Архимандрит мирон пепеляев биография


Творец молитвы крылатой

Творец молитвы крылатой

Многие в Самарском крае знают или хотя бы слышали о духовно опытном монахе – архимандрите Мироне. Много раз батюшка приезжал в Самару и проводил отчитки, которые он называет «отчетом перед Богом» в Троице-Сергиевом и других храмах города и области. Многие люди, подверженные болезням, не поддающимся обычному медикаментозному лечению, а также одержимые страстью пьянства, наркомании, табакокурения, только после отчиток смогли найти в себе силы для участия в Таинствах Исповеди и Причастия. Сколькие в Самаре в эти может быть, особо памятные для них дни поверили в реальность Божиего существования и внутренне осознали, что лично для них жизнь без Бога – ни до порога, и стали воцерковляться. Сейчас в силу возраста и болезней батюшка не ездит с отчитками по городам и весям России, а живет в Москве у своих духовных чад. Но где бы ни находился отец Мирон, он везде продолжает молиться. Учитывая пожелания многих наших читателей, сегодня мы публикуем недавнюю беседу с архимандритом Мироном (ПЕПЕЛЯЕВЫМ) председателя редакционной коллегии нашего издания игумена Георгия (ШЕСТУНА). - Отец Мирон, многие в Самаре спрашивают, как Вы живете, как Ваше здоровье, как Вас можно увидеть, услышать? - Сейчас я живу в Москве у своих духовных чад. Всегда с радостью вспоминаю Самару, здесь у меня много духовных друзей. Мы друг за друга молимся, и это взаимно обогащает, поддерживает. Расскажу один случай. Как-то позвонила мне многодетная семья из Владивостока. У супругов 6 мальчиков и 6 девочек, и все они болеют, тают на глазах, сохнут. Они обошли многие медицинские учреждения, их обследуют, все анализы в норме, а что за болезнь, сказать не могут. Один старичок им заявил, что наведена порча, и дал мой адрес. Денег, чтобы далеко ехать, у них нет. И попросили помолиться за них заочно. Через три месяца звонят, благодарят, наконец-то пришли в себя. Говорят, что когда вы молитесь, ваш голос звучит у нас. Кроме нас его никто не слышит. Мы верим и поэтому получили исцеление. Из Крыма девушка позвонила, у нее был серьезный вывих позвоночника, ей предложили операцию, но я ей посоветовал пока подождать и стал за нее молиться. Позже она мне звонит: «Спаси вас Господи, батюшка, у меня позвонок встал на место. Провели диагностику, посмотрели, сказали, операцию делать не надо». Такие случаи показывают, что для молитвы не важно время и расстояние. Она может действовать в мгновение ока. В последнее время сильнее стали искушения. Война идет невозможная. Видимо, надо пройти этот путь, его все проходят. Слава Богу, Господь хранит. Правда, бывают и нападения бесовские. В Днепропетровске даже под поезд попадал. Зима, рейс ночной, ступеньки обледенелые, я взялся одной рукой за поручи, поскользнулся и улетел под поезд. Руку протягиваю, а ее не видно. Кричу, помогите. А проводник куда-то ушел. Уже объявляют отправление, и тут появляется проводник. Тянет меня за плечи. Только вытащил, как поезд тронулся. Еще и темно было, во всем городе в этот момент отключили электричество. Слава Богу, все обошлось. В молодости на Урале я служил псаломщиком в Кизиле, откуда до дома было 25 километров. И вот в декабре я получил жалованье и поехал домой, тогда моя мама и сестра болели, хотелось их как-то поддержать, чтобы они могли купить лекарства, хорошо питались. Приехал уже ночью, и иду домой. Тут меня окружили молодые бандиты, все с ножами, их целая банда. Один из них, высокий блондин, ударил меня в лицо, и остальные добавили и смотрят, что я буду делать. Ждут, что я начну сопротивление, и тогда они меня добьют. Страшно, жутко. Но мне Господь показал, что кольцо у них в одном месте не замкнуто, как раз там можно мне через сараи убежать домой. Правда, в этом месте часто грабили и убивали пьяных шахтеров. Но я был тогда молодой, страха у меня не было, я не верил, что такое может быть. Рванул во всю прыть и моментально оказался у дома. А мама моя Надежда (тогда еще жива была) говорит, сынок, больше так никогда не делай, сколько в этих сараях народу поубивали, и семья оставалась без кормильца. А здесь в Москве ко мне приходили 5 сатанистов. Что-то на них нашло, они мне много рассказали. Что сейчас такое время, когда идет заговор против Русской Православной Церкви. Во главе него стоят все западные страны, которые возглавляет США. Организаторы будут платить большие деньги, сколько тебе надо, только убивай старцев, увивай грамотных священников, которые хорошо проповедуют. И все условия создадут: построят пятиэтажный дом, дадут три иномарки, только делайте. Я их спрашиваю, как они меня нашли, они отвечают: «Нам злой дух сказал, как тебя найти». И еще сказали, что если будете говорить, что это антихрист, дьявол, накажем, это нарушение прав тех, кто его почитает. Такая вот «демократия». Но этому надо быть, потому что время подошло. Нам в спину стучат. Говорю, ну и что, какая разница, мы все смертные. Вы умрете, я тоже не останусь. А вот кому где быть, - и руку вверх поднял, - вот Кто хозяин. Я их не оскорбил, не обидел, очень спокойно поговорил и они ушли. Действительно, посмотрите, сколько сейчас священников убивают, иногда целыми семьями. Вот и отец Даниил Сысоев стал мучеником за Россию. Он был человек прямой. Небольшая деревянная церковка, где он служил, находится среди высотных зданий, квартиры в которых скупали мусульмане, баптисты, сатанисты. Церковь у них как на ладони стоит. Отец Даниил был очень хороший проповедник, правильно все объяснял и многие стали к нему ходить. Кто-то, видимо, такого положения дел не мог перенести… Он пострадал как мученик. - За что священников убивают? - А это задача антихриста, ждут, он сказал им, убивайте, потому что я не могу прийти, меня благодать Святого Духа жжет, я горю и не могу хозяйничать на земле. А вот когда настанет полное беззаконие, благодать не будет нисходить, тогда я приду и сделаю, что хочу. Вот как вокруг Дивеево постоянная огненная завеса, духовная граница, ниспосылающая благодать Святого Духа, так и в других местах России, только это нас и хранит еще. Дух все видит и слышит. Все мы живем в очень опасное время. И искушения сейчас еще сильнее станут. Когда придет всемирный президент, он ликвидирует традиционные религии. Пока он еще не могожет прийти, потому что сильная благодать сходит на Россию. Злые духи сами говорят, им мешает мешает то, у нас много молитвенников, много старцев, нетленные мощи благоухают, мироточат иконы, люди получают исцеления. Еще не наступило полное беззаконие. Но такие попытки уже совершаются. Так, в Псков как-то привезли очень дорогой американский бальзам. Люди его принимают и бесятся. Деньги друг у друга назанимали и весь Псков опился, впал в разврат. Аптека работала без выходных, там громадная выручка была. Потом аптеку закрыли, всех арестовали и провели расследование. Экспертиза установила, что в составе бальзам входят такие вещества, которые многократно возбуждают половую функцию человека. И люди с ума сходят. Так что при покупке продовольственных товаров всегда надо быть внимательным, смотреть таблицу. Там может быть и халяльная, и каширная пища, и генно-инженерная соя, и много чего еще. В трудное время мы живем. Идет война, так что нигде покоя нет. - А монахам что пожелаете? - Быть готовыми ко всему. Спасаться. В Священном Писании Иоанн Богослов пишет, что даже праведники отрекутся, вот какую силу будет иметь богопротивник. Он станет творить чудеса, уничтожит все религии. Деньги утратят свою силу, все будет у него под контролем. И будет он править три года и шесть месяцев. А потом наступит Страшный суд. Даже время ныне ускорило свой ход, и мы это видим. Господь попускает, чтобы кто грешит, пусть грешит, а кто спасается, пусть спасается. А время идет быстро. Сейчас люди даже научились тучи пушками разгонять. Господь посылает дождь, чтобы земля напоилась. А нам не надо, у нас праздник, нам любой ценой необходимо солнце. И пожалуйста, в Самарской области засуха, на российских просторах появилась саранча. Это неспроста. Читал в откровениях святых отцов, что Бог пребывает в свете неприступном, в таком свете, что никакая грязь туда не может пройти, она сгорает под лучами Божественной силы. А Царство Небесное находится там, где восток, откуда исходит свет, заря, где встает солнце - за пределами всей Вселенной, которая считается только подножием Царства Небесного. А бездна находится на западе, где всегда ночь - за пределами Вселенной. Размеры бездны таковы, что она легко может погрузить в себя Вселенную. И бес говорил старцу, мне Бог попустил вас искушать, потому что вы сами любите грешить. И еще он говорил старцу, что если скажешь, что на земле родился праведник, то я всю Вселенную потрясу. Значит, у него такая сила. Поэтому Господь говорит, без Меня ничего не сможете сделать, не мудрите, не хитрите. «Отвержись себя, возьми крест свой и следуй за Мной». Бог победил дьявола, и ты с ним победишь все. Поэтому там, где Бог, там правда. Спаситель – это такая сила, что в мгновение ока люди получали исцеление. Мы сильны только Богом. Как святому Пантелеимону говорили язычники, ты колдун и волхв, а он отвечал: «Я не колдун, не волхв, а сила моя – Христос!». На пути в Царствие Небесное каждый проходит свою Голгофу. Нужны нам силы, а если не хватает, плоть взывает: научи мя оправданием твоим! Но вера без дел мертва. Поэтому надо за все Бога благодарить, за плохое и за хорошее. Он дал нам свободу. Но Господь жалеет нас, потому что мы Его творения, Он хочет всех привести в Царствие Небесное, чтобы ни одна овца не погибла. И с Богом мы все победим. А если подвизаетесь, то вы уже молитесь, не суетитесь, чтобы Господь душу вашу подготовил к испытанию. А если вы суетитесь, гуляете, пьете, матом ругаетесь, насилуете, детей растлеваете, и пришло наводнение. Его никто не ожидал, а уже потопило все. Ибо сказано, что род злой, прелюбодейный уберегается огнем. Все будет гореть. Вот раньше простой Ванька пахал, Богу молился, посты соблюдал и больше ничего не знал. А сейчас такие грамотные стали, что от этой грамотности происходят хитрости лукавого. Только одна хитрость все добро превращает во зло. Уничтожение человеческой цивилизации на Земле уже идет. Как это будет, один Господь знает. В храме у нас молитва, дома молитва, а на улице наше сознание рассеивается. Мы нередко раздражаемся, и тогда Дух Святой отходит от нас. И в этот момент мы не знаем, как опасно ходим – бес может в нас войти или навести любую болезнь, чтобы мы страдали и умерли. Когда на горе Фавор ученики проспали, Господь им сказал, умную молитву читайте, дух бодр, плоть всегда немощна. Читайте и вы молитвы, какие знаете, наизусть: «Отче наш», «Царю Небесный», «Верую», «Достойно есть», «Богородице Дево, радуйся» и другие. Будь кроток и смиренен, молись непрестанно. У святых нет врагов, а все друзья. За всех надо молиться: за страждущих, скорбящих, озлобленных, недугующих. А без духовного распятия двери Царствия Божия не открываются. Поэтому, что бы ни происходило, за все надо Господа благодарить. Огнем искушаются дела благая и злая. Золото, и то очищается в огне. Если вещь из золота, золотом останется. А если из соломы, все сгорит. Вот тебе и место: никакого места может не быть. Сразу в бездну демоны уносят. Плохо ли, хорошо ли, а Божие дело не забывайте. И будет все хорошо. И низкий поклон владыке Сергию и всем в Самаре. А будет время благоприятно, увидимся.
Категория: И свет во тьме светит | Добавил: Mixail_Borisov (30 Дек 2009)
Просмотров: 7500 | Комментарии: 2 | Теги: Архимандрит Мирон(Пепеляев), Стучат Война идет., ьсовские силв | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2

Порядок вывода комментариев: По умолчанию Сначала новые Сначала старые

Основные темы:

club-vozrojdenie.ru

Крылья любви. Воспоминания об архимандрите Ипполите (Халине)

Последующий этап жизни батюшки Ипполита был связан с Псково-Печерским монастырем, куда он пришел из Глинской пустыни по благословению своего духовного отца.

Общепризнанной исторической датой основания Псково-Печерского монастыря считается 1473 год, когда была освящена выкопанная в песчаном холме у ручья Каменца преподобным Ионой Успенская церковь. Здесь, на северо-западных рубежах России, на древней Псковской земле были взращены семена Православной веры. Временное и вечное, небесное и земное мирно соединяются на этой святой земле, где сам воздух насыщен молитвой многих поколений русских иноков. Псково-Печерский монастырь никогда не закрывался, – даже в самые страшные для Церкви годы. Послереволюционный его период не менее интересен, монастырь вобрал в себя духовный цвет русской церкви. Сюда в 60-е годы вернулись из Нововалаамского монастыря в Финляндии великие валаамские старцы.

Об этом периоде жизни батюшки рассказал архимандрит Кенсорин (Федоров) (в 2004 г. духовник Спасо-Елеазаровского женского монастыря, Псковская обл.):

– С отцом Ипполитом мы вместе трудились и подвизались в Псково-Печерском монастыре, куда батюшка поступил после закрытия Глинской пустыни. Первое время работали на пекарне. Батюшка Ипполит отличался особой простотой, любовью, смирением, кротостью. О себе он вспоминал: «В молодости я был веселый, любил шутить, плясать, был первым заводилой в обществе, но когда приходил в уединение, то нападала на меня тоска, очень скорбел, переживал, задумывался, для чего я живу, и как мне устроить свою жизнь правильно. Эти вопросы не давали мне покоя».

В феврале 1959 года на праздник трех святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста в Успенском храме по благословению наместника монастыря архимандрита Алипия (Воронова) нас вместе постригли в мантию. Имена дали в честь священномученика Ипполита и мученика Кенсорина Римских (III век). Постриг совершал схиархимандрит Пимен (Гавриленко; 1883–1976). Ночь после пострига мы провели в храме Лазаревского корпуса, где жили валаамские старцы. Спустя некоторое время, 14 июня 1960 года, отца Ипполита рукоположили в иеромонаха. Я же прослужил в сане диакона восемь лет. Батюшка Ипполит был мне как друг, как духовник, я часто исповедовался у него. Случалось и так, что мне было стыдно исповедовать свои грехи, но отец Ипполит кротко и милостиво снисходил к человеческой немощи, хорошо чувствовал и знал природу человека. Это был самый любимый и близкий для меня человек, и я очень сожалею, что его сейчас нет рядом.

Одним из послушаний батюшки Ипполита было водить экскурсии в пещеры Псково-Печерского монастыря, которое он исполнял целый год. В то время приезжало по тридцать – пятьдесят групп в день, и было три экскурсовода. Мне, по своему личному желанию, тоже приходилось проводить экскурсии. Надо сказать, что это была огромная нагрузка для тех монахов, которые исполняли такое послушание. С восьми утра до самого позднего вечера встречали они людей и провожали в пещеры. Летом особенно была ощутима разница температур: на поверхности +30°, а в пещерах +4°, и, конечно, это сказывалось на здоровье человека. Но, несмотря на все эти трудности, батюшка Ипполит послушание свое исполнял с любовью.

Приходилось нам общаться с Валаамскими старцами: схимонахом Николаем (Монаховым; 1876–1969), у которого я восемь лет был келейником. Он был слепой, но, общаясь с ним, я постоянно чувствовал около себя настоящего праведного человека, который живым своим опытом, примером являл свою святость не только мне, но всем приходящим к нему. Отец Михаил (Питкевич) говорил о нем как о благодатном старце, которому дана благодать за великое смирение и любовь. Схимонах Николай имел дар непрестанной молитвы… Постоянно живя с ним, я чувствовал, как небесный свет озарял келлию во время молитвы, и моя душа наполнялась неизреченной радостью. С великой радостью старец Николай принимал братию и паломников, многим целовал руки. Своим примером он учил смирению, послушанию и любви, а также поучал заниматься непрестанной молитвой. Братию же поучал подчиняться наместнику и всем вышестоящим с великим смирением и любовию. Отец Николай всех учил жить в мире, любви и согласии, часто повторяя слова: «Бог есть любовь. Без любви нет спасения». С отцом Николаем были духовно связаны схиигумен Лука (Земсков) и иеросхимонах Михаил (Питкевич).

Иеросхимонах Михаил – великий Валаамский старец, который последние свои годы провел в Псково-Печерском мужском монастыре. В Печерской обители отец Михаил вел, по сути, затворнический образ жизни, в храме почти не бывал, но ежедневно служил литургию у себя в келье, был очень слаб и никуда не выходил. Старец Михаил был любвеобилен и снисходителен к человеческой немощи. Он везде и всегда скорбел о спасении других, стремясь по мере сил своих наиболее полно осуществить первое требование Божие к человеку – заповедь любви.

Будучи еще послушниками, мы с отцом Ипполитом часто посещали старцев. Много внимания и заботы батюшка Ипполит уделял старцу отцу Михаилу, когда тот был болен. В последние недели жизни старца мы ежедневно читали возле него Евангелие. Отец Ипполит долгое время находился в келлии отца Михаила, часами читая Евангелие. Приходили и другие монахи: отец Никодим, отец Александр, благочинный Псково-Печерского монастыря (впоследствии схиархимандрит Александр), который с благоговением и любовью относился к старцам.

И вот эта черта – любовь к старцам – сохранялась у отца Ипполита всю его жизнь. Радостно сознавать, что уже в молодые годы, будучи послушником, батюшка готовился сам к старчеству через общение с такими великими старцами, как отец Михаил, отец Симеон (ныне прославленный преподобный Симеон Псково-Печерский), к которому мы также приходили вместе с отцом Ипполитом, исповедовались у него. Старец Симеон был духовником монастыря. Однажды говорит нам, послушникам: «Наместники пришли… Игуменами будете». Что и произошло много лет спустя.

Святая Гора Афон

В 1966 году по благословению Патриарха Алексия I отец Ипполит был направлен вместе с монахами Досифеем и Евстафием и др. для несения послушания на Святую Гору Афон в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь. В Свято-Пантелеимоновом монастыре, куда прибыл отец Ипполит, к тому времени оставалось всего несколько монахов преклонного возраста.

Жизнь на Афоне была очень трудная, с непосильным каждодневным трудом и непрестанной молитвой. Необходимо было возделывать землю, вести хозяйство, восстанавливать храм, после приключившегося здесь страшного пожара. Отцу Ипполиту приходилось вместе со всеми и камни ворочать, и мешки с цементом таскать, и раствор месить. Кроме того, он еще успевал водить паломников по монастырю. Было трудно. Но монахов поддерживала горячая молитва, а еще Божия благодать и покров Пресвятой Богородицы, который ощущается везде на Афоне.

Об этом периоде жизни отца Ипполита известно немногое. Греки посмеивались над ним, шутили: «Ипполитос-ксиполитос», замечая созвучие монашеского имени с греческим словом «босоногий». С палкой-посохом ходил он по афонским дорогам. Греческий священник, секретарь кинота отец Иосиф вспоминает о старце: «Сам возделывал огород и питался только от своего огорода, монастырских денег не брал. Жил в своей келье совсем один, без келейника или прислуги, и ежедневно полностью вычитывал службу, а по воскресеньям приходил в соборный храм Протата.[5]5   Прота́т – «Священный Кинот», центральный выборный орган управления афонскими монастырями. Храм Протата – это один из древнейших соборов Святой Горы. Он был построен преп. Афанасием Афонским в первой половине X века. Этот храм посвящен Успению Богородицы и является самым ранним из всех сохранившихся святогорских храмов.

[Закрыть]

В монастырь святого Пантелеимона он всегда ходил пешком. Я запомнил отца Ипполита великим подвижником: он был усерден в монашеском делании, стремился к воздержанию во всем, старался ничем никого не обременять. И никогда ничего не рассказывал о себе. А если его спрашивали о чем-то личном, он произносил только два слова: “Я грешный” и, кланяясь несколько раз, приятно улыбался. Всегда прятал под подрясник свою очень длинную бороду, которую никогда не стриг».

Сам отец Ипполит о многолетнем периоде своего подвижничества на Афоне говорил очень мало. Лишь однажды, в духовной беседе с насельниками Свято-Николаевского монастыря, он обмолвился, что Господь через него спас святые мощи преподобного Силуана Афонского. В те годы преподобный Силуан еще не был канонизирован, многие не верили в его святость, иные же считали великим подвижником, но, имея веру не по разуму, хотели спрятать останки так, чтобы их никто уже не нашел. Но промыслом Божиим через отца Ипполита сохранились останки старца Силуана для их прославления. Заслуживает внимания тот факт, что отец Ипполит исполнял то же послушание, что и преподобный Силуан Афонский – был экономом монастыря.

Все время своей службы на Афоне батюшка хранил в своем сердце Россию, родное село, близких людей, любимых отца и мать, сестер. Выходил на пустынный берег, пел: «На чужой стороне я как гость нежеланный…» Пел и плакал.

На вопрос:

– Вы тяжело переносили разлуку с родной землей?

Ответил однажды:

– Да, тяжело. Я всегда говорил, что человек получает настоящее познание родины только тогда, когда поживет на чужбине. Слову «родина» нет цены… Ходил я к морю, на камушке сяду, пою, молюсь и плачу.

«От многих страданий мира плачет монах, – говорил преподобный Силуан Афонский. – Так плакал Адам о потерянном рае… О любовь Господня! Кто познал Тебя, тот неустанно ищет Тебя, день и ночь кричит: “Скучаю я по Тебе, Господи, и слезно ищу Тебя. Как мне Тебя не искать? Ты дал мне познать Тебя Духом Святым”…» – Дальше старец Силуан добавляет уже от лица Адама: «Вы не можете разуметь моей скорби, ни того, как рыдал я о Боге и рае. Слезы мои текли по лицу и мочили мне грудь и землю; и пустыня слушала стоны мои. Меня терзали злые мысли; меня опаляли солнце и ветер; меня мочил дождь; меня мучили болезни и все скорби земли, но я все терпел и крепко уповал на Бога.

И вы несите труды покаяния: возлюбите скорби, иссушите свои тела, смирите себя и любите врагов, чтобы вселился в вас Дух Святой, и тогда познаете и обретете Небесное Царство…»

Архимандрит Мирон (Пепеляев), который знал отца Ипполита еще с Глинской Пустыни и тоже подвизался на Афоне, вспоминает: «По Божьей милости я был на Святой Горе Афон. Из Псково-Печерского монастыря нас было четыре монаха. Мы лично получили благословение Святейшего Патриарха, ныне покойного, Пимена и благословение митрополита Никодима Ленинградского и Новгородского, сподобившись быть у них. Летели мы самолетом из Москвы, посадку делали в аэропорту города Софии (Болгария), потом пересели на другой самолет, который летел до Афин. От Афин нас повезли автобусом в Салоники. Там мы посетили великолепный большой собор святого великомученика Димитрия Солунского, который был построен над темницею, где принял мученическую кончину святой Димитрий. Все это было для нас очень трогательно, я даже плакал. Посетив эту величайшую святыню Греции, мы поехали дальше до города Урануполи. Название города на русском языке означает “небесный” город. Это небольшой городок на берегу Эгейского моря. Море встретило нас очень сурово – мы попали в бурю. Я сам лично сильно волновался, потому что плавать я не умею. Грек же, который управлял этим кораблем, держался так смело, будто он всю жизнь на море и ему не страшно ничего. А для меня это было страшно. Во время бури нас так кидало из стороны в сторону, что все заплескивало водой. В такую бурю невозможно было что-либо разглядеть. Лишь только тогда, когда мы приблизились к самой пристани, я увидел наш монастырь святого великомученика и целителя Пантелеимона. Нес я там послушание один год и шесть месяцев, но по немощи моей и по болезни вынужден был вернуться в Россию, в Псково-Печерский монастырь.

Последние три утра моего пребывания на Афоне были для меня волнующими. Служба на Афоне совершается с 12 часов ночи до 6 утра. После службы мы все быстро расходились по своим келлиям, чтобы немножко заснуть. Однажды, открывая келлию, я почувствовал благоухание. Это был аромат необыкновенной сладости и необыкновенного одухотворения. Душа моя вся играла, я как младенец радовался! У меня создалось впечатление, что Сама Божия Матерь была в моей келлии и дала мне напутствие на всю жизнь, что нет большей благодати, как та, которая есть на Афоне. Даже если собрать все монастыри Земли, всех подвижников и старцев, Афон – выше и сильнее духом. Это я хорошо почувствовал.

Когда пришло время садиться на корабль и уплывать, я попрощался с братией. День был солнечный, очень тихий, море гладкое. Корабль отчалил, и чем больше становилось расстояние, тем величественнее возвышалась Святая Гора Афон, которая предстала передо мной как исполин, как могучий великан, увенчанный мрамором копьеобразной Горы. И чем дальше я отплывал, тем выше и шире становилась Святая Гора. Мне даже стало страшно, казалось, что она не хочет со мной расставаться, а хочет быть со мной. Когда мы прибывали на Святую Гору, то море встретило нас грозно, а когда я уплывал, было такое чувство, что оно не желает отпускать меня…

Память о посещении этого святого места была настолько глубокой, что, прилетев в свою родную Россию, в Псково-Печерский монастырь, я полгода плакал о Святой Горе Афон, о том, что больше не увижу этой красоты и не смогу насытиться той благодатью, которую дала мне Божия Матерь. Может быть, мне нужно было потерять себя ради этого величайшего, прекрасного уголка на Земле, но немощь не дала мне быть более мужественным. Я вспоминал торжественные восходы и заходы солнца, вечный и вещий шум моря, красоту и силуэты синих гор, где летают громадные орлы, днем и ночью поют птицы.

На Афоне подвизался великий подвижник старец Силуан Афонский, который скончался в 1938 году. Внутренне у меня возникал вопрос: “А может быть, есть аскеты, которые уединенно живут в горах?” Я слышал от греческих монахов, что они есть, но сам лично их не видел. И вот однажды ранним утром после Всенощной службы я бегу скорей на берег моря, потому что оно всегда прекрасно и всегда меняет свое лицо, как душа человеческая. Невольно я повернулся лицом к горам. На их вершинах стелился тонкий дымок цвета синевы. Я подумал: “А кто же там высоко в горах живет?” Имея большое желание это узнать, я решил отправиться в путь. Подобно Вифлеемской звезде дымок указывал мне то место, куда следовало идти. Я долго поднимался по горным ущельям, немножко было страшновато идти по незнакомой тропе. Восход солнца, голубое небо, величие гор… Подходя к долгожданному огоньку, я увидел на коленях молящегося старца, под открытым небом, с воздетыми руками. Я поприветствовал его по-гречески “калимера”, что значит “добрый день”. Он мне также ответил, но на меня не смотрел и не поворачивался, только дал знак рукой, что нужно подождать. Этот старец был весь белый, как снег, и когда он закончил молитву, то начал со мной беседовать. Видя то, что мне трудно объясняться по-гречески, некоторые фразы он говорил на русском языке. Старец показал мне свою келлию – простую, где горит камин, сушится хлеб – видимо, он питался сухарями. Постель старца из нарезанных виноградных стеблей располагалась на земле. Видел я также небольшой огород, где растет капуста, лук, то есть всё необходимое для жизни. Рядом находится источник: бьет ключ из скалы, растут смоковницы, хурма, апельсины, лимоны, мандарины, гранатовые деревья, магнолия – дерево с крупными красивыми цветами, розовый и белый олеандр. Воздух вокруг опьяняющий и благоухающий. В летнюю пору старец находится высоко в горах, а когда начинается сезон зимы, он переходит к морю. Братия из монастыря посещают его, помогая, если требуется помощь. Я был очень счастлив, что и в наше время есть старцы-подвижники, аскеты. Видя их лица, слыша их речь, чувствуешь себя иным человеком, понимаешь, как ты далек от них. Я благодарен Богу за такую встречу.

В Свято-Пантелеимоновом монастыре служили греки, болгары, югославы, сербы, которые всегда посещали и любили нашу службу. Они стояли на левом клиросе, а русские монахи – на правом. Служба совершалась на двух языках – половину службы пели они – по-гречески, половину – мы, по-славянски. Служба такая торжественная, что все голоса сливались воедино, многие монахи плакали… Иноки и монахи, которые посещали наш монастырь, духом и душой чувствовали нас, а мы – их. Дух Божий объединял всех. Во всем – в работе, в служении мы были вместе.

Меня поразило то, что дети на Афоне с трех лет привыкают к местному уставу, они там растут, совершенствуются и становятся как ангелы, приятно на них посмотреть. Их походка, речь, движения – все торжественно, возвышенно и так радостно, что чувствуешь, будто ты не на земле, а на небе…

Чтобы понять глубину монашеского духа, надо самому пройти эту школу, возродиться, подражать подвигу старцев, подвижников, тогда и ты преобразишься, и свет Вечной Славы тебя осенит, по слову Господа: “Прославляющих Меня, Я прославлю”.

По большим праздникам я служил, а в будни пел на клиросе вместе с отцом Ипполитом, у него был баритон, батюшка хорошо знал греческий язык, писал и говорил на нем.

Батюшка Ипполит был крепкий, молодой, на Афоне посадил много деревьев своими руками, в основном это ливанские кедры. Сейчас они уже высокие, как в лесу.

После сильных афонских ливней вырастает высокая густая трава, которая удерживает влагу, и в этой влаге зарождаются бескровные белые черви, «калимары», покрытые тонкой пленкой. Однажды мы встретили грека с палкой в руках и сумочкой, в которую он собирал этих самых калимаров. Так мы от греков узнали, что они съедобные, их можно есть во время поста, и тоже стали собирать. Варили их в котле, потом раскладывали на тарелочки, правда, первый раз ели с закрытыми глазами, потом ничего – привыкли.

На Афоне растут виноград, апельсины, лимоны, хурма, грецкие и миндальные орехи. С наступлением весны распускается миндаль. Вместе с отцом Ипполитом мы сажали картошку, лук, чеснок, пшеницу, вместе ездили собирать урожай.

Отец Ипполит запомнился мне очень мирным, любвеобильным, он никогда не гневался. Улыбнется – и не отходил бы от него! Такая благодать!

Батюшка Ипполит был грамотный, имел хорошие знания, и при этом отличался кротостью и смирением. Он меня очень любил. Вернувшись с Афона, отец Ипполит писал мне письма, просил приехать к нему в Рыльск, но обстоятельства не давали мне посетить Свято-Николаевский монастырь. Позже я приехал к нему на могилку».

Схиархимандрит Илий прибыл на Афон через десять лет после отца Ипполита. Он так же, как и другие монахи, служившие здесь, дышал святым афонским воздухом, ощущая необыкновенную святость афонской земли и покров Пресвятой Богородицы. Схиархимандрит Илий тепло вспоминает отца Ипполита, особо отмечая его гостеприимность, любовь и большое смирение.

Отец Ипполит и в самом деле любил гостей, водил их по монастырю, показывал им все достопримечательности. Всегда заботился о том, чтобы никто не остался голодным.

Батюшка Ипполит писал с Афона очень теплые письма отцу Кенсорину, из которых было видно, что он любил свою родину, своих людей и больно переживал эту разлуку, находясь на чужбине. В письмах батюшка часто повторял: «Дорожи тем, что ты живешь в России. Целуй свою землю».

Богослужения на Афоне – это многочасовые бдения. После полуночи – служба, с утра – послушание, и так – всю жизнь. Почти круглый год жара. И какая! Очень высокая влажность. Во время службы все облачение мокрое, хоть выжимай. Отец Ипполит никогда не жаловался, сносил все молча, с улыбкой. Он отличался большой любовью к богослужению.

Тогда на монахах, особенно на молодых, лежала огромная ответственность за сохранение Русского монастыря и его традиций. По возвращении с Афона отец Досифей вспоминал, что ему приходилось одному несколько лет быть псаломщиком, а батюшке Ипполиту седмичным священником. Потому часто богослужение совершали вдвоем. Спустя годы на Святую Гору Афон прибыли и другие монахи из Псково-Печерского монастыря, Троице-Сергиевой Лавры. Легче не стало, но было радостней оттого, что удваивается молитва, возрождается жизнь русского монашества на Афоне.

На Святой Горе отец Ипполит подготовил себя для великого подвига служения Богу и людям. И спустя много лет память об отце Ипполите так и осталась жить на Святой Горе. На Афоне помнят батюшку сильного и крепкого с виду, но с доброй душой. И снова слышишь: «Тихий, кроткий, смиренный…» А это ли не высшая похвала?

Свято-Пантелеимонов монастырь

Каким был Русский Свято-Пантелеимонов монастырь в те годы, мы можем узнать и по рассказам паломников, которые посещали Святую Гору Афон как раз в то время, когда там подвизался отец Ипполит и другие монахи из России.

«Минуя скиты и монастыри, которые почти все расположены или на самом берегу, или невдалеке от него, мы прибыли к полудню в Русский Пантелеимонов монастырь. Это один из крупнейших афонских монастырей, лет шестьдесят назад в нем было около полутора тысяч иноков. Сюда ежегодно приезжало множество русских паломников. Сейчас здесь около тридцати иноков, преимущественно русских, и человек пятнадцать наемных рабочих, поддерживающих хозяйство монастыря. Так же малолюдны теперь и другие афонские монастыри. Нас тепло встретили, провели в храм, где мы помолились, представились настоятелю монастыря архимандриту Илиану. Нас устроили в комнатах для приезжих, накормили обедом. Пища постная, в основном овощи, но в честь нашего приезда подали рыбу, хотя Афон ею беден, несмотря на то что море рядом. В старину в Пантелеимонов монастырь соленую рыбу привозили из России. К вечеру пошли в Покровский собор, прослушали девятый час и вечерню, затем осмотрели монастырскую библиотеку и ризницу. На колокольне – большие колокола из России и часы, показывающие афонское время, которого придерживаются в большинстве афонских монастырей: счет времени суток начинается с захода солнца, и часы примерно раз в неделю выверяются по солнечному заходу. После захода солнца мы снова были в храме, где совершалось повечерие и акафист. Немного поспав, в 7 часов по афонскому времени, что соответствовало 2.45 ночи обычного времени, мы опять собрались в храме, прослушали полунощницу, утреню, часы и Божественную литургию. Мы все причащались. Ночная служба, закончившаяся уже утром, длилась 4 ч. 20 м.».[6]6   Путешествие русских паломников по святым местам Востока в 1965 г. // ЖМП. 1965. № 4. С. 32–33.

[Закрыть]

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена 28 апреля 1975 года в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на празднование Святой Пасхи отправились паломники от Русской Православной Церкви. В составе паломнической группы был архиепископ Владимирский и Суздальский Владимир. Вместе с ними в Русский Пантелеимонов монастырь на Афоне направлялся новый насельник архимандрит Иеремия (Алехин) (из Успенского монастыря в г. Одессе). К паломникам также присоединился проигумен Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне архимандрит Авель (Македонов), возвращавшийся со своей родины (из Рязани) после лечения.

В одном из воспоминаний о посещении Русского Свято-Пантелеимонова монастыря встречается имя батюшки Ипполита, тогда еще молодого иеромонаха, насельника этой святой обители. «Наконец взору открылся монастырь святого великомученика Пантелеимона, осиянный лучами солнца, сначала редкими, затем все более заполняющими пространство – древнюю святую обитель, зеленеющие склоны гор и глубокую лазурь моря. И вдруг в это пространство влились густые бархатистые звуки колокола, возвещающего торжественную весть о новой встрече с вестниками Родины. Было 12 часов по московскому времени. Сдержанная радость окрыляла всех.

Нас сердечно приветствовал иеромонах Ипполит. Бегом, насколько позволяли старческие годы, спустился к прибывшим почтенный насельник обители иеромонах Серафим, только что оглашавший Афон русским звоном с колокольни монастыря.

Остальные десять иноков передали через отца Серафима и отца Ипполита свое сердечное приветствие. Сами они только что начинали вечерню Великого пятка с выносом Плащаницы в двух главных соборах обители.

Получив благословение у архиепископа, оба инока, лобызая прибывших, надеялись в каждом паломнике увидеть нового собрата.

– А кто же к нам совсем приехал? – последовал первый вопрос отцу Авелю.

– Вот, отец архимандрит Иеремия, – представил тот прибывшего седовласого старца.

– Только один?!

– Второй, кому дана виза, по болезни не смог приехать. Ведь за десять лет, когда были поданы прошения, многое изменяется в здоровье человека. И вот наш батюшка поседел… – ответил проигумен.

– А мы думали, что вы больше привезете… и молодых.

Эта пятиминутная встреча на пристани родного монастыря как бы открыла врата на Святой Афон, со всеми его земными проблемами и одухотворенной светлой верой в заступничество Царицы Небесной – Игумении этого благословенного жребия».[7]7   Пасхальные дни в Русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне // ЖМП. 1975. № 8. С. 22–25.

[Закрыть]

Узнать подробнее о том, как тогда встречали Пасху в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре, нам помогают следующие воспоминания паломников: «Первое богослужение, которое совершили паломники вместе с братией в святой Русской обители, – богослужение Великой субботы. В полночь начали чин погребения Спасителя, который продолжался до 4 часов утра, а через 2 часа – Божественную литургию. В полночь на 4 мая стали совершать полунощницу, а в 5 часов утра (афонское время) по звону колокола начали пасхальную заутреню у входа в собор святого великомученика и целителя Пантелеимона. С первым пасхальным гимном, воспаряющим с радостным звоном от подножия Святой Горы к её вершинам, служащие разошлись с возжженными свечами по соборам. Присутствие многих святых мощей указывало на участие афонских и вселенских угодников Божиих в праздновании этой Святой Пасхи, возводящей нас к Пасхе Нескончаемой, Вечной. И хотя в величественных соборах монастыря было не более пяти молящихся, не было ощущения пустоты. Поистине здесь была Полнота, наполняющая всё во всем! Все священнослужители молились у престола. После Божественной литургии был совершен пасхальный крестный ход вокруг монастыря. На источнике у берега моря отслужили благодарственный водосвятный молебен, далее крестный ход продолжался с окроплением монастыря святой водой». Все, кто сподобился побывать в эти святые дни Светлой Пасхи Христовой на Святой Горе Афон и помолиться с насельниками Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, отметили, что «везде, где бы ни появлялись русские паломники, их встречали с глубокой искренностью и поистине братской, христианской любовью».[8]8   Пасхальные дни в Русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне // ЖМП. 1975. № 8. С. 27–28.

[Закрыть]

iknigi.net

[email protected]=-( слушать и скачать на MIXMUZ

She Say She Loves Me (feat. 8 Ball & Bun B) — E-40 feat. 8 Ball, Bun B

5:19

She Say She Loves Me (feat. 8 Ball & Bun B) — E-40 feat. 8 Ball, Bun B

5:18

4. Allegro — The Z.E.N. Trio

6:22

The Groove — Fer BR

8:16

3. Adagio — The Z.E.N. Trio

8:15

1. Allegro con brio — The Z.E.N. Trio

14:30

2. Scherzo (Allegro molto) — The Z.E.N. Trio

6:05

Fantasie B-Dur, Wq. 112/8 — Alexei Lubimov

1:02

Down 2 Tha Last Roach — Eazy-E

7:50

Alles wird gut - Teil 20 — B.Ö.S.E.

2:16

Undercover — Lane 8 feat. Matthew Dear

4:47

Diamonds — Lane 8

5:12

String Quartet No. 8 in E Major, Op. 80, B. 57: III. Allegro scherzando — Panocha Quartet

4:45

8 Humoresques, Op. 101, B. 187: No. 7, Poco lento e grazioso — Radoslav Kvapil

2:28

String Quartet No. 8 in E Major, Op. 80, B. 57: II. Andante con moto — Panocha Quartet

5:49

Waltzes, Op. 54, B. 101: No. 8 in E-Flat Major, Allegro vivace — Radoslav Kvapil

2:30

8 Humoresques, Op. 101, B. 187: No. 3, Poco andante e molto cantabile — Radoslav Kvapil

4:02

Dvorák: Slavonic Dances, Op. 72, B. 147: II. Dumka (Allegretto grazioso) — Lorin Maazel

2:36

String Quartet No. 8 in E Major, Op. 80, B. 57: IV. Finale. Allegro con brio — Panocha Quartet

7:10

Piano Sonata No. 26 in C Major, Hob. XVI/2g: I. Larghetto — Baby Lullaby

2:55

Slavonic Dance No. 2 — Mantovani

4:33

Humoresque No. 7, Op. 101 — Isaac Stern

3:47

Dvorak: 8 Slavonic Dances, Op. 46, B. 83: II. Dumka in E minor (Allegretto scherzando - Allegro vivo) — Lorin Maazel

5:33

No.2 In E Minor — Berliner Philharmoniker, Herbert von Karajan

5:01

String Quartet No. 8 in B-Flat Major, D. 112: IV. Presto — Busch Quartet

3:37

8 Humoresken, Op. 101, B. 187: No. 7 in G-Flat Major, Poco lento e grazioso — Jenö Jando

2:43

8 Humoresques, Op. 101: No. 7, Poco lento e grazioso in G-Flat Major — Budapest Strings

3:20

String Quartet No. 8 in B-Flat Major, D. 112: II. Andante sostenuto — Busch Quartet

9:06

String Quartet No. 8 in B-Flat Major, D. 112: III. Menuetto. Allegro - Trio — Busch Quartet

4:29

No.2 in E Minor (Allegretto grazioso) — Katia & Marielle Labèque

5:20

mixmuz.ru

Отчитка: за и против

Недавно я была в паломнической поездке, о которой узнала из объявления в газете «Благовест». Меня возмутил тот факт, что, оказывается, руководитель паломнической службы возит невежественных в вопросах религии людей на отчитку к отцу Мирону, который будто бы отчитывает от всех болезней, но я сомневаюсь в этом. Он собирает со всех по сто рублей и лечит пением русских народных песен. Хотелось бы увидеть на страницах вашей газеты объяснение, что это за отчитки и кто их проводит. Ведь всем верующим известен только Архимандрит Герман из Троице-Сергиевой Лавры, к которому ездит на отчитку вся Россия. Это дано не всем. Татьяна Климова От редакции. Такой факт действительно имел место: Паломническая служба (г. Самара), работающая в давнем содружестве с газетой «Благовест», провела недавно паломнический рейс по северным святыням России. Самарские паломники 18 и 19 августа побывали в Преображенском скиту в Псковской епархии, где проводит отчитки известный многим Православным самарцам Архимандрит Мирон (Пепеляев). Мы всегда с уважением относились к отцу Мирону. Не раз писали о нем в нашей газете. И все же мы решили внести ясность в то, что же на самом деле произошло в этой паломнической поездке. Но оказалось, что вопрос, заданный в письме, гораздо шире и далеко не сводится к служению отца Мирона, чьи отчитки вот уже несколько лет во время постов проходят во многих храмах Самарской епархии и продолжают собирать множество народа. Мы попросили высказать свое отношение к происшедшему как непосредственных участников и организаторов этого паломнического маршрута, так и представителей Псковской епархии — Правящего Архиерея и авторитетного священника, которые давно знают Архимандрита Мирона.

Елена Роднина, руководитель Самарской Паломнической службы: Сама я никогда не ходила на отчитки к отцу Мирону и ходить не собираюсь. Но в паломническом автобусе оказалось немало духовных чад отца Мирона. Это хорошие люди, любящие своего духовного наставника. Многие из них уже не раз ездили со мной в паломничества. Они стали уговаривать меня по дороге заехать к батюшке. Мне бы посоветоваться с находившимся в автобусе священником, но я этого не сделала, решила ехать на праздник Преображения Господня в Преображенский скит. Там, думала я, будет праздничная Литургия. А после нее желающие пойдут к отцу Мирону на отчитку. Но вечерней службы в храме не было, и всем паломникам (не только духовным чадам отца Мирона) ничего не оставалось, как пойти на отчитку. Воздержались от этого, кажется, только двое: протоиерей Геннадий Феоктистов и я. Была возможность отвезти в скит к отцу Мирону только его духовных чад, а остальные могли бы остаться в Пскове, но я этим не воспользовалась. Это моя ошибка, которую более не повторю. К отчитке должны прибегать лишь те, кому это нужно, кто взял на это благословение. А получилось, что пошли на нее и те, кто этого делать не собирался. Когда мы уехали из скита, в автобусе произошло разделение: одни радовались, что побывали у отца Мирона, другие, напротив, высказывали за это упреки в мой адрес. Но вскоре всех нас утешил и примирил старец Мардарий (об этом см. в № 19 газеты «Благовест»)...

Настоятель самарского храма Всех Святых протоиерей Геннадий Феоктистов:

Дар исцеления бесноватых дается далеко не каждому. Даже не все Святые Отцы брали на себя такой подвиг — отчитывать одержимых. Делается это с особого благословения. Лучше, если на это благословит сам Патриарх (на отчитку есть Патриаршее благословение у Архимандрита Германа из Троице-Сергиевой лавры). У отца Мирона, я считаю, этого дара исцелять бесноватых — нет. Нет и благословения Патриарха. Наши паломники отнеслись к отчитке в основном негативно, но были и такие, кто отнесся положительно. Одна женщина сказала, что в Псково-Печерском монастыре возле св. мощей ей стало плохо, а у отца Мирона она почувствовала себя лучше. Я же считаю, что от такой отчитки, которую я видел у отца Мирона, может быть только хуже. Это как в Евангелии сказано: диавол на время уходит из человека и блуждает по пустым местам, а потом говорит: возвращусь я на свое место, и берет с собой семь бесов, злейших себя... На время человек после отчитки получает облегчение. А потом ему становится хуже. «И бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11, 26). Поэтому надо не только «отчитываться», но и христианский образ жизни вести, пребывать в молитве. Меня поразило, что отец Мирон на престольный праздник не хотел служить Литургию, он, видимо, свои отчитки ставит выше Литургии. А ведь выше Божественной Литургии нет ничего на свете! Пришлось мне совершить Литургию, после уговоров отец Мирон на это согласился. Когда я был в Псково-Печерском монастыре, мне там сказали, что батюшка в прелести, и не советовали к нему ездить. Но Елена Александровна настояла на своем. И вот вместо Всенощной началась отчитка: встал он спиной к алтарю, стал какие-то песни петь... Стихи, которые сам сочинил... Я бы посоветовал к нему на отчитку не ходить. И вообще, если человек подходит спокойно к Кресту и Евангелию, если нормально причащается Святых Таин, то зачем ему отчитка? Вот отец Иероним в Санаксарах служил молебны о здравии — это другое дело. Молиться нужно, чтобы Господь здоровье ниспослал. Я негативно не отношусь к отцу Мирону. Лично против него ничего не имею. Но я жил в Псково-Печерском монастыре, знаю, какой должна быть отчитка. Отец Пимен, отец Адриан, Антипа — они действительно отчитывали. Но делали это благоговейно, совершенно по-другому. Там был страх Божий, благоговение. Отец Мирон и мне предложил принять участие в отчитке. Предложил какие-то молитвы читать, но я отказался. Не имею права на это — без благословения. Нет, там не то что-то. А лишь сбор денег и почестей. И скита там нет, а просто храм да три двора, да дом священника, и все. Литургию ниже отчитки ставить — это уже прелесть какая-то. В большом требнике есть чин отчитки, это законно, но отчитка совершается лишь теми, кому это дано. Одному из тысячи! Вот к отцу Герману я бы благословил своих духовных чад поехать, а туда — нет... Надо ведь как? Отслужить Литургию, причаститься и только потом идти бороться с демонами. А без причастия в этот день как отчитывать? Нельзя! Все грехи на исповеди очисти с себя, а потом иди других исцеляй. Но после этого искушения с отчиткой нас, паломников, Господь утешил и успокоил. И такую благодать и отраду дал! Проехали шестьдесят километров и в Маяково остановились. А оказалось, что рядом с нами, в девяти километрах, могилка старца Мардария. Идите туда и получайте исцеление! Многие со мной туда пошли. Там и источник есть, и камень, на котором он спал. И когда мы приложились к этому камню, когда попили водичку и искупались в источнике — все ликовали, и искушение сразу же позабыли. Кто едет в Псков — обязательно заезжайте и на это святое место!

Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий: Вокруг таких людей, которые занимаются отчитками одержимых, всегда ходят всевозможные слухи. И это не зависимо от того, достойный или недостойный пастырь занимается отчиткой...

Отца Мирона я застал на Псковской кафедре в этом же состоянии: он уже был Архимандритом, уже отчитывал болящих... Он получил на это благословение в Псково-Печерском монастыре. Я считаю, что это благое дело — взять на себя заботу о больных людях. Многие из них прошли через колдунов, экстрасенсов, и им нужна помощь. Далеко не каждый священник может решиться на такое. Если уж люди продолжают ходить к всевозможным знахарям, то гораздо лучше, если пойдут они не к ним, а к Православному священнику, который лечит молитвой, обращением к Богу. К молитвам отец Мирон ничего не прибавляет. Делает только то, что благословляется Церковью. Проводит отчитку по чину Святителя Василия Великого. В том, что отец Мирон занимается отчиткой, я не вижу ничего отрицательного. Правда, не могу свидетельствовать о том, есть ли положительный результат от его отчиток. Нужно помогать одержимым духовными недугами людям, от которых даже врачи отказываются, в первую очередь таинством покаяния, соборования, причащения. Но и отчитка в некоторых случаях тоже нужна. Я видел, как проводит отчитки старец Адриан — после этого многие люди исцелялись от недугов. К Архимандриту Мирону на отчитку приходят большие массы народа. Но ведь и экстрасенсы на свои «сеансы» собирают множество людей, причем берут за это большую плату. И это никого не удивляет. Отец Мирон находится в послушании Церкви, и у меня с ним никогда не было разногласий. Настоятель Псковского храма Св. Благоверного князя Александра Невского протоиерей Олег Тэор: Архимандрит Мирон уже давно ведет благочестивую жизнь. Был он много лет в монастыре, взял на себя тяжелый подвиг отчитывать бесноватых. Имеет на это благословение. От его отчиток, как мне рассказывают, многим стало лучше. Иногда он заочно отчитывает бесноватых. Кто-то, наверное, не одобрит этого, но я считаю, что заочно нельзя крестить и исповедовать, а отчитывать, наверное, можно. Ведь «заочно» молиться о человеке — это нормально. У нас на Псковщине, в отдаленном и глухом месте, он организовал скит, построил там церковь. Он помогает в восстановлении и других церквей. В храм в Выбутах (место рождения Св. Благоверной княгини Ольги) он подарил икону «Семь Архангелов». В наш храм Св.Благоверного князя Александра Невского отец Мирон пожертвовал большую икону Божией Матери «Остробрамская». Насколько мне известно, в епархии к нему отношение в целом положительное. Иногда ему ставят в вину, что он отчитывает сразу много людей, но ведь и известный Псково-Печерский старец Адриан так делал, и многие от этого получали духовную пользу. Пять лет назад отец Мирон куда-то уехал на отчитку из скита, и в это время у него в храме обновилось несколько икон. По благословению Архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия я был в комиссии по рассмотрению этого явления. Свидетельствую: чудо было истинное! От икон даже шел свежий запах, как будто краски. Я считаю, что к отчитке должны прибегать не все, а только те, кому это действительно нужно. От отчиток отца Мирона не будет вреда. Но есть и другие, кто называет себя «отчитчиками» — от них может быть вред...

Мы вовсе не собираемся выносить какие-то свои сужденияч об отчитках Архимандрита Мирона — не нам, конечно, не нам судить о человеке, взявшем на себя такой тяжелый и без Божией помощи явно непосильный труд. Видимо, кому-то его отчитки нужны, а кому-то, наверное, полезнее от них воздержаться. Мы лишь хотим поставить проблему, которая давно назрела и которую нельзя далее замалчивать. Нужно вырабатывать определенные правила, регулирующие поток желающих принять участие в отчитке, чтобы благое дело не вылилось в профанацию и вместо пользы не приносило вред. Тем более, если отчитка производится не «один на один» (как это было встарь!), а при большом скоплении народа. Не всем полезно слышать, как вопят одержимые, заходятся «петухом», лают, хрюкают (сами по себе эти звуки, действующие весьма эффектно, по мнению многих старцев, например, схиигумена Иеронима, еще не означают, что отчитка приносит пользу тем, кто эти звуки издает и слушает — это могут быть и козни бесовские). Не исключено, что на массовой отчитке бес, выйдя из одного одержимого, войдет тут же в другого, пришедшего на отчитку более-менее здоровым. Вот почему, советуют опытные духовники, лучше, чтобы отчитка проходила наедине со священником, нужно перед отчиткой взять благословение у своего духовника (известно, что не все самарские священники благословляют своих духовных чад идти на отчитки, которые проводит отец Мирон или другие священники-экзорцисты). И отчитка, конечно, должна служить лишь подспорьем в церковной жизни, и ни в коем случае не заменять участия в церковных таинствах. Мы только ставим эту сложную проблему. Надеемся, что в дискуссию включатся люди авторитетные, и это послужит на пользу всем нам.

На фото: Архимандрит Мирон во время отчитки духовно болящих.

Редакция18.10.2002

Понравилось? Поделитесь с другими:

См. также:

6 комментариев

xn--80aaaabhgr4cps3ajao.xn--p1ai

Размышления над страницами «Жизнеописания игумении Анастасии (Шестун)

Архимандрит Георгий (Шестун): «Рожденная игуменией», Жизнеописание первой настоятельницы Заволжского Свято-Ильинского женского монастыря игумении Анастасии (Шестун) / журнал «Духовный Собеседник», Самара, N 4 (72) 2014, с. 102-141

Часть 1

Часть 2

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!, - этим свидетельством Победы Жизни над смертью завершает отец Георгий, не само Жизнеописание, а краткое, «вместо эпилога», личное чувствование, сердечное восприятие события жизни игумении Анастасии.

В завершающих труд словах он скажет: «Всматриваясь в жизнь матушки Анастасии, первой игумении Заволжского Свято-Ильинского женского монастыря, ловлю себя на мысли, что она все больше и больше для меня оживает. Ее образ становится более чистым величественным и глубоким. Память погребла в своих недрах все мелочное, временное, мелкое и неважное, раскрывая перед духовными очами жизнь русской игумении, ее труды и болезни, ради Христа понесенные» (С.141).

Судьбы Божии

«Что есть человек, яко помниши его? Или сын человечь, яко посещаеши его»? (Пс. 8). Читаю Жизнеописание игумении Анастасии, первой настоятельницы Заволжского Свято-Ильинского женского монастыря Самарской Епархии и звучит, и звучит во мне этот неотступный вопрос, но и ответ проступает, проявляется от строки к строке Жизнеописания, составленного архимандритом Георгием, игуменом ближнего, Заволжского, то ж, в честь Животворящего Креста Господня мужского монастыря. Ответ проступает не общий, а личностный.

Хотя, казалось бы, какая «личность» во Христе?

«И так будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48), «Стяжи Дух мирен» (перп. Серафим Саровский), - все это путь обожения. «Обожение - общение или соединение с Богом, исполнение благодати Божией в человеке» (прот. Григорий Дьяченко «Полный церковнославянский словарь», 1900). Путь открытый исключительно Православному миросозерцанию, доступный лишь Православному в святоотеческой традиции деланию; западная церковь в своем мудровании путь этот закрыла для себя, добрыми делами пытается спасаться. И только Православие видит смысл человеческой жизни - в обожении (Архимандрит Георгий (Капсанис), Обожение как цель человеческой жизни). Но, по земной логике, чем ближе ко Христу, тем менее самости, менее своего «я», то есть, «личности» менее. Но парадокс, православный парадокс, чем ближе ко Христу, тем личность - ярче, четче черты неповторимые, индивидуальные, только не земного извода, а Божьего. Образ Божий начинает проступать в человеке близ Христа, замысл Божий о человеке выявляется. А он, замысл этот, о каждом человеке и про каждого человека - свой, особый. Господу незачем, повторяться в творениях, Его Творческий простор безграничен и каждый, каждый человек, - чудо творения Божьего.

«Судьбы Божии» по свт. Игнатию (Брянчанинову), каждому человеку надо только тщательно исполнить все - должное, от Бога определенное.

«Что - судьбы Божии? это - действия или попущения воли Божией, на которые произвол человека не имеет никакого влияния. Очевидно, что для всецелого исполнения воли Божией человеком необходимо человеку встать в правильное отношение и к заповедям Божиим и к судьбам Божиим (...) Управляет Бог вселенною; управляет Он и жизнию каждого человека во всей подробности ее» (Игнатий (Брянчанинов), свт., Судьбы Божии).

Вот и с игуменией Анастасией, в свидетельстве Жизнеописания так получается. И, удивительно, не только образ матушки проявляется, поновляется, но и образ «автора» Жизнеописания, отца Георгия, тоже четче, явственнее от строки к строке.

Сначала общее все, общее человеческое, как все, как у всех. Август, абитуриенты Евгений и Ирина, у него два друга у нее две подруги и оказываются на экзаменах - рядышком и барышни юношам помогают, вот и знакомство. Сколько таких историй?, - несчесть.

Но август. Август, жизнь, наверное, и надо было прожить, две жизни в одну соединенную, прожить надо было, чтобы открылся август - просто месяц, один из двенадцати месяцев, - во всей полноте Божиего замысла о месяце этом в Русской жизни. Весь номер журнала «Духовный Собеседник», в котором Жизнеописание напечатано, Августом дышит, именно с большой буквы, не как имя собственное, но как имя и отличие от других месяцев Богом данное. Открывается журнал Иконой Божией Матери и молитвой к Ней, пред Иконой «Августовская Победа»; укрепляется Словом преподобного Батюшки Серафима (19 июля/1 августа, Обретение мощей прп. Серафима, Саровского чудотворца) - Поучение святых отцов о молитве Иисусовой (с.46-57); восходит к «Свече Августовской» (Почитание Августовского образа Божией Матери) (С.92-101), чтобы просто прозвучать в начале Жизнеописания - «Август - жаркое время для абитуриентов самарских вызов, идут вступительные экзамены» (глава «Первая встреча. 1969 год», С.103).

Вроде бы, «автор» Жизнеописания, отец Георгий, не прибегает к художеству, не выстраивает сюжет, просто - свидетельствует о жизни в том порядке, в котором жизнь человеческая осуществляется. Но в этом естественном порядке вещей обнаруживается, вдруг, и сюжет и художество, не от мнимого «автора», а от Создателя жизни. Становится понятно, что у Жизнеописания нет автора, «нет автора», в привычном для литературоведов смысле слова, есть - свидетель, свидетель жизни, а само Жизнеописание - свидетельство. Свидетельство особого рода, когда в тексте открывается вся полнота бытия - и видимый мир и невидимый, - одновременно осуществляются.

Боль за Россию жила в сердце матушки

Жизнеописание открывает природу, почву, на которой возрастала будущая игумения. Да, страна была - советская, но, ведь был и род, «род и род», по матери и по отцу. -

«Семья матушки Анастасии была по-своему уникальна. Двадцатый век перемешал в ней все сословия - крестьян и дворян, военных и ремесленников. Неуловимая связь с иной Россией, с ее духом, традицией, с Россией, о которой мы мало знали и было даже запрещено знать, чувствовалась в укладе семьи, в отношении к предкам, о которых почти не говорили, не желая навредить нам, живущим в богоборческом, атеистическом государстве» (С.111).

Надо понимать, что это сегодня архимандрит Георгий, воскрешая те годы жизни студентов Ирины и Евгения, видит так со стороны, из вне рассматривая воскрешенное бытие. И в воскрешенном бытии явственен и мир видимый и мир невидимый - «неуловимая связь с Россией», семьи матушки Анастасии; а в те, не воскрешенные, а переживаемые годы для студентов Евгения и Ирины, эта связь не чувствовалась, она приобреталась. То есть и Евгений и Ирина проходили своего рода испытание, той, из «девятнадцатого, начала двадцатого века великой империи», «иной Россией», испытание и на соответствие и на принадлежность. Сможет ли новая семья, коль скоро ей суждено возникнуть, продолжить, сохранить это «иное» настоящей России. Конечно, не родители будущей матушки «испытывали» молодых, родители и сами, думается, такое же «испытание» проходили, может, еще более ответственное, ведь им предстояло в чистоте передать молодым Образ Родины, не названный, потаенный, но тот единственный, который и есть - Истинный.

Думаю, это же все относится к роду и родословию отца Георгия, но он о своих истоках смиренно не упоминает. Думаю, что здесь открыт Промысл Божий о России, проявление Его. Россия была советская, но семьи, советские, они память рода хранили, не называли, не вспоминали, и фотографий дореволюционных не было, уничтожены в страшные годы, но мировоззрение, устройство жизни, ценности, - все это было в настоящих семьях не советское, а - русское, традиционное. Двуличия не было, страну - любили, советскую страну - любили и вдохновлялись ей, успехами ее, и воевали за нее, и жизни отдавали и работали для нее не покладая рук, но и душу сохраняли как главное свое, может и, не задумываясь о том, что «душа по природе Христианка», и традицию сохраняли, «память рода», все это и было сбережение истинной России, вечной, в условиях России советской, временной.

Не случайно именно в главе «Студенческая пора. 1969 - 1972 годы», рассматривая воскрешенное бытие этого времени, увидит отец Георгий: «Мы родились через 5-6 лет после войны и еще своими глазами видели людей, искалеченных войной, на костылях, на деревянных протезах, на маленьких тележках для безногих. В один из дней по приказу вождя их всех увезли в неизвестном направлении.

С тех пор боль за Россию жила в сердце матушки. Матушка-игумения молилась за Россию непрестанно, и в последние годы жизни она часто проливала слезы об ее судьбе, о судьбе русского народа, судьбе наших детей и внуков» (С.107).

Насколько же важно действительное, «медленное и погруженное» (по Ф.А. Степуну), восприятие «художественного» (в кавычках, потому что здесь не художество автора, но - Творца) текста.

Посмотрим незамечаемое. Куда увезли этих людей? Направление известно сегодня - это Валаам, твердыня Православия. Здесь читается и Трагедия и Величие Промысла Божия. И здесь же с абзаца, автор Жизнеописания произносит, ключевые для всего повествования слова - «Боль за Россию». Но и еще слезы - «о судьбе русского народа», и через знак препинания, «запятую», который здесь не препинание, а единение - «судьбе наших детей».

Согласуя авторскую волю с Волей Божией

И далее рассказ о родителях, семье матушки. Первое упоминание имен родителей, являет сразу и итог, если так можно сказать, земного предназначения: «Петр Иванович Афанасьев, мой будущий тесть, а в последствии - первый постриженик подгорского мужского монастыря монах Гавриил» (С.105); «Мама матушки Валентина Георгиевна Афанасьева (в девичестве Кожура), впоследствии монахиня Елисавета» (С.107).

Здесь, вновь необходимы пояснения, слишком близко мы подошли к открытию действительных смыслов и «авторства» и «художества». Это, ведь именно отец Георгий, так «организует сюжет», что первое явление, органично представляет не «фотографию», не «документ», но завершенный образ, всей, полной, человеческой жизни, в этом смысле, отец Георгий - автор, это проявление его авторской воли, как автор он мог писать - иначе. Но, пишет, не в авторской воле, а согласуя авторскую, личную, волю с Волей Божией. Но тогда, не авторство уже, а свидетельство (?). На этом принципе, пока еще неведомом литературоведам, неоткрытом для них, но внятном - осознанно или по наитию - каждому настоящему писателю, русскому писателю (про других я просто не знаю, не могу о них говорить) утверждена вся Русская литература. И отец Георгий этот принцип в точности, тщательно исполняет, тем выше ценность его усилий, что делает он это незаметно, как и должно в Русской литературе.

И это именно принцип работы в художественном методе воскрешения, которым вслед за Русской литературой работает и отец Георгий. Подтвердим: «Дело продвигалось быстро, приближалась Святая Пасха. Матушка, радостная и вдохновенная, собирала вокруг себя прихожанок, свою женскую общину, многие из которой через пять лет примут монашеский постриг, будут строить монастырь, а матушке Бог судил быть у них игуменией» (С.119). «Дело» - это открытие первого Православного прихода в Советском районе Самары, во имя преподобного Сергия Радонежского. Здесь так же мы видим и «действительное мгновение» сегодняшнего, воскрешенного, дня и полноту осуществления Промысла Божия.

Великое таинственное событие

И, более важное, - в этих двух свидетельствах, о монашестве родителей матушки, от этих двух свидетельств, упоминаний, не особо и заметных, в ровном течение (от «течение реки») текста, начинаются, берут начало в Жизнеописании свидетельства о Чуде, свидетельства о чудесах Божиих. Но как это сделано, течение прозаической реки не нарушено ничем, Чудо засвидетельствовано, но свидетельство - незаметно, прикровенно; это святоотеческий принцип.

«Желание «знамения с небесе» выражалось иногда и народом. Так, после чудесного умножения пяти хлебов и насыщения ими многолюдного собрания, в котором было пять тысяч мужей, за исключением жен и детей, очевидцы этого чуда, участники этой трапезы, говорили Господу: «Кое убо Ты твориши знамение, да видим и веру имем Тебе? Что делаеши? Отцы наши ядоша манну в пустыни, якоже есть писано: хлеб с небесе даде им ясти» (Ин. 6, 30-31). Для них показалось недостаточным дивное размножение хлебов в руках Спасителя: оно совершилось с тишиною, со святым смирением, которым были проникнуты все действия Богочеловека, а им нужно было зрелище, им нужен был эффект» (Игнатий (Брянчанинов), свт. О чудесах и знамениях).

В Жизнеописании нет ни эффекта, ни зрелища. Но для меня, для моего восприятия, Чудом является явное, видимое действие и осуществление Промысла Божия в жизни человека. И еще, Чудо - необычайно, необыденно, не зрелищно - да, но - чрезвычайно.

Много ли в России детей, чьи родители, оба, приняли монашество? А если и чадо их принимает монашеский постриг? Разве, это обычно, привычно, разве так заведено?

Спросим еще: Много ли в России Православных приходов, общин, в традиции которых, по Благословению Владыки, естественно и с исполнением всех канонов, естественно, - совершение монашеского пострига?

Думаю, все это исключения из правил. Но Чудо состоит не в исключениях, а в прямом действии Благодати Божией, тогда и открывается и Чудо и Радость.

«В конце 2002 года совершилось великое таинственное событие: в нашем приходе родилась первая монахиня» (С.122).

Но путь к этому дню начинался из года 1998 и ранее, начинался с принятия на приход ответственности, права, благословения, послушания - вести духовную брань.

«В девяностые годы большая беда пришла на нашу землю: наркомания уносила жизни целых поколений (...) Ответственность за эту брань владыка Сергий возложил на наш приход (...) Мы определили, что наркомания - один из видов беснования и с наркоманами следует поступать как с бесноватыми, - отмаливать, отчитывать и воцерковлять. Для проведения отчиток мы пригласили старца архимандрита Мирона (Пепеляева). Он был насельником Псково-Печерского монастыря, пострижеником знаменитого печерского наместника архимандрита Алипия (Воронова), несколько лет подвизался на Святой Горе Афон и имел от старцев Псково-Печерского монастыря благословение на чин отчитки болящих» (С.121).

Архимандрит Мирон и принял решение, о первом постриге на приходе, а Владыка Сергий благословил.

Пребывание умом и сердцем на небе и в Боге

Рассуждая сейчас в мирских литературоведческих координатах, рассматривая Жизнеописание как «первое художество» (то есть Художество Творца, Создателя), я вижу логику осуществления Промысла. Она очевидна. Брань невозможно вести в рассеяньи. Духовное делание, а уж - брань (!), требует полного сосредоточения, мобилизации. И личного в человеке, но и приходского, - если речь идет о православной общине, - организма, всех его сил и всех его членов.

Это мои мысли, но так ли это?, что есть, концентрация приходской жизни (?), возможно ли вообще, говорить о концентрации, мобилизации... - сосредоточение, вот, точное, только, что найденное слово, возможно ли, говорить о сосредоточении? Ведь, Евхаристия, Литургия и так сосредотачивает верных, в Тело Христово, в Церковь. Церковь, Православная Церковь и есть сосредоточение и личного, личностного, и общинного (?). Все так. Но духовная брань, делание все-таки не прихода, а монастыря (?) и, в то же время, разве ты православный, если бежишь духовной брани?, как разобраться.

Но святитель Игнатий (Брянчанинов) дает точный ответ:

«Таково свойство молитвы Иисусовой: она возводит с земли на небо делателя своего и включает его в число небожителей. Пребывание умом и сердцем на небе и в Боге - вот главный плод, вот цель молитвы; отражение и попрание врагов, противодействующих достижению цели - дело второстепенное: не должно оно привлекать к себе всего внимания, чтоб сознанием и созерцанием победы не дать входа в себя высокоумию и самомнению, не претерпеть страшного поражения по поводу самой победы».

Оказывается, «отражение и попрание врагов» - «дело второстепенное». Единение с Богом - главный плод духовной брани. И именно поэтому Приход, четыре года подвизавшийся в духовной брани, становится родиной первого монаха, а потом родиной других монахов, родиной первого монастыря - женского и монастыря второго - мужского.

«Отчитки проводились каждый день, это было так необычно, а порой и страшно. Бесовский мир приоткрывал себя. Видеть то, как страдали люди, попав в лапы демонических сил, было жутковато. Духовная брань из области теории превратилась для нас в реальность. Батюшка, следуя Святому Евангелию, постом и молитвой боролся с невидимым супротивником. Подвизались мы в эти дни очень строго, в течение дня ничего не вкушали, даже не пили воды. Была только одна трапеза вечером, и та строго постная. Когда приезжали домой, старец еле стоял на ногах и обычно перед трапезой минут сорок отдыхал. Мы с матушкой получали уроки аскетического делания, батюшка незаметно готовил нас к монашеству» (С.121).

Это читается как письмо с фронта, свидетельствует уникальный опыт начала созидания монашества, монастыря еще из недр мира невидимого.

Монахи образуются как кристаллы, из мира невидимого - из перенасыщенного в единении с Богом раствора православной приходской жизни, рождается кристалл, приобретая Христа, человек приобретает структуру, становится похож на кристалл, кристалл соли?, да, именно - соли, человек в единении, со-единении, со Христом приобретает возможность дальнейшего образования, дальнейшего роста. «Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится. Соль - добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою» (Мар.9:49-50).

Из перенасыщенного раствора приходской жизни рождается монах, из перенасыщенного раствора Епархиальной жизни рождается монастырь (?).

«Матушка взялась опекать первую монахиню как родную дочь (...) Владыка по рекомендации отца Мирона благословил постриг еще трех прихожанок (...) Произошло это, когда в нашем храме начались ежедневные богослужения, и жизнь прихода стала напоминать монастырскую (...) три молодые монахини жили при храме, а пожилые и болезненные у себя по домам» (С.122).

Три «молнии» для отца Евгения

Думаю о том, как бережно и осторожно прикасаемся мы истории начала монастырской жизни, монашества, монастырей, дорогих нашему сердцу обителей. Псково Печерской Лавры или Лавры Почаевской, Троице-Сергиевой, Оптиной Пустыни, Афонских монастырей - свидетельства, документы, предания, как все важно, трогательно и тревожно, как драгоценна каждая свидетельствующая крупинка. И вот два новых, вновь, монастыря в Самарской Епархии, здесь и сейчас, на наших глазах, и живо все и доступно, иди и смотри, точнее - сам пойди и посмотри.

«В пасхальные майские дни 2003 года мы пригласили нашего Владыку посетить Рождествено (...) решили посетить село Подгоры, что в пятнадцати километрах от Рождествено (...) посреди села стоял старинный полуразрушенный храм (...) Владыка посмотрел в мою сторону. «Отец Евгений, - сказал он, - бери своих монахинь и переезжай в Подгоры строить монастырь». Матушка стояла рядом и все слышала. От неожиданности я не нашелся что ответить» (С.123).

Удивительно явление Воли Божией, проявление Божиего Промысла, - внезапно и очевидно, действительно - «ибо, как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой» (Лук.17:24). Естественно и недоумение человека при этом, а свидетельство недоумения - безценно. «Молния» - и что, есть же какой-то порядок жизни, отлаженный, налаженный, устоявшийся, что же всю жизнь менять, если молния, может и - показалось?

Но нет, не показалось: «Вернулись в Рождествено (...) Владыка повторил то, что говорил в Подгорах. И опять от неожиданности я промолчал. Когда подходили к самарскому берегу, услышал в третий раз благословение на строительство монастыря. Тогда, сложив ладони крестом, наклонив голову, принял от благословляющей руки Владыки новое послушание, как из руки Божией» (С.123).

Бережно касаясь Жизнеописания, рассматривая и сам текст, может как некоторый кристалл, кристалл соли, пробуя кристалл на вкус, он - солон единением со Христом, осторожно созерцая грани кристалла, пытаясь дать описание увиденного, прочувствованного, пережитого мной в строках Жизнеописания, я, в то же время ощущаю и те рубежи, касаться которых мне не должно и не следует. На этих гранях останавливается вдохновение, останавливается движение мысли моей, или я еще не готов говорить об этом или в Жизнеописании сказано максимум того, что может быть произнесено.

«Приходская и монашеская общины еще составляли единое целое. Когда в полуразрушенном храме отслужили первую Божественную Литургию, вдохновение, витавшее в воздухе и наполняющее первых строителей рождающегося монастыря, для многих сменилось призванием. Определились желающие принять монашество и остаться в Подгорах» (...). В начале зимы 2004 года приехал отец Мирон, и мы с матушкой вернулись домой в Самару, чтобы встретить своего старца (...) В один из вечеров матушка вышла из келии отца Мирона и сказала мне, что он благословил ее принять монашеский постриг, и она согласилась. В дверях показался старец, и мне, еще не успевшему как-то отреагировать на это сообщение, сказал: «Вам, отец Евгений, тоже необходимо принять постриг, а то строите монастырь, а сами не монах (...)» Взяли бумагу и ручки стали писать прошение на постриг» (С.124-125).

Первая ответная просьба

«Матушка попросила моего благословения принять постриг первой и так смотрела при этом, что ей невозможно было отказать. Вся жизнь отразилась в этом взгляде, любовь и расставание, расставание с близкими и родными, с налаженной благополучной жизнью, с человеком, с которым почти сорок лет прошла по жизни. Это было расставание со всем прежним ииром. Мы никуда не уезжали друг от друга, но она понимала всю мистическую глубину предстоящего события, реальность умирания прежнего человека и рождение нового. Трудно было ей все это пережить, и она попросилась уйти первой. Так произошло в монашеском постриге, а потом и в жизни» (С.126).

А на этой грани мысль моя, почему то дерзновенно, вдруг, не соглашается со свидетельством отца Георгия, «трудно было ей все это пережить». Труд был, конечно, и огромный, но и естественный, но не от труда попросилась матушка уйти первой, ведь, и благословение на сам постриг она получила первая.

Перелистываю Жизнеописание. Всю земную жизнь матушка пребывала в послушании, не заботясь о себе, но приуготовляя все для других:

- «Много лет назад в нашей просьбе проверить сочинение нам не было отказано» (С.104). А, ведь, надо было проверять еще и свое собственное сочинение. Вступительные экзамены, дело не шуточное. Там минутки лишней не бывает, но - «не было отказано».

- «Студенческие годы подходили к завершению и, моей избраннице было сделано предложение, как говорят в этих случаях, руки и сердца» (С.111). А, ведь, это вновь, просьба была, и, вновь, - «не было отказано».

- «Матушка видела и знала, что для меня учительство являлось призванием и делом жизни, а наука - серьезным увлечением. В эти годы она совершила подвиг жертвенное любви, оставив учительство, стала искать работу, способную прокормить семью. И нашла» (глава Семейная жизнь. Часть первая. 1972 - 1992 годы, С.112). Здесь, даже и просьбы не было.

- «Весной 1997 года мы получили новое послушание (...) По привычке пишу «мы получили»: матушка была моей помощницей и моей послушницей» (С.118).

И, вот, первая, ответная, просьба - «Матушка попросила моего благословения принять постриг первой» (С.126).

Возможно и здесь, не «она попросила», а так устроил Господь, чтобы именно матушке пройти вперед, и - приготовить все и зде на земле, к началу монастырской жизни и жизни монастыря, а потом и в небесных обителях...

Стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя

Вновь и вновь обращаюсь к Жизнеописанию, перечитываю, перелистываю, вновь читаю, выборочно уже, что-то важное для себя.

Безценная сокровищница святоотеческого наследия откровенна и спасительна тем, что предлагает православному человеку только опытно выверенные «советы». Опыт православного миропонимания, опыт русской жизни зиждется на практических основаниях.

Жизнеописание, составленное архимандритом Георгием (Шестуном), открывает нам один из опытов русской жизни. Опыт жизни матушки Анастасии уникален своей «типичностью» во Христе.

«Плодом молчания явилось для преподобного Серафима стяжание мира души и радости о Святом Духе. Великий подвижник так впоследствии говорил одному из монахов монастыря:...радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя» (Преподобный Серафим, Саровский чудотворец, Житие).

Это преподобный Серафим не об исключительном говорит, об общем, типичном, то есть, каждому православному христианину доступном, не только доступном, но и необходимом («молю тебя») делании.

«Добродетели, сколь бы велики ни были, не составляют цели нашей жизни, но лишь подготавливают нас к принятию обожения - благодати Святого Духа, как замечательно выразился преподобный Серафим Саровский» (Архимандрит Георгий (Капсанис), Обожение как цель человеческой жизни). - Это уже современный подвижник благочестия афонский старец, уточняет, называя Смирение и Аскезу как - «определенные и обязательные условия на пути человека к обожению».

При чтении Евангелия, Деяний Святых Апостолов нас не удивляют, кажутся естественными примеры прямого действия Духа Святаго, Благодати Божией, но каково это, - видеть осуществление Евангелия в сегодняшнем дне? В обычной современной нам человеческой жизни? Это настолько непостижимо, что мы предпочитаем этого не замечать. Но Жизнеописание - не позволяет не заметить.

Смирение и послушание ведут к монашеству.

«Особым местом обожения в Церкви всегда было монашество. Подвизающиеся монахи получают высокий опыт единения с Богом. Те монахи, которые приобщаются обожению, помогают всей Церкви. Потому что как веруем мы, христиане, последуя многовековому и Священному Преданию Церкви, подвиг монахов положительно влияет на жизнь каждого верующего, подвизающегося в миру» (Архимандрит Георгий (Капсанис), Обожение как цель человеческой жизни).

Но, ведь, это и есть - «тогда тысячи душ спасутся около тебя». Не в теории, на практике - так есть, в жизни двух Заволжских монастырей, мужского и женского, в жизни подворий монастырей, а у каждого из монастырей есть подворье в Самаре, и обретение подворья женского монастыря происходит чудесным образом.

Жизнеописание свидетельствует о многих творческих дарованиях матушки Анастасии - дар песенного слова, и сложения песен и их исполнения, дар иконописания, открывшийся уже в монастырские годы.

«Святые отцы говорят, что в Церкви мы можем достигнуть обожения. Но обожение - это дар Божий. Это не то, что достигается лишь нашими собственными усилиями. Конечно, мы должны желать, подвизаться и приготовляться, чтобы быть достойными и способными принять и сохранить этот великий дар Божий, потому что Бог не желает ничего для нас без нашего свободного на то желания. Святые отцы говорят, что мы испытываем (переживаем) обожение, а Бог его осуществляет» (Архимандрит Георгий (Капсанис), Обожение как цель человеческой жизни).

И, вот, я думаю, а не с этого ли, самого главного в человеческой жизни Дара, на пути осуществления Его и проявляются все остальные дары как путь достижения цели, главной цели человеческой жизни?

Если Богу будет угодно...

И, думаю я еще, если Богу будет угодно, и будет широко и раздольно течь Волга вдоль монастырей и в даль - в вечность, и будет так же высока и вольна, невидимо стремительна небесная река над монастырской жизнью в Заволжье в Подгорах... если Богу будет угодно, пройдут и годы и века, пройдут как воды многие, а монастыри останутся, станут только древними, поседеют только, окрепнут в духовной брани, вместе с монастырями выстоит Россия, выстоят и монастыри вместе и в истории России, то, как тогда важны будут для соотечественников, для самарцев, для волгарей и заволжцев, свидетельства о начале монастырской жизни в этих местах, и каким же безценным трудом и подспорьем окажется для них это, составленное просто и ясно, светло и чисто, Жизнеописание первой настоятельницы Заволжского Свято-Ильинского женского монастыря игумении Анастасии (Шестун)... если Богу будет угодно...

Алексей Иванович Смоленцев, кандидат филологических наук, член СП России

г. Вятка

Комментарии

ruskline.ru

Ох, летят «утки»…

В недавние выходные тревожные смс-ки взбудоражили сотни Православных верующих в различных регионах страны.

В недавние выходные тревожные смс-ки взбудоражили сотни Православных верующих в различных регионах страны.

Отбой тревоги Несколько дней назад, 12-14 ноября, многие мои знакомые Православные получили тревожную смс-ку: «Сегодня в Афганистане будут казнить 22 Христианские семьи. Пожалуйста, помолитесь о них и сообщите другим…» В нашем регионе была и добавка: «Благословил молиться отец Мирон…». Скорее всего, при этом имелся в виду хорошо известный в Самаре Архимандрит Мирон (Пепеляев) из Псковской епархии, не раз проводивший в нашем городе «отчитки» болящих. (Не думаю, что отец Мирон имел хоть какое-то отношение к этой ситуации. Скорее всего, его авторитет попытались использовать совсем другие люди.) Естественная реакция: Господи, спаси, сохрани и помилуй!.. — и лихорадочный просмотр телефонных адресов, кому стоит переслать это сообщение? Чтобы помолился о приговоренных.

Но… достоверна ли эта информация? Откуда она? Стоило только набрать «новость» в поисковике интернета, как сразу же разъяснилось: это всего лишь утка. Вдобавок, весьма несвежая, еще февральская. Но долетевшая к нам почему-то только сейчас. И по тем же адресам полетели уже другие смс: «Простите, оказалось, что это «утка»… Отбой тревоги…»

Кому выгодно? В римском праве, основе основ юстиции всех времен, есть термин: Cui prodest? — кому выгодно (лат.). То есть во всяком правонарушении следует прежде всего найти, кто заинтересован в том, чтобы оно было совершено. Кто же и с какой целью запускает подобную дезу? Неужели — это просто чья-то неумная шутка?

Протоиерей Сергий Гусельников, ключарь Кирилло-Мефодиевского собора г. Самары: — Наверное, есть за океаном специальные организации, которые время от времени устраивают такие вбросы будоражащей вымышленной информации. Например, институт Гэллапа в Америке, который существует для опросов общественного мнения. Я не утверждаю, что здесь его работа. Но что-то подобное вполне возможно. Так было, помните, когда несколько лет назад прокатилась лавина провокационных слухов о якобы происшедшей аварии на Балаковской АЭС. Города в Поволжье были взбудоражены! В том числе и Самара… Люди в панике бросались в аптеки — и мгновенно смели весь йод, средь бела дня бросали работу, забирали детей из школ и детсадов, дома закупоривали окна и двери…

Вот и эта дезинформация была распространена, считаю, в первую очередь для того, чтобы проверить, так ли легко Христиан «подергать за ниточки». И, возможно, отследить некоторые цепочки: при желании, при наличии современных технологий и соответствующего оборудования это не так трудно. Насколько спаяны между собой Православные? Кто для них неформальные лидеры, и т.д. Повод нашли как будто благородный — кто же может спокойно взирать на то, как где-то лишают жизни единоверцев? К тому же, случись позднее подобная ситуация на самом деле, люди, получившие «прививку» дезинформацией, не поверят и правдивым известиям.

«Не смогу не поверить…»

Матушка Юлия Кулакова, пос. Просвет Волжского района Самарской области: — Эта деза пришла из Америки еще в феврале, об этом писали на Христианских сайтах. Но ведь за прошедшее время и в самом деле от рук фанатичных иноверцев в разных странах погибло немало верующих Христиан. Не так вот, не по 22 семьи сразу, но были убиты за веру. Так что нам действительно надо молиться. Христианство по-прежнему дает Небу мучеников, пусть и нет сейчас массовых гонений.

Священник Димитрий Максимов, настоятель храма в честь мученика Уара, с. Тихоновка Иркутской области: — Я получил такую смс-ку сразу после службы в храме. Только что закончилась Литургия, прочитали канон… — и вдруг эта тревожная информация. Тем более что и проверить ее было невозможно, интернет в селе недоступен. А поверить было легко, ведь незадолго до этого я смотрел документальные кадры казни Христиан… Шокирующие кадры. Конечно, прежде чем передавать другим, надо проверять информацию. Но я, наверное, все равно не смогу просто отмахнуться, если опять получу просьбу молиться о тех, кому угрожает беда. Не смогу не поверить. И многие, знаю, тоже откликаются сердцем — и встают на молитву. А молитва лишней не бывает. Господь знает, кому в тот или иной день где-то уже вынесли неправедный приговор.

Священник Максим Портнов, настоятель Преображенского храма, с. Метели Дуванского района Башкирии:

— Если действовать с пожданием и прежде всего просто подумать (уж не говорю — проверить), нетрудно было понять, что это «утка». Конечно, в исламских странах по шариату полагается казнить «вероотступников», то есть не просто иноверцев, а тех, кто из ислама перешел в другую веру. Да и общественность не позволит сделать это публично. Все-таки не те сейчас времена. А вообще у тех, кто поверил смс-ке и поспешил оповещать других, сам встал на молитву, — реакция была правильная. И я не считаю, что вся эта история была выгодна только устроившим ее «социологам» да операторам мобильной связи. И нам, Православным, она тоже может оказаться полезна — как урок трезвения. Лишний раз понимаешь, что мы живем в тревожном мире. Нет худа без добра. Господь силен все обратить к нашему благу. Даже то, что затевалось совсем с иной целью… Но нам надо быть мудрее и не все принимать на веру. Ведь, как очень верно сказано, «вера в ложь губит. А спасает нас только вера в истину». Уже к вечеру субботы вряд ли кто помнил о растревожившей стольких людей смс-ке. Кто-то «болел за наших» у телеэкранов в матче со Словенией. Кто-то обсуждал пандемию гриппа и виды на выборы на Украине. В храмах на вечернем Богослужении люди молились «о мире всего мира… о благорастворении воздухов… о страждущих, плененных…» А в соседнем нам Ульяновске спасатели МЧС, рискуя жизнью, выносили из-под завалов раненых и эвакуировали жителей соседних домов подальше от взрывающихся на армейском складе боеприпасов. И казалось, еще немного — и диктор одного из главных телеканалов, отбросив условности жанра, вдруг с выражением, с чувством прочтет из Блока:

«И голос был сладок, и луч был тонок, И только высоко, у Царских Врат, Причастный Тайнам, — плакал ребенок

О том, что никто не придет назад».

На снимке: Житель Афганистана Абдуррахман предстал перед судом за переход из ислама в Христианство. Фото 2006 года.

Записала Ольга Ларькина 19.11.2009

Понравилось? Поделитесь с другими:

См. также:

1 комментарий

xn--80aaaabhgr4cps3ajao.xn--p1ai


Смотрите также