Разгром турецкого флота

Хиосское сражение

Действия российского флота в Архипелаге оказались весьма успешными. Турки потерпели несколько болезненных поражений, а кульминацией всей Архипелагасой кампании стали Хиосское и Чесменское сражения. Второе из них привело к уничтожению многочисленной турецкой эскадры, после чего в составе Российского императорского флота появились корабли с названием «Чесма», один из которых участвовал и в Синопском сражении.


Хиосское сражение
Несмотря на многочисленные трудности, с которыми столкнулись балтийские моряки во время похода к берегам Греции, в конце зимы 1770 г. первая из русских эскадр подошла к берегам Морей. Десантные войска и примкнувшие к ним греческие повстанцы начали активные
действия против турок. Вскоре была захвачена крепость Наварин (спустя 57 лет в Наваринской бухте произойдет знаменитое сражение), ставшая временной базой флота. Но десантные войска были слишком малочисленны, а повстанцы недостаточно хорошо обучены и дисциплинированы, да еще и отвратительно организованы.
В то же время многочисленный и сильный турецкий флот постоянно доставлял в Морею войска. Наварин пришлось оставить. И тогда Спиридов предложил Орлову нанести удар по вражескому флоту. После нескольких малозначительных и безрезультатных стычек главные силы противников встретились в Хиосском проливе.
Утром 23 июня (по принятому в России старому стилю) «Ростислав» с двумя малыми судами отправился к острову Хиосс, а около 17 часов вернулся к эскадре с сигналом «Вижу неприятельские корабли»: турецкий флот был обнаружен стоящим на якоре между Хиоссом и малоазиатским берегом. Утром следующего дня Орлов приказал поднять сигнал «Гнать на неприятеля», после чего российская эскадра взяла курс на Хиосский пролив. Авангардом командовал Г. А. Спиридов, державший флаг на «Евстафии», за ним следовали «Европа» и «Три Святителя». Кордебаталия состояла из кораблей «Трёх Иерархов» (флагман, на нем находился сам граф А. Г. Орлов, а также капитан бригадирского ранга С. К. Грейг), «Иануарий» и «Ростислав». В арьергард входили корабли «Не тронь меня» под флагом Эль-финстона, «Святослав» и «Саратов».

Хиосское сражение

За ними следовали фрегаты «Надежда Благополучия», «Африка» и «Св. Николай», бомбардирский корабль «Гром», пакетбот «Почтальон» и два транспорта.
Турецкий флот был многочисленнее: в его составе значилось 16 линейных кораблей, шесть фрегатов и около шести десятков различных небольших единиц - от галиотов до шебек. Поскольку главнокомандующий - капудан-паша Хассан-Эддин - в это время находился на берегу, командование принял на себя адмирал Хассан-Бей.
Головным в русском авангарде шел корабль «Европа», но из-за ошибки лоцмана он отвернул в сторону, и колонну возглавил «Евстафий», на юте которого играл оркестр. Сам Спиридов с обнаженной шпагой в руках находился на шканцах. Именно на «Евстафия» и обрушился самый сильный неприятельский огонь, приведший к серьезным повреждениям такелажа. Почти неуправляемый из-за перебитых снастей, российский адмиральский корабль сошелся борт о борт с турецким флагманом «Реал Мустафа», а затем и сцепился с ним таким образом, что его бушприт пришелся между грот-и бизань-мачтой «турка». На последнем начался пожар, люди начали бросаться в море (вплавь пришлось спасаться даже адмиралу!), на палубе развернулся рукопашный абордажный бой, трофеем русских моряков стал вражеский флаг.
Понимая, что пожар в любой момент может перекинуться на «Евстафия», его командир попытался отбуксировать свой корабль с помощью шлюпок, но сделать это не удалось. Горящая грот-мачта «Реала Мустафы» упала на российский корабль, и вслед за этим последовал взрыв крюйт-камеры на «Евстафии». Перед этим Спиридов успел сойти в шлюпку, как и находившийся вместе с ним брат главнокомандующего Ф. Г. Орлов. Капитану Крузу посчастливилось уцелеть при взрыве, как и еще 60 членам экипажа линкора, остальные погибли.
Третий корабль авангарда, «Три Святителя», попытался помочь флагману, но получил серьезные повреждения в рангоуте и такелаже и, почти не управляемый, буквально врезался в середину турецкой линии. Отлично действовали корабли кордебаталии, а также вернувшаяся в строй «Европа»: их артиллерия наносила противнику серьезные повреждения, в то время как ответный огонь оказался не слишком точным. Корабли Эльфинстона тоже активно участвовали в бою, но стреляли с больших дистанций, а потому не столь эффективно.
Ближе к 14 часам турецкий флот оказался в полном беспорядке, началось всеобщее бегство в расположенную под ветром Чесменскую бухту. Русские пушки и взрыв «Реала Мустафы» полностью деморализовали противника, понесшего серьезные потери в людях.
В то же время на русской эскадре -не считая взорвавшегося «Евстафия» -потери оказались небольшими. Только на корабле «Три Святителя» насчитывалось 30 убитых и раненых; на флагмане - всего один раненый, «Ростислав» вообще не имел потерь.
К вечеру отошедшие в Чесменскую бухту турецкие корабли были там заблокированы. Бомбардирский корабль «Гром», на который перешел С. К. Грейг, попробовал обстрелять из своих тяжелых мортир бухту, но особых успехов не добился. Турки отвечали неточным огнем с нескольких кораблей и береговой батареи. На этом события 24 июня и завершились.

Хиосское сражение

«Чесменская серия»

По заказу Екатерины II известный немецкий художник Якоб Филипп Хаккерт; в России его чаще именовали Гаккертом) создал цикл картин, известных как «Чесменская серия». Сами полотна создавались для Чесменского зала Большого Петергофского дворца, а эскизы к ним ныне находятся в различных музеях. Стремясь обеспечить достоверность изображений, в договоре с художником специально оговорили, что он должен не только ознакомиться с планами Чесменской бухты, но и точно следовать «наставлениям, которые ему давали... Орлов и Грейг».