Алексей нечаев фаберлик биография


Капитан Нечаев: зачем владельцу «Фаберлик» два бизнес-акселератора

Компания «Фаберлик» Алексея Нечаева неплохо переживает кризис: в 2016 году ее выручка выросла на 62%, до 23 млрд руб. Около 2% этой суммы ее владелец каждый год тратит на работу двух бизнес-акселераторов. Зачем ему это?

Алексей Нечаев (Фото: Антон Беркасов для РБК )

Разгар рабочего дня. В коридоре здания компании «Фаберлик» в Бирюлево Западном десяток веселых и шумных молодых людей в форме защитного цвета. Отсюда они поедут на военные сборы — на базу учебного центра «Витязь», где тренируются «краповые береты». Молодые люди не служат в армии и не проходят подготовку на военной кафедре: они учатся на факультете с необычным названием «Капитаны России».

Факультет действует при Институте управления и социально-экономического планирования Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. Он создан при поддержке фонда «Капитаны» семьи основателя парфюмерно-косметической компании «Фаберлик» Алексея Нечаева и совмещен с одноименным «учебным» акселератором.

Сейчас на факультете учится 269 человек, включая получающих магистерскую степень, около 120 из них, студенты первых курсов, живут в общежитии, под которое перестроено три этажа одного из корпусов компании Нечаева. Интерьерами общежитие напоминает гостиницу: есть четыре кухни, прачечная, коворкинг для работы, спортзал и даже база для лазертага — лазерного пейнтбола.

Военно-спортивные лагеря, которые студенты называют сборами, — обязательный «обучающий модуль» бизнес-акселератора. «Я сам учился в университете с военной кафедрой и считаю их важной составляющей развития, — объяснил журналу РБК Нечаев, окончивший в 1988 году юридический факультет МГУ. — Современным ребятам негде получить общественный и социальный опыт, как это было у меня».

Сборы проходят несколько раз в год в различных локациях, от лесов и баз отдыха до военных баз: юноши и девушки учатся обращаться с оружием, выживать в лесу, стрелять, оказывать первую помощь и даже штурмовать здания. Их результаты оценивают инструкторы и спортсмены, которые составляют индивидуальные и командные рейтинги. В «мирное» учебное время студенты получают экономическое образование по двум специальностям — «менеджмент в инновационном и социальном предпринимательстве» и «государственное и корпоративное управление».

Под парусом «Каравеллы»

Почему «Капитаны»? В 1985 году Нечаев проходил парусную практику в знаменитой екатеринбургской «Каравелле». Формально этот отряд, созданный в начале 1960-х годов писателем Владиславом Крапивиным, имел статус пионерской дружины, на деле был скорее неформальным братством детей и подростков, которое удачно мимикрировало под строгие стандарты советской образовательной системы. Через это братство прошли очень многие, в том числе такие известные бизнесмены, как владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик и президент «Мультимедиа Холдинга» Александр Школьник.

У отряда были собственные пресс-центр и киностудия, а также парусная флотилия. Его участники занимались морским делом, фехтованием, историей флота. Основные задачи «Каравеллы», как объяснял в своих интервью Крапивин, — учить новые поколения таким ценностям, как честность, дружба, преданность общему делу. «Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня» — так звучит одно из положений клятвы участников «Каравеллы», проникнутой книжной романтикой мушкетеров и мореплавателей. «Мне повезло, я встретился и работал с педагогами-новаторами. Это кусок советской «Атлантиды», и именно благодаря этим встречам я стал тем, кем я стал», — говорит Нечаев.

В студенческие годы Нечаев подрабатывал на каучуковом заводе: нужны были деньги на строительство и покупку парусных швертботов, производство каждого из которых стоило около 300 советских рублей. Тогда он с приятелями загорелся идеей создания собственного отряда по образу и подобию «Каравеллы» и даже собрал московскую внешкольную пионерскую дружину «Рассвет», в которую на каком-то этапе входило девять отрядов. Окончив юрфак, Нечаев не занимался ни юриспруденцией, ни педагогикой, а ушел в бизнес. Но прежний опыт сказался и в этом.

Алексей Нечаев (Фото: Антон Беркасов для РБК )

«Я организатор по натуре, и мне хотелось заниматься детскими проектами», — объясняет он. Вместе с приятелем он занимался издательским бизнесом — издал книгу «Лев, колдунья и платяной шкаф», первую книгу мирового бестселлера «Хроники Нарнии», пытался торговать игрушками, затем открыл инвестиционную компанию на Украине. Но уже через полгода Нечаев вернулся в Москву и с давним приятелем Александром Даванковым, с которым познакомился в детском лагере, начал искать новое дело.

Знакомая рассказала о страховой компании «Фортуна», построенной по принципу MLM — multi level marketing (многоуровневый/сетевой маркетинг), когда товары или услуги распространяются от человека к человеку за комиссионное вознаграждение. Принцип Нечаева заинтересовал, но страховая сфера тогда показалась ненадежной: «Не было реальной услуги, в страховании это выглядело как пирамида». MLM популярен в сфере торговли косметикой — его используют такие гиганты, как Avon и Oriflame.

Партнеры пробовали выпускать биодобавки, бытовую химию, но остановились на косметике. На первом этапе Нечаев вложил в проект будущего «Фаберлика» $2 млн своих денег и еще $1 млн занял у знакомых (до 2000 года он оставался единственным владельцем компании, в 2000 году Александр Даванков получил опцион на 10%, но затем вышел). В 1997 году партнеры купили патент на использование аквафтэма — разработки советской военной медицины. Это вещество стало основным ингредиентом кислородной косметики «Русская линия», которая впоследствии получила название Faberlic. Сейчас «Фаберлик» — это компания с годовой выручкой более 20 млрд руб., а педагогические устремления Нечаев реализует на организованном им факультете.

«Любить платить»

Романтики в «Капитанах России» гораздо меньше, чем в прежней «Каравелле». Для поступления необходимо получить грант, покрывающий стоимость участия в акселераторе, который фонд «Капитаны» выдает абитуриенту после прохождения отборочного лагеря «Город-404». Лагерь должен отсеять людей, которые не подходят для программы. Отбор жесткий: в среднем из 60 участников лагеря гранты на обучение получает примерно половина, говорит Нечаев. Провалив отборочный этап, можно попробовать на следующий год, переведясь с другого факультета университета или из другого вуза.

До 2016 года фонд «Капитаны» на одного студента тратил в год 600 тыс. руб. Это покрывало стоимость обучения в РЭУ им. Г.В. Плеханова и стоимость участия в учебном акселераторе. Сейчас учебу студенты оплачивают сами, а фонд — только обучение в акселераторе, 320 тыс. руб. в год. По словам Нечаева, это позволило почти вдвое увеличить количество участников акселератора.

Бюджетников на факультете нет, это принципиальная позиция Нечаева: «Если эти люди хотят стать предпринимателями, они должны любить платить сначала за обучение, потом платить налоги и зарплату сотрудникам». По его мнению, на бюджетные места стремятся поступить люди с другой психологией, не подходящей для бизнеса. «Ты можешь не платить, но потом не удивляйся, что важные для тебя вещи пропали. Можно не платить, например, за дизайн чего-то, так дизайнеры все умрут. Если не платить за газету «Ведомости», ее тоже не станет», — объясняет Нечаев.

Попасть в программу трудно, вылететь из нее проще, например за курение, употребление алкоголя или наркотиков. «Меня не волнует здоровый образ жизни, после ролика Шнура про ЗОЖ говорить об этом смешно. Я просто хочу, чтобы люди относились к себе как к активу: сколько я проживу и что смогу за это время сделать — это и есть мой актив», — объясняет Нечаев.

Два акселератора

Изначально проект DreamBox Kids студентов второго курса «Капитанов России» Ярослава Самылина и Ксении Горячевой задумывался как сервис подарков, но потом был переосмыслен. Сейчас это производство и продажа детских игровых наборов по подписке: раз в три недели ребенок будет получать «чемоданчик путешествий», в нем скретч-карта, дневник, карточки с заданиями, «паспорт путешественника» и т.д. Родители Ксении занимаются развитием детских садов и помогли привлечь к проекту детских психологов и логопедов. Тестовая партия была опробована на потенциальной аудитории — детях пяти и семи лет и сейчас дорабатывается. Кроме того, авторам надо придумать, как получить максимальную прибыль.

Участие в подобном проекте — еще одно обязательное условие факультета «Капитаны России». Каждый студент одновременно является участником учебного акселератора и к четвертому курсу должен стать организатором или партнером бизнес-проекта. Начальный капитал может дать фонд «Капитаны», рассказывает Самылин: «Но мы не до конца понимали, во что будем вкладываться, поэтому все сделали за свой счет, тем более это была небольшая сумма». На запуск производства игровых наборов партнеры потратили 35 тыс. руб., но потом обратиться за инвестициями в фонд все равно придется, считает он. Максимальная доля, с которой пока готовы расстаться партнеры Dream Box Kids, — 25%.

Небольшие суммы на начало дела фонд выделяет как беспроцентный заем, говорит студент третьего курса факультета Давид Астермун. Но компания Vendo, организованная Астермуном и его однокурсником, тоже пока не брала деньги у фонда. Vendo занимается производством и продвижением в сети видеоконтента, а в будущем хочет замахнуться на производство кино. Чтобы привлечь внимание Нечаева и других менторов программы, перед презентацией Vendo основатели предложили всем однокурсникам бесплатные ролики для их проектов в ответ на упоминание Vendo в презентации. Из 25 компаний согласилось 11.

«Это было забавно: перед тем как мы представили наш проект, инвесторы 11 раз услышали упоминание о нас», — рассказывает Астермун. Сейчас у Vendo около десятка клиентов, среди них кафе «Чехов», Московский авиационный институт и сам акселератор. Компания начала работать в сентябре 2016 года и за прошедшие два квартала получила выручку в размере около 230 тыс. руб.

В общей сложности с 2014 учебного года акселератор вел 19 студенческих проектов. В три из них фонд «Капитаны» инвестировал: Нечаева заинтересовали проекты Vitaminiti (выращивание и продажа овощей и фруктов), Trade Expert (продажи садовой и строительной техники) и «Глэм» (производство игрушек). Во всех этих компаниях Нечаев и руководитель программы «Капитаны России» Константин Бармашов владеют «значительными» долями. Так, по данным «СПАРК-Интерфакс», в ООО «Витаминити» они делят 100% долей компании (78,99% и 19,01% соответственно), в ООО «Трейд Эксперт» у Нечаева 50,4% и 5,6% у Бармашова (остальные доли у студентов — основателей проекта), в компании ООО «Глэм» Нечаев владеет 40%, а Бармашов — 10%.

По словам Бармашова, если студенты привлекают деньги фонда, то взамен получают опцион на долю в компании, который можно реализовать при достижении заранее оговоренных KPI (прибыльность, возврат инвестиций). Есть и другая модель взаимоотношений: студентов приглашают в работающий бизнес фонда с внешним партнером — сначала на практику, затем на руководящие должности. В этом случае студенты также получают опцион на долю в компании. Сооснователь компании Trade Expert Роман Беляев получил 24% компании, а студенты-четверокурсники программы Эдуард Конопелькин и Светлана Лаврова — еще по 10% каждый. Задачи вернуть все вложенные деньги у фонда нет, говорит Бармашов, это скорее «педагогический проект».

Другое дело — «взрослый» акселератор, который Нечаев организовал при «Фаберлике». В 2016 году для поиска новых идей для развития основного бизнеса Нечаев открыл программу Faberlic FMCG Accelerator. В ней могут участвовать стартапы в сфере красоты, моды и стиля, питания и товаров для дома и семьи. Победителям компания пообещала инвестиции на суммы до 20 млн руб. В итоге было отобрано пять проектов: Nukleta baglight (гаджет, совмещающий портативную зарядку и источник света для дамских сумок), Helixan (производитель коллагена из трески), White Sea (косметика на основе препарата из морских водорослей «Ламидин»), NailsMania (приложение для примерки макияжа и маникюра) и диетическая программа «Диета на тарелочке». Победила компания White Sea.

По словам вице-президента «Фаберлика» Владислава Даванкова, курировавшего акселерационную программу, в мае 2017 года должен быть получен промышленный образец продукта. «Фаберлик» планирует вложиться в производство. Приложение NailsMania «Фаберлик» выкупил у разработчиков, к лету оно появится в App Store: ради него компания расширила линейку лаков и вложила 6 млн руб. в технологии дополненной реальности, чтобы «примерять» лаки можно было в 3D. Контрактное производство также налажено с остальными участниками акселератора.

Как и в «детской» программе, Нечаев участвует в этом акселераторе в роли ментора. В год он тратит на обе программы примерно 2% от годовой выручки «Фаберлика»: в 2016 году она составила 23 млрд руб., то есть на два акселератора было потрачено около 400 млн руб. По словам Нечаева, это деньги из прибыли компании после уплаты налогов.

На проектах работает в общей сложности около 40 человек, их услуги оплачивает фонд «Капитаны». Они решают организационные или стратегические вопросы, Нечаев же остается идеологом и стратегом и готов давать студентам «жизненные советы». «Мне бы хотелось, чтобы, когда мы в 1990-е запускали наш бизнес, у нас бы были такие же старшие товарищи», — говорит Нечаев. Он говорит, что акселератор помогает встретить новых людей, которые шире смотрят на отрасль и бизнес и могут привнести новые продукты или технологии. Новые идеи нужны — Нечаев намерен сделать «Фаберлик» многопрофильным холдингом.

Кроме косметики

С началом кризиса в 2014 году «Фаберлик» впервые в истории не увидел притока новых распространителей. Та же ситуация во всей отрасли. «Обычно в периоды кризисов и стагнации количество людей, которые приходят в этот бизнес, увеличивается, мы это наблюдали в 1998 и 2008 годах, но в этот раз мы этого не видим», — говорит президент Ассоциации прямых продаж Тамара Шокарева. По ее мнению, помимо санкций, которые вызвали рост цен на продукцию, сказывается увеличение фискальной нагрузки на микробизнес в последние годы — часто люди просто не видят смысла в том, чтобы начинать свое дело.

Совокупный объем продаж участников Ассоциации прямых продаж в России, в том числе компаний Amway, Mary Kay, Oriflame и других, в 2015 году снизился на 5,5%, до 107,9 млрд руб., за девять месяцев 2016 года составил 87,2 млрд руб. При этом «Фаберлик» в 2016 году нарастил продажи на 50%, до 23 млрд руб. Около 60% выручки компании принесли продажи косметики и парфюмерии, еще 22% — одежды и аксессуаров, остальное пришлось на товары для дома и здоровья и прочие категории.

Развитием направления fast fashion, суть которого заключается в быстрой смене коллекций, компания занялась два года назад. «Начали с простых женских и детских вещей, чулочно-носочной продукции, белья, понемногу добавляли другие категории, — рассказывает Нечаев. — Например, «выстрелила» детская школьная форма. Это все хорошо, но мы поняли, что нужно быть еще динамичнее». В 2016 году «Фаберлик» начал сотрудничать с российскими дизайнерами. В конце года вышла совместная коллекция с брендом Alena Akhmadullina, а в начале 2017-го — весенняя коллекция парфюмерии, одежды и аксессуаров с Валентином Юдашкиным.

Сейчас одежда для «Фаберлик» производится на зарубежных площадках в Китае, Бангладеш и Узбекистане, лишь менее 10% приходится на заказы на российских производствах. С конца апреля 2017 года Нечаев начнет локализацию производства в России. На арендованной фабрике в Фурманове начнется пошив трикотажных изделий — нижнего белья, пижам и прочего, а в конце года в Иваново должна быть запущена фабрика мощностью 750 тыс. изделий в месяц. Сначала будут выпускаться колготки, с середины 2018 года — платья, юбки, брюки и прочая одежда. Инвестиции в проект составят 1,15 млрд руб.

«Есть такие бизнесмены, как Владимир Мельников, Михаил Куснирович и Сергей Галицкий. Они стараются, работают, внимательны к деталям, ими прямо любуешься. В проектах их компаний высокая добавленная стоимость, и я бы хотел, чтобы таких компаний было больше», — говорит Нечаев. «Все говорят о сырьевом проклятии России, но претензии должны быть не к производству нефти или металла, а к тому, что страна почти ничего не производит больше», — заключает он.

www.rbc.ru

Правда о Фаберлик

Здравствуйте дорогие друзья.

Идея написания этого поста витала давно, но все как-то руки не доходили. Да и сомнения были, стоит ли писать на такую  тему, как “История компании”.  Есть риск: с одной стороны можно осветить не совсем приглядные с позиции нашего времени страницы истории, с другой стороны — пропустить что-то важное и ключевое. Но я всё-таки решил рискнуть. Вначале хотел пообщаться со “старичками”, собрать всю необходимую информацию, затем её обработать и выложить в сеть. Но потом решил всё-таки выпустить “историю” самостоятельно, опираясь на свой опыт и свои материалы. А затем уже добавлять информацию или исправлять, если где-то ошибся.

Возможно кто-то скептически к этой затее отнесётся, ведь история должна быть “официальной”, красивой, хорошо упакованной. Может моя версия будет и не такой красивой, как “надо”, зато честной, реальной и правдивой.

Знать свою историю очень важно в наше непростое время.

Знание своей истории очень сильный аргумент в борьбе с конкурентами. Знание истории и своих корней даёт колоссальную силу. Недаром в Достаточно Общей Теории Управления история входит  в тройку самых важных инструментов управления вместе с идеологией и методологией.

Сейчас словом «Фаберлик» наверное уже сложно кого удивить. По результатам опросов вообще не слышали об этой компании только 10 % населения. Но вот что такое Фаберлик сегодня, откуда появилась эта компания, кто её основал, кто является владельцем в настоящее время и вообще кто её “строил” мало кто знает. Даже среди директоров, встречаются такие, кто не знает, что раньше Фаберлик называлась “Русская Линия”. А директора из примкнувших к нам компаний Инфинум и Эдельстар частенько меня спрашивали: “А кто такой Нечаев?”

Собственно говоря, моя задача как раз и заключается в том, чтобы восполнить этот пробел. Я опишу то, что видел своими глазами, ну и естественно буду опираться на материалы прессы и рассказы “очевидцев”. «Истории Компании»  я решил посвятить целую рубрику. Посты буду добавлять постепенно, дозированно. Это будут факты, воспоминания, интервью. А иногда просто буду выкладывать вырезки из газет по этой тематике, благо скопилось у меня их не один килограмм.

Ну что начнём?

Этап первый, 1997-2001. Русская Линия.

Компания Фаберлик ведёт свое начало аж с 1997 года, но если быть точным — с осени 2001. С 1997 по 2001 она называлась “Русская Линия”.

Создали компанию “Русская Линия” два молодых парня: Александр Даванков и Алексей Нечаев.

 

Александр Даванков

Вот что говорит один из основателей, Александр Даванков, в интервью журналу “Сообщение”:

В 95-м я и мой партнёр, Алексей Нечаев, стояли на развилке: либо приватизировать уже существующее предприятие и восстанавливать его, либо начинать дело с нуля. Мы понимали, что уже опоздали к началу 90-х, когда состояния делались за неделю, а мы просто по молодости не могли включиться в процесс. Но в 95-м мне уже было полновесных 22 года (Алексею было 27). Самое время начинать. И мы начали.

Сначала мы проанализировали ситуацию. И решили, что, во-первых, нужно делать что-то очень массовое, а во-вторых, это что-то необходимо производить самим. Оба эти решения были направлены на создание конкурентных преимуществ по отношению к тем, кто, например, продавал товар аналогичный нашему, не имея производства.

В то время в обиход вошло выражение “сетевые cтруктуры”. А, кроме того, имелись примеры успешных бизнесов, построивших торговые системы, состоящие из многочисленных частных предпринимателей-партнёров, несущих те же финансовые риски и получающих доход от продаж производимой компаниями продукции. Мы предполагали, что такая система сможет в будущем стать посильнее сталепроката и нефтедобычи. Но предположения нуждались в проверке, и я отправился в путешествие по компаниям и учебным центрам в России и за границей, чтобы разобраться, что это такое — “сетевой бизнес”. Там я убедился, что будущая компания должна быть сетевой. Что многоуровневый маркетинг – МЛМ – это то, что нам надо.

А вот что выпускать и продавать – оставалось вопросом. Решение пришло неожиданно. Мы прочитали в газете сообщение об удивительной советской разработке “голубая кровь”. И спросили себя: “Чем не сетевой товар?”

Так была создана компания “Русская Линия”, производящая продукт массового спроса – косметику и реализующую его через систему сетевого маркетинга. В 1997 году был произведён и продан первый крем под маркой “Русская Линия”. Кстати, именно благодаря применению в косметологии,  «голубая кровь» получила второе рождение. Русская линия выкупила  патент на «акфвафтем — голубую кровь», тем самым сохранив жизнь этому величайшему изобретению. Об этом можно прочитать в этой статье.

Александр Даванков о названии компании “Русская Линия”:

Нужно было сконцентрировать появление национальной МЛМ-компании. Ведь тогда лидерами сетевых продаж были зарубежные Avon, Oriflame, Mary Kay. А мы стремились подчеркнуть, что наша компания — отечественная. Так родилось название “Русская Линия”. Мы не ошиблись. Идея создания национальной косметической компании и национальной марки была воспринята рынком позитивно. Объёмы продаж росли, и мы всерьёз занялись производством, как и было задумано.

Первые заработанные деньги были вложены в покупку автотранспортного комбината в городе Железнодорожный. В его снос и постройку косметического производства.

Мы решили не перестраивать какой-нибудь советский завод, а начать с нуля. Позже спроектировали и построили большую фабрику в Бирюлёво.

Алексей Нечаев (из интервью газете «Коммерсантъ»):

Компания была задумана в мае 1995 года, и нашей целью изначально было не только заработать деньги, но и построить великую компанию. Конечно, в 1995 году это смотрелось маргинально: какая там великая компания? Но у нас была цель — взять реванш, вернуть людям гордость за страну. Конечно, речь идёт не о военном, а об экономическом или гуманитарном реванше. Для осуществления задуманного надо было не только мечтать, но и много инвестировать. В первый год наш оборот составил  $ 1 млн, тогда как, по экспертной оценке, «Herbalife» делал в России $ 100 млн, Mary Kay — $ 80 млн, Avon — $ 70 млн. Но ведь были ещё отечественные компании: «Линда», «Калина», «Мирра-Люкс». Несмотря на присутствие многих международных косметических компаний, они не сдавались и не втыкали штык в землю. Такой опыт нас радовал и вдохновлял. И тогда мы запланировали развитие компании за две пятилетки: в первой дойти до $ 10 млн, а во второй до $ 100 млн. Первую выполнили за три года, вторую — за четыре.

Маркетинг план был нами составлен на основе опыта компании Amway. Тогда, в 1995 году, это был лидер прямых продаж. Наша модель стала доработанной и современной версией. Я считаю, что Запад надо использовать как кадровый и финансовый ресурс для России. Поэтому мы старались брать всё передовое у лучших компаний. Но нельзя сказать, что секретом успеха может стать простое копирование стратегий конкурентов, важно иметь собственное понимание рынка.

Фирменным логотипом компании стал “Архангел Михаил” —  личная печать Великого князя Михаила Ярославича, которого летописцы называли “отечестволюбцем”

Идею Михаила Архангела предложил Александр Самарцев — один из идеологов и идейных вдохновителей РЛ. Кстати газета «Русская Линия» в первом варианте — цветная, красивая — тоже его идея. К сожалению он умер в 1999 году

Алексей Нечаев (газета Русская Линия № 11\2000):

Я Самарцева попросил придумать какой-нибудь символ покруче, «пореволюционнее». Сначала это был Асклепий, у него ведь была очень интересная судьба. Но когда мы окончательно стали «Русской Линией», выбор пал на архангела Михаила. История его тёзки — тверского князя, пострадавшего за Веру и Отечество, тоже вполне тянула на роль героическую. Мне кажется, издавна именно такой тип государственных мужей наиболее почитался на Руси.

Конечно не всё в истории “Русской Линии” и её основателей было гладко и безоблачно. На пути к успеху компания не раз сталкивалась с проблемами , например, в 98-м грянул кризис.

Александр Даванков:

В кризис можно входить, когда у тебя на руках есть деньги. А у нас были склады сырья и товара, закупленного по таким ценам, что продать его не то что с прибылью, а за те же деньги было невозможно. Мы стояли перед дилеммой: сдаться или бороться, продавая продукцию себе в убыток. Мы выбрали второе, хотя теряли деньги на каждом тюбике крема.

Знаете в 97-м году я женился. И практически сразу заложил квартиру, чтобы “Русская Линия” оставалась на плаву. Представляете себе эту ситуацию: я только что предложил девушке выйти за меня, обеспечил какие-то условия существования, и вот – все может моментально кончиться, и мы опять окажемся нигде. Ну а Алексей свою квартиру продал. Но если бы мы этого не сделали, если бы мы не поставили на карту почти всё, компания перестала бы существовать.

Алексей Нечаев:

Первая и самая большая сложность — отсутствие опыта. Нам в бизнес пришлось инвестировать около $ 20 млн. Будь у нас опыт, потратили бы меньше. Сначала по незнанию платишь  больше, а потом переплачиваешь, когда приходится переделывать то, что было сделано неправильно. Нас мало кто поддержал в 1997 году. Иностранцы говорили: «Да, вы молодцы!» А свои, особенно те, кто понимал, что тогда происходило с производством в России, пожимали плечами. Жалею, что не удалось воспользоваться кризисом 1998 года в полной мере. По идее у нас была фора — 1999 и 2000 год, но во время кризиса многие валютные активы обнулились, а пассивы так и остались валютными. К тому же нам приходилось расплачиваться с большим количеством долгов.

Вторая сложность — отсутствие в России инфраструктуры для развития косметического бизнеса. К примеру, у косметической компании во Франции, Италии, даже на Кипре на подвоз сырья уходит всего один день, по редким позициям от трёх дней до недели. А у нас — полтора -два месяца! Если говорить об упаковке, то до 1998 года все тубы и флакончики надо было везти из-за границы: из Скандинавии, Италии и Франции. Даже в Польше не было такого производства. С сырьём тоже были проблемы: с учётом всех транспортных и таможенных расходов цена на сырьё оказывалась в два-три раза выше европейских.

Во время кризиса было не сладко и конкурентам. Косметический рынок (да и другие тоже) оказался в ступоре. Многие иностранные компании прекратили продажи. И то, что “Русская Линия” не подняла цены на продукцию, сыграло ей на руку. Уже в скором времени компания смогла взять свои крепкие 1.5% рынка.

Благодаря кризису многие покупатели переориентировались с импортной косметики на отечественную, более доступную по ценам, и по качеству, как оказалось, ничуть не хуже.

Компания получили гигантский толчок, товарооборот рос так быстро, что на складах была толпа народа. Сейчас это выглядит нелепо, но в 1999 году консультанты приходили к 6-ти утра, чтобы занять очередь. После обеда склад был уже пустой. Многие консультанты, кстати, не справившись с проблемами, уходили в другие компании. Текучка была большой. И проблем было достаточно: и дефицит, и брак, и межличностные отношения, и много чего другого. Но компания справилась и с этим.

В мае 1999 году выходит первый номер газеты “Русская Линия”. На первой полосе — статья Алексея Нечаева “Выше планку!” Предлагаю её внимательно прочитать — через 14 лет всё, что там написано, актуально как никогда! Замените “Русская Линия” на Фаберлик и вы увидите картину сегодняшнего дня.

Выход в свет первого номера газеты “Русская Линия” даёт работникам нашей корпорации, действующей во всех регионах страны, возможность и повод собраться вместе. Обсудить ближайшие и перспективные планы. Порадоваться, что наше дело, вопреки всем кризисам и инфляции, встало на ноги. И, если уж мы боимся высоких слов, серьёзно задуматься: не с таких ли проектов, как “Русская Линия”, прочерченная в 21 век, начинается настоящее возрождение России…

А ещё эта газета – визитная карточка и пригласительный билет для тех, кто пока не знает, что такое “Русская Линия”. Если вы верите в свои силы и свою страну, умеете держать слово и не любите, когда вами командуют, то обязательно найдёте здесь единомышленников. Кому-то на первый взгляд может показаться: ну что тут особенного? О себе заявляет ещё одна компания, которая сама производит и свои товары и сама их продаёт. Между тем, “Русская Линия” – смелое и сложное предприятие. То есть Дело, Проект, Сообщество и даже Мировоззрение… Здесь работают люди, для которых понятие личного успеха прочно связано с процветанием России и её народа. Их экономическая активность органично дополняется социальной.

Уже сегодня наша корпорация – это огромные, в масштабе всей страны, производственное предприятие и учебный центр, творческая мастерская и магазин, косметический салон и складской терминал, научная лаборатория и издательство… И, главное, – сплочённый, пятидесятитысячный коллектив свободных в своих действиях индивидуальных предпринимателей.

Спасибо вам, друзья и коллеги, за труд и веру в победу “Русской Линии”. Особые, заветные слова благодарности – нашим женщинам, талантливым и красивым, других у нас просто нет.

Мы хотим, чтобы “Русская Линия” в короткие сроки стала уникальным предприятием нового типа. Объединение всех предпринимателей страны, работающих в сетевом маркетинге, в единую структуру с государственным статусом вполне может войти в современную российскую историю как важное событие. Мы будем гордиться своей причастностью к нему.

В этом же году стартует регулярное мероприятие под названием “Липки” – встреча самых успешных директоров в подмосковном пансионате. Имя пансионата вскоре стало нарицательным,  неким символом успеха, символом причастности к “элите” РЛ. Быть в “Липках” означало, что ты реально крут!

Вот ещё несколько фактов о “Русской Линии”, о которых сейчас мало кто помнит:

1999 год
  • Летом 1999 года создана общественно политическая организация “Русская Линия”.
  • Выпуск карты “Отечество” – новый бизнес-проект  корпорации, состоящий из двух частей. Первая — создание крупнейшей в России дисконтной системы пластиковых карт. Вторая — выпуск продукции широкого потребления под маркой “Товары Отечества”.
  • Выпуск своей парфюмерии
2000 год
  • Награды в Интершарм 2000:
  1. Золотая медаль выставки как самой динамично развивающейся компании в области прямых продаж.
  2. Золотая медаль Национального конкурса на лучшую продукцию года за крем-гель регенерирующий С-IV в номинации “Средства по уходу за кожей лица и тела”.
  3. Золотая медаль этого же конкурса за зубную пасту “Аквафтем” в номинации “Средства по уходу за зубами и полостью рта”.
  4. Серебряная медаль за субклеточную косметику “Этернитас”  в номинации “Лучшая серия года”.
  5. Серебряная медаль за одеколон “Весовой №3” за лучшую композицию запаха и оформление.
  6. Сертификат действительного члена Российской парфюмерно-косметической ассоциации.

  • Летом 2000 года появляется уникальный продукт “Сапропель”. Лечебная грязь стала очень популярна среди консультантов и их клиентов. Уникальность её была в том, что, будучи сугубо косметическим продуктом, использовалась внутрь, как сорбент, и давала потрясающие результаты. Сам ел!
  • В это же время “Русская Линия” выпускает “ионную косметику”: четыре крема и специальный прибор-карандаш для лучшего проникновения в глубокие слои кожи.
  • Также выходит детская серия «Ладушки».
2001 год
  • Первый автомобиль в подарок. Антонина Даниловна Ларченко стала победителем соревнования и получила ключи от новенькой «десятки».
  • В феврале состоялся первый Международный Форум в Москве.
  • Летом – квалификационная поездка на море – в Туапсе. Среди гостей был Александр Синамати.

  • Появление первой декоративной косметики под маркой «Русская Линия».

 Итак, подводя итог первому этапу развития компании Фаберлик, процитирую Первую страницу Первого номера газеты “Русская Линия” за май 1999 года.

Корпорация “Русская Линия” – открытое акционерное общество, созданное в 1997 году.

Вид деятельности: производство и продажа отечественных товаров – кислородной косметики, пищевых добавок, мембранных фильтров для очистки воды, – изготовленных на базе современных открытий Российских учёных. Компания владеет патентом на использование аквафтема, уникального трансдермального носителя кислорода, в косметике.

Бизнес-план компании строится на принципе прямых продаж.

Средний возраст сотрудников – 30 лет. Филиалы корпорации работают  в 150 городах России, Беларуси и Казахстана. За последние полгода “РЛ” открыла 22 собственных склада. Объём продаж продукции вырос в 10 раз, а число рабочих мест до несколько десятков тысяч. Основой фирменного знака компании стала личная печать Великого князя Михаила Ярославича, которого летописцы называли “отечестволюбцем”.

Работа на развитие отечественной экономики – основополагающий принцип экономической политики “Русской Линии”.

И, наверное, будет неправильно, если не упомянуть тех, кто был причастен к управлению компанией и внёс немалый вклад в развитие “Русской Линии”:

Самый популярный тренинг-менеджер всех времён и народов — Александр Коршунов, Алексей Покидько, Григорий Зеленский, Аркадий Стекольщиков, Светлана  Астафьева, Людмила Варваринская, Сан-Саныч Севостьянов, Алексей Гуров, Марина Ковалёва, Римма Корнеева и многие другие.

Александр Семенов

Page 2
Основатель Компании Фаберлик

Успешный предприниматель и основатель Компании Фаберлик - Алексей Геннадьевич Нечаев.

Главный косметолог

Основные требования – косметика для всех, как для себя!

Центр разработок

Собственный Центр научных разработок – наша гордость!

Собственное производство

Фабрика в Москве — это более 35 тысяч квадратных метров

Политика в области качества и экологии

Компания гарантирует выпуск продукции только высокого качества

faberlic-usluga.ru

Алексей Нечаев — Большая Игра

Приветствую вас, друзья и коллеги.

Сегодня я продолжаю знакомить вас с историей Фаберлик. Вторая глава моего повествования будет посвящена президенту компании Алексею Нечаеву.

Статья, которую я вам предлагаю прочитать, была подготовлена Маргаритой Поповой, главным редактором газеты “Русская Линия”, в далёком 1999 году. И хотя прошло более 14 лет, изложенная ниже информация не потеряла актуальности, я бы даже сказал больше: она как хорошее вино или коньяк со временем получила новый вкус и аромат. И стала ещё ценнее. Она актуальна, как никогда!

Алексей Нечаев, 1999 год

Не знаю как вы, а я лично, когда читаю старые газеты про “Русскую Линию” (да и новые журналы про Фаберлик), начинаю лучше понимать действия президента. Ведь согласитесь, не всегда мы можем безоговорочно согласиться с какими-то нововведениями, часто возникает какое-то внутреннее сопротивление. Я верю Алексею Нечаеву, но бывают ситуации, когда одной веры недостаточно (это лично моё мнение) и надо понять, что-же происходит. А чтобы понять,  надо смотреть на ситуацию с позиции, с которой смотрит на неё президент. Прочитайте статью и вы поймёте, почему Фаберлик объединяется с другими компаниями, почему именно Фаберлик участвует в развитии “Капитанов России”, почему именно в нашей Компании есть “Школа развития Человека”, почему на нашем Форуме выступают Сундаков и Щетинкин (да, тот самый — создатель новой формы образования для детей).

Эта статья о Человеке и о его Ценностях.

Я лично эти Ценности разделяю.

Маргарита Попова, газета Русская Линия” №6\1999:

«Он рос вполне домашним ребёнком: книги, любовь и забота родителей. Его даже баловали – единственный сын всё-таки. Пока в жизнь не ворвался ветер романтики отрядов нового типа. Их коротко называли Системой, и, как считает сам Нечаев, именно она и сформировала его характер.

Мама, Елена Васильевна Бинат, родом из  понтийских греков, которые расселились по России ещё при Екатерине и составляли довольно большую диаспору. По профессии чертёжница, она много лет отдала школе. Её родители жили на Украине и, как гласит семейное предание, были одними из первых комсомольцев 20-х годов. Верили в идею коммунизма со всем жаром молодых сердец. И не то чтобы они специально обращали своего внука в новую веру, но довольно долго идея построения бесклассового общества занимала его воображение, и Алексей считал её одной из самых перспективных в развитии человеческого общества.

Время внесёт свои коррективы. Но вот память оставит в его душе навсегда самое яркое впечатление детства: день, когда он стал пионером. Это ощущение неземной радости повторилось почти через четверть века, и они по силе эмоций были равны. День, когда взрослый и вполне самостоятельный Нечаев был крещён по православному обычаю. Он воспринял веру предков так же естественно, как человек учится говорить, петь смеяться, если никто этому не мешает. Но между этими двумя точками был длинный путь познаний, сомнений и ошибок.

Папа, Геннадий Николаевич – красивый, статный блондин – в молодости пользовался большой популярностью у женской части коллектива завода, на котором работал, но верен был только маме. Он мечтал стать лётчиком, однако судьба уготовила ему совершенно мирную и земную жизнь. А неудержимая страсть к романтике досталась сыну. Но об этом позже. А пака Алексей подрастал, папу по партийной линии послали учиться во внешнеторговую академию, по окончании которой ему открылась крайне редкая возможность работать за границей. Тогда он освоил свой первый из иностранных языков. Отец побывал во многих странах, и везде возил с собой фотографию годовалого Алёши. Она и сейчас с ним – старенькая, обломавшаяся по краям, но не менее дорогая.

Когда Алексею исполнилось двенадцать, отца послали работать в Женеву на три года, и полтора из них он провёл за границей вместе с семьёй. Русская колония была очень маленькой. Школа на сто человек. Нечаевы жили не в посольстве, а в городе, в районе Сервет. Среди местной детворы он и ещё один приятель были самыми старшими, так что свою первую педагогическую практику он прошёл именно там, в Швейцарии.

“Поскольку мы были старшими, ребятня всё время ждала от нас, что мы будем делать сегодня: на роликах кататься, в индейцев играть или “бить французов”. Район был населён представителями самых разных национальностей, и мальчишки без конца выясняли отношения на кулаках. Особенно часто почему-то приходилось драться с неграми. Поводы были разными. Однажды местные бойскауты стали задевать наших пятиклассников в красных галстуках. Битва была жёсткой и, несмотря на численный перевес, противник бросился бежать.

Он никогда не врал — так повелось с самого детства, это просто его черта. Иногда это мешает в жизни, но он остаётся таким же. Однажды в их небольшой колонии случилась кража, виновных быстро вычислили, но разборку, как положено, устроили всем. Учительница, зная, что Алексей никогда не лжёт, всё допытывалась, знал он или не знал? Это было серьёзное испытание для подростка. Он не мог солгать, но и не мог выдать товарища. Она по его молчанию обо всём догадалась и махнула рукой: “Ладно, Нечаев, иди”.

Он по-прежнему убеждён, что лицемерие, особенно в личной жизни, ни к чему хорошему не приводит. Проще не изменять, чем врать и потом носить эту тяжесть в душе, считает он. Простая истина, не правда ли? Но многие ли мужчины, положа руку на сердце, готовы жить согласно ей? Впрочем, мы немного отвлеклись. Вернёмся в 1981 год.

Вернулся Алексей в Москву к началу девятого класса. Пошёл в математический класс – тогда было очень модно заниматься точными науками. Первая же контрольная показала, что нужно многое нагонять. Он взялся за учёбу всерьёз, и уже через полгода его контрольные работы были только “на пять”. Далось это совсем непросто. Класс был очень сильным: в вузы поступили все, причём 28 человек — в МИФИ, который стоял через дорогу от школы. В гуманитарии подался один Нечаев.

В те времена по телевидению впервые демонстрировали фильм “Рождённая революцией”, который не мог пройти мимо души романтика. Нечаев решил стать следователем и идти учиться в Высшую школу милиции. Мама пришла в ужас, и после долгих переговоров сошлись на юридическом факультете МГУ.

Уже на первом курсе Алексею попадается книжка свердловского писателя Владислава Крапивина “Мальчик со шпагой”, и он “заболевает” идеей создать нечто подобное тому, что удалось сделать свердловчанам. Их отряд “Каравелла”, в который вошли ребята разных возрастов, не просто ходил в походы и пел песни у костра, но занимался, куда более интересными делами. Отряд был коллективным юнкором двух самых популярных пионерских изданий — “Пионерской правды” и журнала “Костёр”. Летом они ходили под парусом, занимались фехтованием и вообще жили не так, как остальная часть пионерско-комсомольского населения страны. После первой же студенческой практики, во время которой Нечаев работал в пионерском лагере вожатым, его надолго увлекли чисто педагогические идеи. Система разновозрастных отрядов в Москве, у истоков которой он стоял, была попыткой их воплощения в жизнь. Свой отряд он назвал “Рассвет”.

Нашли помещение, оборудовали его своими руками, и на несколько лет оно стало для них вторым домом. Для чего сухопутным и совершенно городским мальчишкам вдруг понадобилось ходить под парусом, изучать рукопашный бой, спать у костра, есть похлёбку из общего котла, добывать себе огонь и пищу? Наверное, время пионерской романтики к середине восьмидесятых уже подходило к своему логическому концу вместе с самой коммунистической идеологией. Интуитивно молодёжь искала, чем заполнить нарастающий вакуум.

Жизнь Системы не была увита лаврами и усыпана разами. Поскольку её создавало не государство, а увлечённые одиночки, в ней часто что-нибудь происходило не так, как хотелось бы. Ребята многое брали на себя. В конце концов, раионо и райком комсомола выжили из Ленинского района неудобных соседей и они перебрались в Ленинградский район. Именно сюда пришёл работать после университета молодой специалист Алексей Нечаев. Система же дала ему почти всех единомышленников, с которыми он впоследствии начинал осуществлять ни один свой проект.

Кстати, помимо яхт, первых экологических акций и походов с кострами и песнями, молодые системщики пытались решать и задачи взрослого мира. Например, одними из первых участвовали в восстановлении разрушенных памятников архитектуры, ими, как правило, были монастыри и церкви. Они учились не просить денег на карманные расходы, а зарабатывать их самостоятельно. В стройотряды начинали ездить с тринадцати-четырнадцати лет и работать наровне со студентами. Первые (после Октябрьской революции) мальчишки-распространители газет были из их отряда.

К 90-му году в их движении наметились идейные разногласия. Система не давала главного ответа, что за общество окружает нас и что же с ним нужно сделать, чтобы их идеи и ценности стали атрибутами повседневной жизни.

— А может, мы просто выросли, – вспоминает один из активных участников событий того времени Дмитрий Морозов. Он ушёл из системы вместе с несколькими ребятами в 91-м году. Сколотили свою битгруппу. Освоили бас-гитару. Назвали себя в подражание тогдашней моде на английский манер “Пурпурное сердце”. Дороги с Нечаевым на несколько лет разошлись, чтобы затем вновь пересечься в нужное время и в нужном месте.

Тогда Алексей задумал новый проект. В него вошли единомышленники, которые верили в те же идеалы и решительно хотели строить что-то новое: Александр Даванков, Михаил Кожаринов. С приходом Кожаринова в отряде появилось нечто новое: то, что потом взяли на вооружение различные курсы и школы менеджмента, маркетинга, психологии и социологии. Именно ему принадлежит идея больших, исторических ролевых игр.

Первый опыт был почти детским: играли в индейцев, но целых четыре дня на природе и с соблюдением всех атрибутов экзотической жизни. Второй – по книге Стругацких “Трудно быть богом”. В последней – из жизни Древнего Рима принимали участие 150 человек, и это была уже не игра, а моделирование социального поведения, освоение своей конкретной роли. Нечаеву как-то досталось играть купца, Даванкову – консула. Через несколько лет Кожаринов создаст одну из первых частных школ со своей уникальной программой. А пока они отправлялись в летние лагеря и растили таких же вожатых, какими были сами.

Не смотря на юридический уклон своего факультета, Нечаеву всё же удавалось и здесь совмещать казалось бы несовместимое. Кафедра, на которой он защищал свой диплом занималась историей политических учений. А тема дипломной работы называлась “Критика Карлом Марксом анархизма Бакунина”.

Комсомол первым почувствовал, что в наступающем времени главным будет умение зарабатывать деньги. Многочисленные коммерческо-внедренческие центры, МЖК  и прочие ростки экономической самостоятельности вырабатывали характер будущего отряда новых руководителей, не боящихся ни рынка, ни централизованного распределения. Не смотря на разные судьбы, Система выработала у них нечто единое – очень здоровые амбиции.

Первым по-настоящему самостоятельным экономическим проектом Алексея стало издание детских книжек. Тогда же впервые к нему пришли крепкие ребята и сказали: “Ну, чё, будешь деньги отдавать или медленно ползти в сторону кладбища?” Как оказалось потом, прислал их бывший партнёр. У капитала не все стороны приятны, это он усвоил сразу.

— Система меня закалила, помогла выработать характер, стать лидером. Это была хорошая школа.

Кстати, им всё-таки удалось побывать у знаменитого Крапивина (детский писатель), и они ему… не понравились. Слишком амбициозными показались ему москвичи. Они искали применения своим амбициям.

Два года пробовали себя в разных проектах. Потом правительство объявило об инвестиционной программе, и молодые марксисты взялись за создание инвестиционной компании. Этот опыт создания и управления большим финансовым механизмом не прошёл даром. Тогда же учредили свою первую газету. Редактором пришёл работать Александр Самарцев. Именно он стал главным идеологом стиля будущей корпорации.

Когда на Украине началась приватизация, у Нечаева и его товарищей уже было достаточно опыта работы и с акциями приватизированных предприятий. Они поехали в Киев и построили там лучшую инвестиционную компанию. Через два года они возвращаются в Москву на коне и ищут  новой возможности приложения сил. Такой возможностью почти случайно стала сетевая компания.

Новый тип производственных отношений, которые подразумевает МЛМ, требовал, кроме хороших организаторских способностей и навыков, некого оригинального, ни на что не похожего продукта. Им стал аквафтем.

Одна из сотрудниц компании пользовалась кремами, разработанными в лаборатории Умара Ахсянова. Когда Нечаев и Даванков всерьёз приступили к разработке бизнес-плана для новой сетевой компании, она как-то привезла несколько баночек кислородной косметики, и этот момент можно считать судьбоносным в истории компании, получившей впоследствии название “Русская Линия”.

Название пришло не сразу – очень хотелось, чтобы в нём присутствовала идея чистоты и здоровья. Но идеи, как известно, витают в воздухе, пришли они в голову и другой косметической компании. Чтобы не было никакой путаницы, слово “чистая” поменяли на “русская” и оказались правы. Идея отечественной компании нашла отклик не только во всех уголках России, но и за её пределами. Везде, где люди соскучились по настоящему делу, которым можно было бы по праву гордиться. Президентом корпорации в 30 лет стал Алексей Геннадьевич Нечаев. Первым генеральным директором – двадцатисемилетний Александр Даванков.

Строили сетевую компанию и учились тонкостям сетевого маркетинга одновременно. Когда первопроходцы – Аркадий Стекольщиков, Алексей Покидько, Григорий Зеленский и Алексей Гуров поехали открывать первые три региональных отделения, казалось, что это огромный шаг вперёд. На сегодняшний день (декабрь 1999) фирменных складов, которые выполняют и сервисных центров с полным набором услуг, уже почти полсотни.

Первые распространители-консультанты кислородной косметики ходили по офисам, электричкам, банкам, как делали это представители зарубежных компаний. Но одновременно искали и свой путь. Сейчас у “Русской Линии” не только обширнейшая сеть с несколькими тысячами консультантов, но и своя школа маркетинга. С приходом в компанию целой плеяды лидеров корпорация смогла вобрать всё лучшее, что было у других  подобных структур и предложить своё видение сетевого бизнеса. Сейчас можно смело говорить о том, что бизнес-план “Русской Линии” – лучший среди действующих на территории страны. Он гибкий, справедливый и на самом деле поддерживает отечественных предпринимателей. К середине 1999 года компания встала на ноги так прочно, что конкуренты промахи и провалы стали объяснять именно успехами “Русской Линии”.

Я ни разу не слышала, чтобы Нечаев повышал на кого-нибудь голос. И вообще внешне он мало похож на страстного оратора или трибуна. Говорит тихо, с паузами, хорошенько обдумывая свои слова. Но весь вопрос в том, что говорит. Чего стоит его выступление в “Боровом” на встрече с директорами складов, с которыми компания заключила договор. Тихо, внятно, без лишних слов, но в голосе звучала такая твёрдость, что ни у кого в зале не возникло сомнения в том, что будет так, как сказал Нечаев.

На семинаре в Ростове-на-Дону ему нужно было в очень большой и разноуровневой  аудитории объяснить смысл последних шагов фирмы в новом проекте – создании политического движения и ОАО “Карта Отечество”. Многие опасались, не отвлечёт ли эта деятельность наши главные силы от любимой кислородной космерики.

…Он по привычке подбирал слова. Говорил негромко. Но зал слушал с таким вниманием, как будто здесь и сейчас рождалась истина.

—  Мы не можем ждать, когда придёт какой-то умный дядя в результате очередных выборов и разберётся с сетевиками по своему усмотрению. Мы должны заявить о своих правах и создавать вокруг себя общественное мнение, политическое и законодательное пространство. Только тогда с нами будут считаться. Что же касается новых проектов, нет, они не отвлекают от моего любимого детища — “Русской Линии”. Наоборот. Сейчас, компания переживает очень интересное и ответственное время. Как когда-то христианство смогло вобрать в себя лучшие традиции других религий и верований, так и мы сейчас должны создать некий сплав всего лучшего, что есть в МЛМ. Нам с выпала такая миссия. Мы должны её выполнить. Мы должны сделать всё, чтобы не краснеть перед нашими детьми. Мы с вами не просто продавцы, мы носители идей нового мира, постиндустриального, в котором историки отводят особую роль именно России…

… В рабочем кабинете президента компании нет ничего лишнего. Обстановка простая и удобная. В уголке на шкафу – образ Александра Невского, великого защитника земли Русской, и его небесного покровителя. Ведь в монашестве князь принял имя Алексий.

Нечаев уверен, что всякий раз, когда чаша терпения русского народа, незлабивого и терпеливого по сути своей, переполняется, сам народ выдвигает из своей среды пассионариев – Невского, Минина, Пожарского. Они спасают от бед и нашествий, которые постигают нашу землю. Такие времена уже настали.»

Я думаю, теперь многие вещи вам стали более понятны. Буду благодарен вашим комментариям.

Бизнес как инструмент развития

mlm-dva.ru

Алексей Нечаев — Большая Игра

Алексей Нечаев, 1999 год

Приветствую вас, друзья и коллеги.

Сегодня я продолжаю знакомить вас с историей Фаберлик. Вторая глава моего повествования будет посвящена президенту компании Алексею Нечаеву.

Статья, которую я вам предлагаю прочитать, была подготовлена Маргаритой Поповой, главным редактором газеты «Русская Линия», в далёком 1999 году. И хотя прошло более 14 лет, изложенная ниже информация не потеряла актуальности, я бы даже сказал больше: она как хорошее вино или коньяк со временем получила новый вкус и аромат. И стала ещё ценнее. Она актуальна, как никогда!

Не знаю как вы, а я лично, когда читаю старые газеты про «Русскую Линию» (да и новые журналы про Фаберлик), начинаю лучше понимать действия президента. Ведь согласитесь, не всегда мы можем безоговорочно согласиться с какими-то нововведениями, часто возникает какое-то внутреннее сопротивление. Я верю Алексею Нечаеву, но бывают ситуации, когда одной веры недостаточно (это лично моё мнение) и надо понять, что-же происходит. А чтобы понять, надо смотреть на ситуацию с позиции, с которой смотрит на неё президент. Прочитайте статью и вы поймёте, почему Фаберлик объединяется с другими компаниями, почему именно Фаберлик участвует в развитии «Капитанов России», почему именно в нашей Компании есть «Школа развития Человека», почему на нашем Форуме выступают Сундаков и Щетинин (да, тот самый — создатель новой формы образования для детей).

Эта статья о Человеке и о его Ценностях.

Я лично эти Ценности разделяю.

Маргарита Попова, газета Русская Линия» № 6\1999:

«Он рос вполне домашним ребёнком: книги, любовь и забота родителей. Его даже баловали — единственный сын всё-таки. Пока в жизнь не ворвался ветер романтики отрядов нового типа. Их коротко называли Системой, и, как считает сам Нечаев, именно она и сформировала его характер.

Мама, Елена Васильевна Бинат, родом из понтийских греков, которые расселились по России ещё при Екатерине и составляли довольно большую диаспору. По профессии чертёжница, она много лет отдала школе. Её родители жили на Украине и, как гласит семейное предание, были одними из первых комсомольцев 20-х годов. Верили в идею коммунизма со всем жаром молодых сердец. И не то чтобы они специально обращали своего внука в новую веру, но довольно долго идея построения бесклассового общества занимала его воображение, и Алексей считал её одной из самых перспективных в развитии человеческого общества.

Время внесёт свои коррективы. Но вот память оставит в его душе навсегда самое яркое впечатление детства: день, когда он стал пионером. Это ощущение неземной радости повторилось почти через четверть века, и они по силе эмоций были равны. День, когда взрослый и вполне самостоятельный Нечаев был крещён по православному обычаю. Он воспринял веру предков так же естественно, как человек учится говорить, петь смеяться, если никто этому не мешает. Но между этими двумя точками был длинный путь познаний, сомнений и ошибок.

Папа, Геннадий Николаевич — красивый, статный блондин — в молодости пользовался большой популярностью у женской части коллектива завода, на котором работал, но верен был только маме. Он мечтал стать лётчиком, однако судьба уготовила ему совершенно мирную и земную жизнь. А неудержимая страсть к романтике досталась сыну. Но об этом позже. А пока Алексей подрастал, папу по партийной линии послали учиться во внешнеторговую академию, по окончании которой ему открылась крайне редкая возможность работать за границей. Тогда он освоил свой первый из иностранных языков. Отец побывал во многих странах, и везде возил с собой фотографию годовалого Алёши. Она и сейчас с ним — старенькая, обломавшаяся по краям, но не менее дорогая.

Когда Алексею исполнилось двенадцать, отца послали работать в Женеву на три года, и полтора из них он провёл за границей вместе с семьёй. Русская колония была очень маленькой. Школа на сто человек. Нечаевы жили не в посольстве, а в городе, в районе Сервет. Среди местной детворы он и ещё один приятель были самыми старшими, так что свою первую педагогическую практику он прошёл именно там, в Швейцарии.

«Поскольку мы были старшими, ребятня всё время ждала от нас, что мы будем делать сегодня: на роликах кататься, в индейцев играть или „бить французов“. Район был населён представителями самых разных национальностей, и мальчишки без конца выясняли отношения на кулаках. Особенно часто почему-то приходилось драться с неграми. Поводы были разными. Однажды местные бойскауты стали задевать наших пятиклассников в красных галстуках. Битва была жёсткой и, несмотря на численный перевес, противник бросился бежать.

Он никогда не врал — так повелось с самого детства, это просто его черта. Иногда это мешает в жизни, но он остаётся таким же. Однажды в их небольшой колонии случилась кража, виновных быстро вычислили, но разборку, как положено, устроили всем. Учительница, зная, что Алексей никогда не лжёт, всё допытывалась, знал он или не знал? Это было серьёзное испытание для подростка. Он не мог солгать, но и не мог выдать товарища. Она по его молчанию обо всём догадалась и махнула рукой: „Ладно, Нечаев, иди“.

Он по-прежнему убеждён, что лицемерие, особенно в личной жизни, ни к чему хорошему не приводит. Проще не изменять, чем врать и потом носить эту тяжесть в душе, считает он. Простая истина, не правда ли? Но многие ли мужчины, положа руку на сердце, готовы жить согласно ей? Впрочем, мы немного отвлеклись. Вернёмся в 1981 год.

Вернулся Алексей в Москву к началу девятого класса. Пошёл в математический класс — тогда было очень модно заниматься точными науками. Первая же контрольная показала, что нужно многое нагонять. Он взялся за учёбу всерьёз, и уже через полгода его контрольные работы были только „на пять“. Далось это совсем непросто. Класс был очень сильным: в вузы поступили все, причём 28 человек — в МИФИ, который стоял через дорогу от школы. В гуманитарии подался один Нечаев.

В те времена по телевидению впервые демонстрировали фильм „Рождённая революцией“, который не мог пройти мимо души романтика. Нечаев решил стать следователем и идти учиться в Высшую школу милиции. Мама пришла в ужас, и после долгих переговоров сошлись на юридическом факультете МГУ.

Уже на первом курсе Алексею попадается книжка свердловского писателя Владислава Крапивина „Мальчик со шпагой“, и он „заболевает“ идеей создать нечто подобное тому, что удалось сделать свердловчанам. Их отряд „Каравелла“, в который вошли ребята разных возрастов, не просто ходил в походы и пел песни у костра, но занимался, куда более интересными делами. Отряд был коллективным юнкором двух самых популярных пионерских изданий — „Пионерской правды“ и журнала „Костёр“. Летом они ходили под парусом, занимались фехтованием и вообще жили не так, как остальная часть пионерско-комсомольского населения страны. После первой же студенческой практики, во время которой Нечаев работал в пионерском лагере вожатым, его надолго увлекли чисто педагогические идеи. Система разновозрастных отрядов в Москве, у истоков которой он стоял, была попыткой их воплощения в жизнь. Свой отряд он назвал „Рассвет“.

Нашли помещение, оборудовали его своими руками, и на несколько лет оно стало для них вторым домом. Для чего сухопутным и совершенно городским мальчишкам вдруг понадобилось ходить под парусом, изучать рукопашный бой, спать у костра, есть похлёбку из общего котла, добывать себе огонь и пищу? Наверное, время пионерской романтики к середине восьмидесятых уже подходило к своему логическому концу вместе с самой коммунистической идеологией. Интуитивно молодёжь искала, чем заполнить нарастающий вакуум.

Жизнь Системы не была увита лаврами и усыпана разами. Поскольку её создавало не государство, а увлечённые одиночки, в ней часто что-нибудь происходило не так, как хотелось бы. Ребята многое брали на себя. В конце концов, районо и райком комсомола выжили из Ленинского района неудобных соседей и они перебрались в Ленинградский район. Именно сюда пришёл работать после университета молодой специалист Алексей Нечаев. Система же дала ему почти всех единомышленников, с которыми он впоследствии начинал осуществлять ни один свой проект.

Кстати, помимо яхт, первых экологических акций и походов с кострами и песнями, молодые системщики пытались решать и задачи взрослого мира. Например, одними из первых участвовали в восстановлении разрушенных памятников архитектуры, ими, как правило, были монастыри и церкви. Они учились не просить денег на карманные расходы, а зарабатывать их самостоятельно. В стройотряды начинали ездить с тринадцати-четырнадцати лет и работать наравне со студентами. Первые (после Октябрьской революции) мальчишки-распространители газет были из их отряда.

К 90-му году в их движении наметились идейные разногласия. Система не давала главного ответа, что за общество окружает нас и что же с ним нужно сделать, чтобы их идеи и ценности стали атрибутами повседневной жизни.

— А может, мы просто выросли, — вспоминает один из активных участников событий того времени Дмитрий Морозов. Он ушёл из системы вместе с несколькими ребятами в 91-м году. Сколотили свою битгруппу. Освоили бас-гитару. Назвали себя в подражание тогдашней моде на английский манер „Пурпурное сердце“. Дороги с Нечаевым на несколько лет разошлись, чтобы затем вновь пересечься в нужное время и в нужном месте.

Тогда Алексей задумал новый проект. В него вошли единомышленники, которые верили в те же идеалы и решительно хотели строить что-то новое: Александр Даванков, Михаил Кожаринов. С приходом Кожаринова в отряде появилось нечто новое: то, что потом взяли на вооружение различные курсы и школы менеджмента, маркетинга, психологии и социологии. Именно ему принадлежит идея больших, исторических ролевых игр.

Первый опыт был почти детским: играли в индейцев, но целых четыре дня на природе и с соблюдением всех атрибутов экзотической жизни. Второй — по книге Стругацких „Трудно быть богом“. В последней — из жизни Древнего Рима принимали участие 150 человек, и это была уже не игра, а моделирование социального поведения, освоение своей конкретной роли. Нечаеву как-то досталось играть купца, Даванкову — консула. Через несколько лет Кожаринов создаст одну из первых частных школ со своей уникальной программой. А пока они отправлялись в летние лагеря и растили таких же вожатых, какими были сами.

Не смотря на юридический уклон своего факультета, Нечаеву всё же удавалось и здесь совмещать казалось бы несовместимое. Кафедра, на которой он защищал свой диплом занималась историей политических учений. А тема дипломной работы называлась „Критика Карлом Марксом анархизма Бакунина“.

Комсомол первым почувствовал, что в наступающем времени главным будет умение зарабатывать деньги. Многочисленные коммерческо-внедренческие центры, МЖК и прочие ростки экономической самостоятельности вырабатывали характер будущего отряда новых руководителей, не боящихся ни рынка, ни централизованного распределения. Не смотря на разные судьбы, Система выработала у них нечто единое — очень здоровые амбиции.

Первым по-настоящему самостоятельным экономическим проектом Алексея стало издание детских книжек. Тогда же впервые к нему пришли крепкие ребята и сказали: „Ну, чё, будешь деньги отдавать или медленно ползти в сторону кладбища?“ Как оказалось потом, прислал их бывший партнёр. У капитала не все стороны приятны, это он усвоил сразу.

— Система меня закалила, помогла выработать характер, стать лидером. Это была хорошая школа.

Кстати, им всё-таки удалось побывать у знаменитого Крапивина (детский писатель), и они ему… не понравились. Слишком амбициозными показались ему москвичи. Они искали применения своим амбициям.

Два года пробовали себя в разных проектах. Потом правительство объявило об инвестиционной программе, и молодые марксисты взялись за создание инвестиционной компании. Этот опыт создания и управления большим финансовым механизмом не прошёл даром. Тогда же учредили свою первую газету. Редактором пришёл работать Александр Самарцев. Именно он стал главным идеологом стиля будущей корпорации.

Когда на Украине началась приватизация, у Нечаева и его товарищей уже было достаточно опыта работы и с акциями приватизированных предприятий. Они поехали в Киев и построили там лучшую инвестиционную компанию. Через два года они возвращаются в Москву на коне и ищут новой возможности приложения сил. Такой возможностью почти случайно стала сетевая компания.

Новый тип производственных отношений, которые подразумевает МЛМ, требовал, кроме хороших организаторских способностей и навыков, некого оригинального, ни на что не похожего продукта. Им стал аквафтем.

Одна из сотрудниц компании пользовалась кремами, разработанными в лаборатории Умара Ахсянова. Когда Нечаев и Даванков всерьёз приступили к разработке бизнес-плана для новой сетевой компании, она как-то привезла несколько баночек кислородной косметики, и этот момент можно считать судьбоносным в истории компании, получившей впоследствии название „Русская Линия“.

Название пришло не сразу — очень хотелось, чтобы в нём присутствовала идея чистоты и здоровья. Но идеи, как известно, витают в воздухе, пришли они в голову и другой косметической компании. Чтобы не было никакой путаницы, слово „чистая“ поменяли на „русская“ и оказались правы. Идея отечественной компании нашла отклик не только во всех уголках России, но и за её пределами. Везде, где люди соскучились по настоящему делу, которым можно было бы по праву гордиться. Президентом корпорации в 30 лет стал Алексей Геннадьевич Нечаев. Первым генеральным директором — двадцатисемилетний Александр Даванков.

Строили сетевую компанию и учились тонкостям сетевого маркетинга одновременно. Когда первопроходцы — Аркадий Стекольщиков, Алексей Покидько, Григорий Зеленский и Алексей Гуров поехали открывать первые три региональных отделения, казалось, что это огромный шаг вперёд. На сегодняшний день (декабрь 1999) фирменных складов, которые выполняют и сервисных центров с полным набором услуг, уже почти полсотни.

Первые распространители кислородной косметики ходили по офисам, электричкам, банкам, как делали это представители зарубежных компаний. Но одновременно искали и свой путь. Сейчас у „Русской Линии“ не только обширнейшая сеть с несколькими тысячами консультантов, но и своя школа маркетинга. С приходом в компанию целой плеяды лидеров корпорация смогла вобрать всё лучшее, что было у других подобных структур и предложить своё видение сетевого бизнеса. Сейчас можно смело говорить о том, что бизнес-план „Русской Линии“ — лучший среди действующих на территории страны. Он гибкий, справедливый и на самом деле поддерживает отечественных предпринимателей. К середине 1999 года компания встала на ноги так прочно, что конкуренты промахи и провалы стали объяснять именно успехами „Русской Линии“.

Я ни разу не слышала, чтобы Нечаев повышал на кого-нибудь голос. И вообще внешне он мало похож на страстного оратора или трибуна. Говорит тихо, с паузами, хорошенько обдумывая свои слова. Но весь вопрос в том, что говорит. Чего стоит его выступление в „Боровом“ на встрече с директорами складов, с которыми компания заключила договор. Тихо, внятно, без лишних слов, но в голосе звучала такая твёрдость, что ни у кого в зале не возникло сомнения в том, что будет так, как сказал Нечаев.

На семинаре в Ростове-на-Дону ему нужно было в очень большой и разноуровневой аудитории объяснить смысл последних шагов фирмы в новом проекте — создании политического движения и ОАО „Карта Отечество“. Многие опасались, не отвлечёт ли эта деятельность наши главные силы от любимой кислородной космерики.

…Он по привычке подбирал слова. Говорил негромко. Но зал слушал с таким вниманием, как будто здесь и сейчас рождалась истина.

— Мы не можем ждать, когда придёт какой-то умный дядя в результате очередных выборов и разберётся с сетевиками по своему усмотрению. Мы должны заявить о своих правах и создавать вокруг себя общественное мнение, политическое и законодательное пространство. Только тогда с нами будут считаться. Что же касается новых проектов, нет, они не отвлекают от моего любимого детища — „Русской Линии“. Наоборот. Сейчас, компания переживает очень интересное и ответственное время. Как когда-то христианство смогло вобрать в себя лучшие традиции других религий и верований, так и мы сейчас должны создать некий сплав всего лучшего, что есть в МЛМ. Нам с выпала такая миссия. Мы должны её выполнить. Мы должны сделать всё, чтобы не краснеть перед нашими детьми. Мы с вами не просто продавцы, мы носители идей нового мира, постиндустриального, в котором историки отводят особую роль именно России…

… В рабочем кабинете президента компании нет ничего лишнего. Обстановка простая и удобная. В уголке на шкафу — образ Александра Невского, великого защитника земли Русской, и его небесного покровителя. Ведь в монашестве князь принял имя Алексий.

Нечаев уверен, что всякий раз, когда чаша терпения русского народа, незлобивого и терпеливого по сути своей, переполняется, сам народ выдвигает из своей среды пассионариев — Невского, Минина, Пожарского. Они спасают от бед и нашествий, которые постигают нашу землю. Такие времена уже настали.»

Александр Семенов

faberlic-usluga.ru

Алексей Нечаев – история Faberlic

9 Эффективных Уроков Покажут Ключ к Вашему Успеху И Помогут Сдвинуть Ваш Успех с 0

Скачать 250 историй успеха в формате Word - Нажмите здесь

Алексей Нечаев родился в 1966 году. В 1988 закончил юридический факультет МГУ. До 1997 г. занимался операциями на фондовом рынке. С 1997 г. - президент ОАО Русская линия, которое с 2001 г. носит название Фаберлик. Является совладельцем и президентом компании Фаберлик. Faberlic является лидером российской косметической индустрии среди компаний сетевого маркетинга. Продажи происходят посредством сети консультантов компании, использующих каталог, который содержит весь ассортимент выпускаемой продукции и выходит раз в месяц. Faberlic является большой отечественной корпорацией с собственным центром, ведущим исследования и разработки в области косметологии. Есть и произвоство, оборудованное новейшими станками и огромная сеть представительств в регионах, более 180. Работают центры обучения, которые возглавляют специалисты самого высокого уровня. Открыты представительства Faberlic в зарубежных странах и на сегодняшний день в рейтинге WBRI компания Faberlic занимает 87 место среди 100 самых больших косметических компаний мира. В 1997 году два выпускника юрфака МГУ Алексей Нечаев и Александр Даванков решили заняться продажей средств по уходу за кожей, но они вряд ли рассчитывали на то, что со временем их детище станет крупнейшей российской компанией многоуровневого маркетинга. Сегодня парфюмерию и косметику под маркой Фаберлик продают 600 000 консультантов не только в России, но и за рубежом. В прошлом году по объему продаж в России компания Фаберлик уже обогнала таких мировых лидеров, как Herbalife или Mary Kay, и всего на треть отставала от лидера отечественной индустрии красоты - концерна Калина.         «Мы с моим партнером Александром Даванковым в середине 80-х участвовали в развитии коммунарского движения. Мы создали отряд из школьников разного возраста, ходили с ними в походы, в том числе парусные, учили ребят истории, психологии, фехтованию. Коммунарские отряды были сродни движению скаутов на Западе.         Нам нравилось общение с людьми, педагогика, чем-то похожим мы хотели заниматься и в бизнесе. В 1997 г. мы заработали деньги на фондовом рынке и стали их вкладывать в создание компании прямых продаж. Наш стартовый капитал составлял тогда около $10 млн. Мы проанализировали работу с несколькими товарными категориями и остановили свой выбор на товарах по уходу за кожей, а потом обратили внимание и на другие сегменты рынка красоты, например на макияж и парфюмерию.

        Сначала мы создали компанию Русская линия. Такой выбор названия был для нас принципиальным: мы хотели показать, что успешным может быть и русский человек, и русский бизнес. Когда бизнес действительно стал успешным и мы решили, что будем заниматься им не год и не два и пойдем в другие страны, стал актуальным поиск слова, которое одинаково хорошо воспринималось в разных странах с разными языками и культурами. Стало понятно, что с Русской линией было невозможно успешно развиваться за рубежом. Мы целый год подбирали подходящее слово и наконец придумали новое слово Faberlic. В нем два корня: лик, который в русском языке значит гораздо больше, чем просто образ, и faber, что в переводе с латыни означает мастер. Хотя для иностранцев слово Faberlic так же ново, как и для русского человека, оно отсылает их к ассоциациям с известной всему миру историей русско-европейского Фаберже.

        Цель Faberlic - стать крупной европейской компанией, потом мы должны превратить ее в крупную глобальную. Очень важно, чтобы лет через 20 продажи нашей компании за рубежом составляли около 80%. Естественно, не за счет сокращения оборотов в России - говорит  Алексей Нечаев. История создания 1997 – основание косметической компании (до 2001г. компания называлась Русская Линия) 1998 – получение патента на Аквафтэм (Aquaftem©) – эмульсию перфторуглеродов для наружного применения в косметике. Старт запуска линии кислородной косметики. 2001 – появление бренда Faberlic, под которым начинают осуществляться продажи всей продукции компании на территории России и СНГ (Украина, Белоруссия. Казахстан, Азербайджан, Страны Балтии). 2002-2003 – начато освоение европейского рынка. Регистрация офиса во Франции и начало продаж в Польше. Старт производства парфюмерии и декоративной косметики 2004 – продажи Faberlic стартуют в Румынии, Венгрии и Германии. 2005 – Сеть консультантов Faberlic превышает 600 тыс. человек. 2006 – Faberlic занимает 87 место в рейтинге ста крупнейших мировых парфюмерно-косметических компаний WWD Beauty Report International . Социальная инициатива Зеленые города fL. Посадили десять тыс. саженцев в 122 городах России, Белоруссии, Молдовы, Украины, Азербайджана, Казахстана и стран Балтии. 2007 – в результате совместной работы лаборатории Faberlic, лидера в области Кислородной косметики, и японской лаборатории Nikko-Chemical, мирового производителя инновационных косметических ингредиентов, открыта новая формула переносчика кислорода – «Двойное дыхание» – Novaftem-O2. Благодаря новому ингредиенту кислород поступает в кожу двойным способом - снаружи (из воздуха) и изнутри (с током крови). Теперь можно уверенно утверждать: мы научились управлять процессом микроциркуляции в коже! В 15 странах представительства, уже более 600 тыс. консультантов, ежегодные продажи более 60 млн. экз. продукции на 250 млн.$ Faberlic сегодня. Faberlic – крупнейшая российская косметическая компания на рынке прямых продаж. В ассортименте продукции Faberlic около 400 наименований, которые представлены во всех категориях косметики: уход за кожей лица и тела, декоративная косметика, парфюмерия, уход за волосами и краски для волос, средства личной гигиены, мужская косметика. В рейтинге ста крупнейших мировых парфюмерно-косметических компаний WWD Beauty Report International компания занимает 87-е место. Faberlic – это: • Более 600 тысяч зарегистрированных консультантов • Собственный центр научных разработок (Лаборатория Faberlic) • Собственное высокотехнологичное производство • Более чем 20 патентов на научные открытия в области косметологии • Представительства в крупнейших регионах России и 17 странах СНГ и Европы • Развитая сеть Сервисных Центров - 180 в Российской Федерации и 80 в странах СНГ

• Сеть обучающих центров, возглавляемых ведущими косметологами и профессионалами сетевого бизнеса

Бесплатный миникурс - 9 Эффективных Уроков Покажут Ключ к Вашему Успеху И Помогут Сдвинуть Ваш Успех с 0

Как победить Страх;

Что такое ОПРЕДЕЛЕННАЯ ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ и как ее найти;

Качества успешного человека;

Как правильно ставить цели;

Формула уверенности в себе;

Как ваши неудачи превратить в ступени к успеху;

Как развить воображение, энтузиазм и веру в себя;

Как сдвинуть свой успех с нулевой отметки;

Как развить ориентацию на результат и поиск решения.

Скачать 250 историй успеха в формате Word - Нажмите здесь

www.release-me.ru

Расходные материалы

Оборудование тоже импортное, как у большинства серьезных компаний. Перфторуглеродную эмульсию, например, можно производить только на специально созданном для этого гомогенизаторе. Мы сейчас как раз собираемся покупать новый: он будет стоить уже на 40% дороже, чем до девальвации. В общем, валютная составляющая в себестоимости нашей косметики сегодня выросла до 80%.

Конечно, мы стараемся обходиться своими силами. Например, перфтордекалин (основной ингредиент для эмульсии) заказываем на Кирово-Чепецком химкомбинате: он и качественнее, и дешевле, чем европейский, почти в три раза. Тубы, флаконы тоже берем в России или в Белоруссии, там они сейчас на 30 копеек дешевле, чем в Польше. Но многие ингредиенты закупать в России невозможно, даже у добросовестных производителей бывает нестабильное качество. Вот недавно был случай — нашли поставщика соли для ванн. Образцы полгода тестировали, на предприятие наши специалисты выезжали — все замечательно. Пришла первая партия на склад; через два месяца замечаем, что соль меняет цвет. Была светло-сиреневая, стала местами желтая, местами серая. Оказалось, что цвет меняется из-за натурального ароматического масла, но каждому покупателю ведь этого не объяснишь. Пришлось всю партию возвращать обратно.

Но по сравнению с западными производителями косметики, у которых 100% расходов на производство в валюте, мы в выигрыше. К тому же мы с самого начала делали ставку на сетевой маркетинг. Продажи через сеть консультантов куда более надежный способ довести товар до конечного потребителя, нежели обычная розница. Кризис 2008 года по сути кризис ритейла. Неслучайно первая волна банкротств накрыла именно розницу. Сети не справляются с погашением кредитов, задерживают платежи, дистрибьюторы разоряются, и это бьет по производителям. Поэтому преимущество на стороне тех, кто выстроил собственные каналы сбыта. Мы основные бенефициары этого кризиса.

Наше главное преимущество — люди, участвующие в бизнесе Faberlic. Мы не просто продаем косметику, но и помогаем согражданам зарабатывать неплохие деньги. Наши директора обучают людей и строят, по сути, свою организацию. У них высокая мотивация — некоторые директора за декабрь заработали по миллиону рублей, контролируя продажи на несколько сотен миллионов. (Статус «директора» в компании на год присваивают консультанту, выполнившему установленный маркетинговым планом «директорский» объем продаж; у него появляется право обучать и мотивировать других консультантов. — Forbes) И мы много вкладываем в дополнительные мотивационные программы для тех, кто показывает лучшие результаты. В октябре, например, для пятисот консультантов была организована поездка в Италию, только что сто человек вернулись из Финляндии, осенью поедем в Японию. Все расходы, естественно, в валюте и сильно выросли.

Но этот кризис дает нам шанс на еще один рывок вперед. Сейчас становится все больше и больше желающих работать и зарабатывать, что позволяет нам увеличить присутствие на рынке. Только этой осенью открылось около трехсот директорских центров — офисов, помогающих консультантам в их бизнесе. Нет у нас и страха потерять покупателя. Наши цены по-прежнему остаются конкурентоспособными.

Существенный плюс отечественных компаний в том, что российский рынок для нас материнский и для принятия какого-либо стратегического решения нам не надо «слать депешу в Париж». Мы держим руку на пульсе и можем очень быстро реагировать на изменение конъюнктуры — нам, например, нужно всего три месяца на запуск нового продукта. Подобная маневренность — большое преимущество перед западными производителями.

www.forbes.ru


Смотрите также