Алла левушкина биография хирург


Алла Левушкина, хирург: биография, достижения и интересные факты

Алла Левушкина – хирург. Дата рождения ее – 1928 год! Эта героическая женщина с большим сердцем настолько предана профессии, что и по сей день проводит операции. К её кабинету всегда выстраиваются очереди.

Кратко о героине статьи

Вдумайтесь только: Алла Левушкина - 87-летний хирург, причем практикующий! Она - лауреат премии высочайшей пробы для врача – «Призвание». Стоит ли говорить, что при вручении ей награды огромный зал, который не смог вместить всех желающих, рукоплескал ей стоя?

А скромный хирург Левушкина Алла Ильинична относилась к происходящему с непередаваемым спокойствием. Ведь как иначе? Задача врача - лечить людей хорошо и только так. Помогают в этом нелегком труде чувство юмора и неиссякаемый оптимизм.

До института

Отец Аллы трудился лесничим в Мещерских лесах.

Алла Левушкина - хирург из Рязани. Мама ее одно время работала школьным учителем. Свое образование она получила до революции, и перемены в стране, особенно новая идеология, были чужды для неё. Алла Левушкина (хирург) вспоминале, что маме пришлось сменить квалификацию: она стала работником сферы финансов.

Алла Левушкина (хирург) имела старшего брата, которого звали Анатолий (трудился на поэтическом поприще).

Из всей её семьи врачом была лишь тетя, но даже не она повлияла на выбор профессии девушки.

Алла Левушкина (87-летний хирург из Рязани) в детстве очень любила читать. Однажды ей на глаза попался труд Викентия Викентьевича Вересаева «Записки врача». Прочитав книгу, она поняла, что должна стать доктором. Большое влияние на её решение оказали и другие авторы, которые выучились на врача, но предпочли писательское поприще – Антон Павлович Чехов и Михаил Афанасьевич Булгаков.

Отметим, что биография хирурга Аллы Левушкиной могла бы быть совсем иной – чуть ранее девушка очень сильно хотела стать известным геологом. К счастью для всей медицины, волшебный мир горных пород для неё так и не открылся.

Во время учебы

В 1946 году Алла Левушкина (87-летний хирург из Рязани, как нам известно, а на тот момент семнадцатилетняя девушка) поступает во Второй Московский институт имени Иосифа Виссарионовича Сталина (ранее – им. Ивана Михайловича Сеченова). Годом ранее стать студенткой ей не удалось. Алле пришлось поработать это время в педагогическом учебном заведении в родной Рязани.

Обучение в послевоенные годы было достаточно тяжелым. Зимы были холодными, а на еду часто денег не хватало. Нередко приходилось делать нелегкий выбор между оплатой за проезд и покупкой пирожного. За проезд без билета даже пришлось побывать в местном отделении милиции. Но дежурный с пониманием относился к ситуации и отпускал студентов на пары изучать сложнейшие науки.

Выжить в одиночку в общежитии было практически невозможно. Студенты были дружны и всегда делились «сокровищами», которые иногда присылали родители и родственники. Все были рады привычным нам картошке, помидорам, огурцам. Истинным праздником было появление в стенах общежития мяса – свинины, говядины, или рыбы любого вида.

Алла Левушкина, хирург с огромным стажем, не понаслышке знает, как можно приготовить несколько разных блюд на несколько дней всего из одной тощей тушки цыпленка.

Процесс обучения был очень насыщенным и интересным, ведь лекции вели врачи, которые на протяжении последних нескольких лет спасали людей на военных полях. Наставления преподавателей, основанные на реальном опыте, помогли. Алла Левушкина (биография ее не может быть описана несколькими предложениями на одной страничке) и сейчас рада этому факту, ведь она была готовой практически к любой ситуации уже сразу после окончания института.

Первые годы после института

Левушкина Алла Ильинична – хирург, биография которой будет и далее нам раскрывать факты, достойные уважения, продолжает свое обучение в далекой Тыве. Республика только-только присоединилась к Советскому Союзу, и русский человек в тех краях был достаточно редким явлением.

Перспективной выпускнице прочили блестящую карьеру в столице, но она отказала самому Борису Петровскому, будущему министру здравоохранения.

Алла вспомнила о своей жажде приключений и путешествий, и размеренной столичной жизни молодой врач предпочла неизвестный для неё край. Таким стало её распределение.

Романтики в далеком краю было хоть отбавляй. Молодого специалиста отправляли в самые дальние поселения. Дорог не было, и часто добираться приходилось на лошадях, которых доктор очень любила. Уже в те годы, только начав свою врачебную практику, Алла Левушкина - хирург, который уверенно мог делать сложные операции, не говоря о «стандартных» по удалению грыжи или аппендицита.

Дальнейшая работа

Через пять лет Алла возвращается в родную Рязань. И вновь её жизнь связана с приключениями и путешествиями. Как специалист, она была прикреплена к санитарной авиации.

Общий стаж налетов на вертолетах и самолетах разных моделей превысил тридцать лет. Пилоты шутили, что ей самой можно садиться за штурвал и получать значки за стаж и часы налета.

Вот такая разносторонняя личность Алла Левушкина. Биография сильной женщины полна интереснейших историй, которых за долгие годы накопилось немало. Самыми запоминающимися были посадка на красивой полянке для того, чтобы нарвать цветов, и в буквальном смысле перепрыгивание в машину скорой помощи над головами волков.

Левушкина Алла Ильинична - хирург, биография которого была связана с ежедневными полетами. Но она была очень довольна своей работой. Самое главное – она могла постоянно общаться с новыми людьми и лично знала всех врачей области.

Хирург–универсал не очень охотно рассказывает о том, что времени везти больного в стационар часто не хватало, и операции приходилось проводить в сарае, конюшне, даже в чистом поле под дождем. Обывателю не понять, насколько велик риск в таком случае. Но тем приятнее получать цветы от спасенного и полностью выздоровевшего пациента, который встречает свою спасительницу через некоторое время с самыми искренними словами благодарности.

Новое направление в работе

В начале шестидесятых во всей Рязанской области не было ни одного врача-проктолога. Работа непрестижная, сложная, очень кропотливая, и желающих ехать обучаться на курсы попросту не нашлось. Кроме, конечно же, Аллы Ильиничны!

Попасть на обучение получилось не сразу. В связи с заболеванием мамы, Алла была вынуждена отказаться от заманчивого предложения. Каковым же было её удивление, когда через некоторое время она узнала, что желающих обучаться во всей области попросту не нашли!

Это был шанс, которым было невозможно не воспользоваться. Многие отговаривали девушку, считая, что это направление медицины не для неё. Решающим стало убеждение одного из коллег, который заявил, что рост 152 сантиметра для врача просто идеален для вмешательств подобного рода.

Главным достижением, по мнению самой Аллы, является то, что многие пациенты, считавшиеся безнадежными, после операции проживали счастливую жизнь в течение еще 20-30 лет. Вот ради этого и стоило идти в профессию.

Современная медицина очень облегчает работу врача наличием сложной аппаратуры и значительного количества инструментов.

Пятьдесят лет назад доктора делали операции практически наощупь. Это была поистине сложная и ювелирная работа.

Лишь за последний год Алла Ильинична собственноручно провела более сотни операций. В среднем - одно вмешательство в четыре дня.

Доктор отмечает, что проктология - очень деликатный вопрос, и многие люди до последнего откладывают посещение врача.

Таким образом, провоцируются ситуации, при которых уже невозможно обойтись лишь медикаментозным лечением. Запущенные случаи, а особенно онкологические, требуют неотложного хирургического вмешательства. Нулевая смертность за последний год красноречиво показывает, насколько велик гений этой доброй и очень ответственной женщины.

Несмотря на свой возраст, Алла Ильинична четыре дня в неделю полностью посвящает себя медицине. Это не конторская работа по заполнению карточек. Женщина активно принимает пациентов, которые выстраивают очередь к её кабинету с самого раннего утра, а после собственноручно проводит операции. У неё найдется доброе слово для каждого, независимо от пола, возраста, семейного положения и заболевания.

Народная любовь

Еще до вручения почетной награды доктора активно узнавали на улицах бывшие пациенты, их дети, друзья и родственники. Многие приветливо улыбаются, дарят цветы, высказывают слова благодарности. Не обходится без крепких объятий и поцелуев.

Однажды бывший пациент не рассчитал и сжал Аллу Ильиничну с такой силой, что доктору пришлось самой обратиться к коллегам по поводу ноющей боли в боку – это были три сломанных ребра. Но зла на людей доктор держать не может из-за своей доброты, а потому давно уже простила нерадивого ухажера за спонтанный прилив эмоций.

Отношение к сегодняшним студентам медицинских институтов и университетов

Алла Ильинична крайне обеспокоена отношением учащихся к учебе и врачебной практике как таковой. Женщина с грустью рассказывает, что для многих вчерашних студентов первичным желанием является заработать, а не помогать людям. Всем абитуриентам стоит подумать над тем, что врач - это в первую очередь призвание, круглосуточная работа над собой, постоянное самообразование и повышение квалификации, а также огромное чувство сострадания. Необходимо очень сильно любить людей, чтобы решиться стать доктором.

Отношение к медицинскому осмотру

Алла Ильинична искренне недоумевает по поводу того, что к медицинскому осмотру сейчас относятся крайне формально, скорее как к отписке, чем к реальной возможности выявить проблему.

Несмотря на огромные возможности современной медицины, очень много запущенных заболеваний именно по причине халатного отношения к здоровью со стороны как пациентов, так и их работодателей. Опытный врач призывает всех делать своевременный осмотр и устранять проблемы на той стадии, когда сделать это наиболее просто.

Признанный гений

За почти семьдесят лет трудового стажа Алла Ильинична никогда не стремилась к наградам, поощрениям и руководящим должностям. Лишь на короткое время она стала заведующей проктологическим отделением, но и это место с радостью передала более молодым и амбициозным коллегам. Заполнение вороха бумаг кажется для нее бесполезной тратой времени, за которое можно было бы диагностировать скрытое заболевание.

Большая награда не стала особой неожиданностью. Доктор воспринял эту новость философски. Единственное, о чем волновалась Алла Ильинична, - как она такая миниатюрная и хрупкая сможет унести огромную статуэтку и тяжелую папку.

К счастью, желающих помочь заслуженному специалисту оказалось достаточно. Добрые люди помогли хорошему человеку. Как, впрочем, и всегда.

Заключение

Помощь людям не единственное призвание Аллы Ильиничны. На содержании мужественной женщины пребывает множество животных – кошки, собаки. Конечно же, все подобраны на улицах. Голодные, замерзшие, больные. Только благодаря заботливым рукам они все еще могут радоваться белому свету.

Алла Ильинична также заботится о птицах. Пернатые уже наизусть выучили расположение окон знаменитого хирурга и с нетерпением ожидают наступления обеденного часа.

Конечно же, завтра новый рабочий день! Какая может быть пенсия, когда еще столько работы?!

fb.ru

Старейший хирург России 90-летняя Алла Левушкина проводит до ста операций в год - МК

Рабочий день доктора Левушкиной начинается в 9.30 в поликлинике. Причем около ее кабинета всегда стоит очередь. Пациенты стараются попасть именно к Алле Ильиничне. «Есть результат — поэтому и идут», — коротко комментирует врач.

В старейшем хирурге — 152 сантиметра роста, на вид хрупкая, невесомая женщина, но взгляд цепкий, а руки сильные.  

— В 11.30 я уже в больнице, где работаю на полставки, — рассказывает о своем распорядке дня доктор. — Делаю перевязки, смотрю поступающих больных. Потом иду на операцию. Наши проктологические операции идут последними. За неделю приходится делать 3–4 операции.

Также Алла Ильинична помогает во всех сложных операциях коллегам. Оперативные вмешательства предварительно обсуждаются на конференции. Мнение доктора Левушкиной бывает решающим.

Раньше, оперируя, чтобы дотянуться до больного, Алла Ильинична вставала на специальную подставку. Теперь коллеги ей подкатывают стул на колесиках, при этом, улыбаясь, говорят: «Карета подана».

Для молодых медиков Алла Ильинична Левушкина — королева хирургии. Шутка ли, за плечами у старейшего врача — более 10 тысяч операций. Она и наставник замечательный. Охотно учит молодежь выполнять геммороидэктомию, накладывать колостому.

Однажды один из коллег в порыве благодарности обнял крепко доктора, расцеловал. А потом удивлялся, что это она вздохнуть не может? А у Аллы Ильиничны оказались сломаны три ребра… Но доктор на молодого коллегу зла не держит.

Когда спрашиваю, надо ли хирургу иметь особый талант, Алла Ильинична говорит: «Ему руки нужно иметь хорошие. Хирургическое вмешательство — это рукоделие. А голова на плечах нужна всем без исключения врачам».

Доктора Левушкину тяготит чрезмерное внимание со стороны журналистов. «Отвлекает от главного, — объясняет Алла Ильинична. — Мне слава не нужна, главное, чтобы у моих больных не было осложнений».

Она вообще живет по принципу: болтовня бесполезна — малословие не вредно. А правду, невзирая на лица и должности, надо говорить человеку в лицо.  

И сколько бы ни твердили, что хирургия — больше для мужчин, что она требует колоссальных затрат, как физических сил, так и душевных, у доктора Левушкиной ответ один:

— Я как скаковая лошадь: иду в больницу, еле ноги волочу, но, как только вхожу в операционную, тут же преображаюсь, получаю заряд энергии. Во время операции вообще не устаю.

В Туве в кочевья к больным доктор добиралась верхом на лошади.

«В хирурги окрестил академик Петровский»

А ведь в детстве Алла Ильинична мечтала стать геологом.

— Отец у меня был лесоводом, много времени я проводила в туристических походах. Любила природу, животных, цветы. Хотела заниматься поиском и оценкой полезных ископаемых, осваивать новые территории. Но потом мне в руки попались «Записки врача» Вересаева, и я заболела медициной.

Школу Алла Левушкина окончила в победном 1945 году. Приехала поступать в Москву, и тут выяснилось, что во 2-й медицинский институт берут только с московской пропиской. С подругой они подались в Днепропетровск. Выяснилось, что и здесь не ждут иногородних. Общежитие местного меда было разрушено, в потолке проглядывало небо.

В Рязань возвращались на подножке поезда, так как билетов не было. Чтобы не терять попросту год, Алла поступила в Рязанский педагогический институт на естественный факультет. В одной группе с ней оказалась москвичка Вера Пономарева, которая, как выяснилось, тоже мечтала стать врачом. Весь год Вера жила в семье Левушкиных, а на следующий год ее родители прописали к себе в московскую квартиру Аллу. Путь в столичный мед был открыт. Конкурс был запредельный. Девушка слышала за спиной: «Куда эта «деревня» лезет?» Но Алла еще тот оловянный солдатик. Взяла и с ходу набрала необходимые 16 баллов, а подруга не попала в список студентов. Вере не хватило баллов, ей предложили учиться в Саратовском мединституте.

— Как было после этого возвращаться в дом Пономаревых? — спрашивает сама себя Алла Ильинична. — Стала ночевать на вокзале. Однажды в зале ожидания встретила знакомую своей мамы, та, сжалившись, пригласила жить к себе. А у нее самой была лишь небольшая комнатка.

В свой угол девушка пробиралась поздно вечером, а до этого готовилась к занятиям в библиотеке или анатомичке.

Потом Алле чудом удалось выбить общежитие. Послевоенные годы были голодные. Студенты жили в складчину. В общий котел шло все то, что присылали им родные из дома: картошка, крупы, соленья.

— Нередко голодали, — признается Алла Ильинична. — Потом нам стали выдавать талоны на питание, а также паек, в который, кроме продуктов, входил литр спирта. Мы тут же несли спиртное на базар и выменивали его на хлеб.

Однажды студентка Левушкина не удержалась и выменяла спирт на капроновые чулки. Каково же было разочарование девушки, когда вскоре они порвались.

Но на танцы бегать все равно было некогда, все свободное время Алла занималась.  

— Первый раз оказавшись в морге, не упали в обморок?

— Мне противно было. Я вообще анатомию никогда особенно не любила. Но что делать? Объединялись в группы по четыре человека и препарировали. Гораздо больше мне нравились топографическая анатомия и оперативная хирургия.

Уже с третьего курса Алла Левушкина стала ходить в кружок по хирургии, который на базе 4-й горбольницы вел академик Борис Петровский — будущий министр здравоохранения СССР.

— Помню, собрались со студентами, все хотели помогать легендарному хирургу. А он вдруг показал на меня и сказал: «Сегодня ассистировать мне будете вы!» А я всегда тщательно убирала под шапочку волосы. Стараясь походить на хирургов, засучивала рукава, завязывала сзади халат. Принесли мне подставку, и я встала к операционному столу. К тому времени мы уже умели узлы вязать, нитки подавать, накладывать зажимы. На той операции по удалению рака молочной железы я стояла вторым ассистентом, первым ассистентом студентов не ставили. Кровь брызнула мне в лицо, и академик Петровский в шутку сказал: «Ну вот, я окрестил вас в хирурги. Теперь дороги назад нет».

Об академике Петровском у Аллы Ильиничны сохранились самые теплые воспоминания. Борис Васильевич, зная, что у студентов нет лишних денег, частенько платил за всех кружковцев в трамвае. А бывало, что и подкармливал соевыми пирожными.

Уже с третьего курса института Алла стала ходить в кружок по хирургии.

«Доктор, вас же волки сожрут!»

Когда нужно было выбирать специализацию, у Аллы Левушкиной сомнений уже не было. Единственная из своей 12-й группы она выбрала хирургию.

— Как получилось, что после окончания вуза, несмотря на то, что вас оставляли работать в Москве, вы уехали в далекую Туву?

— Глупые с подругой были, — говорит резко, будто режет, Алла Ильинична. — У подруги, Оли Кокориной, отец работал в 1-м медицинском институте, звал нас на кафедру патофизиологии. Но куда там! Нам казалось, чем труднее, тем лучше. Оля хотела поехать на Алтай, а я — на Дальний Восток, подошли к карте, увидели, что посередине находится Тува, туда и поехали.

Выпускницы столичного вуза попали на работу в районный центр Шагонар, который тувинцы называли Улуг-Хем. В Кызыле, расположенном в 115 километрах, находился географический центр Азии.

Молодым врачам выделили половину дома, который стоял около больницы.

Это была настоящая глубинка. Тувинцы жили тем, что разводили овец и лошадей. Горные хребты сменялись степными участками. Ни железных, ни автомобильных дорог не было. Врачам до кочевнических хозяйств приходилось добираться верхом.

В Туве Алла Ильинична провела свою первую самостоятельную операцию.

— Больной был с кишечной непроходимостью, — вспоминает доктор. — Операцию проводили под местным обезболиванием. Под рукой была книга «Неотложная хирургия» Лежара, с ней и сверялись. Все сделали как надо. Я до сих пор помню, что больного звали Гошей. Он потом как-то спас нам с подругой жизнь — остановил лошадей, когда они понесли.

По признанию доктора Левушкиной, в крае, где в один узел сплелись традиции шаманизма, буддизма и быт русских староверов, было очень интересно работать. Здесь молодой врач поняла смысл тувинской поговорки: «Без воли — силы нет, без соли — вкуса нет».

— Тувинцы преклонялись перед хирургами, считали, что истинные врачи — те, кто режет, работает скальпелем, — рассказывает Алла Ильинична.  

— Но, отработав положенные три года, вы вернулись в Рязань?

— Нужно было помогать родителям. А Рязань — моя родина, здесь мои корни.

На полке в память о Туве появились фигурки из агальматолита, подаренные местными мастерами. А Алла Левушкина после ординатуры стала работать в областной больнице имени Семашко и одновременно в санитарной авиации.

К областной больнице были приписаны самолеты Ан-2 и вертолеты Ми-2. Если в одном из районов предстояла сложная операция, на помощь вызывали областных хирургов и анестезиологов. Маститым хирургам частенько не хотелось лететь в отдаленный район, они посылали на вызов молодежь. В авангарде чаще всего оказывались Алла Левушкина и Владимир Ильин, который учился в ординатуре. Вот только опытному врачу-консультанту за такие выезды платили по 5 рублей, а молодым врачам — по 50 копеек.

Но, по признанию Аллы Ильиничны, это был хороший опыт. Оперировать приходилось в чистом поле, под дождем, в конюшне. Однажды грудную клетку больному, у которого был самострел в легкое, зашивали прямо в сарае. Транспортировать его в таком состоянии было невозможно.

Нередко санитарный самолет приземлялся на небольшие расчищенные площадки прямо в лесу. Однажды при снижении летчик заметил, что импровизированный аэродром окружен стаей волков.

— Пилот не хотел сажать самолет, говорил: «Доктор, вас же волки сожрут!» А я выросла в мещерских лесах, зверей не боялась. Кричу ему: «Сажай!» Приземлились, вскоре за нами подошла машина, ее подогнали прямо к самолету, и я быстренько в нее перескочила.

Доктор Левушкина больше всех из хирургов моталась по области. Летчики шутили: «Алле так же, как пилоту, надо выдать значок за часы налета».

В санавиации приходилось оперировать и в чистом поле, и в конюшне.

«Специальность как раз по росту»

А врач-универсал, у которой был за плечами десятилетний стаж, брала уже новую высоту.

Когда в областную больницу пришла путевка на курсы по проктологии, никто из врачей не хотел ехать учиться. Уж больно специальность считалась непрестижной.

— Никто в Рязанской области проктологией не занимался, а пациентов было много, — говорит, в свою очередь, Алла Ильинична. — Я помню, поступил к нам больной со свищом прямой кишки. Никто не знал, что с ним делать. На всю область не было ни одного проктолога. Когда узнала, что путевка на курсы по проктологии обошла все областные и районные больницы, но так и осталась невостребованной, поняла: надо ехать.

Решение о направлении Левушкиной на курсы принимали на совещании. Один из врачей областной больницы заметил: «У Аллы Ильиничны рост полтора метра, самый подходящий. Ей только проктологией и заниматься». И вопрос со специализацией был решен.

После четырех месяцев учебы, с 1961 года, Алла Ильинична единственная в области стала делать операции по проктологии. Чаще всего это были запущенные случаи, связанные с опухолями. Это сейчас у хирургов есть сложная аппаратура и уникальные инструменты, а в те годы операции приходилось делать практически на ощупь.

— Наукой никогда не хотели заняться?

— Мне казалось, что это все повторение старого. Чтобы заниматься наукой, нужно иметь такую голову, чтобы действительно что-то изобрести. Так что я оставалась практиком.

Всю жизнь доктор Левушкина посвятила хирургии. Замуж она так и не вышла. Все мои расспросы о личной жизни Алла Ильинична решительно пресекает: «На вопросе о женихах я ставлю точку. Скажу одно — были и любовь, и ухажеры, но как-то не сложилось».

Единственная родная душа — брат, поэт Анатолий Левушкин, окончил Литературный институт имени Горького и долгие годы жил в Архангельске. Уехал в 1964 году к Белому морю, и, захваченный морской стихией, так и остался жить на Севере. Только в 2001 году, согласно завещанию, его привезли хоронить в Рязань, на Скорбященское кладбище.

Сейчас самый близкий для Аллы Ильиничны человек — это настоятель храма Александра Невского отец Петр (Кравцов).

— Он мой духовный наставник. До 62 лет я была воинствующим атеистом, читала труды философов. А мама, которая окончила гимназию, была очень верующим человеком. Она преподавала в школе, а когда стали заставлять с детей снимать крестики, она переквалифицировалась в бухгалтеры. Мама переживала, постоянно молилась за меня. Она-то и познакомила меня с отцом Петром. Два года я несла атеистическую чушь, а он меня терпеливо выслушивал. Постепенно и я пришла к вере. Стала ходить в церковь, одно время была старостой.

Алла Ильинична признается, что с опытом поняла, что медицина и религия тесно связаны друг с другом. Она постоянно молится за своих больных, а за особо тяжелых — заказывает обедни.

— И мне Бог дает силы жить и работать. Когда больные говорят мне спасибо, я отвечаю: «Благодарите больше Бога, чем меня». В моей практике было немало чудодейственных случаев исцеления.

Сейчас Алла Ильинична живет с парализованным двоюродным племянником. Ухаживает как за инвалидом, так и за целой армией кошек.

— Дома у меня живут Малыш, Гоша, Лада, Муся… И на улице еще шесть усатых-полосатых. Но также я обожаю собак, меня каждая псина в округе знает. Пока всех не покормлю, не захожу с работы домой. 

Долгие годы в доме у доктора Левушкиной жила Каштанка, помесь дворняги с лайкой. Алла Ильинична лечила и свою собаку, и всех соседских псов. А вот прооперировать собаку она решилась лишь однажды.

— Делала ей резекцию кишки. Когда собака вышла из наркоза, я ее обняла за шею и расплакалась. Больше я не бралась оперировать животных, — признается доктор.

Доктор Левушкина: «Хирургическое вмешательство — это рукоделие».

— Ни разу не пожалели, что выбрали профессию врача?

— Я никогда ни о чем не жалею. Сначала верила в судьбу, была фаталистом, а теперь верю в Бога. 

— Врачи изменились со временем?

— Общество изменилось, и врачи изменились. Сейчас люди знают цену деньгам, а деньги — это такая вещь, которая никогда не имеет конца… А мы в свое время работали, получая только зарплату. Поэтому трудились всегда на полторы ставки. Больные нам деньги никогда не давали. Мы жили легко и свободно.

— Что сейчас читаете?

— На книги времени нет. Уже много лет выписываю газету «Советская Россия». Вот ее читаю регулярно.

В 2001 году доктор Левушкина из областной больницы перешла на работу в клиническую больницу №11. Удивительно, но, несмотря на огромный стаж и авторитет, Алла Ильинична до недавнего времени не имела никаких почетных званий и наград. Даже высшую врачебную категорию она подтвердила позже всех в отделении. «Некогда было бегать, бумаги собирать, по кабинетам их носить», — объясняет доктор.

В советское время ей мешала беспартийность. Когда активистка из парткома подкатила к ней с предложением стать кандидатом в члены КПСС, доктор заметила: «Не готова пока. К тому же к Коммунистической партии у меня много вопросов». От Левушкиной отстали, правда, и по служебной лестнице продвигать не стали. Лишь на короткое время она стала заведующей проктологическим отделением, но вскоре уступила это место более молодому и амбициозному врачу.

И только в 2014 году премьер-министр Дмитрий Медведев вручил Алле Ильиничне награду всероссийской премии «Призвание» в номинации «За верность профессии». Зал аплодировал ей стоя.

— Для меня эта награда стала полной неожиданностью, — признается врач. — Статуэтка в виде рук с кристаллом стоит у меня на столе. К награде выдали денежную премию в размере один миллион рублей. Заплатила с этой суммы 13% подоходного налога. 100 тысяч отдала дочери отца Петра — женщина попала в трудную жизненную ситуацию. По 50 тысяч вручила всем племянникам. Накупила подарков, одарила друзей. Оставшиеся 600 тысяч положила на сберкнижку.                       

— Какие вам обычно дарят подарки?

— Мне постоянно дарят цветы, но домой я их не уношу, оставляю в отделении, чтобы радовали врачей и медсестер. Раньше у меня весь шкаф был заставлен духами «Красная Москва», потом — хрустальными вазами. Сейчас все чаще несут продукты. Недавно, например, принесли забитого кролика. Я не смогла его съесть, отдала племяннице. А самым оригинальным подарком была корзина, сплетенная из конфет. Она вся была наполнена вкуснейшими сладостями. Тяжелая — невозможно. Я ее поставила на общий стол, сладости ели и наши доктора, и те, что приходили из других отделений. Потом в течение недели мы разобрали на конфеты и саму корзину.

www.mk.ru

Принципы жизни старейшего хирурга России — Аллы Лёвушкиной

Алле Ильиничне Лёвушкиной восемьдесят семь лет. Но она до сих пор - уже более 65 лет - оперирует. С корреспондентом «Правмира» хирург-проктолог рязанской городской больницы №11, лауреат премии «Призвание» была строга и сразу предупредила, что поговорить сможет между половиной двенадцатого и часом. «Потому что с восьми у меня приём в поликлинике, а потом я на операциях». С Аллой Ильиничной Лёвушкиной мы говорим о довоенном детстве, выборе профессии, непонятном Марксе, врачебном долге и о любви.

Я родом из Рязани, мои родители рязанские. Моя мама была учительницей, а потом счетным работником. Она была очень верующим человеком, поэтому, когда в советское время стали с детей снимать кресты, она перешла на счётную работу. Потом была счетоводом, бухгалтером.

А отец – лесовод. Закончил лесной институт. Работал в Рязани, ездили мы и по другим городам.

А ещё у меня был брат, он умер. Он бы поэтом, у него издан сборник стихов. Он жил в Рязани, потом в Архангельске.

Помню, жили мы очень дружно. Еще у меня был брат двоюродный. Они надо мной как над девочкой, конечно, в детстве издевались. Но так всегда жили дружно. Любили животных — у него был кот, у меня кошка.

Нас вообще свободно воспитывали. Делали мы, что хотели, а ничего плохого не делали. Мы жили на Волге, ходили купаться, и всё всегда было нормально. Притом, что за нами особо не следили.

И за тем, как мы учились, тоже особо не следили. Каждый сам за себя, занимался, чем хотел. И выпускные вечера были, и поздно приходили. Нам давали все возможности: как мы хотели, так и жили.

О войне и Победе

Я помню объявление войны. У нас двадцать второго июня как раз был выпускной вечер. Я тогда кончала седьмой класс, а мой брат – десятый. И вот мы с девчонками очень долго гуляли, я пришла домой часов в двенадцать – к часу. А брат вернулся почти под утро.

И вот я пришла, а мама знала, что мы гуляем, она и говорит: «Ну, давай, ложись спать». Я легла и уснула. И вдруг утром слышу – объявляют войну. Мне стало так страшно. Очень я испугалась.

Потом пришел Анатолий, он тоже гулял очень долго. Но они уже услыхали о войне, пришли такие возбужденные. Собирались хоть сейчас идти воевать, вот такое было настроение.

В эвакуации мы не были, жили в Рязани, просто уехали в лес. Там отец был лесничим и, когда уже немцы подходили к Рязани, он нас увез.

Там мы и жили, голодали, конечно. Голодали очень сильно. Но мы учились, и в войну учились, я десятый класс с отличием закончила в войну.

День Победы помню, как же. Годом раньше я не смогла поступить в медицинский. У меня год пропал, я поступила в педагогический. Брат тоже учился в рязанском университете.

И вот мы отдыхали, спали. Брат почему-то тоже был дома, не помню. Мама влетает: «Что вы спите? Победа!» Мы так обрадовались. И все побежали в институт. Вообще сплошная радость была. Целовались, пели, веселились. Потом уже собрались там, потом у нас сидели за столом… 

О поступлении в медицинский

Вообще, у меня упрямый характер. И ещё я читала Вересаева «Записки врача», это меня подтолкнуло. Помню, всю ночь читала.

А потом, когда мы окончили школу, нам сказали: «Поезжайте в Москву и поступайте». Я поехала и стала ходить по институтам.

Пришла в геологоразведочный, мне сказали: «Подавайте документы, будете геологом». «Хорошо, я подумаю», – говорю. Потом пошла в университет на биологический факультет. Там тоже сказали: «Подавайте документы». Потом я попала во Второй московский мед. А там говорят: «Нет, мы не принимаем без московской прописки». И тут началась моя мука – мне захотелось только в медицинский.

Потом прописалась и поступила, но уже в сорок пятом году.

Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

Об учителях и «крещении в хирурги»

Преподавателей помню. Но у нас были очень старые доктора. Попов – судебно-медицинская экспертиза. Затем, дай Бог памяти, Синай – микробиология. Физиология нормальная, не знаю, забыла уже. Надо посмотреть.

А с третьего курса я стала заниматься хирургией, ходить в хирургический кружок. Да, Петровский у нас преподавал, приехал с войны. Потом он уже стал министром. А до войны заведовал кафедрой общей хирургии. Вел хирургический кружок, мы все ходили на кружок к нему.

Помню первую операцию: он взял меня как ассистента, и я у него сделала. Ну, то есть он делал, я ему помогала. Я была просто счастлива.

Как раз первая операция была очень интересная. Рак молочной железы, и там кровотечение началось. Кровь брызнула мне в лицо, а он говорит: «Ну, вот, я окрестил вас в хирурги».

Потом Петровский стал министром, и мы с ним встретились, когда я уже была врачом. Была конференция. Я к нему подошла и говорю: «А, я помню ваш кружок». Он ведь только вернулся из армии, когда стал у нас преподавать. И, по-моему, в Будапеште до этого был.

Овчинников был по хирургии. Вот это я, конечно, помню.

О первых операциях

А потом по хирургии у меня был случай, но это так вышло как-то. Я очень долго работала в Рязани хирургом санавиации. И вот меня вызвали на самострел. Это не одна из первых операций, это я уже давным-давно оперировала.

Мы приехали на самострел. Там в сарае лежал больной с разорванной грудной клеткой. Мы с анестезиологом приехали, а практически ничего сделать было нельзя. И мы его зашили почти без анестезии. И сердце и легкие. А потом его транспортировали. Я не помню его судьбу.

А, самая первая моя операция была в Туве – кишечная непроходимость. Запомнила, надо же.

О больных и вере в Бога

Со своим больным всегда имеешь совершенно другой контакт. Когда я начинаю лечить человека, для меня лично он уже делается близким. Я уже за него переживаю.

Но я никогда на себя не беру всю ответственность. А по очень тяжелым больным я сейчас заказываю молебен, даже не говоря им об этом. И всем, когда они меня благодарят, говорю: «Вы Бога благодарите». Всегда больным говорю так.

За эти годы через мои руки много людей прошло. Многие, конечно, помнят, поздравляют, даже когда по улице идешь.

В храме у меня много очень людей. Я – верующий человек, постоянно хожу в храм, соблюдаю все праздники, посты, все как надо. Сейчас вот Великий пост.

Да, к вере я пришла не сразу, была заядлой атеисткой. У меня мама была очень верующая, а я – атеист. И у меня постоянно были с ней конфликты. Она болела туберкулезом и все равно постилась в Великий пост. И какое-то влияние это на меня оказывало, но я воевала.

Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

А потом я познакомилась с таким священником, отцом Петром, сейчас он в нашем храме настоятель. И он в течение двух лет мучился со мной. Я ходила к нему на дом, с его семьей познакомилась. И вот мы с ним все беседовали, беседовали, потом он говорит: «Хватит, надо пойти и причаститься». И причастил меня.

Отец Петр говорил, что за меня мама моя молилась. Она все время за меня молилась, и ее сестры верующие были. И брат мой относительно верующий был. Даже ходил причащаться в Елоховский храм, когда в институте писателей учился.

А сейчас я так благодарна, что стала верующим человеком. Жизнь имеет совершенно другую окраску. Я, конечно, уж не воюю. Но это очень помогает жить.

О любимых философах и непонятном Марксе

Вот я в семье одна такая атеистка была, потому что я философию очень любила. Я философией занималась чуть ли не с седьмого или восьмого класса. У меня есть антология мировой философии, только я сейчас не читаю, мне некогда читать.

Любимые философы были, да. У меня был Кант. Я долго очень не могла понять «вещь в себе», но потом все-таки до меня дошло. Гегеля я любила, хоть и была материалистом. Но мне очень нравился Энгельс, «Происхождение видов» – это его работа, когда мне было интересно, я читала. А вот Маркса я терпеть не могла, он ужасный.

«Капитал» – это кошмар вообще… Мы изучали «Капитал», но дело кончилось тем, что я закинула книжку чуть ли не в дверь, сказала: «Он непонятно написал». А Энгельс очень хорошо писал.

Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

О реформе медицины, долге врача и любви

Я считаю, что сейчас живу только благодаря Богу. Кто мне дал столько возможностей – жить и в восемьдесят семь лет работать, и оперировать еще?

Я говорю, что я – как скаковая лошадь. Вхожу в операционную, и тут же появляются силы и бодрость, и я начинаю оперировать. А так хожу как кляча.

Реформа медицины на моей работе? Ну, конечно, отражается! Лекарства стали дороже, у больных денег меньше, все это отражается. Я и так стараюсь как можно меньше с больных брать и как можно больше им отдавать. А вообще я живу по принципу христианскому: что отдал – то твое.

Разговаривать с больными? Поймите, мне некогда с ними разговаривать. Если у меня большой прием, то – быстрей, быстрей, быстрей. Я ограничена временем. И все равно разговариваю иногда — на религиозные темы и на житейские. Нормально, как со всеми.

В работе врача самое главное, я считаю, знания и любовь к людям. И проявляться любовь должна нормально. Действенно. Не надо жалеть, когда они кричат, что им больно. Надо стараться делать не больно. Надо выполнять свой долг.

www.pravmir.ru

«Больных своих я люблю. Всех». Старейший хирург России Алла Лёвушкина, которой исполнится 91 год, ходит с трудом, но до сих пор делает операции

ТАСС

Алле Ильиничне Лёвушкиной в мае исполнится 91 год. Она выросла в Рязани и устроилась там работать хирургом-проктологом после того, как выучилась в Москве. Женщина до сих пор делает хирургические операции — у нее 66 лет стажа, премия «Призвание» в номинации «За верность профессии» и тысячи благодарных пациентов. О том, почему Алла Ильинична выбрала именно проктологию и тяжело ли ей работать в свои 90 лет, рассказывает ТАСС.

На работу женщина ездит на такси и считает, что она это «заслужила».

— Я сегодня так устала. Отсидела в поликлинике с 9.30 до 11.00. Там ко мне идут и дельные, и бездельные. Бездельные — потому что мое имя услыхали, значит, надо, чтобы я поглядела. А в больнице у меня операция…

Когда-то женщина любила пеший туризм — она исходила полстраны с тяжеленным рюкзаком за плечами, несмотря на свой маленький рост в полутора метров. Она такая хрупкая, что несколько раз друзья-мужчины ломали ей ребра, просто крепко обняв.

ТАСС

Во время операций ей всегда приходится забираться на подставку — «карету», как называют коллеги. Алла Ильинична ходит с трудом, но до сих пор работает.

— Видите, как я хожу? А руки работают. И голова — тоже.

Алла Лёвушкина училась во 2-м Московском медицинском институте им. Сталина. Она поступила туда, несмотря на то, что пишет безграмотно: она написала сочинение по теме своего любимого писателя Михаила Лермонтова с кучей ошибок, но ей поставили «четверку», потому что «содержание было хорошее».

— Когда училась, отправляла письма маме, она была педагогом. Приезжаю домой, на столе лежат мои письма, и красным карандашом подчеркнуты ошибки. Как будто я диктант писала. Сначала я возмущалась, потом мне стало смешно.

ТАСС

Она рассказывает, как в студенчестве ей и ее знакомым приходилось ездить зайцем в транспорте.

— Помню, когда появились соевые пирожные. Они стоили 40 копеек — столько же, сколько проезд. А стипендия была 118 рублей. Покупаешь пирожное, съедаешь, едешь зайцем. Нас ловили, говорили: «Когда ж вы наедитесь этими пирожными?» Но все понимали, что мы голодные. И отпускали.

Несмотря на то, что хирургией Алла Ильинична занималась с третьего курса и уже на шестом начала оперировать, на выпускном экзамене она получила тройку. Но она всегда хотела стать хирургом и не отказывалась от своей мечты — и мечта сбылась.

— Я фантазеркой всю жизнь была. Когда шла в мединститут, хотела работать с прокаженными. Тогда в Подмосковье был лепрозорий. Я книжки о них читала. Но как только попробовала хирургию, как говорится, нюхнула крови, — уже от нее не отходила.

ТАСС

У нас на курсе общей хирургии преподавал знаменитый Борис Петровский, он потом стал министром здравоохранения СССР. Мы все, конечно, хотели с ним поработать. Я стою — маленькая, хоть и на каблуках, но тогда высокие каблуки еще не носили. У меня колпак, ни единого волоска не видно, и халат с засученными рукавами. Он так нашу компанию посмотрел и говорит: «Вы будете мне ассистировать». Во время операции кровь мне брызнула прямо в лицо. Он говорит: «Считайте, я окрестил вас в хирурги».

Много лет спустя он приехал к нам в рязанскую больницу. Поглядел на меня и говорит: «Ну я прав был, говорил, что ты станешь хирургом?» Я прямо обалдела! А потом поняла: мы у него были первые студенты. А первых запоминаешь.

Следующим этапом после выпуска стала работа в Туве — туда Алла Ильинична отправилась вместе с подругой Олей, им было по 24 года. Однако через несколько лет женщина вернулась в Рязань и работала в санитарной авиации.

— Много летала. Как-то пилот долго кружил, никак не садился. Говорит: «Там волки». А я: «Ну и что?» Волки, по-моему, очень приятные животные. Мне их всегда жалко — их убивают ни за что.

То, что ей суждено было стать хирургом-проктологом, Алла Ильинична поняла, когда работала в ординатуре по специализации по щитовидной железе. Однажды она выступала на конференции и случайно оговорилась.

— Выступала на конференции, должна была сказать «у больного большой зоб». И вместо «з» произнесла «ж». Все смеются… А через некоторое время я ушла в проктологию. Коллеги решили, что та оговорка была пророчеством.

Алла Ильинична добавляет, что проктологией в Рязанской области никто не занимался тогда — и тут пришла путевка на курсы по проктологии. Она отправилась на курсы.

ТАСС

Рассказала Алла Ильинична и о своей семье. Ее мама была верующей, но сама Алла пришла к Богу, когда ей было под 60. В детстве ее растили в советском духе.

— Когда в октябрята принимали, значок прикололи. Осень, я иду домой в пальто нараспашку. Мама мне: «Застегнись, холодно!» А я хотела, чтоб значок был виден. А когда я стала пионеркой, у нас была такая шутка: «Ответь за галстук!». «Не трожь рабочую кровь, когда уберешь, тогда возьмешь». Не знаю, что это означало.

Из-за того, что женщина отказалась вступать в партию (дело было при Брежневе), ей грозились не дать должность заведующей отделением, однако все-таки передумали.

— Мы Сталина очень любили. Когда он умер, у нас в доме появился его портрет. Хотя мой дядя был судим. За чепуху, рассказал какой-то анекдот. И все равно он никогда не ругал Сталина. Говорил: «Он — вождь. Настоящий». Я и сейчас, если вижу в газете портрет Сталина, эту газету не выкидываю. Сохраняю.

Компьютером женщина так и не умеет пользоваться, но она не унывает — читает книги, потому что они «пахнут».

— За эти годы медицина, конечно, усовершенствовалась. Появились технологии и обследования, о которых мы и не мечтали. Но в нее часто возвращаются старые методы.

ТАСС

Алла Ильинична считает, что секрет успешной работы — это любовь к ней и к тем, кому ты помогаешь.

— У нас был доктор, который подходил к умирающему пациенту и говорил: «Да ты совсем хороший! Скоро встанешь!» Больной засияет, улыбается, и через день-два умирает. Пациентам надо поднимать настроение. Хотя сейчас говорят, что нужно резать правду-матку.

Я брала пациентов, которых коллеги считали неоперабельными. У одной из таких пациенток сейчас двое детей.

Надо любить дело, которым занимаешься. А еще надо любить людей. Хотя я всегда считала, что мне больше нравятся животные. Но больных своих я люблю. Всех.

rep.ru

«Ноги не ходят, а руки и голова работают»: хирург Алла Лёвушкина оперирует в свои 93

Настоящим профессионалом становится тот, кто отчаянно любит свое дело. Невозможно достигнуть высот, если не отдавать всего себя работе. Это правило легче всего подтверждается успехами спортсменов: только самые трудолюбивые и старательные становятся чемпионами и бьют мировые рекорды.

В обычных профессиях всё не так очевидно, порой приходится потратить всю жизнь, чтобы тебя признали лучшим. Впрочем, мы же работаем не ради признания.

Алла Ильинична Лёвушкина всю свою жизнь посвятила медицине. Легендарному российскому хирургу в этом году исполнился 91 год. Удивительно, но женщина до сих пор проводит хирургические операции.

Наградой за ее 66 лет службы отечественной медицине стала премия «Призвание» в номинации «За верность профессии», а самое главное — тысячи благодарных пациентов.

Будущий врач-проктолог родилась 5 мая 1927 года в Рязани в семье лесничего и педагога. В детстве мечтала стать геологом, но однажды Алле попала в руки книга, которая перевернула всю ее жизнь. Прочитав труд Вересаева «Записки врача», Лёвушкина твердо решила, что станет врачом.

Училась в школе Алла довольно средне, но упорство и труд помогли ей со второго раза поступить во 2-й Московский медицинский институт им. Сталина. Ей посчастливилось учиться у знаменитого хирурга Александра Николаевича Бакулёва. Работа с ним повлияла на выбор дальнейшей специализации.

С 1951 года Алла Ильинична начала оперировать, сперва во время интернатуры в Туве, а затем в родном городе в Рязанской клинической больнице им. Н. А. Семашко.

Сейчас врач в свои 91 передвигается с трудом. Поэтому ей приходится добираться на работу на такси. Там ее ждут пациенты.

«На приеме я с 9:30 до 11:00. Ко мне идут как дельные, так и бездельные. Бездельные потому, что слышали мое имя, хотят, чтобы именно я посмотрела. А в больнице меня уже ждут на операцию…» — рассказывает врач.

В молодости Лёвушкина обожала путешествовать. С туристическим рюкзаком она обошла полстраны пешком. Маленькая хрупкая женщина полтора метра ростом.

Для операций Алле Ильиничне приходится забираться на специальную подставку, которую ее коллеги шутливо называют «каретой». Ходит она с трудом, но работу не бросает.

«Ноги уже не ходят, но голова и руки работают», — резюмирует хирург.

Сочинение для поступления в институт Алла Лёвушкина написала с кучей ошибок. Однако ей всё же поставили 4 за хорошее содержание.

«Мать была педагогом, постоянно беспокоилась о моем правописании. Когда приезжала домой, то на столе меня ждал ворох писем, которые я писала домой. В них она красным карандашом подчеркивала все мои ошибки.

Когда училась в институте, то появились соевые пирожные по 40 копеек. Мне они так нравились, что я постоянно покупала их, а в трамвае ездила зайцем. Часто ловили, говорили: “Когда же ты наешься этими пирожными?” Но относились с пониманием, отпускали.

Поначалу я хотела работать с прокаженными, книжек всяких начиталась. У нас ведь даже лепрозорий на окраине Москвы был. Когда побывала на первой операции, решила твердо, что стану хирургом. Нюхнула крови, так сказать.

Хирургию у нас преподавал знаменитый Борис Петровский, он позже стал министром здравоохранения СССР. Мне довелось ассистировать ему во время операции. Борис Васильевич сделал надрез, кровь прямо мне в лицо брызнула. Он не растерялся и говорит: “Считайте, что я вас окрестил в хирурги”.

Однажды я выступала на конференции, хотела сказать “у больного большой зоб”, но случайно сказала “жоб”. Друзья смеялись, а через год я выбрала проктологию. Возможно, это было пророчеством…

Дома у меня очень любили Сталина. Когда вождь умер, повесили его портрет на стену. Дядя сидел, за чепуху, анекдот рассказал, но всё равно его уважал. Говорил: “Он вождь. Настоящий”. Сейчас когда вижу в газете портреты Иосифа Виссарионовича, то сохраняю их.

Коллеги иногда отказываются от неоперабельных больных. Я всегда стараюсь помочь таким, бывает даже спасаю. Одна такая пациентка выжила, теперь у нее двое детей.

Вообще надо любить свое дело. Людей надо любить. Я всё же больше люблю животных, но своих пациентов тоже. Без этого никуда», — рассказывает о своей жизни Алла Ильинична.

Таких людей, как Лёвушкина, можно по пальцам пересчитать. Великий врач и человек с большой буквы. А всё потому, что Алла Ильинична нашла себя в жизни, определилась с профессией и стала в ней лучшей.

Желаем хирургу крепкого здоровья и сил заниматься своим любимым делом как минимум до 100 лет. Про нее не то, что статью писать надо, а снимать фильм и заносить ее достижение в книгу рекордов Гиннесса. Потрясающий человек!

boom.ms

Алла Левушкина, хирург: краткая биография, достижения и интересные факты

Алла Левушкина – хирург. Дата рождения ее – 1928 год! Эта героическая женщина с большим сердцем настолько предана профессии, что и по сей день проводит операции. К её кабинету всегда выстраиваются очереди.

Кратко о героине статьи

Вдумайтесь только: Алла Левушкина - 87-летний хирург, причем практикующий! Она - лауреат премии высочайшей пробы для врача – «Призвание». Стоит ли говорить, что при вручении ей награды огромный зал, который не смог вместить всех желающих, рукоплескал ей стоя?

А скромный хирург Левушкина Алла Ильинична относилась к происходящему с непередаваемым спокойствием. Ведь как иначе? Задача врача - лечить людей хорошо и только так. Помогают в этом нелегком труде чувство юмора и неиссякаемый оптимизм.

До института

Отец Аллы трудился лесничим в Мещерских лесах.

Алла Левушкина - хирург из Рязани. Мама ее одно время работала школьным учителем. Свое образование она получила до революции, и перемены в стране, особенно новая идеология, были чужды для неё. Алла Левушкина (хирург) вспоминале, что маме пришлось сменить квалификацию: она стала работником сферы финансов.

Алла Левушкина (хирург) имела старшего брата, которого звали Анатолий (трудился на поэтическом поприще).

Из всей её семьи врачом была лишь тетя, но даже не она повлияла на выбор профессии девушки.

Алла Левушкина (87-летний хирург из Рязани) в детстве очень любила читать. Однажды ей на глаза попался труд Викентия Викентьевича Вересаева «Записки врача». Прочитав книгу, она поняла, что должна стать доктором. Большое влияние на её решение оказали и другие авторы, которые выучились на врача, но предпочли писательское поприще – Антон Павлович Чехов и Михаил Афанасьевич Булгаков.

Отметим, что биография хирурга Аллы Левушкиной могла бы быть совсем иной – чуть ранее девушка очень сильно хотела стать известным геологом. К счастью для всей медицины, волшебный мир горных пород для неё так и не открылся.

Во время учебы

В 1946 году Алла Левушкина (87-летний хирург из Рязани, как нам известно, а на тот момент семнадцатилетняя девушка) поступает во Второй Московский институт имени Иосифа Виссарионовича Сталина (ранее – им. Ивана Михайловича Сеченова). Годом ранее стать студенткой ей не удалось. Алле пришлось поработать это время в педагогическом учебном заведении в родной Рязани.

Обучение в послевоенные годы было достаточно тяжелым. Зимы были холодными, а на еду часто денег не хватало. Нередко приходилось делать нелегкий выбор между оплатой за проезд и покупкой пирожного. За проезд без билета даже пришлось побывать в местном отделении милиции. Но дежурный с пониманием относился к ситуации и отпускал студентов на пары изучать сложнейшие науки.

Выжить в одиночку в общежитии было практически невозможно. Студенты были дружны и всегда делились «сокровищами», которые иногда присылали родители и родственники. Все были рады привычным нам картошке, помидорам, огурцам. Истинным праздником было появление в стенах общежития мяса – свинины, говядины, или рыбы любого вида.

Алла Левушкина, хирург с огромным стажем, не понаслышке знает, как можно приготовить несколько разных блюд на несколько дней всего из одной тощей тушки цыпленка.

Процесс обучения был очень насыщенным и интересным, ведь лекции вели врачи, которые на протяжении последних нескольких лет спасали людей на военных полях. Наставления преподавателей, основанные на реальном опыте, помогли. Алла Левушкина (биография ее не может быть описана несколькими предложениями на одной страничке) и сейчас рада этому факту, ведь она была готовой практически к любой ситуации уже сразу после окончания института.

Первые годы после института

Левушкина Алла Ильинична – хирург, биография которой будет и далее нам раскрывать факты, достойные уважения, продолжает свое обучение в далекой Тыве. Республика только-только присоединилась к Советскому Союзу, и русский человек в тех краях был достаточно редким явлением.

Перспективной выпускнице прочили блестящую карьеру в столице, но она отказала самому Борису Петровскому, будущему министру здравоохранения.

Алла вспомнила о своей жажде приключений и путешествий, и размеренной столичной жизни молодой врач предпочла неизвестный для неё край. Таким стало её распределение.

Романтики в далеком краю было хоть отбавляй. Молодого специалиста отправляли в самые дальние поселения. Дорог не было, и часто добираться приходилось на лошадях, которых доктор очень любила. Уже в те годы, только начав свою врачебную практику, Алла Левушкина - хирург, который уверенно мог делать сложные операции, не говоря о «стандартных» по удалению грыжи или аппендицита.

Дальнейшая работа

Через пять лет Алла возвращается в родную Рязань. И вновь её жизнь связана с приключениями и путешествиями. Как специалист, она была прикреплена к санитарной авиации.

Общий стаж налетов на вертолетах и самолетах разных моделей превысил тридцать лет. Пилоты шутили, что ей самой можно садиться за штурвал и получать значки за стаж и часы налета.

Вот такая разносторонняя личность Алла Левушкина. Биография сильной женщины полна интереснейших историй, которых за долгие годы накопилось немало. Самыми запоминающимися были посадка на красивой полянке для того, чтобы нарвать цветов, и в буквальном смысле перепрыгивание в машину скорой помощи над головами волков.

Левушкина Алла Ильинична - хирург, биография которого была связана с ежедневными полетами. Но она была очень довольна своей работой. Самое главное – она могла постоянно общаться с новыми людьми и лично знала всех врачей области.

Хирург–универсал не очень охотно рассказывает о том, что времени везти больного в стационар часто не хватало, и операции приходилось проводить в сарае, конюшне, даже в чистом поле под дождем. Обывателю не понять, насколько велик риск в таком случае. Но тем приятнее получать цветы от спасенного и полностью выздоровевшего пациента, который встречает свою спасительницу через некоторое время с самыми искренними словами благодарности.

Новое направление в работе

В начале шестидесятых во всей Рязанской области не было ни одного врача-проктолога. Работа непрестижная, сложная, очень кропотливая, и желающих ехать обучаться на курсы попросту не нашлось. Кроме, конечно же, Аллы Ильиничны!

Попасть на обучение получилось не сразу. В связи с заболеванием мамы, Алла была вынуждена отказаться от заманчивого предложения. Каковым же было её удивление, когда через некоторое время она узнала, что желающих обучаться во всей области попросту не нашли!

Это был шанс, которым было невозможно не воспользоваться. Многие отговаривали девушку, считая, что это направление медицины не для неё. Решающим стало убеждение одного из коллег, который заявил, что рост 152 сантиметра для врача просто идеален для вмешательств подобного рода.

Главным достижением, по мнению самой Аллы, является то, что многие пациенты, считавшиеся безнадежными, после операции проживали счастливую жизнь в течение еще 20-30 лет. Вот ради этого и стоило идти в профессию.

Современная медицина очень облегчает работу врача наличием сложной аппаратуры и значительного количества инструментов.

Пятьдесят лет назад доктора делали операции практически наощупь. Это была поистине сложная и ювелирная работа.

Почти семьдесят лет стажа

Лишь за последний год Алла Ильинична собственноручно провела более сотни операций. В среднем - одно вмешательство в четыре дня.

Доктор отмечает, что проктология - очень деликатный вопрос, и многие люди до последнего откладывают посещение врача.

Таким образом, провоцируются ситуации, при которых уже невозможно обойтись лишь медикаментозным лечением. Запущенные случаи, а особенно онкологические, требуют неотложного хирургического вмешательства. Нулевая смертность за последний год красноречиво показывает, насколько велик гений этой доброй и очень ответственной женщины.

Несмотря на свой возраст, Алла Ильинична четыре дня в неделю полностью посвящает себя медицине. Это не конторская работа по заполнению карточек. Женщина активно принимает пациентов, которые выстраивают очередь к её кабинету с самого раннего утра, а после собственноручно проводит операции. У неё найдется доброе слово для каждого, независимо от пола, возраста, семейного положения и заболевания.

Народная любовь

Еще до вручения почетной награды доктора активно узнавали на улицах бывшие пациенты, их дети, друзья и родственники. Многие приветливо улыбаются, дарят цветы, высказывают слова благодарности. Не обходится без крепких объятий и поцелуев.

Однажды бывший пациент не рассчитал и сжал Аллу Ильиничну с такой силой, что доктору пришлось самой обратиться к коллегам по поводу ноющей боли в боку – это были три сломанных ребра. Но зла на людей доктор держать не может из-за своей доброты, а потому давно уже простила нерадивого ухажера за спонтанный прилив эмоций.

Отношение к сегодняшним студентам медицинских институтов и университетов

Алла Ильинична крайне обеспокоена отношением учащихся к учебе и врачебной практике как таковой. Женщина с грустью рассказывает, что для многих вчерашних студентов первичным желанием является заработать, а не помогать людям. Всем абитуриентам стоит подумать над тем, что врач - это в первую очередь призвание, круглосуточная работа над собой, постоянное самообразование и повышение квалификации, а также огромное чувство сострадания. Необходимо очень сильно любить людей, чтобы решиться стать доктором.

Отношение к медицинскому осмотру

Алла Ильинична искренне недоумевает по поводу того, что к медицинскому осмотру сейчас относятся крайне формально, скорее как к отписке, чем к реальной возможности выявить проблему.

Несмотря на огромные возможности современной медицины, очень много запущенных заболеваний именно по причине халатного отношения к здоровью со стороны как пациентов, так и их работодателей. Опытный врач призывает всех делать своевременный осмотр и устранять проблемы на той стадии, когда сделать это наиболее просто.

Признанный гений

За почти семьдесят лет трудового стажа Алла Ильинична никогда не стремилась к наградам, поощрениям и руководящим должностям. Лишь на короткое время она стала заведующей проктологическим отделением, но и это место с радостью передала более молодым и амбициозным коллегам. Заполнение вороха бумаг кажется для нее бесполезной тратой времени, за которое можно было бы диагностировать скрытое заболевание.

Большая награда не стала особой неожиданностью. Доктор воспринял эту новость философски. Единственное, о чем волновалась Алла Ильинична, - как она такая миниатюрная и хрупкая сможет унести огромную статуэтку и тяжелую папку.

К счастью, желающих помочь заслуженному специалисту оказалось достаточно. Добрые люди помогли хорошему человеку. Как, впрочем, и всегда.

Заключение

Помощь людям не единственное призвание Аллы Ильиничны. На содержании мужественной женщины пребывает множество животных – кошки, собаки. Конечно же, все подобраны на улицах. Голодные, замерзшие, больные. Только благодаря заботливым рукам они все еще могут радоваться белому свету.

Алла Ильинична также заботится о птицах. Пернатые уже наизусть выучили расположение окон знаменитого хирурга и с нетерпением ожидают наступления обеденного часа.

Конечно же, завтра новый рабочий день! Какая может быть пенсия, когда еще столько работы?!

autogear.ru


Смотрите также