Устройство кораблей


Корпус является водонепроницаемой основой корабля. Над корпусом имеются надстройки или рубки. Линия, на которой корпус соприкасается с поверхностью воды, называется ватерлинией.
Структура корпуса варьируется в зависимости от типа судна. В типичных современных кораблях, структура состоит из водонепроницаемой палубы, больших поперечных и водонепроницаемых переборок, промежуточных элементов, таких как балки, стрингеры и полотно, и второстепенные поперечные рамы, или продольные, в зависимости от структурной организации. Верхней непрерывной палубы можно назвать "Верхняя палуба", "палубой", "спардек", "главная палуба", или просто "палубу". Конкретное имя, данное зависит от типа судна или лодки.
В деревянном паруснике, корпус выполнен из деревянного настила, при поддержке поперечных ребер и переборок, которые дополнительно связаны между собой продольными стрингерами или потолками. Часто, но не всегда есть осевой продольный элемент называемый килем. В стекловолокнистом или композитном корпусе, структура может напоминать деревянные или стальные суда. Во многих случаях, композитные корпуса построены из тонких, армированных, волокнистых панелей, пробкового дерева, пропитанных бумажных сот или других материалов.

Общие характеристики
Форма корпуса полностью зависит от потребностей конструкции. Формы варьируются от почти идеальной коробки в случае шаланды баржи, до острой как игла поверхности в случае гоночного парусника. Форма выбирается так, чтобы соблюсти баланс между стоимостью, гидростатическими соображениями (размещение, переноски и стабильности), гидродинамики (скорость, потребления электроэнергии и движения и поведения на волнении) и специальными соображениями относительно роли корабля, такие как ледокола или плоской нижней части десантных кораблей.

Классификация
Их можно классифицировать следующим образом:
•             Смещение
корпус поддерживают исключительно или преимущественно на плавучесть. Суда, которые имеют этот тип корпуса путешествия через воду при ограниченной скорости, которая определяется длина по ватерлинии.
•             Полу-водоизмещающую, или полу-строгания
Форма корпуса способна развивать умеренное количество аэродинамической подъемной силы, однако, большую часть веса судна по-прежнему поддерживается через плавучести
•             Строгание
 
Форма корпуса строгания настроена развивать положительную динамику давления, так что проект уменьшается с увеличением скорости. Аэродинамической подъемной силы снижает смоченной поверхности и, следовательно, сопротивление. Строгания корпуса более эффективны на высоких скоростях, хотя они все еще требуют больше энергии для достижения этих скоростей.

Наиболее часто используемые формы корпуса
В настоящее время наиболее широко используемой формой является кругло-скулые корпуса.
Формы корпуса перевернутый колокол, с меньшей полезной нагрузкой ватерлинии поперечное сечение меньше, поэтому сопротивление меньше, а скорость выше. При более высокой полезной нагрузки внешнего изгиба обеспечивает более плавное производительность в волнах. Таким образом, форма перевернутого колокола является популярной формой использоваться с строгания корпуса.

Первый отряд, направляясь по диагонали на линию левой колонны, увеличил в сравнении с последней ход только на два узла. Однако с такой скоростью нельзя было успеть своевременно продвинуться вперед и занять свое место во главе эскадры. Только «Суворову» и «Александру III» удалось достигнуть намеченной цели. Но, придя на линию левой колонны и повернув на прежний курс норд-ост 23°, они сейчас же сбавили ход и не подумали о том, что за ними следуют еще два броненосца — «Бородино» и «Орел». . Последние, чтобы не налезть на передние корабли, тоже уменьшили ход до девяти узлов. Начался кавардак: второй и третий отряды, не предупрежденные командующим заблаговременно об уменьшении хода, продолжали напирать: «Бородино» и «Орел», не успевшие занять своего места в кильватерной колонне, оказались под страхом остаться вне строя. Тогда, чтобы пропустить их вперед, броненосец «Ослябя», возглавлявший левую колонну, сначала вынужден был уменьшить ход до самого малого, а потом, боясь столкнуться с «Орлом», совсем застопорил машину и в знак этого поднял черные шары на нижнем рее своей фок-мачты. Что оставалось делать остальным кораблям, шедшим за «Ослябей»? . Они уменьшили ход и выходили из строя — одни вправо, другие влево. Эскадра частично смешалась, скучилась, представляя собой грандиозную мишень. Сердце его замирало. «Да, да, они - янычары... Настоящие янычары. К черту гвардию, распустить гвардию, вывесть из столицы вон, - думал он, - и, может быть, правы Фридрих и Гольц, указывая мне, что я окружен врагами...» Он возвращался домой в золоченой карете один, твердил вслух. Этот день будет для меня несчастьем. Проклятая страна... Боже, убереги меня от врагов, не отнимай из моей жизни мою Романовну. Боже, уничтожь, унизь Екатерину. Прибыв во дворец, он с какой-то фатальной нежностью бросился обнимать Елизавету Воронцову, он весь дрожал, озирался, гримасничал, нервно шептал. Романовна, Романовна... Друг мой... Спаси меня, побереги. Императрица Екатерина сегодня чувствовала себя тоже не в своей тарелке: болела голова, шалили нервы, она была внутренно возбуждена, но старалась казаться спокойной. Итак, ваше величество, - начала тихо, по-французски, Екатерина Романовна Дашкова, уже многие - приготовления благодаря моему неусыпному старанию и помощи друзей моих приходят к концу. Какие приготовления, к чему приготовления? - с лицемерным неведением приподняла Екатерина черные брови. Ваше величество! - обиженно воскликнула Да¬кова. - Но ведь события близятся, все готово. Вы долго, мой друг, будете одержимы пророчеством? - Екатерина скрашивала свои колкие слова обольстительной улыбкой, нюхая букетик резеды. В закулисных политических делах Екатерина была осведомлена в десять раз больше Дашковой. Но молоденькая Дашкова, имея в руках кой-какие нити борьбы придворных партий, наивно воображала, что именно она, а не кто-либо другой, есть главная пружина «заговора» в пользу Екатерины, перед которой она преклонялась горячо, искренно и страстно. Вы столь неопытны, что роль дельфийской пифии вам не к лицу, мой юный друг, продолжала государыня. - И напрасно вы берете на себя роль сибиллы. Тщеславная, болезненно самолюбивая Дашкова была потрясена пренебрежительным отношением к ней Екатерины. Широко открытые глаза увлажнились, она всплеснула руками и подалась всем корпусом к Екатерине. О ваше величество! - воскликнула она трагическим шепотом. - Вы все еще продолжаете мне не доверять... Но знайте, что... Именем бога умоляю вас, княгиня, - перебила ее Екатерина, - не подвергайте себя опасности... Если вы из-за меня потерпите несчастье, я вечно буду жалеть. Ваше величество! Как бы ни была велика опасности, она вся упадет только на меня. Если б моя беззаветная любовь к вам привела меня к эшафоту, верьте, вы не будете его жертвой... Екатерине ничего не оставалось, как притянуть к себе Дашкову, поцеловать ее в лоб и сказать ей: Ну. что ж вы, друг мой, знаете? Я рада выслушать вас... Только ради бога - тише. Каждая дверь, каждая маленькая щелочка-это большое ухо. Боясь, как бы ее не оборвала Екатерина, подавив в себе вздох обиды, княгиня Дашкова заговорила взволнованно и быстро. Она дважды имела свидание со своим дядей Никитой Паниным, она сообщила ему, что составлен комплот с целью свергнуть Петра и возвести на престол Екатерину. Панин поддакивал, соглашался, говорил, что другого средства спасти Россию нет, но высказывал опасения возможных междоусобий. (Красиво очерченные глаза Екатерины едва заметно ухмыльнулись: она не могла себе представить более разительного контраста, чем молоденькая пылкая Дашкова и медлительный, чрезвычайно осторожный Панин.) Затем Дашкова, все более возбуждаясь, перечислила и заговорщиков: J> Репнин, Ласунский, Пассек, двое Рославлевых, Бредихин, Орловы и другие. (При упоминании об Орловых сердце II Екатерины забилось чаще.) Ну, вот, например, она разговаривала на ту же тему с некоторыми молодыми офицерами, сослуживцами ее мужа, - офицеры совершенно соглашались с ней, называли своих товарищей, тоже согласных действовать, как только император уедет к заграничной армии. Ей хотелось бы привлечь к заговору и гетмана Разумовского, она думает переговорить об этом с Мельгуновым. Удивительные новости вы, мой друг, сообщили мне, - кусая кривившиеся в усмешку губы, прервала ее Екатерина. - Я не ожидала, что вы такая... такая отважная. Ваше величество! Будьте готовы. Время близится. Момент может наступить внезапно. А мною все сделано, все нити заговора в моих руках. Но мне сдается, что у вас нити не от заговора, а от разговоров. А сие, мой друг, не одно и то же. Итак, Кэтти, будьте сугубо осторожны, умоляю вас. Слушая мелодичную болтовню подруги, Екатерина внутренно улыбалась: прежде чем княгиня Дашкова услыхала первое слово о возможности переворота, Екатерина уже в продолжение шести месяцев, с момента воцарения Петра, лично сносилась со всеми главными лицами ожидаемых дворцовых событий, но она вела опасную игру необычайно скрытно, не оставляя ни малейших подозрений не только в русских царедворцах партии Петра, но даже в проницательных хитрых всезнайках - иностранных послах. Не в силах разгадать тайных дум Екатерины, княгиня Дашкова чувствовала себя подавленно, как маленькая девочка перед строгой тетей. Прогремел полдневный выстрел пушки. Вошла горничная Катерина Ивановна. Ваше величество, мсье Мишель ожидает вас к туалету. Через два часа Екатерина и княгиня Дашкова присутствовали на парадном обеде. В большой дворцовой зале сервированы столы на четыреста персон. За «высочайшим» столом, в средине, на своем обычном месте - Екатерина, на конце стола - Петр, рядом с ним барон, дальше - вельможи первого ранга с женами, иностранные послы, Елизавета Воронцова и родственники царя - голштинские принцы Георг и Петр. Царь трезв, но не в духе. Он бросал уничтожающие взгляды на Екатерину. Она старалась казаться спокойной, расточала соседям очаровательные улыбки, но душа ее вся во мгле. Царь предложил три тоста: за императорскую фамилию, прусского короля и мир с Пруссией. Дежурные офицеры закричали по коридорам, по лестницам, до самой улицы: «Салют, салют!» Уличный часовой, задрав голову, крикнул махальщику на крыше: «Салют!» - махальщик взмахнул крест-накрест двумя флагами, с крепости загремели пушки. Все поднялись, поднялся и Петр. Сидела лишь Екатерина, она отхлебнула шампанского и поставила бокал. Все прокричали «ура», выпили, сели. Царь сразу вскипел, в бешенстве стал гримасничать, кривить губы, приказал стоявшему сзади его кресла дежурному генерал-адъютанту. Андрей Васильич, сейчас же спроси ее величество, почему она не потрудилась подняться, когда пили здоровье императорской фамилии? Гремели пушки, дзинькали стекла в окнах и хрусталь на столе, играл на хорах оркестр. Выслушав Гудовича, Екатерина опустила глаза и с твердостью сказала. Передайте его величеству, что, по моим соображениям, императорская фамилия состоит из его величества, меня и нашего сына Павла, посему - требование императора, чтобы я вставала, кажется мне бессмысленным. За столом гудел шум, разговоры не прерывались, но все сразу подметили что-то неладное и навострили слух. Гудович, подойдя к Петру, доложил ответ государыни, елико возможно смягчая стиль ее выражений. Петр завертел головой во все стороны, пальцы левой руки тре¬петали, правой судорожно комкал салфетку. Передай ей, что она дура.