Биография алексея мордашова


Алексей Мордашов

Алексей Мордашов как ракета ворвался с невероятной скоростью в закрытый клуб российских олигархов. Сместил с лидирующих позиций Романа Абрамовича и Владимира Потанина. Мордашова назвали «железный мальчик», отдавая должное мертвой хватке «новейшего олигарха». 

Бизнесмен Алексей Мордашов

Генеральный директор одного из крупнейших металлургических предприятий России. Медиамагнат, контролирующий СМИ в Вологодской области. Один из богатейших людей России.

Детство и юность

Алексей Александрович Мордашов родился 26 сентября 1965 года в городе Череповец Вологодской области. Национальность – русский. У семьи будущего олигарха вековая история работников «федосеевских древоделов-игрушечников» из Заволжья. Работы семьи Мордашевых выставлены в Музее народной игрушки в Сергиевом Посаде.

Алексей Мордашов в юности

Отец Алексея, Александр Мордашов, единственный из трех братьев в семье не стал продолжателем семейного дела. После окончания Горьковского политехнического института папа работал инженером-электриком на Череповецком металлургическом комбинате. Там же, в отделе оборудования, работала мама Алексея, Мария Федоровна.

В школе учился хорошо, любил точные науки. По словам бывших учителей, прилежен и усидчив. Мордашова ставили в пример другим ученикам, за что ребята прозвали мальчика «Шаблон». После окончания школы с успехом поступил в Ленинградский инженерно-экономический институт. Окончил с красным дипломом. Ходил на лекции Анатолия Борисовича Чубайса, преподававшего в этом же институте. Вспоминает «молодого реформатора» с благодарностью о полученных знаниях о хозяйственных механизмах.

Алексей Мордашов в молодости

Научная карьера молодого выпускника не привлекала, поступать в аспирантуру он не стал. Поскольку в Северной столице знакомств для протекции на хорошую работу у Мордашова не было, он после окончания института вернулся в родной Череповец. Пошел работать на Череповецкий металлургический комбинат, где связи и доброе имя родителей позволили занять место старшего экономиста в отделе организации труда.

В 1988 году Мордашов от завода поехал на три месяца на стажировку в Австрию. Директор ЧМК Юрий Липухин приметил смекалистого экономиста. В 1992 году Алексей Мордашов стал финансовым директором комбината. Назначение вызвало негативную реакцию рабочих, но Липухин своим авторитетом быстро подавил недовольство.

«Северсталь»

В это время начиналась приватизация в России. Заниматься новым незнакомым явлением Липухин доверил Мордашову. Молодой экономист с рвением принялся за работу. Он занялся покупкой ваучеров и акций у рабочих завода. Да так преуспел, что в итоге руководство комбината «осталось с носом».

Алексей Мордашов на заводе «Северсталь»

Схема была простой: создали структуру «Северсталь-инвест» (86% акций принадлежало лично Мордашову), покупающую у рабочих ваучеры и акции завода. Деньги для покупки акций «Северсталь-инвест» зарабатывала перепродажей металла на запад. Металл, в свою очередь, «Северсталь-инвест» за копейки покупала у Череповецкого металлургического комбината. Чтобы сделать рабочих посговорчивей при продаже ваучеров, комбинат по полгода не платил зарплату. Итогом приватизации стало обладание Мордашовым 83% акций Череповецкого металлургического комбината.

Глава «Северстали» Алексей Мордашов

Бывший директор Липухин считает Алексея Мордашова, несмотря на «виртуозный трюк» бывшего подчиненного, хорошим хозяином комбината. «Северсталь» – одна из лидеров в черной металлургии.

В должности генерального директора «Северстали» Мордашов приступил к реформированию комбината. Привел новых специалистов. Избавился от балласта нерентабельных предприятий, находящихся на балансе «Северстали». Сократил число сотрудников с 50-ти до 37-ти тысяч человек. Устаревшее не стал восстанавливать – закрыл. Запустил современные технологические линии. Следил за спросом мирового рынка. Поднял долю экспорта.

Алексей Мордашов на заводе «Северсталь»

В декабре 2004 года «Северсталь» купила сталелитейный завод Форда «Rouge Industries lnc.», который спасла от банкротства и вернула производству прочное место в отрасли. Приобретены Ульяновский автомобильный завод, Ижорский трубный завод в Санкт-Петербурге, «Карельский окатыш», Олене-горский горно-обогатительный комбинат.

Личная жизнь

Первый раз Алексей Мордашов женился на втором курсе института. Причиной раннего брака стало известие о беременности невесты. Жену звали Лена. Была студенткой 5-го курса, уроженкой Иркутска. В 1985 году родился сын Илья. Молодая семья жила трудно, ребенок болел. Алексей подрабатывал на кафедре и писал курсовые для студентов.

Алексей Мордашов с женой

Брак распался в 1996 году. Причиной стали работа и частые измены Мордашова. После развода жене и сыну досталась трехкомнатная квартира в Череповце, машина, ежемесячные алименты в размере $1 000 и ежегодные $6 000 на оздоровление.

В 2002 году Елена подала в суд на бывшего мужа с требованием о разделе имущества и взыскании алиментов с Мордашова в размере $20 миллионов, посчитав, что это разумная компенсация за 10 лет семейной жизни. В прессе ходили слухи, что за судебным иском бывшей жены олигарха стоят бизнес-конкуренты Мордашова: Искандер Махмудов и Олег Дерипаска.

Первым решением суда наложен арест на акции «Северстали», позже, из-за вмешательства влиятельных чиновников, решение суда было отменено. Алексея Мордашова обязали выплачивать сыну алименты в размере 10 600 рублей ежемесячно.

Алексей Мордашов с детьми и второй женой

Елена Мордашова получила судебный иск на взыскание судебной пошлины на сумму 213 миллионов 790 тысяч рублей. В качестве взыскания на квартиру Елены в Москве наложен арест. После суда Мордашов заявил:

«Я никому не позволю вмешиваться в производство. Акции — это не просто бумажки, это возможность влиять на процесс, от которого зависят жизни тысяч людей».

Илья не вступал в контакт с отцом много лет. Взял девичью фамилию матери.

Второй брак «Железный король» заключил в июне 1997 года с экономистом Челябинского комбината, тоже, по совпадению, Еленой. Родилась в 1971 году, закончила Ленинградский институт текстильной промышленности. В браке с Мордашовым родились дети Кирилл (1999) и Никита (2000).

Алексей Мордашов сейчас

В прессе появилась новость, что у Мордашова новая жена, которую зовут Лариса. По слухам, у него в общей сложности уже шестеро детей. Сам олигарх не скрывает:

«Семья для меня никогда не была главной. Я тот человек, для которого дело, бизнес стоят на первом месте».

Алексей Мордашов – член попечительского совета Большого театра, ведет общественную жизнь. Поддерживает спорт, занимается благотворительностью. В июне 2016 года президент России Владимир Путин наградил Алексея Мордашова знаком отличия «За благодеяние», отметив вклад в благотворительность. Документ изложен на официальном сайте правовой информации.

Состояние

Миллиардер из Вологодской области прижимист. Он не владеет яхтой, летает на самолете «Як-40» «Северстали», носит дешевые, по меркам богачей, часы, ездит на серийном авто. При этом, по состоянию на 2014 год, Алексей Мордашов занимает 12 место в рейтинге богатейших бизнесменов России.

В 2016 год назван агентством Bloomberg самым богатым человеком России.

В рейтинге Форбс 2017 года стоит на 2 месте в России и 51 – в мире (состояние $17,5 миллиарда)

Выступает гендиректором и учредителем:

  • Акционерное общество «Северсталь Менеджмент»
  • ЗАО «Севергрупп»
  • ООО «Алгоритм»
  • ООО «Капитал»
  • ООО «Регул»
  • ООО «Холдинговая горная компания»
Page 2
инженер, предприниматель, журналист, писатель Дмитрий Потапенко предприниматель Самвел Карапетян предприниматель Год Нисанов бизнесмен, ресторатор Евгений Пригожин бизнесмен Зарах Илиев предприниматель Анна Белодедова певец, дипломат Лев Деньгов предприниматель Леонид Невзлин артист цирка, бизнесмен, актёр Валентин Дикуль генеральный директор RFI Consortium Мартин Херманссон бизнесмен, писатель Грант Кардон путешественник, блогер Александр Кондрашов бизнесмен Ставрос Ниархос предприниматель Петр Максаков предприниматель Юлия Ишаева предприниматель Альберт Баков предприниматель, президент ФК ЦСКА Евгений Гинер журналистка, политик, писательница, бизнесвумен Шарлотта Казираги предприниматель, бизнес-тренер Бари Алибасов-младший бизнесмен Тимофей Майоров

24smi.org

Мордашов Алексей Александрович | Forbes.ru

Алексей Мордашов — герой первого номера российского Forbes. Именно его фото красовалось на обложке журнала, выпущенного в апреле 2004 года. Статью про бизнесмена написал тогда сам главный редактор Пол Хлебников. Мордашов шел к богатству прямым путем, сосредоточившись на металлургии. Основа его состояния — акции группы «Северсталь», базовое предприятие которой — Череповецкий металлургический комбинат (ЧМК), где еще в советские времена работали его родители.

Мордашов родился и большую часть жизни провел в Череповце. Образование получил в северной столице, с отличием окончил Ленинградский инженерно-экономический институт, а после учебы вернулся на малую родину и пошел работать работать на ЧМК. Молодой экономист сразу приглянулся генеральному директору комбината Юрию Липухину. Уже через четыре года, в 1992 году 27-летний специалист стал директором по финансам и экономике, ему же доверили заниматься сбытом продукции. После распада СССР завод практически прекратил поставки на внутренний рынок, и Мордашов, прошедший стажировку в Австрии, начал заключать контракты с трейдерами, отправлявшими сталь на экспорт.

Ему же в 1993 году Липухин поручил заняться приватизацией ЧМК. Мордашов в тайне от директора скупил контрольный пакет, отстранил его от руководства и сам возглавил комбинат. В 2001 году он выкупил долю у Липухина по цене в шесть раз ниже рынка, как утверждал обиженный «красный директор». Только за последние три года Мордашов получил от «Северстали» $3,5 млрд в виде дивидендов. Часть этих средств было вложено в одну из крупнейших в мире туристических компаний TUI с капитализацией почти $6 млрд. Бизнесмену принадлежит 25% акций компании.

Мордашов умеет выбирать друзей. Он дружил с Анатолием Чубайсом, который преподавал у него в институте. Чубайс ввел его в клуб молодых реформаторов, ставших позже членами правительства Бориса Ельцина. Дружба с питерским финансистом Владимиром Коганом приблизила его к Владимиру Путину. В 2003 году Мордашов стал совладельцем банка «Россия», крупнейшим акционером которого является давний друг Путина Юрий Ковальчук. В 2008 году Мордашов, «Сургутнефтегаз» и банк «Россия» создали Национальную медиа группу, которая сейчас владеет пакетами в ТВ-каналах («Первый», «Пятый», «РЕН ТВ», СТС, «78»), газетах («Известия», «Metro-Петербург», «Спорт-Экспресс»). В 2013 году Мордашов и Ковальчук приобрели 50% акций мобильного оператора Tele2.

Власти любят Мордашова за примерное поведение. В феврале 2018 года во время встречи бизнесмена с президентом в его резиденции в Ново-Огарево «Северстали» был обещан стабильный поток госзаказов.

Первый бизнес В 1992 году был назначен директором по финансам и экономике Череповецкого металлургического комбината (ЧМК). Заключал первые контракты с трейдерами, продававшими металл на Запад. Скупив контрольный пакет акций ЧМК, отстранил директора Юрия Липухина.

Капитал «Северсталь» (76,4%), TUI (25%), Nordgold, «Силовые машины».

Партнеры Вместе с Юрием Ковальчуком владеет акциями Банка «Россия», который находится под санкциями, «Национальной медиа группы» и Tele2.

Санкции В январе 2018 года «Силовые машины» попали под санкции США из-за поставок турбин Siemens в Крым. 

Сделки В 2017 году за $270 млн продал часть пакета «Северстали» (2,15%). В 2018 году продал еще 0,6% акций за $80 млн.

Бренды TUI — одна из крупнейших туристических компаний мира с капитализацией почти $6 млрд, продуктовый интернет-магазин «Утконос».

Деталь Мордашов передаст сыновьям Кириллу (19 лет) и Никите (18 лет) 65% акций золотодобывающей компании Nordgold, что позволит им войти в список Forbes.

Цифра В 70-ти странах продает свою продукцию принадлежащий Мордашову комбинат «Свеза», мировой лидер на рынке березовой фанеры. Немецкая компания Schmitz Cargobull использует фанеру «Свезы» для изготовления полов в своих трейлерах. 

www.forbes.ru

Стальная хватка. Как Алексей Мордашов овладел «Северсталью»

Алексей Мордашов сильно отличается от большинства российских миллиардеров. Манерой вести бизнес он напоминает скорее главу Siemens или General Electric, чем одного из героев российской эпохи первоначального накопления капитала. Всех своих менеджеров он заставляет получать диплом MBA за границей. В конце 1990-х его компания была крупнейшим в Восточной Европе клиентом McKinsey, которую он использовал не только для консультаций, но и в качестве кадрового резерва. Ни в каких приватизационных скандалах генеральный директор «Северсталь-групп» не участвовал, в политику не лез, до последнего времени жил не в Москве, а в родном Череповце. Даже когда в 2001 году конкуренты собирали на него компромат, раскопали только грустную историю из личной жизни — брошенную первую жену с сыном-подростком, получающим мизерные алименты.

«Мы ничего не захватывали, ни на кого не наезжали, не использовали государственные органы или коррупцию, — утверждает в интервью Forbes Алексей Мордашов. — Все, что мы приобретали, мы покупали за деньги».

И только одна история из прошлого Мордашова до сих пор оставалась тайной за семью печатями. О том, как, собственно, он получил контроль над «Северсталью», опубликовано было лишь несколько лаконичных высказываний самого Мордашова.

Forbes удалось расспросить об этой истории ее второго главного участника, до сих пор молчавшего экс-гендиректора Череповецкого металлургического комбината Юрия Липухина. Из его рассказов становится понятно, что акции комбината Мордашов скупил хотя и за деньги, но не за свои. А своего партнера и, кстати, крестного отца Липухина ловко оттер в сторону.

История приватизации «Северстали» — это история двух поколений управленцев, советского и постсоветского, победившего младшего и проигравшего старшего. Своеобразный римейк «Короля Лира».

«Отец не будет вытаскивать из шкафа все скелеты, — предупредил нас сын Липухина Виктор, прежде чем дать координаты бывшего гендиректора «Северстали». — У него к компании и любовь, и ненависть». Действительно, Юрий Липухин сегодня говорит о предприятии, которому отдал большую часть жизни, с болью и гордостью, а о Мордашове — то с уважением, то с горькой обидой. «Я доверил приватизацию комбината Алексею, и это была моя ошибка, — сокрушенно произносит Липухин в интервью Forbes. — Потому что в один прекрасный момент он стал совершенно другим человеком. Он оказался не хозяин своему слову».

Биография восторжествовавшего героя широко известна. Мордашов родился и рос в Череповце. Его мать работала на металлургическом комбинате, а отец был одним из его строителей. В начале 1980-х поступил в Ленинградский инженерно-экономическоий институт, где, кстати, познакомился с Анатолием Чубайсом. В 1988-м, возвратившись в Череповец, пришел на родной комбинат старшим экономистом цеха. Энергичного молодого человека быстро заметило начальство. Мордашова отправили на полугодовую стажировку в австрийскую сталелитейную компанию Voest Alpine.

Становление

Вернувшись после стажировки в 1990-м, Мордашов встретился с гендиректором комбината. Подающий надежды экономист понравился Липухину бодростью и предприимчивостью. «У него были отличные предложения по реструктуризации. Я видел, что человек соображает, творчески подходит к делу, — говорит Липухин. — Строить новые экономические отношения проще было молодому поколению. Это требовало теоретической подготовки и отсутствия комплексов, которые характерны были для нас».

Правда, многообещающая карьера Мордашова едва не прервалась в самом начале. Вместе с ним в Австрии стажировался сын министра черной металлургии Серафима Колпакова Сергей. «Алексей устроил что-то неподобающее, рассорился с ним из-за пустяков», — рассказывает Липухин.

Мордашов об этой истории вспоминает со смехом: «Ну да, было такое. Он хотел отдыхать, а я хотел учиться. И он пожаловался отцу». Последствия, однако, могли быть для будущего владельца «Северстали» весьма серьезные. «Министр потребовал от меня немедленно его убрать, — рассказывает Липухин. — Но я за Алексея заступился и потихоньку отстоял его. Потом у Алексея таких стычек было очень много. Он человек вспыльчивый, конфликтный».

Эти качества Липухин списывал на молодость подчиненного, и в 1992-м он назначил 27-летнего Мордашова директором по финансам и экономике.

Эпоха трейдеров

Комбинат переживал тогда трудные времена. После распада СССР «Северсталь» утратила внутренний рынок сбыта. Переориентация на экспорт — а сейчас компания экспортирует около 40% своей продукции — началась еще при Липухине.

«Появились трейдеры — в том числе эмигранты из России, все шустрые, энергичные, которые приходили к нам и говорили: дайте 10 000 тонн металла, мы у вас его купим и продадим в Китае или Малайзии, — рассказывает Мордашов. — Мы не знали мирового рынка и не получали нормальной цены. Был период, когда у нас покупали сталь по $200 за тонну, а продавали за $300 или $350».

Трейдеры так разбогатели, снимая сливки с металлургических предприятий, что скоро начали устанавливать над «дойными коровами» полный контроль. Самой хищной оказалась Trans-World Group, подмявшая под себя большую часть российской алюминиевой, да и сталелитейной промышленности. TWG взяла на заметку и «Северсталь». По сведениям одного из менеджеров комбината, сперва в Череповец приехал Владимир Лисин, в то время один из топ-менеджеров Trans-World, а ныне основной владелец Новолипецкого металлургического комбината. Лисин приехал якобы для того, чтобы обсудить некий проект, связанный с московской недвижимостью, но череповчане считают, что его миссия была скорее разведывательной. Потому что вслед за ним на комбинат нагрянул сам шеф TWG Михаил Черной с предложениями организовать для комбината торговое финансирование и офшорные схемы. Липухин отказал Черному, но тот отступился не сразу. От имени TWG Череповец позже навещали, уже с новыми предложениями, молодые Искандер Махмудов и Олег Дерипаска. Однако тоже получили от ворот поворот. Жесткую борьбу за комбинат TWG вести не стала — ей приходилось действовать на слишком многих фронтах.

«Было много объектов, за которые шла борьба, и нам просто не уделили должного внимания, — говорит Мордашов. — А мы жили у себя очень локально, никуда не лезли. Часто мне звонили люди, в том числе и представители крупных групп, и приглашали, допустим, на ужин в Москву, а я на звонки просто не отвечал».

Скупка акций

Трейдеры, в том числе Trans-World, предлагали менеджерам «Северстали» помощь в приватизации предприятия. Отказавшись от нее, череповецкая команда, однако, применила методы TWG: использовала трейдерские структуры, чтобы установить контроль над заводом. Мордашов легко убедил Липухина, что акции комбината нужно забирать себе — чтобы не допустить на предприятие посторонних.

Приватизация началась в 1993 году. Контрольный пакет в 51% предстояло распределить среди работников по закрытой подписке, а 29% должны были выставить на чековый аукцион. Так что липухинской команде надо было срочно скупать ваучеры на все доступные деньги.

Деньги эти зарабатывали так. Под скупку акций была создана фирма «Северсталь–Инвест». По закону в приватизации не могли участвовать предприятия, в которых государственные компании имели более 25%. Поэтому в «Северсталь–Инвесте» сам комбинат имел лишь 24%. Остальными 76% владел лично Мордашов. Липухин предложил было создать ядро акционеров из членов совета директоров и других «наиболее уважаемых людей на комбинате», но Мордашов его отговорил. Да Липухин особенно и не настаивал. «Тогда в приватизации мало кто разбирался, они боялись с ней связываться», — вспоминает Мордашов.

Комбинат отпускал «Северсталь-Инвесту» металл по низким ценам. Огромную маржу от его перепродажи трейдерская фирма пускала на покупку ваучеров, а заодно и акций у рабочих. «Практически я торговал сам с собой, — говорит Липухин. — Цены я мог устанавливать любые, понимаете? Я, конечно, видел, что это чистейшая… что это фиктивная работа, не совсем правильная коммерция. Однако я контролировал действия этой фирмы, обеспечивал ее товаром и кредитами, защищал от всех контролирующих организаций, от налоговой инспекции, министерств, валютного контроля».

По словам Липухина, «Северсталь-Инвест» не только получал металл по заниженным ценам, но и брал у комбината большие кредиты. Деньги накапливались быстро. И в результате чекового аукциона менеджеры «Северстали» сумели заполучить почти весь выставленный на торги пакет акций. Конкуренты снова недооценили череповецких приватизаторов.

«Наши конкуренты, видимо, решили, что мы слабая команда, которая случайно на заводе за что-то зацепилась, и думали: ну и пусть она там пока посидит, мы с ней потом разберемся», — не без злорадства вспоминает Мордашов.

Со временем «Северсталь-Инвест» выкупил почти все акции и у трудового коллектива. «Тогда были очень трудные времена, часто не выплачивали заработную плату, и люди охотно продавали свои акции», — вспоминает Липухин. Не упоминая при этом, что часть денег, ушедших в «Северсталь-Инвест» из-за низких отпускных цен комбината, могла бы пойти на выплату тех же самых зарплат.

Узурпатор или наследник?

Липухин говорит, что он не стремился стать собственником комбината. «Я не ставил целью сделаться хозяином завода, хотя это не составило бы проблемы». Неужели у него не вызвал опасения тот факт, что он отдает контроль над акциями Мордашову? Липухин говорит, что абсолютно доверял своему подчиненному: «Алексей в то время был совсем другим. Он понимал, что все зависит от меня, и у него на все был один ответ: как скажешь — так и будет». Этому талантливому и послушному менеджеру 60-летний директор готов был уступить свое место: «Я уже наработался. Пора было искать себе замену».

В 1996 году Мордашов стал гендиректором «Северстали», а Липухин занял пост председателя совета директоров. Тут-то он наконец позаботился о формальном владении акциями. Те 43% акций «Северстали», которые к тому времени аккумулировал «Северсталь-Инвест», были переведены на другую структуру — «Северсталь-Гарант», на 51% принадлежащую Мордашову, на 49% Липухину.

Сначала, по словам Липухина, договаривались о равных долях: «Когда я принял решение уходить, я ему сказал — выскажи твои предложения, как разделить эти акции. Он говорит: поровну. Я говорю: хорошо, согласен. После того как он стал директором, он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся, пришел и сказал: поровну не совсем для меня нормально, давай тебе 49%, а мне 51%. Мне было безразлично. Я сказал: ну давай, я согласен».

Благодаря уступчивости Липухина ссоры между партнерами не произошло. Когда в 1997-м Мордашов крестился, Липухин стал его крестным отцом. Но уже тогда экс-директор понимал: устав «Северсталь-Гаранта» не дает ему никакой возможности влиять на управление акциями «Северстали». «Алексей получил комбинат на тарелочке с голубой каемочкой, — с горечью произносит Липухин. — Завод я ему попросту отдал и отошел на второй план».

Не поделили

Конфликт между двумя приватизаторами наметился после дефолта 1998 года. С девальвацией рубля дела комбината резко пошли в гору — ведь его издержки исчислялись в рублях, а выручка в основном была валютной. Чистая прибыль выросла со $111 млн в 1997-м до $453 млн в 2000-м. Куда девать эту прибыль — из-за этого партнеры и повздорили.

«У меня была стратегия — развивать комбинат, восстанавливать производство, улучшать экологию, — говорит Липухин. — Но Алексей считал это гиблым делом. Развитие комбината было свернуто, и началось бог знает что».

Мордашов пошел по пути создания многоотраслевого холдинга, названного впоследствии «Северсталь-групп», и начал скупать промышленные активы: акции Санкт-Петербургского, Туапсинского и Восточного портов, угольных разрезов, а еще железнодорожные вагоны, Коломенский тепловозный завод, завод УАЗ. Стремление диверсифицировать бизнес Мордашов объясняет необходимостью сгладить цикличность сталелитейного бизнеса.

Именно в это время Мордашов покончил с принципом коллегиального управления акциями завода. «Весной 1999 года он самовольно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали „Северсталь-Инвесту“, — говорит Липухин. — Я к нему подошел и сказал: Алеша, так действовать нельзя. Его ответ был предельно коротким: об этом нигде не написано».

Вот за это Липухин до сих пор обижен на своего преемника и обвиняет его в нарушении данного слова. Мордашов же наличие каких-либо джентльменских договоренностей с Липухиным отрицает. Он считает, что поступил предельно честно по отношению к экс-директору. «Его судьба отличается от судьбы других старых директоров тем, что в результате приватизации он не был изгнан с завода, — говорит Мордашов. — Наоборот, Липухин стал одним из крупнейших акционеров компании. Я не забрал все себе, хотя юридически мог бы это сделать».

Диверсифицируя бизнес, Мордашов впервые в своей карьере ввязался в жесткую конкурентную борьбу. Заволжский моторный завод — поставщик двигателей на ГАЗ — стал предметом его конфликта с владельцем ГАЗа Олегом Дерипаской. С главой «Евразхолдинга» Александром Абрамовым Мордашов боролся за «Кузбассуголь». Еще одним его соперником — за главенство на металлургическом рынке — стал Искандер Махмудов. На «Северстали» считают, что именно он финансировал тяжбы с Мордашовым его бывшей жены. В окружении Махмудова это не комментируют.

Так или иначе, тяжбы эти заставили Мордашова задуматься о защите собственности. И в начале 2001 года он попросил Липухина уступить ему свои 49% «Северсталь-Гаранта». Экс-директор утверждает, что получил за этот пакет в шесть раз меньше, чем мог бы выручить на рынке. Мордашов цену сделки, после которой он стал почти единоличным хозяином «Северстали», не называет, однако наотрез отрицает, что купил акции с таким дисконтом.

После развода

Липухин по-прежнему следит за положением дел на комбинате, где проработал 42 года, из них 15 — директором. «Доменная печь номер четыре стоит, коксохимическое производство в тяжелом состоянии, сортопрокатный цех дает треть того, что может дать, — жалуется он. — Сегодня комбинат производит на 3 млн тонн проката меньше, чем в 1990 году, хотя страна испытывает острую нехватку металла — цены на металл в России чуть ли не самые высокие в мире».

И все же Мордашов, расширив свою промышленную империю, сейчас во многом следует советам предшественника: он вновь осознал, что главный бизнес «Северстали» все-таки металлургия. Чтобы получить доступ на американский рынок, Мордашов несколько месяцев назад победил компанию U. S. Steel в борьбе за обанкротившуюся Rouge Industries — одну из крупнейших сталелитейных компаний США, основанную в 1920-е годы Генри Фордом.

«Американский рынок — самый требовательный к качеству, — объясняет Мордашов покупку Rouge за $285 млн — Работать с таким потребителем очень важно для того, чтобы поднимать стандарты нашей продукции».

Кто-то скажет, что основной владелец «Северстали» — сейчас у Мордашова и связанных с ним компаний 83% акций — жестко поступил с человеком, который в свое время его взрастил и доверил ему контроль над комбинатом. Но на фоне кровавых разборок тех лет история «Северстали» выглядит исключением. На череповецком комбинате не было ни стрельбы, ни судебных дрязг. Липухин оказался слишком порядочным человеком, да и Мордашов, как менеджер западного образца, проявил себя не так уж плохо.

news.rambler.ru

Стальная хватка. Как Алексей Мордашов овладел «Северсталью» | Миллиардеры

Forbes удалось расспросить об этой истории ее второго главного участника, до сих пор молчавшего экс-гендиректора Череповецкого металлургического комбината Юрия Липухина. Из его рассказов становится понятно, что акции комбината Мордашов скупил хотя и за деньги, но не за свои. А своего партнера и, кстати, крестного отца Липухина ловко оттер в сторону. 

История приватизации «Северстали» — это история двух поколений управленцев, советского и постсоветского, победившего младшего и проигравшего старшего. Своеобразный римейк «Короля Лира». 

«Отец не будет вытаскивать из шкафа все скелеты, — предупредил нас сын Липухина Виктор, прежде чем дать координаты бывшего гендиректора «Северстали». — У него к компании и любовь, и ненависть». Действительно, Юрий Липухин сегодня говорит о предприятии, которому отдал большую часть жизни, с болью и гордостью, а о Мордашове — то с уважением, то с горькой обидой. «Я доверил приватизацию комбината Алексею, и это была моя ошибка, — сокрушенно произносит Липухин в интервью Forbes. — Потому что в один прекрасный момент он стал совершенно другим человеком. Он оказался не хозяин своему слову».

Биография восторжествовавшего героя широко известна. Мордашов родился и рос в Череповце. Его мать работала на металлургическом комбинате, а отец был одним из его строителей. В начале 1980-х поступил в Ленинградский инженерно-экономическоий институт, где, кстати, познакомился с Анатолием Чубайсом. В 1988-м, возвратившись в Череповец, пришел на родной комбинат старшим экономистом цеха. Энергичного молодого человека быстро заметило начальство. Мордашова отправили на полугодовую стажировку в австрийскую сталелитейную компанию Voest Alpine.

Становление

Вернувшись после стажировки в 1990-м, Мордашов встретился с гендиректором комбината. Подающий надежды экономист понравился Липухину бодростью и предприимчивостью. «У него были отличные предложения по реструктуризации. Я видел, что человек соображает, творчески подходит к делу, — говорит Липухин. — Строить новые экономические отношения проще было молодому поколению. Это требовало теоретической подготовки и отсутствия комплексов, которые характерны были для нас».

Правда, многообещающая карьера Мордашова едва не прервалась в самом начале. Вместе с ним в Австрии стажировался сын министра черной металлургии Серафима Колпакова Сергей. «Алексей устроил что-то неподобающее, рассорился с ним из-за пустяков», — рассказывает Липухин. 

Мордашов об этой истории вспоминает со смехом: «Ну да, было такое. Он хотел отдыхать, а я хотел учиться. И он пожаловался отцу». Последствия, однако, могли быть для будущего владельца «Северстали» весьма серьезные. «Министр потребовал от меня немедленно его убрать, — рассказывает Липухин. — Но я за Алексея заступился и потихоньку отстоял его. Потом у Алексея таких стычек было очень много. Он человек вспыльчивый, конфликтный».

Эти качества Липухин списывал на молодость подчиненного, и в 1992-м он назначил 27-летнего Мордашова директором по финансам и экономике.

Эпоха трейдеров

Комбинат переживал тогда трудные времена. После распада СССР «Северсталь» утратила внутренний рынок сбыта. Переориентация на экспорт — а сейчас компания экспортирует около 40% своей продукции — началась еще при Липухине. 

«Появились трейдеры — в том числе эмигранты из России, все шустрые, энергичные, которые приходили к нам и говорили: дайте 10 000 тонн металла, мы у вас его купим и продадим в Китае или Малайзии, — рассказывает Мордашов. — Мы не знали мирового рынка и не получали нормальной цены. Был период, когда у нас покупали сталь по $200 за тонну, а продавали за $300 или $350».

Трейдеры так разбогатели, снимая сливки с металлургических предприятий, что скоро начали устанавливать над «дойными коровами» полный контроль. Самой хищной оказалась Trans-World Group, подмявшая под себя большую часть российской алюминиевой, да и сталелитейной промышленности. TWG взяла на заметку и «Северсталь». 

По сведениям одного из менеджеров комбината, сперва в Череповец приехал Владимир Лисин, в то время один из топ-менеджеров Trans-World, а ныне основной владелец Новолипецкого металлургического комбината. Лисин приехал якобы для того, чтобы обсудить некий проект, связанный с московской недвижимостью, но череповчане считают, что его миссия была скорее разведывательной. Потому что вслед за ним на комбинат нагрянул сам шеф TWG Михаил Черной с предложениями организовать для комбината торговое финансирование и офшорные схемы. Липухин отказал Черному, но тот отступился не сразу. От имени TWG Череповец позже навещали, уже с новыми предложениями, молодые Искандер Махмудов и Олег Дерипаска. Однако тоже получили от ворот поворот. Жесткую борьбу за комбинат TWG вести не стала — ей приходилось действовать на слишком многих фронтах.

«Было много объектов, за которые шла борьба, и нам просто не уделили должного внимания, — говорит Мордашов. — А мы жили у себя очень локально, никуда не лезли. Часто мне звонили люди, в том числе и представители крупных групп, и приглашали, допустим, на ужин в Москву, а я на звонки просто не отвечал».

Скупка акций 

Трейдеры, в том числе Trans-World, предлагали менеджерам «Северстали» помощь в приватизации предприятия. Отказавшись от нее, череповецкая команда, однако, применила методы TWG: использовала трейдерские структуры, чтобы установить контроль над заводом. Мордашов легко убедил Липухина, что акции комбината нужно забирать себе — чтобы не допустить на предприятие посторонних.

Приватизация началась в 1993 году. Контрольный пакет в 51% предстояло распределить среди работников по закрытой подписке, а 29% должны были выставить на чековый аукцион. Так что липухинской команде надо было срочно скупать ваучеры на все доступные деньги.

Деньги эти зарабатывали так. Под скупку акций была создана фирма «Северсталь–Инвест». По закону в приватизации не могли участвовать предприятия, в которых государственные компании имели более 25%. Поэтому в «Северсталь–Инвесте» сам комбинат имел лишь 24% . Остальными 76% владел лично Мордашов. Липухин предложил было создать ядро акционеров из членов совета директоров и других «наиболее уважаемых людей на комбинате», но Мордашов его отговорил. Да Липухин особенно и не настаивал. «Тогда в приватизации мало кто разбирался, они боялись с ней связываться», — вспоминает Мордашов. 

Комбинат отпускал «Северсталь-Инвесту» металл по низким ценам. Огромную маржу от его перепродажи трейдерская фирма пускала на покупку ваучеров, а заодно и акций у рабочих. «Практически я торговал сам с собой, — говорит Липухин. — Цены я мог устанавливать любые, понимаете? Я, конечно, видел, что это чистейшая… что это фиктивная работа, не совсем правильная коммерция. Однако я контролировал действия этой фирмы, обеспечивал ее товаром и кредитами, защищал от всех контролирующих организаций, от налоговой инспекции, министерств, валютного контроля».

По словам Липухина, «Северсталь-Инвест» не только получал металл по заниженным ценам, но и брал у комбината большие кредиты. Деньги накапливались быстро. И в результате чекового аукциона менеджеры «Северстали» сумели заполучить почти весь выставленный на торги пакет акций. Конкуренты снова недооценили череповецких приватизаторов.

«Наши конкуренты, видимо, решили, что мы слабая команда, которая случайно на заводе за что-то зацепилась, и думали: ну и пусть она там пока посидит, мы с ней потом разберемся», — не без злорадства вспоминает Мордашов.

Со временем «Северсталь-Инвест» выкупил почти все акции и у трудового коллектива. «Тогда были очень трудные времена, часто не выплачивали заработную плату, и люди охотно продавали свои акции», — вспоминает Липухин. Не упоминая при этом, что часть денег, ушедших в «Северсталь-Инвест» из-за низких отпускных цен комбината, могла бы пойти на выплату тех же самых зарплат.

Узурпатор или наследник?

Липухин говорит, что он не стремился стать собственником комбината. «Я не ставил целью сделаться хозяином завода, хотя это не составило бы проблемы». Неужели у него не вызвал опасения тот факт, что он отдает контроль над акциями Мордашову? Липухин говорит, что абсолютно доверял своему подчиненному: «Алексей в то время был совсем другим. Он понимал, что все зависит от меня, и у него на все был один ответ: как скажешь — так и будет». Этому талантливому и послушному менеджеру 60-летний директор готов был уступить свое место: «Я уже наработался. Пора было искать себе замену».

В 1996 году Мордашов стал гендиректором «Северстали», а Липухин занял пост председателя совета директоров. Тут-то он наконец позаботился о формальном владении акциями. Те 43% акций «Северстали», которые к тому времени аккумулировал «Северсталь-Инвест», были переведены на другую структуру — «Северсталь-Гарант», на 51% принадлежащую Мордашову, на 49% Липухину. 

Сначала, по словам Липухина, договаривались о равных долях: «Когда я принял решение уходить, я ему сказал — выскажи твои предложения, как разделить эти акции. Он говорит: поровну. Я говорю: хорошо, согласен. После того как он стал директором, он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся, пришел и сказал: поровну не совсем для меня нормально, давай тебе 49%, а мне 51%. Мне было безразлично. Я сказал: ну давай, я согласен».

Благодаря уступчивости Липухина ссоры между партнерами не произошло. Когда в 1997-м Мордашов крестился, Липухин стал его крестным отцом. Но уже тогда экс-директор понимал: устав «Северсталь-Гаранта» не дает ему никакой возможности влиять на управление акциями «Северстали». «Алексей получил комбинат на тарелочке с голубой каемочкой, — с горечью произносит Липухин. — Завод я ему попросту отдал и отошел на второй план».

Не поделили

Конфликт между двумя приватизаторами наметился после дефолта 1998 года. С девальвацией рубля дела комбината резко пошли в гору — ведь его издержки исчислялись в рублях, а выручка в основном была валютной. Чистая прибыль выросла со $111 млн в 1997-м до $453 млн в 2000-м. Куда девать эту прибыль — из-за этого партнеры и повздорили.

«У меня была стратегия — развивать комбинат, восстанавливать производство, улучшать экологию, — говорит Липухин. — Но Алексей считал это гиблым делом. Развитие комбината было свернуто, и началось бог знает что».

Мордашов пошел по пути создания многоотраслевого холдинга, названного впоследствии «Северсталь-групп», и начал скупать промышленные активы: акции Санкт-Петербургского, Туапсинского и Восточного портов, угольных разрезов, а еще железнодорожные вагоны, Коломенский тепловозный завод, завод УАЗ. Стремление диверсифицировать бизнес Мордашов объясняет необходимостью сгладить цикличность сталелитейного бизнеса. 

Именно в это время Мордашов покончил с принципом коллегиального управления акциями завода. «Весной 1999 года он самовольно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали «Северсталь-Инвесту», — говорит Липухин. — Я к нему подошел и сказал: Алеша, так действовать нельзя. Его ответ был предельно коротким: об этом нигде не написано». 

Вот за это Липухин до сих пор обижен на своего преемника и обвиняет его в нарушении данного слова. Мордашов же наличие каких-либо джентльменских договоренностей с Липухиным отрицает. Он считает, что поступил предельно честно по отношению к экс-директору. «Его судьба отличается от судьбы других старых директоров тем, что в результате приватизации он не был изгнан с завода, — говорит Мордашов. — Наоборот, Липухин стал одним из крупнейших акционеров компании. Я не забрал все себе, хотя юридически мог бы это сделать».

Диверсифицируя бизнес, Мордашов впервые в своей карьере ввязался в жесткую конкурентную борьбу. Заволжский моторный завод — поставщик двигателей на ГАЗ — стал предметом его конфликта с владельцем ГАЗа Олегом Дерипаской. С главой «Евразхолдинга» Александром Абрамовым Мордашов боролся за «Кузбассуголь». Еще одним его соперником — за главенство на металлургическом рынке — стал Искандер Махмудов. На «Северстали» считают, что именно он финансировал тяжбы с Мордашовым его бывшей жены. В окружении Махмудова это не комментируют.

Так или иначе, тяжбы эти заставили Мордашова задуматься о защите собственности. И в начале 2001 года он попросил Липухина уступить ему свои 49% «Северсталь-Гаранта». Экс-директор утверждает, что получил за этот пакет в шесть раз меньше, чем мог бы выручить на рынке. Мордашов цену сделки, после которой он стал почти единоличным хозяином «Северстали», не называет, однако наотрез отрицает, что купил акции с таким дисконтом.

После развода

Липухин по-прежнему следит за положением дел на комбинате, где проработал 42 года, из них 15 — директором. «Доменная печь номер четыре стоит, коксохимическое производство в тяжелом состоянии, сортопрокатный цех дает треть того, что может дать, — жалуется он. — Сегодня комбинат производит на 3 млн тонн проката меньше, чем в 1990 году, хотя страна испытывает острую нехватку металла — цены на металл в России чуть ли не самые высокие в мире».

И все же Мордашов, расширив свою промышленную империю, сейчас во многом следует советам предшественника: он вновь осознал, что главный бизнес «Северстали» все-таки металлургия. Чтобы получить доступ на американский рынок, Мордашов несколько месяцев назад победил компанию U.S. Steel в борьбе за обанкротившуюся Rouge Industries — одну из крупнейших сталелитейных компаний США, основанную в 1920-е годы Генри Фордом. 

«Американский рынок — самый требовательный к качеству, — объясняет Мордашов покупку Rouge за $285 млн. — Работать с таким потребителем очень важно для того, чтобы поднимать стандарты нашей продукции».

Кто-то скажет, что основной владелец «Северстали» — сейчас у Мордашова и связанных с ним компаний 83% акций — жестко поступил с человеком, который в свое время его взрастил и доверил ему контроль над комбинатом. Но на фоне кровавых разборок тех лет история «Северстали» выглядит исключением. На череповецком комбинате не было ни стрельбы, ни судебных дрязг. Липухин оказался слишком порядочным человеком, да и Мордашов, как менеджер западного образца, проявил себя не так уж плохо.

www.forbes.ru

Алексей Мордашов биография, фото, карьера, личная жизнь предпринимателя

С именем и деятельностью российского предпринимателя, управленца и успешного бизнесмена связано немало крупных отечественных компаний. Назван Алексей Александрович Мордашов и самым цитируемым предпринимателем. Но это не все заслуги бизнесмена перед российской экономикой, о которых рассказывает википедия.

Из биографии Алексея Мордашова

Не случайно выбрал сферу бизнеса и управленческой деятельности Алексей Мордашов: биография его и начало карьеры тесно связаны с отечественной промышленностью. Он родился в 1965 году в семье инженера-электрика, всю свою жизнь проработавшего на Череповецком металлургическом комбинате. Неудивительно, что свой карьерный и жизненный путь его сын Алексей начал тоже с этого предприятия.

Окончив в 1988 году Ленинградский инженерно-экономический институт с отличием, и получив специальность инженера-экономиста в машиностроении, Алексей Мордашов вернулся в родной город и начал работать на Череповецком металлургическом комбинате. В годы учебы Алексей познакомился и имел дружественные отношения с одним из своих преподавателей – Анатолием Чубайсом. Впоследствии Алексей называл его одним из своих лучших учителей. Называет одним из своих лучших студентов Алексея Мордашова и официальный сайт Ленинградского института.

Карьера или путь к успеху

В период своей работы на комбинате он прошел путь от старшего экономиста до заместителя начальника планового отдела. В ходе работы на комбинате он неоднократно был отмечен руководством в числе лучших сотрудников. В 1989 году Алексей Александрович был направлен на стажировку в Австралию, где он должен был обучаться и работать в сталелитейной компании VoestAlpine.

В 1992 году Мордашов становится директором по экономике и финансам в комбинате. В это же время начинается первый этап приватизации комбината, которая была поручена Алексею Александровичу. Вскоре комбинат обрел новый статус и название, став ОАО «Северсталь». В рамках этой деятельности Мордашов начинает свой первый самостоятельный проект по созданию дочернего предприятия «Северсталь-инвест», в которой 76 % акций принадлежали лично Мордашову, а оставшаяся часть «Сверстали». Данный проект дал Мордашову первую самостоятельную руководящую должность и контроль над всем предприятием – он стал владельцем и директором ОАО «Северсталь».

Международная деятельность

  • С 2000 года Алексей Мордашов вошел в состав Совместной российско-немецкой межправительственной группы, работающей в сфере стратегического сотрудничества финансово-экономической направленности.
  • С 2007 года началось сотрудничество Алексея Александровича с компанией Siemens AG, с которой был подписан долгосрочный контракт о работе по развитию проекта «Силовые машины», работа над которым завершилась в 2011 году.
  • С 2009 году он занимает место сопредседателя в Деловом Совете Северного Измерения.

В целом, вся деятельность Алексея Александровича сосредоточена в сфере сталелитейной промышленности. Он участвует в работе Всемирной Ассоциации производителей стали. В 2012 году его избирают Председателем Совета директоров этой Ассоциации. Примечательно, что Мордашов – это первый россиянин за всю историю Ассоциации, занявший данный пост. В 2015 году он был переизбран в исполнительный комитет Ассоциации.

По данным 2014 года Алексей Александрович Мордашов является Президентом «Русской стали» - некоммерческого партнерства и национальной ассоциации производителей стали.

Не следует забывать и о том, что он входит в 10 богатейших бизнесменов страны, по текущим данным «Форбс» он занимает по России 2 место, а в мире вошел в топ-100, находясь на 51 месте.

Награды и премии

Деятельность Александра Мордашова не осталась незамеченной в правительственных и общественных кругах. Признание выразилось в многочисленных государственных наградах. Он удостоен нескольких государственных орденов:

  • Александра Невского;
  • Орден Почета;
  • Русской Православной церкви.

Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством».

Также его заслуги отмечены рядом наград от иностранных государств:

  • Является Командором ордена «За заслуги перед Итальянской республикой»;
  • Награжден в Латвии Крестом признания.

Кроме того, Мордашов получил премию Правительства за заслуги в области техники экономики, награжден рядом почетных грамот, а также обладатель звания «Почетного гражданина города Череповца».

Семья и личная жизнь

Алексей Мордашов, личная жизнь которого вызывает неподдельный интерес у всех его поклонников, женился в первый раз в 19 лет. Его избранницей стала девушка Елена, учившаяся с ним в одном институте, но старше на 2 курса. Необходимость женитьбы возникла по причине «интересного» положения Елены. Вскоре в семье Мордашовых родился сын Илья. Первый брак продлился с 1985 по 1996 год. Первая жена Мордашова отмечала, что причиной разрыва стали многочисленные измены Алексея, приписывая их динамичному карьерному росту, благосостоянию и связанной с этим вседозволенностью и многочисленными поклонницами.

Развод супругов получил необычайных резонанс в обществе, так как был связан с судебными тяжбами и многочисленным скандалами. Завершившийся победой экс-супруги судебный процесс окончательно испортил отношения Мордашова с сыном, который впоследствии взял фамилию матери.

Новой избранницей Алексея Александровича стала одна из его коллег, видимо по насмешке судьбы, носившая также имя Елена. Во втором браке у Алексея Александровича родилось двое сыновей: Кирилл (1999 г) и Никита (2000 г).

В 2015 году в Форбс была опубликована статья о новой спутнице Мордашова - Ларисе, а также говорилось о том, что он отец уже шестерых детей. Сам Алексей Александрович этой информации не дал официального подтверждения.

12:42 31.03.2017

Источник: Mainfin.ru

Подпишись на Яндекс.Дзен

mainfin.ru

Мордашов Алексей

Генеральный директор «Северсталь-групп» и председатель совета директоров

ОАО «Северсталь» с 2002 года. С 1988 года

работал на Череповецком металлургическом комбинате: в 1992 году стал директором по финансам и экономике, а в 1996 году — генеральным директором предприятия, преобразованного во время приватизации в ОАО «Северсталь». В 2011 году журнал Forbes оценивал состояние предпринимателя в 18,5 миллиардов долларов (29-е место в рейтинге богатейших людей планеты).

Краткая биография.

Алексей Александрович Мордашов

родился 26 сентября 1965

года в городе Череповце Вологодской области в семье сотрудников Череповецкого металлургического комбината. В 1988 году с отличием окончил инженерно-строительный факультет Ленинградского инженерно- экономического института имени Пальмиро Тольятти (ЛИЭИ, с 2000 года — Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет). Одним из преподавателей Мордашова был Анатолий Чубайс, на кафедру к которому он после первого курса устроился ассистентом. По воспоминаниям Мордашова, Чубайс познакомил его с работами Егора Гайдара и ввел в собиравшийся в институте клуб молодых

экономистов.

Вернувшись в родной город, Мордашов с 1988 года работал на Череповецком металлургическом комбинате. Занимал должности старшего экономиста, начальника бюро экономики и организации труда ремонтно- механического цеха номер 1, заместителя начальника планового отдела комбината. В 1990 году прошел полугодовую стажировку в металлургической компании Voest Alpine в Австрии. В 1992 году был назначен директором комбината по финансам и экономике Череповецкого

металлургического комбината, в 1993 году преобразованного в ОАО

«Северсталь»

.

Генеральный директор предприятия Юрий Липухин в 1993 году доверил Мордашову руководство процессом приватизации «Северстали». Мордашов создал дочернюю компанию «Северсталь-инвест», в которой ему лично принадлежали 76 процентов акций, а «Северстали» — 24 процента. Затем скупил акции «Северстали»: 16 процентов оказались в его личной собственности, и еще 80 процентов — под его контролем. После этого Липухин был отправлен в отставку. Мордашов впоследствии говорил, что приватизация «Северстали», хоть и не совсем справедливая, была целесообразной, поскольку предприятие в итоге получило «честного хозяина». В апреле 1996 года Мордашов занял пост генерального

директора ОАО «Северсталь».

В 2001 году Мордашов получил степень магистра делового администрирования (MBA) в школе бизнеса Университета Нортумбрии

(Ньюкасл, Великобритания).

В июне 2002 года прошла реструктуризация «Северстали»: собрание акционеров приняло решение о создании управляющей компании ЗАО «Северсталь-групп». Мордашов стал ее генеральным директором, оставив аналогичный пост в «Северстали». Также он стал председателем советов директоров ОАО «Северсталь», ОАО «Северсталь-Авто», ОАО «Северсталь-ресурс». Со временем корпорация Мордашова включила активы в горнодобывающей, автомобильной, деревообрабатывающей

промышленности, в банковской сфере, страховании и транспорте.

К 2001 году под контролем Мордашова оказались основные СМИ Череповца и Вологодской области: радиостанция «Трансмит», телеканалы «ТВ-7», «12» и «Провинция», студия кабельного телевидения «Скат», газеты «Речь», «Курьер» и другие [40]. Уже к концу 1990-х годов Мордашов получил решающее влияние на выборах в местные органы власти, в частности, при поддержке главы «Северстали» был избран мэр Череповца Михаил Ставровский (в некоторых источниках он фигурировал как

Ставецкий).

Журналисты видели в Мордашове одного из представителей нового поколения «путинских» олигархов, которые должны были вытеснить старых — «ельцинских». Мордашов поддерживал отношения со многими представителями «петербургской» группировки в Москве. Со времен своей учебы в ЛИЭИ у него сохранились знакомства с Анатолием Чубайсом, Алексеем Кудриным, Петром Мостовым, Александром Казаковым, Владимиром Коганом и другими. По утверждениям прессы, именно дружба с Владимиром Коганом — одним из «питерских олигархов» — приблизила Мордашова к Владимиру Путину. С приходом Путина к власти совпадает и начало активного участия Мордашова в общественной жизни. Согласно некоторым источникам, Мордашов в 2001 году претендовал на место вице-премьера в правительстве России и даже рассчитывал

выдвинуть свою кандидатуру на будущих президентских выборах.

С ноября 2000 года Мордашов является членом президиума и бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), главой комитета РСПП по торговой политике. С марта 2001 года возглавляет рабочую группу РСПП по вступлению России в ВТО и

реформе таможенной политики.

С 2000 года Мордашов также возглавляет секцию «Металлургия, сталелитейная промышленность, строительство и строительные материалы» Круглого стола промышленников РФ и ЕС, входит в состав общественного совета по реформированию предприятий при правительстве РФ. С апреля 2002 года входит в Российско-германскую рабочую группу по стратегическим вопросам в области экономики и финансов. С мая 2003 по июнь 2004 года входил в состав Совета по предпринимательству при правительстве РФ. В апреле 2004 года был избран членом совета директоров нью-йоркского Института Восток-Запад (East-West Institute). С июня 2004 года входит в Совет по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ. С

марта 2006 года входит в совет делового сотрудничества России и ЕС.

С ноября 2004 года Мордашов является членом экспертного совета по государственно-частному партнерству и инвестициями при Министерстве культуры РФ. Он входит в попечительские советы Государственного Академического Большого театра, Государственной Третьяковской галереи, Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, Российской

шахматной федерации и Государственного Русского музея.

В июле 2005 года «Северсталь-групп» приобрела у РАО «ЕЭС» 70 процентов акций телеканала Ren-TV. В связи с этим СМИ вновь вспомнили о связях между Мордашовым и Путиным, которого олигарх поддерживал во время выборов 2004 года. Дело в том, что Ren-TV оставался последним каналом федерального значения, который активно критиковал президента. На Западе сделка была расценена как новый удар, нанесенный

российским руководством по свободе слова.

Бизнес Мордашова к этому времени вышел за пределы российских границ. В 2004 году предприниматель приобрел за 285 миллионов долларов обанкротившийся металлургический концерн Rouge Industries, занимавший четвертое по объемам производства место в США. В первой половине 2005 года «Северсталь» приобрела 70 процентов акций итальянского производителя стали Lucchini, по другим данным — 62

процента акций на сумму 430 миллионов евро.

Тем не менее, до 2006 года Мордашов не был широко известен за рубежом. Все изменилось, когда 26 мая этого года базирующаяся в Люксембурге сталелитейная корпорация Arcelor объявила о планах слияния с «Северсталью». В результате должна была возникнуть крупнейшая в мировой сталелитейной отрасли компания с ежегодным объемом производства около 70 миллионов тонн стали. По условиям первоначального соглашения, в обмен на принадлежащие ему 89,6 процента акций «Северстали» и 1,25 миллиарда евро наличными Мордашов должен был получить 32,2 процента акций укрупненной Arcelor и 6 из 18 мест в совете директоров. Мордашов заявлял, что в случае успеха сделка может стать важным шагом вперед и для развития его компании, и для улучшения международного имиджа России. Неслучайно

сделку одобрили представители российской власти.

К идее приобретения российской компании руководство Arcelor подтолкнула возникшая в январе 2006 года перспектива «недружественного» поглощения корпорации крупнейшей в мире металлургической группой Mittal Steel. Идея замены стального магната индийца Лакшми Миттала (Lakshmi Mittal) на малоизвестного российского олигарха многим акционерам Arcelor пришлась не по вкусу — первый, по их мнению, был более предсказуем. Кроме того, возникли опасения, что Мордашов сможет довольно скоро добиться практически единоличного

контроля над Arcelor и начнет игнорировать интересы других акционеров.

Российский предприниматель возражал, что по условиям сделки в ближайшие годы он не сможет увеличивать свою долю акций, и утверждал, что слияние будет выгодным для обеих сторон. Однако критики сделки, в том числе представители продолжающей борьбу Mittal, настаивали, что слияние с российской компанией идет вразрез с интересами акционеров Arcelor. Кроме того, значительную роль в формировании мнения акционеров и общественности сыграло традиционное для Запада недоверие к российским политическим и

экономическим институтам.

На фоне протеста акционеров и продолжающихся переговоров Arcelor и Mittal Мордашов 21 июня предложил новые условия слияния: теперь он готов был довольствоваться 25 процентами акций. Однако взамен Arcelor должна была отказаться от ограничений самостоятельности Мордашова в совете акционеров и от суммы, которую предполагалось получить от российской стороны наличными. Однако, по мнению наблюдателей, в борьбе за Arcelor лидерства уже добилась Mittal. По сообщениям прессы, в это время у Мордашова появился сильный союзник: якобы в заключении сделки ему готов был помочь Роман Абрамович. Тем не менее, 25 июня 2006 года совет директоров Arcelor вынес единогласное решение в пользу сделки с Mittal. Многие отечественные наблюдатели, в том числе официальные лица, расценили решение Arcelor как политическое: по их мнению, оно означало запрет на выход российского бизнеса на мировой

уровень и служило свидетельством проявления западной «русофобии».

В мае 2004 года журнал «Русский Forbes» оценил личное состояние Мордашова в 4,5 миллиарда долларов — он занял тогда девятое место в списке «100 богатейших бизнесменов России». В марте 2005 года Мордашов занял 107-е место в рейтинге богатейших людей планеты по версии Forbes: его состояние было оценено в 4,8 миллиарда долларов. В мае 2005 года с состоянием 5,1 миллиарда долларов олигарх занял седьмое место в списке «100 богатейших бизнесменов России» Forbes. В марте 2006 года эксперты Forbes оценили состояние Мордашова в 7,6 миллиарда долларов и присвоили ему 64-е место в списке богатейших

людей планеты.

В 2006 году зарубежная пресса сообщала, что в личном распоряжении Мордашова находятся 89,6 процента акций «Северстали». Ежегодные доходы компании к этому времени достигли 11,7 миллиарда долларов. По данным 2006 года, «Северсталь» занимала 13-е место в мировом рейтинге Международной ассоциации стали. В 2005 году «Северсталь» выплавила 15,16 миллиона тонн стали. Чистая прибыль ОАО «Северсталь» в первом квартале 2006 года сократилась на 44,4 процента по сравнению с

аналогичным периодом 2005 года и составила 5,676 миллиарда рублей.

19 апреля 2007 года в русской версии журнала Forbes был опубликован рейтинг самых богатых граждан России. Согласно данным журнала, список ста самых богатых россиян возглавил Абрамович, чье состояние к марту 2007 года достигло 19,2 миллиарда долларов. Мордашов с 12,1

миллиарда долларов занял девятое место.

В рейтинге богатейших жителей планеты, составленном американскимForbes в марте 2008 года, Мордашов фигурировал под номером 18 (его состояние оценивалось в 21,2 миллиарда долларов). Однако в том же году журнал Smart Money, подсчитавший потери российских миллиардеров от начавшегося мирового финансового кризиса, отнес Мордашова к числу тех, чей бизнес достаточно серьезно пострадал. По подсчетам издания, его активы подешевели на 16,6 миллиарда долларов. В марте 2009 года в

рейтинге Forbes бизнесмен упоминался уже как владелец состояния в 4,3

миллиарда долларов (122 место). Русская версия Forbes в апреле 2009 года поместила Мордашова на седьмое место списка российских

миллиардеров.

В апреле 2009 года газета «Коммерсантъ» сообщила о том, что компания Мордашова S-Group Capital Management (владеет 15,03 процента акций турхолдинга TUI AG) и крупнейший в Европе туроператор TUI Travel приобрели контрольный пакет акций российского туроператора VKO Group. При этом, как отмечало издание, для экспертов интерес Мордашова к туризму — бизнесу с невысокой рентабельностью — остался загадкой. Не сообщалась и сумма сделки: отмечалось лишь, что до кризиса весь бизнес VKO Group оценивался в 10-25 миллионов долларов, а в новых

условиях дисконт мог составлять 30-40 процентов.

В июле 2011 года немецкий концерн Siemens продал компании Highstat Ltd, конечным бенефециаром которой в прессе называли Мордашова, блокпакет (25 процентов + одна акция) акций ОАО «Силовые машины». Highstat Ltd на тот момент уже являлась основным акционером «Силмаша»: компании принадлежало чуть более 70 процентов акций. Кроме того, «Сименс» и «Силовые машины» договорились о создании совместного предприятия по производству и сервису больших газовых

турбин.

Начиная с 2007 года «Северсталь» начала скупать золотодобывающие компании: в нее вошли «Нерюнгри-Металлик», «Рудник Апрелково», канадская компания High River Gold и владеющая золотодобывающими рудниками в Казахстане Celtic Resources. С января по июль 2010 года «Северсталь» провела ряд сделок по покупке контрольного пакета акций британской золотодобывающей компании Crew Gold, владеющей крупным месторождением золота в Гвинее. Общая стоимость сделки составила 230 миллионов долларов. Сообщалось, что после этого «Северсталь» заняла второе место по добыче золота среди российских компаний, уступив лишь «Полюс Золото». В сентябре 2010 года стало известно, что «Северсталь» договорилась с канадским фондом Endeavour о выкупе у него 43 процентов Crew Gold. Сумма сделки, в результате которой доля компании Мордашова превысила 90 процентов Crew Gold, составила 215 миллионов

долларов.

В марте 2011 года Forbes опубликовал новый рейтинг миллиардеров, в котором Мордашов занял 29-место, а его состояние оценивалось в 18,5 миллиардов долларов. По данным журнала он занимал второе место среди богатейших людей России. В следующем месяце структуры «Северстали» купили за 291 миллион рублей бывшую карельскую резиденцию первого президента России Бориса Ельцина «Шуйская Чупа»,

которую предполагалось использовать в качестве туристического объекта.

Мордашов награжден медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I (1999) и II (1995) степени, орденом РПЦ Святого благоверного князя Даниила Московского III степени (2003). Имеет почетную докторскую степень Санкт-Петербургского инженерно-экономического университета

(2001) и Университета Нортумбрии (2003).

Мордашов является лауреатом ряда профессиональных конкурсов. По итогам 2001 года рейтинговое агентство «Эксперт РА» признало Мордашова самым профессиональным менеджером федерального уровня. Он одержал победу в номинации «Общественная деятельность в сфере предпринимательства» международного конкурса «Предприниматель года — 2003», который организовала компания Ernst&Young. В 2003 году журнал BusinessWeek включил Мордашова в список 25 выдающихся европейских менеджеров, предпринимателей, финансистов, политиков и новаторов года в категории «лучшие менеджеры». В сентябре 2004 года Мордашов занял пятое место в рейтинге бизнес-лидеров России, составленном газетой «Коммерсантъ» и

Ассоциацией менеджеров России.

Мордашов женат вторым браком. С первой женой Еленой он развелся, заняв пост гендиректора «Северстали», и женился вторично — на одной из своих подчиненных. От первого брака у него сын Илья 1985 года рождения. В 2001 году бывшая жена опубликовала открытое «Письмо всем женщинам», в котором рассказывала, как Мордашов покинул ее, свою спутницу со студенческих лет, и безжалостно ущемлял материальные права ее и сына. В 2002 году Елена Мордашова подала в суд на бывшего супруга, потребовав выплаты алиментов в размере четверти его дохода и половину акций «Северстали». Выиграть процесс ей не удалось, суд признал законным подписанное в 1996 году соглашение:

по нему жене и сыну доставались квартира в Череповце, автомобиль и

денежные накопления Мордашова, а себе он оставлял

акции

«Северстали»

.

От второго брака у Мордашова три сына.

По материалам: Википедия, ru.wikipedia.org

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

odostatke.ru


Смотрите также