Арбузов игорь александрович энергомаш биография


Новости. РОСКОСМОС: ИГОРЬ АРБУЗОВ СТАЛ ГЕНДИРЕКТОРОМ ЭНЕРГОМАША

Главная → Публикации → Новости

31.08.2015 15:51

Игорь АРБУЗОВ назначен Генеральным директором АО НПО «ЭНЕРГОМАШ» - одного из мировых лидеров в разработке и производстве жидкостных ракетных двигателей. Игорь АРБУЗОВ ранее занимал пост заместителя генерального директора ОРКК по развитию производства. Владимир КОЛМЫКОВ, возглавлявший ЭНЕРГОМАШ, продолжит работать в компании в должности исполнительного директора.

Решение о назначении Игоря АРБУЗОВА принял Совет директоров ЭНЕРГОМАША в связи с прекращением полномочий единоличного исполнительного органа – РКК «ЭНЕРГИЯ» – и формированием на базе НПО «ЭНЕРГОМАШ» в будущем двигателестроительного объединения в составе Государственной корпорации «РОСКОСМОС».

Сегодня, 31 августа 2015 года, Генеральный директор ГК «РОСКОСМОС» Игорь КОМАРОВ представил нового руководителя коллективу НПО «ЭНЕРГОМАШ».

***

Игорь Александрович АРБУЗОВ родился 26 августа 1957 года. В 1979 г. окончил Пермский политехнический институт по специальности «Оборудование и технология сварочного производства». В 2001 г. окончил Академию народного хозяйства по программе «Подготовка управленческих кадров для организаций народного хозяйства». С 1979 г. работал на пермском предприятии «Протон-ПМ», которое и возглавил в 2006 г. с 10 декабря 2014 года – заместитель генерального директора по развитию производства, член Правления ОАО «ОРКК»,

Игорь АРБУЗОВ действительный член-корреспондент РАЕН; член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского; автор и соавтор многих научно-производственных патентов и изобретений в области технологии изготовления ракетных двигателей; лауреат Премии Правительства РФ в области науки и техники (1998, 2008); награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2011).

Пресс-служба Роскосмоса

Page 2
Главная → Космическая деятельность → Разгонные блоки
Page 3
Главная → Космическая деятельность → Космодромы
Page 4
Главная → Космическая деятельность → Ракеты-носители

www.roscosmos.ru

Игорь Арбузов: Место «Протона-ПМ» в структуре отрасли не изменилось

Игорь Арбузов — действительный член-корреспондент РАЕН, член-корреспондент Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, автор патентов и изобретений в области технологии изготовления ракетных двигателей, лауреат премии правительства РФ в области науки и техники (в 1998 и 2008 годах). Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» за большой вклад в разработку, создание и производство космической техники. С 2006-го по декабрь 2014 года руководил ОАО «Протон-ПМ», затем был назначен заместителем гендиректора Объединённой ракетно-космической корпорации (ОАО «ОРКК») по развитию производства. С августа 2015 года является генеральным директором АО «НПО Энергомаш», возглавляющего интегрированную структуру по производству ракетных двигателей, в которую входит пермское ПАО «Протон-ПМ».

— Игорь Александрович, когда «Протон-ПМ» и НПО «Искра» вошли в состав Объединённой ракетно-космической корпорации, говорилось, что интеграция может дать новый импульс развитию отрасли в целом и «Протону-ПМ» в частности. Оправдались ли эти ожидания?

— Объединённая ракетно-космическая корпорация создавалась как инструмент повышения эффективности управления отраслью. Что это означает для предприятий? С одной стороны, для них это возможность быстрого принятия решений — как по финансовым, так и по производственным вопросам. С другой — повысились требования к предприятиям: теперь они вынуждены следовать регламентам, которые установлены сегодня ОРКК и ГК «Роскосмос» в части бюджетного управления и принятия технических решений либо решений, принципиально важных для отрасли.

— Можете конкретизировать, в чём условия стали более жёсткими?

— Например, сейчас на уровне ОРКК и ГК «Роскосмос» ежегодно принимаются и утверждаются бюджеты каждого из входящих в неё предприятий. Раньше это была прерогатива только совета директоров акционерного общества, а если речь шла о ФГУП, то тема была и вовсе вынесена за пределы обсуждения на предприятии. Сейчас это публичная процедура, происходит синхронизация всех бюджетов в структуре ОРКК и ГК «Роскосмос».

Что касается производственной ко-

операции, то на уровне корпорации решаются вопросы об исключении недозагруженных мощностей и передаче этих объёмов на другие предприятия — создании центров компетенции.

— Коснулись ли подобные решения «Протона-ПМ»? Были ли «выключены» какие-то участки?

— «Протона-ПМ» эти решения не коснулись, поскольку у него достаточно высокая загрузка практически по всем технологическим переделам. Тем не менее рассматриваются вопросы дозагрузки некоторых его цехов.

В частности, литейный цех «Протона-ПМ» сегодня самый современный в отрасли. Его полная модернизация проводилась с 2006 года в течение семи—восьми лет. И сегодня есть намерения передать «Протону-ПМ» изготовление литых заготовок с других предприятий.

— Говорилось о создании интегрированной структуры ракетного двигателестроения, в которую включены АО «НПО Энергомаш», Конструкторское бюро химавтоматики (АО «КБХА», Воронеж) и ПАО «Протон-ПМ»...

— Такая структура уже существует. Она создана в 2015 году, полномочия единоличного исполнительного органа были переданы от ПАО «Протон-ПМ» и АО «КБХА» в АО «НПО Энергомаш». Таким образом, АО «НПО Энергомаш» стало управляющей организацией для этих двух предприятий и реализует в отношении них техническую, финансовую и технологическую политику.

То есть уже сформировано ядро будущей интегрированной структуры ракетного двигателестроения. Создание интегрированной структуры позволит оптимизировать разработку и производство ракетных двигателей, создать общие базы конструкторских решений, новых технологий и изобретений, а также объединить ресурсы и компетенции для выхода на новые рынки.

— Какие продукты будет выпускать интегрированная структура?

— Предприятия интегрированной структуры продолжат разрабатывать и производить двигатели из имеющегося модельного ряда для отечественных и зарубежных заказчиков. В производственной деятельности мы в первую очередь сконцентрированы на совершенствовании уже разработанных конструкций: повышении их качества и надёжности, снижении стоимости. Очень важный вопрос связан со снижением стоимости двигателей, внедрением конструкций, которые способствуют оптимизации их цены.

Одна из целей интеграции — объединение конструкторских бюро для создания новых продуктов, чтобы все знания, которые накоплены в разных КБ, работали на повышение эффективности российского ракетостроения для создания новых образцов и, соответственно, на создание более совершенных конструкций. АО «НПО Энергомаш» и АО «КБХА» уже объединяет общий проект — создание метанового двигателя.

— ПАО «Протон-ПМ» вошло в интегрированную структуру, потому что оно является серийным производителем?

— «Протон-ПМ» вошёл в неё потому, что сегодня всё, что изготавливает предприятие, большей частью разработано в АО «НПО Энергомаш». Кроме того, «Энергомаш» обеспечивает конструкторское сопровождение.

— Вы были генеральным директором компании «Протон-ПМ» многие годы. Не могли бы вы сказать, как менялась роль этого предприятия в российском ракетостроении? Можно ли сказать, что «Протон-ПМ» «ушёл в тень» по сравнению с другими предприятиями?

— Не соглашусь, место «Протона-ПМ» в структуре отрасли не изменилось. И не думаю, что смена руководителя может как-то повлиять на это.

— На ваших глазах менялась структура и кооперации по производству ракет в России. Не могли бы вы рассказать об этом процессе?

— Говорить об этом как о завершённом процессе пока преждевременно. За последние два—три года этот процесс стал более актуальным, интенсифицировались процессы создания центров компетенции, оптимизации мощностей. Причина тому — снижение объёмов производства в ракетостроении. Почему? Вспомним историю: 1960—1970-е годы были в большой степени временем политического соревнования, гонки вооружений. Объём знаний тогда был существенно ниже, чем сейчас, поэтому требовалось большое количество исследовательских лабораторий, стендовых баз и пр.

Сегодня опыт и знания накоплены. Идёт процесс внедрения цифровых технологий, поэтому многие процессы пересматриваются и оптимизируются.

— Означает ли это, что исследовательская часть будет сокращаться?

— Конечно, нет! Исследования как проводились, так и будут проводиться, но с развитием технологий меняется подход. Например, исследовательская часть из области натурных экспериментов постепенно переходит в область виртуальных испытаний, используются компьютерные технологии. А это, в свою очередь, сокращает необходимость в содержании масштабных стендовых баз.

— Сегодня говорилось об освоении Марса, Луны. Будет ли задействован «Протон-ПМ» в этих программах?

— «Протон-ПМ» будет задействован в любых космических программах, где это необходимо и где будут востребованы его компетенции. Сегодня он — активный участник создания таких средств выведения, как «Протон», «Ангара».

— Несколько лет назад аналитики говорили о том, что ракета-носитель «Протон» будет активно использоваться только до 2017 года, а потом ей на смену придёт «Ангара».

— Это действительно так, однако прогнозы постепенно сдвигаются «вправо». И уже сегодня очевидно, что это точно не 2017 год.

Более того, с учётом создания модифицированных вариантов Proton Medium и Proton Light для коммерческого использования эксплуатация «Протона» продлится. По сегодняшним оценкам, как минимум до 2024—2025 годов.

— В чём различие «Ангары» и «Протона» — по характеристикам, стоимости?

— «Ангара» является принципиально новым техническим решением. Это модульная конструкция, которая может трансформироваться в ракету лёгкого, среднего и тяжёлого класса. В этом её главное преимущество. «Протон» же проектировался в расчёте на одну нишу.

Пока открытым является вопрос стоимости «Ангары». Сегодня правительством поставлена задача добиться того, чтобы стоимость «Ангары» не превышала, а даже была ниже стоимости «Протона». Возможности снижения её стоимости на сегодняшний день — задача комплексная, включающая в себя совершенствование технологии и создание современного производства, которое позволит существенно сократить внутренние издержки предприятия и снизить накладные расходы.

— Что делается в рамках интегрированной структуры для оптимизации стоимости РН «Ангара»?

— Для реализации этой задачи применяются самые современные инструменты: идёт внедрение системы управления жизненным циклом продукта, применяется производственная система госкорпорации «Роскосмос». Мы рассчитываем, что благодаря такому комплексному подходу уже в ближайшее время внутренние расходы будут существенно сокращены.

Вместе с тем мы проводим комплекс обучающих семинаров для наших специалистов, на которых показываем, как современное бережливое производство способно снизить трудоёмкость большинства рабочих процессов и сократить цикл производства.

— Какие конкретно ступени, детали «Ангары» сейчас производит «Протон-ПМ»?

— «Протон-ПМ» освоил производство группы агрегатов, газогенераторов насос-

ной системы, системы подачи компонентов топлива. Но в целом стоит задача освоить турбонасосный агрегат в комплексе и дальше уже двигаться по пути освоения полноразмерного двигателя РД-191. Сегодня «Протон-ПМ» выполняет порядка 30% общего объёма работ по производству двигателя.

— «Протон-ПМ» является головным предприятием технополиса «Новый Звёздный». Насколько необходимо предприятию участие в кластере?

— Кластер «Новый Звёздный» — это сопутствующий проект. Изначально он задумывался как проект, который будет сопровождать технологическое развитие. Среда вокруг предприятия должна синхронно развиваться, чтобы не было диссонанса «недотягивающей» окружающей действительности с уровнем его сотрудников.

«Новый Звёздный» — проект, который и должен был развивать социальную, образовательную, инновационную сферы. Предполагалось, что с учётом инициатив по созданию инновационных территориальных кластеров, которые были у правительства (это была пилотная программа, в которую попал «Новый Звёздный»), кластер будет финансироваться на протяжении целого ряда лет.

К сожалению, сейчас существенно снизились объёмы финансирования. На этот год вообще пока нет никакого решения о финансировании кластеров в РФ.

— На самом деле федеральное финансирование «Звёздного» и было достаточно скромным — что-то около 150 млн рублей...

— Да, этого мало. Проект оценивался в 5 млрд, но сегодня госпрограмма существенно сокращена — и по объёмам финансирования, и по срокам. И речь идёт не только о «Новом Звёздном», но и в целом обо всех кластерах.

— Выходит, развитие кластера затормозилось?

— «Новый Звёздный» продолжает развиваться, но в большей степени за счёт усилий предприятий, краевой и городской администраций.

— Всё ли хорошо с дуальным образованием? Строится ли профильная школа?

— Со школой всё хорошо, и в этом направлении продвинулись дальше, чем в других. Разработан проект, создана часть лабораторий. Должна уже строиться первая очередь здания.

Что касается жилищного строительства, то разработан и утверждён план застройки, однако дальше его уже нужно передавать бизнесу, строительным компаниям.

— Недавно «Протон-ПМ» заявил о себе как производитель металло-

обрабатывающих центров.

— Это проект, который является инструментом диверсификации производства и отчасти импортозамещения. То, что «Протон-ПМ» взялся за это, наверное, хорошо. Одна из причин — снижение рисков финансовой устойчивости предприятия. Для его деятельности это тоже оказалось полезным, так как сегодня эти станки применяются в том числе и на «Протоне-ПМ».

— Планирует ли «Протон-ПМ» открывать другие производства с целью диверсификации?

— Сегодня стоит задача наращивания и производства новых продуктов, которые являются частью проектов по энергетике, транспортированию газа, нефти. «Протон-ПМ» оказывает предприятиям Пермского моторостроительного комплекса услуги по серийному изготовлению деталей и сборочных единиц, а также по проведению испытаний ГТЭС. Это то, в чём предприятие сего-

дня сильно, оно предлагает эти продукты на рынке.

— Какие задачи стоят сегодня перед руководством «Протона-ПМ» в рамках интегрированной структуры?

— Главные задачи, которые стоят сего-

дня перед предприятием, — это повышение эффективности, снижение долговой нагрузки и затрат, выполнение госзаказа. Кроме того, есть задачи развития и производства сопутствующих продуктов, то есть диверсификация бизнеса. В целом традиционный для предприятия набор вопросов.

экономика и бизнес космос Игорь Арбузов интервью Протон-ПМ реальный сектор

www.newsko.ru

Интервью. Взятие веса

#СМИ#Российская газета#интервью#главное

12.04.2019 10:07

Генеральный директор НПО «Энергомаш» о новейших российских разработках космической техники

Генеральный директор НПО «Энергомаш» Игорь Арбузов

Как высоко может взлететь Россия в космосе? Почему у нового российского двигателя РД-171МВ нет конкурентов? Отчего американцы делают свои моторы, но не отказываются от наших? Об этом корреспондент «РГ» беседует с гендиректором НПО «Энергомаш» Игорем Арбузовым.

Игорь Александрович, на «Энергомаше» собран самый мощный ракетный двигатель в мире — РД-171МВ. При весе в 10 тонн — тяга 800 тонн! С каким ближайшим конкурентом можно сравнить?

Игорь Арбузов: Сравнить не с чем. Потому что действительно сегодня в классе жидкостных ракетных двигателей этот — самый мощный в мире. Пока никто из наших партнеров, конкурентов не создал даже близкий по параметрам.

Для чего нужен такой «дюжий» космический мотор? Куда на нем можно долететь?

Игорь Арбузов: Долететь можно хоть куда. Двигатель РД-171МВ разработан для новой российской ракеты-носителя среднего класса «Союз-5» («Иртыш») и в перспективе для сверхтяжелого носителя. Надо понимать: реализация миссии на Луну, к дальним планетам сопряжена с необходимостью выведения серьезных грузов на орбиту. Естественно, мощность двигателя, его энергетические параметры тут определяющие.

Образно говоря, именно на двигателях лежит самая тяжелая работа: они обеспечивают отрыв ракеты-носителя от Земли. Несут всю нагрузку, которая запускается. Помимо этого предъявляются очень серьезные требования по качеству, поскольку выведение — наиболее ответственный участок полета любой ракеты. На котором в том числе обеспечивается и сохранность стартового комплекса.

Когда начнутся испытания? Какие сложности могут быть?

Игорь Арбузов: Пока мы не видим никаких сложностей. Собран первый экземпляр РД-171МВ. Он проходит доработки, необходимые для проведения комплекса стендовых испытаний. И во второй половине года мы их начнем. Все строго по графику, который обеспечит поставку двигателя в 2021 году.

Впервые вся конструкторская документация не в бумаге, а в цифре. При сборке используются новейшие технологии. Где они применяются?

Игорь Арбузов: Новейшие технологии используются для создания целого ряда конструктивных элементов. Кронштейны, часть элементов газогенератора. То есть там, где это целесообразно. И не только с точки зрения конструктивных особенностей, но и снижения трудоемкости изготовления, а, следовательно, и цены.

А что даст переход на создание двигателя в цифровом формате?

Игорь Арбузов: Внедрение процессов цифровой трансформации — это не самоцель, а вопрос нашей конкурентоспособности на российском и международном рынках. Это скорость создания двигателя, вывод его на рынок, обеспечение необходимых стоимостных параметров. Я бы сказал, что для нас цифровая трансформация — это современный и эффективный инструмент для управления бизнесом, который требует изменения самих принципов ведения бизнеса. Что касается РД-171МВ, — да, это первый ракетный двигатель, который в нашей стране вообще будет создан в цифровом формате.

Новый двигатель рождается быстрее, чем прежде?

Игорь Арбузов: Раньше от разработки конструкторской документации и до опытного образца, включая объем испытаний, тратилось примерно 5-7 лет. Иногда — десять. Сегодня рынок не может так долго ждать. Поэтому мы поставили себе цель: максимум от 3 до 5 лет. От начала создания до готового изделия.

Правда, что двигатель — самая дорогая часть ракеты?

Игорь Арбузов: Самая дорогая часть в любом двигателе — это мозги наших конструкторов (смеется).

Уточню вопрос: действительно ли 35-40 процентов стоимости ракеты приходится на двигатель?

Игорь Арбузов: Двигатель — это часть ракеты-носителя, под которую он проектируется по техническому заданию ракетчиков. Без средства выведения он и не особенно-то и нужен. Поэтому, на мой взгляд, рассматривать его стоимость отдельно от ракеты — не совсем корректно. Но, безусловно, с учетом применения современных инструментов управления и технологий, о которых мы с вами только что говорили, стоимость двигателя должна снижаться, быть комфортной для нашего заказчика и обеспечивать конкурентоспособность не только самого двигателя на международном рынке, но и в целом конкурентоспособность ракеты-носителя.

РД-171МВ будет многоразовым?

Игорь Арбузов: Вы наверняка знаете, что базовая версия РД-171МВ — РД-170 была разработана для системы «Энергия-Буран». Уже тогда к двигателю было предъявлено требование, чтобы он был многоразовым. И наши конструкторы во главе с Валентином Петровичем Глушко это сделали: двигатель сертифицирован на 10-кратное использование. Кроме того, двигатель еще сертифицирован на пилотируемые пуски, так как система «Энергия-Буран» предполагалась для пилотируемых миссий. Поэтому если будет задача РД-171МВ обеспечить для многоразового использования, у нас есть все возможности для этого и научно-технический задел.

На конференции по проблемам ракетного двигателестроения один из выступавших заявил: мне нужны двигатели, которые могли бы включаться сто раз. Это достижимо?

Игорь Арбузов: Если будет поставлена такая задача, то будем над ней работать. Но подозреваю, пока такой необходимости нет. Современные исследования подтверждают: использование двигателя в пределах десяти раз имеет максимальный экономический эффект для многоразовой системы. Потому что дальнейшее использование, с учетом применяемых материалов, особенностей конструкции, требует уже значительных доработок, которые существенно снижают экономику многоразовости.

Решен ли вопрос о покупке РД-171 для «Морского старта»?

Игорь Арбузов: Пока такого решения нет. Идет процесс консультаций, переговоров. Но пока нет действующих контрактов, которые бы определили порядок, сроки и количество поставок этих двигателей.

Ведется ли проект по РД-175 с тягой до 1 тысячи тонн для перспективной ракеты «Энергия-К»?

Игорь Арбузов: В свое время мы провели значительный объем работ по возможности создания такого двигателя. Были исследования, создан эскизный проект.

Америка заявила: она прекратит закупать российские ракетные двигатели РД-180 после 2022 года. Что это значит для «Энергомаша»?

Игорь Арбузов: Понятно, что рано или поздно это произойдет. И мы никогда не испытывали тут никаких иллюзий. Предприятие обеспечено контрактами по РД-180 на 2019 и 2020 годы. Сегодня обсуждаются условия поставок на последующие годы. Но кроме США, есть и российский рынок, и рынки других стран, с которыми мы ведем активную переговорную работу.

Скажите, а как вообще получилось, что американцы решили ставить на свои ракеты российские двигатели?

Игорь Арбузов: В этом году исполнится 23 года с начала сотрудничества между Россией и США в области ракетного двигателестроения. В 1996 году проект двигателя РД-180 стал победителем в конкурсе, проводимом фирмой Lockheed Martin, обойдя проекты таких компаний, как Rocketdyne, Aerojet. В 2000 году состоялся первый пуск американской ракеты-носителя «Атлас-3» с двигателем РД-180 в составе первой ступени. На сегодняшний день состоялось уже 85 пусков ракет семейства «Атлас», укомплектованных РД-180, и все они были успешными. Так что американцы не ошиблись: именно специалистам НПО «Энергомаш» удалось обеспечить этот баланс «цена-качество», но при этом сделать двигатель быстро, эффективно и с нужными техническими характеристиками.

Но аналогичные разработки у них ведутся?

Игорь Арбузов: Да, они создают альтернативу. И в этом нет никакого секрета. Мы с пониманием относимся к этим намерениям. Сегодня компания Blue Origin ведет разработку метанового двигателя BE-4 для ракеты-носителя «Вулкан», которая в перспективе должна заменить «Атлас-5». Но вместе с тем полеты на своем новом пилотируемом корабле Starliner (CST-100), который разработан компанией Boeing под «Атлас-5», американцы предполагают осуществить именно на надежных РД-180. И они уже сертифицированы под пилотируемые пуски.

И когда может состояться этот старт?

Игорь Арбузов: По нашим данным, на август назначен пуск в беспилотном режиме. И есть версия, что до конца нынешнего года будет осуществлен пилотируемый запуск. Экипаж, фамилии астронавтов уже известны. Ведется подготовка. Надеемся, что все эти планы будут реализованы нашими коллегами.

Тем более странно, что наши РД-180 пока не летают на наших ракетах. Ситуация изменится?

Игорь Арбузов: Надеюсь. В соответствии с концепцией, которая объявлена руководством Госкорпорации «Роскосмос», российская ракета-носитель сверхтяжелого класса «Енисей» будет собираться по принципу технологического конструктора, где каждая часть ракеты — самостоятельное летное изделие. На ее первой ступени будет стоять двигатель первой ступени «Союза-5» — РД-171МВ. Вторую ступень сверхтяжелой ракеты предложено сделать на базе РД-180, который, как я уже говорил, имеет уникальную летную статистику. Мы сейчас ведем эту проработку.

Утверждают, что ракетные двигатели на метане перспективнее «керосиновых». И США активно ими занимаются. Не отстаем?

Игорь Арбузов: Мы работаем по метановой тематике. И с точки зрения наших знаний, отработанности отдельных элементов конструкции метанового двигателя, не отстаем от США. Надо понимать: каждый двигатель хорош по-своему в зависимости от поставленной цели. Если это разработка многоразовых систем — да, там есть разумная возможность применения метановых двигателей. Однако с точки зрения энергетики и эффективности кислородно-керосиновые двигатели мало чем уступают метановым. Просто у каждого из топлив есть свои особенности.

За счет чего сегодня можно совершенствовать ракетные двигатели? За счет топлива? Схемных решений?

Игорь Арбузов: Принципы реактивного движения давно открыты. Мы были и остаемся лидерами по созданию жидкостных ракетных двигателей. Нас еще никто не опередил в этом соревновании. Что касается возможности совершенствования? Сегодня, прежде всего, это технологии и материалы, которые позволяют, в частности, повышать давление в камере, увеличивать энергетические характеристики двигателя.

Из материалов вы имеете в виду композиты?

Игорь Арбузов: В том числе и композиты. Например, они могут успешно применяться в камерах сгорания двигателей, которые используются на верхних ступенях ракеты-носителя. Есть возможность применения именно этих материалов в конструкции сопла.

Мы продолжаем исследования детонационного горения. На сегодняшний день оно не применяется нигде. Но это научно-технический задел, который позволит улучшить характеристики как существующих, так и будущих двигателей.

Скажите, какие перспективы в области водородных технологий?

Игорь Арбузов: Да, это одно из наиболее перспективных направлений. Мы уже создали целую линейку двигателей, работающих на компонентах кислород-водород. В частности, есть двигатель, который создавался для разгонного блока «Ангара-А5» — РД0146. Сегодня он прошел полный цикл испытаний. И мы надеемся, что в ближайшее время в проекте, который предполагает запуск РН «Ангара-А5» с космодрома «Восточный», это решение будет применено.

Кроме того, ведем работы по созданию более мощного двигателя, работающего на паре кислород-водород, который, надеемся, найдет применение в ракетоносителе сверхтяжелого класса.

А электрические двигатели, ионные? Когда читаешь, что на таких можно долететь до Марса за две недели, дух захватывает...

Игорь Арбузов: Такие двигатели, я считаю, наше будущее. Если мы говорим о полетах к дальним планетам, то это как раз та возможность, которая позволяет их реализовать.

По некоторым оценкам, только 15 процентов прогрессивных решений превращаются в реальные работающие конструкции. Согласны?

Игорь Арбузов: Это общемировая практика. Исследования — способ создания научно-технического задела, возможность интеллектуально тренировать конструкторов, технологов, специалистов. При этом не обязательно, чтобы все сто процентов результатов научно-исследовательских работ были бы завтра применимы. Да, 15-20 процентов, наверное, сразу будут востребованы. Примерно столько же ложится на полку и ждет своего часа, чтобы использоваться в будущих разработках. 40-50 процентов — это то, что применено не будет, но это неизбежный процесс. Если остановить исследования, прекратить изучение процессов — можно потерять свой научный потенциал. Сегодня в НПО «Энергомаш» создана линейка двигателей, которая является нашим интеллектуальным запасом, и мы готовы к любым вызовам. Но что самое важное, создана уникальная научно-конструкторская школа ракетного двигателестроения, возможно, лучшая в мире, которую мы должны развивать дальше.

И все эти двигатели могут быть завтра предложены в любой ситуации?

Игорь Арбузов: Безусловно. В рамках интегрированной структуры, которая объединит ведущие российские предприятия ракетного двигателестроения во главе с НПО «Энергомаш», получается, что мы представлены линейкой двигателей от самых маленьких, нескольких граммов, до 800 тонн. Это вся палитра тяговых характеристик. И вся палитра различных компонентов: кислород-керосин, гептил-амил, кислород-водород. В перспективе — кислород-метан, электроракетные двигатели.

Вопрос ребром

Есть цифра: примерно 65 процентов космических аварий происходит из-за двигательных установок. Как вы ее прокомментируете?

Игорь Арбузов: Это данные за 2016 год. Сейчас ситуация радикальным образом поменялась. Действительно, в течение последнего десятилетия из-за двигательных установок произошла целая череда аварий. К счастью, там не было проблем с первой ступенью. Сегодня проведена серьезная работа по усовершенствованию системы менеджмента качества, культуры производства, повышению квалификации персонала. И самое главное, на мой взгляд, — проведена серьезная работа по созданию современных технологических процессов, которые в меньшей степени, чем это было ранее, зависимы от человеческого фактора.

Камеры наблюдения у вас в цехах стоят?

Игорь Арбузов: Мое твердое убеждение: надо применять современные технологии, в том числе цифровые, в контроле качества производимой продукции. Сейчас мы двигаемся по пути создания «цифрового двойника» двигателей и производства в целом. Для этого используются различные цифровые решения, новейшие координатно-измерительные машины и датчики для контроля параметров технологических процессов. И, конечно, сбор и анализ всей информации, которую дают эти цифровые средства. Все они направлены на автоматизацию операций, выполняемых службой технического контроля.

В России создается холдинг ракетного двигателестроения. Кто объединяется? Зачем? Чего вы ждете?

Игорь Арбузов: Будут объединены семь предприятий. Головной организацией является НПО «Энергомаш». Список утвержден. Для чего это делается? Прежде всего, чтобы оптимально использовать производственные возможности предприятий. Они сегодня где-то избыточны, где-то недостаточны. Этот перекос — одна из серьезных проблем. На предприятиях будут создаваться центры компетенций, например, по литью, ковке, мехобработке. Необходимо объединять существующий конструкторский потенциал, но при этом очень важным считаю сохранение и дальнейшее развитие конструкторских школ КБХМ, АО «НПО Энергомаш», АО КБХА, АО НИИМаш, ОКБ «Факел». Также на большинстве предприятий требуется активное внедрение современных информационных технологий. И это тоже важная для нас задача.

Ну и, наконец, один из ключевых вопросов — оптимизация и повышение эффективности использования федеральных средств для программ техперевооружения. Чтобы не создавая дублирования мощностей, решать самые актуальные и сложные проблемы.

Page 2
Главная → Космическая деятельность → Космодромы
Page 3
Главная → Космическая деятельность → Ракеты-носители
Page 4
Главная → Космическая деятельность → Разгонные блоки

www.roscosmos.ru

Арбузов Игорь Александрович

Родился 26 августа 1957 года в Перми. Окончил механико-технологический факультет Пермского политехнического института (1979), Академию народного хозяйства по программе «подготовка управленческих кадров для организаций народного хозяйства» (2001).

В 1979–1996 годах на заводе ОАО «Пермские моторы» им. Я. М. Свердлова прошел путь от сменного мастера до начальника цеха. С 1995 года занимался решением организационных вопросов по учреждению ОАО «Протон-ПМ» (производство ракетных двигателей). В 1996–2006 годах — директор производства, первый заместитель генерального директора ОАО «Протон-ПМ». С 2006 по 2014 год — генеральный директор ОАО «Протон-ПМ». С декабря 2014-го по август 2015 года — заместитель гендиректора ОАО «Объединенная ракетно-космическая корпорация» по развитию производства. С августа 2015 года — гендиректор АО «НПО Энергомаш».

Награжден медалью ордена «За заслуги перед отечеством» II степени.

Page 2
Все самое цифровое — детям

Власти и бизнес обсудили, как заинтересовать школьников технологиями

Page 3
Санкции США проверила Счетная палата

Программный директор РСМД Иван Тимофеев — о санкционных итогах октября

Page 4
Под газовозом тронулся лед

Подписано соглашение о финансировании первого судна для «Арктик СПГ 2»

Page 5
Суд не вступился «За права человека»

Правозащитная организация Льва Пономарева ликвидирована

Page 6
Иностранцам открылись новые виды на жительство

Гражданам СССР, специалистам и отличникам вузов выдадут бессрочные документы

Page 7
Родина услышит

«Занос» Юрия Квятковского в театре «Практика»

Page 8
«Зениту» прилетело из-за дуги

Дебютант Евролиги не устоял перед чемпионом

www.kommersant.ru

Новости. Игорь Арбузов встретился с коллективом Конструкторского бюро

#НПО Энергомаш#главное

17.12.2018 15:08

12 декабря генеральный директор НПО Энергомаш Игорь Арбузов провел совещание с коллективом Конструкторского бюро.

Во встрече принимали участие советник генерального директора Владимир Чванов, заместитель генерального директора — главный конструктор Петр Левочкин, первый заместитель главного конструктора Владимир Гусев, заместитель главного конструктора по новым технологиям Андрей Иванов, заместитель главного конструктора по летным испытаниям Алексей Потаенко, руководители, инженеры-конструкторы и специалисты подразделений конструкторского бюро, Научно-исследовательского центра, подразделений по внедрению цифровых технологий.

Игорь Арбузов начал совещание с обсуждения перспектив развития сотрудничества с иностранными заказчиками.

По его словам, начиная с 2018 года сотрудничество с Китайской народной республикой в области ракетных двигателей стало носить предметный характер. Так, по итогам участия в Международной авиационно-космической выставке в Чжухае (КНР) НПО Энергомаш и Шестая академия китайской космической корпорации науки и техники Лю Чжижан подписали протокол, определяющий работу между компаниями по направлениям разработки и производства ЖРД на компонентах топлива кислород-керосин, кислород-водород и кислород-метан. «Китайские партнеры выражают сильную заинтересованность в совместной инженерной экспертизе на конструкторскую документацию по 480-тонному двигателю, который они создают в рамках создания ракеты-носителя сверхтяжелого класса. Мы будем так выстраивать наше сотрудничество, чтобы оно было безусловно выгодно обоим сторонам и при этом не угрожало национальным интересам и интересам предприятия», — отметил Игорь Арбузов. Следующий шаг — подача в начале 2019 года документов в Госкорпорацию «Роскосмос» для выпуска распоряжения Правительства РФ о сотрудничестве с КНР по данным направлениям.

Положительную оценку генерального директора НПО Энергомаш заслужили результаты работы с американскими партнерами — компаниями Pratt&Whitney, United Launch Alliance, РД АМРОСС и Orbital Sciences Corporation —, связанные с поставками двигателей РД180 и РД181. При этом, по его словам, по поручению Госкорпорации «Роскосмос» дан старт проработке вариантов применения РД180 в отечественных средствах выведения.

Говоря о проектах для внутреннего рынка, Игорь Арбузов подчеркнул, что основное внимание Госкорпорации «Роскосмос» сконцентрировано на создании ракеты-носителя «Союз-5» и последующем создании ракет-носителей сверхтяжелого класса. Конструкторским бюро НПО Энергомаш в 2017 году выпущена конструкторская документация на конструкторский и динамический макеты двигателя РД171МВ для перспективной ракеты-носителя. В настоящее время на предприятии завершается изготовление динамического макета, который будет поставлен заказчику — РКЦ «Прогресс». Исходя из установленных сроков, НПО Энергомаш в 2021 году изготовит и поставит двигатель РД171МВ заказчику для первых испытаний РН «Союз-5». Работа выполняется без задержек.

Было подчеркнуто, что одним из самых масштабных направлений работы для Конструкторского бюро является переход на «цифру» при проектировании РД171МВ. При его создании впервые в отрасли используется цифровое проектирование и производство (PLM-система). РД-171МВ станет первым двигателем, конструкторская документация которого будет в электронной 3D-модели, а не на бумажных чертежах.

Продолжается активная работа в рамках государственно-частного партнерства с компанией S7 Space, с представителями ведутся переговоры по объемам и срокам поставки двигателей для их перспективной ракеты-носителя.

Тему перевода конструкторской документации двигателя РД171МВ в 3D формат продолжил заместитель главного конструктора по новым технологиям Андрей Иванов. По его словам, выпуск электронной конструкторской документации изделия идет по утвержденному графику, задействованы специалисты основных конструкторских отделов, также привлечены Камский и Приволжский филиалы предприятия. Завершение запланировано на июль 2019 года. Андрей Иванов рассказал о ходе выполнения работ, возникающих сложностях и предложил для обсуждения пути их решения.

Игорь Арбузов заявил, что реализация проектов по внедрению ERP и PLM систем будет и дальше находиться в статусе приоритетных. «У нас нет другого выхода: конкурентоспособные предприятия уже давно ушли от бумаги в иную культуру проектирования изделий, которая позволяет создавать качественные продукты и эффективные решения, соответствующие современному рынку. Выход на передовые технологии — гарант нашей востребованности», — отметил он.

Кроме того, новое оборудование, которым комплектуется предприятие в настоящее время в ходе реконструкции производственных мощностей, может работать на полную мощность только при переходе на современные технологические схемы. В результате это обеспечит безусловное выполнение технологического процесса, сведет к минимуму влияния человеческого фактора, значительно снизит процент некачественной продукции при производстве.

В завершение встречи участники обсудили необходимые меры по совершенствованию системы авторского надзора в целях повышения качества продукции.

Подводя итоги, Игорь Арбузов отметил, что, впереди — много важных, не терпящих промедления в решении задач. Имеющийся заданный объем разработки и производства по утвержденным контрактам и перспективным проектам, набор НИОКР — необходимый фундамент успеха, но гарантировать дальнейшее развитие может только качественный труд работников Конструкторского бюро.

Page 2
Главная → Космическая деятельность → Разгонные блоки
Page 3
Главная → Космическая деятельность → Космодромы
Page 4
Главная → Космическая деятельность → Ракеты-носители

www.roscosmos.ru


Смотрите также