Великий флотоводец Горацио Нельсон

адмирал Горацио Нельсон

Выдающийся британский адмирал Горацио Нельсон одержал не так уж и много побед. Если быть точными, то в качестве самостоятельного командующего он выиграл всего два крупных сражения - в Абукирской бухте и у мыса Трафальгар. Но эти победы оказались очень важными для всего хода истории.
Горацио Нельсон (Ногайо Иекоп) родился 29 октября 1758 г. в Бёрнем-Торпе в графстве Норфолк. Его отец Эдмунд Нельсон был небогатым приходским священником. Зато по материнской линии мальчик состоял в родстве с «сильными мира сего»: Кэтрин -Нельсон, урожденная Саклинг, происходила из семьи Уолпол, к которой относился Роберт Уолпол (граф Орфорд), много лет возглавлявший правительство Англии. Но для нас важнее, что брат Кэт-рин - Морис Саклинг - добился немалых успехов на морской службе. Он отличился в сражениях Семилетней войны и был на хорошем счету в Адмиралтействе.
Горацио рос слабым и болезненным ребенком. Он отличался живым характером, сообразительностью, настойчивостью и вовсе не испытывал тяги к учебе. Тяжелым ударом для семьи стала смерть в 1767 г. 42-летней Кэтрин.
В 11-летнем возрасте будущий адмирал решил, что ему нужно отправиться на морскую службу, и в 12 лет действительно поступил юнгой на корабль своего дяди. Известны слова Мориса Саклинга, сказанные бывалым моряком после известия о просьбе племянника взять его в море: «Чем провинился бедняга 1ора-цио, что именно ему, самому слабому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может быть, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!»
Нельсон сумел воспользоваться дядиной поддержкой и не только успешно служил на корабле своего родственника, но и участвовал в дальних плаваниях на торговых судах, а также отправился в 1773 г. в полярную экспедицию на корабле «Каркасе». Именно тогда произошел знаменитый эпизод с неудачной охотой на белого медведя: когда мушкет дал осечку, Горацио решил попытаться добыть зверя с помощью приклада. Хорошо, что медведя отпугнул выстрел с «Каркасса» и до «рукопашной» дело не дошло.
Во время очередного плавания - в Индию - Нельсон в 1775 г. тяжело заболел. Лихорадка едва не свела его в могилу, но организм все же превозмог болезнь. Вскоре после возвращения на родину Горацио выдержал экзамен на получение офицерского патента и получил чин лейтенанта (должность четвертого лейтенанта он занимал и до этого).
Вскоре после этого молодой лейтенант отправился к берегам Америки, где началось его быстрое продвижение по службе. Во время войны с восставшими американскими колониями и поддержавшими колонистов французами и испанцами Нельсон не раз демонстрировал отвагу и распорядительность, показал себя отличным офицером. Это позволило ему получить влиятельных покровителей, в частности уважаемый адмирал Паркер и его супруга относились к лейтенанту, как к сыну. Столь доброе отношение леди Паркер фактически спасло Нельсону жизнь, когда в 1780 г. он тяжело заболел во время авантюрного предприятия, организованного британским командованием, похода на Сан-Хуан. Во многом благодаря энергии ставшего уже коммандером Нельсона удалось добиться определенных успехов, но тропические болезни буквально выкосили английские войска.
Для поправки здоровья Нельсону пришлось на некоторое время отправиться в Англию; вновь вернулся к берегам Америки он в 1781 г. уже в чине кэптена, командуя кораблем «Албе-марль». В это время будущий адмирал познакомился с принцем Уильямом, будущим королем Великобритании и Ирландии, а также Ганновера. Этой дружбой принц всегда очень дорожил.
Через непродолжительное время после окончания Американской войны за независимость Нельсон получил назначение в Вест-Индию. Но там у слишком ревностно отнесшегося к соблюдению законов офицера начались большие проблемы в отношениях сначала с местными плантаторами и администрацией, которым запрет на торговлю с американцами приносил изрядные убытки, а затем и с собственным командованием. Попытка Нельсона призвать местные власти к порядку с помощью обращений в Адмиралтейство ни к чему хорошему не привела, зато создала ему репутацию человека со вздорным характером и чуть ли не смутьяна.
После того как в 1787 г. Нельсона отозвали на родину, он не получил нового назначения и оказался на берегу с половинным жалованьем. Это было очень неприятно, поскольку в Вест-Индии он женился на Фрэнсис (Фанни) Нисбет - молодой вдове, представительнице местной аристократии. Фанни и ее сын от первого брака привыкли к обеспеченной жизни, и «спартанские» условия в Англии не пришлись им по вкусу. Стоит отметить, что при бракосочетании молодых к алтарю вел именно принц Уильям, который сделал все, чтобы в последний момент отговорить своего друга от недостаточно продуманного поступка.
Оказавшийся не у дел кэптен очень переживал. Он тосковал по морю и не мог найти себя в мирной жизни. Попытка заняться политикой оказалась неудачной, но после революции во Франции флот начал готовиться к новой войне. И Нельсона вновь вернули на активную службу-в 1793 г. он принял командование кораблем «Агамемнон» и отправился на Средиземное море. Приняв участие в различных боях на суше и на море,
Горацио во время кампании на Корсике ослеп на правый глаз.
Судьбоносным в биографии Нельсона стало сражение у Сент-Винсента в феврале 1797 г., где он не побоялся проявить инициативу, а уж личной храбрости ему было не занимать. Из четырех захваченных в битве испанских кораблей два взял на абордаж именно Нельсон! Победа у Сент-Винсента принесла командовавшему британской эскадрой адмиралу Джервису графский титул, а Нельсону -чин контр-адмирала. Но вскоре его карьера едва не завершилась: во время неудачного нападения на испанский город Санта-Крус на острове Тенерифе адмирал получил тяжелое ранение, лишился руки и надолго выбыл из строя.
Однако слабое здоровье и тяжелые раны не помешали Нельсону вернуться на службу, а его талант флотоводца в ходе новых сражений проявил себя во всем блеске. После Абукира он стал бароном Нильским и Бёрнем-Торпским, за кампанию против французов и их итальянских сторонников неаполитанский король Фердинанд IV пожаловал ему титул герцога Бронте (а британский монарх позволил этот титул принять). В Неаполе Нельсон встретил жену английского посланника, леди Эмму Гамильтон, которую искренне полюбил и после смерти лорда Гамильтона называл «своей женой перед Богом».
Отозванный со Средиземного моря герой Абукира недолго оставался не у дел и в начале 1801 г. принял участие в Балтийской экспедиции - уже в чине вице-ад-мирала. Во время Копенгагенского сражения 2 апреля именно Нельсон взял на себя главную роль, в то время как номинальный командующий адмирал Паркер (однофамилец бывшего начальника и покровителя молодого лейтенанта) практически самоустранился от командования. .
В Адмиралтействе быстро разобрались в происходящем, поручив Нельсону командование экспедицией, а в награду за победу он был пожалован титулом виконта. Поход британской эскадры к берегам России не привел к открытому противостоянию (корабли Балтийского флота предпочли не вступать в бой, а ушли из Ревеля через прорубленный во льду канал), да и сменивший убитого заговорщиками Павла I новый император Александр I решил разорвать союз с Францией и восстановить отношения с Великобританией. .
Вернувшийся на родину Нельсон командовал силами в Ла-Манше, а затем получил назначение на должность командующего Средиземноморской эскадрой. Хотя в 1805 г. его силам не удалось предотвратить прорыв французского флота адмирала Вильнёва из Тулона, 21 октября того же года лорд Нельсон «вернул долг», наголову разгромив объединенную франко-испанскую эскадру Вильнёва при попытке прорваться из Кадиса в Средиземное море. Сражение при Трафальгаре стало величайшей победой Нельсона, но сам он был при этом смертельно ранен. Адмирал успел перед смертью узнать о завершении битвы и одержанной победе...

Значение победы
Разгром французской эскадры при Абукире сыграл важнейшую роль в срыве планов Директории и Наполеона. Оставшись без флота, войска Египетской экспедиции не только лишились возможности получить поддержку сухопутных войск с моря, но и оказались полностью отрезаными от родины. Несмотря на прекрасную подготовку французских солдат и офицеров, полководческий талант самого Наполеона и его генералов, отдельные блестящие победы не позволили спасти кампанию. Господство британского флота во многом способствовало сначала неудаче похода Наполеона в Сирию, а затем и окончательному краху всей экспедиции.