Бадеха вадим александрович биография


Скандал в VIP-семействе известного уральского бизнесмена

Дочь уральского банкира требует в суде вернуть в семейный бюджет миллионы, неудачно потраченные супругом. Оригинал этого материалаZnak

English version

Она – дочь банкира, 29-летняя директор частной клиники в городе – миллионнике c не самой лучшей бесплатной  медициной, он – директор завода, две недели назад принимал федерального министра и стал героем новостей. Вместе они – Ксения и Вадим Бадеха – успешная екатеринбургская семья. На этой неделе Арбитражный суд Свердловской области начнет рассматривать по существу иск Ксении Бадехи к Вадиму Бадехе и бизнесменам, у которых 1,5 года назад он купил акции строительной компании. При новом собственнике компания обанкротилась, и теперь Ксения требует у продавцов вернуть деньги, мотивируя это тем, что семейный бюджет использовали без её ведома. Подробности – в материале Znak.com.   29 ноября Арбитражный суд Свердловской области начнет рассмотрение по существу иска директора клиники «СК-Мед» Кении Бадехи к её супругу, директору Уральского завода гражданской авиации Вадиму Бадехе, а также Елене и Юрию Шупенько, Нине и Владимиру Нестеренко, Валентине Гришиной. Согласно материалам дела, в феврале прошлого года Вадим Бадеха приобрел у супругов Шупенько, Нестеренко и Гришиной порядка 30 тыс. акций Североуральского управления строительства (СУС) из города Лесного. Контрольный пакет. Сейчас Ксения Бадеха просит признать недействительными те договоры купли-продажи и вернуть экс-владельцам ценные бумаги. Елена и Юрий Шупенько в свою очередь должны возвратить деньги, полученные за СУС,– в общей сложности по 4,5 млн рублей каждому из супругов Бадеха. Такие же требования к супругам Нестеренко и Елене Гришиной (и они в общей сложности должны вернуть по 4,5 млн рублей каждому из Бадеха). Итого общая сумма иска – 27 млн рублей.   Вадим Бадеха - глава ОАО «Уральский завод гражданской авиации» (входит в холдинг «Оборонпром» ГК «Ростехнологии»). 11 ноября он встречал на производственной площадке министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова и показал ему сборочное производство легких самолетов. Сейчас УЗГА ведет работу по организации производства инновационных легких самолетов совместно с ведущей мировой авиастроительной компанией «Diamond Aircraft Industries» GmbH (Австрия). Соглашение между ГК «Ростехнологии» и Diamond Aircraft о создании на территории России производства легких пассажирских самолетов было подписано в 2013 году.   Бизнес СУС – совсем другая сфера. Согласно данным на официальном сайте СП ОАО «СУС», компания является одним из крупных генподрядчиков Свердловской области. «Мы выполняем работы от нулевого цикла до сдачи жилищных, социальных и производственных объектов «под ключ». СП ОАО «СУС» имеет лицензии на все виды работ, в том числе на специальных объектах Росатома», - сообщает о себе СУС. СП ОАО «Североуральское управление строительства» активно застраивало Лесной, в том числе его силами появился комбинат «Электрохимприбор».   К сожалению, всё это – былые заслуги. Сейчас СУС находится в процедуре банкротства. До 7 марта 2014 года продлен срок конкурсного производства на этом предприятии.   Отметим, что заявление о признании управления строительства банкротом поступило в арбитраж 29 марта прошлого года – через месяц после продажи компании Вадиму Бадехе. В материалах дела о банкротстве есть данные о том, что за 27 млн рублей Вадима Бадеха еще в декабре 2011 года приобрел векселя СУС. Этими же векселями были частично оплачены акции управления. Юрий Шупенько на тот момент был гендиректором СУС и вместе с партнёрами, бывшими строителями, контролировал 51% акций. Судя по публикациям в СМИ, незадолго до сделки у него появились разногласия с владельцем ЗАО «Олипс» Олегом Нейковским, который владел 29% акций СУС. Олег Нейковский – собственник екатеринбургского ТЦ «Дирижабль». Возможно, что разногласия с известным екатеринбургским бизнесменом стали одной из причин продажи акций бывшими топ-менеджерами.   Так, в апрельском интервью журналистам Лесного Нейковский заявил, что Юрий Шупенько не хочет заниматься преобразованиями в компании, и выражал надежду на совместную работу с новым партнером (в лице Вадима Бадехи). При этом, несмотря на существовавшие к тому моменту иски о банкротстве СУС, речи о грядущем финансовом крахе компании в интервью не шло, сообщалось лишь о тяжелом финансовом положении. По итогам 2012 года компания получила прибыль в размере 13 тыс. рублей.   Сначала обратилось с иском о банкротстве СУС южноуральское ФГУП «Приборостроительный завод». На одном из самых первых заседаний представитель должника обещал расплатиться – погасить более 3 млн рублей долга. Но одновременно подошел иск от другого кредитора, в частности от ФГУП «Комбинат «Электрохимприбор». В июне включилось в процесс и само ЗАО «Олипс», потребовав через суд порядка 16 млн рублей долга. Сейчас в перечне есть и физические лица, в том числе продавцы доли Вадиму Бадехе, у них остались непогашенными векселя предприятия. В числе кредиторов также Сбербанк. На момент банкротства у компании было незавершенное строительство, в том числе жилищное.   Сейчас уже с уверенность можно констатировать, что инвестиции Вадима Бадехи оказались неудачными. Прежние собственники компании уверяют, что честно предупреждали екатеринбургского бизнесмена о сложностях, о том, что компания нуждается в серьезных финансовых вливаниях и техническом перевооружении. Вадим Бадеха обещал привлечь новых инвесторов и решить все проблемы. Согласно материалам дела, Ксения Бадеха заявляет, что она как супруга не давала своё согласие на сделку купли-продажи актива. И что такое согласие от неё в принципе получить было невозможно – она бы его не дала   Ксения Бадеха – в девичестве Фролова, дочь известного екатеринбургского банкира Владимира Фролова (экс-владелец «Северной казны», потом «Инбанка»). Её брат, Александр Фролов владелец и гендиректор группы компаний «Акцент», которая, в том числе, объединяет строительную компанию «Строй акцент», не новичок в строительном бизнесе. С учетом того, что Вадим Бадеха через тестя мог иметь доступ к финансовым ресурсам, а через шурина – выход на строительный рынок, ответчики из числа бывших акционеров СУС уверены, что без совета с близкими Ксении Бадехи вряд ли такая покупка была бы произведена. А это значит, что и она была в курсе дела. Если так, то её иск к мужу можно понимать как ловушку, в которую должны угодить бывшие владельцы СУС.   Если требования Ксении Бадехи удовлетворят, то она может стать самым удачливым «кредитором» компании – вернуть деньги за актив, остатки которого уже скоро будут распроданы.        Впрочем, причин подозревать семейный сговор у бывших владельцев СУС, согласно материалам дела, пока нет. Ведь Вадим Бадеха не признает исковых требований супруги, сообщается в документах.   Ксения Бадеха отказалась комментировать свой иск. Запрос Вадиму Бадехе также остался без ответа.      Предыдущий материал Следующий материал  

rucompromat.com

Дочь уральского банкира требует в суде вернуть в семейный бюджет миллионы, неудачно потраченные супругом

https://www.znak.com/2013-11-28/doch_uralskogo_bankira_trebuet_v_sude_vernut_v_semeynyy_byudzhet_milliony_neudachno_potrachennye_sup

2013.11.28

Вадим Бадеха (второй слева) вложил большую сумму средств, не посоветовавшись с супругой, и теперь история растраты семейного бюджета – на всеобщем обозрении

Она – дочь банкира, 29-летняя директор частной клиники в городе – миллионнике c не самой лучшей бесплатной медициной, он – директор завода, две недели назад принимал федерального министра и стал героем новостей. Вместе они – Ксения и Вадим Бадеха – успешная екатеринбургская семья. На этой неделе Арбитражный суд Свердловской области начнет рассматривать по существу иск Ксении Бадехи к Вадиму Бадехе и бизнесменам, у которых 1,5 года назад он купил акции строительной компании. При новом собственнике компания обанкротилась, и теперь Ксения требует у продавцов вернуть деньги, мотивируя это тем, что семейный бюджет использовали без её ведома. Подробности – в материале Znak.com.

29 ноября Арбитражный суд Свердловской области начнет рассмотрение по существу иска директора клиники «СК-Мед» Кении Бадехи к её супругу, директору Уральского завода гражданской авиации Вадиму Бадехе, а также Елене и Юрию Шупенько, Нине и Владимиру Нестеренко, Валентине Гришиной. Согласно материалам дела, в феврале прошлого года Вадим Бадеха приобрел у супругов Шупенько, Нестеренко и Гришиной порядка 30 тыс. акций Североуральского управления строительства (СУС) из города Лесного. Контрольный пакет. Сейчас Ксения Бадеха просит признать недействительными те договоры купли-продажи и вернуть экс-владельцам ценные бумаги. Елена и Юрий Шупенько в свою очередь должны возвратить деньги, полученные за СУС,– в общей сложности по 4,5 млн рублей каждому из супругов Бадеха. Такие же требования к супругам Нестеренко и Елене Гришиной (и они в общей сложности должны вернуть по 4,5 млн рублей каждому из Бадеха). Итого общая сумма иска – 27 млн рублей.

Вадим Бадеха - глава ОАО «Уральский завод гражданской авиации» (входит в холдинг «Оборонпром» ГК «Ростехнологии»). 11 ноября он встречал на производственной площадке министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова и показал ему сборочное производство легких самолетов. Сейчас УЗГА ведет работу по организации производства инновационных легких самолетов совместно с ведущей мировой авиастроительной компанией «Diamond Aircraft Industries» GmbH (Австрия). Соглашение между ГК «Ростехнологии» и Diamond Aircraft о создании на территории России производства легких пассажирских самолетов было подписано в 2013 году.

Бизнес СУС – совсем другая сфера. Согласно данным на официальном сайте СП ОАО «СУС», компания является одним из крупных генподрядчиков Свердловской области. «Мы выполняем работы от нулевого цикла до сдачи жилищных, социальных и производственных объектов «под ключ». СП ОАО «СУС» имеет лицензии на все виды работ, в том числе на специальных объектах Росатома», - сообщает о себе СУС. СП ОАО «Североуральское управление строительства» активно застраивало Лесной, в том числе его силами появился комбинат «Электрохимприбор».

К сожалению, всё это – былые заслуги. Сейчас СУС находится в процедуре банкротства. До 7 марта 2014 года продлен срок конкурсного производства на этом предприятии.

Отметим, что заявление о признании управления строительства банкротом поступило в арбитраж 29 марта прошлого года – через месяц после продажи компании Вадиму Бадехе. В материалах дела о банкротстве есть данные о том, что за 27 млн рублей Вадима Бадеха еще в декабре 2011 года приобрел векселя СУС. Этими же векселями были частично оплачены акции управления. Юрий Шупенько на тот момент был гендиректором СУС и вместе с партнёрами, бывшими строителями, контролировал 51% акций. Судя по публикациям в СМИ, незадолго до сделки у него появились разногласия с владельцем ЗАО «Олипс» Олегом Нейковским, который владел 29% акций СУС. Олег Нейковский – собственник екатеринбургского ТЦ «Дирижабль». Возможно, что разногласия с известным екатеринбургским бизнесменом стали одной из причин продажи акций бывшими топ-менеджерами.

Так, в апрельском интервью журналистам Лесного Нейковский заявил, что Юрий Шупенько не хочет заниматься преобразованиями в компании, и выражал надежду на совместную работу с новым партнером (в лице Вадима Бадехи). При этом, несмотря на существовавшие к тому моменту иски о банкротстве СУС, речи о грядущем финансовом крахе компании в интервью не шло, сообщалось лишь о тяжелом финансовом положении. По итогам 2012 года компания получила прибыль в размере 13 тыс. рублей.

Сначала обратилось с иском о банкротстве СУС южноуральское ФГУП «Приборостроительный завод». На одном из самых первых заседаний представитель должника обещал расплатиться – погасить более 3 млн рублей долга. Но одновременно подошел иск от другого кредитора, в частности от ФГУП «Комбинат «Электрохимприбор». В июне включилось в процесс и само ЗАО «Олипс», потребовав через суд порядка 16 млн рублей долга. Сейчас в перечне есть и физические лица, в том числе продавцы доли Вадиму Бадехе, у них остались непогашенными векселя предприятия. В числе кредиторов также Сбербанк. На момент банкротства у компании было незавершенное строительство, в том числе жилищное.

Сейчас уже с уверенность можно констатировать, что инвестиции Вадима Бадехи оказались неудачными. Прежние собственники компании уверяют, что честно предупреждали екатеринбургского бизнесмена о сложностях, о том, что компания нуждается в серьезных финансовых вливаниях и техническом перевооружении. Вадим Бадеха обещал привлечь новых инвесторов и решить все проблемы. Согласно материалам дела, Ксения Бадеха заявляет, что она как супруга не давала своё согласие на сделку купли-продажи актива. И что такое согласие от неё в принципе получить было невозможно – она бы его не дала

Ксения Бадеха – в девичестве Фролова, дочь известного екатеринбургского банкира Владимира Фролова (экс-владелец «Северной казны», потом «Инбанка»). Её брат, Александр Фролов владелец и гендиректор группы компаний «Акцент», которая, в том числе, объединяет строительную компанию «Строй акцент», не новичок в строительном бизнесе. С учетом того, что Вадим Бадеха через тестя мог иметь доступ к финансовым ресурсам, а через шурина – выход на строительный рынок, ответчики из числа бывших акционеров СУС уверены, что без совета с близкими Ксении Бадехи вряд ли такая покупка была бы произведена. А это значит, что и она была в курсе дела. Если так, то её иск к мужу можно понимать как ловушку, в которую должны угодить бывшие владельцы СУС.

Если требования Ксении Бадехи удовлетворят, то она может стать самым удачливым «кредитором» компании – вернуть деньги за актив, остатки которого уже скоро будут распроданы.

Впрочем, причин подозревать семейный сговор у бывших владельцев СУС, согласно материалам дела, пока нет. Ведь Вадим Бадеха не признает исковых требований супруги, сообщается в документах.

Ксения Бадеха отказалась комментировать свой иск. Запрос Вадиму Бадехе также остался без ответа.

www.znak.com

Срочно! В Эмиратах скончался известный уральский деятель. Последние годы он провел в бегах, скрываясь от правоохранителей

Из ОАЭ пришло сообщение о смерти 67-летнего Анатолия Падерова, бывшего генерального директора ОАО «Уральский завод гражданской авиации». Экс-руководитель пределы России покинул после того, как на предприятии начались массовые проверки силовых ведомств, касающиеся незаконного экспорта продукции двойного назначения.

Директором Уральского завода гражданской авиации (бывший завод № 404 ГА) Падеров стал еще в 1979 году. Кандидат технических наук, автор более 30 опубликованных научных работ. Многие из его разработок нашли практическое применение на УЗГА. Но известность к заводу и его директору пришла после того, как вертолеты, отремонтированные в Екатеринбурге, стали падать с пугающей регулярностью на разных континентах. В начале 2006 года три вертолета МИ-17 едва не разбились во время плановых полетов в Колумбии. Чуть ранее НИИ гражданской авиации подготовил отчет о расследовании катастрофы вертолета Ка-32 в Малайзии на острове Борнео. Согласно заключению, причиной крушения стали диски, которыми на УЗГА покрыли турбину двигателя.

Использование деталей и узлов, снятых с механизмов, уже выработавших свой ресурс, и новые запчасти «неизвестного происхождения» на несколько лет стали «визитной карточкой» уральского завода. Кроме того, в трудовой биографии Падерова — регистрация полутора десятков фирм, закупающих запчасти для ремонта вертолетов у сомнительных продавцов. Надо отметить, что ежегодно чистая прибыль завода, возглавляемая Падеровым, в середине 2000-х составляла более миллиона долларов. Личный автопарк генерального директора состоял из «Мерседеса» и «Кадиллака».

Контрафактная вакханалия при участие Падерова закончилась в 2009 году. Тогда был переизбран совет директоров УЗГА, в который вошли семь (из девяти) представителей ОПК «Оборонпром». Контрольный пакет акций у гендиректора завода Анатолия Падерова и коммерческого директора Владимира Яхлакова выкупила «Вертолетно-сервисная компания» («дочка» Оборонпрома). Генеральным директором предприятия стал Вадим Бадеха, ранее работавший в одном из подразделений «Реновы». Любопытно, что 13% акций и около 30% в доверительном управлении принадлежали AVS Group, которая полностью одобрила позицию Оборонпрома.

Первые попытки Оборонпрома получить контроль над УЗГА датированы 2006 годом. Тогда государственный холдинг предлагал за 75% акций предприятия 10 млн долларов, но собственники посчитали, что цена, минимум в пять раз, занижена. После отказа Падерова и Яхлакова на заводе начались проверки, заставившие топ-менеджеров перебраться в ОАЭ. В авиационных кругах Урала считают, что еще одной причиной скрыться в теплых странах для Падерова было нежелание рассказывать правоохранительным органам подробности передачи американцам технологии нанесения противоэрозионных покрытий на рабочие лопатки авиадвигателей.

Однако Падеров надеялся вернуться в Россию. Как считают эксперты, одним из вариантов возвращения без боязни попасть под уголовное преследования была продажа пакета акций УЗГА владельцу AVS Group Валерию Савельеву. Падеров рассчитывал, что в дальнейшем продажа акций Оборонпрому для создания нового авиахолдинга ему «зачтется». Но что-то не срослось.

Расскажите о новости друзьям

ura.news

Скандал в VIP-семействе известного уральского бизнесмена | База компромата

Она - дочь банкира, 29-летняя директор частной клиники в городе - миллионнике c не самой лучшей бесплатной медициной, он - директор завода, две недели назад принимал федерального министра и стал героем новостей. Вместе они - Ксения и Вадим Бадеха - успешная екатеринбургская семья. На этой неделе Арбитражный суд Свердловской области начнет рассматривать по существу иск Ксении Бадехи к Вадиму Бадехе и бизнесменам, у которых 1,5 года назад он купил акции строительной компании. При новом собственнике компания обанкротилась, и теперь Ксения требует у продавцов вернуть деньги, мотивируя это тем, что семейный бюджет использовали без её ведома. Подробности - в материале Znak.com. 29 ноября Арбитражный суд Свердловской области начнет рассмотрение по существу иска директора клиники «СК-Мед» Кении Бадехи к её супругу, директору Уральского завода гражданской авиации Вадиму Бадехе, а также Елене и Юрию Шупенько, Нине и Владимиру Нестеренко, Валентине Гришиной. Согласно материалам дела, в феврале прошлого года Вадим Бадеха приобрел у супругов Шупенько, Нестеренко и Гришиной порядка 30 тыс. акций Североуральского управления строительства (СУС) из города Лесного. Контрольный пакет. Сейчас Ксения Бадеха просит признать недействительными те договоры купли-продажи и вернуть экс-владельцам ценные бумаги. Елена и Юрий Шупенько в свою очередь должны возвратить деньги, полученные за СУС,- в общей сложности по 4,5 млн рублей каждому из супругов Бадеха. Такие же требования к супругам Нестеренко и Елене Гришиной (и они в общей сложности должны вернуть по 4,5 млн рублей каждому из Бадеха). Итого общая сумма иска - 27 млн рублей. Вадим Бадеха - глава ОАО «Уральский завод гражданской авиации» (входит в холдинг «Оборонпром» ГК «Ростехнологии»). 11 ноября он встречал на производственной площадке министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова и показал ему сборочное производство легких самолетов. Сейчас УЗГА ведет работу по организации производства инновационных легких самолетов совместно с ведущей мировой авиастроительной компанией «Diamond Aircraft Industries» GmbH (Австрия). Соглашение между ГК «Ростехнологии» и Diamond Aircraft о создании на территории России производства легких пассажирских самолетов было подписано в 2013 году. Бизнес СУС - совсем другая сфера. Согласно данным на официальном сайте СП ОАО «СУС», компания является одним из крупных генподрядчиков Свердловской области. «Мы выполняем работы от нулевого цикла до сдачи жилищных, социальных и производственных объектов «под ключ». СП ОАО «СУС» имеет лицензии на все виды работ, в том числе на специальных объектах Росатома», - сообщает о себе СУС. СП ОАО «Североуральское управление строительства» активно застраивало Лесной, в том числе его силами появился комбинат «Электрохимприбор». К сожалению, всё это - былые заслуги. Сейчас СУС находится в процедуре банкротства. До 7 марта 2014 года продлен срок конкурсного производства на этом предприятии. Отметим, что заявление о признании управления строительства банкротом поступило в арбитраж 29 марта прошлого года - через месяц после продажи компании Вадиму Бадехе. В материалах дела о банкротстве есть данные о том, что за 27 млн рублей Вадима Бадеха еще в декабре 2011 года приобрел векселя СУС. Этими же векселями были частично оплачены акции управления. Юрий Шупенько на тот момент был гендиректором СУС и вместе с партнёрами, бывшими строителями, контролировал 51% акций. Судя по публикациям в СМИ, незадолго до сделки у него появились разногласия с владельцем ЗАО «Олипс» Олегом Нейковским, который владел 29% акций СУС. Олег Нейковский - собственник екатеринбургского ТЦ «Дирижабль». Возможно, что разногласия с известным екатеринбургским бизнесменом стали одной из причин продажи акций бывшими топ-менеджерами. Так, в апрельском интервью журналистам Лесного Нейковский заявил, что Юрий Шупенько не хочет заниматься преобразованиями в компании, и выражал надежду на совместную работу с новым партнером (в лице Вадима Бадехи). При этом, несмотря на существовавшие к тому моменту иски о банкротстве СУС, речи о грядущем финансовом крахе компании в интервью не шло, сообщалось лишь о тяжелом финансовом положении. По итогам 2012 года компания получила прибыль в размере 13 тыс. рублей. Сначала обратилось с иском о банкротстве СУС южноуральское ФГУП «Приборостроительный завод». На одном из самых первых заседаний представитель должника обещал расплатиться - погасить более 3 млн рублей долга. Но одновременно подошел иск от другого кредитора, в частности от ФГУП «Комбинат «Электрохимприбор». В июне включилось в процесс и само ЗАО «Олипс», потребовав через суд порядка 16 млн рублей долга. Сейчас в перечне есть и физические лица, в том числе продавцы доли Вадиму Бадехе, у них остались непогашенными векселя предприятия. В числе кредиторов также Сбербанк. На момент банкротства у компании было незавершенное строительство, в том числе жилищное. Сейчас уже с уверенность можно констатировать, что инвестиции Вадима Бадехи оказались неудачными. Прежние собственники компании уверяют, что честно предупреждали екатеринбургского бизнесмена о сложностях, о том, что компания нуждается в серьезных финансовых вливаниях и техническом перевооружении. Вадим Бадеха обещал привлечь новых инвесторов и решить все проблемы. Согласно материалам дела, Ксения Бадеха заявляет, что она как супруга не давала своё согласие на сделку купли-продажи актива. И что такое согласие от неё в принципе получить было невозможно - она бы его не дала Ксения Бадеха - в девичестве Фролова, дочь известного екатеринбургского банкира Владимира Фролова (экс-владелец «Северной казны», потом «Инбанка»). Её брат, Александр Фролов владелец и гендиректор группы компаний «Акцент», которая, в том числе, объединяет строительную компанию «Строй акцент», не новичок в строительном бизнесе. С учетом того, что Вадим Бадеха через тестя мог иметь доступ к финансовым ресурсам, а через шурина - выход на строительный рынок, ответчики из числа бывших акционеров СУС уверены, что без совета с близкими Ксении Бадехи вряд ли такая покупка была бы произведена. А это значит, что и она была в курсе дела. Если так, то её иск к мужу можно понимать как ловушку, в которую должны угодить бывшие владельцы СУС. Если требования Ксении Бадехи удовлетворят, то она может стать самым удачливым «кредитором» компании - вернуть деньги за актив, остатки которого уже скоро будут распроданы. Впрочем, причин подозревать семейный сговор у бывших владельцев СУС, согласно материалам дела, пока нет. Ведь Вадим Бадеха не признает исковых требований супруги, сообщается в документах. Ксения Бадеха отказалась комментировать свой иск. Запрос Вадиму Бадехе также остался без ответа.

Источник: 

http://www.znak.com/svrdl/content/28-11-19-42/101583.html

compromatbase.com

Ломать – не строить - МК Екатеринбург

Один из крупнейших строительных трестов региона планомерно разоряют супруги-бизнесмены

Итак, для полноты понимания «мошеннической» схемы развала предприятия необходимо представить вниманию читателей главных героев действа – супругов-бизнесменов. Жена, Ксения Бадеха, – дочь бывшего екатеринбургского банкира Владимира Фролова и директор частной клиники «СК-МЕД». Муж, Вадим Бадеха, – директор Уральского завода гражданской авиации, который совсем недавно, в ноябре прошлого года, принимал на производственной площадке предприятия федерального министра промышленности и торговли Дениса Мантурова и прославился в новостных сводках региона. Казалось бы, успешная екатеринбургская семья предпринимателей. Однако в конце 2013 года Ксения Бадеха подала иск на своего мужа в Арбитражный суд Свердловской области. Яблоком семейного раздора стал контрольный пакет акций предприятия СП ОАО «Североуральское управление строительства» из закрытого «атомного города» Лесного. На первый взгляд, этот факт, бросающий тень на радужный медийный образ успешного директора крупного завода, сейчас вовсе не на руку самому Вадиму Бадехе. Но есть одно «но»…

Согласно материалам дела, в феврале 2012 года Вадим Бадеха приобрел контрольный пакет акций СУСа, одного из крупнейших генподрядчиков на севере Свердловской области с собственной материально-технической базой. По сути, новый владелец покупал готовый строительный бизнес, поскольку Североуральское управление строительства имеет лицензии на все виды работ, в том числе на объектах госкорпорации «Росатом». Силами строительного треста в свое время был отстроен жилой фонд Лесного, включая градообразующий комбинат «Электрохимприбор», а также множество промышленных и социальных объектов в соседних муниципалитетах. Однако за последние годы компании пришлось испытать немало потрясений, в том числе кризис 2008 года и его последствия.

В начале 2012 года финансовая ситуация на предприятии достигла критической отметки. Необходимо было найти надежного инвестора, который спасет компанию и поспособствует ее дальнейшему развитию. Таким «спасителем», с обещанием решить все проблемы, на тот момент решил стать Вадим Бадеха, за спиной которого маячил таинственный московский инвестор, близкий к ГК «Росатом», имя которого до сих пор держат в тайне от обывателей.

А проблем в управлении строительства тогда хватало: требовались немалые денежные вложения и техническая модернизация – о чем прежние владельцы компании честно предупреждали нового собственника, передавая бразды правления. Так, договору купли-продажи акций предшествовал серьезный аудит финансово-хозяйственной деятельности СУСа, который был проведен независимыми московскими структурами. Однако их предостережения оказались напрасными. Уже через месяц после продажи предприятия Вадиму Бадехе, 29 марта 2012 года, в арбитраж поступило заявление от кредиторов о признании СУСа банкротом.

К слову, компания до сих пор находится в процедуре банкротства, а срок конкурсного производства пока продлен до марта текущего года.

При этом интересны особенности того, как Бадехе достался контрольный пакет акций строительного треста. Из материалов дела о банкротстве известно, что часть активов на общую сумму 27 миллионов рублей директор Уральского завода гражданской авиации не купил, а, так сказать, «выменял». Дело в том, что часть контрольного пакета акций Бадеха решил «оплатить» прежним собственникам не живыми деньгами, а векселями того же самого СУСа. Иными словами, бизнес был продан «под честное слово», мол, встану на ноги и расплачусь с вами…

По сведениям источников, знакомых с ситуацией, Бадеха пообещал расплатиться с продавцами до конца 2012 года. Таким образом, бывшие владельцы, поверив новому «благодетелю», пошли ему навстречу и согласились с условиями сделки. Как выяснилось к настоящему времени, верить Бадехе на слово не стоило – за полтора года ни один (!) вексель не был погашен.

Довольно странно на этом фоне выглядит «запоздалый» (спустя почти два года с момента покупки) иск Ксении Бадехи к своему мужу на ту же сумму в 27 миллионов рублей. В своем заявлении Ксения Владимировна настаивает на том, что сделка купли-продажи была проведена с нарушениями, мотивируя это тем, что семейный бюджет использовали без ее согласия, и фактически требует, чтобы экс-владельцы выкупили акции пред-приятия обратно. Хотя продажей те договорные отношения в полном смысле слова назвать нельзя. Какие деньги сейчас должны «возвращать» прежние собственники, если взамен злосчастных 27 миллионов рублей они получили только долговые векселя?

Тем не менее, 21 декабря 2013 года суд решил полностью удовлетворить иск г-жи Бадехи. Согласно судебному документу, «продавцы… знали и не могли не знать об отсутствии согласия супруги покупателя на совершение оспариваемых сделок», таким образом «нарушены ее права и законные интересы». Здесь стоит вспомнить, что отцом Ксении Бадехи является известный банкир Владимир Фролов, бывший владелец одного из крупнейших в свое время банков на территории УрФО «Северная казна», а затем – «Инбанка». Ее брат, Александр Фролов, – гендиректор холдинга, в структуру которого также входит строительная компания «Строй-Акцент», которая далеко не первый год успешно работает в строительном бизнесе.

С учетом вышесказанного можно предположить, что Фролов-младший через шурина планировал получить выход на новый строительный рынок севера региона. Видимо, ради этой цели он и решил совместно с отцом профинансировать определенную часть проекта под названием «СУС» наравне с московским инвестором, что было весьма кстати, ведь в кармане директора Уральского завода гражданской авиации, по сути, наемного управленца, вряд ли могли чисто случайно оказаться несколько миллионов на покупку акций Североуральского управления строительства. Стало быть, и тут Бадехе пригодились родственные связи. Через тестя Вадим Бадеха мог иметь доступ к весьма серьезным финансовым ресурсам. А мог ли предприимчивый зять осуществить многомиллионную покупку без совета с членами семьи супруги Ксении? Скорее всего – нет. А это значит, что и дочь Фролова, наверняка, была в курсе этого проекта. В таком случае ее иск к мужу можно расценивать как ловушку, в которую угодили прежние владельцы СУСа.

Есть мнение, что раз Ксении Бадехе удалось добиться аннулирования договоров купли-продажи, значит, изначально на этапе их заключения юристы семейства намеренно с нарушениями оформили пакет документов, благодаря чему через два года оказалось возможным расторгнуть сделку. Таким образом, Ксения Владимировна оказалась самым успешным «кредитором» Североуральского управления строительства! А Вадиму Бадехе, по мнению наблюдателей, в лице своей супруги удалось вернуть «провальные» инвестиции обратно в «семейный» бюджет и выйти сухим из воды, оставив после себя распроданное градообразующее предприятие и созданное на его базе подконтрольное ООО «СУС 2».

Но справедливости ради стоит отметить, что сейчас у «первого» СУСа есть все шансы подняться с колен и набрать производственные обороты. Из источников, близких к действующему руководству предприятия, «МК-Урал» стало известно, что строительный трест получил ряд крупных заказов. В частности, ведется реконструкция Нижнетуринской ГРЭС, на строительство которой уже выделены миллиарды рублей. В ближайшем будущем при финансовой поддержке «Росатома» начнется модернизация завода «Электрохимприбор». Также в Лесном развернулось восемь строительных площадок для будущих жилых домов. Однако, как утверждают очевидцы, в этом нет ни малейшей заслуги «горе-спасителя» Вадима Бадехи, который вместо того, чтобы налаживать производственный процесс, фактически занимается распродажей активов СУСа, составляющих более 600 млн рублей, тем самым подтверждая общественное мнение о том, что именно «распил» предприятия и есть главная цель данного проекта.

Как мы видим, в этой ситуации один из крупнейших строительных трестов региона фактически «поставлен на колени», разорен. Зато Бадеха и его родственники (банкир и застройщик-конкурент) до сих пор, думается, пожинают дивиденды от удачной махинации. По словам источников «МК-Урал», Александр Фролов времени даром не теряет и уже присматривается к перспективным заказам и производственной базе СУСа... В итоге оказалось, что распродавать предприятие гораздо выгоднее, чем восстанавливать. Теперь слово за областным судом. В какой-то мере от его решения будет зависеть дальнейшая судьба градообразующего предприятия и судьбы сотен его работников и их семей. 

eburg.mk.ru


Смотрите также