Аделина патти биография личная жизнь


Аделина Патти

Впервые запела еще совсем ребенком, в 1851-м; последний концерт Патти дала через 50 с лишним лет, в 1914-м. Наряду с Дженни Линд (Jenny Lind) и Терезой Титьенс (Thérèse Tietjens) Аделина считается одной из известнейших певиц-сопрано в мировой истории; особую славу ей принесли чистота и красота её голоса и несравненная техничность её бельканто.

Аделина – тогда еще Адела Хуана Мария Патти (Adela Juana Maria Patti) – была последним ребенком тенора Сальваторе Патти (Salvatore Patti) и сопрано Катерины Барилли (Caterina Barilli). На момент рождения девочки родители её работали в Мадриде (Mardrid); поскольку Сальваторе по происхождению был сицилийцем, Патти также стала гражданкой Королевства Обеих Сицилий (Kingdom of the Two Sicilies). Уже позже певица обзаведется французским паспортом – французами будут её первые два мужа.

Сестры Аделы, Амалия (Amalia) и Карло

тта (Carlotta), также занимались пением. Аделина была еще совсем ребенком, когда семья её переехала в Нью-Йорк (New York City); в Бронксе (Bronx) девочка и выросла. Петь профессионально Адела училась с самого детства; в конечном итоге ей удалось развить чудеснейшее колоратурное сопрано, отличающееся невероятной теплотой тона. Считается, что немало секретов вокального мастерства Аделина почерпнула у своего сводного брата Мориса Стракоша (Maurice Strakosch), известного музыканта и импресарио; сама певица, впрочем, утве

рждала, что училась всему целиком и полностью сама.

Дебютировала в опере Аделина Патти в 16 лет, 24-го ноября 1859-го; ей досталась главная роль в 'Лючии де Ламермур' ('Lucia di Lammermoor') Гаэтано Доницетти (Gaetano Donizetti), поставленной в Музыкальной Академии Нью-Йорка (Academy of Music, New York). 24-го августа 1860-го Патти вместе с Эммой Альбани (Emma Albani) солировала на мировой премьере 'Кантаты' (Cantata) Карла Вука Сабатье (Charles Wugk Sabatier) – приуроченной к визиту принцу Уэльского. В 1861-м Адели

ну пригласили на роль Амины в 'Сомнамбуле' ('La sonnambula') Винченцо Беллини (Vincenzo Bellini) в Ковент-Гарден (Covent Garden); приняли юную певицу настолько тепло, что она обзавелась домом в Клэпэме (Clapham) и начала покорять Европу прямиком из Лондона (London). Вскоре Амину в исполнении Патти увидели в Париже (Paris) и Вене (Vienna) – с тем же ошеломляющим успехом.

Благодаря невероятной чистоте и звучности своего голоса Патти покоряла все новые и новые сцены; уже с возрастом она в полной мере овладела нижней ча

стью своего голосового диапазона – и стала петь еще лучше. Возраст, впрочем, повлиял и на репертуар и стиль пения Аделины – она стала более консервативной; певица прекрасно понимала, в каких именно партиях её уже немолодой голос звучит наиболее выигрышно и старалась придерживаться именно их.

На пике своей карьеры Аделина получала по 5000 долларов за ночь; контракты её, помимо прочего, предусматривали даже то, что её имя на афишах должно было быть написано крупнее, чем имена остальных исполнительниц. Патти отличалась

невероятным упрямством и – что куда важнее – столь же невероятной деловой хваткой.

Личная жизнь у Аделины сложилась не так успешно, как профессиональная – впрочем, по сравнению с многими другими оперными певицами, Патти сумела ограничиться самыми минимальными потерями. В браке она была трижды; первый распался из-за взаимной супружеской неверности, второй – из-за смерти мужа, а третий – из-за смерти самой певицы. В целом Аделина прожила долгую и довольно успешную жизнь; в 1919-м она скончалась от естественных причин

facecollection.ru

ПАТТИ АДЕЛИНА

Полное имя – Адель Хуана Мария Патти

(род. в 1843 г. – ум. в 1919 г.)

Итальянская певица, колоратурное сопрано. С неизменным успехом выступала на оперных сценах мира около шестидесяти лет.

Это случилось в 1862 г. Однажды ночью пассажирский пароход, курсировавший от Гамбурга до Нью-Йорка, затонул прямо посреди Атлантического океана. В живых чудом осталось только трое: два матроса и юная пассажирка. Их долго швыряло на волнах, и они поддерживали друг друга как могли. Потом один из матросов не выдержал, попрощавшись с товарищами по несчастью, нырнул в пучину, и обратно уже не вынырнул. Но двое других не хотели сдаваться и из последних сил боролись со стихией…

Очень скоро мужество покинуло и девушку. Она, уже полуживая, на прощание поцеловала матроса мокрыми губами и заплакала: «Если бы ты знал, как я хочу жить…» Но матрос грубо оборвал ее: «Пока я живой, я тебя не оставлю. Держись сколько можешь и не визжи от страха, иначе по морде получишь…»

Дальше все было как в хорошей сказке. Мимо проходил парусник, тонущих заметили, втащили на палубу, обогрели и доставили на североамериканский континент. Спасенную девушку звали Аделиной Патти, и в Америке ее с нетерпением ждали. Она была оперной певицей…

Легенды о ее голосе дошли и до наших дней, и в том, что она была гениальной исполнительницей, сомневаться не следует. Аделина была способна не только подражать трелям соловья или соревноваться со звучанием оркестрового кларнета – она могла заставить людей плакать. Однажды, будучи в Буэнос-Айресе, где никто не понимал по-английски, она так проникновенно исполнила британскую балладу «Дом, мой милый дом», что слушатели залились слезами, даже не поняв смысла этой чужой песни.

Патти родилась в Мадриде в 1843 г. в семье бродячих драматических певцов – итальянца-отца и матери-испанки. Мать Аделины, пользовавшаяся на итальянской сцене заслуженной популярностью под именем Барилли, разрешившись последним ребенком, совершенно потеряла голос. Однако природа, как известно, не терпит пустоты: лишив мать работы, она подарила волшебный голос дочери.

В связи с материальными затруднениями семья вынуждена была перебраться из Италии в Америку, где в 1850 г. юная певица впервые вышла на сцену. Это произошло от великой нужды, ибо в тот день у родителей Аделины не было денег для ужина.

Очень быстро ее необыкновенный голос привлек внимание публики и антрепренеров. Но уже в раннем возрасте Патти демонстрировала капризность и строптивость характера, от которой не раз страдали родители, партнеры по сцене и служащие театра. Иной раз ее вздорность помогала карьере, но чаще служила поводом для пересудов.

Помимо голоса и прекрасных музыкальных способностей природа наделила Патти редкой выносливостью. За четыре года странствий по городам Южной и Северной Америки девочка дала более трехсот концертов – приблизительно по концерту каждые четыре дня. И везде был небывалый успех. В Пуэрто-Рико, где до этого не видели и не слышали артистов-чужеземцев, девятилетнюю Аделину прозвали «маленькой колдуньей».

В 1855 г., когда необходимые средства для семьи были собраны, Аделина прекратила выступления и начала готовиться к профессиональной карьере. Ее учителем стал Морис Стракош – муж ее старшей сестры. За четыре года Патти освоила девятнадцать классических партий и стараниями своего терпеливого учителя превратилась из юного «вундеркинда» в настоящую оперную певицу. 24 ноября 1859 г. стало знаменательной датой в истории исполнительского искусства. В этот день аудитория нью-йоркской музыкальной академии присутствовала при рождении новой выдающейся певицы в опере «Лючия ди Ламмермур».

Успех был ошеломляющим. Последовало приглашение повторить турне по американскому континенту, и вскоре Аделина уже пела в 14 операх. Но этого молодой актрисе было уже мало. Она всерьез мечтала покорить Европу.

Надо сказать, что ситуация для завоевания Старого Света сложилась весьма подходящая: единственной певицы, которая могла бы поспорить с Аделиной за сердца обожателей классического пения – Бозио, к тому времени уже не было в живых. Поэтому в 1861 г. Патти отправилась в Лондон, а затем в Париж. Здесь повторилось то же, что и в Америке – публика была очарована волшебным голосом молодой девушки и буквально носила ее на руках.

Аделина стала большой любительницей супердорогих костюмов и камелий. Сначала она очень увлекалась красными розами и носила их постоянно на голове, но после громадного успеха в «Травиате» изменила розе и осталась верной красной камелии. Она не только любила прикалывать цветок себе на грудь и украшать им свою прическу, но являлась всегда в театр с букетом камелий, а все комнаты ее роскошного помещения во время цветения камелий были нередко убраны целыми цветущими деревьями и кустами этого растения.

Избалованная восхищением, Патти перестала появляться на репетициях, предоставляя возможность подавать реплики своему импресарио Стракошу. В обществе заговорили о том, что «с миной избалованного ребенка» на лице, не прислушиваясь к справедливой критике, Аделина вряд ли дойдет «до апогея своего искусства». Но она все-таки смогла заставить себя работать и, вступая в полосу творческой зрелости, отказалась от прежних привычек. Патти медленно, но неуклонно взрослела, становилась личностью, не дав дурному воспитанию возобладать и погубить ее уникальный талант.

Да, она осознавала силу своего таланта, и слава всегда следовала впереди нее. Но в своих мемуарах Аделина скромно упоминает лишь о двух своих подлинных триумфах.

Первый – мадридский. В королевском театре пылкие испанцы выпустили из клеток стаи канареек, которые все и слетелись к ней, поющей, привлеченные, очевидно, ее голосом. Второй триумф – московский. Случайно Патти коснулась платьем сценической лампы, и оно вспыхнуло на ней, словно факел. Пламя быстро погасили, певица даже не ощутила боли от ожогов, но москвичи мигом расхватали – на память – обгорелые хлопья ее опаленной одежды, летавшие в воздухе…

Аделина Патти не раз бывала в России, покорив русских с бесподобной легкостью, выдержав трудное соперничество даже с блистательной шведкой Христиной Нильсон, хотя в русском обществе меломанов произошел внушительный раскол на «паттистов» и «нильсонистов». Музыкальным партнером Патти не раз бывал прославленный тенор Эрнесто Николини, в дуэтах с которым, ведя любовную партию, Аделина томно закрывала глаза, словно пьющая голубица…

Знаменитый режиссер К.С. Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве» так описывал необыкновенную певицу, которая свободно брала «сверхъестественно высокие ноты чистейшего серебра»: «Точеная небольшая фигурка, с профилем, точно вырезанным из слоновой кости». А великий русский композитор П.И. Чайковский писал, что «госпожа Патти по всей справедливости занимает уже много лет кряду первое место между всеми вокальными знаменитостями… Это одна из тех немногих избранниц, которые могут быть причислены к ряду первоклассных из первоклассных аристократических личностей».

Русские искренне восхищались Патти. Эта милая брюнетка небольшого роста, с грациозно-подвижной фигурой, ладила со всеми, бывая деликатной даже со швейцарами. И в то же время с достаточно избалованной славою певицей не так-то легко было управиться, если она вдруг начинала капризничать…

Восемь лет, из года в год, Петербург и Москва испытывали наслаждение, видя и слушая Патти, а Лев Толстой даже увековечил ее в своем романе «Анна Каренина» как одну из ярких современниц эпохи. 1 февраля 1877 г. в северной российской столице состоялся последний бенефис артистки в «Риголетто». В этот вечер Патти мучительно, с тяжелейшими истериками расставалась со своим первым мужем – маркизом Дека. Подробности скандала со сладострастием смаковались прессой. Уезжая, уже на вокзале обиженная звезда говорила баритону Ивану Мельникову: «Нет смысла гастролировать в Петербурге, если обо мне здесь стали судить не как о хорошей певице, а лишь как о гадкой женщине, бросившей знатного мужа ради красивого любовника Николини».

И все-таки в 1904 г., через двадцать семь лет, Аделина снова появилась на берегах Невы. И снова пела. Шла русско-японская война. Как и в предыдущий свой приезд, певица все доходы от концертов отдала в фонд помощи раненым русским воинам.

После большого перерыва актрису встречали с восторгом, но и с опасением. Она держалась за руку своего молодого мужа и выглядела рядом с ним молодящейся старухой с крашеными рыжими волосами. Однако когда она запела, слушатели были ошеломлены ее звонким, по-прежнему серебристым голосом. Творческое долголетие Патти было феноменальным – шестьдесят лет продолжалась ее сценическая деятельность. Современники находили голос певицы, хотя и не отличавшийся особой силой, уникальным по мягкости, свежести, гибкости и блеску, а красота тембра буквально гипнотизировала слушателей. Ей был доступен диапазон от си малой октавы до фа третьей.

Аделина Патти слыла любимицей меломанов всего мира. Она одной из первых решилась запечатлеть свой голос в грамзаписи. Техника того времени была очень несовершенна, и многие великие певцы, услышав себя на граммофонной пластинке, не давали разрешения на выпуск своих записей. Но Патти была решительной женщиной. Хотя к тому времени, когда появился граммофон, ей было уже около семидесяти, она сделала записи нескольких оперных арий. Фотографии ее представляют большую редкость и находятся в основном в частных коллекциях.

20 октября 1914 г. Аделина навсегда простилась с публикой на концерте, организованном в помощь Обществу Красного Креста. Шла Первая мировая война, и знаменитая певица смотрелась на сцене словно осколок ушедшего XIX в. Ее последним вокальным номером стала любимая всеми простая английская песенка «Дом, мой милый дом».

Патти умерла в конце 1919 г., не потеряв ни своей красоты, ни волшебного голоса. Незадолго до смерти она писала в автобиографии: «Не думайте, что я принимала доброту, оказываемую мне целым светом, и многие почести, которых меня удостаивали, за вполне заслуженные мною. Я знаю, что это лишь дань за ниспосланное мне Богом дарование, а я только использовала этот свой Божий дар».

Следующая глава

history.wikireading.ru

Аделина Патти

Впервые запела еще совсем ребенком, в 1851-м; последний концерт Патти дала через 50 с лишним лет, в 1914-м. Наряду с Дженни Линд (Jenny Lind) и Терезой Титьенс (Thérèse Tietjens) Аделина считается одной из известнейших певиц-сопрано в мировой истории; особую славу ей принесли чистота и красота её голоса и несравненная техничность её бельканто.

Аделина – тогда еще Адела Хуана Мария Патти (Adela Juana Maria Patti) – была последним ребенком тенора Сальваторе Патти (Salvatore Patti) и сопрано Катерины Барилли (Caterina Barilli). На момент рождения девочки родители её работали в Мадриде (Mardrid); поскольку Сальваторе по происхождению был сицилийцем, Патти также стала гражданкой Королевства Обеих Сицилий (Kingdom of the Two Sicilies). Уже позже певица обзаведется французским паспортом – французами будут её первые два мужа.

Сестры Аделы, Амалия (Amalia) и Карло

тта (Carlotta), также занимались пением. Аделина была еще совсем ребенком, когда семья её переехала в Нью-Йорк (New York City); в Бронксе (Bronx) девочка и выросла. Петь профессионально Адела училась с самого детства; в конечном итоге ей удалось развить чудеснейшее колоратурное сопрано, отличающееся невероятной теплотой тона. Считается, что немало секретов вокального мастерства Аделина почерпнула у своего сводного брата Мориса Стракоша (Maurice Strakosch), известного музыканта и импресарио; сама певица, впрочем, утве

рждала, что училась всему целиком и полностью сама.

Дебютировала в опере Аделина Патти в 16 лет, 24-го ноября 1859-го; ей досталась главная роль в 'Лючии де Ламермур' ('Lucia di Lammermoor') Гаэтано Доницетти (Gaetano Donizetti), поставленной в Музыкальной Академии Нью-Йорка (Academy of Music, New York). 24-го августа 1860-го Патти вместе с Эммой Альбани (Emma Albani) солировала на мировой премьере 'Кантаты' (Cantata) Карла Вука Сабатье (Charles Wugk Sabatier) – приуроченной к визиту принцу Уэльского. В 1861-м Адели

ну пригласили на роль Амины в 'Сомнамбуле' ('La sonnambula') Винченцо Беллини (Vincenzo Bellini) в Ковент-Гарден (Covent Garden); приняли юную певицу настолько тепло, что она обзавелась домом в Клэпэме (Clapham) и начала покорять Европу прямиком из Лондона (London). Вскоре Амину в исполнении Патти увидели в Париже (Paris) и Вене (Vienna) – с тем же ошеломляющим успехом.

Благодаря невероятной чистоте и звучности своего голоса Патти покоряла все новые и новые сцены; уже с возрастом она в полной мере овладела нижней ча

стью своего голосового диапазона – и стала петь еще лучше. Возраст, впрочем, повлиял и на репертуар и стиль пения Аделины – она стала более консервативной; певица прекрасно понимала, в каких именно партиях её уже немолодой голос звучит наиболее выигрышно и старалась придерживаться именно их.

На пике своей карьеры Аделина получала по 5000 долларов за ночь; контракты её, помимо прочего, предусматривали даже то, что её имя на афишах должно было быть написано крупнее, чем имена остальных исполнительниц. Патти отличалась

невероятным упрямством и – что куда важнее – столь же невероятной деловой хваткой.

Личная жизнь у Аделины сложилась не так успешно, как профессиональная – впрочем, по сравнению с многими другими оперными певицами, Патти сумела ограничиться самыми минимальными потерями. В браке она была трижды; первый распался из-за взаимной супружеской неверности, второй – из-за смерти мужа, а третий – из-за смерти самой певицы. В целом Аделина прожила долгую и довольно успешную жизнь; в 1919-м она скончалась от естественных причин

biofolio.org

Биография Аделина Патти

Впервые запела еще совсем ребенком, в 1851-м; последний концерт Патти дала через 50 с лишним лет, в 1914-м. Наряду с Дженни Линд (Jenny Lind) и Терезой Титьенс (Thérèse Tietjens) Аделина считается одной из известнейших певиц-сопрано в мировой истории; особую славу ей принесли чистота и красота её голоса и несравненная техничность её бельканто.

08.04.2011

Аделина – тогда еще Адела Хуана Мария Патти (Adela Juana Maria Patti) – была последним ребенком тенора Сальваторе Патти (Salvatore Patti) и сопрано Катерины Барилли (Caterina Barilli). На момент рождения девочки родители её работали в Мадриде (Mardrid); поскольку Сальваторе по происхождению был сицилийцем, Патти также стала гражданкой Королевства Обеих Сицилий (Kingdom of the Two Sicilies). Уже позже певица обзаведется французским паспортом – французами будут её первые два мужа.

Аделина Патти фотография

Сестры Аделы, Амалия (Amalia) и Карлотта (Carlotta), также занимались пением. Аделина была еще совсем ребенком, когда семья её переехала в Нью-Йорк (New York City); в Бронксе (Bronx) девочка и выросла. Петь профессионально Адела училась с самого детства; в конечном итоге ей удалось развить чудеснейшее колоратурное сопрано, отличающееся невероятной теплотой тона. Считается, что немало секретов вокального мастерства Аделина почерпнула у своего сводного брата Мориса Стракоша (Maurice Strakosch), известного музыканта и импресарио; сама певица, впрочем, утверждала, что училась всему целиком и полностью сама.

Реклама:

Дебютировала в опере Аделина Патти в 16 лет, 24-го ноября 1859-го; ей досталась главная роль в 'Лючии де Ламермур' ('Lucia di Lammermoor') Гаэтано Доницетти (Gaetano Donizetti), поставленной в Музыкальной Академии Нью-Йорка (Academy of Music, New York). 24-го августа 1860-го Патти вместе с Эммой Альбани (Emma Albani) солировала на мировой премьере 'Кантаты' (Cantata) Карла Вука Сабатье (Charles Wugk Sabatier) – приуроченной к визиту принцу Уэльского. В 1861-м Аделину пригласили на роль Амины в 'Сомнамбуле' ('La sonnambula') Винченцо Беллини (Vincenzo Bellini) в Ковент-Гарден (Covent Garden); приняли юную певицу настолько тепло, что она обзавелась домом в Клэпэме (Clapham) и начала покорять Европу прямиком из Лондона (London). Вскоре Амину в исполнении Патти увидели в Париже (Paris) и Вене (Vienna) – с тем же ошеломляющим успехом.

Аделина Патти фотография

Благодаря невероятной чистоте и звучности своего голоса Патти покоряла все новые и новые сцены; уже с возрастом она в полной мере овладела нижней частью своего голосового диапазона – и стала петь еще лучше. Возраст, впрочем, повлиял и на репертуар и стиль пения Аделины – она стала более консервативной; певица прекрасно понимала, в каких именно партиях её уже немолодой голос звучит наиболее выигрышно и старалась придерживаться именно их.

На пике своей карьеры Аделина получала по 5000 долларов за ночь; контракты её, помимо прочего, предусматривали даже то, что её имя на афишах должно было быть написано крупнее, чем имена остальных исполнительниц. Патти отличалась невероятным упрямством и – что куда важнее – столь же невероятной деловой хваткой.

Аделина Патти фотография

Личная жизнь у Аделины сложилась не так успешно, как профессиональная – впрочем, по сравнению с многими другими оперными певицами, Патти сумела ограничиться самыми минимальными потерями. В браке она была трижды; первый распался из-за взаимной супружеской неверности, второй – из-за смерти мужа, а третий – из-за смерти самой певицы. В целом Аделина прожила долгую и довольно успешную жизнь; в 1919-м она скончалась от естественных причин.

Человек, который случайно открыл АмерикуПосетило:528 Петер-Эрих Кремер Посетило:960 Награда за самую уродливую гримасуПосетило:571

www.peoples.ru

Звезда из прошлого - АДЕЛИНА ПАТТИ (1843—1919)

rodich3007

Итальянская певица, колоратурное сопрано. Пела во многих странах. Партии: Розина («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Виолетта («Травиата» Дж. Верди), Маргарита («Фауст» Ш. Гуно).

Сами обстоятельства ее происхождения, казалось, не оставили Аделе-Хуане-Марии Патти (полное имя нашей героини) никакого выбора будущего. Появление на свет четвертого ребенка в семье драматических певцов, итальянца-отца и матери-испанки, принесло с собой не только радость. Мать Аделины, пользовавшаяся на итальянской сцене заслуженной популярностью под именем Барилли, совершенно потеряла голос, разрешившись последним ребенком. «Аделина все взяла у меня», — говорила артистка, навсегда расставшись с театром.  Однако природа, как известно, пустоты не терпит: лишив мать голоса, она подарила гениальный дар дочери.  В семье, где все было связано с музыкой, Аделина, конечно, не могла остаться равнодушной к гармонии звуков, однако даже для видавших виды актеров Патти ошеломляющим показался талант их последыша. В связи с денежными затруднениями семья вынуждена была перебраться в Америку, где в 1850 году юная певица и вышла впервые на сцену. Чувствуя себя уже настоящей артисткой, семилетняя Аделина наотрез отказалась появиться на сцене с куклой в руках, как того хотели устроители концерта, надеясь умилить американских слушателей.  Строптивость характера, проявившуюся у Патти в раннем возрасте, не раз испытали на себе антрепренеры, партнеры актрисы по сцене, служащие театра. Иной раз ее вздорность помогала карьере, но чаще служила поводом для анекдотов о несносной диве. Аделина была так капризна, что ее единственный учитель, он же — муж ее старшей сестры, Морис Стракош, никогда не спрашивал Патти, расположена ли она сегодня заниматься. Во избежание ссор этот хитрый педагог садился за инструмент и начинал проигрывать ту оперу, которую необходимо было выучить. Через некоторое время дверь репетиционной комнаты распахивалась и на пороге появлялась бодро напевающая только что исполненный Стракошем отрывок ученица.. К счастью, музыкальная память ее казалась феноменальной: трех-четырех раз прослушивания Аделине было достаточно для точного воспроизведения своей партии. Помимо голоса и прекрасных музыкальных способностей природа наделила Патти редкой выносливостью. Родители, конечно, понимали, что частые выступления маленькой дочери могут отрицательно сказаться на ее голосе, но поскольку другого выхода из отчаянной нужды у них не предвиделось, они разрешали Аделине отправляться на новые и новые гастроли. За четыре года странствий по городам Южной и Северной Америки девочка дала более трехсот концертов.  С юной Патти в этих путешествиях случались самые настоящие приключения: в Сантьяго девятилетнюю артистку настигло сильнейшее землетрясение, разрушившее весь город; в плавании к берегам Кубы она едва не погибла во время шторма. Говорят, что маленькая Аделина выказала при этих катаклизмах невозмутимое присутствие духа. В Пуэрто-Рико, где никогда не видели иностранных артистов, зрители, очарованные серебряным голосом Патти, серьезно решили, что перед ними на сцене — сверхъестественное существо и прозвали Аделину «маленькой колдуньей». Но современному человеку стоит больше всего подивиться тому, как при таком колоссальном напряжении (фактически девочка давала по концерту через каждые четыре дня) Патти сохранила свой неповторимый голос. В 1855 году стараниями все того же «ангела-хранителя» Стракоша Аделина прекратила выступления и начала готовиться к карьере оперной певицы. За четыре года Патти освоила девятнадцать   партий. Ее учитель смог объяснить девушке всю ответственность возвращения на сцену «бывшего вундеркинда». Слишком часто способные дети вырастали в серые посредственности, поэтому Патти обязана была ворваться на оперную сцену с особым шиком, превзойти соперниц своими данными, как когда-то маленькая Аделина превосходила сверстников. 24 ноября 1859 года явилось знаменательной датой в истории исполнительского искусства. В этот день аудитория нью-йоркской музыкальной академии присутствовала при рождении новой выдающейся оперной певицы: Патти дебютировала здесь в «Лючии ди Ламермур» Доницетти. Редкой красоты голос и исключительная техника артистки вызвали бурю оваций. Уже в первом сезоне она с огромным успехом пела в четырнадцати операх и совершила турне по американским городам.  Однако в отличие от сегодняшнего понимания престижа, когда любое закрепление успеха связано с признанием в США, в прошлом веке порядочной артистке необходим был восторг европейского зрителя. В Старом Свете молодая Патти предполагала сразиться за звание первой певицы мира. Надо сказать, что ситуация для завоевания оперного Олимпа сложилась весьма подходящая. Единственная певица, которая могла бы поспорить с Аделиной за сердца обожателей классического пения — Бозио почила в бозе на тридцать третьем году жизни. 14 мая 1861 года Патти уже срывала первые листки лаврового венка перед лондонцами, заполнившими театр «Ковент-Гарден», в роли Амины («Сомнамбула» Беллини). Этот первый триумф, по-видимому, так поразил певицу, что Англия стала настоящей любовью Патти. На берегах туманного Альбиона Аделина провела большую часть жизни, а с конца 1890-х годов она окончательно обосновалась в этой стране. Но наиболее экзальтированных поклонников Патти обрела в Париже, куда впервые приехала в 1862 году. Черноглазая, грациозная Аделина сделалась любимицей французов. Поэты слагали в честь нее оды, ее привычки и манеры стали основой всех светских сплетен Парижа. Трудно было устоять девятнадцатилетней девушке перед лестью и преклонением. Избалованная восхищением Патти даже перестала появляться на репетициях, предоставляя возможность подавать реплики своему импресарио Стракошу. Бедному Морису приходилось распевать любовные дуэты Розины, Лючии или Сомнамбулы. Большого труда стоило добиться согласия артистки хоть на одну репетицию, разве только она внимала уговорам, чтобы разучить новую оперу. О тирании дивы стали даже ходить анекдоты. Много сплетен родилось в Париже и по поводу чрезмерной страсти Патти к роскоши. Она соглашалась выступать лишь за баснословные гонорары и только с теми постановщиками, которые одевали ее в фантастически дорогие костюмы, сшитые по последней моде. Естественно, что головокружение от триумфа не способствовало шлифованию мастерства Аделины. И вскоре среди восторженных дифирамбов газетчиков появились нотки разочарования серьезных критиков. В одном из отзывов на исполнение Патти роли Розины в «Севильском цирюльнике» рецензент отмечал, что певица внесла в партию множество украшений, совершенно несоответствующих характеру музыки Росини. «...Поневоле говорится об одной лишь Аделине Патти, о ее грации, молодости, чудном голосе, изумительном инстинкте, беззаветной удали и, наконец... о ее мине избалованного ребенка, которому было бы далеко не бесполезно прислушаться к голосу беспристрастных судей, без чего ей вряд ли удастся дойти до апогея своего искусства». Надо сказать, что безмерное честолюбие помогло Патти в испытаниях «медными трубами». Она таки смогла заставить себя работать и, вступая в полосу творческой зрелости, отказаться от прежних дурных привычек. Патти медленно, но неуклонно взрослела, становилась личностью, не дав дурному воспитанию возобладать и погубить ее уникальный талант. Большой успех способствовал Аделине в России. В книге «Моя жизнь в искусстве» К.С. Станиславский с восхищением вспоминал о «сверхъестественно высоких нотах чистейшего серебра» Патти, о ее необыкновенной колоратуре и технике. В его памяти, уже на склоне лет, ярко воскресала ее «точеная небольшая фигурка, с профилем, точно вырезанным из слоновой кости». Молодой, только начинающий свою карьеру П.И. Чайковский слушал певицу в московском Большом театре. Она пела Розину. Сохранились строки, написанные великим композитором о Патти: «В чарующей красоте ее голоса и в соловьиной чистоте ее трелей, в баснословной легкости ее колоратуры есть что-то нечеловеческое. Да, именно нечеловеческое...» Восемь лет, из года в год, Петербург и Москва испытывали наслаждение, видя и слушая Патти. В 1873—1877 годы Лев Толстой писал «Анну Каренину». Помните, в одной из глав пятой части романа он отправляет свою героиню в театр на представление с участием Патти. Наверное, Аделина Толстого не читала, хотя она была очень способной к языкам и знала французский, английский, испанский, итальянский. Но необходимости учить русский, по-видимому, у нее не было, так как в России окружающие певицу люди спокойно общались на одном из перечисленных выше языков. Интересно, что и великий писатель Патти никогда на сцене не видел, просто он описал атмосферу ее спектакля по рассказам очевидцев. 1 февраля 1877 года состоялся бенефис артистки в «Риголетто». Никто не думал тогда, что в образе Джильды она последний раз предстанет перед петербуржцами. Так случилось, что именно в северной российской столице Патти мучительно, с тяжелейшими истериками расставалась с первым мужем. Подробности скандала со сладострастием смаковались петербургской публикой. Для Аделины воспоминания о разводе стали поводом для того, чтобы надолго забыть дорогу в северную столицу.

Еще в молодости Патти обручилась в Лондоне с сыном миланского коммерсанта. Его ревность — даже к партнерам по спектаклю! — была вполне в духе классических оперных эпизодов, и постоянно устраиваемые им сцены, хоть льстили самолюбию молодой дивы, постепенно становились в тягость, а когда страстный Отелло обанкротился, Аделина навеки вычеркнула его из своего сердца.

Ко всему прочему она была очень честолюбива. В Баден-Бадене, где собирались сливки общества со всей Европы, у нее появился новый жених: маркиз де Ко, молодой человек с бакенбардами а-ля Оффенбах, шталмейстер императора Наполеона III, Bel ami (милый друг - фр.) на каждом придворном празднике. Сердце Аделины растаяло, ведь вместе с титулом маркизы она получала залог удачной актерской карьеры. Осталось преодолеть сопротивление свекрови, герцогини де Вальми, которая поначалу не испытывала особого восторга перед женитьбой сына на комедиантке. Императрица Евгения собственной персоной стала посредницей в этом деле, так в 1868 году в часовне редемптористов Клафама состоялась пышная свадьба. Свидетелями были герцог Манчестерский, французский принц де ла Тур д'Овернь и посол Франции в Лондоне. Ничего более изысканного дотоле не видели. Аделина купалась в лучах дворянской славы. Но влюбленность не притупила в ней чувства реальности, и по договору состояние Патти, которое уже тогда оценивалось в 300-400 тысяч франков, после заключения брака осталось нетронутым.

Несколько лет все шло хорошо, поющая маркиза разъезжала от успеха к успеху, муж сопровождал ее в качестве принца-консорта. Неожиданно Патти воспылала безудержной страстью к одному своему коллеге — тенору Эрнесту Николини, который на самом деле оказался отцом пятерых детей и австрийцем по фамилии Николас. Сначала она совершенно не переносила Николини, его грубые манеры так же действовали ей на нервы, как и бахвальство в любовных делах. Но в конце концов Аделина Патти пожертвовала браком и дворянской роскошью ради человека, который даже не был образцовым артистом. Измена стала сенсацией, маркиз де Ко подал на развод, он обошелся Патти в 250000 франков.

Еще некоторое время эта история служила обильной пищей для закулисной болтовни, но слава примадонны так укрепилась за Патти, что поведение певицы не повлияло на ее положение в обществе. В 1889 году Николини умер. Аделина искренне оплакивала его, что, правда, не помешало ей уже на шестом десятке выйти замуж за 23-летнего шведа Рольфа Седерштрёма, барона по происхождению и массажиста по роду занятий. Но все это было ничто по сравнению с его красивым крепким телом.

С давних пор Патти добровольно поселилась в роскошной уэльской обители. Когда она выезжала в своем экипаже, деревенская детвора выстраивалась цепью по обеим сторонам дороги и кричала в ее честь: «Mrs. Patti for ever!» (Миссис Патти — вечная слава! - англ.). В своем замке она расставляла современные музыкальные инструменты и болтала на четырех языках с попугаями. Жемчужиной ее новоготической обители стал частный театр на 200 зрителей. На занавесе была изображена аллегорическая фигура Патти в виде царицы Семирамиды в роскошной повозке.

Ей удалось сохранить свой голос до глубокой старости. Через двадцать семь лет после своих последних гастролей в России Патти приехала по просьбе императорской семьи в Петербург, чтобы выступить в благотворительном концерте в 1904 году в фонд помощи раненым русским воинам, участникам русско-японской войны. Шестидесятилетнюю актрису встречали с восторгом, но с опасением. Она держалась за руку своего молодого мужа и выглядела рядом с ним молодящейся старухой, с жидкими крашенными рыжими волосами. Но когда она запела, слушатели были ошеломлены ее звонким, по-прежнему серебристым голосом. Долголетие Патти на сцене, не искусственное, не растянутое поклонением бывшим ее заслугам, было феноменальным — шестьдесят лет продолжалась ее сценическая деятельность. Верди однажды определил явление Патти, как «исключение в искусстве». Современники находили голос певицы, хотя и не отличавшийся особой силой, уникальным по мягкости, свежести, гибкости и блеску, а красота тембра буквально гипнотизировала слушателей. Патти был доступен диапазон от си малой октавы до фа третьей. В лучшие свои годы ей никогда не приходилось «распеваться», чтобы войти в форму, — с первых же фраз она являлась во всеоружии своего искусства.  Патти дожила до появления первых грампластинок, и ее по-детски восхищала возможность услышать собственный голос. Говорят, что, когда ей как-то проиграли одну из записей, артистка не смогла сдержать слез от радости: ведь теперь будущее поколение будет судить о ее искусстве не только со слов современников. В 65 лет ее имя по-прежнему притягивало публику как магнит, и перед своим официальным уходом со сцены певица дала серию последних и предпоследних концертов. 20 октября 1914 года Аделина Патти навсегда простилась с публикой на концерте, организованном в целях помощи Обществу Красного Креста. Шла первая мировая война, и знаменитая певица смотрелась на сцене словно осколок ушедшего XIX века. Ее последним Скальным номером стала любимая англичанами простая песенка «Дом, Мой милый дом».

Последние годы жизни Патти провела в своем живописно расположенном замке Крейг-ай-Нос в Уэллсе, где и скончалась 27 сентября 1919 года (похоронена на кладбище Пер-Лашез в Париже).

http://www.classic-music.ru/patti.html

http://www.loveorigami.info/story.php?aut=389&story=133

Page 2
Tags:

rodich2007.livejournal.com

Аделина Патти - Adelina Patti

Аделина Патти (10 февраля 1843 - 27 сентября 1919) был итальянский-французский 19-го века опера певец, зарабатывая огромные сборы на пике своей карьеры в музыкальных столицах Европы и Америки. Она первая спела на публике , как ребенок в 1851 году, и дала ей последнее выступление перед аудиторией в 1914 году вместе с ней рядом современников Jenny Lind и Терез Титдженс , Патти остается одним из самых известных сопрано в истории, благодаря чистоте и красоте ее лирического голоса и непревзойденного качества ее бельканто техники.

Композитор Джузеппе Верди , писавший в 1877 году, описал ее как , возможно, лучший певец , который когда - либо жил и «громадная художник». Восхищение Верди таланты Патти была разделена многочисленными музыкальными критиками и социальных комментаторов своей эпохи.

биография

Портрет Аделина Патти, 1860-х годов

Она родилась Аделина Патти Хуана Марии , в Мадриде , последнего ребенка тенор Сальваторе Патти (1800-1869) и сопрано Катарина Barilli (умер 1870). Ее итальянские родители работали в Мадриде , Испания, в момент ее рождения. Потому что ее отец был родом из Сицилии , Пэтти родился предмет короля Обеих Сицилий . Позже она несла французский паспорт, так как ее первые два мужа были французы.

Ее сестра Amalia и Карлотта Патти были также певцами. Ее брат Карло Патти был скрипачом , который женился на актрисе Эфи Джермон . В детстве семья переехала в Нью - Йорк. Патти вырос в Wakefield части Бронкса , где дом ее семьи все еще стоит. Патти пела профессионально с детства, и превратился в колоратурное сопрано с идеально выровненных голосовыми регистрами и удивительно теплой, атласной тон. Патти научился петь и обретал понимание голоса техники от своего брата-в-закона Стракоша , который был музыкантом и импресарио.

Вокальное развитие

Аделина Патти , как Лючия ди Ламмермур, 1860 - е годы, по Camille Silvy

Аделина Патти сделала ее оперный дебют в возрасте 16 лет 24 ноября 1859 в главной роли Доницетти «s Лючии ди Ламмермур в Академии музыки , Нью - Йорк. На 24 августа 1860 года , она и Эмма Альбани были солистами в мировой премьере Чарльз Уагк Сабатьер «s кантаты в Монреале , который был выполнен в честь визита принца Уэльского . В 1861 году в возрасте 18 лет, она была приглашена в Ковент - Гарден , чтобы исполнить роль Амины в Bellini «s Сомнамбулы . Она имела такой замечательный успех в Ковент - Гарден в этом сезоне, она купила дом в Клэпхема и, используя Лондон в качестве базы, отправился покорять европейский континент, выполняя Амина в Париже и Вене в последующие годы с одинаковым успехом.

Во время американского турне 1862 года, она пела Джон Говард Пейн «s Home, Sweet Home в Белом доме для президента США, Авраама Линкольна , и его жена, Мэри Линкольн . В Lincolns оплакивал свой сын Вилли , который умер от тифа. Переехал в слезах, то Lincolns просил бис песни. Отныне он стал бы связанный с Аделина Патти, и она выполнила это много раз , как бонус пункта в конце концертов и концертов.

Портрет работы Франца Winterhalter (1862)

карьера Пэтти был один успех после успеха. Она пела не только в Англии и Соединенных Штатах, но и как далеко в континентальной Европе, как России, так и в Южной Америке, а также, вдохновляющие остервенение аудитории и критические там, где она в превосходной степени пошла. Ее девичья хороший внешний вид дал ей привлекательный сценический, который добавил к ее статусу знаменитости.

В 1869-1870 она занимается турами по Европе и России. Концерты в Москве и Санкт-Петербурге были очень успешными , и Патти повторяет ее российские поездки в течение всех 70 - х. В России она сделала некоторые весьма плодовитый frienships с первыми лицами российской аристократии и первого диапазона музыкантов и artsmen таких П. Чайковского , А. Рубинштейна , А. Серова и В. Стасов . В Петербурге, в течение сезонов 1874-75s Патти встретиться Эрнесто NICOLINI (в будущем ее второй муж) в первый раз. В это время она знакомится с выдающимся русским историком Дмитрием Ilovayski и с его семьей. Эта дружба была долгой в течение многих десятилетий и Иловайский с кузеном даже поехать в Уэльс для удовлетворения Adelina в течение первой половины 1880 - х годов.

В течение 1860-х лет, Патти обладал высоким сладким, залегающим голосом птичьей чистоты и замечательной гибкости, которая была идеально подходит для таких деталей, как Церлины, Люсии и Амины; но, как Verdi было отмечено в 1878 году, ее нижние ноты получили полноту и красоту, когда она подросла, что позволило ей выделиться в весомой платы за проезд. Патти, однако, превратилась в консервативную певицу в заключительной фазе своей оперной и концертной карьеры. Она знала, что подходит стареющей голос до совершенства, и она прилипла к нему. Как правило, ее концертные программы в течение 1890-х лет показали множество знакомых, часто сентиментальных, не слишком требовательные популярных мелодий в день, которые были уверены, что обратиться к ее фанатам.

Но в ее зрелый расцвете в 1870 - х и 80 - х годах, Патти был более предприимчивым певец, оказывается эффективная актриса в этих лирических ролях , которые требовали призвание поступательного глубоких эмоций, таких как Джильды в Риголетто , Леоноры в Трубадур , название части в Семирамида , Церлиной в Дон Жуан и Виолетты в Травиате . Кроме того, она была подготовлена для решения весьма драматических партий в операх , как L'Африканский , Гугеноты и даже Аида . Она никогда не пыталась петь любые Verismo часть, однако, так как они стали популярными только в сумерках своей карьеры, в течение последнего десятилетия 19 - го века.

Патти ее свита, и Pullman бабки ca. 1904

Много лет назад, Патти испытал забавное столкновение в Париже с бельканто-оперы композитора Джоаккино Россини , который был убежденным приверженцем традиционных итальянских ценностей пения. Рассказывают , что , когда наставник Патти (и брат-в-законе), Стракош, представил ее Россини в одном из своих модных приемов в течение 1860 - х годов, она была уговорили спеть «Una Voce росо фа», от Россини цирюльник Севилья -с украшение добавляет Стракош , чтобы показать голос сопрано. «Какой состав был?», Спросил колючую Россини. «Почему, маэстро, свой собственный» ответил Стракош. «О , нет, это не мой состав, то есть Strakoschonnerie», Россини ответил. ( «Cochonnerie» сильная французская идиома указует на «мусор» и буквально означает «то , что характерно и подходит для свиней.»)

Финансовые хватка и выход на пенсию

В своем расцвете, Патти потребовал платить $ 5000 за ночь, в золоте, перед выступлением. Ее контракты предусмотрено, что ее имя будет топ-счетом и печатается больше, чем любое другое имя в гипсе. Ее контракты также настаивал на том, что в то время как она была «свободно посещать все репетиции, она не обязана присутствовать на любом».

В своих мемуарах известный оперный промоутер «полковник» Mapleson напомнил Патти упрямой личности и острое чувство бизнеса. Как сообщается , был попугай , которого она обученный вопить, «CASH! ДЕНЬГИ!» всякий раз , когда Mapleson вошел в комнату. Патти пользуется атрибутами славы и богатства , но она не была расточительной с ее заработком, особенно после потери большой части своих активов в результате распада первого брака (см . Ниже) Она вложила благоразумно большие суммы денег , и в отличии от некоторых из ее экстравагантных бывших коллег, такие как звезда тенор Джованни Марио , который умер в нищете, она увидела свои дни на фоне роскошной обстановки.

Patti карикатурной французского художника Андре Гилл .

В 1893 году Патти создал заглавную роль Габриэллы в ныне забытой оперы Эмилио Пицци на ее мировой премьеры в Бостоне. Патти заказал Пицци написать оперу для нее.

Десять лет спустя, она провела одно заключительное пение тур Соединенных Штатов; Однако, как оказалось, являются критическими, финансовыми и личными неудачами, из - за ухудшение ее голос через возраст и износ. С тех пор она ограничена себя к случайному концерта здесь или там, или частные выступления смонтированных на небольшой театре она построена в ее впечатляющей резиденции, Craig-у-Nos замок в Уэльсе . Последний раз она пела на публике 24 октября 1914 года, принимая участие в Красного Креста концерт в лондонском Royal Albert Hall , который был организован для оказания помощи жертвам Первой мировой войны . Она прожила достаточно долго , чтобы увидеть войну конец, умирая в 1919 году естественных причин.

Записи

Первые записи ее голоса были сделаны ca. 1890 на граммофонных баллонах для Томаса Маршалла в Нью - Йорке. Ни не записано название, ни их количество , как известно. Записи будут потеряны.

Патти сократить более чем 30 дисков граммофонных записи песен и оперных арий (некоторые из них дублирует) - плюс запись один говорили голос (приветствие Нового года на ее третий муж, который она собиралась его сохранить как память) - на ее Welsh дома в 1905 и 1906 для Граммофон и пишущая машинка компании . К тому времени она была в возрасте в ее 60 - х годов, с ее голосом а мимо расцвете после напряженного оперной карьеры , простирающейся весь путь обратно в 1859 году.

Тем не менее, прозрачна чистота ее тон и гладкость ее легато линии оставались единственным впечатляющими, компенсируя до некоторой степени для ослабления ее контроля дыхания. Записи также показывают живую личность пения, а также удивительно сильный голос в груди и сочный тембр. Ее трель остается удивительно свободно и точной , и ее дикция превосходна. В целом ее диски имеют шарм и музыкальность , которые дают нам подсказку о том, почему, по ее пике, она командовала $ 5000 за ночь.

Аделина Патти , как леди Харриет в «Марта» Флотов, Camille Silvy

Записано наследие Патти включает в себя ряд песен и арий из следующих опер: Свадьба Фигаро , Дон Жуан , Фауст , Марфы , Norma , Mignon и Сомнамбула .

Записи были произведены в Граммофон и пишущая машинка компании (предтеча EMI Records ) и были выпущены в Соединенных Штатах на Виктора Talking Machine Company . Фортепиано концертмейстер Патти, Лэндон Рональд , так писал о своей первой сессии записи с примадонной, «Когда маленькая (патефон) труба издавала красивые тона, она вошла в экстаз! Она бросила поцелуи в трубу и продолжала говорить:«Ах ! Mon Dieu! Maintenant JE comprends Pourquoi JE суис Патти! О ош! Quelle Voix! Quelle артисткой! Je comprends рекламируют! [Ах! Господи! Теперь я понимаю , почему я Патти! О да! Какой голос! Какой художник! Я все понимаю!] Ее энтузиазм был настолько наивным и искренним , что тот факт , что она хвалит ее собственный голос показался нам все , чтобы быть правильным и «.

Тридцать две записи Патти были переизданы на компакт-диске в 1998 году Marston Records (номер по каталогу 52011-2).

Личная жизнь

Патти , как полагают некоторые, имели баловство с тенором Марио , который , как говорят, хвастался на первой свадьбе Патти , что он уже «любовью к ней много раз».

Занимался в качестве несовершеннолетнего к Анри де Lossy, барон Виля, Патти замуж три раза: первый, в 1868 году, к Анри де Роже де Каузаку, маркиз Caux (1826-1889). Брак вскоре распался; оба имели дела и де Caux получила юридическое разделение в 1877 году и развелись в 1885 году Союз растворили с горечью и стоило ей половину своего состояния.

Она тогда жила с французским тенором Эрнесто Nicolini в течение многих лет , пока, после ее развода с Caux, она не смогла выйти за него замуж в 1886 году , что брак продлился до его смерти , и, казалось бы , счастливым, но Nicolini вырезать Патти из его воли, предполагая некоторая напряженность в последние годы.

Последний брак Патти, в 1899 году, был барон Рольф Cederström (1870-1947), педантичным, но красивые, шведские аристократы много лет моложе ее. Барон серьезно урезан социальная жизнь Патти. Он вырубить ее прислугу от 40 до 18 лет, но дал ей преданность и лесть , что ей нужно, став ее единственным наследником. После ее смерти он женился на более молодую женщину. Их единственная дочь, Brita Ивонн Cederström (род 1924), в конечном итоге в качестве единственного наследника Патти. Патти не был детей, но был близок к ее племянницам и племянникам. Двукратная премия Тони выигрывающей Broadway актрисы и певица Люпон является двоюродной племянницей гранд и тезкой. Ударник Скотт Пожирающая ее третий внучатый племянник. Валлийская оперная певица Лиза Ли Тёмная ее четвёртая двоюродная племянница гранд через ее брак с французским тенором Эрнесто Nicolini .

Патти разработал любовь к бильярду и стал авторитетным игроком , делая появления гостя на многих крупных бильярдные событиях для выставочных матчей и фантазии расстрелянных дисплеев.

В своих отставках, Patti, теперь официально баронессы Cederström, поселился в долине Суонси в южном Уэльсе , где она приобрела Craig-Y-Nos Castle . Там она была установлена бильярдный стол за $ 2000, и ее собственный театр, миниатюрная версия одного в Байройте , и сделал ее записи граммофонных.

Пэтти также финансировал значительное здание станции на Крейг у Nos / Penwyllt на Ните и Брекон железной дороге . В 1918 году она представила здание Зимний сад с ее Craig-Y-Nos имении в городе Суонси . Он был вновь возведен и переименован в Патти павильон . Она умерла в Craig-у-Nos и восемь месяцев спустя был похоронен на кладбищем Пер - Лашез в Париже , чтобы быть ближе к ее отца и любимого композитора Россини в соответствии с пожеланиями в ее воле.

голос

Аделина Патти была теплым, хрусталик, и очень проворный высокого сопрано голоса . Ее вокальный излучение было полного равенства и ее вокальный диапазон был широк, от низкой до высокой C F (C 4 - F 6 ). Что касается ее техники, критик Родольфо Селлетти сказал: «Ее голос был техническим чудом The. Staccatos были чудеса точности, даже в самых сложных интервалах, ее легато было впечатляюще гладкой и чистой, она соединяет голос от ноты к сведению, что фраза фразы , подъем и скользил с исключительной виртуозностью. ее хроматическая шкала была чрезвычайно сладкой, и ее трель была замечательна и твердым телом.»

Патти и третий муж барон Cederström за пределами центральной станции в Стокгольме в 1900 году Патти, неудобно фотографироваться, наклоняется, чтобы скрыть свое лицо.

Цитирование и почести

La Vie Parisienne от Жака Оффенбаха , с книгой Анри Мельяка и Людовика Галеви (1866), упоминает Аделина Патти:

«Je Veux, Mol, данс La Capitale Voir ль дива Квай шрифт fureur Voir ла Патти данс Дон Паскуале Et Theresa данс ле Sapeur»

Другие произведения литературы и музыки, напоминающей Патти включают:

Заметки

Рекомендации

внешняя ссылка

ru.qwertyu.wiki


Смотрите также