Александр короткевич ученый генетик биография


Геннадий Короткевич: «Меня не раз звали в Google, но работа мне пока не нужна» | Rusbase

«Меня не раз звали в Google, но работа мне пока не нужна»

Геннадий Короткевич, самый титулованный спортивный программист мира, дает интервью Rusbase.07.06.2017

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Pocket

Геннадий Короткевич в спортивном программировании — как Усэйн Болт в беге. Он выиграл все самые известные соревнования, начиная от командного чемпионата мира (дважды) и заканчивая индивидуальными турнирами, которые организуют Google, Facebook, Яндекс, Mail.ru и другие компании. Сегодня Короткевич является самым титулованным программистом мира и занимает первое место в рейтинге сильнейших кодеров по версии Codeforces. Гена — белорус, он вырос и окончил школу в Гомеле, после чего переехал в Санкт-Петербург и поступил в знаменитый своими олимпиадными достижениями университет ИТМО. Сейчас он учится на первом курсе магистратуры. Корреспондент Rusbase Мария Соснина съездила в Питер, где расспросила Короткевича о том, как это — решать задачи быстрее всех. — Я тоже находился в Рапид-Сити, где проходил финал, и мне было очень приятно, что ребята победили. Я, кстати, решал те же задачи — параллельно со всеми участниками турнира. Ради фана мы собрали неофициальную команду, в которой были Петя Митричев (занимает первое место в рейтинге TopCoder.com — прим. Rusbase), Миша Тихомиров (тренер команды МФТИ — прим. Rusbase) и я — и вели онлайн-трансляцию на YouTube. Таким составом нам удалось решить 11 задач из 12. То есть мы бы тоже могли выиграть чемпионат мира, не будь мы такими старыми (смеется).

— Тебе 22 года, ты выиграл все значимые программистские турниры. Расскажи, чем ты занимаешься сейчас.

— Я больше не выступаю на командном чемпионате мира, потому что по правилам в нем можно участвовать только два раза. Поэтому у меня сейчас вольный формат, я участвую в соревнованиях, которые мне интересны. В середине июня еду в Сиэтл — на турнир от Facebook. В августе пройдут соревнования Google Code Jam. На них после отборочных раундов поедут 25 лучших программистов, финал пройдет в Дублине.

  1. Командный чемпионат мира / ACM ICPC (2013, 2015)
  2. Google Code Jam (2014-2016)
  3. Facebook Hacker Cup (2014, 2015)
  4. Russian Code Cup (2014, 2016)
  5. Яндекс. Алгоритм (2010, 2013-2015)
  6. VK Cup (2015, 2016)

— Соревнования по программированию обычно длятся пять часов. Как твой мозг выдерживает такое напряжение? Можно ли применять какой-нибудь «допинг»?

— Это не такой уж спорт, чтобы кто-то пристально следил за допингом. Пока спортивное программирование, к счастью, не находится под контролем WADA. Многие едят шоколадки — сладкое обычно помогает работе мозга. Иногда можно что-то принести с собой — например, энергетик. Но мне кажется, что это не так важно. Когда ешь, то отвлекаешься, а это не очень-то помогает. Обычно я просто пью воду.

— У многих спортсменов есть ритуалы. Что делаешь перед соревнованиями ты? Надеваешь «ту самую, счастливую» худи, пьешь крепкий кофе?

— Ритуалов как таковых нет, но мне здорово помогает во время турниров, если я просто встану и пройдусь. Часто выхожу умыться. Сидеть и думать несколько часов подряд мне тяжело. Конечно же, я волнуюсь, но в последнее время гораздо меньше. Все-таки я стал опытнее и увереннее в себе. Волнение иногда бывает полезным — держит в тонусе, заставляет действовать быстро.

— Поговорим о скорости. О твоем умении расправляться с задачами ходят легенды. У тебя есть какая-то своя методика?

— Скорее, это определенные подходы и идеи, которые можно применять. С одной стороны, это common sense. То есть какого-то свода методик, как подойти к решению той или иной задачи, не существует. С другой стороны, все очень индивидуально. Например, есть сложная задача. Я ломаю голову над ее решением и не понимаю, как к ней вообще подступиться. И тогда мне бывает полезно взять какой-нибудь частный, конкретный случай. Они бывают легкие, тривиальные, а бывают посложнее. Я пытаюсь найти наиболее сложный для меня частный случай, который еще не умею решать. Решение частного помогает придумать решение для общего. Это лишь один из примеров.

— Что насчет озарений? Сидишь-сидишь, а потом — раз, вот же оно!

— О да, такое бывает довольно часто. Иногда нужно просто подойти к задаче с другой стороны. Помню, как в финале чемпионата мира-2015 в Марокко мы с ребятами бились над одной из задач, которую довольно быстро решили другие команды. Прошло уже больше двух часов, а мы все еще не знали, что делать. И в какой-то момент нас осенило. Иногда приходит случайное озарение, и ты понимаешь, что требуется. А иногда надо раскручивать задачу пошагово — одну мысль за другой.

— Я слышала, что в Марокко ты сильно отравился перед соревнованиями. Это правда?

— Не знаю точно, что это было, но вечером перед финалом у меня заболел живот. Видимо, какие-то бактерии попали в организм. Было довольно плохо: острая боль, меня буквально скрутило. Я почти не спал. Ближе к утру мне раздобыли активированный уголь, и я пришел в себя. На турнире чувствовал себя уставшим, но, если честно, не связываю наше выступление со своим состоянием. Первые два с половиной часа мы слегка тормозили, потому что закопались в задачах. Потом вышли в лидеры.

— Есть задачи, на которые ты точишь зуб? Которые так и не смог решить?

— Конечно. Есть задачи, которые кто-то может решить, а я не могу. И, возможно, никогда не смогу. И это нормально. Существуют задачи, которые вообще никто не сможет решить. На соревнованиях, правда, таких не дают (смеется). На контестах бывают задачи, с которыми тяжело справиться в пределах отведенного времени.

Задача H, которую на финале чемпионата мира – 2017 в Рапид-Сиди не удалось решить ни одной из команд:

Вы — фотограф-любитель и перфекционист. Во время поездки в Рапид-Сити вы решили провести день в парке Бэдлендс, известном своими необычными пейзажами. Вы определились с количеством мест, которые хотите отснять, и узнали, когда каждое из них идеально освещает солнце. Теперь вам интересно, удастся ли удачно сфотографировать все эти места за один день — ведь на каждый снимок уйдет какое-то время (полный текст задачи).

— Даже несмотря на твою суперскорость?

— Авторы задач готовят их неделями. Понятно, что за такое время можно придумать задачи, которые нельзя решить за пять часов (обычно на турнирах нужно решить от 10 до 12 задач — прим. Rusbase). Хотя обычно у авторов нет цели завалить участников. Они стараются сбалансировать уровень задач, чтобы было всем интересно — и сильным, и слабым командам.

— Объясни — почему на командных соревнованиях на столе только один компьютер на команду из трех человек?

— Таковы правила, к тому же очень много работы нужно выполнять не за компьютером. Например, думать над задачами, отлаживать решения. Если код не работает, команда не может позволить себе искать ошибку за компьютером — на это просто нет времени. Кто-то из программистов сидит над листом бумаги и ищет ошибку глазами. Соревнования длятся пять часов, то есть на трех человек это 15 человеко-часов. Но за компьютером команда может провести только пять часов — не больше и не меньше. Поэтому компьютерное время становится особенно ценным.

— У этих трех человек есть какие-то амплуа? Например, один кодит, остальные думают.

— Бывает по-разному. Если программисты из сильно разных областей, то один из них решает задачи одного типа, остальные — другого типа. Но обычно в команде есть тот, кто больше кодит, и тот, кто больше думает. У меня в командах не было четкого разделения. Когда мы готовились к финалу чемпионата мира, то естественным образом получалось так, что из условных десяти задач я программировал решение для шести из них, второй человек — для трех, третий — для одной. Причем мы не договаривались специально, всегда действовали по ситуации. Писал каждое решение или тот, кто его придумал, или тот, кто лучше его понимал, или тот, кто был уверен, что сможет быстро его написать. Решения самых простых задач чаще всего кодил я, потому что мог сделать это быстрее. Но это не значит, что партнеры по команде работали меньше.

Мы «вели» Гену Короткевича еще со школы, было понятно, что таких детей, как он, во всем мире единицы. У него выдающиеся способности именно в олимпиадном программировании. Если же говорить в целом про способных детей, то их в масштабе страны около полутора тысяч. Многие из них уже заранее поделены между ведущими российскими вузами — помимо нас, это МГУ, СПбГУ, МФТИ, ВШЭ и так далее. В России сейчас гигантский спрос на талантливых программистов. IT — это единственная область, где у нас все бурно цветет, поэтому компаниям нужны кадры мирового уровня.

Чем ИТМО лучше остальных университетов? МГУ и СПбГУ — без сомнения, великие вузы. Но там преподают 75-летние люди, есть даже те, кто меня еще учил. А у нас самый возрастной преподаватель — 36-летний Андрей Станкевич, великий тренер, который делает из ребят чемпионов мира. Перед нашими выпускниками открыты все дороги: их берут в самые известные компании, они запускают стартапы, придумывают новые языки программирования (одним из создателей языка Kotlin стал выпускник ИТМО Андрей Бреслав — прим. Rusbase). Массово идут приглашения от Google и Facebook. При этом я яростный противник того, чтобы ребята уезжали. Зачем? 120 тысяч долларов в год за то, чтобы сидеть в Кремниевой долине, из чемпиона мира превратиться в точку. Это в 90-х деньги были важны, когда народ сидел без работы, и не на что было купить ни продуктов, ни лекарств. Времена давно изменились, в России можно зарабатывать не меньше, а самовыражаться — гораздо больше.

Гена должен созреть, чтобы понять, чего именно он хочет дальше. Мы держим связь с его родителями, которые тоже переживают за будущее сына. Чемпионам всегда непросто — перед ними стоит мучительный выбор, куда применить свой мозг. Он, например, может заняться наукой. Пойти в нашу лабораторию биоинформатики, придумать какие-то новые алгоритмы, публиковаться в научных журналах. Может поехать за границу получать PhD. Может устроиться в большую компанию или стартап, где сделает свой продукт. А еще может стать преподавателем и передавать свой опыт дальше. У нас есть возможность платить титулованным ребятам достойные зарплаты.

Владимир Парфенов

Декан факультета информационных технологий и программирования ИТМО

— Вопрос, который интересует многих твоих поклонников. Почему у тебя ник tourist? С ним связана какая-то история?

— Ой, мне было лет девять, когда его выбрал, не больше. Точно помню, на моих лыжах было написано слово tourist, и оно мне понравилось. Вообще мне еще повезло, что я выбрал себе такой приличный ник. Знаю ребят, которым позже пришлось брать новые имена, потому что старые были ни в какие ворота.

— Самое яркое путешествие из последних?

— В начале апреля я ездил на два турнира. Первый, Hash Code, проводился во Франции, второй назывался PIZZA и проходил в Польше. Между соревнованиями была неделя, и мы решили не возвращаться в Питер, а покататься по Европе. Погуляли по Парижу, съездили в Болонью. Хорошо отдохнули и провели время. Еще в ноябре я впервые побывал в Японии, мне понравилось, как там все устроено, заинтересовала местная культура. Хотел бы еще добраться до Австралии, но там пока не проводили соревнования.

— Твои родители — программисты. Как думаешь, это сыграло важную роль в твоих достижениях?

— Личной подготовкой я обязан папе. В детстве мы с ним много занимались: разбирали задачи, учились программировать вместе, и это было очень классно. Папа объяснял мне программирование так, чтобы я понял. При этом меня никто не заставлял — пойди и позанимайся. Наоборот, бывало, говорили — пойди и отдохни. То есть мне самому решать задачи было интересно. Еще у нас в Гомеле был кружок для школьников-программистов под руководством Михаила Семеновича Долинского. Я попал в среду, где можно было с ребятами что-то пообсуждать и потренироваться — ценная штука.

— Видела фотографию, где ты стоишь с другими участниками соревнований. На вид они все — старше тебя лет на пять.

— Наверное, таких фоток много. В школьных олимпиадах по информатике не было разделения по возрастам и обычно я соревновался с 11-классниками. В старших классах я иногда участвовал в командных соревнованиях в одиночку. Хотелось прокачаться, набраться опыта.

— Сколько раз тебе пожимал руку Александр Лукашенко?

— Получается, что шесть. Каждый раз, когда я становился призером международной олимпиады по информатике, меня приглашали на встречу с президентом страны — в числе других ребят, у которых были научные и культурные достижения. Встречи проходили во Дворце республики, всегда были шикарные банкеты, играл оркестр. Когда нас награждали, мы подходили к Александру Григорьевичу, он жал руку, вручал букет и значок.

— Что он говорил?

— «Спасибо, Гена». Это все, что он успевал сказать, ведь нас было много.

— После школы перед тобой были открыты двери многих университетов. Почему ты выбрал именно ИТМО?

— Я раздумывал над разными вариантами, и ИТМО был в числе приоритетов. К тому же он сам проявлял большую заинтересованность. Университет отслеживает олимпиадников, поэтому оттуда выходили и на меня, и на моих родителей. Решающим моментом, наверное, стало то, что в 11-м классе я поехал в Санкт-Петербург — на всероссийскую командную олимпиаду школьников по программированию. Она проходила как раз в ИТМО. Я съездил, мне все понравилось. И я решил учиться в Питере.

— Ты думал о том, чтобы учиться за границей?

— Если честно, я не очень представлял себя на тот момент где-то далеко за границей. Я вообще был довольно домашним. Моя гимназия №56 в Гомеле находилась в пяти минутах от дома. Я просто выходил и шел на учебу. Уехать в другую культуру — то есть, по сути, в другое все — мне не хотелось. Поэтому я рассматривал варианты в Беларуси и России.

— Как часто ты ездишь домой?

— Раз в два – три месяца. Есть прямой поезд Гомель — Санкт-Петербург. Он ночной, идет примерно 16 часов. Я ложусь спать, а утром уже дома. Иногда родители приезжают ко мне в Питер.

— Как родители реагируют на твои успехи?

— Папа ведет специальный дневник и записывает туда все мои результаты. В один файл — в хронологическом порядке. Родители всегда в онлайн-режиме следят за ходом соревнований. Но мама больше волнуется, чтобы я хорошо долетел. Она всегда беспокоится, когда я сажусь в самолет, поэтому я отправляю ей эсэмэски «я приземлился!», «я взлетаю!» и все в таком духе.

— Как умение быстро решать задачи помогает тебе в обычной жизни?

— В магазине могу что-то быстро посчитать и перепроверить. Несколько раз меня обсчитывали — и я это замечал. Не то чтобы специально. Просто в голове автоматически складываются цифры — от этого никуда не деться.

— Сколько ты программируешь в день? Опиши свой график.

— Ох. Я обычно ничего не делаю. Просто сплю (смеется). Вот проснулся, пошел давать вам интервью. Если говорить серьезно, то сейчас я просто стараюсь поддерживать себя в тонусе — готовлю себя к различным отборам и раундам, участвую в тренировках. В школе, когда закладывал базу, мог сидеть за компьютером по полдня. Сейчас мне хватает нескольких часов.

На земле всего шесть человек, которым дважды удалось выиграть командные чемпионаты мира ACM ICPC. Четверо из них — из ИТМО: Нияз Нигматуллин, Михаил Кевер, Евгений Капун и Гена Короткевич (еще двое закончили СПбГУ — Николай Дуров, брат основателя «ВКонтакте» Павла Дурова, и тренер Андрей Лопатин — прим. Rusbase). Каждый год только на одну кафедру компьютерных технологий мы принимаем больше 100 олимпиадников. И мы всеми силами выступаем за то, чтобы после окончания университета эти ребята не уезжали в условный Эйдховен работать на Philipps, а оставались в России. Конечно, мы силой никого не держим. Всех талантливых программистов отрывают с руками, они едут на турниры за границу, а им там предлагают оферы и стажировки. Но если раньше уезжало большинство и у нас оставалось выжженное поле, то сейчас 50 на 50. Нельзя вырастить урожай, если съедать весь посевной материал. И сейчас мы — единственный университет, который может себе позволить, чтобы на его кафедрах преподавали молодые и востребованные чемпионы мира. Откуда мы берем для них конкурентноспособные зарплаты? Объясняю. К нам часто приходят большие компании и говорят, что хотят нанять классных программистов. И мне всегда в этой ситуации хочется спросить — а молодого Аршавина вам бонусом не приложить? Почему работодатели получают отличных специалистов, а вырастивший их вуз — ничего? Согласитесь, что это неправильно. Есть компании, которые это понимают. Например, JetBrains тратит на науку и образование, помогая вузам, один процент от своего годового оборота. Тинькофф Банк с сентября прошлого года платит стипендию Короткевичу. Есть и другие партнеры, которые нас поддерживают.

Кроме того, ИТМО получает финансовую помощь от государства в рамках программы «5 в 100» (около 1 млрд рублей в год — прим. Rusbase). В прошлом году произошло важное событие — наш университет занял 56-е место по computer science в мировом рейтинге Times Higher Education. Мы впервые поднялись так высоко и, конечно, теперь хотим еще выше. Все деньги уходят на лаборатории — их у нас больше 40, совместные программы с международными вузами и зарплаты преподавателям. Мы берем толковейших людей и создаем им все условия для учебы и работы. И очень этим гордимся.

Анатолий Шалыто

Заведующий кафедрой технологий программирования университета ИТМО

— Объясни, почему ты кодишь на C++. Твой конкурент по рейтингам Петр Митричев программирует на Java.

— Не так важно, на каком языке писать, важно придумать решение. И у Java, и у C++ есть свои преимущества. Например, Java — более строгий язык, делает больше проверок при написании и исполнении программы. C++ каких-то ошибок может просто не заметить, программа не упадет и продолжит работу некорректно. В том числе поэтому C++, как правило, быстрее Java. Это может быть важно из-за ограничений по времени исполнения.

— Какие у тебя отношения с Петром? Соперничество дает о себе знать?

— У нас замечательные отношения, хотя Петя и старше меня на 10 лет, к тому же сейчас он живет в Цюрихе. Но соперничества между нами нет, мы отлично общаемся. В конечном счете, это просто рейтинги, мы же не за миллионы сражаемся.

— Самый большой призовой чек, который тебе вручили после победы?

— На крупных соревнованиях призовые могут достигать $15 тысяч. Например, на Google Code Jam.

— То есть за последние три года ты здорово улучшил свое финансовое состояние?

— Получается, что так.

— Что ты сделал с деньгами?

— Пока ничего.

2004 год. 9-летний Гена Короткевич (четвертый слева) на гомельской областной олимпиаде по информатике.

2015 год. Команда университета ИТМО празднует победу на чемпионате мира в Марокко (справа налево: Андрей Станкевич, Борис Минаев, Артем Васильев, Геннадий Короткевич).

— Все смотрели фильм «Социальная сеть», в котором Марк Цукерберг с друзьями из Гарварда придумывал свой знаменитый стартап. Возможна ли такая история в ИТМО?

— В нашем университете есть свой бизнес-инкубатор, и там действительно происходит какая-то движуха. Я пока в это не вникаю, но здесь талантливых ребят хватает, чемпионы мира ходят по ИТМО табунами. Предложения о том, чтобы запилить совместный стартап, сыпятся мне регулярно. Особенно много их было в 2013 году, когда я в первый раз выиграл ACM ICPC. От незнакомых людей приходили сообщения из серии: «Эй, Гена, давай сделаем такой-то стартап!» Приходилось вежливо отказывать.

— Я слышала мнения, что с твоим мозгом можно свернуть горы и добиться внушительных результатов — или в науке, или в программировании.

— Я пока не определился со своим будущим. Все пока немного туманно. После окончания четвертого курса понял, что не хочу что-то резко в жизни менять, и остался в университете. Сейчас учусь на первом курсе магистратуры.

— Стать кодером номер один — это была для тебя такая «галочка» в списке целей?

— Думаю, что да, я со школы был достаточно амбициозен в этом плане и старался все делать по максимуму. Стать первым, не пытаясь стать первым, тяжело.

— Твоя следующая цель? Наука, работа на большую компанию, прорывной стартап?

— Мне пока сложно ответить на этот вопрос. Ни один из этих вариантов я не исключаю. Точнее так: либо я на самом деле не знаю, либо шифруюсь и не хочу раскрывать все карты.

— Тебе предлагали работу в больших компаниях вроде Google?

— Да, несколько раз. Но здесь есть тонкости. Обычно финалистам соревнований не предлагают работу напрямую. Как правило, их сначала зовут на собеседования. Если ты хорошо выступишь на турнире, организованном Google или Facebook, тебе скажут — приходите к нам, пообщаемся. И уже после собеседования могут сказать, на какую позицию приглашают и на какие деньги. Меня так звали в Google, но я не ходил.

— Почему?

— Знаю, что для тех, кто занимается олимпиадами и хорош в алгоритмах, не составляет особого труда пройти собеседование. То есть я понимаю, что, скорее всего, пройду собеседование и получу работу. Но работа мне пока не очень нужна.

— В российские компании приглашали?

— Я думаю, что у меня есть возможность попасть и в «Яндекс», и во «ВКонтакте». Это сейчас крупнейшие IT-компании в Петербурге. Некоторые из моих знакомых и друзей уже там. Но я сейчас сосредоточен на учебе.

— Ты бы хотел получить российское гражданство?

— Только если из-за него не надо будет отказываться от белорусского паспорта. В целом я не вижу причин, зачем мне это нужно.

— Опровергни миф о том, что все программисты — странные гики.

— Ха-ха, но ведь это отчасти правда! На самом деле, все люди разные, а среди программистов есть много вполне адекватных ребят, которые не только сидят перед компьютером, но и другими вещами интересуются. Я, например, участвую в соревнованиях по настольному теннису, слежу за большим теннисом. С личной жизнью тоже все в порядке — у меня есть девушка. Я себя гиком точно не считаю.

С Геной Короткевичем я познакомился поближе вскоре после его поступления в университет. Перед чемпионатом мира-2013 мне в команду нужен был еще один человек — к уже опытным Ниязу Нигматуллину и Мише Кеверу. И я решил, что стоит попробовать Гену, хотя это был немного рискованно, ведь он учился только на первом курсе. Гена был очень сильный лично, на тот момент он шесть раз выиграл международную олимпиаду по информатике. В итоге все сложилось удачно — Короткевич быстро влился в команду, ребята год тренировались вместе и ИТМО выиграл домашний чемпионат мира (в 2013 году он проходил в Санкт-Петербурге — прим. Rusbase). В чем причины успеха Гены? Здесь сыграло все вместе — и родители, и то, что он рано начал заниматься, и его талант. Важно и то, что ему нравилось программировать, это было для него интересно. На одном таланте, впрочем, далеко не уехать. Я видел немало способных детей, которые блистали в школе, а потом им стало некогда, кому-то надоело, кто-то просто решил забить. Конкуренция в этой среде огромная, и если перестать систематически заниматься, то сразу же вылетаешь из топов. Поэтому требуются трудолюбие и упорство. У Гены все это есть. В определенном смысле я бы назвал его гением, хотя все его достижения пока находятся в спортивной плоскости. Если шахматиста Магнуса Карлсена считать гением, то тогда и Короткевич гений. Я надеюсь, что главные успехи Гены еще впереди. Соревнования соревнованиями, но нужно двигаться дальше. Мне бы хотелось, чтобы его мозг применялся не в улучшении на один процент продуктивности какой-нибудь системы поиска, а в том, чтобы двигать вперед науку, придумывать что-то радикально новое. Это можно делать и за границей, и в России, где тоже есть очень достойные проекты. Наши ребята, например, занимаются биоинформатикой, в ИТМО есть лаборатория искусственного интеллекта, там идет серьезная работа. Другой момент, что в науке не все так просто, как на турнирах. Надо долго вникать в область, нужно больше терпения. Гене может мешать то, что он привык к победам. Но я уверен, что он справится с этим ощущением, и у него будут прорывные результаты либо в науке, либо в инновациях.

Андрей Станкевич

Доцент кафедры компьютерных технологий ИТМО, тренер сборной университета по спортивному программированию (семь побед в чемпионатах мира, начиная с 2004 года)

© Rusbase, 2017Фотографии: Маша ПарфиттТекст: Мария Соснина — внештатный корреспондент Rusbase

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Pocket

rb.ru

Синяя роза / Телеканал «Россия 1»

Ленинград, 1971 год.

Александр Александрович Короткевич, выдающийся советский ученый, специалист по генетике и селекции растений, отмечает свой 50-летний юбилей. Его карьера находится на пике. Но за внешним благополучием скрывается одинокий человек. Брак Короткевича безнадежно мертв. Они с женой - чужие друг другу люди, их единственная взрослая дочь, Ольга - практически алкоголичка.

У Короткевича есть еще одна тайна, еще одна боль. В первые дни войны в Крыму, на родине, он потерял невесту, Катю, - девушку, которую по-настоящему любил. Короткевич втайне от семьи продолжает искать Катю все эти годы, но все напрасно. И вот сразу после юбилея генерал КГБ Забелин - друг Короткевича - отправляет того в Крым: кажется, он нашел след Кати.

Короткевич бросает все и отправляется в Ялту. След оказывается ложным, но Короткевича ждет другая встреча, которая перевернет его жизнь…

Режиссер: Тимур Алпатов В ролях: Николай Фоменко, Полина Кутепова, Виктор Раков, Наталья Будущева, Екатерина Редникова, Вероника Вернадская, Владимир Веревочкин, Дмитрий Блохин, Полина Филоненко, Василий Мичков, Сергей Гурьев, Станислав Беляев

russia.tv

Владимир Короткевич: биография и творчество писателя :

Писатель Владимир Короткевич - многогранная творческая личность. Он - одаренный прозаик, лирик и драматург, сформировавший национальный исторический роман детективного содержания и оставивший неизгладимый след в становлении белорусской литературы. Произведения писателя интригуют и захватывают воображение своим интеллектуально-философским звучанием и оживленной колоритной фабулой.

Детство

Родился будущий литератор в белорусском городе Орша осенью 1930 года. Отец – Семен Тимофеевич, занимал серьезный пост в сфере финансов, мать – Надежда Васильевна, в прошлом сельская учительница, была домохозяйкой и воспитывала троих детей.

Отец часто пропадал на работе, поэтому огромное влияние на маленького Володю оказывали мама и дедушка. Они учили детей быть вежливыми и ответственными, любить науку и искусство.

Отец матери очень много общался с младшим внуком Володей, рассказывал ему семейные предания и народные легенды. Именно благодаря живому воображению деда и его завораживающим рассказам Владимир полюбил историю и литературу, природу и науку. Образ пожилого родственника настолько впечатлил юный разум, что в будущем, став профессиональным писателем, Владимир Короткевич отобразил его на страницах своих романов. Некоторые дедушкины истории нашли отражение во многих произведениях автора.

Маленький Володя также очень любил читать книги о природе и истории своего родного края. А чтению мальчик обучился в очень раннем возрасте, на тот момент ему не было и четырех лет.

Первые старания

В шесть лет одаренный ребенок впервые написал свое первое незрелое стихотворение. Но уже тогда оно отличалось красочной живописностью и национальной колоритностью. Немного позднее мальчик стал писать короткие рассказы и даже делать к ним зарисовки.

Великая Отечественная Война заставила семью Короткевич переехать в эвакуацию. Мальчик с мамой побывали в Москве и на Урале, в Оренбурге и Киеве, испытали много мытарств и опасений. Война причинила еще одно горе - забрала у Владимира старшего брата.

После окончания боевых действий Короткевичи вернулись в родной город, где Володя продолжил образование. Параллельно он проходил обучение в музыкальной школе и занимался самообразованием – изучал энциклопедии, статьи по истории и литературе.

Еще школьником Владимир Короткевич, биография которого все еще была малоинтересна и незанимательна для общественности того времени, создал несколько ярких целостных стихотворений, а также написал приключенческую повесть “Загадка Нефертити”.

Образование

Окончив школу, юный литератор поступил в Киеве на русское филологическое отделение. Позднее закончил аспирантуру.

Студентом молодой Короткевич написал в черновом варианте блестящую самобытную повесть “Дикая охота короля Стаха”, в которой гармонично переплелись сразу несколько жанров – исторический роман с детективной интригой.

В возрасте двадцати пяти лет Владимир Короткевич решил защитить кандидатскую, но написание диссертации так и не закончил. Зато у молодого человека появилась новая идея для произведений – описать события шляхетского восстания 1863 года.

Для самореализации Владимир Семенович, который на тот момент работал школьным преподавателем, посетил Высшие литературные и сценарные курсы (с 1958 - по 1962 года).

Поэтическое творчество

В возрасте двадцати одного года Короткевич прилюдно заявил о себе как о поэте – напечатал свои короткие поэтические произведения в районной газете. Стихотворений было два, одно на русском языке, второе на белорусском. Оба творения сразу обратили внимание читателей на начинающего лирика.

Индивидуальный стиль и красивый слог, которыми отличалась поэзия Короткевича, сделали поэта знаменитым и читаемым. Он старался активно творить пером и создавать на бумаге, успевая отлично обучаться в ВУЗе и качественно работать у школьной доски.

Уделяя внимание лирике, Владимир Короткевич, произведения которого набирали все большей популярности, в разное время издал несколько поэтических сборников на родном языке, например: “Моя Илиада” (1961 год) и “Был. Есть. Буду” (1986 год).

Фольклор

В самом начале своего творчества Владимир Короткевич много внимание уделял народному фольклору, считая его духовным кладом родного народа. Писатель издает самобытные “Сказки и легенды моей Родины”, “Ужиная королева”, “Лебединый скит”. Традиционное устное народное творчество подается в произведениях ненавязчиво и оригинально, украшаясь мягкими лирическими отступлениями и добрым веселым юмором.

Собственные сказки Короткевича поучительны и назидательны. Он превозносит мудрость старших и уважение к ним (“Старый отец”), осуждает несправедливость и предвзятость (“Котел с камушками”).

Становление прозаического таланта

В 1958 году Короткевич Владимир, книги которого только начинают набирать популярности, создает два незабываемых произведения, которым суждено прославить его на долгие годы вперед. Это – сатирико-юмористическая повесть “Цыганский король” и историко-детективная повесть “Дикая охота короля Стаха”. Первое произведение язвительно изобличает исторический факт существования на территории Белоруссии в XVIII столетии Цыганского королевства, его сумбурную систему управления и немыслимых смешных правителей. Во втором труде автор красочно и эффектно описывает общество и быт конца XIX века, воспевает подлинный патриотизм и разоблачает социальных злодеев.

Тема любви к родине и национальной самостоятельности звучит в каждом произведении Короткевича. Это и образ князя Вячко, погибшего в бою с немецкими поработителями, и живописные описания полесских пейзажей, и динамичное изображение простого народа, стремившегося к просвещению и единению.

В 1965 году публикуется еще одно важнейшее произведение Короткевича – роман “Колосья под серпом твоим”. Книга описывает, казалось бы, небольшой период времени – одиннадцать лет, начиная с 1850 года. Но авторские размышления и рассуждения охватывают намного больший период – целое столетие, и осмысливают историческую судьбу родной Белоруссии. Главным героем романа является легендарный Кастусь Калиновский. С помощью поведения и высказываний главных героев писатель знакомит своих читателей с причинами шляхетского восстания и доказывает, что оно носило в себе национально-освободительные идеи.

В 1973 году Владимир Короткевич издает новую повесть, посвященную тематике Великой Отечественной войны. “Листья каштанов” имеют автобиографический оттенок, где писатель изображает волнующие и страшные события освобождения Киева и последующие за этим месяцы. Горьки и печальны размышления автора о поколении, обожжённом войной.

Личная жизнь

Владимир Короткевич женился довольно поздно – в сорок один год. До этого проживал в двухкомнатной квартире с матерью, которую очень любил и уважал.

Жена Владимира Семеновича – Валентина Брониславовна, педагог-историк, преподавала в институте.

Супруги жили мирно, душа в душу, но бездетно. Своей любимой женщине Короткевич посвятил несколько лирических произведений, с ней очень любил путешествовать и участвовать в научных экспедициях.

Смерть дорогой жены очень подкосила писателя. Он умер в возрасте пятидесяти четырех лет, так и не оправившись от тяжелой утраты.

Слава и талант писателя были в самом разгаре. Фото Владимира Короткевича, его биография и короткие интервью несколько месяцев не сходили с периодических изданий Белоруссии - страна оплакивала своего литературного героя.

www.syl.ru

Знакомьтесь, Геннадий Короткевич – двукратный чемпион мира по спортивному программированию из Петербурга

Двукратный чемпион мира по спортивному программированию, номер один в мировых рейтингах программистов-олимпиадников в 2018 году пятый раз подряд выиграл престижный турнир Google.Algorithm – и стал лауреатом премии «ТОП 50»-2019. С аспирантом ИТМО поговорили профессор этого вуза Анатолий Шалыто и организатор трансляции чемпионата мира по программированию Лидия Перовская.

  • Рубашка Balenciaga , сорочка Andrea Ya’aqov , брюки Vetements (все — ДЛТ), кроссовки New Balance

Лидия: Насколько для тебя важно признание? Имеет ли для тебя значение, например, сколько времени подряд ты удерживаешь первое место в каком-нибудь рейтинге?

Геннадий: Спортивное программирование пока не спорт миллионов. Победы объективны, звания — субъективная оценка людей, хотя и очень приятная. А за рейтингами следит в основном мой папа.

Анатолий: Где-то писали, что ты мог уже во втором классе поступить в любой технический вуз Белоруссии (Геннадий — уроженец Гомеля. — Прим. ред.). Расскажи об этом.

Геннадий: На олимпиадах по информатике нет деления на классы — вопросы для всех одинаковые. И когда я оканчивал второй класс, то прошел на республиканскую олимпиаду и очень неожиданно для себя вошел в топ-45 школьников в стране. Но права на поступление в вуз это мне не дало. Попасть в университет вне конкурса можно, если выиграть олимпиаду в одиннадцатом классе. А я вообще выбрал учебу в Петербурге, в ИТМО.

Лидия: А сколько длятся тренировки и сами соревнования по программированию?

Геннадий: Соревнования и на ICPC (Международная студенческая олимпиада по программированию. — Прим. ред.), и на IOI (Международная олимпиада по информатике для школьников. — Прим. ред.) длятся по пять часов. Сами сборы — неделю-полторы.

Лидия: Обычно после двух участий в чемпионате мира ICPC люди заканчивают с соревнованиями — работа начинает занимать много времени, появляются другие интересы. И ты один из немногих, кто продолжает участвовать в турнирах. Откуда мотивация?

Геннадий: Для многих соревнование — это способ доказать свою крутость. И когда ты уже что-то выиграл, то мотивация теряется. А если понимаешь, что вокруг тебя все молодые, бодрые и умные, а у тебя все идет уже не так легко, то ты приходишь к выводу, что пора заканчивать. Я не прекращаю тренировки во многом из-за того, что не перестал выигрывать. Может быть, если бы перестал, то и в соревнованиях больше бы не участвовал. Но пока как-то получается побеждать.

Победы объективны, звания — субъективная оценка людей, хотя и очень приятная. А за рейтингами следит в основном мой папа

Анатолий: Недавно в одном из научных журналов вышла статья по биоинформатике (область, разрабатывающая программные средства для понимания биологических данных. — Прим. ред.), с этой же сферой связана твоя магистерская работа. Откуда интерес к этой науке?

Геннадий: Биоинформатика — очень практическая область, но мой научный руководитель Алексей Сергушичев (кандидат технических наук, доцент ИТМО, сотрудник лаборатории биоинформатики и геномики. — Прим. ред.) в какой-то момент нашел задачу и спросил, как к ней можно подступиться, и я пару месяцев над ней в фоновом режиме думал. Получилось так, что задача была про биоинформатику, но та постановка, которую я получил от Леши, была достаточно абстрактной, что мне интереснее, чем практическое приложение. Сегодня многие из тех, кто занимается биологией или физикой, должны уметь программировать. Конечно, необязательно на очень высоком уровне. И наоборот, есть много вещей в биологии, которые люди из области программирования, даже чемпионы, не смогут сразу понять. Мне кажется, что можно было бы придумать удобный формат для того, чтобы ученые могли формулировать задачи, которые у них возникают во время исследований, и передавать их людям, которые решили в жизни много алгоритмических задач. Вообще, наука — сложный процесс: эксперименты, идеи, публикации, бюрократия. Говорят, что в бизнесе мало трудных задач, а здесь — много. Правда, в науке платят, кажется, поменьше.

Лидия: В университете висит постер, на котором ты поднимаешь над головой чек на 1 048 576 рублей. Насколько призовые в соревнованиях важны для тебя? И имеют ли они значение при выборе того или иного турнира?

Геннадий: Почти не бывает так, что я решаю не участвовать в соревновании из-за того, что оно не приносит денег. Есть турниры, которые интересны просто тем, что они существуют: там крутые задачи и интересные соперники. Но на большинстве соревнований оплачивают проезд и проживание, предлагают пройти собеседование в компании. Ну и да, призы на соревнованиях — существенная часть моего дохода.

Анатолий: Насколько важен для тебя олимпиадный туризм?

Геннадий: Путешествовать клево. Очень понравился Токио, хотел бы посетить Австралию. Я стараюсь выделить время на то, чтобы исследовать новый город или страну. Если бы все олимпиады проводились только через Интернет, было бы не так круто. А приезжать финалистам соревнований в одно место — это очень важно, добавляет мотивации. Из всех мест стараюсь магнитики привезти — повесить маме на холодильник и себе.

Особняк Бракгаузен Наб. Лейтенанта Шмидта, 3 / Академический пер., 14 Особняк был возведен в первой четверти XVIII века по образцовому проекту домов «для именитых» архитектора Жан-Батиста Леблона и неоднократно перестраивался в XIX веке. В 1832 году в этом доме поселился американский посол Джеймс Бьюкенен — будущий 15-й президент США, а в конце XIX века здесь жил купец Карл Генрих Сименс, основатель фирмы Siemens & Halske, предприятия которой после революции были переименованы в завод «Севкабель» и Завод имени Козицкого. Узнать подробнее
   

Благодарим Особняк Образцовый X-Palace group, компанию «Зигзаг удачи» и сообщество RetroTech Squad за помощь в организации съемки

стиль: Эльмира Тулебаева, Лилия Давиденко.

www.sobaka.ru

Владимир Короткевич: биография, фото, произведения, цитаты

Короткевич Владимир Семенович – писатель, драматург и поэт, произведениями которого гордится его родная Беларусь и с удовольствием зачитываются читатели разных стран.

Короткевич: добрый, скромный, знаменитый

За его книгами, издаваемыми шестидесятитысячными тиражами и более, выстраивались огромные очереди. Причем такая популярность ни в коей мере не отражалась на человеческих качествах писателя: Владимир Короткевич, не избалованный вниманием государства, был добрым и скромным человеком, обладающим огромным сердцем и широкой душой. Глядя на фото Владимира Короткевича, легко можно рассмотреть в этом человеке открытость, решительность и бескомпромиссность; в белорусском авторе даже в зрелые годы удачно соединялись накопленная годами человеческая мудрость и данная природой детская непосредственность.

Короткевич Владимир Семенович: биография

Родился писатель 26 ноября 1930 года в семье бухгалтера, в городе Орше Витебской области (Белоруссия). В период Великой Отечественной войны был эвакуирован вместе с семьей в Пермскую область, потом переехал в Оренбург. В 1944 году, по возвращении в родную Оршу, Владимир Короткевич получил среднее образование. Учебе в Киевском государственном университете на филологическом факультете и окончанию аспирантуры были посвящены 1949-1954 годы. Будущий знаменитый писатель первое время работал в сельской школе учителем; сначала это была Киевская область, потом родной город Орша. Далее биография Короткевича пополнилась учебой на Высших литературных курсах и Институтом кинематографии в Москве, что стало началом карьеры профессионального писателя.

«Делай неожиданное, делай, как не бывает, делай, как не делает никто, - и тогда победишь», - говорил Владимир Короткевич, цитаты из произведений которого известны и любимы многими почитателями его творчества.

Первый раз в печати имя Короткевича появилось в 1955 году; это была публикация стихотворения «Машэка» в журнале «Полымя». Начало было положено: далее читательскому вниманию были представлены еще три поэтические книги.

Также на счету Короткевича несколько опубликованных сборников с рассказами. К числу наиболее известных произведений относится повесть «Дикая охота короля Стаха» (жанр написания – исторический детектив). Роман «Колосья под серпом твоим» - практически главная книга в творчестве писателя. Одним из ключевых героев в ней является легендарный Кастусь Калиновский; само произведение описывает предшествовавшие восстанию 1863-1864 годов события в Литве и Белоруссии. Проза Короткевича была связана с историческим прошлым родной Белоруссии и его романтически-легендарным осмыслением: это произошедшее в 1863-1865 году январское восстание и кровавая Великая Отечественная война.

В Рогачеве, где, по воспоминаниям друзей, Владимир Короткевич жил долгое время, им были написаны «Седая легенда», «Вино дождей», «Ладья отчаяния». Самым неоднозначным произведением белорусского писателя, в сюжет которого легли реально происходившие события 16-го века, можно назвать произведение «Христос приземлился в Городне», легший в основу художественного фильма режиссера В. Бычкова.

На создание романа детективного жанра «Черный замок Ольшанский» Короткевича вдохновили предания и легенды о ныне разрушенном замке в Ольшанах – небольшом поселке в Гродненской области. Истории и природе родной Белоруссии посвящена книга «Зямля под белымі крыламі», повествующая об обычаях и традициях белорусского народа. На счету писателя, оказавшего колоссальное влияние на творчество белорусских авторов (Нина Ракитина, Сергей Булыга и прочие), несколько сценариев для художественных фильмов, пьесы, множество эссе, статей и очерков.

Мистика в произведениях Короткевича

Существенной составляющей книг Владимира Короткевича являются приключения, героика и романтика, что делает их интересными для широкого круга читателей. Не обходится в творчестве писателя и без мистики, особенно ощущающейся в повести «Легенда аб бедным д’ябле і аб адвакатах Сатаны» и «Ладья отчаяния». Владимир Короткевич, произведения которого нашли своих почитателей, в 1957 году вошел в состав Союза писателей СССР.

«Дикая охота короля Стаха», пожалуй, считается самым лучшим произведением Короткевича, написанным в жанре готики советского времени. И описанные в романе мистические ужасы, пробирающие до самых косточек, на самом деле являются естественным порождением человеческой злобы и подлости.

Личная жизнь автора

Семью Владимир Короткевич, биография которого вызывает искренний интерес у широкого круга читателей, создал относительно поздно, в 41 год. Свою будущую жену Валентину встретил в 37-летнем возрасте на читательской конференции в Бресте.

В браке супруги прожили 12 лет, детей у семейной пары не было. Владимир Короткевич, личная жизнь которого не давала покоя многим эффектным и интересным женщинам, постоянно добивавшимся его внимания, даже будучи женатым, любил только свою Валечку: спокойную, целеустремленную, взвешенную и жить без нее просто не мог. Вместе большое число раз они ездили в различные экспедиции, ходили по заброшенным костелам и церквям, привозили оттуда интересные экспонаты до тех пор, пока Валю не сгубила онкология.

Владимир Короткевич постоянно принимал участие в археологических исследованиях и исторических поисках; знал большое количество песен и был невероятным рассказчиком, за которым слушатели ходили толпами. За это же качество его не любили этнографы, которым Короткевич легко мог дать фору.

Последние годы жизни писателя

Владимир Короткевич, являвшийся человеком обширных познаний и характеризовавшийся независимостью суждений, очень любил путешествовать. В 1984 году Короткевич с соратниками решил совершить большое путешествие по всей Беларуси, чтобы написать книгу о ее историческом достоянии. Маршрут намечался достаточно сложный, но интересный. В процессе путешествия часто останавливались для зарисовок, написания очерков, фотоснимков. Короткевич Владимир чувствовал себя все это время не очень хорошо, а потом его здоровье и вовсе ухудшилось. Друзья вынуждены были срочно транспортировать писателя в Минск.

Позже вспоминали, что имел место следующий случай, произошедший в первый день похода, – пророчество. Остановившись на ночевку у реки Пина, развели костер. В этот момент над путешественниками трижды пролетела огромная сова. Короткевич тогда сказал, что появление этой бесшумной ночной птицы является предвестником смерти. Действительно, 25 июля 1984 года Владимира Короткевича не стало. Похоронили писателя в Минске, на Восточном кладбище.

Наследие писателя как огромный вклад в достояние Белоруссии

Большое число произведений Владимира Короткевича стали доступны читателю лишь после его смерти; романы и рассказы автора легли в основу многих кинофильмов, в числе которых «Черный замок Ольшанский», «Мать Урагана», «Седая легенда», «Дикая охота короля Стаха». Также творчество писателя продолжилось в постановке балета, многочисленных спектаклях и двух операх. В память о белорусском писателе Владимире Короткевиче был создан документальный фильм-воспоминание «Як сканаю – душа застанецца…».

fb.ru

IOI-2009: очередной триумф Гены Короткевича

14-летний белорусский вундеркинд Геннадий Короткевич продолжает триумфальное шествие на мировых конкурсах по программированию. Он выигрывает почти все соревнования, в которых участвует.

Очередным достижением Короткевича стала 21-я всемирная Олимпиада по программированию среди школьников (IOI-2009), которая проходила 8-15 августа в болгарском Пловдиве. Третий год подряд Геннадий Короткевич завоевал там золотую медаль, причём на этот раз он стал абсолютным чемпионом — самым юным за 21-летнюю историю конкурса. Вот полная таблица результатов.

В 2006-м году, впервые участвуя в международной школьной Олимпиаде, 11-летний белорус завоевал только серебро (ему не хватило до золотой медали шести баллов). После этого Гена сбоев не допускал.

Геннадий Короткевич закончил 8 классов гимназии №56 города Гомеля. После IOI-2009 он может повторить путь китайско-австралийского вундеркинда Теренса Тао, выигравшего золото Олимпиады в 12 лет и на следующий год поступившего в вуз, а в 24 года ставшего профессором математики в университете Калифорнии (UCLA).

Дополнительно:

Интервью с Михаилом Долинским, первым и единственным тренером Геннадия Короткевича. Теги:
  • Геннадий Короткевич
  • Михаил Долинский
  • вундеркинд
  • Теренс Тао
  • информатика
  • IOI

habr.com


Смотрите также