Алия гараева дочь хании фархи биография


ДОЧЬ ХАНИИ ФАРХИ АЛИЯ: ПОСЛЕ СМЕРТИ МАМЫ ЕЩЕ НЕ ПЛАКАЛА – НЕ ВЕРЮ, ЧТО ЕЕ НЕТ

Как прошли последние дни Хании Фархи? Какие у нее были проблемы со здоровьем? Почему ее похоронили в Казани? Дочь певицы Алия, десятки лет прожившая в ожидании матери из гастролей и в страхе за ее жизнь, дала эксклюзивное интервью ИА «Татар-информ».

–  Алия, как вы считаете, Хания-апа не была обижена на своего зрителя? Она ушла со спокойным сердцем?Несомненно. Как она может быть недовольна своим слушателем? Она так любила своих поклонников! Всегда была внимательна к ним, с каким бы вопросом к ней не обращались, не отказывала никогда. Напишут в соцсетях или по телефону – всегда находила время пообщаться. Она ощущала искреннюю любовь, идущую от людей, и это делало ее невероятно счастливой.

– Ведь бывали же, наверное, ситуации, когда приходилось выбирать между зрителем и семьей. Концерт, или какое-то событие, важное для близких. Куда она шла, что выбирала?

Очень сложно ответить на этот вопрос. В душе она наверняка была за семью. Она ведь всегда думала только о нас. Даже сестра ее Фируза-апа любила повторять: «Только у Хании дочки, только у Хании зятья, лишь у нее друзья и сватья – больше ни у кого».Для мамы семья была на первом месте. Но, несмотря на это, из-за каких-то семейных событий она ни разу в жизни не отменяла концерта. Даже в самые трагичные моменты она выходила на сцену, делилась горем со своим зрителем, это облегчало ее боль. Все равно она выступала, пела – сквозь слезы, плача. Что на первом месте – семья или сцена – на этот вопрос, пожалуй, нет ответа. Нельзя разделять семью и сцену, видимо, сцена тоже была ее семьей.– Говорите, что она не отменяла концертов из-за трагических событий в личной жизни. Концерты облегчали ее состояние? Любимое дело становилось утешением?Пожалуй, это так. Многие скорбные известия она получала в пути, когда ехала на очередной концерт. С кем же ей общаться – делилась со зрителем, находила в этом утешение. Да, ей наверняка так было легче.

– Алия, в соцсети «ВКонтакте» опубликовали последние исполненные вами с мамой песни. Среди них – «Доньям» («Мой мир»), там потрясающие слова. Когда была записана песня, и где вы с ней собирались выступать?

- Я ведь не любила выходить на сцену, общаться с журналистами, фотографироваться. Мама постоянно звала делать совместное фото, я только отмахивалась «Ой, мама, нет». У меня характер другой. Мама всегда меня просила спеть, упрашивала. А я всегда отказывалась: «Нет, мама, я не буду петь, не выйду на сцену». На ее юбилеях пела.А история песни «Мой мир» такая. Мама принесла мне ее, сказала, что нашла хорошую песню. Попросила меня: «Давай споем ее вместе». Я не хотела, снова стала отказываться, мол, все время меня заставляешь, уговаривала ее не выходить вместе на сцену. Но ей удалось меня убедить. «Доченька, мне нужна помощь, поддержка, ты будешь моей опорой», – сказала она. Я согласилась с условием, что это будет последняя записанная нами и спетая со сцены вместе песня. «На этом все, больше не проси», – сказала я.

– Мама хотела, чтобы вы тоже стали певицей?

Поначалу да, хотела, чтобы я тоже занималась творчеством, была в искусстве. Она видела меня режиссером, хотела помочь поступить в ГИТИС, это была ее большая мечта. А я, видя, насколько тяжела ее жизнь, и всю жизнь свою прожив практически без мамы, всегда в отдалении от нее, не захотела повторять ее путь.

– И кем же вы стали?

Я всегда хотела жить как обычные люди – утром на работу, вечером с работы, и с семьей. Закончила финансовый институт, стала финансистом. Утром ухожу на работу, вечером прихожу домой и вижу свою семью.

– Это любимая для вас работа?

Свою работу я очень люблю. Но тяга к творчеству во мне тоже есть. Дома пою потихонечку. Мама не зря меня видела режиссером, это же мама, она знала. Режиссерский талант во мне действительно есть. Люблю, например, составлять сценарии семейных праздников. И на Новый год наряжаемся Дедом Морозом и Снегурочкой, развлекаем детей. Я очень люблю организовывать такие праздники, но делаю их только в семье. Возможно, я нашла бы себя в творчестве, я смогла бы, но не хочу себе такую тяжелую жизнь.

– Возможно, в будущем раскроется ваш творческий потенциал. Когда дети вырастают и становятся самостоятельными, у женщины начинается вторая молодость – тогда и творчеством можно заняться.

Да, возможно, так и будет.

– Алия, во время прощальной церемонии в театре Камала вы сказали: «Мама просто уехала на гастроли. Навсегда». Это вы так себя убеждаете, стараясь облегчить свою боль?

Да, поэтому я так сказала. Потому что я не поверила в смерть мамы и не поверю. Не знаю, когда я осознаю, что это правда, что мамы больше нет, но сейчас я не готова принять это. Я ведь даже еще не поплакала вдоволь, видимо из-за этого – не поверила в произошедшее.

– На прощальной церемонии было очень много людей. Вы ожидали, что так будет?Нет, об этом я не думала. Вообще, мне было не до этого.

– Но ведь это показало масштаб любви и почитания в адрес Хании Фархи.

Организаторы панихиды тоже не ожидали такого большого наплыва людей. Хочется извиниться перед поклонниками мамы, некоторые из них не смогли попрощаться с любимой певицей, кто-то не смог положить цветы, кто-то остался сидеть на земле.Я их видела. Это осталось в моей душе. Не хотелось бы, чтобы люди восприняли это как неуважение или пренебрежение их чувствами. Просто физически невозможно было организовать такое количество желающих попрощаться – был очень жаркий день, люди стали терять сознание, если бы панихида продолжалась, нетрудно догадаться, что бы дальше происходило. Если честно, я сидела и боялась, что люди начнут падать, начнется давка. Поэтому мы церемонию завершили быстро. Хотим извиниться перед зрителями, не успевшими попрощаться с мамой. Пусть они не затаят тяжесть в душе.

– Алия, Хания-апа жаловалась на здоровье?

Можете себе представить, как мама сутками, без сна, проезжала сотни километров дороги? В течение десятков лет. Это даже представить трудно. Это большая нагрузка, и все на один организм. Сколько раз мама попадала в больницу, ее буквально спасали от смерти, но тут же она снова выходила на сцену. Говорили ей, не только врачи, мы тоже: «Отдохни полгода, хотя бы один месяц». Нет уж, какой там отдых.

– Говорят, еще только в июне она лечилась в больнице…

Да, в последнее время она уже стала ложиться в больницу. Была там и в июле, а также в мае, об этом я даже не узнала, потому что мне не говорили, видимо потому, что сначала я была беременная и не хотели беспокоить, а после родов боялись, что молоко пропадет. В Татышлы она себя тоже плохо чувствовала, мучилась от скачков давления. Там ей вызывали врача, сестра уговаривала лечь в больницу, но мама отказалась, сказала, что чувствует себя хорошо. А когда по дороге стало хуже, сказала не вызывать скорую: «Не пойду в больницу, дай мне подушку, посплю по дороге». Но ее не стали слушать, довезли до больницы, а она там на них даже разозлилась: «Зачем вы меня сюда привезли. Устала от ваших больниц!». Вышла из машины, легла на кушетку и потеряла сознание. В реанимации пытались помочь, но не смогли.

– Кто вам сообщил о маме, Алия?

Фируза-апа сказала: «Мы свернули обратно, подъехали к больнице, выживет или нет – не знаю».

– А вы в это время были в Казани?

Да, в ту же минуту с моим мужем и папой стали решать, как ее доставить в Уфу, хотели машину из Уфы отправить. Через несколько минут позвонили моей сестре Алсу. Алсу уже мне сообщила, но говорить не смогла, отправила лишь голосовое сообщение.

– Хания-апа ушла там, где родилась, в родных краях. Говорят, домой она поехала на поезде, так хотела увидеть эти места. Это так?

Она сказала, что поедет поездом. Говорили ей, зачем ей поездом, через пару дней могли бы уже вместе поехать. Но она сама так решила, сказала, что поедут на поезде, быстро собралась и отправилась в Татышлы. Сказала, что побудет там три дня и вернется к нам. Прошла неделя, а она все: «Побуду у мамы, хочу побыть здесь, останусь пока». Мама должна была приехать в Казань на свадьбу. Когда я позвонила, она пожаловалась, что временами наступает слабость. Говорит: «Не будем на свадьбе долго, поедем оттуда вместе, спою только немного, пару песен». Я ей: «Если тебе плохо, зачем тогда сюда едешь? Сами сходим. Люди поймут», но она: «Ну как же так, там же меня ждут». Я сказала: «Мама, давай-ка ты не приезжай на свадьбу». Потом обсудили это с Алсу, она мне говорит: «Уговори маму, пусть в Казань не едет, а лучше приезжает ко мне в Уфу». 4 августа у нее должен был состояться концерт в Уфе. Поэтому я ей сказала: «Мама, зачем тебе ездить в Казань на свадьбу, все равно ехать в Уфу, там у тебя концерт, поезжай в Уфу, к Алсу». А она: «Нет, в Казань!». Я еще раз позвонила. «Мы уже в дорогу выезжать собираемся», – говорит. «Мама, ну езжай просто в Уфу, что же ты так в Казань хочешь», – говорю. «Нет, дочка, я соскучилась по Казани, не переживай», – сказала. И на этом наш разговор закончился.

– Это был последний ваш разговор?

Да.

– Говорят, у Хания-апа было пожелание – умереть в родных краях.

Я сама об этом не слышала, если честно. Я всегда хотела спросить у родителей, где они хотели бы быть похоронены. Но я боялась задавать этот вопрос.Они ведь все время были в дороге, и мама часто повторяла: «Где, в каком городе настигнет меня смерть…». Они всегда в разъездах, и это тревожило, если ночью звонил телефон, я уже вскакивала. Всегда жила с таким страхом.– Алия, а мама в действительности сама хотела быть похороненной в Казани?Да, это было ее желание, папа так сказал. Когда мне сообщили о кончине мамы, я собралась в Татышлы. Думала, она там останется. Но папа сказал: «Нет, привезем в Казань».

– Хания-апа – основатель песенного ансамбля, благодаря ей коллектив существовал десятки лет. Ансамбль будет дальше работать? Об этом уже говорили?

Этого я не знаю, если честно. Не знаю этих планов. Вчера видела в Интернете, кто-то написал: «Ансамбль «Байрам» не перестанет существовать, мы будем петь ее песни».

– Какие песни мамы были вам особенно близки?

Я любила многие ее песни. «Утыр эле, эни, яннарыма» («Присядь, мама, рядом») – эта песня была мне дорога. Потом у нее была еще одна песня – «Ашыкма» («Не торопись»), там она пела: «Не торопись покидать этот мир, жизнь дается нам лишь один раз». Эта песня не особо популярна, но я ее любила с юных лет.

sabantuyjournal.ru

Хания Фархи – дочери Алсу во сне: «Я все время за тобой стою»

Буквально за пару дней до концерта «Останься в памяти» Хания явилась во сне младшей дочери

Буквально за пару дней до концерта «Останься в памяти» Хания явилась во сне младшей дочери

Фото: Вечная память Хания Фарх/vk.com

Близкие Хании Фархи до сих пор тяжело переживают скоропостижный уход певицы. Дни без нее они знают наперечет. Напомним, народная артистка Татарстана и Башкирии ушла из жизни 27 июля, когда гостила у матери в Татышлинском районе республики. Причиной смерти назвали сердечный приступ.

– До сих пор не можем пережить это потрясение. 51 день без мамы отметили в понедельник, 18 сентября. В этот день она мне приснилась, и на душе стало тяжело, – призналась Алсу.

Корреспондент Ufa1 выяснил, о чем во сне Хания поведала младшей дочери, и на что потратят деньги, вырученные от концерта «Останься в памяти».

«Возможно, напишем роман про Ханию»

В минувшие выходные в казанской филармонии имени Габдулы Тукая прошли концерты, посвященные памяти Хании Фархи. Изначально планировали обойтись лишь одним днем – 24 сентября.

Именно в воскресенье минули 57 дней со дня смерти звезды, которая ушла в возрасте 57 лет через 57 дней после дня рождения. Эту мистическую закономерность подметило издание Business-gazeta. Но артистов, желающих выступить в день памяти певицы, оказалось столь много, что концерты решили продлить на три дня.

– Все вырученные деньги мы передадим семье Хании, – рассказал директор Татарской госфилармонии Кадим Нуруллин. – Они распорядятся ими по своему усмотрению: поставят памятник, а если в этом не будет необходимости, выпустят книгу. Материал уже собираем, возможно, это будет роман про Ханию Фархи, или книга воспоминаний.

«Выйти на сцену сочла своим долгом»

Среди прочих артистов вышла на сцену с тремя песнями и старшая дочь Хании Фархи Алия Гараева. Но, как пояснила девушка, становиться профессиональной певицей она не собирается.

– Если ты делаешь свое дело, ты должен его делать хорошо. Лучше мамы я спеть никогда не смогу, – призналась Алия корреспонденту Business-gazeta. – Я не хочу выходить на сцену дочерью Хании Фархи. Мне тысячи сообщений приходят, хотят видеть меня на сцене. Может быть, люди думают, что увидят во мне маму. Я не певица, у меня другая профессия. А сегодня я просто сочла своим долгом выйти на сцену и спеть. Как бы мне это тяжело ни было.

«Хания, ты же песню не допела. Допой, а потом уйдешь»

Буквально за пару дней до концерта «Останься в памяти» Хания явилась во сне младшей дочери Алсу. Как рассказала девушка, все происходило казанском доме семьи. Они с отцом были дома вдвоем, как вдруг появилась Хания. Артистка улыбалась, но молчала, а потом вместе с отцом уехала на гастроли.

– Оказывается, она вернулась к нам на один месяц. И вот настал день, когда она должна уйти. Мы сидели на кухне за столом, я ее обняла и плакала, говорила: «Мама не уходи, не оставляй меня». Спросила, как там на верху? Ты нас видишь? Слышишь? Она ответила, что видит нас и слышит, и знает, как наши дела. «Я все время за тобой стою», сказала, – рассказала Алсу изданию Intertat.tatar. – Потом мы вдруг оказались в кабинете отца, а за дверью дорогие гости стоят. Папа ставит песню и говорит: «Хания, спой-ка нам». Мама запела, но вдруг к ней подошли двое мужчин и старушка с белыми волосами. Тогда мама встала, заплакала и, продолжая петь, пошла в лифт. Отец сунул ногу в двери, чтобы не закрылись. «Подожди, Хания, ты же песню не допела. Допой, а потом уйдешь». А я в этот момент стала снимать маму на телефон. Посмотрела на экран, а на фотографии ее нет, и лифт пустой. Я воскликнула: «Папа, мамы же нет, посмотри!». В этот миг дверь резко закрылась, и она исчезла.

Алсу рассказала, что тоже планирует петь, но посвятить всю жизнь искусству пока не готова. А вот ее отец до сих пор не может смириться с потерей. Стоит увидеть фотографии или услышать песню Хании, как ему становится очень тяжело. Поэтому он ни телевизор, ни радио теперь не включает.

ufa1.ru

«Легла бы вместо дочери в ее могилу сама»: мать Хании Фархи - о переживаниях, воспоминаниях и последних часах с дочерью

Почти год прошел с того дня, как ушла из жизни Хания Фархи – татарская Примадонна, певица, которую одинаково горячо любили в Татарстане и родном Башкортостане. Все это время люди хранили в душе память о ней, как о родном человеке. Достаточно услышать ее имя – вздрагивают сердца даже тех, кто никогда не был знаком с певицей лично, а видел лишь по телевизору.

Никому по-настоящему не понять, что сейчас происходит в душе родной матери певицы, 88-летней Фании апа. Ведь смерть дочери Хании стала уже четвертым по счету тяжелым горем, обрушившимся на плечи этой маленькой женщины.

18 мая на родине Хании Фархи - в селе Татышлы проходил первый межрегиональный вокальный фестиваль, посвященный памяти певицы. Корреспондент «Татар-информа» побывала на фестивале и поговорила с Фанией апа – о ее переживаниях, воспоминаниях и последних часах, проведенных с дочерью.

– Фания апа, сегодня многие перепевают песни Хании Фархи, берут их в свой репертуар. Вам не обидно – ведь эти песни пела ваша дочь, это ее песни?

– Ну что вы, конечно нет. Пусть поют. Все время смотрю на фотографии Хании, а когда слышу ее песни – будто она сама встает передо мной. Очень тяжело. Хоть и тяжело слышать, но слушать ее песни мне хочется.

– Слушаете ее песни, вспоминаете ее?

– Слушаю, слушаю. Постоянно смотрю по телевизору. Она ведь всю жизнь пела. С детства. Начала петь в три года. Соберет соседских детей, делает для них концерт, или поставит ёлку в центре дома и устроит для них новогодний праздник. Дети вместе с ней пели, танцевали и сама она пела.

– Хания апа с детства хотела стать певицей?

– Сама хотела стать певицей. Отец попытался отговорить. Я сказала – пусть делает что хочет. А папа сказал: «Дочка, работа артиста очень тяжелая, пожалуйста, отучись просто на бухгалтера». Но она поехала в Уфу, чтобы стать певицей. Тогда ей отказали, сказали молодая еще. Она вернулась, а мы и рады.

– Хания апа часто к вам приезжала?

– Еще бы! Постоянно была у меня. Даже на море и санатории не ездила, говорила: «Лучший отдых рядом с тобой, мама» и приезжала ко мне.

– У кого ни спроси, все вспоминают о Хание апа как о сильном человеке. А вам как матери она рассказывала подробности своей жизни?

– Она не была такой. Не жаловалась, о трудностях молчала. Работу свою любила. И на жизнь не жаловалась. И зять (Габдулхай Биктагиров. – Ред.) был прекрасным человеком, от него видела только уважение и заботу. Он ведь меня называл «әни» – мамой, хотя в наших краях к теще принято обращаться «әби» – бабушка. Габдулхай с первого дня сказал, что будет ко мне обращаться не «әби», а «әни». И до сих пор так называет, родной.

– Фания апа, вы – мать-героиня, подарившая жизнь шестерым детям. Ведь нелегко было воспитать столько, поставить на ноги?

– С мужем прожили 56 лет. Ни меня не обижал, ни к детям не был суров. Богатыми мы не были, скорее бедные, но справлялись. Нелегко было растить детей, ведь их, слава Аллаху, было шестеро: Замгия, Тимергали, Хания, Нурислам, Салават, Фируза. По мере сил всем дали образование. Музыкальный талант свой Хания, видимо, получила от отца. Я не пела – наши времена были такие, что петь особо не хотелось. А папа Хании очень хорошо играл на гармони. Сам играл и пел. У нас все дети оказались музыкальными – пошли в отца. Я уже, наверное, и позабыла те времена, возраст ведь у меня большой. Их ведь было шестеро, остались вот всего двое. Иногда думаю – то ли нарочно умирают? Сегодня живы только сын Салават и дочка Фируза.

«Оберегала меня: “Если ты умрешь, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, ты не умирай”»

– Фания апа, не было предчувствия, что Хания апа так внезапно и рано уйдет?

– Нет, к сожалению, не было предчувствия. Она сама переживала, что я покину их. Говорила: «Мама, если ты умрешь, нам будет очень тяжело, некому будет сказать «мама»… А вдруг окажусь на гастролях, не смогу приехать? Успею ли приехать к тебе». Всегда беспокоилась обо мне, оберегала: «Если умрешь ты, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, мама, ты не умирай».

Хания была моей надежной опорой. Когда жили в Салаюа, построила для меня дом со всем хозяйством. Этот дом до сих пор возвышается горой. Когда деревня стала умирать, в 2000 году в Татышлы купила вот этот дом.

– Уже год, как Хания апа ушла, снится она вам?

– Видела всего два раза. В первый раз – как расчесывает козий пух. Говорит: «Козий пух, мам, делай пряжу тоненькой, ладно. Свяжи шаль, пусть голова не мерзнет». И вот недавно опять приснилась. Сама не показалась, я только поняла, что она готовит поесть. То ли меня ждет?

– А когда она не могла приехать, часто общались по телефону?

– По два-три раза в день. Хоть расстояния были большие, помнила обо мне всегда, жила ради меня. Какое же это несчастье, ушла неожиданно, так скоро.

«В этот раз, уезжая, веселилась и смеялась, и никто из нас не плакал. Кто мог подумать, что она умрет?!»

– Фания апа, 27 июля – как вы прощались с Ханией апа?

– Она уезжала веселая, радостная. Мы были у Фирузы. Она ведь собиралась увезти в гости в Казань двух племянниц – дочерей Фирузы. Вышла, села в машину, торопится, будто рвется куда-то. Племянницы всё не идут из дома. Тогда и я вышла и села к ней в машину. «Что же они не идут?», говорит, меня обнимает. «Мам, тебя не станем уж отвозить домой, увезем в Казань». «Долго там не будем, надо в Уфу ехать, вернемся через пару дней». А я: «Ты что уж, родная, зачем мне ехать, что мне там делать?» Меня завезли домой. Хания в дом не стала заходить, сказала, что времени нет. Сорвала цветок перед домом. «Какой душистый, мам, до Казани буду ехать и наслаждаться». Вырвала две головки чеснока из огорода. Говорю: «Нужен чеснок – пусть выкопают, увезите». «Нет, мама, мне двух хватит». Обычно, уезжая, она долго не могла расстаться, мучилась, плакала. Перед домом собирались все мы, народу как Сабантуй, она уезжала вся заплаканная. На этот раз всё смеялась и веселилась, никто из нас не плакал. Кто же мог подумать, что умрет она? Вот я жду, когда мне сообщат, что они доехали. И часа не прошло, заходит старшая дочь Фирузы Галия. «Бабушка, Ханию апа положили в больницу». Я удивилась: не болела ведь, только что от меня ушла в прекрасном настроении. Сразу после Галии приехала Фируза. Говорит: «Мама, сестру проводили, она ушла». Я не поняла: «Как, кто-то приехал, забрал ее?» Она: «Ушла, уехала, все». Это она хотела сказать, что Хания умерла. Значит, дочка в этот раз приезжала попрощаться… Чувствовала, что это ее конец, торопилась, рвалась уехать.

– Верите, что ее больше нет, что она умерла?

– Если бы глубоко задумалась об этом, что она уже умерла, – не выдержала бы, сошла бы с ума. Утешаю себя, говорю, что она просто уехала в Казань. Зазвонит телефон – кажется, что это она. Жить одной очень тяжело. Нет ни дня, чтобы не думала о ней. Иногда громко плачу, иногда ругаю ее: «Почему ты меня оставила, наверное, нарочно умерла?!»

– Ханию апа очень любили, до сих пор любят. Фания апа, вы сами ощущаете гордость оттого, что вы мать народной артистки?

– Я же всего лишь колхозница. Себя никогда так не возвышала. Если Хания приезжала с концертом – всей семьей собирались и шли на ее концерт. Она злиться не умела, плохих слов от нее никто не слышал – только смеялась и улыбалась. Была открытой, искренней, щедрой, очень щедрой. Сердце мое забрала с собой. Плакать, говорят, нельзя, но плачу, невыносимо. Это после ее смерти мне стало вот так плохо. Пока время не придет, не уйдешь ведь… Иногда думаю – хоть бы вместо дочери самой лечь в ее могилу…

***

Народная артистка Татарстана и Башкортостана Хания Фархи скончалась 27 июля 2017 года. Причиной смерти стала остановка сердца. 31 мая певице исполнилось бы 58 лет.

Фото: Расих Фасхутдинов

Автор материала: Чулпан Шакирова (перевод, www.intertat.tatar)

sntat.ru

elabuga-rt.ru

На свадьбу дочки Хания Фархи подарила путевку в Италию

Полюбоваться на молодую, красивую, счастливую пару можно было вчера во Дворце бракосочетаний. Правда, особого ажиотажа вокруг свадьбы 21-летней старшей дочери Хании Фатхи Алии и ее избранника, Ильнура Гараева замечено не было. Среди гостей, приехавших на регистрацию, в основном были родственники и друзья-студенты.

Как выяснилось, со своим женихом Алия познакомилась в КГФЭИ – они целый год учились в одной группе. Мнения гостей, когда именно молодые обратили друг на друга внимание, разошлись. Папа невесты утверждает, что случилось это в библиотеке института, а друзья Ильнура уверяют – в Мавзолее на Красной площади. Сама Алия, на просьбу уточнить место сего знаменательного события машет головой:

- Ну, пусть будет в библиотеке, я согласна.

Предложение же руки и сердца было сделано в одном из китайских ресторанов города. А после того, как было получено согласие, Ильнур подарил любимой кольцо… Впрочем, воспоминаниям в этот день предавались недолго, все-таки праздник и надо веселиться…

- Ну, где же наш фотограф? Мы здесь, а он там! – обеспокоено кричала в толпу Алия, поправляя пышные юбки своего платья нежно-сливочного цвета. Ильнур сосредоточенно молчал, повинуясь желанию своей невесты быть в центре внимания.

Хания Фархи лишь устало улыбалась:

- Это от счастья я такая, от счастья. Всю ночь не спала, - говорила народная певица, принимая поздравления гостей.

Сама регистрация прошла традиционно – белые голуби, радостная толчея в фойе Дворца, горсти риса, осыпавшие дождем молодоженов и звонко разбившиеся о каменный тротуар выпитые до дна бокалы. Только вот забирали пару не обычный лимузин – всю площадку перед ЗАГСом занял огромный, размером с трамвайный вагон Хаммер. Он отвез пару с родителям Ильнура.

Тут юную жену по традиции поставили на розовую подушку, с которой она тут же резво спрыгнула. Тогда как по татарскому обычаю, должна была взять ее с собой, показывая, какая она рачительная хозяйка. Ну, нет так нет.

- Здесь будем на второй день гулять, - говорит мама Ильнура. В домашней обстановке Хания-ханум своего новоиспеченного зятя иначе как «улым» не называет.

Перекусив в родительском доме, вся веселая кампания направилась по обязательному свадебному маршруту. Посетила вечный огонь в Парке Горького и березовую рощу. А затем плавно переместилась в ресторан «Тимерхан», где в честь молодых был дан салют.

…Впереди молодую пару ждет медовый месяц в Италии, который оплатила семья Хании Фархи. И счастливая жизнь в четырехкомнатной квартире с видом на Казанку и Кремль. Такой подарок сделали родители Ильнура к свадьбе своего старшего сына.

www.chel.kp.ru

Дочь Хании Фархи Алия: После смерти мамы еще не плакала – не верю, что ее нет

Автор материала: Алсу Исмагилова (www.intertat.ru, перевод)

Как прошли последние дни Хании Фархи? Какие у нее были проблемы со здоровьем? Почему ее похоронили в Казани? Дочь певицы Алия, десятки лет прожившая в ожидании матери из гастролей и в страхе за ее жизнь, дала эксклюзивное интервью ИА «Татар-информ».

–  Алия, как вы считаете, Хания-апа не была обижена на своего зрителя? Она ушла со спокойным сердцем?

Несомненно. Как она может быть недовольна своим слушателем? Она так любила своих поклонников! Всегда была внимательна к ним, с каким бы вопросом к ней не обращались, не отказывала никогда. Напишут в соцсетях или по телефону – всегда находила время пообщаться. Она ощущала искреннюю любовь, идущую от людей, и это делало ее невероятно счастливой.

– Ведь бывали же, наверное, ситуации, когда приходилось выбирать между зрителем и семьей. Концерт, или какое-то событие, важное для близких. Куда она шла, что выбирала?

Очень сложно ответить на этот вопрос. В душе она наверняка была за семью. Она ведь всегда думала только о нас. Даже сестра ее Фируза-апа любила повторять: «Только у Хании дочки, только у Хании зятья, лишь у нее друзья и сватья – больше ни у кого». 

Для мамы семья была на первом месте. Но, несмотря на это, из-за каких-то семейных событий она ни разу в жизни не отменяла концерта. Даже в самые трагичные моменты она выходила на сцену, делилась горем со своим зрителем, это облегчало ее боль. Все равно она выступала, пела – сквозь слезы, плача. Что на первом месте – семья или сцена – на этот вопрос, пожалуй, нет ответа. Нельзя разделять семью и сцену, видимо, сцена тоже была ее семьей.

– Говорите, что она не отменяла концертов из-за трагических событий в личной жизни. Концерты облегчали ее состояние? Любимое дело становилось утешением?

Пожалуй, это так. Многие скорбные известия она получала в пути, когда ехала на очередной концерт. С кем же ей общаться – делилась со зрителем, находила в этом утешение. Да, ей наверняка так было легче.

– Алия, в соцсети «ВКонтакте» опубликовали последние исполненные вами с мамой песни. Среди них – «Доньям» («Мой мир»), там потрясающие слова. Когда была записана песня, и где вы с ней собирались выступать?

- Я ведь не любила выходить на сцену, общаться с журналистами, фотографироваться. Мама постоянно звала делать совместное фото, я только отмахивалась «Ой, мама, нет». У меня характер другой. Мама всегда меня просила спеть, упрашивала. А я всегда отказывалась: «Нет, мама, я не буду петь, не выйду на сцену». На ее юбилеях пела.

А история песни «Мой мир» такая. Мама принесла мне ее, сказала, что нашла хорошую песню. Попросила меня: «Давай споем ее вместе». Я не хотела, снова стала отказываться, мол, все время меня заставляешь, уговаривала ее не выходить вместе на сцену. Но ей удалось меня убедить. «Доченька, мне нужна помощь, поддержка, ты будешь моей опорой», – сказала она. Я согласилась с условием, что это будет последняя записанная нами и спетая со сцены вместе песня. «На этом все, больше не проси», – сказала я.

– Мама хотела, чтобы вы тоже стали певицей?

Поначалу да, хотела, чтобы я тоже занималась творчеством, была в искусстве. Она видела меня режиссером, хотела помочь поступить в ГИТИС, это была ее большая мечта. А я, видя, насколько тяжела ее жизнь, и всю жизнь свою прожив практически без мамы, всегда в отдалении от нее, не захотела повторять ее путь.

– И кем же вы стали?

Я всегда хотела жить как обычные люди – утром на работу, вечером с работы, и с семьей. Закончила финансовый институт, стала финансистом. Утром ухожу на работу, вечером прихожу домой и вижу свою семью.

– Это любимая для вас работа?

Свою работу я очень люблю. Но тяга к творчеству во мне тоже есть. Дома пою потихонечку. Мама не зря меня видела режиссером, это же мама, она знала. Режиссерский талант во мне действительно есть. Люблю, например, составлять сценарии семейных праздников. И на Новый год наряжаемся Дедом Морозом и Снегурочкой, развлекаем детей. Я очень люблю организовывать такие праздники, но делаю их только в семье. Возможно, я нашла бы себя в творчестве, я смогла бы, но не хочу себе такую тяжелую жизнь.

– Возможно, в будущем раскроется ваш творческий потенциал. Когда дети вырастают и становятся самостоятельными, у женщины начинается вторая молодость – тогда и творчеством можно заняться.

Да, возможно, так и будет.

– Алия, во время прощальной церемонии в театре Камала вы сказали: «Мама просто уехала на гастроли. Навсегда». Это вы так себя убеждаете, стараясь облегчить свою боль?

Да, поэтому я так сказала. Потому что я не поверила в смерть мамы и не поверю. Не знаю, когда я осознаю, что это правда, что мамы больше нет, но сейчас я не готова принять это. Я ведь даже еще не поплакала вдоволь, видимо из-за этого – не поверила в произошедшее.

– На прощальной церемонии было очень много людей. Вы ожидали, что так будет?

Нет, об этом я не думала. Вообще, мне было не до этого.

– Но ведь это показало масштаб любви и почитания в адрес Хании Фархи.

Организаторы панихиды тоже не ожидали такого большого наплыва людей. Хочется извиниться перед поклонниками мамы, некоторые из них не смогли попрощаться с любимой певицей, кто-то не смог положить цветы, кто-то остался сидеть на земле. 

Я их видела. Это осталось в моей душе. Не хотелось бы, чтобы люди восприняли это как неуважение или пренебрежение их чувствами. Просто физически невозможно было организовать такое количество желающих попрощаться – был очень жаркий день, люди стали терять сознание, если бы панихида продолжалась, нетрудно догадаться, что бы дальше происходило. Если честно, я сидела и боялась, что люди начнут падать, начнется давка. Поэтому мы церемонию завершили быстро. Хотим извиниться перед зрителями, не успевшими попрощаться с мамой. Пусть они не затаят тяжесть в душе.

– Алия, Хания-апа жаловалась на здоровье?

Можете себе представить, как мама сутками, без сна, проезжала сотни километров дороги? В течение десятков лет. Это даже представить трудно. Это большая нагрузка, и все на один организм. Сколько раз мама попадала в больницу, ее буквально спасали от смерти, но тут же она снова выходила на сцену. Говорили ей, не только врачи, мы тоже: «Отдохни полгода, хотя бы один месяц». Нет уж, какой там отдых.

– Говорят, еще только в июне она лечилась в больнице…

Да, в последнее время она уже стала ложиться в больницу. Была там и в июле, а также в мае, об этом я даже не узнала, потому что мне не говорили, видимо потому, что сначала я была беременная и не хотели беспокоить, а после родов боялись, что молоко пропадет. В Татышлы она себя тоже плохо чувствовала, мучилась от скачков давления. Там ей вызывали врача, сестра уговаривала лечь в больницу, но мама отказалась, сказала, что чувствует себя хорошо. А когда по дороге стало хуже, сказала не вызывать скорую: «Не пойду в больницу, дай мне подушку, посплю по дороге». Но ее не стали слушать, довезли до больницы, а она там на них даже разозлилась: «Зачем вы меня сюда привезли. Устала от ваших больниц!». Вышла из машины, легла на кушетку и потеряла сознание. В реанимации пытались помочь, но не смогли.

– Кто вам сообщил о маме, Алия?

Фируза-апа сказала: «Мы свернули обратно, подъехали к больнице, выживет или нет – не знаю».

– А вы в это время были в Казани?

Да, в ту же минуту с моим мужем и папой стали решать, как ее доставить в Уфу, хотели машину из Уфы отправить. Через несколько минут позвонили моей сестре Алсу. Алсу уже мне сообщила, но говорить не смогла, отправила лишь голосовое сообщение.

– Хания-апа ушла там, где родилась, в родных краях. Говорят, домой она поехала на поезде, так хотела увидеть эти места. Это так?

Она сказала, что поедет поездом. Говорили ей, зачем ей поездом, через пару дней могли бы уже вместе поехать. Но она сама так решила, сказала, что поедут на поезде, быстро собралась и отправилась в Татышлы. Сказала, что побудет там три дня и вернется к нам. Прошла неделя, а она все: «Побуду у мамы, хочу побыть здесь, останусь пока». Мама должна была приехать в Казань на свадьбу. Когда я позвонила, она пожаловалась, что временами наступает слабость. Говорит: «Не будем на свадьбе долго, поедем оттуда вместе, спою только немного, пару песен». Я ей: «Если тебе плохо, зачем тогда сюда едешь? Сами сходим. Люди поймут», но она: «Ну как же так, там же меня ждут». Я сказала: «Мама, давай-ка ты не приезжай на свадьбу». Потом обсудили это с Алсу, она мне говорит: «Уговори маму, пусть в Казань не едет, а лучше приезжает ко мне в Уфу». 4 августа у нее должен был состояться концерт в Уфе. Поэтому я ей сказала: «Мама, зачем тебе ездить в Казань на свадьбу, все равно ехать в Уфу, там у тебя концерт, поезжай в Уфу, к Алсу». А она: «Нет, в Казань!». Я еще раз позвонила. «Мы уже в дорогу выезжать собираемся», – говорит. «Мама, ну езжай просто в Уфу, что же ты так в Казань хочешь», – говорю. «Нет, дочка, я соскучилась по Казани, не переживай», – сказала. И на этом наш разговор закончился.

– Это был последний ваш разговор?

Да.

– Говорят, у Хания-апа было пожелание – умереть в родных краях.

Я сама об этом не слышала, если честно. Я всегда хотела спросить у родителей, где они хотели бы быть похоронены. Но я боялась задавать этот вопрос. 

Они ведь все время были в дороге, и мама часто повторяла: «Где, в каком городе настигнет меня смерть…». Они всегда в разъездах, и это тревожило, если ночью звонил телефон, я уже вскакивала. Всегда жила с таким страхом.

– Алия, а мама в действительности сама хотела быть похороненной в Казани?

Да, это было ее желание, папа так сказал. Когда мне сообщили о кончине мамы, я собралась в Татышлы. Думала, она там останется. Но папа сказал: «Нет, привезем в Казань».

– Хания-апа – основатель песенного ансамбля, благодаря ей коллектив существовал десятки лет. Ансамбль будет дальше работать? Об этом уже говорили?

Этого я не знаю, если честно. Не знаю этих планов. Вчера видела в Интернете, кто-то написал: «Ансамбль «Байрам» не перестанет существовать, мы будем петь ее песни».

– Какие песни мамы были вам особенно близки?

Я любила многие ее песни. «Утыр эле, эни, яннарыма» («Присядь, мама, рядом») – эта песня была мне дорога. Потом у нее была еще одна песня – «Ашыкма» («Не торопись»), там она пела: «Не торопись покидать этот мир, жизнь дается нам лишь один раз». Эта песня не особо популярна, но я ее любила с юных лет.

sntat.ru

«Я знал, что Хания уйдет. У татар есть выражение «нур югала», то есть лицо уже не сияло»

Вечер памяти «Истә калсын»: без VIP'ов и Салавата с Элвином Греем, но с аншлагом, сестрой в зрительном зале и дочерью на сцене

Три дня подряд — с 23 по 25 сентября — в филармонии им. Тукая будут проходить концерты, посвященные Хание Фархи. Билеты давно проданы, а желающих выступить бесплатно артистов так много, что всех их как раз и распределили по трем вечерам, на первом из которых побывал и корреспондент «БИЗНЕС Online», узнав, на что пойдут собранные деньги, почему в зале не оказалось «особо важных персон» и по какой причине в Казань не приехала мама народной любимицы.

 Сегодня исполняется 57 дней со дня смерти ушедшей в 57 лет Хании Фархи, скончавшейся через 57 дней после своего дня рождения. Такая вот мистика цифр Фото: Ирина Ерохина

«ТО ЛИ ЭТО БУДЕТ КНИГА ВОСПОМИНАНИЙ, ТО ЛИ РОМАН...»

Придут ли на концерт памяти Хании Фархи два ее земляка — Салават и Элвин Грей (Радик Юльякшин)? До последней минуты накануне у зрителей теплилась такая надежда. Прецедент уже был: на сороковинах знаменитой татарской певицы они присутствовали оба, хотя и сидели за разными столами. Но все-таки первый из трех концертов «Истә калсын» («Пусть останется в памяти») прошел без «сладкой парочки» татаро-башкирской эстрады. Зато других артистов, желающих выступить и вспомнить Фархи, было хоть отбавляй.

Как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» директор Татарской государственной филармонии Кадим Нуруллин, на чьей площадке и проходят эти вечера памяти, сначала планировали ограничиться одним днем — 24 сентября. Ведь именно в воскресенье исполняется 57 дней со дня смерти ушедшей в 57 лет звезды, скончавшейся через 57 дней после своего дня рождения. Такая вот мистика цифр. Но желающих как спеть, так и оказаться в зрительном зале было так много, что решили провести «Истә калсын» трижды. «Все артисты выступают без гонораров, все вырученные средства пойдут прямиком семье, а она в последующем будет распоряжаться ими для установки памятника, а если в этом не будет необходимости, то для выпуска книги. Исходные материалы пока только собираются, в ближайшее время решится, то ли это будет книга воспоминаний, то ли роман про Ханию Фархи», — говорит Нуруллин. Оказывается, для семьи покойной поставить надмогильный камень — это трудная ноша, уж больно памятники сейчас дорогие. Руководитель Татгосфилармонии называет сумму, как раз равную сборам с трех концертов (порядка 1,5 млн рублей), билеты на которые были распроданы полностью. Даже на сайте филармонии красуется надпись: «Билетов нет». «Насчет памятника вопрос пока у нас открытый, потому что есть одна тема, что правительство может само установить», — констатирует Нуруллин.

Неважно, на что потратят деньги, долг каждого исполнителя — прийти и выступить. Так считает заслуженная артистка Татарстана Лилия Муллагалиева. Она, не задумываясь, решила выступить на концерте, не взяв за это ни копейки денег: «Мы должны были так сделать. Куда уйдут деньги — на памятник или книгу, песню или семье — это неважно. Такие концерты должны быть, и мы должны быть двумя руками за. Мы ее любили, будем любить, она останется в душе народа, Хания апа останется в сердце человеком с большой буквы».

Пока люди рассаживались на свои места, в гримерках кипела жизнь Фото: Ирина Ерохина

Кстати, на первом из вечеров «Истә калсын» VIP'ы замечены не были. Секрет этого оказался прост: изначально было решено, что на концерты не будут печатать пригласительные, вход только по билетам, только за деньги. А у хозяев жизни не принято платить за то, что, по их мнению, должно доставаться бесплатно. Тем временем зал, рассчитанный на 610 мест, постепенно заполнялся. Действительно намечался аншлаг. Не в первый раз вспомнилось, что Фархи на самом деле была подлинно народной артисткой.

Беседуем со зрителями. Глава Макарьевского сельского поселения Лаишевского района Виктор Кормачев приехал со всей семьей, оставив юбилейные торжества в районном центре: «Неоднократно был на ее концертах. Всей семьей любим ее. Это был очень открытый человек. Очень жаль, что она ушла так рано». У нее не было ни капли звездности, считает пенсионерка Нурания Гильмутдинова, которой посчастливилось даже в свое время выручить Ханию Фархи: «Она выступала  Куркачах в Высокогорском районе. Хание было плохо — простудилась, сказали, что нужны лекарства, а аптека в поселке была уже закрыта. У меня были сосательные конфеты для горла. Я в прошла в гримерку и передала их...»

«Я НЕ ХОЧУ ВЫХОДИТЬ НА СЦЕНУ ДОЧЕРЬЮ ХАНИИ ФАРХИ»

Пока люди рассаживались на свои места, в гримерках кипела жизнь. К выходу на сцену готовились ребята из ансамбля «Байрам». На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», продолжат ли они гастрольную деятельность, но уже без своей главной солистки, они ответили молчанием. Между тем сидевшая в женской гримерной дочь Фархи Алия Гараева однозначно заявила, что профессиональной певицей она точно не будет. «Я не буду певицей, во-первых, потому, что я не певица. Если ты делаешь свое дело, то должен делать его хорошо. Лучше мамы спеть никогда не смогу. Я не хочу выходить на сцену дочерью Хании Фархи. Если бы хотела быть певицей, вышла бы как певица со своим именем. Но у меня другая профессия. И меня нет данных для того, потому что певица — это певица с большой буквы. Я еще должна быть и актрисой, не только певицей. Должна чувствовать зрителя. А еще у меня не такой характер, хочу другой жизни. Я хочу утром идти на работу, вечером приходить к семье. Я хочу жить нормальной земной жизнью....» Но, учитывая желание зрителей, которые, по признанию Гараевой, шлют ей «тысячу сообщений» и хотят видеть ее на сцене, она для концерта памяти сделала исключение: «Сегодня я сочла своим долгом выйти на сцену, спеть, как бы это мне тяжело ни было».

За сценой готовился читать стихи и директор Буинского театра Раиль Садриев. С мамой Алии в последний раз он виделся 13 апреля на поэтической программе, причем в момент, когда вышла на сцену Фархи, он разговаривал с ней о смерти. «Я знал, что Хания, наверное, уйдет. У татар есть такое выражение „нур югала“, то есть лицо уже не сияло. Говорят же, что за полгода до смерти человек начинает видеть свой кончик носа, значит, все идет к закату. Он уже не здесь, она также была не здесь. Как бы присутствует, но все разговоры какие-то другие, другого характера, другого плана». На том вечере Хания, не вдаваясь в подробности, рассказала зрителям о споре с Раилем. Если проиграет он, то принесет ящик коньяка, если она, то Фархи должна будет ящик духов. В результате Садриев вчера принес на сцену коробку с зеленым змием.  

Бóльшая часть женской части публики не смогла сдержать слез Фото: Шамиль Абдюшев

«МАМА НЕ СМОГЛА ПРИЕХАТЬ, ВСЕ-ТАКИ ВОЗРАСТ — 87 ЛЕТ»

Начался концерт с нарезки из клипов звезды татарской эстрады, после чего на сцену вышел ее ансамбль «Байрам» и начал подпевать появившейся на экране Фархи, исполнявшей песню «Онытырмын димә» («Не говори, что забуду»). Бóльшая часть женской части публики в это время зарыдала. Ведущая, режиссер и автор сценария концерта Замира Ражапова, которая, кстати, так же как и Фархи, родилась в Башкортостане, рассказывала о жизненном пути  народной артистки РТ и РБ, все это сопровождалось видеорядом и архивными фотографиями. В первом отделении выступали Ильхам Шариф, трио «Зуляйля», Муллагалиева... А в зрительном зале особо выделялась женщина, внешне похожая на покойную: типаж, прическа, манеры. 

Во время антракта мы решились подойти к даме и полюбопытствовать, а не родственница ли она Фархи. Оказалась, что даже близкая. Это родная сестренка Хании Фируза Ибатуллина: «Нас было шестеро детей, я самая маленькая в семье. Хания была третьей, я — шестая. Сейчас мы остались вдвоем с братом Салаватом. Живем вместе с мамой в селе Верхние Татышлы, райцентре. Мама не смогла приехать, все-таки возраст — 87 лет. Сестра ни на секунду не выходит из памяти. Ощущения, что она уйдет от нас, не было, она же так любила жизнь, до сих пор не верится. Очень больно...»

Следующий вечер памяти запланирован на 30 мая — в день рождения легенды обещали прийти и Салават с Радиком Юльякшиным Фото: Шамиль Абдюшев

Фируза приехала на концерт вместе с дочерью Галией, двоюродная сестра которой, Алия, выступила на пятничном вечере памяти последней — во втором отделении после Гульнары Габидуллиной и получившего недавно звание «Народный артист Татарстана» ИлСафа. Большое впечатление на публику произвело исполнение Гараевой самого известного хита ее мамы «Әлдермешкә кайтам әле». Зал и вышедшие на сцену артисты подпевали гимну деревни Альдермыш. Любопытна одна деталь: в клипе, который показывали на экране, можно было видеть заказчика песни — экс-олигарха республиканского масштаба Маннафа Сагдиева. Завершился «Истә калсын» речью и выступлением самой Фархи с ее 57-летия.

Сегодня и завтра на концерте должны выступить уже другие артисты, а следующий вечер памяти запланирован на 30 мая — в день рождения легенды в Татгосфилармонию обещали прийти и Салават с Радиком Юльякшиным.

Page 2

ONLINE-Новости

Под Воронежем нашли тело обезглавленного таксиста 5 комментарии 01/11 22:58 Еще новости
Фоторепортаж
Афиша

Поможем детям

  • Будущая балерина уверена, что выздоровеет
  • Татьяна Речкунова, ИП: «Хорошо с персоналом там, где первое лицо посвящает этому 70% времени»

    Психолог, коуч и координатор HR-сообщества Татарстана о том, как найти хорошего кадровика и почему роботы вытесняют рекрутеров

    47 комментарии 14 Октября
  • Владимир Малышев, «Аэрокон»: «К сожалению, всех, кто занимается беспилотниками, шерстят»

    Как высокогорский Илон Маск повесил в своем кабинете портрет Сталина: достали...

    117 комментарии 7 Октября
  • Светлана Ярлыченко, «Гринта»: «Каждую неделю собираем гору отходов размером с пятиэтажку»

    Генеральный директор регоператора восточной зоны РТ о закупке спецтехники, «автоклавировании мусора», реформе ТКО и судьбоносной встрече с Нафисой Мингазовой

    17 комментарии 3 Октября
ещё публикации

www.business-gazeta.ru


Смотрите также