Артем аветисян биография родители


Стратегическая инициатива. Как Артем Аветисян строит карьеру и большой банк для малого бизнеса | Бизнес

Восточный подход

«Представляю вам политику выжженной земли в отношении зарубежных активов, — говорил в 2014 году в одном из интервью глава Bank of Cyprus Джон Хурикан. — Избавляемся от всего, что не приносит прибыли и проедает капитал». Bank of Cyprus (BoC) тяжело переживал банковский кризис на Кипре, непросто было и его российскому дочернему банку «Юниаструм». Незадолго до предыдущего кризиса, в 2008 году BoC купил «Юниаструм» за €450 млн у основателей банка Гагика Закаряна и Георгия Пискова. К 2014 году на «Юниаструм» приходилось около 5% комиссионных, процентных и прочих доходов кипрской банковской группы, но сам российский банк был убыточным. В начале 2015 года киприоты выставили его на продажу. Несколько месяцев к банку присматривались известные банкиры Игорь Ким и Микаил Шишханов. Однако в итоге покупателем стал владелец банка «Региональный кредит» Артем Аветисян: летом 2015 года он заплатил за «Юниаструм» с активами 47 млрд рублей €7 млн — в 64 раза меньше, чем семью годами ранее получили от киприотов прежние собственники Закарян и Писков. Аветисян отказался от комментариев для этой статьи.

Первым делом команда Аветисяна начала сокращать издержки. «Банк ужали, остались только жизненные функции, а затем начали наращивать бизнес по отдельным направлениям», — говорит источник в «Юниаструме». Банк сосредоточился на торговле ценными бумагами и выдаче гарантий. Часть активов перевели в «Юниаструм» из «Регионального кредита». Этот первый банк Аветисяна, который он купил у Совкомбанка Дмитрия и Сергея Хотимских, впрочем, никогда не был классическим: в конце 2014 года при активах в 27,6 млрд рублей кредитный портфель составлял всего 5 млрд рублей, остальное приходилось на ценные бумаги. Среди заемщиков банка был сам Аветисян: «Региональный кредит» кредитовал его компанию «Конти» под покупку недвижимости, а затем скупал у нее же площади в нежилых зданиях. Кредиты в банке брала и жена Аветисяна Ирина Агалецкая – в том числе на танцевальную школу, которую учредила вместе с женой Александра Джапаридзе Еленой.

Получив в управление «Юниаструм», уже к концу 2015 года команде Аветисяна удалось выправить ситуацию: после убытка в размере 5,6 млрд рублей в 2014 году банк получил чистую прибыль 3,9 млрд рублей. Правда, она появилась специфическим образом — банк нанял компанию, переоценившую его недвижимость, операция принесла «Юниаструму» 7 млрд рублей дохода.

Меньше чем через год после сделки с киприотами Аветисян заинтересовался еще одним проблемным банком — «Восточным экспрессом» с активами на 160 млрд рублей. Этот банк из Благовещенска, специализировавшийся на необеспеченном розничном кредитовании и некогда построивший внушительную федеральную сеть, пребывал в плачевном состоянии — в 2015 году убыток составил 10,7 млрд рублей, а просрочка достигала 20% портфеля. Банк контролировался фондом Baring Vostok. Как любой фонд прямых инвестиций, Baring Vostok первоначально не планировал получать контроль над банком и стал владельцем скорее вынужденно. Поэтому новый партнер был фонду как нельзя кстати. Летом 2016 года Юниаструм Банк выкупил половину допэмиссии «Восточного экспресса» за 1,5 млрд рублей и получил почти 25% в капитале банка. В январе 2017 года «Восточный экспресс» заявил о слиянии с «Юниаструмом». Фондам Baring Vostok принадлежит 44,5% в объединенном банке, Аветисяну через кипрскую компанию Finvision Holdings Limited — 32%.

Второе поколение

Масштабные амбиции в банковском бизнесе Аветисян успешно совмещает с политической и общественной деятельностью. Он вхож в высокие кабинеты и, как и многие чиновники, включая премьера Дмитрия Медведева, активен в социальных сетях. В своем твиттере он ретвитит знакомых например экс-главу администрации президента Александра Волошина, разместившего очередной пост про любимую рок-группу Procol Harum с песней Pandora’s Box, и вице-премьера Аркадия Дворковича с новыми фото.

Интерес к микроблогам не единственное, что сближает Аветисяна с чиновниками, он дружит с их родственниками. Сын Александра Волошина Илья долгое время входил в совет директоров «Регионального кредита» Аветисяна. Советником Аветисяна был брат зампреда правительства Аркадия Дворковича Михаил. «Илья Волошин обладает большим GR-потенциалом, — рассказывает его знакомый. — Когда он работал в «Юникредит Секьюритиз», то на одном из Санкт-Петербургских экономических форумов сумел посадить на деловом завтраке гендиректора UniCredit Алессандро Профумо за стол к главе Сбербанка Герману Грефу. Позже Профумо стал советником Грефа».

С Волошиным-младшим в «Юникредит Секьюритиз» работал выходец из Ташкента Шерзод Юсупов. Юсупов — ключевая фигура во всех проектах Аветисяна, входил в совет директоров «Регионального кредита», курировал корпоративный блок «Юниаструма». Он занимает пост управляющего директора в инвестбанке Global Finance. Эта компания участвовала в сделках по покупке Аветисяном долей в «Юниаструме» и «Восточном». У Юсупова, как и у Аветисяна, много статусных знакомых, он дружит и ведет совместные дела с детьми чиновников и бизнесменов. В капитале компании «МСМ-5 Девелопмент» Юсупов входил вместе с Ильей Волошиным, сыном замглавы администрации президента Артемом Сурковым и Парвизом Ясиновым, сыном девелопера Обида Ясинова. Есть у него и другие интересы, не имеющие отношения к проектам Аветисяна. Например, Юсупов входил в совет директоров казанского банка «Тимер», а источники Forbes называют его дальним родственником экс-замминистра обороны Узбекистана Искандара Юсупова и связывают с девелоперскими и машиностроительными компаниями Татарстана и Поволжья.

В 2009 году Аветисян познакомился с сыном Германа Грефа Олегом и предложил ему присоединиться к команде НЭО-Центра. Через два года после прихода Олега Грефа НЭО-Центр заработал 651 млн рублей на оценке и 900 млн на консалтинге и занял 1-е место в рейтинге оценочных компаний «Эксперта РА». С начала 2000-х клиентами компании Аветисяна были Сбербанк, РЖД, РАО ЕЭС, структуры «Лукойла», «Олимпстрой». Бывший сотрудник НЭО-Центра рассказал Forbes, что через компанию Аветисяна проходили большие объемы сделок с ипотечными клиентами Сбербанка. Сейчас дела у НЭО-Центра идут куда хуже, чем в 2011-м, как говорит источник в компании, крупных проектов почти нет. Олег Греф покинул НЭО-Центр в марте 2017 года на фоне иска, поданного компанией PPF Management в Нью-Йорке к Сбербанку. Иск связан с утерей контроля над российским предприятием по добыче щебня «Павловскгранит» (им владел Сергей Пойманов) — истцы обвиняют Сбербанк в рейдерском захвате. Соответчиком также проходит НЭО-Центр, оценивавший стоимость «Павловскгранита» для Сбербанка в 2008 году.

Впрочем, от управления своим оценочным бизнесом Артем Аветисян отошел уже давно. В 2011 году Владимир Путин назначил его одним из директоров Агентства стратегических инициатив (направление «Новый бизнес»). После этого карьера Аветисяна кардинально изменилась и превратилась в демонстрацию идеального социального лифта в России. Правда, источники Forbes уверены, что не без протекции со стороны. Связь с Грефом есть и в АСИ — он входит в наблюдательный совет агентства. Кандидатуру Аветисяна рассматривали на должность главы АСИ, но в итоге его гендиректором в 2011 году стал Андрей Никитин. За ним тоже мог стоять серьезный ресурс. До выдвижения в АСИ он был гендиректором группы компаний «Рускомпозит», в которую входили предприятия «Стеклонит» и «Тверьстеклопластик». Долей в обоих предприятиях владел Дмитрий Калантырский, партнер братьев Ротенбергов по СМП Банку. Возглавив АСИ, Никитин не раз утверждал в интервью, что никогда не обсуждал с Калантырским свое выдвижение в АСИ.

Читать также: Андрей Никитин — о дружелюбии байкеров, Ахмате Кадырове в администрации президента и добровольном участии в митинге за Путина

Знакомство с Никитиным сказалось на банковском бизнесе Аветисяна. Своего руководителя из АСИ он пригласил на пост председателя совета директоров «Юниаструма». Одним из акционеров объединенного «Восточного» с долей 4% стал Юрий Данилов, входящий в совет директоров «Рускомпозита». В начале 2016 года в правление «Юниаструма» пригласили Оксану Мисане, которая раньше работала в СМП Банке, также в банке Аветисяна недолгое время был вице-президентом Олег Шелягов, до этого возглавлявший Мособлбанк, который находится на санации у банка братьев Ротенбергов.

Под свое крыло после покупки «Юниаструма» Аветисян взял также коллег и хороших знакомых из «Клуба лидеров».

Клубная принадлежность

В ноябре 2016 года на острове Кинг-Джордж, расположенном в 150 км от Антарктического полуострова, высадилась экспедиция из ста человек в ярко-красных куртках. Российские бизнесмены из «Клуба лидеров» заплатили примерно по 500 000 рублей, чтобы провести несколько дней на станции Беллинсгаузен в окружении пингвинов и тюленей и пообщаться по телемосту с Владимиром Путиным.

Попасть в «Клуб лидеров» куда проще, чем на Антарктиду, — надо заплатить взнос 100 000 рублей и получить рекомендацию действующего участника. Но перспективы, которые сулит участие в клубе, стоят несопоставимо больше. Необязательно даже ехать к Южному полюсу — «Клуб лидеров» и в Москве проводит встречи с Владимиром Путиным. Их также посещают высокопоставленные чиновники, например первый вице-премьер Игорь Шувалов и помощник президента Андрей Белоусов.

Клуб был образован в начале 2012 года, после того как несколько десятков предпринимателей написали Путину открытое письмо, в котором изъявили желание поучаствовать в улучшении инвестклимата в России. Источник Forbes в АСИ рассказал, что идея создать клуб родилась у бизнесменов, не прошедших отбор в АСИ. Основателями и ключевыми фигурами клуба выступают Шерзод Юсупов и совладелец одного из крупнейших производителей обуви в России «Брис-Босфор» Вячеслав Зыков. «Клуб лидеров» стал партнером АСИ. На телеканале «Россия 24» выходит передача «Агент бизнеса», где каждую неделю предприниматель из «Клуба лидеров» отправляется в один из регионов страны и оценивает, насколько просто там заняться бизнесом. Аветисян лично подводит итоги, выставляя баллы регионам: оценивается все от отношения местных властей до комфортности гостиниц. За рейтингом следят не только местные власти. На Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2016 году помощник президента Андрей Белоусов, входящий в набсовет АСИ, обрушился с жесткой критикой на власти Санкт-Петербурга, который не вошел в топ-20 рейтинга инвестиционной привлекательности агентства.

Деятельность контролирующих органов также часто становится объектом критики Аветисяна и «Клуба лидеров». «Когда от нас отстанут? Проверки уже замучили», — говорил весной 2016 года на прямой линии с президентом Зыков. «Будем вместе работать», — пообещал ему Путин. Зыков хорошо знает Аветисяна: его проект был одним из первых, поддержанных в АСИ. Речь идет о строительстве тепличного хозяйства «Агрокомплекс Волжский» в Волгоградской области. Проект стоимостью 7,6 млрд рублей запущен в 2012 году. По данным «Контур-фокус», сейчас доля Зыкова (45%) в агрокомплексе заложена в банке «Юниаструм». «Восточный» является залогодержателем и совладельцем и других компаний Вячеслава Зыкова: среди них «Брис-Босфор» и ряд компаний, связанных с ГК «Бразис», одним из лидеров по производству консервов (изготавливает продукцию для партнеров под брендами Lorado, «БВК», «4 сезона», а также для X5, «Ашана», «Магнита» и «Ленты»).

Как выяснил Forbes, вместе с банком Аветисяна инвестиции в проекты Зыкова осуществляет инвесткомпания KFG Capital. Согласно информации на ее сайте, у нее есть интересы в нефтяном бизнесе и агропромышленном бизнесе. По данным «Контур-фокус», KFG вместе с «Юниаструмом» инвестировала в нефтяную компанию «Ухтагеонефть» и ТК «Привольный» и «Полтавский», занимающиеся выращиванием овощей. По адресу последней находится офис компании «Полтавские консервы», среди ее собственников — Вячеслав Зыков.

Источник Forbes связывает KFG Capital с бывшим главой службы безопасности АФК «Система» Русланом Алмакаевым и говорит, что тот ранее был соинвестором в проектах Вячеслава Зыкова. Связаться с Алмакаевым не удалось, Зыков не ответил на запрос Forbes. О знакомстве с Алмакаевым в интервью «Эху Москвы» однажды рассказывал бывший совладелец «Евросети» Евгений Чичваркин. Он утверждал, что Алмакаев убеждал его продать компанию в обмен на прекращение проблем с правоохранительными органами.

Управляющий партнер KFG Capital Антон Федосеев сообщил Forbes, что знаком с Алмакаевым, но прямой связи между ним и компанией нет. Согласно «Контур-фокус», бизнес Алмакаева и KFG пересекается — компания Алмакаева «Геолэкспертиза» и структуры компании Федосеева «Ронаэльнефть» и «Ухтагеонефть» похожи по составу менеджмента и находились по одному адресу в Ухте.

Не возникает ли у Аветисяна как владельца банка «Восточный» конфликта интересов в связи с работой в АСИ и участием в «Клубе лидеров»? Руководитель Transparency International Russia Илья Шуманов говорит, что этическая составляющая конфликта интересов есть, но не юридическая. «АСИ создано в форме некоммерческой организации (НКО), поэтому любые ограничения распространяются только на ее гендиректора. Есть прямая связь между Аветисяном и лоббированием планов по созданию крупного банка, но по закону об НКО Аветисян из-под действия понятия «конфликт интересов» выведен», — говорит Шуманов. Возглавлявший совет директоров «Юниаструма» Андрей Никитин в феврале 2017 года покинул банк и АСИ и был назначен врио губернатора Новгородской области.

Большие амбиции

Несмотря на амбициозный старт и одобрение президента, на пути со своим банком в топ-20 Аветисян столкнулся с трудностями. Большая часть его команды из «Юниаструма» не переходит в объединенный «Восточный». О массовых сокращениях в «Восточном» Forbes рассказали два человека, близких к руководству объединенного банка. Якобы сразу после официального сообщения об объединении «Юниаструма» и «Восточного» в конце января предправления последнего Алексей Кордичев распорядился сократить почти две трети сотрудников головного офиса Юниаструмбанка. Сам Кордичев это не подтверждает, но говорит, что сокращения в банке действительно проходят, в том числе за счет сотрудников «Юниаструма». «Отмечу, что интеграция банков прошла за два месяца и включала в себя технологическую интеграцию, — сказал Алексей Кордичев Forbes. — Теперь банк работает на единой IT-платформе, а не двух параллельных — это значит, что ряд процессов и функций можно сократить, уменьшив при этом расходы банка. Мы сокращаем наиболее дорогие бэк-офисные подразделения, которые располагались в Москве (многие из них — подразделения Юниаструмбанка), оставляя аналогичные в регионах».

Читать также: Одиночество Аветисяна: амбициозный банкир теряет команду и влияние

Также, по словам Кордичева, в правление объединенного банка войдут только два человека из «Юниаструма» — среди них Оксана Мисане из СМП Банка. У Аветисяна и его партнеров 40% в капитале объединенного банка и всего два места из девяти в совете директоров. Знакомый Аветисяна утверждает, что у того есть опцион на выкуп долей других акционеров, с помощью которого он может в перспективе довести свою долю до контролирующей. Но чтобы реализовать этот опцион, акционерам необходимо решить проблемы с капиталом банка. О том, что банку в 2017 году потребуется докапитализация, говорится в годовой отчетности — для этого банк начал переговоры с держателями своих субординированных облигаций с предложением конвертировать их в бессрочные бумаги.

«Восточный» все же выбрался из убытков и по итогам 2016 года показал прибыль 3,5 млрд рублей. «Наиболее быстро достижимая и очевидная синергия от объединения «Восточного экспресса» и «Юниаструма» — это экономия на административных расходах», — говорит Ольга Ульянова, аналитик рейтингового агентства Moody’s. По ее оценке, сэкономить можно 20–25% суммарных расходов банков до объединения. Ульянова отмечает, что опорный банк для кредитования малого и среднего бизнеса на базе «Восточного экспресса» придется создавать с нуля. Впрочем, окончательная стратегия до сих пор не выработана. «Юридически объединение банка завершено, — говорит старший партнер Baring Vostok Майкл Калви. — Более того, все основные интеграционные процессы находятся на стадии завершения, состыкованы IT-системы, разработана новая организационная структура, сформирована объединенная команда». Он отметил, что основой клиентской базы должны стать розничные клиенты и малый и средний бизнес.

Не выглядят очевидными и перспективы присоединения к «Восточному» МСП Банка, как предлагал в письме Путину Аветисян. В Корпорации малого и среднего бизнеса, куда входит МСП Банк, отказались комментировать возможную сделку. По словам источника, близкого к корпорации, Александр Браверман, в 2015 году назначенный ее руководителем, и представители Внешэкономбанка выступают против проекта. Источник в правительстве говорит, что идею опорного банка для малого и среднего бизнеса было решено сначала протестировать на банках Аветисяна. «МСП Банк должен с ними построить партнерские отношения, — говорит чиновник. — Если года через два-три будет необходимость или возможность их объединить, то мы это сделаем». В банке «Кредит Европа» заявили Forbes, что не ведут «обсуждений и переговоров о продаже или слиянии банка с какой-либо финансовой структурой».

Артем Аветисян уже прошел путь от небольшого регионального банка до структуры федерального уровня из топ-50 банковской системы. Даже если идея с МСП Банком не будет реализована, у него все равно есть шанс войти в круг самых влиятельных банкиров. В прошлом году стало известно о желании «Юниаструма» купить у Внешэкономбанка Связь-банк и «Глобэкс». Сделка по продаже банков, которые ВЭБ санировал с 2008 года, должна быть закрыта в апреле. Если Аветисян получит банки, суммарные активы его структуры составят почти 800 млрд рублей. За продажу банков Аветисяну ратуют Игорь Шувалов и Андрей Белоусов.

www.forbes.ru

Новый итальянец Артем Аветисян

Российский банкир и совладелец банка «Восточный» Артем Аветисян  за последние несколько лет приобрел в регионе Тоскана в Италии недвижимость общей стоимостью минимум €20 млн, сообщает Forbes со ссылкою на информационное гентство ANSA.

По данным агентства, Аветисян приобретал недвижимость, расположенную между городами Флоренция и Форте дей Марми. Среди его владений числится старинная вилла Фанини — историческое палаццо в пригороде Лукки, пишет ANSA. Агентство не уточнило, из каких именно документов стало известно об итальянской недвижимости банкира. О том, что Аветисян стал владельцем виллы Фанини, сообщало тосканское издание Il Tirreno еще в 2017 году. Вилла построена в начале XVII века семьей Арнольфини. В здании находятся фрески итальянских художников Джоаккино Пиццоли и Анджело Микеле Колонна. Площадь виллы составляет 1400 кв. м, прилегающего к ней парка — 16 тыс кв. м. Изначально стоимость виллы оценивалась в €25 млн, затем ее стоимость снизилась. По данным газеты, Аветисян приобрел ее за €4,1 млн.

Как неоднократно сообщало агентство «Руспрес», в феврале 2019 года партнер Аветисяна Шерзод Юсупов  подал заявление в Следственный комитет и ФСБ на руководство инвестфонда Baring Vostok. В результате основатель фонда Майкл Калви и еще пять его коллег были обвинены в хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный». Калви связывал уголовное преследование с корпоративным конфликтом между Baring Vostok с одной стороны и Аветисяном и Юсуповым — с другой. Аветисян назвал это «абсурдом» и «совершенной ложью», Юсупов эту версию также опровергал.

Baring Vostok — основной акционер «Восточного», он владеет через компанию Evison долей в 51,6% банка. Аветисяну через компанию «Финвижн» принадлежит 32% «Восточного». Юсупову принадлежит 4,8% акций «Восточного».

Как сообщает РБК, 11 июня Амурский суд принял решение о немедленном исполнении колл-опциона о передаче 10% акций банка «Восточный» компании «Финвижн» Артема Аветисяна. Если опцион будет исполнен, доля «Финвижн» увеличится до 42%, а Baring Vostok — сократится до 41,62%. Соответственно, Аветисян и миноритарии получат контроль над «Восточным».

compromat.ws

История успеха Артема Аветисяна и знакомство с Путиным: Forbes

Российская версия журнала Forbes опубликовала материал о президенте «Юниаструм банка» Артеме Аветисяне, рассказав о его пути к успеху от скромного студента до влиятельного банкира, знакомого с Владимиром Путиным.

«В декабре 1997 года студент Финансовой академии Артем Аветисян достал из заначки $2000, купил сотовый телефон, галстук, костюм-тройку от фабрики «Большевичка» и зарегистрировал компанию «Независимый экспертно-оценочный центр» (НЭО-Центр). Первые заказы он соглашался брать бартером, в обмен на рекламу. Через 19 лет, летом 2016-го, на стол Владимира Путина легло письмо банкира Аветисяна. Он изложил концепцию создания опорного банка для кредитования малого и среднего бизнеса, которую президент одобрил», — пишет издание.

В публикации перечисляются самые удачные сделки Аветисяна, люди, которые помогли ему продвинуться по карьерной лестнице, а также те, кому сейчас помогает сам Аветисян. Среди них много родственников российских чиновников.

«В 2011 году Владимир Путин назначил Аветисяна одним из директоров Агентства стратегических инициатив (направление «Новый бизнес», АСИ создан президентом РФ). После этого карьера Аветисяна кардинально изменилась и превратилась в демонстрацию идеального социального лифта в России», — завершает Forbes.

Артем Аветисян родился 28 июля 1976 года в Москве. Является членом Экспертного Совета при Правительстве РФ, членом межведомственной рабочей группы по защите прав предпринимателей при Генеральной прокуратуре РФ, входит в Общественный Совет при Федеральной налоговой службе России, а также в Общественный Совет при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Имеет благодарность президента России (распоряжение Владимира Путина от 25.09 2014 года).

rusarminfo.ru

Кто заказал Майкла Калви? Об особых отношениях Артёма Аветисяна

Арест Майкла Калви, основателя инвестиционной компании Baring Vostok, которая в своё время вкладывала деньги в «Яндекс», «Авито», «Вымпелком» и другие компании, наделал немало шума. Многие уже заговорили о том, что начинается новый виток борьбы между силовиками и крупным бизнесом. Так, в поддержку инвестора уже выступили Герман Греф, Алексей Кудрин и Анатолий Чубайс, а бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что многие предприниматели готовы внести за Калви залог. По мнению самого инвестора, в его аресте был заинтересован акционер банка «Восточный» Артём Аветисян, которого считают протеже советника Президента РФ Андрея Белоуса.

Напомним, что следствие подозревает Калви в мошенничестве. Следствие считает, что тот намеренно убедил совет директоров банка «Восточный» (52% акций принадлежит фонду Baring Vostok, 32% принадлежат Аветисяну) проголосовать за прощение кредита на сумму 2,5 млрд рублей, который они ранее выдали «Первому кредитному бюро». При этом «Восточный» оставался не с пустыми руками — ПКБ предложил взамен пакет акций люксембургского фонда IFTG. Правоохранители утверждают, что обмен был неравноценным, якобы, бумаги стоят всего 600 тыс. рублей, а Калви, мол, знал это и сознательно ввёл совет директоров в заблуждение о стоимости акций. Однако, как стало известно позднее, за акции IFTG первоначальный инвестор заплатил порядка 4,4 млн долларов!

Сам Майкл Калви утверждает, что за обвинениями стоит Артём Аветисян. Мол, это ему было выгодно убрать старшего партнёра, чтобы получить контроль над банком «Восточный». Но как он это сделал?Заявление на Калви написал бизнес-партнёр Аветисяна — Шерзод Юсупов, который также является миноритарием «Восточного» (Юсупов также входит в состав совета директоров и более того, в своё время голосовал за выдачу кредита ПКБ). Заявление было передано начальнику отдела «К» службы экономической безопасности ФСБ генералу Ивану Ткачёву и заместителю следственного комитета страны генералу Игорю Краснову. После чего началось удивительное — следствие меньше чем за неделю собрало все данные для возбуждения уголовного дела. Хотя обычно в подобных случаях проводится длительная и скрупулёзная работа — необходимо собрать финансовые документы и прочее, чтобы, например, подтвердить или же опровергнуть стоимость акций. Что наводит на мысль, что кто-то силовиков как-то простимулировал, а значит это не спонтанное событие, а вполне намеренная акция. Мог ли тот же Аветисян, прикрывшись своим давним и доверенным бизнес-партнёром Юсуповым и надоумив написать того заявление, провернуть это дело? Теоретически, мог. Дело в том, что ранее между Baring Vostok и Аветисяном случился корпоративный конфликт на почве объединения банков «Восточный» и «Юниаструм», который принадлежит Аветесяну. По словам ряда экспертов, все долговые проблемы банка — это проблемы Юниаструма, на котором весит четыре крупных кредита. По словам Калви, Аветисян через фиктивные сделки выводил деньги из «Юниаструм банка» перед объединением с «Восточным». А схема, которой он пользовался, вполне себе могла тянуть на уголовное дело. Чтобы спрятать все концы в воду ему и потребовался контроль над банком «Восточный», ведь всё могло всплыть наружу из-за того что Baring Vostok инициировал процесс против Аветисяна в Лондонском суде. Именно после этого в ФСБ поступило заявление на Калви. Случайность?Некоторые обозреватели напоминают, что в ходе корпоративного конфликта Аветесян открыто угрожал Калви уголовным процессом, подыскивая на рынке юридическую структуру, готовую обслуживать его интересы. В целом личность и поступки Артёма Аветисяна способны вызвать нешуточный когнитивный диссонанс. С одной стороны в Агентстве Стратегических Инициатив он является директором направления «Новый бизнес», в Клубе Лидеров он председатель по продвижению инициатив бизнеса, состоит в Межведомственной группе по защите прав предпринимателей при Генпрокуратуре, а также числится ещё во многих общественных организациях по защите предпринимателей. Более того Аветисяна пророчат на должность куратора будущей цифровой платформы (о ней говорил В. Путин в недавнем послании Федеральному Собранию), с помощью которой предприниматели смогут сообщать о фактах давления на бизнес. С другой же стороны он может быть причастен к аресту Калви. И что же получается? Человек, который должен защищать предпринимателей и бизнес от давления сам вовсю пользуется методами «решал» из 90-х? К слову об отношении Президента к происходящему. Как пишут СМИ, Владимир Путин ознакомлен с позицией силовиков и считает основания для ареста Калви достаточными. Более того его убеждённости в справедливости предъявляемых обвинений добавляет солидарность «либералов» с силовиками в лице Андрея Белоусова и Эльвиры Набиуллиной. Но и тут, похоже, не обошлось без связей, которые Аветисян умеет заводить — не зря же в разное время c ним активно работали отпрыски Грефа, Патрушева, Волошина, Суркова, а также брат Дворковича. Дело в том, что Аветисян и Белоусов стали общаться благодаря Агентству стратегических инициатив. А Форбс и вовсе называет Белоусова покровителем молодого банкира. Неспроста Аветисян занимает в любимом детище помощника президента одну из ключевых должностей. На чём же базируются подобные взаимоотношения? Ведь ходили слухи, что Белоусов в 2015 году пытался продавить кандидатуру Аветисяна в совет директоров «Роснефти». А когда не вышло, то лоббировал его на пост замминистра финансов. Как отмечает газета «Версия», особые отношения помощника президента и молодого банкира оказались в фокусе общего внимания благодаря выездному совещанию «Клуба лидеров» в Антарктиде, во время которой состоялся телемост Владимира Путина с предпринимателями во главе с Аветисяном.

Организацией телемоста, судя по всему, занимался именно Белоусов. В телеграмм-каналах упорно ходит версия, что причина такой крепкой дружбы чисто прагматическая — Аветисян играет роль «кошелька Белоусова». Не будет же человек наделённый властью и влиянием заниматься бизнесом самостоятельно, за него это должен делать кто-то другой. Более того из тех же телеграмм-каналов можно узнать, что, возможно именно Андрей Белоусов докладывал президенту по ситуации вокруг «Восточного». И якобы именно Белоусов передал начальнику управления «К» ФСБ генералу Ивану Ткачеву, что глава государства якобы благословил арест Калви. Такой поворот объяснял бы невиданную прыть следствия. Впрочем, правдивость этой информации вряд ли удастся подтвердить. С другой стороны, такой макроэкономист как Белоусов в итоге не выступил в поддержку Майкла Калви. Выходит это косвенно можно рассматривать, как полное согласие с действиями Аветисяна и учитывая их крепкую дружбу, то и возможную помощь? Тогда возникает вопрос, а знал ли сам Белоусов об истинных причинах ареста Калви или же он просто доверился Аветисяну?«АН» будут продолжать следить за событиями.

Читать ещё •••

Видео дня. В Минстрое обсудили сценарии развития ЖКХ России до 2035 года

Другое , Сергей Гринев , Алексей Кудрин , Майкл Калви , Герман Греф , Андрей Белоус , Анатолий Чубайс , Андрей Белоусов , Артем Аветисян , Борис Титов , Владимир Путин , ФСБ , Генпрокуратура РФ , Агентство стратегических инициатив , Вымпелком , Яндекс , СКР , Юниаструм Банк , Роснефть

finance.rambler.ru

Защитой бизнесменов от давления силовиков займётся Артём Аветисян, отправивший в тюрьму Майкла Калви

20 февраля в ходе оглашения послания Федеральному Собранию Владимир Путин поручил создать цифровую платформу, с помощью которой предприниматели смогут сообщать о фактах давления на бизнес. Президент дал понять чётко: нельзя использовать правоохранительные органы для решения корпоративных споров. Курировать создание платформы будет Агентство стратегических инициатив (АСИ), а конкретно – директор направления «Новый бизнес» Артём Аветисян.

Конечно, для президента существенным доводом является мнение его помощника Андрея Белоусова, который традиционно покровительствовал АСИ и Аветисяну. Но, фактически, человеку, организовавшему образцовый наезд на бизнес, поручают создать платформу для предотвращения таких наездов. Это – очень похоже на какую-то подставу….

Выглядит всё, действительно, как нонсенс. Ведь именно Аветисяну обязан своим нахождением в камере следственного изолятора инвестор Майкл Калви, ставший жертвой спора вокруг банка «Восточный», в котором нынешний «защитник бизнеса» является одним из совладельцев.

Основатель Baring Vostok Майкл Калви в течение многих лет работал в России, своим успехом ему обязаны «Яндекс», «Авито», «Вымпелком» и др. Теперь Калви вменяют мошенничество на 2,5 млрд. долл., однако практически все знакомые с ситуацией вокруг «Восточного» знают, что в ходе жесткого корпоративного конфликта уголовные обвинения были притянуты за уши Аветисян, который в отличие от своего соперника - Калви – воспользовался специфическим конкурентным преимуществом.

О том, что за обращением в правоохранительные органы стоит именно Аветисян, сам Майкл Калви заявил сразу же после своего ареста. Впрочем, это был тот случай, когда мало кто из экспертов банковской сферы сомневался, что может быть иначе. Конфликт между Аветисяном и Калви (первый владеет 32% банка «Восточный», фонд Baring Vostok контролирует 52%) длится с 2017 г. Со стороны это может выглядеть как обида на делового партнёра, однако похоже, что в реальности смысл истории намного глубже. Речь может идти о финансовых махинациях и попытке их сокрытия с помощью высокопоставленных чиновников.

Виртуозный вывод денег

Широкой публике банкир Артём Аветисян почти не знаком, зато в узких кругах хорошо известен. Прежде всего, своей пронырливостью. Многие наблюдатели считают его классическим «решалой». С 2011 г. он возглавляет в Агентстве стратегического развития направление «Новый бизнес», прямой задачей которого провозглашается улучшение делового климата в стране и защита бизнеса от правоохранительных органов. Кроме того, Аветисян входит в Совет директоров «РусГидро», является председателем Клуба Лидеров по продвижению инициатив бизнеса, состоит в Межведомственной группе по защите прав предпринимателей при Генпрокуратуре, Общественном совете при ФСБ РФ, Общественном совете при ФНС, Общественном совете Федеральной службы по тарифам, Общественном совете при уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, Совете по государственно-частному партнёрству при Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ, Совете по техническому регулированию и стандартизации при Министерстве промышленности и торговли РФ, Организационном комитете по подготовке и проведению Красноярского экономического форума, Экспертном совете при Правительстве РФ. Невозможно представить себе, как действующий банкир способен осчастливить своим участием такое количество сугубо общественных организаций на сугубо общественных началах…

По теме

Как же построил свой бизнес сам Аветисян? Конечно, к 42 годам не так просто стать миллиардером. Вот только пути обогащения могут вызвать у некоторых вопросы. Еще в 2012 г. Аветисян приобрёл в Костроме банк «Региональный кредит». Банк слыл весьма проблемным, сообщалось, что основой его капитала является недвижимость, стоимость которой, по мнения ряда экспертов, была значительно переоценена. Поговаривали даже, что «Региональный кредит» вот-вот может лишиться лицензии. Казалось бы, зачем нужен такой актив? Однако спустя два года Аветисян за 7 миллионов евро выкупает у Bank of Cyprus его «дочку» - банк «Юниарструм», также несущий убытки. «Уже в конце года банк вышел в прибыль. Правда, добился этого Аветисян за счет того, что перевел в «Юниаструм» часть активов «Регионального кредита», - пишет Форбс.

Для чего все это потребовалось? Версия звучит такая: не исключено, что «Юниаструм» потребовался для того, чтобы перебросить в него проблемные активы из «Регионального кредита». После чего тот сменил название на «Модульбанк», переоценил недвижимость на балансе и стал со всех сторон чистым. Похоже, что выводить деньги из банков Аветисян большой мастак, в том числе через подконтрольный кипрский офшор. Характерно, что все многолетние попытки Аветисяна продать «Модульбанк», чтобы добыть деньги на докапитализацию «Восточного», не увенчались успехом.

Теперь вернемся к «Юниаструму». «Долги «Регионального кредит», смешавшись с кучей активов «Юниаструм банка», стали проблемой», - говорят обозреватели. В 2016 году Аветисян покупает пакет акций банка «Восточный», после чего инициирует его слияние с «Юниаструмом». Кстати, уж не на деньги ли вкладчиков «Юниаструма» были куплены акции? Возможно, ответ дало бы кропотливое разбирательство, вот только в Центробанке к Аветисяну явно особое отношение. «Знакомый Аветисяна рассказывал, что руководству ЦБ не понравились операции с недвижимостью. Но это не помешало регулятору одобрить приобретение Аветисяном доли в банке «Восточный» и его последующее объединение с «Юниаструмом», - утверждает Форбс.

Непонятно зачем вообще понадобилось Майклу Калви объединение «Восточного» с «Юниаструмом». О том, что последний больше походит на большую дырку, говорили многие. Корпоративные юристы, убеждали Калви – не стоит связываться с Аветисяном. Слишком много вопросов вызывают его затеи. Взять хотя бы проект по созданию на базе «Восточного», «Юниаструма» и двух других банков опорной кредитной организации для малого и среднего предпринимательства. В целом идея выглядела привлекательно – Аветисян вкладывает свои деньги, привлекает средства акционеров, государство добавляет, так появляется новый супербанк для обслуживания солидной части российских предпринимателей. Однако знающие Аветисяна люди усмехались: Артём даст собственные деньги? Ну-ну. У него же просто их нет.

Когда выяснилось, что - кроме казенных - средств на этот проект не будет, Аветисяну пришлось отказаться от идеи посредничества между ЦБ и предпринимателями. Заодно стало известно о проблемах в банке «Восточный». «Ведомости» писали – после объединения с «Юниструмом» банк нуждается в докапитализации. По некоторым данным, сам Аветисян должен был внести 5 миллиардов рублей. Но денег у него не было.

Знакомые с ситуацией источники утверждают, что на «Восточном» висят четыре крупных кредита, которые, собственно говоря, и тянут его на дно, и все они по сути «аветисяновские». Это – агрокомплекс «Волжский», консервный завод в Краснодарском крае, обувная фабрика «Брис-Босфор», автобусный завод. Все эти кредиты, по сути, выданы собственным аффилированным структурам.

Вот что рассказал Калви о деятельности своего партнёра в суде: «Перед слиянием «Юниаструм банка» и «Восточного» Аветисян вывел из подконтрольного ему банка значительные суммы под видом фиктивных сделок». В итоге Baring Vostok инициировал процесс против Аветисяна в Лондонском суде, а заодно решил провести допэмиссию акций «Восточного». Чтобы не допустить уменьшения своей доли, Аветисяну было необходимо выкупить часть бумаг, но денег у него не нашлось. 21 января появились сообщения о том, что Аветисян срочно продаёт «Модульбанк», дабы найти средства на выкуп акций. Видимо, покупателя не нашлось. Вскоре в ФСБ поступило заявление на Калви.

Классический рейдер

Автором заявления выступил Шерзод Юсупов – миноритарий «Восточного» и партнёр Аветисяна во всех ключевых бизнес-проектах. Однако он, скорее всего, был лишь ширмой. «За такие короткие сроки без чьего-то покровительства и протекции никто уголовные дела не заводит», - цитирует эксперта Форбс.

«Заявление на Калви написал акционер «Восточного» Шерзод Юсупов и передал его начальнику отдела «К» службы экономической безопасности ФСБ и заместителю следственного комитета страны — генералам Ивану Ткачеву и Игорю Краснову, - пишет Коммерсант. - Другой интересный факт, что с момента подачи заявления до сбора всех материалов и возбуждения дела прошло меньше недели». Такая спешка несвойственна для подобных дел, отмечает партнер юридической фирмы Lidings Степан Гузей: «Как следствие оценивало эти акции, какие документы они брали, чтобы подтвердить или опровергнуть позиции двух сторон? Сделано все очень оперативно и в силу этого — топорно. Это же не очевидное преступление, когда в состоянии алкогольного опьянения обвиняемый нанес несколько ножевых ударов. Здесь тонкие экономические материи вовлечены».

Обозреватели сходятся во мнении, что речь идёт о классическом рейдерстве, когда младший партнер (Аветисяну, напомним, принадлежит 32 % «Восточного») стремится установить контроль над активом, избавляясь от «старшего» с помощью силовых и административных ресурсов.

Уже после ареста Калви всплыла любопытная информация. Инвестбанкира обвиняют в том, что он убедил совет директоров «Восточного» проголосовать за прощение безнадёжного кредита, выданного компании ПКБ, в обмен на пакет акций люксембургского фонда IFTG. Следствие уверяет, что обмен был неравноценный – мол, бумаги стоят всего 600 тысяч рублей. Однако 25 февраля РБК сообщило: за акции IFTG первоначальный инвестор в реальности заплатил 4,4 млн. долларов! Кстати, сам Шерзод Юсупов, будучи членом совета директоров, также голосовал за выдачу проблемного кредита – почему к нему не возникают вопросы? И как же надо было «поработать» со следователями СК, чтобы они оценили акции по мусорной стоимости, тем самым подведя Калви под статью?

В ходе корпоративного конфликта Аветисян открыто угрожал Калви уголовным процессом, подыскивая на рынке юридическую структуру, готовую обслуживать это мероприятие. Некоторые, услышав, что речь идёт не об обычном арбитражном споре, а об уголовке, немедленно соскакивали.

Особые отношения

Аветисян всегда отличался потрясающим умением заводить связи. В своё время он даже создал специальный «Клуб лидеров» - неформальное объединение, в которое, в том числе вошли предприниматели, не прошедшие отбор в АСИ. Участники клуба проводили встречи (в том числе, выездные, например, в Антарктиде), на которых обсуждали проблемы инвестиционного климата. В этом процессе активное участие принимал помощник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Белоусов.

Особые отношения Аветисяна и Белоусова оказались в фокусе общего внимания именно благодаря экскурсии в Антарктиду, во время которой состоялся телемост с Владимиром Путиным. Когда президент по телемосту связался с предпринимателями, он подчеркнул – дескать, Андрей Рэмович очень переживает, что из-за рабочей загруженности не смог к ним присоединиться. На самом деле, у чиновника была важная миссия: добиться того, чтобы телемост гарантированно состоялся. Выполнив свой товарищеский долг, он тут же рванул в Антарктиду. Таким образом выяснилось, что с Аветисяном его объединяет не только экстремальный туризм, но и экстремальный PR. Заметим, что в следующий раз, когда предприниматели собирались на земле пингвинов, Белоусов снова отправился в вояж вместе с ними. Кстати, тур в Антарктиду на трех человек стоит порядка 50 тысяч долларов, и это без оплаты перелета в Чили, страховки, питания и снаряжения.

«Белоусов и Аветисян стали общаться благодаря Агентству стратегических инициатив», - утверждают «Ведомости». Форбс и вовсе называет Белоусова покровителем молодого банкира. Не раз отмечалось, что Агентство стратегических инициатив является любимым детищем Белоусова, а ключевое направление в нём курирует именно Аветисян. Неслучайно, телеграмм-каналы намекали, что двух этих людей связывает крепкая мужская дружба. В 2015 г. агентство ТАСС сообщало, что Белоусов пытался лоббировать кандидатуру Аветисяна в Совет директоров «Роснефти». Когда же это не удалось, он начал добиваться назначения банкира на пост замминистра финансов.

Есть версия, согласно которой причины закадычной дружбы - самые прагматичные. Дело в том, что Аветисяна давно уже окрестили «кошельком Белоусова». Бывает так, что облечённый властью человек не имеет возможности заниматься бизнесом и публично светить свои капиталы. Тогда и возникает потребность в юрком и пронырливом дельце.

Так это или нет, однако если верить всезнающим телеграмм-каналам, именно Андрей Белоусов докладывал президенту по ситуации вокруг «Восточного». И именно Белоусов передал начальнику управления «К» ФСБ генералу Ивану Ткачеву, что глава государства якобы благословил арест Калви».

Конечно, Аветисян делал всё возможное, чтобы заручиться покровительством влиятельных чиновников и бизнесменов. Он собрал в своих бизнес-проектах настоящий «детский сад»: в разное время у него работали отпрыски Грефа, Патрушева, Суркова, а брат Дворковича был советником у Аветисяна. Только вот, несмотря на это Греф-старший вступился за соперника Аветисяна Майкла Калви. И, оказалось, опереться можно лишь на «крепкую мужскую дружбу» с помощником президента. Ведь для главы государства существенно, что о виновности американского инвестора докладывали не только «силовики», но и «либералы» - Белоусов и глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Во всей этой истории есть еще один пикантный момент. За последние годы достоянием гласности не раз становились скандалы, связанные с рейдерством, когда один из собственников пускал в дело административный и силовой ресурс. Что поделать – традиции ведения бизнеса в России мало изменились со времён пресловутых девяностых. Однако в данном случае мы видим нечто совершенно невообразимое. Ведь как уже говорилось, Артём Аветисян является человеком, который во всех возможных и невозможных общественных структурах должен отстаивать интересы предпринимателей. Таким образом, именно он должен был бы первым призвать силовиков отказаться от выполнения собственного заказа.

Ведь Владимир Путин из года в год повторяет, что нельзя «кошмарить» предпринимателей, помещая их в следственный изолятор в рамках проведения разбирательств по экономическим статьям. Аналогичную позицию занимает и Верховный суд. Аветисян же, имея тесные отношения с силовиками и политическую крышу, склонен решать корпоративные конфликты «традиционными» российскими методами.

Когда-то многие подтрунивали над словосочетанием «Рок против наркотиков». Судя по всему, теперь его сменит выражение «Артём Аветисян защитник предпринимателей». Ведь поручить ему курировать корпоративные конфликты - это всё равно, что назначить дежурной по курятнику Лису Патрикеевну.

Это, похоже, понимают многие банкиры и инвесторы, выступающие сейчас в защиту соперника Аветисяна – Майкла Калви – глава Сбербанка Герман Греф, председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс, бизнес-омбудсмен Борис Титов, глава РФПИ Кирилл Дмитриев, банкир Олег Тиньков, глава группы компаний Yandex Аркадий Волож. Вопрос только как в этом контексте выглядит помощник президента, статусный макроэкономист Белоусов, противопоставивший себя практически всему профессиональному сообществу?

versia.ru

Артем Аветисян: разрушу ваш банк и уведу в офшоры, дорого

Молодой топ-менеджер и экономист Артём Давидович Аветисян, имеющий множество регалий и заслуг, в том числе, перед государством, решил, что теперь ему можно поупражняться в личном обогащении. Впрочем, судя по некоторым моментам биографии, он уже давно так решил. Речь пойдёт о многострадальном банке «Восточный Экспресс», который попал под каток Аветисянского «Юниаструма».

То ли так повелось, что первыми с тонущего корабля бегут крысы, и мы с вами попросту чего-то не знаем, то ли выносить страну в офшорные зоны целыми банками стало модно, однако тренд на слияние, разделение, разорение и выгон денег разных кредитных организаций за рубеж прослеживается отчетливо.

Чемпионство в «угоне» состоянии через банки заслуженно заимели Сбербанк, крупнейший государственный банк, и Внешэкономбанк, о котором не так давно высказывался президент Владимир Путин, назвавший ВЭБ «большой кредитной помойкой».

Устав.нет уже рассказывал ещё об одном банке, сравнительно небольшом и негосударственном, с которым, однако, оказалось тоже реально «делать дела», и максимально наглядно это показало его руководство – речь о «Совкомбанке» и братьях Хотимских, гонящих денежки в офшоры.

А сегодня мы расскажем о банкире, который решил пойти той же дорогой, но уже в одиночку. Молодой топ-менеджер и экономист Артём Давидович Аветисян (ИНН 773600567111), имеющий множество регалий и заслуг, в том числе, перед государством, решил, что теперь ему можно поупражняться в личном обогащении. Впрочем, судя по некоторым моментам биографии, он уже давно так решил. Речь пойдёт о многострадальном банке «Восточный Экспресс», который попал под каток Аветисянского «Юниаструма». 

Первоначальные планы

Начнем с позитива – всего, что хотел реализовать Артем Аветисян на ниве освоения чужих денег, сделать ему не дали. Хотя планы были масштабные, если не сказать, наполеоновские.

В двух словах о том, с каким бэкграундом Аветисян подходил к одному из самых масштабных планов своей жизни: банкир президентствует в «Юниаструм банке», является председателем всероссийского предпринимательского объединения «Клуб лидеров по продвижению инициатив бизнеса», а также директором направления «Новый бизнес» АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (АСИ). В том самом АСИ, председателем наблюдательного совета которого является президент Владимир Путин.

Храбрости господину Аветисяну, при его-то деятельности, не занимать, раз он готов проворачивать все на глазах у президента. Только вот не всё удалось.

Несколько лет назад команда «Юниаструма» занималась мониторингом банков, оказавшихся в непростой ситуации. Финансовые проблемы, «грустные» портфели – Аветисян намеревался «пригреть» всех и собрать вокруг своего «Юниаструма», таким образом выстроив опорный банк кредитования бизнеса.

Присоединиться для кредитования предпринимателей к Артему Аветисяну и его банку должны были «Восточный Экспресс», «Кредит Европа банк», и «МСП-банк». Если кто ещё не прочувствовал – проблемные банки, при должном подходе, могут претендовать на помощь от государства. Мы наблюдали десятки случаев, когда власти производили денежные «вливания» в коммерческие структуры, переживающие сложности, и не нужно ходить к гадалке чтобы определить, что Аветисян рассчитывал именно на это.

Эксперты убеждены, что задачей-максимум предприимчивый банкир ставил получение позиции посредника между Центробанком и бизнесом, но несмотря на все общественные титулы, регалии, и даже работу в АСИ, Аветисяну ничего не досталось. Главной причиной те, кто близок ситуации, считают недоверие к банкиру.

Для «МСП-банка» не было ни одного внятного резона к объединению с «Юниаструмом». В конце концов, даже его название происходит от слов «малое и среднее предпринимательство», и для попадания в программу кредитования предпринимателей «Юриаструм» банку совершенно не нужен. Вслед за этим банком, топ-менеджеры остальных структур стали внимательно присматриваться к заманухе Аветисяна. Вскоре «Кредит Европа банк» вежливо сообщил о том, что ни на какие объединения идти не намерен.

В конечном счете, единственным банком, который всё-таки попался в капкан, стал проблемный на тот момент времени «Восточный экспресс». Причём для «Восточного» даже был резон в такой кооперации – Аветисян с его «Юниаструмом» стремились выглядеть полезными для всех, и наобещали разваливающимся на глазах банкам посильную поддержку. В итоге глобального объединения с целью поклянчить государственных денег не получилось, зато «на шею» банку Аветисяна сел «Восточный», которому уже обещано.

Причин для недоверия у более преуспевающих банков было достаточно. Например, то, что сам «Юниаструм», вообще-то, принадлежит кипрскому офшору, через который банк контролирует Аветисян. Компания на острове называется BOC RUSSIA (HOLDINGS) LIMITED.

Для самых недоверчивых: вот оно

Посчитаем два плюс два и сообразим всю цепочку: прикрываясь благим делом, Аветисян собирает вокруг «Юниаструма» проблемные банки, просит деньги на помощь этим банкам, а потом деньги без труда растворяются где-то на Кипре.

В пользу этой версии говорит хотя бы то обстоятельство, что «Восточному Экспрессу», почему-то, так никто и не помог. Как банк нуждался в капитале и финансовой помощи, так и продолжил нуждаться, несмотря на все увещевания и обещания со стороны Артема Аветисяна. Фактически, изначально рискованное объединение для банка прошло вхолостую.

К слову, больше Аветисян ничем и не владеет, мы проверяли: 

Значится совладельцем на уровне «где-то» и «с кем-то», ни господрядов, ни госконтрактов, почти что нулевая отчетность. Размытые ОКВЭД по «коммерческим консультациям», или типа того.

Все самое интересное у Артёма Давидовича в офшорах, и туда же старательно доятся лакомые активы.

С паршивой овцы хоть шерсти клок

Артем Давидович Аветисян быстро понял, что что-то идёт не так, и решил максимально «выжать» те ресурсы, которые сумел выбить посредством проведенной акции. Стало понятно, что «Восточный» не только не избавится от проблем, но за счет «Юниаструма» ещё и наживет новых.

Началось всё с того, что спустя несколько месяцев после сделки банк предлагает держателям субординированных бондов конвертацию в бессрочные бумаги. Без увеличения капитала к банку, а вернее, к возможности банком ведения деятельности, неизбежно возникли бы вопросы.

Увеличение капиталов, как ни странно, было направлено на выручку «Юниаструма» - создание резервов под его непрофильные активы на случай возможной уценки. Принимая во внимание манеру ведения бизнеса банкиром Аветисяном, предполагаем, что такое не просто не исключено, а вполне ожидаемо. Следовательно, «Восточный» и его клиентов целенаправленно ведут «под нож», и за последующие беды «Юниаструма» заплатит и без того лихорадящий «Восточный».

«Кредиты бизнесу», которые все-таки начал выдавать «Юниаструм», тоже были те еще. Сразу у многих заемщиков банка эксперты-экономисты и аналитики заподозрили отсутствие реальной деятельности, проще говоря, пороги банка обивали «ширмы». В самом банке упёрто стояли на своем, что фирмы вполне реальные, и что всё хорошо, однако к в апреле достаточность капитала первого уровня составляла 7%, против 7,5% комфортного показателя.

Уже было понятно, что всё идёт не слишком хорошо – аналитики предрекли банку потребность в 6 миллиардах рублей. Но «Восточный Экспресс» «посыпался» даже раньше – уже в конце июля (началась история примерно в ноябре) евробонды банка торговались за полцены, если точнее, 59% от номинальной стоимости.

Эта цифра соответствовала очень высокой доходности, порядка 17 процентов годовых. Ни для кого не секрет, что такой показатель говорит о больших проблемах актива. Председатель правления «Восточного Экспресса» Алексей Сергеевич Кордичев заявил о том, что цены биржи не соответствуют реальной картине в отсутствие торгов.

Ничего другого он всё равно говорить не может, признать крах – нагнать ещё больше паники, из-за которой портфель банка не просто просядет, но будет исчерпан, опустеет, что означает смерть банка.

Аналитики не были в полной уверенности, что банк шагнёт в 2018 год. Сделки по облигациям шли с доходностью в 75%, что для российской банковской системы вообще на грани фантастики. Что-то похожее можно было видеть с православным банком «Пересвет», рост доходности облигаций разминулся со введением временной администрации буквально на месяц.

Сейчас комментаторы как один уверены – гибель банка от сложившейся ситуации, усугубляемой проделками Артема Аветисяна и его «Юниаструма», остается лишь вопросом времени. Некоторые кредитные организации «лопаются» за недели, другие тянут месяцы. Самое важное – вкладчикам нужно быть расторопнее, потому как ситуация полностью непредсказуема.

На необеспеченных кредитах

«Восточный Экспресс» не один день искал палочку-выручалочку. В сложившейся непростой ситуации, по-хорошему, виновато само руководство банка – необеспеченный кредиты выдавались физическим лицам направо и налево. 

Очень быстро это привело к проблемам, причем к проблемам на 6,5 миллиардов рублей. Выживание банка на пике кризисной ситуации заставило предположить, что партнёр все-таки найдется, и он не заставил себя ждать.

Но в корне ситуация от этого события не переменится, тем более, что у «Юниаструма» обнаружились свои планы на «Восточный Экспресс». Отметим, что рейтинг банка уже порядком давно был понижен с BB- до отметки CCC – преддефолтное состояние, угроза вполне осязаема.

Среди банкиров «Восточный Экспресс» вспоминают исключительно в прошедшем времени. Но то среди банкиров, клиенты же пока не очень в курсе ситуации. Норматив достаточности капитала снижается вместе с тем, как на банк взваливает свои проблемы «Юниаструм». 

Для Baring Vostok, акционера «Восточного Экспресса», объединение с «Юниаструмом» было фатальным просчетом. Обещания Аветисяна были сладки, но только по итогу выяснилось, что вместе с собой президент «Юниаструма» заведёт ещё и две офшорный кипрские фирмы, которые начнут обдирать банк, как липку.

Последний хрип

Сейчас у «Восточного экспресса» уже идут тяжбы по поводу каждой копейки, сыпятся заголовки в духе «Восточный экспресс» превращается в «микрокредитную организацию». Пензенский Роспотребнадзор выписал представление в связи с включением в кредитный договор пункт о переуступке прав на долги без согласия клиента.

Такое же представление тот же «Роспотребнадзор» вынес компании «Легкие бабки». Такая вот ситуация у банка, такую вот помощь оказал офшорный мастер Артём Давидович Аветисян, который практически прошёл по голове «Восточного», тем самым сделав свою ситуацию безопаснее и заработав на офшорах, и окончательно утопил несчастный банк Кордичева.

kompromat1.news

glavk.info


Смотрите также