Александр оганезов ресторатор биография


Ресторатор года 2017: Александр Оганезов

Пиджак из хлопка, хлопковая рубашка, футболка из хлопка, брюки из хлопка и эластана, все Boss.

Открывший за сезон аж три ресторана в окрестностях Патриарших, Александр Оганезов сегодня диктует моду московской публике. В его Cutfish, Remy Kitchen Bakery и Gilda обедают и ужинают богемны­е владелицы шоу-румов, красивы­е бездельницы с Гранатного, ­персонажи светской хроники, парламентарии, позевывающие с телевизионных экранов, и герои рейтингов самых ­богатых и влиятельны­х.

И если два года назад мысль о том, чтобы заранее бронировать стол с намерением поужинать сашими и роллами, казалась нам забавной придурью гостей издалека, сегодня мы уяснили: на пятницу лучше во вторник. Ну минимум в ­среду. Оганезов не только вернул нам любовь к японской еде, но и приучил к дисциплине.

Теперь планомерно учит любить хлеб (а хлеб из подовых ­печей Remy Kitchen Bakery любить, оказывается, совсем не сложно) и оживляет многократно похороненный «Павильон» на Патриарших прудах. Как? Запустив совместно с владельцами знаменитого на весь Форте-деи-Марми Gilda итальянский ресторан и поставив орудовать на кухню бывшего гусевского (ресторатор Кирилл Гусев. – Прим. GQ) шеф-повара Массимилиано Монтироли. Дорого, красиво, акцент на продукты: крудо из гребешков, тартар из тунца блюфин и ризотто со спаржей и трюфелем – никакого креатива. Да и какой креатив в итальянском ресторане с видом на главный мутноватый московский пруд?

GQ: Почему итальянский?

АЛЕКСАНДР ОГАНЕЗОВ: Подходит.

Ставим еще и на ностальгию по временам успеха сети Mi Piace. Вообще ответы на все вопросы у Оганезова простые.

Почему Gilda не с Гленом Баллисом?

Глен сам говорит: не понимает итальянскую кухню.

Почему не шашлычная?

Об открытии «Чайхоны» на месте «Павильона» ходили упорные слухи, и немудрено – учитывая состав партнеров, в числе которых и известный чайхонист Тимур Ланской.

Не поняли бы.

И впрямь: что может быть понятнее итальянского ресторана?

Откуда берутся идеи?

Смотрю, чего не хватает конкретно мне. Так было с Cutfish – хотелось не слишком дорогого и не дешевого японского ресторана, в Америке таких много. У нас не было. Так и с Remy – хотелось совместить булочную-пекарню, в которой можно взять выпечку домой, и ресторан с несложной, вкусной едой. Пока еще докручиваем, доводим до ума. Скоро появятся новые блюда: японские омлеты, все такое.

Как следить за качеством?

Я потребитель своих ресторанов. Каждый день хожу, проверяю все блюда. Смотрю, как встречают гостей, не слишком ли наглые лица у официантов. Как свет настроен. Отмечаю, что хорошо, что надо поменять. Я не могу просто открыть ресторан и уехать в какой-нибудь Лондон. Это моя работа, моя жизнь. А как иначе?

Дизайн?

Remy мы делали с сестрами Сундуковыми. Шесть проектов, кажется, они мне отрисовали, прежде чем мы утвердили вот этот. Отчасти поэтому ресторан открывался так долго. Я влезаю во все: выбор света, плитки, стульев – согласовываю каждую деталь.

На подкол относительно винных карт – не слишком, в отличие от остальных составляющих оганезовских заведений, выверенных – Оганезов отвечает с той же простотой.

Знаю. В этом вопросе я просто не такой прокачанный потребитель. Пока. Слушаю гостей, стараюсь что-то менять.

Делай нормально – будет нормально, одним словом. Наверное­, в этом и есть секрет успеха Оганезова. А еще – в отлично­й команде, в которой и бренд-шеф большей части его проектов Глен Баллис, и байер ЦУМа Наташа Гольденбер­г, муза и мать детей Оганезова. Именно к ней за столик подсаживается модная Москва образца второй половин­ы 2010-х. Как тусовалась модная Москва образца начал­а 2000-х в оганезовском клубе Jet Set. Как ходила Москва в Mi Piace, «Чайхону», Double Dutch чуть позднее. И как сегодня не забывае­т заскочить в Zupperia и Glenuill на Садовом кольц­е. Лица модной Москвы меняются, ­Оганезов – остается.

И пока о месячных выручках Cutfish слагают легенды, бывший владелец клубов, а ныне «Ресторатор года» по версии GQ строит новые планы: выйти с насиженных за полтора года Патриков и открыть второй Cutfish на Кузнецком Мосту.

А еще он замыслил китайский проект. Будем ждать, Александр Александрович.

Этот и другие материалы про победителей премии «GQ Человек года» 2017 вы сможете найти в октябрьском номере GQ, который поступит в продажу в этот четверг, 14 сентября. Также в App Store и Google Play скоро будут доступны цифровые версии номера.

Если вы хотите первыми читать самые интересные статьи, подпишитесь на нашу рассылку.

Фото: Данил Головкин

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

www.gq.ru

Наталья Гольденберг: «Для Москвы я дива, но это не мировой уровень»

ГероиЖизнелюбивая модница вернулась из Лос-Анджелеса с новорожденной дочкой и зрелым проектом для ЦУМа.

Наталья Гольденберг с дочерью Женей

«Кормлю ли я Женю грудью? Нет. Я так настрадалась в первый раз, с Мишей, что решила: пусть лучше буду веселой некормящей мамой, чем плаксивой кормящей. Так и говорила всем в Америке: «Don't judge me». А они глаза закатывают». Ответы у Наташи Гольденберг рождаются раньше, чем она успевает сообразить, чего ждет от нее политкорректное, помешавшееся на грудном вскармливании общество: ему ведь только подкинь дровишек, ляпни что-нибудь про смеси, дорогую няньку или про то, как качала после родов пресс — сразу засудят до желтой карточки. Наташа же не пытается угодить и нашим и вашим, отвечает честно, как есть, и поэтому разговаривать с ней одно удовольствие.

Удовольствие тем большее, что Наташа Гольденберг — образцовая мама. По крайней мере, образца XXI века. Это когда дети не вычеркивают маму из жизни до такой степени, что подружки и светский фотограф Витя Бойко забывают, как она выглядит. И когда карьеристка мама не забывает, как выглядит чадо, перепоручив его дорогостоящей бонне с дипломом Nortland College. Это когда дети, работа, подружки и прочие удовольствия существуют в невероятно витальном коктейле, когда малыш органично вплетен в мамино расписание, разделяя с ней такие ответственные дела, как закупки в нью-йоркском шоу-руме Marc Jacobs, укладка у Оли Рубец и поздний завтрак в «Кофемании». При этом у мамы остается право в субботу вечером зажечь: никаких угрызений совести.

Cмешной кудрявой Мише — два года, ее сестра с тоже амбивалентным именем Женя родилась в Лос-Анджелесе, и весь этот шумный табор — Наташа, ее длинноволосая красавица мама, две дочки в модных колясках «Бугабу», «парень» Саша (ресторатор Александр Оганезов) и няня Жени Дезри только вчера перебрались из Америки в Соединенное Королевство. Здесь они пробудут месяц, потом назад, в Москву. Для интервью мы встречаемся в баре отеля Carinthia. За окном типичный London in the Rain, но Наташа выскакивает из кеба «на стиле» — вязаный свитер и юбка Michael Kors, молочный тренч Comme des Garçons, черная винтажная Kelly, голые ноги, носки и лимитированные лоферы The Row, которые она чудом отвоевала после показа.

«Я так рада встрече с тобой, белым человеком, — смеется Наташа. — Одурела от этого элэй-стайла. Слава богу, в Лондоне не ходят каждый день в шлепанцах».

Как и новорожденная Женя, старшая пухленькая Миша, самый трогательный персонаж Наташиного Instagram, тоже обладательница звездно-полосатого паспорта. «Когда я первый раз собиралась на роды в Штаты, Даша (Даша Жукова, подруга Наташи. — Прим. Tatler) поделилась паролями и явками, но в целом Лос-Анджелес — удивительный город, — объясняет Наташа. — Сюда можно приехать без единой зацепки и уже через три дня иметь в записной книжке всех правильных людей. Например, у косметолога я встретила классную тетку, которая рассказала, что своих пятерых рожала у доктора Каца. Я подумала, что человеку с такой фамилией можно доверять».

На тридцать шестой неделе Гольденберг еще вовсю закупала в Нью-Йорке коллекции для ЦУМа, и Наташина мама недоумевала, почему здесь же и не родить, ведь на Манхэттене тоже немало врачей с надежными еврейскими фамилиями, если вы понимаете, о чем я. Но Наташа рванула в Голливуд, к обаявшему ее Кацу. И с шутками-прибаутками родила.

Наталья Гольденберг с дочерьми Женей (на руках) и Мишей в своей квартире в Москве

Молодой отец — брутальный небритый Саша, совладелец Honest, Uilliam's, Zupperia и прочих модных общепитов, — на первый взгляд должен был в ужасе бежать от эпидурально-анестезийной тематики. Но, удивительное дело, присутствовал при родах. «Мы смотрели «Друзей», смеялись, Саша играл на телефоне, гонял за кофе в «Старбакс» и постоянно спрашивал, когда все случится. Мы планировали, что в «тот самый» момент он уйдет, но когда момент наступил, я велела сидеть в углу и не двигаться. Нет, мы не держались за руки, он не шептал кинематографическое: «Любимая, держись», но для него оказалось невероятным кайфом перерезать пуповину и услышать первый крик ребенка».

Кайф не смазал даже рачительный доктор Кац с традиционной шуткой про то, что теперь отец обязан сделать push present, как принято у еврейских девушек. Подарок к рождению наследницы в процессе обсуждения, но едва ли это будет камень каратностью в Женин вес — к бриллиантам Гольденберг до обидного равнодушна, лучше достань ей дефицитное пальто Prada.

В два часа ночи Наташа родила, а в семь вечера следующего дня Миша навестила маму и сказала: «Пошли домой». Проповедница street style с паствой в сто тридцать тысяч фолловеров покорно надела серые кашемировые брюки, свитер и пошла.

Как часто случается у мам XXI века, рождение дочери совпало с карьерным взлетом — компания Mercury назначила Наташу ответственной за просторный «концепт» Nata4tsum на четвертом, «демократичном» этаже универмага.

Первое, что Наташа в свойственной ей честной манере объявила Леониду Фридлянду, придя устраиваться на работу: «Я совершенно неработоспособна. Меня нельзя никуда брать». Мудрый господин Фридлянд стойко воспринял приступ девичьего самобичевания и успокоил, что в офис ходить не надо — встречаться можно в кафе, а отчеты присылать по почте. Зато Наташа должна ездить на Недели моды и закупать коллекции для нуждающегося в отнюдь не косметическом ремонте «молодого» этажа. «Леонид спросил, считаю ли я ЦУМ модным. Я честно ответила, что у универмага есть прекрасные эксклюзивные марки вроде Celine и Marni, и они — да — модные. Но не хватает крутых брендов, которые только появились. Их и нужно срочно покупать. Зачем ждать, пока Rosie Assoulin будут носить везде?»

Потом Гольденберг забеременела, но и это не сломило железобетонную волю руководства Mercury. В результате с огромным животом и крошечной Мишей под мышкой Наташа до десяти вечера «в абсолютном кайфе» торчала в шоу-румах Altuzarra, Prabal Gurung, Marc Jacobs, Zac Posen, Delpozo... Беззастенчиво тратила вверенный бюджет с шестью нулями.

«Помню, я рассказала моему парню, сколько мне разрешили спустить. Понимаешь, дома я продолжаю быть эдаким отстойным ребенком — мы ведь познакомились, когда мне было восемнадцать, и Саша до сих пор надо мной посмеивается. А тут — такой размах. Саша пошутил: «Бедный Леонид, он не знает, как ты умеешь тратить чужие деньги». Но веришь, погрузившись во все это с головой, я поняла, насколько же это мое. Я схожу с ума от этого процесса».

Наталья Гольденберг с дочерью Мишей в ЦУМе

Собственно, семь лет назад Наташа уже служила рядовым байером в ЦУМе и не понаслышке знала про размерную сетку и далеко не такие безразмерные, как принято думать, кошельки русских клиентов. Только ставки в самостоятельной игре выше – права на ошибку нет. «Я каждый понедельник внимательно просматриваю отчеты. Помню каждую вещь, и мне страсть как интересно, купили ли ту самую бордовую юбку Rochas, которую я долго не решалась заказать. Недавно друг-байер написал, что за бешеную цену продали зелено-бордовую шубу Marni. Мне казалось, что эта шуба — самая красивая вещь с показа, а он, профи с большим стажем и высокими показателями, возражал, что русские такое не покупают. И вот пишет мне sms: «Какая-то Стелла купила твою шубу». Я спрашиваю: «Аминова?» Оказалось, нет.

«Кого ты представляешь, делая закупки? Себя?» — «Все примерить на себя невозможно. Покупательниц я делю на категории. Есть, например, Маша и Стелла Аминовы в длинных юбках и ботинках — их стиль близок моему. Есть длинноногая Лена Перминова в перьях, шляпах и Giambattista Valli. Есть Надя Оболенцева в кашемировых легинсах по утрам и кутюре «Дольче» вечером. Есть, наконец, неизменно блистательная блондинка Оксана Максимова. И когда я покупаю за пять тысяч евро расшитую в пух и прах юбку Mary Katrantzou, которую сама никогда в жизни не надену, думаю именно про нее».

Я делюсь новостями из Милана, который Наташа по уважительной причине пропустила, рассказываю, что в моде скромность, переодеваться шесть раз в день — моветон, и байеры снова превратились в дорогую однородную массу в черном кашемире. Наташа делает круглые глаза: «Правда?» В Лос-Анджелесе она совсем выпала из жизни. «Впрочем, я никогда и не переодевалась, у меня же не десять показов, как у вас. Один утром, потом с Мишей в парк, после — да — могу переодеться. Но я никогда не беру одежду в шоу-румах — я не этого вашего типа «ноги от ушей», мне все надо замиксовать, чтобы нормально сидело. Поэтому и нет обязаловки засветить платье Chloe, а то обидятся». Не менее прямолинейно Наташа отвечает на актуальный вопрос про монетизацию фолловеров, который так настойчиво решает бывшая лучшая подруга — Мирослава.

Наталья Гольденберг на Неделе моды в Париже (2013)

«Я не прикладываю сверхусилий, ничего, как сейчас говорят, не «хостю». Сегодня мой фан — дети. Знаешь, мне классно с тремя подружками и двумя геями, и иногда я могу сказать маме: «Подваливай, я иду гулять с ними». Но ради пафосного ужина лететь в Нью-Йорк я точно не готова. Может, этот ужин и принес бы мне славу. Street style всех нас сделал кем-то. Когда бы еще американский Vogue разместил мою фотографию с подписью «Наташа Гольденберг в пижаме Prada»? Но фан дороже славы. Не скрою: мне ее хочется, и мама утирает слезы, видя меня на страницах американской «библии моды»: был такой серенький ребенок — и вдруг им кто-то восхищается. Однако я отдаю себе отчет в том, что для Москвы и Московской области я дива, но на мировом уровне — никто».

«Тебя часто ругают в Instagram?» — «Бывает. «Сошла с ума. Ужасно нарядилась. Сделала нос». Я удаляю только спам, остальное — нет. Саша говорит: «Блокируй». Но все это такая фигня». «Ты ведь не общаешься с подписчиками». — «Моя мама, советский человек, спрашивает: «Почему ты не ответила на комментарий Маши Ивановой, мол, милая Маша, спасибо, что меня похвалили?» Объясняю: «Я не сахарная вата. Я не готова ответить на каждый вопрос: «Что за кофта?» или «Посоветуйте магазины в Милане и Париже». Я не ангел, поэтому у меня и нет полумиллиона фолловеров, как у Лены Перминовой, которая переводит тексты на английский и всерьез ведет диалоги с читателями: «Любимые мои, в каком платье мне лучше»? Поэтому и подруг у меня мало. Зато я честная».

Пресловутая честность год назад наделала изрядного шуму на страницах журнала SNC. Наташа, отправляясь давать интервью Ксении Собчак на безобидную тему моды, неожиданно разоткровенничалась про парня. И вышло, что она знает про Сашины измены, но все это ерунда, потому что одно дело страсть, а другое — любовь, и что по прошествии времени они с Сашей смеются над «этими дурами».

«Не жалеешь, что такая честная?» — «Да нет. Я не тот человек, что будет на голубом глазу вещать, как всю жизнь собирала винтаж, и мама собирала, и первое платье Oscar de la Renta одолжила у мамы. Ни у кого из наших мам, даже самых обеспеченных, не было «Оскара», это просто смешно. Если подумать, кому я могла сделать больно этим интервью... Только маме. Но она у меня очень демократичная, все про меня знает. И у нас с ней один на двоих инстаграм: я ей строго указала никого не лайкать, не комментировать и тем более не создавать собственный профайл. Не понимаю женщин, которые заводят инстаграм с десятью лайками, и десять подруг их комментируют. Мама в курсе всего, но когда Ксюша выложила фото этого «сенсационного» кусочка, заходила туда пять раз в день и читала отклики. А было их, как ты догадываешься, очень много. Мама спрашивала: «Что ты там наговорила, почему они такое пишут?» Я объясняла, что у Собчак миллион фолловеров. Мы не на Бронной, где люди видят нас с Сашей, держащихся за руки. На самом деле слова, вынесенные на обложку, Ксюша вырвала из контекста — не все так плохо, не то чтобы надо мной издеваются, а я страдаю. Саше звонили друзья, недоумевали, зачем я дала это интервью, а он отвечал, что наоборот — я его распиарила».

Наталья Гольденберг с дочерью Мишей в Лос-Анджелесе (2014)

Ей бы с подобным рвением пиарить собственный бренд Tzipporah, который весьма неплох, но выпускает коллекции стихийно, по вдохновению, а не по расписанию. Или продвинутый британский журнал System, где Наташа, оказывается, — полуинвестор и даже, страшно сказать, editor-in-large. «Это слишком умный журнал, снимает с Юргеном Теллером, без фотошопа. Я сама больше про вашу глянцевую картинку, где героини сидят на фотогеничном белом диване и пьют чай. Так вот я с редакцией все время «на скайпе», делюсь какими-то идеями, вкладываю деньги, в конце концов. Но я не буду тебе рассказывать, что летаю туда на редколлегии. Мой фан — семья. Все остальное делаю легко и без усилий».

Она всю жизнь, как правильная еврейская девочка, была уверена, что сначала должен быть мужчина, а потом дети. Ей всегда было жалко женщин, у которых есть дети, но нет мужчины. И конечно же, она пользовалась фразами вроде «Он ее бросил с тремя детьми».

«Знаешь, теперь я поняла, что «он ее бросил с тремя детьми» — гораздо лучше, чем «он ее бросил вообще без детей». Для меня дети сейчас такой кайф, честное слово. Я не буду рассказывать, что мы с Мишей сидим и учим, где синий цвет, а где красный, и это очень весело. Конечно, нет. Мы проводим время как взрослые люди, а различать цвета она научится в саду. У Миши нет няни, она ходит со мной туда, где ей не очень рады, зато умеет себя прилично вести. Она со всеми дружна и очень, как сейчас выражаются, social. Говорит: «Дай губы покрашу, как Леша (визажист Алексей Молчанов — Наташин друг). Давай кофе попьем, как с Аней (Анна Пчелкина — издатель Tatler). Мне с ней интересно. Я вообще не понимаю, чем занимаются женщины без детей, если, конечно, у них нет суперкарьеры. Если мужчина бросил, при этом что-то оставив, можно тусоваться и без него». Но лучше — с ним. Саша, готовьте push present.

www.tatler.ru

Александр Оганезов: «В ресторане 100% выгоднее есть, чем дома» – Афиша-Рестораны

  • — Как вы смотрите на то, что московские рестораны с каждым годом все больше разворачиваются в сторону просто денег? Без красоты и тому подобных лишних подробностей?

  • — Ну я никогда не был против денег. Мое мнение, что ресторан всегда должен быть про деньги, потому что это в первую очередь бизнес, а уж потом все остальное. Наоборот, странно слышать про какие-то рестораны, топовые в масштабах всего мира даже, мишленовские, которые работают годами, и мне говорят, что они убыточные. Я не понимаю, для чего это. У меня всегда все строится на балансе — еда, дизайн, сервис, все. Дизайн должен быть, да, но не ради себя самого, и сервис должен быть нормальным, не навязчивым, свободным, ну и еда. Не буду говорить, что у меня всегда это получается, и это нормально для работы, но я совершенно точно пытаюсь.

  • — Скажите, а как вы относитесь к неудачам? Их много вообще у вас было?

  • — О, очень много. Для меня ресторанный бизнес простая очень штука. Есть проект, мы его сделали, а дальше уж как получится. Пошел — не пошел, удача — неудача, неважно, главное не останавливаться. Как говорится, камень надо толкать.

  • — Когда вы понимаете, что ресторан удался? Сколько времени ждете?

  • — Бывало, что по девять месяцев ждали. Даже до года. И это зависит от формата, конечно. Если заведение задумывается как супермодное, оно должно выстрелить сразу. А если недорогое место, уютное, можно и год. У нас было такое, когда год дела шли в минус, а потом ресторан выстреливал и затем хорошо работал. Просто люди не сразу начинают доверять, я так понимаю. Нужно время, чтобы какое-то доверие накопилось.

  • Remy Kitchen Bakery

  • — Когда вы открыли первый ресторан? И что это было?

  • — Он назывался «Музей», на Тверской. Это был, кажется, 1999-й год. Очень модный по тем временам был, весь из стекла такой. В пятницу было не попасть.

  • — Вы почти всегда выступаете в коллаборации с кем-то. Это принцип?

  • — Нет, принципа нет никакого. Бизнес — это же очень прозрачная и честная вещь на самом деле. Если я вижу, что люди могут мне помочь или я могу людям помочь, — почему нет? Лучше вместе заработать, чем одному попасть. Поэтому я работаю и с поварами, и со всеми вообще, у кого есть что-то интересное хоть в каком плане. Хотя поваров у нас уже своих много классных.

  • — Кем гордитесь особенно?

  • — Да много. Руслан Поляков в Remy, Андрей Четвертнов в Glenuill. Григорий Чунихин, который работает в Cutfish; я считаю, что он будущая звезда. Он готовит сумасшедшую еду, и все его дегустации это прямо счастье. Мы сейчас будем ставить его на другие проекты, он может много чего.

  • — Расскажите тогда уж и про эти новые проекты.

  • — Да, сейчас мы строим еще один Remy, в «Депо», и там будет весь производственный цикл открытый. Чтобы люди видели, как пекут хлеб, как делают десерты, как работают коптильни. Мне очень нравится такая модель — чтобы свободно все увидеть, все понюхать и все купить. То есть чем больше точек доступа, тем лучше. В «Сити» строится проект большой, еще один Cutfish мы открываем на Белой площади, еще вот эта бургерная на Большой Дмитровке.

  • — На Большой Дмитровке — это рядом с «Воронежем»?

  • — Да, там. Мы хотим сделать немного иначе там все. Ну то есть не то что будут какие-то принципиально иные бургеры; бургер он и есть бургер, от него никуда не денешься. Они будут немножко дороже, но во французском таком духе — чтобы это было красиво, чтобы это было изящно. Не американа со своими трубами надоевшими, а элегантный такой ресторан. Шеф там будет Руслан Поляков. И много-много интересной еды помимо бургеров. Например, в картошку фри будут заливать соусы разные, и болоньезе, и сырные, и мексиканские. И жарить будут не только картофель, но и цукини, и батат, и так далее. Мне меню очень нравится. Вот-вот откроется. Но очень сильно боимся, что получится дорого.

  • Руслан Поляков — шеф-повар Remy Kitchen Bakery и новоиспеченного Remy Burger

  • — Ну сколько будет стоить бургер примерно?

  • — Самый дешевый — примерно 350 рублей, но он один такой, самый простой. Остальные дороже. Например, бургер с трюфелем, как в Remy, бургер с выдержанным мясом, крабовый, из гребешка, такие вот. Очень дешево никак не получится. Хотя за бургером с трюфелем в Remy едут с другого края Москвы, и цена не смущает особо. Мы, кстати, сами не ожидали, что он так понравится. Сначала же это был обычный бургер, просто чтоб был в меню, и его первые два дня никто не брал. И я говорю, давайте сыпанем туда побольше трюфеля. И все, он начал разлетаться.

  • Бургер с трюфелем из Remy Kitchen Bakery

  • — Кстати, про Remy. Ему больше года уже, а когда заходишь, такое ощущение, что ресторан новый. Вот как вы так делаете?

  • — Вот честно, даже не пытались что-то делать специально. Но вообще я рад, что рестораны в Москве стали жить подольше. Мы даже когда первый Cutfish открывали, думали — ну пару лет максимум. А уже сколько он на плаву?

  • — В мае 16-го открылся.

  • — Вот, и не вянет.

  • Первый Cutfish в Большом Козихинском переулке

  • — А какой у вас самый долгоживущий ресторан вообще?

  • — Слушайте, ну у нас же с Тимуром Ланским есть «Чайхона №1», и ей уже сколько лет-то. И проект работает достаточно неплохо. Если рассматривать это как бизнес, то это очень хороший бизнес, семейный такой ресторан в полном смысле слова. У меня есть друзья, которых даже и представить в «Чайхоне №1» сложно, страшно богатые люди, и они мне иногда звонят и просят помочь забронировать. В Жуковке есть у нас одна «Чайхона», вот там в субботу битком, и они хотят там поужинать.

  • Та самая неувядающая «Чайхона №1 Тимура Ланского» в Жуковке

  • — Смотрите, вот с вашими ресторанами все нормально, народу полно, чеки высокие. Но медиа обращает на них внимание не так уж часто. Что думаете по этому поводу?

  • — Ну я не считаю, что о нас как-то прям мало пишут. Хотя нам много и не нужно. Понимаете, тут в чем дело, я никогда не был медийным человеком и всегда старался избегать этого. Я смотрел, например, на братьев Березуцких, которые взлетели на невероятную высоту с Twins на Малой Бронной, помните, и как потом Twins закрылся. Чем выше ты взлетаешь, тем больнее падать, если вдруг что. Не хочу так. И все равно самое главное — это гости. Если они ходят к нам, все хорошо. Тем более что соцсети сейчас явно лучше работают, чем медиа. Вот инстаграм наш я каждый день проверяю. А журналисты — ну они работают, да. Мы что-то открыли — вы написали, спасибо большое. Хотя мне странно бывает, когда приходит человек и пишет потом: ну все ужасно, все, воздух ужасный, стены ужасные, свет ужасный, а еда говно. Понимаю, когда говорят: мясо было не очень, вот это и это не так. Ну и бывают места вообще позорище, но когда ресторан сделан нормально, ну точно не зашквар какой-то адский — и вот что? Понятно, что может где-то оказаться провал по качеству, и это можно обсуждать, но мы же не делаем прям вот ужас, никогда не делаем. Я сам ем в своих ресторанах, ем в ресторанах по всему миру и приблизительно представляю, какая еда должна быть. Не знаю, может, у человека было плохое настроение в этот день.

  • — Вы вообще хотите, чтобы ваши заведения попадали в рейтинги? В сотню лучших, например?

  • — Нет, я не понимаю вообще эти все сотни лучших. Я читаю список и знаю, что есть еще несколько сотен других ресторанов, которые лучше, чем вся эта сотня. Нет, это не мое, эти сотни-шмотни. В Лос-Анджелесе есть ресторан Gjelina, молодой парень открыл, повар, ни в какие рейтинги не входит, и туда стоит очередь. Очередь! Просто чтобы сесть, и люди вроде Jay Z стоят в этой очереди. Еда там невероятная совершенно. А вы говорите, рейтинги.

  • — Все сейчас только и говорят, что про «Депо», потому что никому ничего не понятно. Вам не страшно там открываться?

  • — Страшно, очень страшно, конечно. Там жуткое количество ресторанов, огромных, и это не говоря о фуд-корте. Все рестораторы практически там участвуют, и у всех рестораны на 200, 300, 400 посадок. То есть в день там должны проходить, не знаю, ну десятки тысяч человек, чтобы это работало. Страшное дело. Но должен сказать, что это движение набирает силу, еще штук пять таких фуд-кортов с ресторанами должно открыться в среднесрочной и даже более близкой перспективе. Тут главное, чтобы эти гигантские проекты сами себя не сожрали.

  • — Но рынок растет? Больше людей стали ходить в рестораны, как вы считаете?

  • — Да, растет и меняется. Когда мы раньше открывали ресторан, то рассчитывали строго на ужин. Про обед вообще не думали — ну придут два человека. И уж точно я не думал, что люди будут ходить на завтрак. А сейчас у нас бывает, что на завтрак нет мест, надо резервировать стол. Я вообще считаю, что в ресторане сто процентов выгоднее есть, чем дома, с учетом процента отхода, потраченного времени и всего остального. Тем более что сейчас уже есть места на любой вкус и любой практически доход. Иногда даже смотришь на цены и не понимаешь, как они за эти деньги кормят людей. Бургер за сто рублей — как это? То есть рестораторы ужимаются как могут. И кстати, насчет наших бургеров на Большой Дмитровке я переживаю все-таки очень сильно, улица очень недорогая.

  • Александр Оганезов

  • — Как вы вообще относитесь к конкуренции? Все же сейчас норовят открыться в рамках кластера, чтобы еще несколько заведений было дверь в дверь.

  • — Нет, это я не люблю. Рядом десять ресторанов — мне не нравится, надо хоть какое-то расстояние. Потому что не работает ни один, ты уничтожаешь и соседа, и себя. Лучше подальше. Хотя вот на Патриках да, как ни старайся, обязательно кто-то рядом есть. Но там мы тоже собираемся открываться, сразу два или три ресторана, и один из них мексиканский обязательно. Прямо мечтаю открыть мексиканский ресторан.

  • — Только о мексиканском мечтаете?

  • — По-моему, вообще все такое, ну подчеркнуто вкусное, все имеет потенциал в Москве. Перу, Китай хороший, разная Азия, этого же мало до сих пор. Китайских мест нормальных сколько в городе? Мы с женой ходим в ресторан в гостинице «Международная», ему тридцать лет. Классический, даже советский ресторан. Я водил туда американских своих друзей, так они чуть с ума не сошли, так вкусно им было. Вот с ребятами из этого ресторана хочу сделать проект, очень хочу. Мексиканская еда в Москве представлена только на уровне стритфуда, а там же дикое количество всего помимо этого. Перуанская кухня для меня — вообще топ абсолютный, но ее не делает никто как следует. Тот же Chicha начал ее делать, а потом перестроился в какую-то практически «японку», не удержался. Он же был битком забит первое время, не попадешь. Если сделать как следует, уверен, пойдет. Но только перуанский в чистом виде, не японский с перуанскими пряностями.

  • — У русской кухни видите какой-то международный потенциал?

  • — Думаю, она вкусна только для нас — и для иностранцев, которые приезжают в Россию. За границей это или ресторан для русских эмигрантов, или закрывается. «Мари Ванна» в Лос-Анджелесе проработала сколько? год? Не надо это там.

  • — Вы тоже открывали ресторан в США. Как это было?

  • — Да, Church Key. Это был кошмар. Какие-то амбиции у меня были, сейчас понятно уже, что довольно бессмысленные, — открыть ресторан в Америке. Долго я его строил, в Лос-Анджелесе, на Венис-бич. У меня был американский партнер, который покинул проект прямо накануне открытия; я остался без оперативного управления. И по наивности своей выбрал вариант с «Гинзой», самый выгодный. И они не справились. А жалко, очень хороший был проект. Хотя он до сих пор работает, кстати. Странная была с ним история, мне звонили люди, просили посадить, каждый день битком, — но при этом не было прибыли вообще. Я продал свою долю, с сильным убытком, но что теперь вспоминать.

  • — Там были какие-то конкретные ошибки?

  • — Ошибка была в том, что приняли обычную схему «Гинзы» — очень много персонала, очень много людей на всех позициях, по американским ценам причем, с американскими зарплатами. Выгнали моего шефа. Устроили такой Лас-Вегас, шоу, все дела, для приезжих ребят. Моя схема другая, мои рестораны всегда начинаются с малого. Мало официантов, небольшой бюджет. Если надо будет, добавим денег, наймем еще людей. Я вообще всегда смотрю на проект пессимиcтически, всегда жду, что все будет плохо, — но не настолько же. Плюс строительство обошлось в два раза дороже, чем планировалось. Я взял уже построенный ресторан, с довольно свежей кухней, думал — о, сэкономим. Куда там. Приходит инспектор — меняйте двери, расширяйте проемы. Приходит второй — у нас новый норматив, опускайте раковины. И так далее. По-моему, они специально время от времени принимают новые нормативы. И я не понимаю, почему так много надо оставлять на чай, двадцать процентов. То есть это больше, чем получают хозяева. Рентабельность американского ресторана обычно 10–15%, а официанты получают 20% с оборота — как такое может быть? Я так и не понял.

  • — Остались какие-то амбиции сейчас?

  • — Да нет никаких амбиций. Мне не надо быть Аркадием Новиковым или еще кем-то. Пусть будет десять ресторанов, но они мои, такие, как я хочу и как умею. Я — это я, и мне этого достаточно.

  • Фотографии: Koldunova+Klyosov (Оганезов), Рената Гарипова (Cutfish)

  • Читайте также:

  • «Скажи-ка, брат, чего добился ты?»: интервью с Ириной Тиусониной, которая придумала премию Where to Eat

  • Анатолий Комм: «Обожаю, когда у меня п****т»

  • Анатолий Казаков, Selfie: «Люди уже не хотят удивляться, они просто хотят есть»

  • Владимир Бородин, Burger & Lobster: «Если кто-то скажет вам, что в Нью-Йорке намазано, — забудьте»

  • El copitas, один из лучших баров мира: «Команда стала круче, гости — счастливее»

  • Эсбен Холмбё Банг: «Нам в Норвегии вообще насрать на тренды»

  • Альберт Адриа: «В пиццерии люди хотят пиццу — если ты этого не понимаешь, у тебя проблемы»

  • «Барменам по барабану, сколько журналов вышло с моим лицом»: Bartender Brothers о состоянии барной индустрии в России

  • Денис Иванов: «Пережив эпоху фуа-гра, люди стали стремиться к простым продуктам»

  • Игорь Гришечкин, «Кококо»: «Под нас высаживают целый огород»

  • * Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в нашем Instagram и на странице в Facebook. Подписывайтесь!

www.afisha.ru

Что было раньше, ресторан или ресторатор?

Один из самых известных рестораторов Москвы. Свой первый ресторан под названием «Сирена» Аркадий Новиков открыл в 1992 году. Также в 90-х прославился в качестве владельца трактира «Елки-Палки». Позднее открыл ресторан «Бисквит» и организовал своё личное фермерское хозяйство, откуда и начал поставлять овощи для своих ресторанов. С 2005 года Аркадий начал заниматься продвижением своего бренда Novikov и сейчас на его счету уже более 30 реализованных ресторанных проектов. Например: «Страна, которой нет», «Bolshoi», «Chips», «NOFAR», «Vogue cafe», «VODный» и другие. Московский ресторатор, создатель дома Maison Dellos, в который входят рестораны «Кафе Пушкинъ», «Турандот», «Шинок», «Бочка», «Манон», сеть «Му-Му», «Каста Дива», «Оранж 3», Café Pouchkine в Париже, Betony и Manon в Нью-Йорке. Андрей разносторонний человек и перед созданием ресторанного бизнеса он освоил профессии строителя, художника и реставратора. В 1993 совместно с Антоном Табаковым открыл клуб Пилот и Сохо. В 1995 году открыл первые рестораны — Le Duс (сейчас Манон) и Шинок. В 1999 году открыл «Кафе Пушкинъ», к юбилею поэта, позже при нем открылась кондитерская. В 2005 году, недалеко от «Кафе Пушкинъ» открылся новый ресторан «Турандот». Оба элитных ресторана отличаются особой атмосферой, благодаря которой они и известны.

Ресторатор, основатель и владелец ресторанного холдинга White Rabbit Family, сооснователь Российского международного гастрономического фестиваля IKRA. В ресторанный бизнес Борис пришёл в 2002 году, тогда и открыл свой первый ресторан «Пуазон». Позже совместно с партнерами открыл ресторан White Rabbit. В 2010 году был основан холдинг White Rabbit Family, который за несколько лет открыли рестораны в Москве, Астане, Сочи и Дубае. К 2015 году ресторан Зарькова White rabbit занял 23-е место в мировом рейтинге лучших ресторанов мира The World’s 50 Best Restaurants, а также был отмечен как «Лучший дебют года». Сейчас в топ-100 лучших ресторанов мира входит уже два проекта WRF: White Rabbit (15-ое место) и Selfie (70-ое). Также в холдинг входят такие рестораны как: «Горыныч», «Mushrooms», «Zodiac», «Tehnikum» и другие.

Начинал с ученика повара, позже стал поваром ресторана «Будапешт», заместителем директора кафе «Аист» и директором кафе «Гамбургер». Совместно с Романом Рожниковским открыл свой первый ресторан — «Ностальжи», где руководит собственной школой вин и высокой гастрономии ресторана. Вторым проектом бизнесмена стало летнее заведение «Шатер», которое было открыто на Чистых Прудах. После этого появилось еще два заведения — «Репортер» и «Бухаров cafe-premium». С 2008-го руководит комбинатом питания «Кремлевский». С 1997 года является Президентом Московской гильдии рестораторов и Национального отборочного тура России на конкурс «Золотой Бокюз».

Александр Оганезов

Опытный ресторатор, который точно предсказывает тенденции. Тот самый человек, диктующий моду московской публике, не зря у него целых три ресторана в окрестностях Патриарших прудов. Александр бизнес партнер по нескольким проектам с шеф-поваром Гленом Баллисом. Их совместные проекты, вместе с Уильямом Ламберти: Glenuill, Honest и Zupperia.

К его ресторанам относятся «Cutfish» с паназиатской кухней, «Remy Kitchen bakery» с авторской кухней и «Remy Burger» с американской. На его счету также рестораны Mi Piace и «Чайхона №1».

Читать ещё •••

Видео дня. Преступники используют Хеллоуин для совершения преступлений

news.rambler.ru

Ресторатор года 2017: Александр Оганезов

Знаменитости

Скоро премьера сериала «Триада» на ТНТ с актрисой Дарьей Мороз

GQ, сентябрь'19

Бизнес

Какие профессии могут появиться в ближайшие полвека

РБК, ноябрь'19

Бизнес

Как будут функционировать российские криптобиржи

РБК, ноябрь'19

Стиль жизни

Почему перед покупкой яхты стоит посетить верфь?

РБК, ноябрь'19

Спорт

Как научиться преодолевать страх вышки?

Men’s Health, ноябрь'19
Page 2

Почему с возрастом ход времени будто ускоряется

Здоровье, ноябрь'19

Знаменитости

Ани Лорак — настоящая дива нашего шоу-бизнеса

OK!, октябрь'19

Hi-Tech

Новый планшет iPad Air 3 256 GB LTE

CHIP, октябрь'19

Мать и дитя

Что делать родителям, если главным «злодеем» оказался именно их ребенок

Psychologies, октябрь'19
Page 3

Мода

Как отличить поддельные кроссовки, чтобы не стать обладателем фейковых Yeezy

GQ, октябрь'19

Наука

Стоит ли делать прививки и как за последние полвека изменился состав вакцин?

СНОБ, октябрь'19

Дом

Учимся красиво фотографировать на телефон

CHIP, октябрь'19

Дизайн

Как неказистый домик превратился в благородный особняк

AD, ноябрь'19

Культура

Чем живет современное краеведение?

Seasons of life, сентябрь'19

Культура

В Москве завершился фестиваль-школа «Территория»

СНОБ, октябрь'19
Page 4

Дом

5 внешних, независящих от устройства причин, по которым горят светодиодные лампы

CHIP, октябрь'19

Спорт

Как и для чего нужно делать жим со штангой

Cosmopolitan, октябрь'19

Психология

Как принимать повседневные вызовы, сохранять спокойствие и стать свободным

Psychologies, октябрь'19

Культура

О литературном герое Илье Ильиче Обломове

Наука и жизнь, октябрь'19

Психология

Сейчас проверишь, относится ли это к тебе

Playboy, октябрь'19
Page 5

Авто

Почему топ-клубы работают с автомобильными брендами и как это влияет на спорт

РБК, октябрь'19

Мать и дитя

Как учить своего ребенка добру?

СНОБ, октябрь'19

Мода

Новый хит московских клиник — инъекции для увеличения объема и омоложения ягодиц

Vogue, ноябрь'19

Культура

Сам себя он называет «большим мальчиком»

СНОБ, октябрь'19

Психология

От чего зависит музыкальное восприятие

Naked Science, октябрь'19
Page 6

Репортаж

Если относиться к еде осознанно, можно не выбрасывать остатки продуктов

Здоровье, сентябрь'19

Общество

Калькулятор счастья для миллениалов

Forbes, октябрь'19

Авто

Сравниваем автомобили Kia ProCeed и Toyota C-HR

РБК, октябрь'19

Авто

Что общего у спорткара Jaguar и крикетного мячика

РБК, октябрь'19

Общество

Израильский взгляд на сирийские договоренности

Огонёк, октябрь'19

Наука

Новый масштабный эксперимент ученых

Популярная механика, октябрь'19
Page 7

Спорт

Ультрамарафон — любая дистанция больше 42 км 195 м

РБК, октябрь'19

Дом

Почему светодиодные лампы перегорают раньше срока службы и как с этим бороться

CHIP, октябрь'19

Hi-Tech

Альтернативные источники энергии регулярно фигурируют в новостях

Популярная механика, октябрь'19

История

Леонид Млечин — о свержении по-советски

Огонёк, октябрь'19

Психология

Мы сами придумали время как комфортную иллюзию, мираж в пустыне страхов

Psychologies, октябрь'19

Здоровье

Что такое антисептики и как они могут работать

Maxim, ноябрь'19
Page 8

Мода

Как противостоять осеннему волосопаду?

Худеем правильно, ноябрь'19

Бизнес

Учимся соблюдать правила деловых отношений

Cosmopolitan, ноябрь'19

Общество

Что это за поколение Y и каковы его ценности

Playboy, октябрь'19
Page 9

Общество

К нашумевшему сюжету вернутся, только по-тихому

Огонёк, октябрь'19

Мода

Излишнее очищение не идет коже на пользу

Cosmopolitan, ноябрь'19

Здоровье

Выражая эмоции, мы активно задействуем мимику

Здоровье, ноябрь'19

Здоровье

Сила природы для твоих подвигов!

Playboy, октябрь'19

Здоровье

История похудения: минус 34 кг за полгода

Cosmopolitan, октябрь'19

Авто

Кто такой финансовый омбудсмен и какое отношение он имеет к страховым компаниям

РБК, октябрь'19

История

О Софье Перовской — девушке, прервавшей жизненный путь Александра II

СНОБ, октябрь'19
Page 10

Авто

Споры о том, прогревать ли автомобиль перед поездкой, возвращаются каждую осень

РБК, октябрь'19

Дом

Какой духовой шкаф выбрать: электрический или газовый

CHIP, октябрь'19

Бизнес

Почему Александр Туголуков хотел продать «Библио-Глобус» британской Thomas Cook

Forbes, ноябрь'19

Психология

Позитивное мышление — неофициальная религия XXI века

Добрые советы, ноябрь'19
Page 11

Hi-Tech

Полностью беспроводные наушники от Elari

CHIP, октябрь'19
Page 12

Бизнес

С ростом рынка авиаперевозок требуются новые меры контроля регулярности полетов

РБК, ноябрь'19

События

Как выбрать подходящий ноутбук?

CHIP, октябрь'19

Наука

Российская компания разработала инновационный магнитный биопринтер

National Geographic, октябрь'19

Знаменитости

Ида Галич готовится к рождению ребенка

OK!, октябрь'19
Page 13

Спорт

Алексей Немов о своем шоу «Легенды спорта» и проекте «Немов-центр»

OK!, октябрь'19

Знаменитости

Поп-рок-группа «Градусы» прервала молчание

Grazia, октябрь'19

Мать и дитя

Как помочь мальчикам пережить любовные драмы, печали и трудности

Psychologies, октябрь'19
Page 14

Бизнес

Крупнейшие предприятия исчерпали возможности органического роста внутри страны

Эксперт, октябрь'19

Общество

Грета Тунберг стала фаворитом на получение Нобелевской премии мира у букмекеров

National Geographic, октябрь'19

Мода

Мы всегда рады брюкам с леопардовым принтом

GQ, октябрь'19
Page 15

Репортаж

О предприятии СМИ сообщил его бывший сотрудник

Esquire, октябрь'19

Бизнес

Неквалифицированные инвесторы сохранят возможность вложений в иностранные активы

РБК, октябрь'19

События

Какой насос для колодца лучше выбрать?

CHIP, октябрь'19

Путешествия

Арктический и антарктический институт ААНИИ запускает конкурс

National Geographic, октябрь'19

Общество

Как решить проблему бедности населения?

Эксперт, октябрь'19
Page 16

Знаменитости

Их персонажи из тележурнала «Ералаш» покоряли с первого появления в кадре

Cosmopolitan, октябрь'19

Мода

Звезды показывают, как стоит и как не стоит носить пальто в этом сезоне

Cosmopolitan, октябрь'19
Page 17

События

Как выбрать циркуляционный насос?

CHIP, октябрь'19

Hi-Tech

В России начнут эксперимент по новому способу заверения электронных документов

РБК, октябрь'19

Общество

Три вопроса о массовых обысках в региональных штабах фонда Алексея Навального

РБК, октябрь'19

Мода

Как виниры влияют на качество жизни

РБК, октябрь'19

Наука

Кто получил Нобелевскую премию по физике 2019 года

Forbes, октябрь'19

Мода

Рассказываем, как повторить образ Нео

GQ, октябрь'19
Page 18

Мода

Гардероб главного героя сериала «Политик»

GQ, октябрь'19

Путешествия

Лез-Арк – курорт во французских Альпах

Домашний Очаг, ноябрь'19

Мода

Как избавиться от пигментных пятен

Psychologies, октябрь'19

Культура

Как русские люди говорят о бедности и богатстве?

СНОБ, октябрь'19

Мода

И можно ли совместить традиции и технологические инновации на одной фабрике

GQ, октябрь'19
Page 19

Знаменитости

Никита Джигурда и Марина Анисимова снова стали героями светской хроники

Cosmopolitan, октябрь'19

Путешествия

Где можно позагорать в уединении во Франции

GQ, октябрь'19

Мода

Алессандро Микеле призывает веселиться, но протестующим в Гонконге не до этого

GQ, октябрь'19

Знаменитости

25-летний Джастин и 22-летняя Хейли Бибер сыграли вторую свадьбу для близких

Cosmopolitan, октябрь'19
Page 20

Мать и дитя

Животрепещущий вопрос для всех родителей – когда приучать ребёнка к горшку?

Здоровье, июль'19

Культура

В Стокгольме объявили имена лауреатов Нобелевской премии по литературе

Forbes, октябрь'19

Мода

О моде Кремниевой долины как об отдельном явлении активно говорят не первый год

GQ, октябрь'19

Спорт

Если вам надоедают занятия на тренажерах, обратите внимание на эти виды спорта

GQ, октябрь'19

Знаменитости

Участники «Дома‑2. Спаси свою любовь» признались, как изменились ради отношений

StarHit, октябрь'19
Page 21

18+

Порноиндустрия прекрасно доказывает отсутствие равных прав у мужчин и женщин

GQ, октябрь'19
Page 22

Мода

Мы давно перестали делить свою жизнь на работу и отдых

Forbes, октябрь'19

Знаменитости

Тренд на кожаные вещи в самом разгаре

Cosmopolitan, октябрь'19

Общество

Минфин предложил охватить подпавших под санкции особым правовым режимом

РБК, октябрь'19
Page 23

Авто

Range Rover почти на равных конкурирует с новым BMW X7

РБК, октябрь'19

События

Пять лучших фильмов режиссера Гильермо дель Торо

Forbes, октябрь'19

Hi-Tech

Три вопроса о новом принципе продаж эфирной рекламы

РБК, октябрь'19

Мода

Что мы имеем в виду, говоря сегодня о новых нормах в моде

Grazia, октябрь'19

Бизнес

Как изменились правила игры на рынке недвижимости

Forbes, ноябрь'19

Стиль жизни

Коктейль «Номер 11» в лучшем баре в Европе

GQ, октябрь'19

Общество

Дарья Жукова вышла замуж

Forbes, октябрь'19

Знаменитости

Речь, правда, вовсе не о музыке

GQ, октябрь'19
Page 24

Спорт

Конор Макгрегор рассказал о вражде с Хабибом

GQ, октябрь'19
Page 25

Наука

Учёные провели самую масштабную ревизию широко распространённых методов лечения

Здоровье, октябрь'19

Психология

Как восстановить силы буквально за 10 минут

Psychologies, октябрь'19

Авто

О важных изменениях в области дорожного движения

РБК, октябрь'19

18+

О волнительных переживаниях

Cosmopolitan, ноябрь'19

Авто

Необычный семиместный кроссовер из Франции

РБК, октябрь'19

18+

Ну и куда эту штуку засунуть?

Cosmopolitan, октябрь'19
Page 26

Бизнес

Лилит Адибекян удалось выманить большие бренды из центра

Vogue, ноябрь'19

Бизнес

Как запахи действуют на нас?

Forbes, октябрь'19

18+

Ни насморк, ни кашель, ни чихание не мешают нам заводиться на ровном месте

GQ, октябрь'19

Hi-Tech

Шопинг никогда не будет прежним

GQ, ноябрь'19

18+

Информация о сперме, которой должен владеть каждый

Playboy, октябрь'19

kiozk.ru

Наталья Гольденберг: «Для меня есть вещи гораздо важнее моды»

ГероиДизайнер и стилист — о том, какая каша варится в ее неспокойной голове.

Наталья Гольденберг

«Я с самого начала решила, что это Миша должна подстраиваться под меня, а не я под нее», — на пороге Наташиной квартиры в районе Остоженки нас встречает ее полуторагодовалая дочь. Из дневных объятий Морфея малышка переходит в мамины и безропотно отправляется в гардеробную — осматривать свое внушительное наследство. Хозяйка бесконечных рейлов с одеждой и стремящихся к потолку стеллажей с обувью жонглирует юбками Prada, а малютка и не думает капризничать.

Передо мной не только калейдоскоп из пестрых костюмов Stella McCartney, блузок Chloe и рубашек всех мастей, но и наглядное опровержение расхожего мнения о том, что лишь «французские дети не плюются едой». Сама Наташа, которой вряд ли хоть раз пришлось краснеть на детской площадке или веранде камерной «Академии» на Большой Бронной, скромничает: дескать, ей до идеала из настольной книги молодых мам далеко. Впрочем, с этим бы наверняка поспорили все те, кто видел Наташу с дочкой в обществе. На презентации совместной коллекции Гольденберг и ювелирного бренда Ek Thongprasert в парижском «Хаятте» Миша спокойно ползала по ковру — и ведь ни одного байера не спугнула. Столичным промоутерам впору переводить ее в AA‑лист. Вспоминаю и вовсе идиллическую сценку: все в той же «Академии» Миша чинно восседает на высоком детском стульчике, в руках у нее — взрослый «Татлер», а в «Татлере» — первая Мишина фотография.

В шерстяном кардигане и юбке Prada и в тюрбане Tzipporah by Natasha Goldenberg

Я пристально изучаю содержимое Наташиного гардероба. «Это коричневое платье мне чудом достали из архивов Prada, вот это засветилось в «Великом Гэтсби», — говорит она с равнодушием, которое легко принять за искреннее. Подобная ревизия, не исключено, выявит и свежие, еще не растиражированные сумочки M2Malletier, и гигантскую Birkin, наперевес с которой Наташа семь лет назад дебютировала в светской хронике.

Однако мода для нее начиналась отнюдь не с «Биркин». «Это сейчас малышки на миллион обеспечивают тринадцатую зарплату продавцам ЦУМа. Я же в их возрасте довольствовалась Morgan: круче не было ничего». Подобная аскеза ее ничуть не тяготила: «В пятнадцать лет мы с одноклассницами даже подумать не могли, что можно надеть дорогие вещи». Вспоминая время обучения в престижной арбатской школе № 1234, в одном классе с Мирославой Думой, она радуется: в нежном возрасте ее разум не был ослеплен блеском бриллиантов Graff — а ведь у сегодняшних школьниц зачастую каратов почти столько же, сколько отметок в четверти.

Позже трогательные ряды одежды демократичных брендов в ее платяном шкафу все же разбавили первые покупки из Третьяковского проезда. Наташа одна из первых среди российских модниц в интервью журналам стала произносить шокирующую фразу: «Люблю смешивать массмаркет с дорогими брендами». В то время это еще звучало как небывалое откровение. Такой незашоренностью и свежим взглядом со своей тогда еще закадычной подругой Мирославой Думой они стремительно завоевали любовь глянцевых изданий.

В шубе Walk Of Shame

Почему некогда неразлучных девушек все реже видят вместе? «Ничего не произошло, просто со временем интересы меняются», — многозначительно объясняет Наташа, отобрав у своры великосветских сплетников, гадающих, какое платье Haute Couture не поделили девушки, лакомую кость. А ведь тогда во многом благодаря мощнейшему тандему Миры и Наташи западное словосочетание it girl наконец обрело отечественное воплощение.

Молодые, яркие и бойкие в начале своего отнюдь не тернистого, освещенного вспышками светских фотографов пути, девушки увлекались всем, что так или иначе связано с модой. Съемки, колонки в журналах с рефлексией на тему, что станет новым черным, и еще много чего не менее амбициозного. Практику студентка РГГУ Гольденберг проходила в качестве мерчандайзера в ЦУМе, отсюда — четко организованная система и в ее собственной гардеробной: брюки к брюкам, платья отдельно. «Осталось по годам все развесить», — то ли в штуку, то ли всерьез произносит Наташа.

Через полтора года вчерашний неофит от моды уже в должности байера ЦУМа летела в Милан — закупать коллекции Isabel Marant и Alexander Wang для молодежного четвертого этажа. «Сложно понять, что мне нравилось больше: собственно работа или сам факт того, что я подъезжаю к десяти утра в красивый офис и назначаю ланч с подружками на Петровке», — вспоминает Наташа начало карьеры.

Стиль Гольденберг узнаваем с первого взгляда. И если раньше, рассматривая ее экзерсисы, кто-то пожимал плечами, то сегодня каждый выход с восторгом берется на карандаш: помогло признание западных блогеров. На российских интернет-форумах ее ругали то за излишнюю многослойность и цыганщину, то за любовь к затрапезности, а «сарториалист» Скотт Шуман с завидной регулярностью публиковал Наташины фотографии. Авторитетный Style.com тоже не раз украшал ими свою главную страницу.

На показе Valentino, 2011

На вечеринке в бутике Podium, 2012

Сама претендентка на звание «Модница года» по версии журнала Glamour не берется рассуждать, чем она все это заслужила: «Я однажды спросила Томми Тона, почему из сотен он выбрал именно нас. Томми ответил: «Какая тебе разница? Расслабься — главное, ты в заветной десятке». Друг и коллега Наташи, стилист и дизайнер Андрей Артемов, считает, что дело не только в ее редком умении сочетать чалму и каблуки. «Она как никто понимает время и обстановку, обладает своим видением вещей, а еще у нее самая яркая улыбка и сияющие глаза».

Может, и правда виноваты именно глаза и улыбка. В отличие от других новоявленных икон стиля, Гольденберг не зарабатывала популярность бесконечными хороводами по Тюильри и показательными забегами на шпильках по Гран-Пале. В фэшн она играет, но не заигрывается. И в модной обойме оказалась между делом и между прочим, не став заложницей собственного образа и не утеряв связи с реальностью. Возможно, поэтому миниатюрная девушка со смеющимися глазами одинаково органично смотрится в безупречно сидящем костюме 3.1 Phillip Lim с кандибобером на голове или в мужской рубашке и потертых джинсах, в первом ряду показа Prada или на ступеньках ресторана Zupperia. Его, как и несколько других штаб-квартир Наташи, открыл ресторатор Александр Оганезов — бойфренд стилистки и отец Миши. «Десять лет назад меня представил ему папа. Сказал Саше: «Познакомься, это мой ребенок». Спустя некоторое время в модном тогда клубе «Кабаре» столичный бизнесмен разглядел в Наташе уже не ребенка, а даму сердца.

«Алессандро Дель’Аква шлет мне сердечки в инстаграм — это, конечно, почетно и приятно. Раньше я о таком и мечтать не смела. Но я не могу полностью и без остатка отдаваться моде, — Наташа с трудом впихивает платье обратно на вешалку, как профессор втискивает очередной том на забитую до отказа книжную полку. — Для меня есть вещи куда важнее: семья, друзья, еда». Возможно, поэтому складывается ощущение, что своей собственной маркой Tzipporah она занимается вполсилы.

На Неделе Haute Couture в Париже, 2012

На показе Chanel, 2011

Бренд, названный еврейским именем Наташи — Ципора, — появился два года назад. На роль моделей для первого лукбука дизайнер по-домашнему позвала приятельниц. Tzipporah, возможно, и стал бы серьезным бизнесом, возьмись за него пассионарные личности вроде Оксаны Лаврентьевой. Однако продвижением марки занимаются не инвесторы и пиарщики, а те, ради кого Гольденберг затевала свое дело, — подруги и она сама.

Представлять последнюю коллекцию «по-настоящему» было доверено уже моделям. «Я все равно прошу найти мне не слишком худых, не очень высоких и желательно темненьких. После презентации мне задали резонный вопрос: «А у тебя есть производство? Сколько платьев ты можешь отшить?» Вот тут я растерялась. Подружек одела, тридцать единиц выпустила, а дальше все поручила Господу Богу».

К счастью, друзья быстро подыскали талантливому, но не слишком предприимчивому модельеру ателье на заводе «Флакон» и поставили производство на рельсы. Сама же Гольденберг по-прежнему скромничает: «Я не рисую эскизы, мне вообще неловко себя продвигать в качестве дизайнера, поэтому я, как дура, жду у моря погоды». Такая стратегия противоречит стандартной формуле успеха, но байеры лондонского Browns, питерской Babochka, алма-атинского Saks обрывают трубку с заманчивыми предложениями. Певица Рита Ора выкладывает свое фото в Наташином атласном нежно-розовом костюме — и армия поклонников уже набирает в Google заветный запрос «где купить?». Каббала? Везение?

Анастасия Рябцова, большая подруга Гольденберг, даже затрудняется назвать любимые вещи марки. В последнее время в ее гардеробе все — сплошь творения Наташи. «Я была в Tzipporah и на своем юбилее, и на розовой свадьбе. У меня нет фаворитов в коллекциях, Наташа сама — мой фаворит», — признается владелица бутика «Березка». Ей вторят и другие профессионалы. «Наташа, пожалуй, самая яркая птица из модной стаи. С возрастом она растет и меняется в правильную сторону», — делится со мной диджей Наталья Туровникова.

На Неделе моды в Париже, 2012

Перед показом Miu Miu, 2012

В свое время советы Гольденберг за ощутимое в кармане «спасибо» выпрашивали многие нынешние резидентки списка best dressed. Ходили слухи, что одобренные ею ансамбли доставлялись Светлане Медведевой. Наташа с улыбкой качает головой.

Профессиональная этика для стилиста важна не меньше, чем для адвоката или пластического хирурга. Раскрывать имена нельзя. А прозрачно намекнуть, что без Кремля и Белого дома не обходится, — можно. «Она обладает четким и безошибочным видением, сразу выдавая подходящий человеку образ. Делает это тонко и тактично», — подписывается владелица бутика Aizel Айсель Трудел.

Например, стилизуя тогдашнего президента российского Conde Nast Карину Добротворскую, привыкшую к строгим деловым костюмам, Наташа поставила на спортивные брюки Stella McCartney. После команды «cнято!» они немедленно перекочевали в гардероб героини, как позже и синий комбинезон Tzipporah. В нем Карина ловила изучающие взгляды соседок на показе Chanel. «Наташа остро чувствует актуальные тенденции, сохраняя свою индивидуальность», — подхватывает Даша Жукова, которая первой стала увещевать подругу и в каком-то роде протеже запустить собственную марку одежды.

Потеряв счет головным уборам и тиарам Balenciaga (еще один фетиш Наташи), я перевожу взгляд на кроткую Мишу. Вечером ей предстоит пикник в обществе другой юной героини Tatler — дочери Шахри Амирхановой Алисы. Все-таки материнство — куда более долгоиграющий тренд.

Наталья Гольденберг с бойфрендом Александром Оганезовым

www.tatler.ru


Смотрите также