Айшет магомаева кинжалова биография


Глава 7. Как Айшет Кинжалова выкрала сына Муслима

Глава 7. Как Айшет Кинжалова выкрала сына Муслима

Учеба в музыкальной школе явилась одним из главных аргументов, когда решался вопрос: с кем же останется Муслимчик — с родственниками или с матерью, желавшей продолжать карьеру на театральном поприще.

Итак, показав почти всех взрослых, окружавших подрастающего Муслима, мы пока что избегали разговоров о его матери. И сейчас настал самый подходящий момент, чтобы познакомится с этой женщиной, оставившей в сердце певца любовь, нежность, обожание и обиду.

— Моя мама, Айшет Ахмедовна (по сцене Кинжалова), была драматической актрисой с многоплановым актерским амплуа. У нее был хороший голос, она аккомпанировала себе на аккордеоне, что обожали на провинциальной сцене. Играла она по большей части роли характерные, а ее музыкальность была как бы дополнением к драматическим способностям. На сцене мама была очень эффектна — у нее были превосходные внешние данные, подвел только нос: мама была курносая. Помню, как в детстве я тоже боялся, что буду с таким же носом, как у матери, и даже на ночь завязывал себе нос платком, чтобы прижать его.

Айшет Ахмедова

Броская внешность матери, ее одаренность, видимо, в большой степени оттого, что в ней намешано много кровей: ее отец был турок, мать — наполовину адыгейка, наполовину русская… Сама она из Майкопа, а театральное образование получила в Нальчике. Много лет спустя я встретил там одного старого актера, который сказал мне, что учился вместе с моей матерью. Когда я рассказал ей об этой встрече, она вспомнила его.

Мои родители встретились в Майкопе, где мать играла в драматическом театре, а отец оформлял спектакль. Они уехали в Баку, поженились. Когда отец ушел на фронт, мать жила в нашей семье, а после его гибели вернулась к себе в Майкоп. Человека по-своему неординарного, ее томила «охота к перемене мест» — ей почему-то не работалось в одном и том же театре. При этом ее никто не увольнял, никто не выгонял из труппы. Но ей хотелось чего-то нового, и потому мать часто ездила в Москву на артистическую биржу, где в межсезонье собирались актеры чуть ли не со всей страны в поисках работы в разных театрах.

Ведя рассказ о Магомаевых, мы еще не упомянули о женщине по имени Мария, которая большую часть жизни прожила в кругу этой семьи. Можно назвать ее экономкой, домработницей, приживалкой… в любом случае она появилась в семье Магомаевых будучи еще юной девушкой и, разделив хлопоты по хозяйству, осталась в знакомом кругу до самой смерти Джамал-эддина. Вероятнее всего девушка была дана в помощь семье (принята на работу), когда Джамал занял высокую партийную должность. Не секрет сейчас, что у многих коммунистических боссов была прислуга, помогавшая по хозяйству (а иногда и приставленная органами с определенной целью). Как вспоминал Муслим, «Появилась она у нас еще девушкой, была молоканкой[9] из селения Ивановка, что под Баку».

Именно эта молоканка Мария, Мария Григорьевна, «член семьи, родной человек», и поспособствовала воссоединению сына с блудной матерью. Ситуация была весьма пикантной и похожей на сыгранный как по нотам спектакль.

Когда Айшет Ахмедовна по своему обыкновению в очередной раз внезапно приехала с очередных гастролей в Баку, и стала умолять бабушку отдать ей сына, именно неприметная Мария сыграла роль вершительницы судеб, «случайно» упустив мальчика.

Понятно, что когда мать просила отдать ей сына, которого она оставила лишь на время, Байдигюль отнекивалась, аргументируя тем, что и дядя Джамал, заменивший Муслиму отца, привык к ребенку, и что тот обязательно должен закончить музыкальную школу, и что жить в разъездах маленькому мальчику не на пользу… Понятно, что актерская профессия матери лишь усугубляла дело с разрешением ситуации.

Похоже, что и в тот раз Айшет согласилась с железными доводами, дав согласие оставить сына еще ненамного. Однако развитие событий показало, что материнский инстинкт возобладал.

В день, когда актриса решила уехать, Мария Григорьевна предложила проводить ее до вокзала, взяв с собой мальчика, мол ребенок помашет матери рукой, когда та сядет в поезд. Никто не возражал, ведь подобные приезды и отъезды случались уже не раз. А на вокзале Мария перед самым отходом поезда неожиданно решила пойти за мороженым в ларек. Муслим уже стоял с мамой в вагоне, как поезд тронулся. Мальчишка не испугался, ему стало интересно, что будет дальше. Поезд резво набирал ход, когда и мать, и сын увидели бегущую по перрону Марию Григорьевну. И, понятное дело, уже было поздно что-то менять. Так, по воле судьбы, наш герой оказался в чужом для себя городе Майкопе, где пробыл пару дней. В этом городке Айшет некогда встретила своего супруга, подарившего ей одаренного талантами сына Муслима…

Об этом месте мальчик, уже став взрослым, вспоминал:

— Приехали мы ночью, очень долго ждали мамину подругу, которая должна была нас встретить, и очень продрогли. Наконец она появилась. Помню, как эта подруга-артистка потом поила меня обжитающим чаем и как я, оттаивая, погружался в сладкий сон среди пуховых подушек. Матери хотелось показать меня своим театральным друзьям, а мне показать, где они познакомились с отцом. Я вдоволь набегался по театру, по всем его закоулкам…

Майкоп. Адыгейский областной драматический театр имени А. С. Пушкина

Из Майкопа беглецы поехали в Вышний Волочек, где мать играла в местном театре. Самым неожиданным для мальчика во время путешествия явилось то, что вместо гор он вдруг видел сплошную степную равнину.

— Из бакинской жары мы въехали в промозглую осень, а затем в суровую русскую зиму. Я проснулся утром, и глазам стало больно от неожиданной белизны: всюду был снег.

Так мальчик, не знавший холода, впервые почувствовал мороз, увидел снег и… новых друзей.

Долгое путешествие, жизнь в Волочке привили Муслиму искреннюю любовь к России.

— Я полюбил этот неброский, уютный русский городок, его простых, доверчивых людей. Здесь я впервые узнал, что такое русская душа. Взрослым я проехал по России вдоль и поперек, встречал стольких людей, но ее, России, сердечный напев зазвучал во мне там, в Вышнем Волочке. Я еще раз убедился в том, что первое впечатление — самое верное.

В Волочке мальчик продолжил занятия в музыкальной школе-семилетке у педагога Валентины Михайловны Шульгиной, которую он запомнил как мудрого и терпеливого наставника. Кроме школы женщина работала в городском драмтеатре музыкальным оформителем, а также руководила хором в одном из учебных заведений.

— Мне нравилось в Валентине Михайловне редкое для педагога качество: хороший педагог бывает и жестким, и добрым. Валентина Михайловна не заставляла меня сделать то-то и то-то, а предлагала. И всякий раз поощряла мои успехи, даже тогда, когда я ленился и играл хуже, чем мог. Она как бы давала понять: ты хоть и не хочешь разучивать задание, а все же играешь хорошо. Обычно в школе не поощряется вольность в исполнении ученика, а Валентина Михайловна, наоборот, отмечала, что я по-своему трактую некоторые произведения. «В девять лет иметь свое музыкальное мнение, — сказала она про меня на экзамене, после которого я перепрыгнул сразу через класс, — это совсем неплохо и ко многому обязывает». Я и сам чувствовал, что учусь здесь, в Волочке, лучше, чем в родном Баку. Может быть, и потому, что русский мороз как следует проветривал мозги?

Благодаря присутствию матери-актрисы и знакомству с театральным миром, у Муслима проявился новый творческий интерес. К тому же для развития новых способностей у него было много свободного времени — все-теки из-за катастрофической занятости в театре Айшет наняла няньку присматривать за сыном. Эта женщина не оставила приятных впечатлений, и чувствовалась, что она исполняет свои обязанности только из-за денег. Конечно же, она не могла заменить Муслиму любимую бабушку и дядю с его женой-полькой, да и других домашних, оставленных им в теплом Баку. Тогда, чтобы не страдать в разлуке, мальчик стал находить себе занятия по душе. Среди его новых увлечений появилась тяга к театру.

— Мой интерес к театру вскоре вылился в то, что я увлек нескольких ребят идеей организовать кукольный спектакль. К тому времени я уже немного лепил, поэтому сделать кукол для небольшого спектакля «Петрушка» мне было нетрудно. Мы достали почтовую коробку, смастерили из нее сцену, сами написали текст, и наши марионетки на ниточках разыграли короткий спектакль минут на десять. Нам хотелось, чтобы у нас было все, как в настоящем театре: мы даже брали за билеты «деньги» — фантики от конфет…

Муслим Магомаев с мамой

Следующая глава

biography.wikireading.ru

Армянские корни Муслима Магомаева: газета “Северная Осетия”

Многие хорошо помнят замечательного певца, народного артиста СССР Муслима МАГОМАЕВА (1942–2008). Но мало кто знает, что этот мастер советской эстрады, кумир миллионов слушателей, был правнуком начальника Владикавказского округа.

Мама певца – Айшет Ахмедовна Магомаева, известная также под сценическим псевдонимом Кинжалова (1921–2003), советская актриса театра. Сталинская стипендиатка (1941), она училась в Нальчике, позже – в Москве, в ГИТИСе. Некоторое время жила в Баку. Основная часть ее театральной карьеры прошла в Чимкентском русском драматическом театре. С 1971 по 1978 год она работала в Мурманском областном драматическом театре, где и закончила свою творческую карьеру.

О происхождении матери сам Муслим Магомаев писал, что она родилась в Майкопе. Ее отец по национальности был турком, а мать – наполовину адыгейкой, наполовину русской. При этом певцом упоминается, что она – внучка полковника Терского казачьего войска Ханжалова. Отсюда и ее сценический псевдоним.

Полковник Иван Александрович Ханжалов – вполне реальная личность. Он  родился 9 мая 1856 года и происходил из дворян Астраханской губернии, армяно-григорианского вероисповедания. Поступил на военную службу нижним чином 23 августа 1876 года. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов. Окончил Павловское военное училище. Подпоручик с 20 декабря 1879 года, поручик с 18 декабря 1880 года, штабс-капитан с 23 ноября 1888 года. Служил в 38-й артиллерийской бригаде. А в 1891 году он перешел на административную службу в Терскую область. 19 ноября того же года был назначен  начальником 2-го участка Владикавказского округа. Затем был младшим помощником начальника Грозненского округа.

6 мая 1894 года Ивана Ханжалова произвели в капитаны. А с 13 октября 1895 года он – старший помощник начальника Хасав-Юртовского округа Терской области. Дальше его карьера складывается не менее успешно: 26 февраля 1901 года произведен в подполковники, с 6 августа 1903 года – и. д. начальника отделения Терского областного правления, с 26 февраля 1906 года – начальник Веденского округа. Здесь Ханжалов пробыл недолго, получив вскоре новое назначение. Тем самым ему, возможно, спасли жизнь: сменивший его в Ведено полковник Галаев вскоре был убит абреком Зелимханом.

С 10 апреля 1906 года Иван Ханжалов – начальник Владикавказского округа, 6 мая 1908 года произведен в полковники. Иван Александрович дольше всех своих предшественников, целых одиннадцать лет, возглавлял Владикавказский округ. И, может быть, оставался бы во главе его и дальше, но в 1917 году грянула Февральская революция, государь император отрекся от престола – и по цепочке начали отстраняться от власти и все местные начальники. В марте Ханжалов тоже был отстранен от должности. Его дальнейшая судьба пока неизвестна.

Зато известно, что жена у него была православного вероисповедания. У них было пятеро детей. К 1917 году сыновьям Ивана Александровича было 20 и 16 лет, а дочерям, соответственно – 32, 28 и 25.

Пока не выяснилось, к какой ветви потомков Ивана Ханжалова принадлежит мама Муслима Магомаева: скорее всего, она – дочка кого-то из его сыновей. Но тогда странно звучит утверждение, что ее отец был турком. Может быть, Муслим и сам не знал точных подробностей о своем прадеде. Ведь очевидно, что его мать не могла в советское время рассказывать о том, что она внучка царского полковника.

Еще заметим, что к Терскому казачьему войску полковник Ханжалов не имел отношения. Владикавказский округ (так же как и Веденский и Грозненский округа, где он ранее служил) не являлся территорией Терского войска. Соответственно, служившие в нем не числились в ТКВ. Ханжалов как бывший артиллерист состоял по полевой артиллерии.

Эта семейная сага еще ждет своих исследователей. Она интересна и тем, что наглядно показывает, как тесно переплелись пути разных народов и конфессий на Кавказе. И тем, что напоминает: история Владикавказа полна вот такими удивительно интересными человеческими судьбами, о многих из которых нам еще предстоит узнать в подробностях…

http://sevosetia.ru/news_full/Kultura/Pravnuk-nachalnika-Vladikavkazskogo-okruga/

www.aniarc.am

Кем был по происхождению Муслим Магомаев: чеченцем или азербайджанцем

Муслим Магометович Магомаев во всех источниках именуется азербайджанским (и, конечно же, советским) певцом и композитором. Родился прославленный баритон, действительно, в столице Азербайджанской республики, Баку. Но были ли у него вообще предки-азербайджанцы, это большой вопрос

Происхождение матери

Мама Муслима Магометовича, Айшет Ахмедовна, тоже принадлежала к артистической среде. Она была актрисой, лауреаткой Сталинской премии 1941 года. Сценический псевдоним Айшет Ахмедовны — Кинжалова. Родилась она в столице Республики Адыгея, Майкопе. Отец Айшет Ахмедовны был турком, мать — на 50% русская, на 50% адыгейка.

Феликс Киреев, историк осетинского происхождения, исследовал родословную известного певца и сделал очень любопытный вывод. Дедом Айшет Кинжаловой мог являться осетин Иван Александрович Ханжалов. Он был дворянином высокого происхождения, белогвардейским полковником и начальником Владикавказского военного округа.

Естественно, в советское время «блистать» таким «не рабоче-крестьянским» происхождением известная актриса не могла. Да и сам Муслим Магомаев никогда не упоминал о том, что его прадед был осетином и царским подданным. В имя сохранения жизни своей и своих детей предкам Магомаева пришлось забыть об этой части своей родословной.

Происхождение отца

Отец Магомаева был театральным художником. По официальным данным, по национальности он являлся азербайджанцем. Дед Муслима Магометовича по отцу, Абдул-Муслим, был прославленным азербайджанским и чеченским композитором. Его именем названа филармония в Баку. Но происходил он из старинного чеченского рода, или по-чеченски тейпа, вашендорой. Родился в Грозном, столице современной Чеченской республики.

Сам Муслим Магомаев говорил, что его бабушка по отцовской линии (Багдагуль-Джамал) была татаркой. Вопросов о национальной принадлежности дедушки певец избегал. Но в Чечне отлично знают и его деда, и прадеда. Прадед Муслима Магометовича был чеченским мастером-оружейником, рожденным в селении Старые Атаги. Именно там находится родовое гнездо Магомаевых, и оттуда происходит их фамилия. Таким образом получается, что в роду Муслима Магометовича были русские, осетины, татары, турки, адыгейцы и чеченцы.

Несмотря на столь пеструю смесь разных кровей, сам Муслим Магомаев всегда однозначно определял свою национальную принадлежность. Он считал себя только азербайджанцем, вероятно, отдавая дань любви и уважения земле, которая стала для него родной. О себе певец говорил так: «Азербайджан — мой отец, а Россия — моя мать». Чеченцы же считают Муслима Магомаева своим и гордятся им.

Читать ещё •••

Видео дня. Про принцессу-лесбиянку снимут детский мультфильм

Другое , Муслим Магомаев , Азербайджан , Грозный , Майкоп

news.rambler.ru

Айшет Кинжалова

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Трейлер сериала «Прятки».

Page 2

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Трейлер сериала «Прятки».

www.kino-teatr.ru

Айшет Кинжалова

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Трейлер сериала «Прятки».

www.kino-teatr.ru


Смотрите также