Сражение в бухте Виго

бухта виго

В истории военно-морских флотов известно не так много случаев, когда эскадра, насчитывающая не один десяток кораблей, уничтожается противником полностью. Как правило, в море удается спастись хотя бы нескольким кораблям проигравшей стороны. Иначе развиваются события, когда сражение происходит в закрытой бухте, вырваться откуда оказывается невозможно.
В конце весны 1702 г. из английского порта Торбей к берегам Испании вышла большая эскадра, насчитывавшая три десятка английских и два десятка голландских кораблей. Командовал объединенными силами адмирал Джордж Рук, старшим среди голландских адмиралов был Ван дер Гус.
В распоряжении Рука имелся многочисленный десантный корпус -почти 14 ООО человек под командованием генерала Батлера (его нередко упоминают в соответствии с титулом - граф Ормонд).
В августе Рук и Батлер начали действия против Кадиса, который союзники намеревались превратить в свою базу, оплот сторонников Габсбургов, но успеха не добились. Хотя десант смог захватить часть кадисских укреплений, на большее сил не хватило. Тогда войска погрузили обратно на корабли, и эскадра отошла в море. Адмирал мог войти в историю как неудачник (а скорее всего, о нем никто никогда бы и не вспомнил), но тут Руку повезло: он узнал, что в Виго - порт на северо-западе Испании, недалеко от границы с Португалией, - прибыл «серебряный флот». У англичан и голландцев появился шанс не только нанести врагам военное поражение, но и захватить немалые ценности, и упустить такую возможность они просто не могли.
История «серебряных флотов» восходит к середине XVI в., когда испанцы начали организовывать специальные конвои для перевозки ценных грузов (прежде всего - серебра, что и обусловило название) из своих владений в Новом Свете в метрополию. К началу XVIII в. плавание через Атлантику в военное время представлялось для испанских конвоев слишком опасным, поэтому для охраны союзников французское командование выделило мощную эскадру под командованием талантливого и энергичного вице-адмирала Франсуа Луи де Русилье, маркиза де Шато-Рено. Он располагал 23 линейными кораблями, которым предстояло защищать такое же число транспортов. Среди последних были не только беззащитные «купцы», но и большие океанские галеоны с мощным вооружением.
Переход через океан прошел относительно гладко, конвой избежал встречи с английскими и голландскими эскадрами, но, как это нередко случалось в те времена, среди экипажей свирепствовали различные заразные болезни. Они унесли жизни множества простых матросов, трех десятков офицеров и даже двух адмиралов.
А на Азорских островах стало известно, что война уже объявлена официально и риск встретить у берегов Испании английский флот очень велик. Шато-Рено попытался уговорить испанское командование взять курс на один из французских портов. Однако испанцы относились к союзникам с недоверием, опасаясь, что из французского порта сокровища в Испанию уже не попадут никогда.
В итоге было принято решение идти в Виго, причем, когда стало ясно, что перехвата конвой избежал, Шато-Рено отпустил во Францию часть своих сил - восемь самых больших линкоров. В результате в сентябре в Виго прибыла эскадра, насчитывавшая всего 15 линейных кораблей и два фрегата.

Бухта виго

В порту местные власти, французское и испанское морское командование и представители Филиппа Анжуйского немедленно организовали разгрузку судов и вывоз драгоценного груза вглубь страны. Сначала работы велись быстро и организованно, затем все немного расслабились - прошел слух, что английская эскадра ушла от берегов Испании. Тем не менее вход в бухту Виго хорошо охранялся: на берегу с каждой стороны стояли вооруженные артиллерией башни, гарнизоны которых усилили французскими моряками. В самом узком месте были сооружены боны, а от башни к башне протянули толстую железную цепь. Прикрывали это заграждение несколько французских кораблей, поставленных на якорь. Форты, защищавшие Виго, располагали сильными гарнизонами, немало войск находилось в резерве.
Но англичан и голландцев, подошедших к Виго 20 октября, это не смутило. Они не только обладали подавляющим превосходством в силах на море, но и по-прежнему располагали сильным десантным корпусом. Поэтому, готовясь к прорыву в бухту, Рук и его помощники приняли решение не вводить в бой все свои корабли.
В частности, было решено поберечь самые крупные, включая флагманский 110-пушечный «Ройял Соверен». В результате 22 октября Рук перенес флаг на 80-пушечный «Сомерсет».
На следующий день англо-голланд-ская эскадра начала прорыв в бухту. Этому предшествовала высадка десанта: солдаты генерала Батлера в ожесточенном бою захватили обе башни и расположенные рядом с ними полевые укрепления. Помощь атакующим оказала корабельная артиллерия. Бой на берегу еще продолжался, когда к бону подошел 80-пушечный «Торбей» под флагом вице-адмирала Т. Хопсона. Корабли авангарда успешно преодолели заграждение и вступили в бой с французскими линкорами. «Торбей» прошел вглубь бухты, и тут случился очередной каприз погоды - ветер внезапно стих, и адмиральский корабль оказался в окружении врагов. В довершение этой беды он едва не стал жертвой брандера, который вызвал на «англичанине» пожар. Но нет худа без добра: именно взорвавшийся брандер укрыл «Торбей» густым облаком дыма, сделавшим вражескую стрельбу куда менее точной, а с пожаром люди Хопсона справились.
В это время задул ветер, и в бухту один за другим начали входить корабли союзников, превосходство которых в артиллерийском бою сказалось очень быстро. Понимая, что поражение неизбежно, Шато-Рено и испанские командиры распорядились сжечь все корабли и суда, но исполнить этот приказ сумели не все экипажи. Несколько линейных кораблей англичане и голландцы сумели захватить, однако большинство из них находилось в ужасном состоянии. Из числа торговых судов в руки победителей попало пять, включая один большой галеон. Потери англо-голландцев на кораблях и берегу составили около 800 человек, французов и испанцев - почти втрое больше. Штурмовать форты Виго Рук и Батлер не решились, зато союзники «решительно» занялись охотой за трофеями и вульгарными грабежами.
Хотя большая часть ценностей уже была вывезена из Виго, поживиться удалось вполне прилично. При взвешивании доставленных в Англию драгоценных металлов, которым руководил лично Исаак Ньютон, в ту пору возглавлявший Монетный двор, было установлено, что захвачено чуть более 4500 фунтов серебра и восемь с половиной фунтов золота. Потери испанцев не ограничились «презренным металлом»: в огне погибло или ушло на дно вместе с судами много дорогостоящих колониальных товаров.
Интересно, что сокрушительное поражение, нанесенное противнику, не слишком вдохновило английский парламент. Там даже состоялись специальные слушания, посвященные деятельности флота у берегов Испании. Главная критика обрушилась на адмиралов за провал экспедиции против Кадиса, недовольство вызвал и отказ от занятия Виго. Если бы Рук и его люди смогли хотя бы похвастаться богатыми трофеями, то их бы так активно не порицали за действительные и мнимые ошибки. Но драгоценностей было захвачено немного, а пополнить флот взятыми в Виго кораблями, как говорилось выше, не удалось.
Однако английская королева Анна и ее советники понимали, что противнику нанесен серьезный урон, а потому Джордж Рук остался на своем посту, и в честь победы были отчеканены особая серебряная медаль и золотая гинея.
Вероятно, именно опыт как неудачных действий у Кадиса, так и успешной атаки Виго подсказали английскому адмиралу, как надо распорядиться своими силами во время следующих кампаний. Именно Рук командовал флотом, захватившим считавшийся неприступным Гибралтар.

Бухта виго

Прорыв в бухту Виго

Прорыв в бухту, где находились французские и испанские корабли, считался невозможным без овладения береговыми укреплениями. Эти укрепления обороняли испанские гарнизоны, усиленные французскими моряками. Однако в распоряжении английского адмирала Рука имелся десантный корпус, что позволило высадить на берег достаточные для захвата укреплений силы. Хотя корабли встретили ожесточенное сопротивление, после прорыва в бухту они быстро расправились с более слабым неприятелем.


В атаку!
Англо-голландская эскадра имела подавляющее превосходство над противником, однако тот укрылся в бухте, вход в которую защищали береговые укрепления и преграждало боновое заграждение. Именно прорыв в бухту оказался самой трудной задачей для эскадры адмирала Рука, решив которую союзники быстро одолели врага. Впрочем, французский адмирал маркиз де Шато-Рено и испанское командование сделали все возможное, чтобы трофеи победителям достались небольшие.