Альберт диасович суфияров биография


Производитель «Тысячи озер»

— Удается ли вам как крупному игроку снижать закупочную цену молока за счет объемов?

— Нет, не удается. Из-за создавшегося дефицита сырья рынок молока — это рынок продавца, поэтому обычные закономерности на нем не работают. Тут скорее наоборот — если ты хочешь купить молока больше, то его цена растет, потому что молоко надо у кого-то перекупать. Если кому-то поставляют по 25 рублей за литр, то тебе придется покупать по 27 рублей. В итоге маржинальность тех, кто занимается переработкой молока, не выросла.

— Каковы ваши финансовые результаты? Насколько увеличилась выручка и прибыль «Невских сыров» за 2015 год?

— Выручка в деньгах выросла на 20%, а в натуральном выражении на 15%, настолько же выросла и прибыль.

Белорусское чудо

— То есть говорить о том, что отечественный производитель сыра сильно выиграл от введения эмбарго, не приходится?

— Нет. В первую очередь, от введения эмбарго выиграли белорусские производители, которые резко увеличили поставки основных сортов сыра на российский рынок. Сейчас они занимают приблизительно 30% рынка. До кризиса их доля составляла не больше 15%. Российские производители занимали 50% рынка, а с кризисом увеличили ее до приблизительно 60%. Небольшую долю рынка занимают сыры из Южной Америки, Сербии и прочих стран, не попавших под эмбарго.

— Почему российские производители не смогли резко увеличить поставки на российский рынок?

— Их возможности сильно ограничены. Во-первых, у них недостаточно производственных мощностей. Во-вторых, как я уже сказал, из-за элементарного дефицита сырья. В этих условиях нет большого смысла инвестировать в расширение производства, которое нужно, чтобы серьезно увеличить выпуск твердых сыров. В итоге ожидаемого производственного бума в отечественной сырной отрасли не наступило.

— Вы говорите, что у российских производителей производственного бума не произошло. А у белорусов он произошел?

- Сейчас белорусы работают, что называется, в три смены. В Белоруссии в пищевой отрасли очень велика доля государства. Это касается и производства молока, и его переработки. По моим оценкам, примерно на 80% эта отрасль у них принадлежит государству. Отсюда и государственное финансирование, и прочая поддержка. У нас ничего такого нет и в помине.

Психологические барьеры

— Аналитики зафиксировали сокращение потребления твердых сыров. При этом опросы показали, что у покупателей появилось много претензий к качеству. Эти вещи, на ваш взгляд, как-то связаны?

— Конечно, связаны.

— То есть потребление сыра упало из-за снижения качества?

— Оно упало по ряду причин. Во-первых, из-за того, что повысилась цена. Тот, кто раньше съедал килограмм сыра в месяц, сейчас съедает только 700 грамм. Видя это, мы стали выпускать сыр в упаковках меньшего объема. Если раньше, например, вес одной упаковки был 500 граммов, то сейчас он составляет 330 граммов.

— То есть вы таким образом отодвигаете тот психологический ценовой порог, после которого покупатель может резко сократить потребление?

— Именно. Психологический порог — это цена за упаковку. Потому что покупатель воспринимает сначала цену, а потом уже вес, хотя и видит, что вес стал меньше. Условно говоря, за 100 рублей он готов купить, а за 150 — уже нет. Поэтому уменьшение размера упаковки — это устойчивый тренд в отрасли.

— Ну хорошо, а что делать с качеством? Оно действительно снизилось настолько, что потребителю это стало заметно?

— Сыры массовых сортов, которые составляют мейнстрим рынка и которые раньше в основном были импортными, сейчас стали белорусскими. Часть рынка таких сыров заняли российские производители. И качество, если говорить откровенно, заметно упало. И если раньше человек покупал, например, Тельзитер немецкого производства, то теперь он покупает Тельзитер, сделанный в Белоруссии или в России…

— И покупатель видит разницу?

— Разница есть. Это показали и слепые дегустации, которые мы проводили. Разница даже между немецким и голландским сыром ощутима, а между немецким и белорусским она еще более ощутима. То же самое можно сказать и о российском сыре — Белоруссия и Россия по качеству находятся примерно на одном уровне.

Искусство продажи калорий

— Я часто слышу, что производитель снижает качество вынужденно, поскольку качественный продукт массовому потребителю просто не по карману. Так ли это?

— Тут каждый производитель решает сам. Мы для себя сразу решили, что пальмовое масло добавлять в сыр не будем. Тем не менее, вы абсолютно правы, что производитель идет на снижение качества во многом вынужденно. Потребитель беднеет. Есть и другая проблема — ретейлеры, которые зачастую вынуждают производителя искать способы удешевления своей продукции. Ретейлер говорит: «Мне твоя продукция за 150 рублей не нужна — сделай мне ее за 100 рублей». Но все это появилось не сегодня. И маргарин когда-то придумали, чтобы кормить солдат наполеоновской армии. Чтобы обеспечить жиры, белки и углеводы в нужном объеме и за дешево. Как говорят ретейлеры, человек покупает калории. Цинично, но факт.

— Существует ли в качестве какой-то психологический порог, после которого покупатель начинает сокращать потребление?

— Есть разные сегменты рынка. В массовом сегменте на спрос влияет в основном цена, поэтому порог качества, после которого начнет падать потребление, там еще далеко не достигнут. И доля эконом-сегмента сейчас растет. Но при этом остается довольно большая группа покупателей, для которых качество — важный критерий. И если его снижать, добавляя в сыр пальмовое масло и прочие ингредиенты, которых там быть не должно, то потребление будет падать.

— Ну, а как их не добавлять? Нельзя ведь сдерживать рост цен, бесконечно уменьшая объем упаковки. К тому же ретейлеры оказывают давление на производителей. На вас они, кстати, оказывают давление?

— Разумеется. Правда, они это объясняют бедностью покупателя, а не желанием увеличить собственную прибыль.

— Как вам удается противостоять?

— Иногда и не удается. Бывает, что если не получается договориться, то приходится отказываться от сотрудничества по той или иной ассортиментной позиции.

— А собственную розницу развивать не думали? Некоторые производители молочных продуктов открывают собственные магазины.

— Нет, мы решили этого не делать. Розница — совсем другой бизнес, и он требует других компетенций. Мы решили, сосредоточиться на производстве.

Тонкости импортозамещения

— Мы живем в стране, где давно существует культ всего импортного. Выходит, что сейчас отечественный производитель сыра этот культ только укрепляет?

— Да, потребители часто говорят: «Я лучше съезжу в Финляндию и куплю там качественные продукты». С другой стороны, так происходит не со всеми продуктами. Если взять, например, мясо птицы, никакого культа импорта там нет — мы полностью обеспечиваем себя сами. Есть и ряд других категорий, где потребитель предпочитает отечественное.

— Но с сырами все ровно наоборот. Как вы сказали, потребитель ясно чувствует разницу между немецким и отечественным Тельзитером.

— Сыр в этом смысле — самая сложная категория, и не только в России. На страны ЕС приходится 50% мирового производства сыра. Еще 25% выпускают США и 5% приходится на Канаду и Австралию. Поэтому выполнить импортозамещение французских, итальянских и др. сыров из ЕС очень сложно. Шоколадные батончики можно выпускать где угодно, потому что легко масштабировать технологии. А масштабировать производство сыра гораздо сложнее.

— Почему?

Во-первых, должно быть качественно сырье. Фермеры в ЕС принимают молоко по 30 параметрам. А во-вторых, традиции. Почему вы думаете, в Прибалтике можно производить сыр, который вполне конкурентоспособен? Потому что там есть сырьевая база. Фермерские хозяйства там сохранились с дореволюционных времен. Там не было коллективизации. Сохранились традиции, сохранились потомственные фермеры. У нас этих фермеров, как вы знаете, в свое время посылали в Сибирь.

— Но сейчас фермеров в Сибирь уже никто не посылает.

— Да, но традиция уже исчезла. И поэтому мы наблюдаем следующий феномен. Производство молока сейчас — колоссально прибыльный бизнес с рентабельностью примерно 40%. Для сравнения: рентабельность его переработки (включая и производство сыра)  — не более 10-15%. И тем не менее, новых проектов в сфере производства молока очень мало. Влияет, конечно, и качество жизни в деревне. В Германии или в Голландии особой разницы в качестве жизни между городом и деревней нет. Немецкий фермер получает такое же медобслуживание, его дети ходят в хорошую школу. А у нас отъехал 100 км от Петербурга — и все. Поэтому найти квалифицированные кадры для производства молока крайне сложно. Процесс этот, конечно, движется, но очень медленно.

На короткой дистанции

— Допустим, что когда-нибудь в России научатся делать сыр по качеству не хуже, чем в ЕС. Получится ли убедить в этом российского потребителя?

— Думаю, что получится.

— Год назад у УФАС были претензии к «Невским сырам» в связи с финским флагом на упаковке масла. Почему подчеркивать финское происхождение этого масла для вас настолько важно?

— Потому что сейчас у российского потребителя больше доверия к иностранной продукции. Пока это так.

— Вы говорите «пока». Но сколько у российского производителя времени? Если завтра эмбарго закончится, не закончится ли вместе с ним и импортозамещение?

— До введения эмбарго импортного сыра в России было, как я уже сказал, примерно 50%. Если эмбарго снимут сейчас, то доля импорта может вырасти до 35%, если эмбарго снимут через 5 лет, то импорт займет примерно 20% российского рынка. Но прежнюю долю импорт уже никогда не займет.

— Почему только 35 и 20, а не ноль процентов? Российские производители делают не все возможное, чтобы в будущем сохранить за собой рынок?

— Не все. Психологическое импортозамещение уже произошло. Остается добиться сопоставимого качества. Но сейчас российские производители стали делать больше плавленных сыров. Сырье для них более доступно. Если его не достаточно в России, то можно привести, например, из Белоруссии. Они проще в изготовлении, и предоставляют больше возможностей для удешевления рецептуры.

— Вы делаете плавленные сыры?

— Да.

— И вам не приходится удешевлять рецептуру?

— Не приходится, и вот почему. Мы очень много сыра фасуем — Пармезан, Маасдам и другие натуральные сорта. Раньше мы фасовали сыры из ЕС, а сейчас — из Белоруссии, из Южной Америки. В процессе фасовки образуются обрезки, которые сложно реализовать. И мы используем эти обрезки, для изготовления плавленного сыра.

Жизнь после эмбарго

— В чем вы видите точки для дальнейшего роста своего бизнеса?

— Одна из таких точек роста — контрактное производство. Сейчас на него приходится примерно 15-20% от общего объема. Мы используем два вида контрактного производства. Первый из них — изготовление нашей продукции на мощностях других заводов. Мы размещаем свое контрактное производство в Египте и в Уругвае, а потом привозим сыр в Россию.

— А в чем смысл такой бизнес-модели?

— Это позволяет выпускать продукт, не инвестируя в оборудование. Чтобы производить эти сыры здесь, нам пришлось бы вложить порядка 20 млн. евро. Вместо этого мы используем оборудование своих партнеров, у которых имеются свободные мощности. А на своих мощностях мы изготавливаем сыр по контракту с ретейлерами — это второй тип контрактного производства.

— Вас не смущает, что вы производите продукцию под марками сетей, которая конкурирует на полках с вашими брендами?

— Во-первых, если мы не будем этого делать, то это будет делать кто-то другой. А во-вторых, мы не делаем частные марки в тех категориях, где у наших брендов нет конкуренции. Собственно, так же поступают и другие производители.

— Вы планируете увеличивать долю контрактного производства в общем объеме?

— Потенциал для роста есть. Но с учетом того, что мы планируем увеличивать общий объем производства, доля контракта не изменится.

— Возвращаясь к началу разговора — что сейчас нужно для того, чтобы в России произошел тот производственный бум, о котором вы говорили?

— Нужна более определенная государственная политика — мы не знаем, сколько еще продлится эмбарго. Его объявили на год. За это время невозможно реализовать серьезные проекты, срок окупаемости которых — не менее 3 лет. Поэтому российские производители очень несмело инвестируют в новые проекты. Банки при обсуждении условий кредитования новых проектов спрашивают то же, что и вы: «Что вы будете делать, когда эмбарго отменят?» Ответить на этот вопрос сложно.

Справка

ГК «Нева милк» создана в 1994 году в Петербурге. Производственные мощности расположены в России (Петербург и Вологодская область) и Эстонии. Выпускает продукцию под брендами «Тысяча озер», «Золото Европы», «Город Сыра» и «Сиртаки». Оборот компании, по словам ее президента Альберта Суфиярова, в 2015 году составил 9 млрд. руб., что на 20% больше показателей предыдущего года.

Автор: Аркадий Поддубный

www.rbc.ru

Альберт Суфияров, президент ГК «Нева Милк»

Катается ли сыр в масле? Где находится тысяча озёр?

Эти и другие интригующие вопросы участники бизнес-клуба «Делового Петербурга» смогли задать в минувший четверг Альберту Суфиярову – человеку, который по праву носит звание «короля сыра» среди российских бизнесменов.

Группа компаний Альберта Диасовича «Нева Милк» производит 30 000 тонн продукции в год, что составляет 5% российского рынка сливочного масла и сыра. Кроме того, «Нева Милк» является настоящим новатором рынка: компания регулярно внедряет самые современные стандарты и технологии в пищевом производстве.

Гостей встречи интересовали самые разные темы: от первых шагов в бизнесе Альберта Диасовича до отношения к антисанкционной внешней политике страны и участия компании в городских социальных проектах.

Автор лучшего вопроса получил памятный подарок от спикера. В свою очередь, партнёр бизнес-клуба Делового Петербурга, владелица галереи своевременного искусства MAKEAIR Art Ксения Елисеева подарила Альберту Суфиярову одну из своих картин.

Партнеры мероприятия:

Author Boutique Hotel –  первый бутик-отель в Петербурге, и один из первых бутик-отелей в России.

Ресторан высокой русской кухни «Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ»

dp-club.ru

Правление «Руспродсоюза»

Ассоциация производителей и поставщиков продовольственных товаров

Главная \ О «Руспродсоюзе» \ Правление «Руспродсоюза» Протасов Максим Александрович АНО «Российская система качества, Руководитель

Ассоциация «Руспродсоюз», Председатель Наблюдательного совета

Агрба Беслан Родионович ООО «Мистраль Трейдинг», Президент   Алашеев Юрий Олегович. ГК «Агама», Председатель совета директоров   Астабатцян Карен Грантович ООО «Америа Русс», Генеральный директор Белов Юрий Львович АФГ «Националь», Генеральный директор Берестов Александр Павлович Объединение «Союзпищепром», Президент   Блинов Илья Владимирович ЗАО «Милфорд», Генеральный директор    Бондарев Игорь Васильевич Торговый дом БВК, Директор    Галаганов Дмитрий Анатольевич ГК «Organic Group», Председатель правления  Грановский Шай Группа компаний «Живой кофе», Президент     Григорьев Игорь Николаевич ЗАО «КРУГ», Генеральный директор  Гуров Андрей Николаевич ЗАО «СИ Групп», Генеральный директор  Дегтярь Сергей Анатольевич Холдинговая компания «РосАгроМаркет», Директор по взаимодействию с органами государственной власти  Дымов Андрей Владимирович ОАО «Фирменный Торговый Дом Царицыно», Директор       Дымов Вадим Георгиевич Дымовское колбасное производство, Председатель совета директоров    Жилкин Андрей Игоревич Компания «Молочный мир», Генеральный директор  Каширин Максим Сергеевич Simple Group, Президент   Котлов Владимир Михайлович ООО «МегаБестФуд», Генеральный директор    Леонов Дмитрий Игоревич ООО «Неокод», Генеральный директор  Лялин Алексей Владимирович ОАО «Владимирский хлебокомбинат», Управляющий  Матело Светлана Константиновна ООО «Диарси Центр», Генеральный директор  Мизюра Андрей Михайлович УК «МилкГрупп», Генеральный директор   Новиков Владимир Андреевич ООО «Севко-Дистрибьюция», Вице-президент Поклад Олег Николаевич ООО «Дансония» и ООО «Объединение Краснодарский чай», Председатель совета директоров Попов Михаил Владимирович ГК «Останкино», Председатель совета директоров   Романцев Владислав Анатольевич ГК «ЭФКО», Член Совета директоров    Сидоров Евгений Георгиевич Агрохолдинг «Московский», Председатель совета директоров   Суфияров Альберт Диасович ГК «Невские сыры», Президент    Телунц Тигран Эдуардович Консервный холдинг «Дядя Ваня», Президент   

Трегубов Дмитрий ГК «НМЖК», Заместитель Генерального директора 

Хлестов Алексей Александрович ЗАО «Диадар», Генеральный директор   Ходжаев Денис Эдуардович ООО «Круз», Директор по стратегическому маркетингу Чайка Игорь Юрьевич ООО «Русский экспорт», Председатель совета директоров  Четвергов Алексей Николаевич ПК «AquaLife», Генеральный директор  Ян Жан Эрви DeCecco, Генеральный директор   Янышев Федор Александрович Группа компаний «Yanyshev», Владелец  

www.rusprodsoyuz.ru

Email: [email protected]

 8(495)223-06-15

 

rusprodsoyuz.ru

Альберт Суфияров

Цитаты

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Клиент всегда хочет быстро, качественно и дешево. Но так не бывает. Обычно нужно из этих трех характеристик выбрать две. Каждая компания решает этот вопрос по-своему — например, лоукостеры выбирают быстро и дешево, порой в ущерб комфорту или качеству»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Мы начинали бизнес вместе с моим партнером. Но после 14 лет совместной работы мы пришли к решению, что нам нужно делить бизнес, и это было болезненно. Я знаю много примеров, когда люди из-за раздела бизнеса теряют бизнес»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Управление бизнесом занимало у меня все больше и больше времени. Я понял, что если я не делегирую управление компанией топ-менеджеру, который не сделает администрирование лучше меня, то у меня не останется времени, чтобы искать на рынке новые возможности, отвечать на новые вызовы»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Существует три основных принципа регулярного менеджмента. Фокусируемость — за определенный период времени нужно добиться определенных результатов, потому что потом требуется минимум усилий, чтобы поддерживать результаты на соответствующем уровне. Ритмичность — в природе все ритмично, есть суточные ритмы, есть годовые и пр. Если мы эту ритмичность привнесем в бизнес, то люди к этому привыкают, и работа получается более эффективной. Измеряемость — эффективно управлять можно только тем, что можно измерить. Правильное определение KPI и определение образа результата, а также его отслеживание — это важное условие регулярного менеджмента»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Стоимость, цена и ценность — разные понятия. Мы задумались, почему покупатель покупает финский сыр, а наш обходит. Мы пригласили финских технологов, стали закупать финское сырье, придумали название. И дело пошло. Успех пришел именно потому, что мы наполнили наш товар эмоциональным содержанием, донесли до покупателя, что он экологически чистый, натуральный, свежий»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Очень важно составить правильное акционерное соглашение, когда начинаешь работать с инвесторами, с партнерами. Это что-то вроде брачного договора, который позволит вам избежать потерь при разделе бизнеса»

ПМЭФ 2018

Предприниматель поколения Z. Сложности запуска бизнеса

«Когда мы столкнулись с проблемой отсутствия кадров, мы открыли школу шиномонтажников. Понятно, что ее выпускники уходили потом в другие компании. Но в результате наша компания приобрела репутацию самых качественных услуг на этом рынке»

roscongress.org


Смотрите также