейчас звонят, просятся: «Можно мы вернемся, когда война кончится?» Можно-то можно, вопрос в том, как мы вас примем… Зачем конца войны ждать – приезжайте сейчас, ребята!

Победить Штаты в «тяжелом весе»

Вы за свою карьеру провели множество операций. Были ли случаи, которые считались безнадежными, но тем не менее исход оказывался благоприятным?

Таких случаев было немало. Травма по всем официально признанным параметрам считалась несовместимой с жизнью, но люди тем не менее выздоравливали. Приведу даже такой факт. В 2012 году мы ездили в США по обмену опытом и сравнили там результаты нашей деятельности. По основным параметрам достижения были примерно одинаковыми, а вот что касается наиболее тяжелой группы больных (в частности, обожженных, у которых площадь глубокого поражения превышала 60 процентов), то здесь наши показатели были выше американских.

Не скажу, конечно, что мы смогли сохранить жизнь всем нашим пациентам, но зато у нас выживали те, кто по всем прогнозам уже не должен был жить. Мы участвовали в операции в Петербурге – лечили подростка, у которого было повреждено ожогом 98 процентов тела. Но там питерские врачи привлекали многих известных коллег: и нас, и немцев. А мы, в свою очередь, сами, без чьей-либо помощи, спасли пациентку, у которой поражение кожи было почти таким же тотальным – 97 процентов.

Не мазать!

Что ж, давайте немного сменим тему. Какие меры в первую очередь нужно принимать при бытовых ожогах?

Это вообще очень важный вопрос! Нужно, чтобы все об этом знали, потому что первую помощь не всегда оказывают правильно. При любых ожогах прежде всего нужно устранить источник тепла. Горящую или облитую кипятком одежду нужно немедленно снять. Второй пункт – охлаждение раны. Любыми способами: бассейн, душ, бочка с водой. Это очень важно. У кожи большая теплоемкость: постепенно тепло проникает с поверхности в глубже лежащие ткани. Если вовремя охладить, можно уменьшить глубину ожога. Кроме того, охлаждение обладает еще и обезболивающим эффектом. Вот бытовой пример: женщина, обжегшись утюгом или кастрюлей, тут же хватается пострадавшими пальцами за мочку уха. Почему? Потому что это самая холодная часть тела!

Главное – ничем не нужно мазать. Всякие масла только прилипают к коже и мешают протеканию раневого процесса в дальнейшем. Если ожог обширный, то надо забинтовать или прикрыть проглаженной тканью и побыстрее везти в больницу. Чем раньше начато лечение, тем лучше будет прогноз.

Басист, стиляга, спринтер

Напоследок расскажите нам что-нибудь о своих увлечениях. Доводилось читать, что вы увлекаетесь джазом.

Это верно. Я самодеятельный музыкант, специализированной школы не оканчивал. Сначала играл на гитаре, на мандолине, а потом нашел себя в контрабасе. Участвовал в самодеятельности, еще будучи студентом Мединститута. У нас был блестящий джазовый оркестр, и это в то время, когда говорили: «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст». В ту пору на улице Артема (тогда она еще называлась Первой линией) отлавливали стиляг, резали им брюки. Со мной такого не случалось, но пиджак в яблоках я носил, так что тоже был стилягой. Не скрываю этого и даже горжусь!

Наш оркестр много гастролировал, мы и в Москве выступали, не говоря уже о Киеве, Харькове, Одессе. Помню, в 1966 году, как раз перед тем как я попал в Димитров, мы ездили в Москву – меня включили в состав оркестра. Это был первый Фестиваль студенческих театров эстрадных миниатюр (СТЭМ). Двумя председателями жюри были Аркадий Райкин и замечательный композитор Александр Цфасман. Райкин, кстати, с нами очень тепло беседовал после выступления.

Можно даже не спрашивать, какая музыка у вас любимая?

Да, это джаз. Прежде всего, Луи Армстронг и Элла Фицджеральд. Они до сих пор, как по мне, непревзойденные. Да и никогда их не превзойдут – это были уникальные исполнители! Армстронг не был виртуозом, но обладал своей, уникальной манерой исполнения – как на трубе, так и вокально. Кстати, он тоже не имел музыкального образования.

Ну и о своих спортивных увлечениях – пару слов…

Спорт для меня много значит. Никогда не забуду первое занятие по физкультуре в Мединституте. Тогда, кстати, к физической подготовке очень серьезно относились… Так вот, на первом занятии проверяли наш исходный уровень, и мы бежали стометровку. И я сразу показал результат третьего разряда.

Очень люблю футбол. Играл в сборной института, потом здесь, в ОЦКБ, тоже. Был даже капитаном команды.

Сейчас занимаюсь спортом исключительно для поддержания здоровья. Утром – бег, отжимания, занятия на турнике во дворе. Второй раз нагружаю себя после работы, а потом еще и перед сном.

Увлекался достаточно долго и коньками, и лыжами, но сейчас для этих видов спорта нет в городе подходящих условий…

Газета «Донецкое время», 10 февраля 2016, № 6 (20)

Page 2

Previous Entry | Next Entry

sokuraОригинал взят у cycyron в История Красного шайтанаОригинал взят у xan_13 в История Красного шайтанаОригинал взят у makarov_vadim в История Красного шайтанаОригинал взят у irissann в История Красного шайтана

Любимый народом киногерой Павел Верещагин имеет реального прототипа – Михаила Поспелова

Кто не помнит фильм «Белое солнце пустыни»? Так вот, у кинодраматурга Валентина Ежова было всего полтора месяца для создания сценария отечественного вестерна в развитие приключенческой темы по типу «Неуловимых мстителей». И тем не менее автор знаменитой киноповести «Баллада о солдате», прошедший с 1940 по 1945 год две войны, к сбору материала всегда подходил ответственно. Вот и тогда он поехал в Среднюю Азию, где встречался с ветеранами борьбы против басмачества.Как-то на творческом вечере в столичном Доме журналистов Валентин Иванович вспоминал, что среди прочих историй его заинтересовала и биография офицера российской пограничной стражи Михаила Поспелова. Достаточно сравнить портретное описание Павла Верещагина в сценарии Валентина Ежова и Рустама Ибрагимбекова «Пустыня», лёгшего в основу знаменитого фильма «Белое солнце пустыни», и фотографии штабс-ротмистра Поспелова, чтобы заметить явную прообразную связь между реальным офицером и самобытным киногероем. Кстати, чтобы облегчить поиск актёра для роли, копии портретных снимков из семейного архива ветерана сценарист показал режиссёру Владимиру Мотылю. И всё равно было очень сложно найти исполнителя на роль таможенника Верещагина, неторопливого и обстоятельного, знающего цену жизни и смерти, этакого былинного героя, до глубины души преданного своему служивому делу, в котором, казалось бы, уже и надобности нет. Случайно попавшая в руки режиссёра кинопроба Павла Луспекаева по схожеству со снимками штабс-ротмистра Поспелова сказалась на точном режиссёрском выборе актёра.По канве фильма проясняется, что в царские времена Павла Верещагина знали и боялись все среднеазиатские контрабандисты. Но от былого могущества и власти остались лишь воспоминания в царящем безвластии и диктате бандитской силы, с которым и верный слуга державы вынужден мириться. Известно, что был он офицером, заслужил «Георгия». Сухов привносит в жизнь бывшего таможенника новый смысл. Верещагин словно расправляет свои могучие плечи, и теперь уже ничто не остановит этого сильного человека, готового биться за дело, которое считает правым. И в этом сюжете тесно переплелись подлинные факты из жизни пограничника Поспелова и образные черты таможенника Верещагина.О судьбе Михаила Поспелова мне поведали его внук, полковник в отставке Евгений Попов, и небольшая экспозиция в Центральном пограничном музее. Накануне Гражданской войны штабс-ротмистра Михаила Поспелова тоже знали и боялись все контрабандисты и главари разбойничьих банд из Персии, орудовавшие на стоверстовом участке российской границы в полосе ответственности Гермабского пограничного отряда Закаспийской пограничной бригады.

Прототип Верещагина из культового советского вестерна «Белое солнце пустыни» тоже был верен офицерскому долгу

Возглавляя этот отряд, он получил от нарушителей границы прозвище «Красный шайтан» за пышные огненно-рыжие усы и способность внезапно появляться со своими пограничниками на тайных тропах контрабандистов. Точно таким же оазисом в пустыне, что и верещагинское подворье, был созданный Поспеловым отрядный сад, в котором росли грецкий орех, яблони, груши, вишни, абрикосы, алыча. Здесь же был и рукотворный пруд, хотя и без осетров, но с карпами. Как и Верещагин, Поспелов во времена безвластия превратил свой дом в маленькую крепость, вооружившись пулемётом, гранатами и даже «бомбомётом», обучив и жену Софью управляться со всем этим «хозяйством». Чувствуя своё бессилие прекратить басмаческие бесчинства с горсткой оставшихся в отряде пограничников, бывалый командир, как и его кинообраз, глушил тоску испытанным русским средством – крепким «перваком». А главное – Михаилу Поспелову тоже было обидно за державу, потому он и не ушёл в 1917 году через кордон или в глубь страны, как многие офицеры и солдаты Закаспийской пограничной бригады. И эта обида у него по-верещагински вылилась в энергию действия. В условиях, когда в десятках вёрст от Гермаба ещё хозяйничали эсеры, когда за Чарджоу и Мары шли ожесточённые бои красноармейцев с английскими оккупантами, на участке отряда Поспелова была восстановлена охрана государственной границы.Он собрал в отряд толковых местных всадников, обучил их приёмам пользования оружием, закупил на свои средства фураж и продовольствие. Пожалуй, именно поэтому большевистская власть оставила Поспелова на посту начальника отряда. В 1919 году он становится командиром пограничного батальона, а в 1921-м – командиром пограничного полка, у которого была под присмотром вся советско-персидская граница. А ещё полковник Михаил Поспелов за свою службу успел создать пограничную школу младшего комсостава, основательно погромить басмачей в пустынях Туркестана. Опыт пограничника, твёрдость его характера помогли в двадцатые годы успешно провести каракумские экспедиции академиков Александра Ферсмана и Дмитрия Щербакова по поиску запасов серы и других полезных ископаемых.

...Михаил Дмитриевич Поспелов не погиб в схватке с басмачами, как Павел Верещагин. Он умер в преклонном возрасте и похоронен на старом ташкентском кладбище. И на его могилу, наверное, никто уже не положит цветок или символичный кусочек каракумской серы, не поднимет стопку в память об офицере Великой Державы, чей облик и биография легли в основу любимого народом образа таможенника Павла Верещагина из «Белого солнца пустыни». Так пусть же этот образ и будет ему доброй памятью.

sokura.livejournal.com

Эмиль Фисталь, руководитель Донецкого института неотложной и восстановительной хирургии: Мы научились лечить раненых, ранее считавшихся безнадежными

В канун Дня медика в Донецке в Центре славянской культуры отпраздновали 90-летие института неотложной и восстановительной хирургии имени Владимира Гусака (ИНВХ). Вел мероприятие его нынешний руководитель – всемирно известный врач-комбустиолог доктор медицинских наук, профессор Эмиль Фисталь.

На большом экране показали документальный фильм об истории становления ИНВХ. Его для гостей праздника подготовили сами врачи.

ИНВХ – 90 лет!Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

МНОГИЕ МЕДИКИ ПОКИНУЛИ ДОНЕЦК

Институт был создан в далеком 1929 году. Тогда он назывался Центральной поликлиникой для обслуживания работников заводов, шахт и жителей города. Сегодня ИНВХ - это ведущий научно-практический медико-хирургический центр Донецкой Народной Республики.

Война для него не прошла незаметно. Значительная часть врачей и медсестер выехала из Донецка. Например, отделение пластической и реконструктивной хирургии головы и шеи покинули практически все ведущие хирурги. Оставшиеся же врачи спасали раненых не только в стенах медицинского центра. Так, хирург отделения сосудистой хирургии Юрий Розин с первых дней войны работал волонтером в районе боевых действий.

- Пять раз он сам был ранен и контужен, но спас жизни более 200 тяжелораненных бойцов, - рассказал Эмиль Яковлевич.

Другой сотрудник ИНВХ - врач-кардиолог блока интенсивной терапии Константин Столинский погиб под Никишино в 2015 году. Он выезжал для оказания медицинской помощи раненым бойцам на передовой.

НОУ-ХАУ НА ВОЙНЕ

- За время войны поменялся контингент наших пациентов: мы стали лечить пострадавших от боевой травмы, - констатировал Фисталь. - Внедрили гибридные операции на сосудах, позволяющие спасать больных ранее считавшихся безнадежными. Помощь при повреждении магистральных сосудов, протезирование артерий, восстановление кровотока, удаление осколков с помощью рентгенотелевидения – все это отныне под силу нашим сосудистым хирургам.

На счету Эмиля Фисталя больше 20 тысяч операцийФото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

Во время войны в ИНВХ открылось новое отделение - пластической хирургии и трансплантации клеток. В медцентре одна из самых крупных в Восточной Европе лабораторий по выращиванию клеток и тканей. Их пересадки используют в том числе и для лечения раненных и пострадавших на производстве.

ДОСТИГЛИ ДОВОЕННОГО УРОВНЯ

Уже в сентябре врачи Института неотложной и восстановительной хирургии собираются издать учебник по хирургическому лечению различных боевых травм.

- В книге представим разделы по всем направлениям хирургии – общая, нейрохирургия, сосудистая, пластическая хирургия, а также раздел психотерапии для раненых и пострадавших от других травм, - сообщил Эмиль Яковлевич.

Министр здравоохранения ДНР Ольга Долгошапко подарила ему букет алых роз и сердечно поблагодарила всех коллег, работающих в ИНВХ.

- Объем работы, выполняемый институтом, сложно переоценить, как и героизм сотрудников, которые после начала войны в Донбассе остались оказывать помощь нашим жителям, - сказала она.

Также коллектив больницы во главе с Эмилем Яковлевичем поздравили председатель Совета ректоров вузов Республики Светлана Беспалова и ректор Донецкого медицинского университета Григорий Игнатенко. На базе ИНВХ проходят подготовку студенты и врачи тринадцати кафедр столичного медуниверситета.

Светлана Беспалова поздравила коллектив ИНВХ с юбилеем от лица студентов РеспубликиФото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

Почетной гостьей праздника была дочь профессора Богословского, чье имя носит кафедра хирургии.

- Я горжусь, что, несмотря на тяжелейшие времена, институт неотложной и восстановительной хирургии продолжает свою работу в полном объеме, - подчеркнула Антонина Богославская.

ИНСТИТУТ НАДО ОТРЕМОНТИРОВАТЬ

- В условиях войны работать крайне тяжело, - продолжил Эмиль Фисталь. – Из-за экономической блокады в Донецк не пропускали даже кислород, жизненно необходимый для тяжелых больных и проведения хирургических вмешательств. Сейчас ситуация с обеспечением лекарствами обстоит значительно лучше.

В этом году в ИНВХ установлен новый магнитно-резонансный томограф (МРТ). Он был доставлен по линии гуманитарной помощи из России.

Вместе с тем, ИНВХ нужна помощь в элементарном: ремонте палат, коридоров, туалетов. Еще не восстановлена часть хирургического корпуса, где полностью рухнул потолок после прилета «Точки-У» в 2015 году.

www.donetsk.kp.ru

Ангел в белом халате — Эмиль Фисталь о работе и жизни

Это имя звучит в нашем регионе слишком часто, когда случаются аварии на шахтах, и Доктор с большой буквы совершает чудеса, возвращая к жизни совершенно безнадежных раненых.Вся Украина, да и, пожалуй, вся Европа услышала вновь  это имя в связи с попыткой спасти жизнь девушки, которую пытались сжечь  современные варвары.   Фисталь — один из немногих Избранных, которому люди доверяют свою жизнь, будущее и знают, что если этот доктор взялся за дело, то все будет хорошо. Он Профессионал, который привык отвечать за каждый свой шаг, он творит чудеса, спасая больных, на которых другие врачи поставили крест, он азартен в борьбе с недугом и, как любой стремящийся к совершенству человек, привык побеждать. Его биография насчитывает тысячи фантастических случаев излечения больных, невероятные медицинские достижения и потрясающий оптимизм! Не знаю, правильно ли указано в заголовке «о работе и жизни», ведь для этого человека эти два понятия неотделимы. Стать дипломированным медиком Эмиль Фисталь решил еще в школьные годы. Вместе с другом после занятий он садился в автобус, чтобы приехать в Донецкий мединститут и побродить по его коридорам, «впитать» в себя медицину. Поступить в ВУЗ удалось лишь со второй попытки, но уже став студентом учебного заведения Фисталь полностью посвятил себя мечте — будучи студентом третьекурсником он уже провел первую операцию. Весь шестой курс врач практически прожил в Щегловской больнице, вбирая знания и оттачивая умения, готовясь к великим будущим достижениям. Нам удалось побеседовать с врачом, чье имя известно не только в Украине, но и далеко за ее пределами — профессором, руководителем Донецкого ожогового центра, заведующим кафедрой комбустиологии и пластической хирургии Эмилем Фисталем. - Почему Вы выбрали столь сложное направление в медицине — комбустиологию? - Изначально я не собирался быть комбустиологом. Судьбу решил случай. Летом в 1966 году в Димитрове (Донецкая область — ред.) взорвался террикон и меня отправили туда помогать пострадавшим. Трагедия подобного плана крайне редко происходит в мире: взрыв произошел ночью — сонные люди выбегали на улицу, где шел раскаленный дождь, обжигали ноги. Всего 32 человека получили ожоги различной степени тяжести, в основном у людей были обожжены стопы и голени. Тогда впервые обожженным для обезболивания мы вводили морфий в артерию, и этот метод был успешен. Два больных были в тяжелом состоянии и даже киевский профессор Федоровский, приезжавший в Димитров для консультаций, не делал оптимистических прогнозов относительно этих пациентов. Но пострадавшие выздоровели. В том шахтерском городке я с коллегой прожил полтора месяца. В областную клинику привезти пострадавших не могли, так как она была закрыта на капитальный ремонт. Тогда мы получили колоссальный опыт и практику. Именно этот случай стал решающим в моей судьбе, в Димитрове я прикипел к этой специальности. - Сложности не пугали? - Комбустиология — сложная наука. Ведь из-за ожогов страдает не только кожа, поражаются все внутренние органы и системы организма. Токсины попадают в кровь и «отравляют» организм, и здесь от врача уже требуется знание не только в области хирургии. Кстати, изучив комбустиологию, можно лечить раны различной этиологии. Независимо от происхождения, раневые процессы протекают практически одинаково. Благодаря нашим возможностям и опыту, мы в Донецком ожоговом центре начали применять элементы пластической хирургии, когда пациенту нужно закрыть обширные дефекты тканей после удаления опухолей, врожденных заболеваний, трофических язв, возникновения осложнений или травм, возникающих не в результате ожогов, а заболеваний сосудов, различных заболеваний кожи, сахарного диабета и др. Главное для меня — видеть результат излечения тяжело больных. Травмы Федора Ульянченко из Херсонской области считались несовместимыми с жизнью, а в Донецком ожоговом центре ему подарили вторую жизнь. Фото: Донбасс - Чем Вам запомнился 2012 год? - В прошлом году было много хорошего: мы с коллегами провели много интересных операций , вылечили много больных, в том числе – более 80 из других регионов Украины и зарубежных стран. Самым главным стало то, что в 2012 году в нашей клинике не умер ни один ребенок, как и в несколько предыдущих лет. Мы успешно провели конференцию по клеточным технологиям, к нам приезжали гости из-за рубежа. Я был в Вене на Европейском конгрессе по лечению ран, от Донецкого ожогового центра было сделано 2 доклада. Мы издали две монографии в прошедшем году и создали первый в Украине электронный журнал «Актуальные проблемы комбустиологии, пластической хирургии и лечения ран». Кроме этого, минувший год стал удачным для ФК «Шахтер». Команда выиграла и в Чемпионате и в Кубке Украины, и в Лиге чемпионов. Будем надеяться, что 13-го числа «горняки» одолеют и немецкую «Боруссию»! Завершился прошедший год поездкой врачей - комбустиологов в США. Я побывал там впервые и получил много хороших впечатлений и не только профессиональных. - Украинские методики лечения ожоговых больных существенно отличаются от американских? - В США мы обменивались опытом с западными коллегами, и нас поразило насколько там продвинуто он-лайн общение. Руководство клиники общается с коллегами по Skype, консультирует на расстоянии, несмотря на то, что постоянно не присутствуют в клинике. Кроме этого, у них электронные истории болезни, отдельные палаты для каждого больного игровые комнаты для детей и спортзал для реабилитации. А самое главное - огромное количество аппаратуры и оборудования и неограниченное количество медикаментов и расходных материалов. Но, как выяснилось, результаты нашего центра в лечении тяжелых больных лучше. Американские врачи были поражены нашими результатами по лечению пациентки с 97% ожогов тела. Кстати, мы тоже пользуемся Интернетом: к нам обращаются за консультацией пациенты не только из Украины, но и других стран, он-лайн мы общаемся с коллегами и даже успели провести несколько конференций в сети. Благодаря Интернету мы смогли оказать помощь девочке из Шотландии, наиболее часто в нашу клинику обращаются из Азербайджана, Белоруссии, России, Молдовы, Узбекистана и мы всех консультируем. - Какие у Вас планы на 2013 год? - 19 апреля общество хирургов будет праздновать 10-летие первой кафедры комбустиологии пластической хирургии в Украине, открытой в Донецком Национальном медицинском университете. Кроме этого, будем принимать участие в научно-практических конференциях запланированных и внеплановых, у нас также есть план проведения выездных циклов – занятий с врачами сотрудниками нашей кафедры последипломного образования. Наши специалисты ездят по городам области и разным регионам Украины, чтобы поделиться опытом. К нам в центр практически из всех областей приезжают комбустиологи и пластические хирурги, посещают и зарубежные специалисты. В 2011-2012 мы принимали американских, узбекских, польских и белорусских коллег. Думаю, год 2013 будет не менее удачным, главное экономику поднять, чтобы увеличить финансирование медицинской сферы. - Появятся ли в других регионах подобные ожоговые центры? - Такие центры нерационально открывать везде, во всех регионах. Достаточно будет 3-4 по всей Украине — то есть в Донецке, в Киеве, Львове, Харькове и/или Днепропетровске. В этих городах есть базы для создания подобных клиник. Эти центры нужно оборудовать современной техникой и обучить специалистов. Но если никто не будет проявлять инициативу, то центры сами по себе не появятся. Врачи и руководство областей должны предлагать и добиваться. - Чтобы Вы изменили в современной системе здравоохранения? - То, что в Украине реформируют нашу первичную систему — положительная динамика. Да, никакое действие не бывает изначально успешным и есть ряд замечаний, но попытки предпринимаются и, наверняка, они будут только совершенствоваться. Сейчас закупают современные автомобили «скорой» помощи, оснащенные современной и необходимой для врачей техникой. Нужно обучать специалистов современным методам оказания помощи, ведь до сих пор далеко не все врачи знают, как оказывать первую помощь при ожоге, к примеру. Кроме этого, для оперативной реакции на вызов нужно сделать систему оповещения как в службе такси — та машина, которая ближе всего находится к месту, откуда поступил вызов, немедленно отправляется по указанному адресу. - Как удается справляться с тем, что Вы ежедневно видите боль и страдания? - Позитива набираюсь при общении с людьми. С каждым пациентом не умрешь. Врач знает и понимает, что болевая чувствительность каждого человека индивидуальна. К тому же боль — не самый сложный для лечения симптом. Ее можно снять, сейчас, к счастью существует множество различных препаратов и способов выявить и устранить причину боли, а это зависит от профессионализма врача. Самое большое счастье для Эмиля Фисталя — все дети, попавшие в клинику в прошлом году, выжили. Фото: Донбасс - Правда ли, что врачи циники? - Безусловно, профессия накладывает отпечаток, в какой-то степени это правда. Но я бы сказал, что не циники, а у людей, связанных с медициной более крепкие нервы. Они знают, как предупредить и помочь, а потому более закаленные. - Вы всегда на рабочем месте, когда успеваете отдыхать? - Что такое отдых? Отдых — смена рода деятельности. Когда валяешься на диване — это не отдых. Когда уходишь с работы и встречаешься с друзьями, идешь в библиотеку, или в клуб, куда-то пообщаться — вот это отдых. В субботу я позволяю себе прийти на работу не к 07:30, как в будний день, а к 09:00, и это тоже своего рода отдых, когда не надо спешить. Но если сравнить с тем, как я начинал работать, то теперешний график можно назвать щадящим. В молодости я работал практически круглосуточно, с бесконечными ночными дежурствами, вызовами в клинику. Когда появилась своя семья и дети, мне приходилось работать 1,5 ставки хирурга, на полставки я был дежурным в приемном отделении терапии. Кроме этого, тогда на 60 коек было всего 3 врача, которые оперировали, консультировали и наблюдали больных. Тогда действительно «вкалывал» физически. Сейчас относительно проще – у меня более 20 врачей, ежедневно я получаю информацию о состоянии больных по телефону, у меня есть ученики, которым я доверяю, и я могу сам регулировать свое время. Недавно был на концерте в филармонии. Всего два года назад перестал кататься на коньках, хотя раньше посещал каток регулярно. Моя дочь перестала увлекаться этим видом спорта, а самому ходить кататься мне не интересно. Стараюсь не стареть ни физически, ни морально. - Чтобы Вы порекомендовали молодежи? - Читать нужно обязательно. Грамотность появляется не от зубрения правил, а от постоянного чтения. Нужно заниматься спортом и никогда не стоять на месте. В жизни каждого человека должны быть цель, к которой постоянно нужно стремиться, ставить новые цели. Непременно нужно учить языки. Сейчас так сложилось в мире, что английский — азбука для человека, который хочет чего-то в жизни достичь. Советую всем не терять даром времени и гармонично развиваться. - Что Вы читаете? - Последняя книга, которую я прочел, были мемуары Михаила Задорнова «Воспоминания о будущем». Этот человек еще больший оптимист, чем я, и в нем я вижу приверженца советского образа жизни. Кстати, в 1966 году наш донецкий мединститут участвовал в 1-м всесоюзном фестивале студенческих театров эстрадных миниатюр в Москве. Я уже к тому времени окончил учебу, но меня пригласили тоже. Представьте себе, тогда мы, студенты из Донецка, жили в только что отстроенной гостинице «Юность»! Наш СТЭМ очень понравился председателю жюри Аркадию Райкину, он даже похвалил нас, но сказал, что ему нужна сатира, а у нас был юмор.

donjetsk-jewish.ucoz.ru

Фармацевтические мародеры. Дело братьев Фисталь

Владимир Фисталь и Герман Фисталь продолжают выжимать деньги из больных.

Громкие коррупционные скандалы в «Укрзализныце» и «Укроборонпроме» раскрыли перед украинцами схемы, по которым годами «распиливали» миллиарды государственных гривен. Но давно ждут своей очереди и скандальные разоблачение в системе Минздрава, где на закупках оборудования и лекарств давно греет руки своя тендерная мафия, прикрываемая высокопоставленными чиновниками и нардепами. Среди них выделяются фирмы братьев Фисталей, давно связанные с одиозной Татьяной Бахтеевой. «Донецкие» продолжают мародерствовать в Украине и сегодня, и в этом им не помешали ни Майдан, ни АТО, пишет в интернет-издании SKELET-info Сергей Варис.

Хотелось бы верить, что началом нового скандала стало расследование ГУ СБУ, выявившее потрясающую коррупции вокруг поставок аппаратов и препаратов для гемодиализа, от которого в буквальном смысле зависят жизни тысяч украинцев. Всё это затем было изложено журналистами в телевизионном сюжете, были названы несколько фамилий расхитителей бюджетных средств и сумма их наживы – около 7 миллионов гривен. Казалось бы, еще одна победа над коррупцией, которую стоит отпраздновать, но…

Всего 7 миллионов гривен? Слишком уже скромные деньги для тех, кто, по данным автора, наживает на этом состояния в десятки миллионов долларов (как минимум). И почему расследование затронуло только пару случаев, назвало лишь пару имен и фирм, умолчав при этом об остальных участниках теневых схем и их покровителях? Так другие журналисты задались вопросом о том, а не является ли это заказом конкурирующих коррупционеров. И в итоге они вышли на фирмы братьев Фисталей, давно уже ставших настоящей легендой теневых схем украинского здравоохранения.

Врачебные династии Донецка

Герман и Владимир Фисталь являются людьми крайне непубличными – в открытых ресурсах нет ни их биографии, ни даже фото (разве что случайные, в профиль). Это вполне понятно при таком образе жизни и бизнеса, когда не стоит лишний раз светить своё имя и лицо. А последние несколько лет их «анонимности» (и не только их) способствует ещё и информационная самоблокада Украины, которая под предлогом «борьбы с вражеской пропагандой» отрезала украинцев от многих Интернет-ресурсов России и самопровозглашенных «республик» Донбасса. Очень удобно для тех, кто не хочет, чтобы кто-то нашел о них информацию в Яндексе или на сайдах «ДНР». А между тем, всё начиналось именно в Донецке – и там же кое-что происходит до сих пор.

Своим нынешним положением братья обязаны двум людям, без которых они бы сейчас, в лучшем случае, торговали сантехникой на базаре. Первый – это их отец Эмиль Яковлевич Фисталь, известный донецкий врач, хирург и руководитель ожогового центра, считающийся одним из столпов отечественной медицины (по крайней мере, его так «распиарили»). Он родился 20 февраля 1939 года в Макеевеке, в семье советских интеллигентов. Он мог стать скрипачам, педагогом или бухгалтером, но родители настояли, чтобы юный Эмиль пошел по стопам дяди и тети и стал врачом. Хотя в Донецкий медицинский он поступил лишь со второго раза, Эмиль Фисталь зарекомендовал себя умелым хирургом, специализируясь на тяжелых ожогах – и на этом выстроил всю свою карьеру. Да, он мог бы просто оперировать, оставаясь скромным врачом, но предпочел оперировать и руководить, а потом руководить и оперировать. А заодно и преподавать в том же мединституте, где он и познакомился с бойкой студенткой Танечкой – через несколько лет вышедшей замуж и ставшей Татьяной Бахтеевой. Впрочем, учитывая, что Бахтеева сама происходит из родни донецких врачей, не исключено, что их знакомство с Фисталем произошло намного раньше.

Эмиль Фисталь

16 февраля 1964 году у еще студента Эмиля Фисталя родился сын Герман, а 2 января 1971 года, когда он уже работал хирургом в ожоговом центре, у него родился второй сын, названный Владимиром. Кстати, по старому адресу Эмиля Фисталя (Ленинский проспект, 139) в Донецке был прописан его сын Владимир, а также некая Нина Эмильевна Фисталь 1998 года рождения – видимо, его дочь от второго брака. Ну, тут можно только позавидовать!

Герман Эмильевич и Владимир Эмильевич (вспоминается «голубой воришка» Паша Эмильевич) никаких талантов в области медицины не выказывали, и вообще не имели желания лечить людей. Детство их было далеко не бедным, особенно у младшего Владимира, в юности им тоже всего хватало, но постоянно хотелось еще и побольше. В «перестройку» они открыли какой-то кооператив, но по-настоящему бизнес у них пошел только с середины 90-х. Журналисты привычно связывали это с подъемом группировки Рината Ахметова и назначением Виктора Януковича губернатором Донецкой области, однако далеко не все в Донецке строилось вокруг Ахметова. В регионе существовали старые и новые кланы, и Фистали принадлежали к «стародонецким» (еще советская элита), среди которых и имели все свои связи.

Затем в их жизни снова появилась Татьяна Бахтеева – второй человек, которому Фистали обязаны своим благополучием. Бахтееву тоже всегда называют одним из самых приближенных к Ахметовым людям, однако и тут не всё так просто. Бахтеева была близка к Жигану Такташеву, который в своё время являлся правой рукой Ахата Брагина (Алика Грека) и в своем роде конкурентом Ахметова. Бахтеева породнилась с семьей Валитовых, тоже близкой к Такташеву – в их общем бизнесе участвовал Андрей Адамовский, бизнес-партнер Александра Грановского. Муж Бахтеевой работал на рейдера Владислава Дрегера, связанного с известный ОПГ «17-й участок». Наконец, Бахтееву часто видели в компании Геннадия Узбека — еще одного донецкого «авторитета».

И вот в 1997 году Татьяна Бахтеева стала генеральным директором Донецкого областного медицинского объединения: под её руководством оказалась вся областная медицина. В том же году Герман Фисталь создал ЧП «ПКФ «Донмед», через которое он начал проворачивать свой околомедицинский бизнес, делясь наваром с Бахтеевой. Суть этого бизнеса остается неизменной все 22 года: «распиливать» бюджет здравоохранения через закупки оборудования, препаратов и техники для медицинских учреждений.

И ведь нельзя сказать, что почтенный доктор Эмиль Фисталь не знал, чем «зарабатывают» его бестолковые сыновья. Конечно же, знал! Более того, по информации источников автора, первые шаги в бизнесе они делали с помощью ожогового центра отца – закупая для него через свою фирму лекарства и даже открыв цех по производству каких-то медицинских изделий из пластика. Но бюджет ожогового центра был ограниченным, а вот настоящие перспективы для братьев развернулись тогда, когда Татьяна Бахтеева предоставила им доступ к бюджету здравоохранения всей области, а потом и Украины. Причем, Бахтеева выбрала Фисталей в бизнес-партнеры не просто так, и не только потому что давно знала их отца. Имя знаменитого хирурга, руководителя центра, в котором спасали жизни сотен людей, было отличным прикрытием для разного рода теневых схем!

Сейчас это имя вовсю используют сепаратисты «ДНР».

миль Фисталь, Иосиф Кобзон и Доржи Батомункуев

Вместо того, чтобы тихо переждать лихие времена, Эмиль Фистал, что называется, активно выражает свою гражданскую позицию – но только не в поддержку Украины. Весной 2014-го он утверждал, что в Донецке нет сепаратистов, а российскими флагами машут некие «чужие люди», а потом вдруг сам стал пылким сторонникам «республик» и России. И вот уже Эмиль Фисталь грозил Украине «вторым Нюрнбергским трибуналом», он дружил с Захарченко и получил из его рук звание «Героя труда ДНР», затем он публично поддержал Пушилина. «К огромному нашему сожалению, республика потеряла своего лидера, который трагически погиб. Теперь перед нами стоит дилемма, кого выбирать из пяти претендентов. Голосовать буду за Дениса Пушилина, потому что он последователь Александра Захарченко», — заявил в октябре 2018 года Эмиль Фисталь, фактически агитируя за Пушилина. За что через пару месяцев получил новую награду уже из его рук: Эмилю Фисталю присвоили звание «Заслуженный врач ДНР».

Но действительно ли Эмиль Фисталь говорит то, что думает, или он просто привычно подлащивается к власти, не взирая на цвет её флагов? На эту мысль наводит тот факт, что, пользуясь своим имиджем «легенды донецкой медицины» и статусом «спасителя людей», Эмиль Фисталь вместе с фирмами своего сына Германа активно «распиливает» теперь уже бюджет здравоохранения «Донецкой республики», а также осваивает гуманитарную помощь из России. А вы сами понимаете, что доступ к такому корыту дается лишь за определенные «заслуги».

Крысы в белых халатах

Свой первый бизнес братья Фистали пытались сделать на производстве одноразовых шприцев, которые они собирались сбывать медучреждениям своего отца. Но уже тогда, в 90-х, Фистали поняли, что производить собственную продукцию не очень-то выгодно и намного сложнее, чем перепродавать чужую – иногда выдавая её за свою. С тех пор это стало одной из фишек их бизнеса. Вот, к примеру, в 2017 году КГГА провела тендер на поставку и установку 118 подъемных платформ для инвалидов-колясочников, выделив на это 10 миллионов гривен. В конкурсе победила компания «Ортоимпекс» (учредитель Юрий Василенко, один из людей Фисталей), предложившая свои услуги за 9,98 миллионов. На первый взгляд всё честно и прозрачно. Но потом выяснилось, что «Ортоимпекс» закупит эти платформы у ООО «Производственная компания Диспомед» (ЕГРПОУ 32250962), принадлежащей братья Фисталям. Затем выяснилось, что «Диспомед» не производит эти платформы сам. Более того, хотя «Диспомед» работает с 2003 года, самостоятельно он не производит даже инвалидные коляски, которые продает от своего имени. Есть даже сомнения в том, что там выпускают хотя бы костыли. Нет, всё это закупается у других предприятий, в лучшем случае собирается из комплектующих, в худшем просто перепродается с наваром.

Но было и еще кое-что, к сожалению, не замеченное журналистами. Если просмотреть информацию о тендерах, которые выигрывали и выигрывают фирмы Фисталей, то можно найти одну любопытную деталь. Они всегда предлагают цену чуть-чуть ниже конкурсной, как бы честно выигрывая тендеры – и тут к ним придраться как бы не с чем. Но при этом всё равно «наваривают» 20-50%, продавая оборудование и медикаменты намного дороже их реальной цены. Кстати, мы говорим реальной, а не рыночной, потому что украинский рынок медицинского оборудования и медикаментов частично монополизирован и поделен между теневыми кланами, специально завышающих цены и не допускающих честной конкуренции. Но реальная цена – это стоимость аналогичных товаров и услуг в других странах (можно сказать, мировые цены), откуда, кстати, импортируется большая часть оборудования, которое потом перепродается на тендерах.

Так вот, в случае с подъемниками, заказанными КГГА, стоимость каждого, пусть и с установкой, составлял 84,6 тысяч гривен. Специалисты указывали, что она сильно завышена: за такие деньги в Европе можно купить небольшой электромобиль! Но ведь эту цену выставил заказчик (КГГА), а фирма Фисталей даже сделала символическую скидку. То же самое можно увидеть в большинстве тендеров в системе украинского здравоохранения, и не только в тех, где участвовали Фистали: цену завышали именно заказчики. Но при этом тендеры неизменно выигрывали свои, «нужные» фирмы. То есть в данном случае раскрывается теневая тендерная схема системы Минздрава и Соцзащиты, когда бюджет разворовывают фактически сами главврачи и чиновники, но в связке со своими фирмами (или фирмами своих надежных партнеров). При этом конечное слово за тем, кто выделяет на это деньги из бюджета, подписывая конкретную сумму. Можно назвать её «схемой Бахтеевой», поскольку она в своё время была одним из её авторов, она распоряжалась потоками бюджетов здравоохранения, и она же использует эту схему до сих пор. И всё же не стоит забывать, что по этой схеме и без Бахтеевой годами набивали свои карманы начальники медучреждений — в том числе и «человек-легенда» Эмиль Фисталь. Или вы думаете, что он был не в курсе, подписывая счета по завышенным ценам?

О да, все эти доктора-коммерсанты любят прятаться за своими регалиями и имиджем спасителем людей, но всё же задумается вот о чем: из-за того, что оборудование и препараты закупаются по завышенным ценам, намного больше стоят и медицинские услуги — операции, реанимация, лечение, реабилитация. За которые эти же врачи брали с украинцев деньги, причитая, что бюджетного финансирования не хватает даже на зеленку. Конечно «не хватает», ведь его разворовывали эти крысы в белых халатах! А теперь задумаемся о том, сколько украинцев умерло, потому что у них не было денег на эти дорогостоящие операции и лечение, потому что до них не дошла длинная очередь «льготников». Сколько могилок малоимущих приходится на одного вытащенного с того света героическими докторами, разделившими половину стоимости лечения между собой, коррумпированными чинушами и коммерческими фирмами? Похоже, что данный вопрос имеет уже не только коррупционный, но и политический характер.

Как «натендерить» миллиарды

Если перейти к более конкретной информации, то одной из первых структур, через которую Фистали осуществляли свои схемы, был донецкий «Фонд гуманных инициатив» (ЕГРПОУ 24157031), учрежденный при Институте неотложной и восстановительной хирургии еще в 1996 году. Интересно, что его основным бенефициарием был не руководящий институтом Эмиль Фисталь, а один из завотделом Юрий Родин (умер в 2015 году). Из Фисталей долю в фонде имеет только Владимир Эмильевич, и то небольшую — всего 16%. Тем не менее, именно с этого фонда, через который проходили различные финансовые потоки, в том числе и «нелегальная» плата за лечение (взимаемая как «взносы»), начинали кормиться братья Фистали – под надежной «крышей» своего почти «святого» папы.

А вот еще один фонд, учрежденный Эмилем Фисталем – «Детский благотворительный фонд Украина». На его, так сказать, обертке добрый дедушка-доктор спасает тяжело больных малышей. Святое дело, какой негодяй может заподозрить в этом что-то нехорошее! Но под оберткой – всё те же схемы и фирмы Германа Эмильевича и Владимира Эмильевича. И директор этого фонда Ирина Савоста заодно являлась руководителем ООО «Горал», которое в паре с «Диспомедом» (обе фирмы принадлежат Фисталям) создавало фиктивные конкурсы и выиграло немало тендеров. Например, по такой схеме «Диспомед» получил тендер («Горал» был его соперником на конкурсе) на поставку инвалидных кресел для Фонда соцстрахования на сумму 1,56 миллиона гривен.

Доступ к настоящим большим деньгам Фистали получили с помощью Татьяны Бахтеевой. Еще раз повторим, что когда Бахтеева в 1997-м возглавила в Донецке облздрав, то братья Фистали тут же учредили одну из своих первых фирм для «большого бизнеса» ЧП «ПКФ «Донмед». А когда Бахтеева в 2002-м избралась в нардепы и получила в свои руки парламентский комитет по здравоохранению, то через год в Киеве с фирмой «Диспомед» появились и Фистали. К сожалению, подробной информации о деятельности тандема Бахтеева-Фистали в период 2003-2010 г.г. не сохранилось, зато автору известно про тендеры периода 2010-2012 г.г., когда парламентский комитет Бахтеевой получил такое могущество, что его называли «вторым Минздравом». Именно в эти три года фирмы Фисталей, под покровительством Бахтеевой, начали регулярно выигрывать крупные тендеры, быстро выбившись в лидеры рынка: они освоили более 3,5 миллиардов гривен (440 миллионов долларов по тогдашнему курсу).

Из этих денег к рукам махинаторов и коррупционеров «прилипло» не менее 25-30%. Удалось выяснить, что фирмы братьев Фисталей порою завышали стоимость поставляемого оборудования на 50-80%, а то и в разы! Поразительнее всего было то, что одно и то же оборудование продавалось в разных регионах Украины по разным ценам. Например, в 2011 году фирма «Красс» продала в Одесской области рентгеновский аппарат за 1,253 миллиона гривен — а точно такие же аппараты поставила медучреждениям Харьковской области уже по цене 2,099 миллиона гривен! В Днепропетровской области фирма «Донмед» поставила реанимационные столы для новорожденных в одни больницы по 96 тысяч гривен, а в другие по 150 тысяч. Там же фирма «Красс» умудрилась «толкнуть» аппарат МРТ за 19,6 миллиона гривен – при том, что аналогичный стоил 4,5-5,5 миллиона! А в 2012 году фирма из обоймы Фисталей поставила в Днепропетровск линейный ускоритель за 50 миллионов – хотя точно такой же для «Феофании» обошелся в 32 миллиона.

Раскусить эту загадку разницы в стоимости оборудования нетрудно. Там, где удавалось договориться с местными главврачами и заведующими здравотделами, там и увеличивали сумму заявок. Соответственно, туда направляли и намного большие бюджетные потоки. Вот видите, в Одесской области врачи попались упрямые — и им выделили деньги всего на один рентген, а вот в Харьковской начали «сотрудничать» — и им дали денег на несколько аппаратов.

Успешной монополизации украинского рынка медицинского оборудования и препаратов способствовала схема эксклюзивного дистрибьюторства. Для этого братья Фистали внимательно изучали иностранных производителей необходимых аппаратов и медикаментов, выбирали наиболее подходящих и заключали с ними договоры, по которым право на реализацию их продукции в Украине получали только фирмы Фисталей. Благодаря этой схеме братья на корню отсекали всякую конкуренцию, а значит, никто уже не мог продать это оборудование по более низким ценам.

Еще одним способом наживы Фисталей является торговля (перепродажа) низкокачественными товарами. Дешевая китайская аппаратура и турецкая медтехника маркировались как украинская, часто даже как продукция предприятий Фисталей – и на этом основании братья не стеснялись завышать цену, заявляя о необходимости поддержки «отечественного производителя», требуя субвенции и налоговые льготы. Так, в 2011 году их фирма «Альянс Фарм» упаковала и поставила в больницы не медицинскую, а грязно-желтую техническую вату. Тогда же их фирма «Горал» (та что работала в паре с детским фондом Эмиля Фисталя) взялась поставить партию автомобилей «скорой помощи». Мало того, что сами машины вообще не соответствовали ДСТУ и техническим требованиям, а их цена была завышена, так еще и фирма, взяв деньги, задержала поставку автомобилей. К тому времени главой Минздрава стала Раиса Богатырева, которая затеяла конкурентную войну с Бахтеевой — так что «скорые» забраковали и на фирму «Горал» наложили штраф в 33,8 миллиона гривен. Но вместе выплаты Фистали просто ликвидировали фирму. А чего жалеть, этих фирм у Фисталей два десятка только легальных, не считая «однодневок» и оффшоров!

При этом с помощью той же Бахтеевой и её обширных связей создавались препятствия для добросовестных украинских предприятий, не желавших участвовать в их аферах. Главным образом, это достигалось затягиванием и блокированием сертификации их продукции. Точно также Бахтеева отсекала от участия в тендерах фирмы, которые могли бы предложить аналогичную импортную технику по более низкой цене. Или вот случай: в 2012 году для Института нейрохирургии закупали компьютерный томограф (КТ). Фирма Фисталей сумела продать туда КТ «Тошиба» за 18 миллионов гривен благодаря тому, что её конкурента с КТ «Сименс» (стоимостью 12 миллионов) не допустили к тендеру путем внесения определенных «правок» в технические требования тендера.

Кстати, еще одна скандальная история из того же 2012 года: «наварив» на тендерных спекуляциях большие деньги, Герман Фисталь решил вложить их в собственный ресторан в Киеве. А как раз у «донецких» тогда была такая мода – открывать в Киеве что-то крикливое, типа ресторана, бутика или целого ТРЦ. И вот в качестве помещения для своего ресторана «Graine de Moutarde» он выбрал себе помещение бывшего гастронома в доме №41 на улице Московской, а заодно решил устроить себе офис на первом этаже здания по адресу улица Фрунзе (ныне – Кирилловская), 15. Жители этих домов ощутили на себе все прелести хамства и барской наглости «донецких докторов». Вырубленные деревья, «аннексированный» под личную стоянку Фисталя двор, работа под окнами тяжелой техники – все жалобы на это так и остались безответными.

Диализный детектив

Вся эта информация была опубликована еще до второго Майдана. Однако новая власть не обратила на неё никакого внимания. И хотя Бахтеева уже не могла так свободно распоряжаться миллиардами, она и её бизнес-партнеры всё же продолжили кормиться на рынке здравоохранения, реализовывая свои старые схемы. И, в частности, фирмы Фисталей несколько раз упоминались в контекстах скандалов вокруг т.н. «гемодиализной мафии».

Они начались с тендерных торгов, проводимых департаментом здравоохранения КГГА. Тут стоит особо отметить, что с 2012 года, когда Бахтеева была отодвинута Богатыревой от большого корыта Минздрава, та начала активно «доить» местные бюджеты, которые выделяли средства на поддержку медицинских программ на местах. Одной из таких кормушек и была КГГА: Фистали «зарабатывали» там на тендерах при «донецких», и продолжили это делать после 2014 года. И ведь их взаимовыгодные делишки почти год никто не замечал – хотя они проворачивались под самым носом у правоохранительных и антикоррупционных органов, общественников и активистов.

Преследуя вполне благие цели, сам Виталий Кличко курировал создание в столичной больнице №3 диализного центра. Проблема в том, что этот центр изначально был дан на откуп двум коррупционным семья: один этаж взяли оборудовать Фистали, другой Фейнбланты (занимающиеся такими же схемами и тоже связанные с Бахтеевой). Братья тут же пролоббировали поставку «нового немецкого оборудования» от фирмы «B.Braun», с которой они оформили договор на эксклюзивное представительство. Их фирма «Медикалгруп-Украина» выиграла тендер и поставила аппараты «искусственные почки», при этом значительно завысив их стоимость. Но самое худшее началось потом: вместо закупок фирменных расходных материалов и препаратов для этих аппаратов, Фистали решили поставлять диализному центру контрафакт, сделанный в Египте и Турции – но оформленный под видом оригинальной продукции «B.Braun». Позднее, когда в офисе «Медикалгруп-Украина» СБУ провела обыск, то там были найдены поддельная печать «B. Braun» и печати оффшорных фирм «Ipson Holdings Limited» (Кипр) и «Pro Buono UAB» (Литва), с помощью которых осуществлялась афера.

Использовался и другой фирменный метод Фисталей: закупка дешевых турецких препаратов, которые затем выдавали за продукцию собственного производства. Так, фиктивно производителем наборов для гемодиализа числилась «Медикалгруп-Украина» (свидетельство регистрации № 12737/2013 от 16.10.2014), реально же его выпускала турецкая фирма «REN MED TIBBI URUNLER TIC. LTD. STI» и они закупались через ООО «Допомогпа-1».

В результате диализ помогал не всем, пациенты и врачи засыпали жалобами инстанции, в том числе директора Госслужбы по лекарственным средствам города Киева Наталью Гудзь – но та клала их под сукно и сохраняла молчание. И это понятно, ведь Гудзь является одной из протеже Бахтеевой! Между тем смертность пациентов выросла, что и стало одной из причин скандала и расследования. Но вот удивительное дело: афера, и не одна, была налицо, бюджету нанесли многомиллионный ущерб, пострадали больные люди – а главные виновники этой истории спокойно продолжили свой бизнес, только уже через фирму «Румед». Более того, они его начали активно расширять, занявшись диализными центрами в Винницкой и Львовской областях. И вновь закупалось оборудование по завышенным ценам (а значит, закупалось меньше аппаратов «искусственной почки», чем можно было бы), и снова вместо фирменных расходников Фистали поставляли контрафакт.

Новый скандал произошел в феврале 2016-го: на сайте Нацполиции появилась новость о том, что Управление защиты экономики раскрыло коррупционную схему с участием чиновников КГГА, которые разворовывали бюджетные средства, выделявшиеся на программу гемодиализа, путем завышения стоимости закупаемого оборудования и материалов. Правда, при этом не упоминались ни фирмы, делавшие эти поставки, ни имена их владельцев. Более того, в течении суток эта новость вообще исчезла с сайта Нацполиции – однако она была сохранена в кэше Google, да и её успели перепечатать ряд новостных сайтов. Делу снова не дали ход, и стало очевидным, что у Фисталей и их бизнес-партнеров из КГГА имеется очень мощная «крыша».

Даже не чихнув, Фистали продолжили свой бизнес и свои аферы. Удачно складывались дела и у Татьяны Бахтеевой, которая устроила Наталью Гудзь руководителем Государственной службы Украины по лекарственным средствам (на самом деле за назначением Гудзь стоял другой любимчик Бахеевой - Глеб Загорий. - прим. CRiME)! А именно от таких людей на нужных должностях зависят все тонкости схем Бахтеевой-Фисталей.

Сергей Варис, SKELET-info

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.

Читайте также: - «Распил» продолжается. Владимир и Герман Фисталь «выезжают» на «скорых» - Отхватить от почек сепаратистов. Герман и Владимир Фисталь в степях «ДНР» - Очень страшное кино о почках. Барышевского и Лединых припугнули, Фистали остались за кадром - Фармацевтическая мафия в лицах: кто наживается на болезнях украинцев - Мафиозные войны за почки смертельно больных. В Киеве побеждает клан Фисталей - Медицинская мафия устроила разборки из-за почек смертельно больных

crime-ua.com


Смотрите также