Баринов олег петрович биография


Олег Баринов и его семья, пользуясь покровительством председателя законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслава Макарова могут себе позволить игнорировать мнение жителей города.

В Калининском районе Петербурга прошел очередной митинг в защиту от застройки Муринского парка, — сообщает The Moscow Post..

На данный момент известно, что на территории парка собираются построить стадион для пляжного футбола. Застройщиком называют ООО «Анна Нова». С кем связана эта компания и какие подробности можно увидеть в ее деятельности?

И сердцу тревожно в груди

Противостояние между жителями Калининского района и ООО «Анна Нова» идет уже не первый год. Кое-кто утверждает,что Муринский парк незаконно вывели из статуса, регламентируемого ЗНОП (законом о зеленых насаждениях общего пользования).

А застройщик, соответственно, считал иначе. Конфликт? Конфликт. Так что для жителей ценнее: парк или стадион для пляжного футбола? И кто вообще строит в Санкт-Петербурге стадионы для пляжного футбола?

ООО «Анна Нова» официально принадлежит гражданке Анне Бариновой. Что ж, вполне возможно, но девелоперских способностей эта бизнес-леди ранее не то, чтобы проявляла. Поет, говорят, недурно, а с девелоперскими способностями не очень.

Но так или иначе в мае жители Калининского района обнаружили, что оказывается им теперь не принадлежит еще 1,8 гектаров земли и 13 елок.

Назвать ООО «Анна Нова» довольно сложно. Но у а вдруг?

Которые просто-напросто выкорчевали. Елки-то за что? Кто эта выкорчевычельница еловых? И не пойти ли бы еловые выкорчевывать куда-то в другое место? В Санкт-Петербурге не очень много их осталось.

Судя по всему, не пойти. Так как у Анны Бариновой есть муж, Олег Баринов. Олег Баринов является заместителем председателя законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Он миллиардер и, по слухам, бизнес-партнёр Алексея Полтавченко, сына экс-губернатора города. Папа Алексея сейчас трудится в ОСК. А Алексей, якобы, является совладельцем двух петербургских компаний — в сфере логистики и строительства.

Впрочем, на данный момент в учредителях ООО «Петербургстрой» числится только Олег Баринов. И, якобы никакого отношения к компании сын Полтавченко не имеет. Ну не имеет так не имеет.

И все государственные контракты компания выигрывала абсолютно честно. Даже на ремонт Александринского театра. Который, по слухам, так и не был проведен в полном объеме. Хотя наговаривают, наверняка, на Олега Баринова.

А еще именно компания Баринова была замешана со сносом так называемого «Преображенского двора». Надо было снести только общежитие, которое находилось на этом месте ранее. Но, видимо, от широкой души, ООО «Петербургстрой», якобы, сумел повредить и соседний памятник — дом Мурузи.

Кстати, финансовыми показателями компания Баринова не блещет. Возможно, от налогов уклоняется, ведь все-таки миллиардером человек как-то умудрился стать. Но по официальным данным ООО «Петербургстрой» стоит 0 рублей и находится в залоге у Альфа-банка.

Дела у Олега Баринова выглядят не очень хорошими? Только выглядят?

Впрочем, вероятные проблемы с Альфа-Банком, судя по всему, не особо тревожат Баринова. Он, якобы, ведет активный образ жизни, является учредителем организации Российская Федерация Футбола «8 на 8», «7 на 7», «6 на 6» .

Да, Баринов увлекается именно пляжным футболом. Стадион для которого и строит ООО «Анна Нова». Можно было бы сказать, что ООО «Анна Нова» выкорчевывает Муринский парк просто потому, что кому-то захотелось попинать мячик, но, наверное, так говорить все же неправильно?

Тем более, что стоимость проекта можно оценить в миллиарды рублей.

Проект стадиона на месте парка. Ничего лишнего. Елки уже выкорчеваны

Впрочем, в связи с тем, что в Санкт-Петербурге сменился губернатор защитники Муринского парка могут надеяться на то, что их позиция все-таки будет услышана. Хотя строительство уже останавливали до этого. Но потом продолжали. Видимо, Баринов все-таки сумел продвинуть строительство?

А ведь тогда пришлось вмешаться даже прокуратуре и в результате ООО «Анна Нова» оштрафовали на 4 миллиона рублей. Об этом писал портал «конкретно».

А кто еще в игре?

Конечно, в истории, в которой уже фигурируют сын губернатора и запредседателя заксобрания Санкт-Петербурга вроде бы другие персонажи не нужны. Тем не менее, ведь есть еще и председатель заксобрания города на Неве. Его зовут Вячеслав Макаров и, по слухам, он остается одним из влиятельнейших людей города.

Предполагать, что именно он обеспечил жене Олега Баринова возможность выкорчевывать елки в Муринском парке, наверняка, не стоит. А вот вспомнить о том, что брат Вячеслава Макарова Николай в свое время являлся замдиректора государственного ОАО Садово-парковое предприятие «Центральное», наверное, стоит.

Уж не тогда ли этот, наверняка, дружный круг лиц решил, что в Санкт-Петербурге слишком много парков и слишком мало футбольных полей? Впрочем, это может быть и совпадением. Таким же, как и то, что дочь Макарова Анна Селегень является совладельцем компании «Петрострой».

Жена Баринова имеет строительный бизнес. Дочь Макарова имеет строительный бизнес. Сын Полтавченко, якобы, тоже имел строительный бизнес. Как все стройки-то любят, оказывается. Все при деле, все работают.

Но Калининский район Санкт-Петербурга тут при чем? Чем провинился общем не самый последний район Санкт-Петербурга? И его несчастные елки?

Не исключено, что в ближайшее время защитников Муринского парка попытаются показать не в самом лицеприятном свете. Дескать, они стоят на пути развития пляжного футбола в Санкт-Петербурге. Но вероятнее всего, что это будет связано исключительно с бизнес-амбициями ряда определенных чиновников Санкт-Петербурга. То есть, не чиновников, разумеется, а их родственников. А это же совсем другое дело, не так ли?

Источник

infopressa.com

Бедный Муринский

Политические планы оппозиционных активистов, будущее российского пляжного футбола и личная карьера зампредседателя городского ЗакСа пересеклись на небольшом участке Муринского парка. Каждый предстаёт защитником интересов народа. Как же поступит с этим клочком земли нынешний градоначальник Александр Беглов?

Бизнесмен-энтузиаст

Миллиардер Олег Баринов, которого СМИ называют бизнес-партнёром Алексея Полтавченко, сына прежнего губернатора, возвёл в Муринском парке на пересечении Гражданского и Северного проспектов спортивный комплекс «Нова Арена». Название комплекс получил в честь сценического псевдонима супруги бизнесмена – Анны Бариновой, некогда поп-певицы, а ныне галериста.

Спорткомплекс посреди спального района включает в себя полноразмерное футбольное поле, поле с песком для пляжного футбола, «коробку» для динамичных видов футбола и элитный фитнес-центр. Комплекс был домашней ареной футбольного клуба «Тосно», сейчас здесь играет областная команда «Ленинградец». К услугам спортсменов массаж, сауна, медицинский центр и ресторан «Трибуна».

Олег Баринов не мыслит себя без спорта. Он занимает пост зампредседателя Комитета Российского футбольного союза по пляжному, мини и киберфутболу, играет в ветеранских командах, в том числе за команду правительства Петербурга. Кроме того, Баринов возглавляет пляжный футбольный клуб «Кристалл», из игроков которого наполовину состоит половина российской сборной по этому виду спорта. К слову, в прошлом году наша команда вышла в финал Межконтинентального кубка, где уступила победу Ирану.

Как рассказал бизнесмен корреспонденту «Конкретно.ру», в середине 90-х он взял под опеку оставшихся без работы ветеранов «Зенита», чемпионов Советского Союза 1984 года, платил им хотя бы какие-то деньги за игры, которые сам и устраивал. По его словам, в то время пригодных для игры полей в Петербурге почти не было, а имевшиеся некогда при заводах «были убиты», и все ждали, как бы их продать под застройку жильём.

Через партнёра по игре, будущего председателя комитета по земельным ресурсам и землеустройству Валерия Калугина, Баринов попытался воплотить давнюю мечту о собственном поле. Но продавцы запросили цену в 10 млн долларов, сумму, которую никогда бы не удалось «отбить» на спортивном объекте.

По словам бизнесмена, где-то в 2006 году ему предложили порядка 20 мест под строительство. Выбор пал на угол Гражданского и Северного проспектов, место, которое, как говорит наш собеседник, изначально было отведено под объекты спорта, и лишь дожидалось своего инвестора.

«Первое постановление было 20 февраля 2006 года, подписала его госпожа Матвиенко. И вот 10 лет, чтобы было понятно, при нашем административном ресурсе, мы за это бились. Строили, делали, оформляли всё, что можно было», – говорит Олег Баринов.

Благое дело

Особенностью появления «Нова Арены» действительно было то, что комплекс сначала построили, а уже только потом, вопреки утверждению бизнесмена, вносили необходимые изменения в генплан и выдавали разрешительные документы.

Сравнивая нынешнюю ситуацию с 2011 годом, когда городом только начал править Георгий Полтавченко, а комплекс в Муринском парке как раз начали возводить, Олег Баринов отмечает, что тогда было «немножко попроще». Легализация задним числом, по его словам, получилась из-за того, что строительство то ли опережало, то ли шло одновременно с процессом получения документов: постоянно менялись нормы и регламенты, даже границы участка удалось утвердить только с пятого раза, а упрямые «монополисты» затягивали с подключением к электро- и водоснабжению.

При этом упомянутый «административный ресурс» заключался, по словам Баринова, в одном лишь его энтузиазме. Бизнесмен рассказывает, что живёт на два города и играет командах правительства Москвы и Петербурга.

«Только вот эти отношения, которые выстраиваются, а не за счёт того, что я там бегу и всем деньги... Я принципиально не даю никому взяток. Я говорю, если вы хотите, чтобы у вас развивался спорт, дайте мне место», – говорит Баринов.

И добавляет, когда председатель петербургского ЗакСа Вячеслав Макаров приехал на «Нова Арену», то сказал: «Олег, какая тебе нужна помощь?» Тот же Макаров, утверждает Баринов, как-то в одном собрании, где находились председатели различных комитетов, говорил примерно так: «Ну что вы хотите? Человек делает, и вы не можете ему помочь?»

Аналогично, по заверению хозяина «Нова Арены», высказывался и губернатор Георгий Полтавченко. Только в первый приезд градоначальник как-то сердито сдвинул брови, буркнул про себя, мол: «Что тут у вас за ресторан?» Но потом, уже пройдя внутрь, смягчился, увидев, сколько детей играет за окнами на футбольном поле.

«Георгий Сергеевич не из той оперы, где что-то можно там купить. Он никогда в жизни это не сделает», – убеждён наш собеседник.

Баринов рассказывает, что Полтавченко, как и Макарову, тоже как-то пришлось усовестить чересчур въедливого чиновника. Тот, по-видимому, отказал в очередном согласовании и честно признался, что никогда не был на «Нова Арене». «А я-то там был, я-то видел, что человек сделал на болоте...», – передаёт бизнесмен слова губернатора.

И все шли навстречу, понимая, что спортивный объект никогда себя не окупит, в лучшем случае начнёт себя обеспечивать, уточняет Баринов. Ведь на один только подогрев футбольного поля в месяц уходит по 500 тысяч рублей: кругом лежат сугробы, а здесь зелёное поле.

Больших перемен на «Нова Арене» не ожидают и теперь, после смены городского руководства. Временно исполняющий обязанности губернатора Александр Беглов, по словам хозяина комплекса, «тоже хорошо относится к спорту», а его зять Александр Белов, экс-глава комитета по физкультуре и спорту, «сюда приезжает, играет с нами в футбол».

«Если честно, мы не боимся смены никакого правительства. Если бы мы говорили, что вот здесь построим стадион, а сами думаем, что торговые лавки, – то конечно. А мы не боимся. Потому что делаем благое дело», – говорит Олег Баринов.

Вторая очередь

Проблемы у «Нова Арены» начались в 2015 году, когда компания решила повторить сценарий самостроя, развернув экспансию на новый участок Муринского парка.

Тогда, в мае, рядом с комплексом появился забор, начались земляные работы и вырубка деревьев – подготовка к строительству так называемой второй очереди комплекса: крытого стадиона для пляжного футбола с трибунами, ещё трёх футбольных залов с раздевалками и гостиницей для спортсменов. По словам Олега Баринова, планируемому единому центру, где будут собраны столько видов футбола, не будет нигде аналогов, комплекс позволит круглый год проводить соревнования по пляжному футболу мирового уровня.

Спохватившиеся активисты сразу же в буквальном смысле встали стеной на защиту парка. Ещё бы, ведь проект предполагал застройку выхода в парк со стороны Северного проспекта, единственного коридора оставшегося между гаражами и «Нова Ареной». Поднялась волна в СМИ, и стройка была остановлена. В историю пришлось вмешаться прокуратуре, что привело к судебному штрафу застройщику ООО «Анна Нова» в размере более 4 млн рублей. Для взыскания этих денег в итоге пришлось привлекать судебных приставов. Но Олег Баринов от расширения «Нова Арены» не отказался, а лишь поменял тактику, решив на этот раз начать с получения всех документов.

На полях Петербургского международного экономического форума 25 мая 2018 года бизнес-вумен Анна Баринова подписала с Георгием Полтавченко так называемое соглашение о намерениях. Как сообщалось на сайте Смольного, инвестор «Анна Нова» запланировал вложить 1,5 млрд рублей в строительство в Петербурге уже не одного, а двух новых спортивных комплексов и выставочного зала.

При этом ещё за неделю до подписания, в ходе совещания у вице-губернатора Игоря Албина в Смольном было поддержано заявление «Анна Нова» о предоставлении земельного участка для размещения объектов спорта. Кроме того, позже выяснилось, что участок был поставлен на кадастровый учёт ещё 9 января 2018 года, когда вся страна продолжительно праздновала Новый год.

Как сообщалось на сайте Смольного, при подписании соглашения с «Анна Нова» Полтавченко заявил, что город будет оказывать проекту «самую активную поддержку». Эти слова приобрели издевательскую интонацию, после того как в начале минувшей осени власти пять раз подряд отказывали противникам строительства в проведении пикетов. Предлогом называли проведение в Муринском парке неких работ с применением тяжёлой техники, которой в назначенный день там, правда, никто не видел.

Сейчас, как и в 2015 году, ситуацию удалось расшевелить при участии СМИ. Вместо пикетов, официальной формы протеста, активисты решили проводить так называемые прогулки-флешмобы – всё те же собрания местных жителей, которые настроены против застройки Муринского парка. Анонсы мероприятий рассылались по всем мало-мальски отзывчивым местным редакциям.

Звёздный час противников строительства наступил в начале декабря, когда под вице-губернатором Албиным закачалось кресло. За три недели до своей отставки он провёл встречу с «Зелёной коалицией Петербурга», где показал себя этаким классным парнем. Вице-губернатор возмутился тем, что «Анна Нова» заявляет о социальной важности своего комплекса, тогда как абонемент на фитнес там стоит под 100 тысяч рублей в месяц.

Албин объявил тогда, что реализация проекта второй очереди «Нова Арены» невозможна. Причиной названо отсутствие инвентаризации участка. Кроме того, вице-губернатор поручил застройщику на следующей же неделе встретиться с выступавшей с докладом по Муринскому парку «Марианной Игоревной». Встреча до сих пор не состоялась.

«Баба Яга против»

Та самая Марианна Игоревна – это прославившаяся на прошлых муниципальных выборах в 2014 году жительница МО Северный Марианна Бакан. СМИ публиковали её рассказ о том, что зарегистрироваться в качестве кандидата в муниципальные депутаты от оппозиционной партии «Гражданская платформа» активистке не дали некие подставные представители избирательной комиссии.

По словам молодой женщины, тогдашний глава округа Сергей Романовский якобы напал на неё и обозвал «только что вышедшей из кухни кухаркой», а также «психически неуравновешенным человеком». Городской избирком всё же восстановил кандидатуру Бакан, но набрать нужного количества голосов ей не удалось.

Активистка с прошлых выборов время зря не теряет. Бакан рассказала «Конкретно.ру», что после неудачи с «Гражданской платформой» подалась в «Единую Россию» и одно время была членом общественного совета Калининского района, но разорвала все отношения после того, как партия власти поддержала пенсионную реформу.

При участии Бакан созданы и ведутся несколько сообществ «ВКонтакте», объединяющих жителей Калининского, Выборгского, Красногвардейского районов и даже Сестрорецка. Люди пишут жалобы, Бакан создаёт петиции, обивает пороги властных кабинетов, организует субботники – одним словом, последовательно зарабатывает репутацию общественника.

На предстоящих выборах, которые состоятся в сентябре, Марианна Бакан, похоже, решила попробовать стать муниципальным депутатом с помощью проекта «Объединённые демократы» – координационного центра, который предоставляет полное сопровождение избирательных кампаний кандидатов «демократических взглядов». Как отмечается на сайте проекта, организаторы не поддерживают людей, «симпатизирующих тоталитарным режимам или политике действующей власти».

В 2017 году в Москве, благодаря проекту «Объединённые демократы», были избраны 266 оппозиционных депутатов в 62 районных совета. Подконтрольные депутаты-боты в столице были необходимы для преодоления муниципального фильтра на уже более серьёзных мэрских выборах. По признанию одного из создателей проекта, лидера «Партии перемен» Дмитрия Гудкова, оппозиционеры, начав свой успех с Москвы, планируют продолжить Петербургом и закончить всей Россией.

С осени число упоминаний Марианны Бакан в СМИ резко выросло. Помимо Муринского парка, темой для медийной раскрутки она сделала также проблему отсутствия роддома на севере города. Как известно, роддом на улице Вавиловых с 2013 года был признан аварийным и закрыт, так что роженицам четырёх районов приходится со схватками мчаться через весь город. Дело благое, как, впрочем, и желание отстоять Муринский парк для простых жителей, но хозяин «Нова Арены» Олег Баринов убеждён, что общественница просто делает себе имя на борьбе со строительством его комплекса.

«Баба Яга против, знаете, такое? Я думаю, что этим она зарабатывает какой-то там себе политический багаж», – рассуждает Баринов.

На днях Марианна Бакан попыталась привлечь к обеим проблемам внимание Александра Беглова. Под прицелом телекамер общественница подала в приёмную Смольного письменное приглашение на прогулку от парка до роддома, будто надеясь, что врио губернатора согласится стать частью её большой пиар-кампании.

Ещё одна сторона

Есть у Муринского парка и ещё один защитник – заместитель спикера петербургского ЗакСа Анатолий Дроздов. Несмотря на неоднократные публикации о негативных событиях с его участием, депутату удаётся сохранить крепкие позиции. В СМИ полковника запаса Дроздова называют хорошим другом председателя городского парламента, тоже полковника, Вячеслава Макарова.

Дроздов избран депутатом от 6 одномандатного округа, в который входит проблемный участок Муринского парка. Ещё в августе народный избранник, получив обращение местной жительницы, написал письмо вице-губернатору Михаилу Мокрецову, в котором поставил под сомнение обоснованность выделения участка ООО «Анна Нова» на территории парка.

В конце ноября по городским СМИ прошла волна публикаций о том, что Дроздов в помещении администрации МО Академическое, якобы находясь в состоянии опьянения, ударил молодого сотрудника. Позже сообщалось, что пострадавший будто бы забрал из Следственного комитета своё заявление после разговора со спикером ЗакСа. Дроздову на этом фоне срочно требовалось поправить репутацию.

И вот в декабрьском номере официальных газет подотчётных Дроздову округов Академическое и Северный вышла его статья о категорической недопустимости застройки Муринского парка. В статье вице-спикер сообщил, что уже предпринял «ряд конкретных шагов» в этом направлении. По его словам, ещё в октябре Дроздов подал заявку на инвентаризацию участка, которая впоследствии позволит включить его в зону зелёных насаждений общего пользования (ЗНОП).

Депутат-полковник поведал, что 5 декабря оппозиционные парламентарии на заседании ЗакСа попытались внести ряд поправок, в том числе по Муринскому парку, в городской закон о ЗНОП, однако подали свои предложения «с юридическими огрехами» из-за чего большинство законотворцев их не поддержало.

«Теперь оппозиция громко заявляет о том, что депутаты от партии «Единая Россия» против парковой зоны и готовы отдать её под глобальное строительство. Это не так. Свою позицию я изложил чётко, работа в данном направлении ведётся», – резюмировал Дроздов в своей статье.

Погадать на Смольный…

Если смотреть на карту Петербурга, многострадальный Муринский парк изъеден серыми прямоугольниками: гаражи, автозаправки, церковь, торговый центр, наконец, комплекс «Нова Арена». А ведь для огромного числа жителей ближайших районов парк остаётся местом, где можно хоть на время скрыться от давящего нагромождения серых бетонных коробок, от вездесущего асфальта и запаха бензиновой гари. Зимой на отданный под застройку склон приходят родители с детьми кататься на санках и ватрушках.

Мало того, что элитный спортивный центр недоступен для большинства жителей спального района, футбольное поле, построенное по мировым стандартам, здесь было совершенно лишним. По данным компании, трибуны стадиона вмещают порядка 700 человек. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы запрещают строительство объектов спорта с трибунами вместимостью свыше 500 человек на расстоянии ближе 300 метров от жилой застройки. У «Нова Арены» до ближайшего дома – от силы 200 метров.

Впрочем, местным жителям не так часто мешают громкие звуки крупных матчей или корпоративных мероприятий. Гораздо хуже – свет от прожекторов, установленных по четырём углам стадиона. Шторы по вечерам просто не открыть, прямо в окно бьёт слепящий белый свет.

Эксперт в области градостроительства и архитектуры журналист Дмитрий Ратников заявил корреспонденту «Конкретно.ру», что для «Нова Арены» не составляло никакого труда найти похожий земельный участок вне Муринского парка. По его словам, место, которое получил Олег Баринов, представляло собой не пустырь, а вполне благоустроенный парк.

Поэтому и получилось так, что инвестор просто пришёл в зелёную зону, построил там спортивный комплекс, а уже затем добился изменения генплана, чтобы на этом месте можно было размещать спортивный объект, рассказывает Ратников. Далее под «Нова Арену» изменили ЗНОП, сформировали земельный участок, передали его без торгов. Наконец, выдали сначала фиктивное разрешение на строительство, а затем такое же фиктивное разрешение на эксплуатацию.

«Единственный положительный момент, который можно найти в этой истории, что они не огородили территорию. Построили эти здания, и совершенно спокойно можно везде вокруг ходить. Можно даже приехать, припарковаться там, и никто и слова не скажет. Вот такой некий отрадный момент», – отмечает Ратников.

Наш собеседник полагает, что поскольку на этот раз «Нова Арена» пошла по правильному пути: сначала получить все документы, а уже потом строить, то проект вполне может быть реализован. Правда, сейчас на этом клочке земли пересеклось столько различных интересов, что сложно угадать будущее решение властей.

Кирилл Чулков, «Конкретно.ру», фото автора и с сайтов www.winner.club www.sportsdaily.ru www.gov.spb.ru www.assembly.spb.ru

konkretno.ru

На стыке спорта, искусства и бизнеса | Компетенция на РБК+ Санкт-Петербург и область

Нестандартные для бизнеса объекты инвестиций – такие как стадионы или арт-галереи – не всегда приносят большие деньги, но зато приводят потоки новых клиентов.

Анна Баринова (Фото: ANNA NOVA)

В Петербурге открылся шоу-рум ювелирного дома ANNA NOVA, входящего в многопрофильный холдинг Nova Group. Это событие — одно из звеньев в цепочке планов компании по преобразованию ювелирного направления. Холдинг также планирует вложить порядка 400 млн рублей в развитие спортивного комплекса Nova Arena и рассматривает возможность создания в Петербурге нового выставочного центра. Об этих и других планах рассказали РБК+ совладельцы Nova Group Анна и Олег Бариновы.

СТАДИОН ОТ ДУШИ

— Портфель вашего бизнеса очень обширный — это и искусство, и девелопмент, и спорт, и ювелирное производство. Какими соображениями вы руководствуетесь, распределяя ресурсы между отраслями и сегментами?

А.Б.: У нас есть некий базис — это девелопмент. Сейчас — бизнес-центр, до этого были складские помещения. Эта история больше про бизнес. А спорт, искусство — это то, чем мы живем; направления, выросшие из наших увлечений.

О.Б.: Это воплощение нашей мечты. Анна с детства увлекалась искусством. Я в течение 25 лет поддерживаю ветеранский футбол, играю сам. Мы играли на открытых полях, весной и осенью — по грязи, и у меня была мечта построить стадион не для большого спорта, а для ветеранского, детского, любительского футбола.

— В продолжение темы о спортивном девелопменте расскажите, как повлияли на бизнес крупные события — Кубок конфедераций, ЧМ по футболу? Стало ли это стимулом для реализации интересных частных проектов или частная инициатива в этом направлении — до сих пор единичные истории?

А.Б.: Я чувствую, что у людей вырос интерес к спорту. Родители охотно отдают детей в разные секции — это и футбол, и хоккей, и баскетбол, и единоборства... Наш сын, ему 5 с половиной лет, занимается хоккеем, и я вижу, что площадок не хватает. Наши универсальные площадки загружены на 80%, в фитнес-клубе тоже стало заниматься больше людей.

О.Б.: Конечно, Кубок конфедераций и чемпионат мира стали большим толчком. Появились качественные спортивные объекты. Но я не думаю, что много людей сейчас будет вкладываться в спорт — это не высокодоходный бизнес. Есть возможность при грамотном управлении получать операционный доход, но инвестиции в создание объекта могут никогда не окупиться.

Если говорить о крупных спортивных объектах, там ситуация еще сложнее. Сейчас мало кто понимает, как эксплуатировать большие стадионы, построенные к чемпионатам и к Олимпиаде. Например, эксплуатация стадиона в Екатеринбурге, по некоторым оценкам, может обойтись в 200 млн рублей в год. То, что они смогут зарабатывать на матчах «Урала», по моему мнению, несопоставимо с этой суммой.

А.Б.: С другой стороны, в современном мире бизнес-модели меняются. Сейчас важно не только то, сколько объект приносит денег, но и сколько он приводит клиентов. Может быть какой-то знаковый, имиджевый элемент, вокруг которого выстраивается все остальное — ресторанная группа, развлечения для детей, квесты, бизнес-площади типа коворкингов. Важно создать комплексную инфраструктуру, что мы и сделали в Nova Arena.

Сейчас мало кто понимает, как эксплуатировать большие стадионы, построенные к чемпионатам и к Олимпиаде.

КАК МЕНЯЮТСЯ БИЗНЕС-МОДЕЛИ

— Насколько успешно сейчас идет бизнес по эксплуатации арены?

О.Б.: В 2017 году мы, наконец, получили положительную доходность.

А.Б.: Есть моменты, которые нас тормозят: слишком высокие расходы на отопление, обогрев поля. Когда мы перейдем на собственный газовый энергоцентр, мы сможем экономить до двух миллионов в месяц.

Олег и Анна Бариновы (Фото: ANNA NOVA)

— Каковы ваши планы по дальнейшему развитию арены?

О.Б.: У нас планируется второй комплекс на участке в 2 гектара рядом с уже существующим. Мы хотим построить крытый стадион для пляжного футбола — как ни парадоксально, Петербург стал одним из центров развития этого вида спорта. Я, кстати, в этом году занял пост президента клуба «Политех». Кроме того, там будет два универсальных зала для мини-футбола и баскетбола и, возможно, крытый зал с искусственной травой специально для детского футбола, потому что дети не могут зимой играть на открытых полях, даже с подогревом.

А.Б.: А еще офисные помещения, объекты HoReCa, в том числе номера для проживания спортсменов.

— Каков объем инвестиций во второй комплекс?

О.Б.: Мы оцениваем его ориентировочно в 400 млн рублей.

«НАША ЧАСТЬ ПАРКА БЫЛА СОВЕРШЕННО ЗАБОРОШЕНА»

— Влияет ли Arena Nova на развитие близлежащей территории?

А.Б.: Когда мы туда пришли, наша часть парка была совершенно заброшена. Там было болото, ручей был в ужасном состоянии. Его превратили в свалку — холодильники, автомобили, одних покрышек мы достали 150 штук. За последние 5 лет все изменилось. Мы эту часть парка облагородили. Вокруг нас стали появляться новые комплексы, фитнес-центры. Мы проводим открытые ивенты для жителей, и людям это интересно.

О.Б.: Мы рассчитываем и дальше развивать спортивную инфраструктуру в Калининском районе. Так, Петербургу нужен крытый манеж под массовый футбол — для игр первой, второй лиги, любительских команд. Там есть участок, занятый гаражами, которые город хочет убрать уже в течение 10 лет. Мы, со своей стороны, готовы построить современную гараж-гостиницу с ремонтной базой.

Когда мы пришли в Калининский район Петербурга, наша часть парка была совершенно заброшена. Там было болото, совершенно загрязненный ручей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ КАМНЕРЕЗНОЙ ТРАДИЦИИ

— У вас есть совсем другой, ювелирный и камнерезный бизнес. Правда ли, что ювелирный рынок сейчас переживает непростой период?

А.Б.: Я вижу серьезный спад, в первую очередь, в среднем сегменте. Часть компаний закрывается, во многих идут сокращения. Поставщики камней — бриллиантов, изумрудов высокого качества — говорят о сокращении спроса. Это мировая тенденция, связанная с сокращением покупательской способности. В меньшей степени пострадал нижний сегмент — серебро, полудрагоценные камни — и топовые бренды.

— Вы же, напротив, в конце марта открыли первый шоу-рум ювелирного дома ANNA NOVA. Что вас мотивирует идти против тренда?

А.Б.: У нас особая история — нет большого производства, в мастерской работает около 20 ювелиров и камнерезов. Каждая работа уникальна, на ее создание уходит от нескольких месяцев до нескольких лет. Это продолжение традиций камнерезной школы Петербурга, основанной еще Фаберже.

К открытию шоу-рума мы шли почти 15 лет. Во-первых, нужно было сформировать коллекцию. Сейчас в нашей коллекции более 300 изделий, в том числе уникальный проект «Шахматы», который с сентября по март был выставлен в Москве в Музее Отечественной войны 1812 года. Во-вторых, сейчас у нас есть собственный бизнес-центр. Это важно, потому что такое помещение сложно содержать даже без расходов на аренду.

— Каковы ваши дальнейшие планы по развитию ювелирного направления?

А.Б.: Мы хотим начать делать серийные работы, например, броши, запонки. Отстроить бизнес по сегментам: высокий — музейного и коллекционного уровня, средний и массовый. Какие-то тиражные вещи можно отдать на аутсорс, это выгоднее, чем выстраивать собственное производство.

Мы долго формировали коллекцию. Например, входящий в нее проект «Шахматы» с сентября по март был выставлен в Москве в Музее Отечественной войны 1812 года.

«НАМ ИНТЕРЕСНО ПОСТРОИТЬ ВЫСТАВОЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО, КАК МАНЕЖ»

— А в девелоперском бизнесе вы планируете новые проекты, помимо спортивных?

О.Б.: Только если появится уникальное место, на котором можно построить высококлассный объект. Нам было бы интересно построить большое выставочное пространство по аналогии с Манежем — выставочный зал на 10 тыс. м2, плюс музейная часть и офисные помещения. В Петербурге, на мой взгляд, не хватает мест, где можно было бы провести, например, выставку антиквариата или ювелирных изделий. У нас есть понимание, как выстраивать этот бизнес, но необходим участок недалеко от центра города, рядом с метро и с возможностью построить парковки, как наземную, так и подземную.

— Анна, вы обучаетесь в бизнес-школе Сколково. Для чего? Что это вам дает?

А.Б.: Я ощутила нехватку знаний в управлении. У меня первое образование экономическое, и я долгое время занималась управлением, но когда коллектив вырос до 300 человек и более, я поняла, что нужно быть в тренде, знать, что происходит в мире. А происходит многое; многое меняется и менеджменте, и в маркетинге. Поэтому у деловых людей сегодня растет интерес к знаниям. Это видно и по тому, что всего за два года моего обучения в Сколково там стало намного больше самых разнообразных программ. И эти два года обучения лидерству и управлению серьезно повлияли на мое восприятие бизнеса.  

spb.plus.rbc.ru

Анна Нова — о том, как спорт и современное искусство спасли Муринский парк

Ещё лет десять назад Муринский парк, расположенный в Калининском районе Петербурга, больше походил на загородную помойку и привлекал разве что непритязательных любителей спиртного. В конце 2000-х он начал преображаться: в 2009-м здесь открыли первую в Петербурге велодорожку, спустя несколько лет в парке установили светодиодное освещение. О том, каким был парк в целом, сегодня можно судить по той его части, что ведёт в сторону улицы Руставели: зловонный Муринский ручей иногда появляется в криминальной хронике — например, когда в День ВДВ в нём кому-нибудь удаётся утонуть. Пойма ручья обросла сорняками и мусором. К 2016 году город собирается облагородить и эту часть парка. 

Пять лет назад — одновременно с обустройством первой очереди Муринского парка — здесь начали строить спортивный комплекс Nova Arena: с крытыми и открытыми площадками для футбола, баскетбола и пляжного волейбола, фитнес-центром с бассейном, панорамным рестораном и работами современных художников. Он расположен аккурат напротив троллейбусного кольца маршрута № 31 — дорогие автомобили у спорткомплекса контрастируют с обшарпанным общественным транспортом, но в целом друг другу не мешают. The Village поговорил с совладелицей дизайнерского спорткомплекса галеристкой Анной Бариновой (Anna Nova) о том, как удалось найти общий язык с чиновниками и местными жителями, а также о том, зачем в фитнес-центре — стрит-арт. 

150 покрышек

— Почему Муринский парк? Это долгое время была богом забытая пойма ручья на севере города, которую и парком-то язык не повернулся бы назвать.

— Давайте я начну немного издалека. Дело в том, что Олег (Баринов, бизнесмен, муж Анны. — Прим. ред.) много лет активно занимается спортом — футболом и хоккеем. У него есть своя ветеранская команда. С её создания и начался процесс, итогом которого стал комплекс в Муринском парке. То есть сначала была мечта, потом — проект, затем мы подали заявку в Смольный и нам предложили несколько площадок на выбор в разных, в основном периферийных, районах. Муринский парк показался наиболее интересным местом. Хотя тогда он был больше похож на гибрид болота и строительной свалки, на которую свозили мусор из новостроек. Рядом стояли старые гаражи: люди мыли машины, сливали масло в ручей. Мы прочистили ручей, вытащили около 150 покрышек, холодильники... да чего только не доставали. Провели в итоге колоссальную работу, вывезли несколько тонн мусора. Затем — из-за того, что местность была заболоченная — завозили песок, щебень, плодородный грунт, делали дренажную систему. 

Но я не могу сказать, что Муринский парк — богом забытое место. Калининский район — один из самых больших в городе, он хорошо развивается, здесь строят новые дома. 

— Почему спорткомплекс обнесён забором? Понятно, что это любимый петербургский жанр: у нас заборами и оградами окружено почти всё — от газонов и школ до домов на Крестовском. Но какую функцию он в вашем случае выполняет?

— Мы старались сделать максимально облегчённое ограждение. Но без него нельзя: на территории много ценных объектов, люди паркуют свои автомобили, здесь хранятся техника и инвентарь. 

— А были какие-то опасные ситуации?

— Попытки вандализма случаются. Человек, уходя с матча, может ударить в сердцах ногой об стену — и повредить её. А так во время больших соревнований здесь, как и везде, работают наряды полиции и дежурит врач.

Человек, уходя с матча, может ударить в сердцах ногой об стену — и повредить её

www.the-village.ru

Анна Нова о кроссфите, семье и бизнесе

Если погуглить по запросу «Анна Нова», поисковик дает подсказки: «певица», «звукозапись», «галерея», «ювелирный дом», «фитнес». И все в точку. В начале 2000-х Анна занималась эстрадной карьерой: выпускала в ротацию собственные синглы, пела про новую осень с Владом Топаловым и даже примерила свой голос к группе «Ленинград» в поп-гимне «Зенит, вперед!». Московскую студию звукозаписи ее муж Олег Баринов, совладелец компаний «Петрохимоптторг» и «Петербург-Строй», открыл во многом для поддержки музыкального проекта жены. Пару лет назад Анна окончательно закрыла для себя вопрос попкарьеры, а вот студия, за годы работы утвердившаяся в индустрии, процветает до сих пор. Здесь пишутся Валерий Меладзе, DJ Smash, группа «Градусы», Николай Басков и еще добрая половина резидентов «Песни года». Не захотев делить жизнь на два города, Анна практически не занимается студией, в которой и без того все уже поставлено на нужные рельсы. В 2004-м пара открыла камнерезную мастерскую, специализирующуюся на интерьерной миниатюре из полудрагоценных камней, но в ограниченном количестве компания выпускает и ювелирные украшения. В конце прошлого года работы «Северный тюльпан» Виктора Зыкова и «Полевые цветы» Сергея Лисицына были включены в экспозицию «Пластика в металле и камне» в Эрмитаже, после чего переданы в дар музею. Anna Nova Art Gallery, одно из немногих мест силы совриска в городе, ежегодно поставляет номинантов для премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» и в этом году отметит юбилей. Открывая галерею, Анна применила бизнес-подход и пригласила сильную команду во главе с искусствоведом Натальей Ершовой, которая сформировала первый пул художников: Елена Фигурина, Ольга Чернышова, Олег Маслов, Петр Швецов, Сергей Шеховцев, Александр Дашевский, Борис (Боб) Кошелохов, Юрий Александров. А отсутствие профильного образования позволило хозяйке проявлять концептуальную гибкость и находить новые имена. Раз в два года проходит конкурс среди молодых мастеров до тридцати пяти лет, приз — собственная выставка и денежная премия. Свежая кровь Anna Nova — «непокоренные» Иван Плющ с Ириной Дрозд, философ Денис Патракеев, наш любимый фотохудожник Юлдус Бахтиозина. Новый этап личного роста Анны Новы — комплекс Nova Arena в Муринском парке, инфраструктура которого включает основное футбольное поле в комплекте с панорамным рестораном «Трибуна», крытое поле для игры в футбол и баскетбол, пляжную арену, «поле в коробке» для мини-футбола и кинезиологический центр. Подстраховавшись в вопросе окупаемости, Олег Баринов дополнил проект трехэтажным фитнесцентром с тренажерами Hammer Strength и Life Fitness. Дочернее предприятие арены — первый аффилированный кроссфит-клуб в городе — Бариновы открыли по франшизе американской компании Crossfit Inc., основанной идеологом мирового кроссфит-движения Грегом Глассманом. Суть методики — в комбинации интенсивных интервальных тренировок, гиревого спорта, калистеники, плиометрики, тяжелой атлетики, пауэрлифтинга и силовой гимнастики. Секрет привлечения адептов — в наглядности результата и эффекте неожиданности: каждый день занимающихся ждет новая программа часовой тренировки, напоминающей подготовку отряда спецназа. Посвященные называют это WOD — workout of the day — и не проявляют излишнего любопытства по поводу состава упражнений. В формате WOD Анна дала интервью «Собака.ru»: два подхода про ювелирный дом и галерею, становая с карьерой певицы, бег к реализации целей с препятствиями и кардио на высоком пульсе — про семью.

  • NA Crossfit не забывает корни: гаражное прошлое дисциплины эхом отзывается в аскетичном интерьере зала

Анна, вы, конечно, человекоркестр: и карьера певицы, и галерея, и ювелирный дом, теперь еще спорт.

С одной стороны, я думаю, что нужно полностью погрузиться во что-то и не разбрасываться. С другой — мы с мужем любим осваивать новые горизонты, ставить высокие цели. Не всегда получается этих целей достичь, из-за чего я порой впадаю в уныние. Начинаю дергать своих сотрудников, строить стратегию, как перейти на новый уровень. Естественно, за счет одного бизнеса мы субсидируем другой, а хочется, чтобы каждое направление было как минимум самодостаточным. Обидно, когда говорят: «Ой, ну все понятно, это у нее просто хобби, игрушка, деньги есть, вот она и развлекается!». Да, большую роль играет то, что у нашей семьи есть другой бизнес, который позволяет нам и поддерживать привычный уровень жизни, и вкладываться в интересные проекты, которые менее прибыльны и более рискованны. Но это не значит, что я отношусь к таким проектам как к баловству. В принципе, я могла бы заняться более понятными вещами: открыть бутик одежды или салон красоты. Было бы легче обозначить таргет-груп, найти спрос и выстроить правильные маркетинг и менеджмент. Однако моя цель не только заработок, но и поддержка талантов. И Олег разделяет это мнение. Он всегда говорит: «Аня, зачем ты так в этом копаешься? Да, ты не стала великой оперной певицей, но и я не стал Рональдо, зато мы с тобой можем помочь реализоваться людям, у которых есть задатки».

Поддержка мужа очевидна, взять хотя бы нейминг: все названо в честь вас.

Самое интересное, я никогда не просила и не настаивала, чтобы раскручивалось мое имя. Мы с Олегом вместе придумали этот псевдоним больше десяти лет назад. Нова — часть фамилии мужа: Бари-нова. Автор этого финта — близкий друг семьи Дима Киреев (девелопер. — Прим. ред.). Мы сидели и думали над звучным и понятным именем. Предлагали много коверканной ерунды, естественно. В конце концов решили, что есть красивая фамилия — Баринова, но выступать под ней мне показалось слишком прямолинейным. Дима сказал: «О'кей, давай тогда ее распилим, оставим Нова». И нам с Олегом понравилось: Нова — что-то новое, на латыни Nova означает новую звезду. И символизирует наше стремление пробиваться через тернии к звездам, быть пионерами в чем-либо, нам это близко по характеру. А потом все как-то закрутилось и под этим брендом стали один за другим появляться проекты.

И все они чувствуют себя неплохо, а вот сцену вы оставили, хотя занимались музыкой десять лет. Как появилась и почему пропала певица Анна Нова?

Я окончила музыкальную школу по классу флейты, играла в фольклорном ансамбле, который одним из первых в городе отправился на гастроли в Европу. В том числе Людмила Нарусова возила нас в Австрию — в той поездке я впервые познакомилась с еще маленькой Ксюшей Собчак. После школы я поступила в Финэк, а для души пошла заниматься в только открывшуюся в Петербурге школу танцев балета «Тодес», и мой преподаватель Оля Островская предложила записать песню и поставить номер. Так появился сингл «Зашифрованная любовь», записанный с Кимом Брейтбургом (автор более шестисот песен, от «Голубой луны» Бориса Моисеева до «Обычной истории» Филиппа Киркорова. — Прим. ред.) и Кареном Кавалеряном (автор более семисот песен, в том числе Never Let You Go Димы Билана, «Девочка с Севера» группы «Премьер-министр». — Прим. ред.). Песню очень легко поставили в ротацию «Русского радио», я тогда общалась с Николаем Фоменко. Друзья удивлялись: «Все обивают пороги, а тебя сразу ставят!». Позже я записала песню «Слепые люди» с Леной Кипер из группы «Ничья» (продюсер, автор песен и режиссер клипов Димы Билана, Децла, группы Smash! и t.A.T.u. Именно Елена написала хит «Я сошла с ума». — Прим. ред.). Новым этапом карьеры стало знакомство с продюсером и автором хита Wheel of Fortune группы Ace of Base Юкки Беркландом. Показала материал, ему понравилось, и я начала работать со шведами: регулярно приезжала, мы проводили недельные сессии — так на тот период еще никто не делал. Вместе записали мой первый альбом на английском языке. В составе группы Nano я дважды участвовала в национальном отборочном туре «Евровидения». И хотя в 2009-м на конкурс поехала Анастасия Приходько, а в 2010-м Петр Налич, для нас уже было огромным достижением попасть на отборочный этап из трех тысяч заявок. Причем не могу сказать, что я обладала уникальным талантом. Убеждаюсь в этом и сейчас, когда смотрю шоу «Голос»: там очень сильные ребята, я такой не была. В какой-то момент ко мне пришло разочарование в шоу-бизнесе в целом. Я поняла, что достигла определенной планки и выше вряд ли поднимусь. Но у меня есть колоссальный опыт, который я могу передать молодым ребятам.

В гастрольном режиме вы открыли галерею и ювелирный дом.

Да, это произошло как-то одновременно. Но я же не тянула все в одиночку. Камнерезная мастерская появилась после того, как я, сходив на выставку интерьерной миниатюры, сильно впечатлилась тем, что у нас остались талантливые мастера, способные на такой долгий и кропотливый труд. Спустя некоторое время мы с Олегом решили собрать их под одной крышей, а управлять домом взялся муж моей сестры. В свою галерею я изначально пригласила работать Наталью Ершову, которая тесно сотрудничала с Катей Андреевой, известным куратором и искусствоведом из Русского музея. Наташа с нуля создала концептуальную галерею, но через пять лет решила сделать паузу в работе и помогла мне найти нового директора, Марину Виноградову, с которой мы работаем по сей день. У Марины прекрасный вкус и видение. Ей всего двадцать восемь лет, но она очень эрудированна, мне интересно с ней работать. На данном этапе я планирую тесно сотрудничать с дизайнерами и архитекторами. Конечно, сейчас ведется много споров о современном искусстве, о том, насколько оно раздуто или нет, о том, выгодно ли в него инвестировать. Но я считаю, что критика должна быть конструктивной. И если мы можем направить, нужно направлять, если можем поддержать, нужно поддерживать. Я довольно спокойно отношусь к материальным благам. На рождение сына Олег подарил мне «роллс-ройс», но я на нем практически не ездила. Такая роскошь мне некомфортна, кажется, что я не заработала, не заслужила. Меня так воспитала мама: чтобы что-то получить, нужно много трудиться. И я вижу, как это получается у моего мужа, хотя он не из породы «золотых тельцов», которые, как магнит, притягивают достаток, а тяжело и много работает.

Мы с мужем вместе уже много лет. Как пришли к своему «жили долго и счастливо»?

Мы познакомились, когда я только поступила в институт. На улице со мной заговорил молодой человек по имени Александр, а я всегда очень легко схожусь с людьми и завязываю знакомства. Мы разговорились, он предложил мне работу в своей компании. Некоторое время я занималась вопросами страхования в его туристической конторе. И однажды Саша пригласил меня на какойто праздник. Там был Олег, он меня увидел, а я даже не заметила его заинтересованности. Через несколько недель он позвонил мне на домашний телефон (узнал же!) и пригласил на футбол. Я тогда была озадачена работой, учебой, у меня был номинальный бойфренд, который уехал учиться в Америку, и если бы Олег позвал меня на банальное свидание, я бы, наверное, и не согласилась. А этот футбол меня выбил из колеи. Потом было еще несколько встреч. Олег оказался интересным, начитанным, умным, показал мне совершенно другое отношение мужчины: красиво ухаживал, проявлял заботу. Где-то через полтора месяца он сказал: «Аня, я хочу, чтобы мы с тобой встречались, чтобы у нас были серьезные отношения». Это было безумно волнующе, мне нужно было принять решение, а моей мамы даже не было в городе. Тогда я привела Олега на смотрины к родителям подруги, и он произвел очень хорошее впечатление. Именно тогда я узнала, что у нас разница в возрасте — целых девятнадцать лет. Я, конечно, подозревала, что он старше, но не на столько. Но мне было уже все равно, я влюбилась. Моя мама вначале была в шоке и категорически против. Я озвучила ее позицию Олегу. Он ответил: «Не переживай, я с ней поговорю». После разговора мама растаяла. И с каждым днем убеждалась, что не зря: Олег очень многое сделал и для меня, и для моей семьи. Я поистине благодарна небесам, что в моей жизни есть такой человек. Мы вместе уже двадцать лет, а поженились двенадцать лет назад, в День влюбленных. Как-то абсолютно просто и легко — в один момент сказали друг другу: «Распишемся?» — «Давай!» — «14 февраля?» — «Отлично!». Не было киношного предложения руки и сердца с дорожками из лепестков роз и полетами на вертолете. Великая любовь не обязательно должна быть мучительной и безумной, как в романах. Я не могу сказать, что у нас были роковые страсти, чувства на пределе, мы никогда не были этакой итальянской семьей. Да, в самом начале немного притирались друг к другу, но это были такие мелочи. За все годы у меня не было чувства, что я устала от Олега, мы всегда вместе и всем делимся друг с другом. За все время отношений, несмотря на то что он намного старше меня и действительно довольно успешен в бизнесе, он ни разу не ставил меня «на место»: не говорил, например, что я маленькая и ничего не понимаю, не попрекал деньгами.

  • Рекреационная зона комплекса Nova Arena

Многие семейные компании в Америке ведут свою историю со времен золотой лихорадки. Вы, очевидно, сознательно создаете клан, делая упор в бизнесе на семейственность?

Я считаю, у нас уникальная семья. Это не только я, Олег и наш общий трехлетний сын Ванечка, а мы все вместе. У Олега есть старший сын, Александр, который управляет комплексом Nova Arena, кроссфитом и ведет линию спортивного питания. Средний сын, Олег, окончил Университет нефти и газа имени Губкина и сейчас работает в Москве. Дочь Ира уехала в Англию. Кстати, у Сашки есть сын Глеб, а у Иры — тринадцатилетняя дочь Сонечка. Так что я уже бабушка. (Смеется.) Ира и Саша старше меня, но у нас прекрасные отношения. Я знаю Ирину маму, Сашину маму. А Наташа Чижевская, мама Олега, занимается спа «Мулахаста» в нашем комплексе, которое вскоре будет открыто. Я сама предложила пригласить ее на эту должность, потому что она отличный управленец: руководила кафе «СССР» на Невском, потом была директором бара XxxX.

То есть к проекту Arena Nova привлечена вся семья?

Получается, да. Хотя изначально мы таких масштабов не планировали. Олег не из тех, кто строит воздушные замки и в итоге получает пшик. Напротив, он задумывает проект с малого, а потом втягивается и развивает, докручивает его. Мы спроектировали несколько полей под разные нужды. Муж уже много лет поддерживает ветеранскую футбольную команду «Анна Нова», которая побеждает в большинстве профильных турниров. Кроме того, Олег занимается развитием пляжного футбола в России. Его команда «Кристалл» выиграла в этом году Кубок европейских чемпионов, стала второй на первенстве России, в 2013-м наши ребята были чемпионами России. За наш клуб выступают чемпионы мира Юрий Крашенинников, Артур Папоротный, Кирилл Романов, бразильцы Жоржиньо и Бетиньо, Бруно Шавьер. В этом году в команду пришел Дмитрий Шишин, лучший игрок 2014 года, и один из лучших игроков мира испанец Лоренс. Естественно, такой команде нужна качественная домашняя арена.

Освоение частным бизнесом спортивной функции — новый этап для страны. Пять лет назад амбициозные планы строительства озвучивали сразу несколько инвесторов: Вадим Финкельштейн и Сергей Матвиенко собирались построить Академию боевых искусств неподалеку от парка 300-летия Санкт-Петербурга, Михаил и Борис Зингаревичи — гольф-клуб в Дюнах, Аркадий Ротенберг строит комплекс «Явара-Нева» на Бычьем острове. На сегодня вы единственные, кто реализовал планы пятилетней давности. Как это удалось?

Все было достаточно трудно, как, наверное, и у других инвесторов. Особенно это касается оформления документов. Но направление новое, и на рынке нет опытных специалистов, способных предоставить проектно-сметную документацию и составить бизнес-план. Плюс везде есть человеческий фактор. Мы строили здесь с нуля, расчищали болото. Нам длительное время не давали разрешения на строительство вообще, так как зачастую недобросовестные девелоперы уверяют, что будут строить спортобъект, а потом возводят торговые центры. Жители окрестностей тоже так думали, выходили на пикеты. Нам пришлось долго объяснять, что коммерческой эффективности отводится отнюдь не главная роль. Стало легче, когда на объект приехал губернатор Георгий Полтавченко и лично убедился, что мы действительно вкладываемся в социально значимое спортивное сооружение. Буквально пару месяцев назад комплексу присвоили адрес: Гражданский проспект, 100, а весь пакет документов будет готов в текущем году. На мой взгляд, это прогресс для района. Я бы на месте жителей была просто счастлива. Сейчас на территории комплекса проходят турниры по боям без правил с трансляцией по нескольким телеканалам. Проведение боев идет в ноль, посмотрим, как дальше будет. Организуем разные соревнования, детские турниры. Проводим благотворительные игры «Под флагом добра»: в них участвуют актеры, бизнесмены, политики, а мы привлекаем спонсоров, и все собранные средства идут на помощь детям, больным онкологией.

  • Юрий Александров. «Яйцо Зигфрида». Холст, масло. 1989 год

  • Борис Кошелохов. Серия «Два большака». Холст, масло. 2008 год

Думаю, роль «добытчика» в комплексе берет на себя фитнес-центр, который вы также превратили в своеобразную галерею искусств. Не было бы менее затратно построить типовой комплекс, как у многих сетевиков?

В какой-то момент я испугалась, потянем ли мы, и даже предлагала Олегу передать клуб в управление ребятам из SportLife, нашим друзьям. Но старший сын мужа, Саша, показал мне фото американских дизайнерских спортклубов David Barton Gym. И мне захотелось чего-то подобного, но менее китчевого. Я решила, что к тем, кто не ходит в мою галерею, приду сама. По сути, у галериста не должно быть синдрома мессии, который призван нести искусство в массы, но у меня этот просветительский пунктик есть. Я пригласила нескольких художников из своей галереи, здесь работали Стас Багс, Иван Плющ, умело вписывая искусство в дизайн московского архитектора Давида Артмана. На стенах мы повесили «Пистолеты» и «Неважно» столичного художника-провокатора Андрея Кузькина. Работы Андрея Горбунова из арт-группы «Непокоренные» я взяла из своей коллекции, он не художник моей галереи, но я решила, что его анатомическая манера отлично впишется. Знаете, когда я повесила полотна Горбунова, некоторые клиенты просили их убрать: мол, они им не нравятся. Но, несмотря на то что мы делаем все для удобства и комфорта занимающихся, есть вещи, на которые я не пойду. Если считаю, что картина сюда подходит, значит, она должна здесь быть.

Такая жесткость никак не вяжется с вашим образом. Закалка опытного кроссфитера дает о себе знать?

Не то чтобы я была очень уж опытным кроссфитером, но действительно стараюсь выбираться на тренировки в наш клуб даже чаще, чем в Nova Arena. Его создание опять же инициатива Саши. Он курирует все, что связано со спортом, включая спортпитание Anna Nova Nutrition, тоже взявшееся не с потолка. Была компания «Биодом», выпускающая БАДы, которую мы поддерживали. А после внедрения в спортиндустрию мы поняли, что на рынке нет хорошей продукции нашего производства, и Саша вышел на немцев, заключил контракты и разработал линейку продуктов. Она, кстати, идеально подходит для занимающихся кроссфитом. В отличие от фитнес-клуба это брутальная история, воспитывающая силу тела и силу духа, но без лишнего пафоса, а с изрядной долей фана, что крайне созвучно моей жизненной философии.

Фото: Алексей Костромин, Александр ЧайкаВизаж: Наталья Воскобойник, Юлия ТочиловаСтиль: Вадим КсенодоховТекст: Кристина Шибаева.

www.sobaka.ru

По разнарядке или по любви: зачем бизнес увлекся спортом

«Я являюсь членом комитета по развитию российского массового футбола, - рассказал совладелец Nova Group Олег Баринов. - Сейчас мы сделали электронное приложение, где зарегистрированы все футболисты, желающие играть, и учредили новую федерацию: «6X6, 7X7 и 8X8» (6X6 и т.д. человек, то есть цифры обозначают размер команд – ред.)». «Практически вся Россия играет в этот футбол, более зрелищный, чем классический, - поясняет он. - Там чуть меньше ворота, нет положения «вне игры», вызывающего споры. Только в Петербурге и Ленобласти в массовый футбол играет порядка 650 команд, в Москве и Московской области – 1200 команд, а по всей России их огромное количество, и мы их хотим объединить». «Это как второй эшелон игр, со своим чемпионатом России, - продолжил Олег Баринов. – Для развития большого спорта важно, чтобы массовые турниры проходили на высоком уровне. Вот в Петербурге детские спортивные школы выпускают каждый год 150-200 футболистов, а в «Зенит» из них попадает двое. Зато все талантливые юные спортсмены смогут играть в чемпионате нашей лиги».

winner.club


Смотрите также