Абукирское сражение

Абукирское сражение

Разгром французской эскадры в заливе Абукир фактически перечеркнул надежды Директории на завоевание Египта. Отрезанная от Франции армия смогла еще одержать ряд блестящих побед, но в итоге ей пришлось сложить оружие.
Когда французский флот покидал Тулон, ему повезло с ветром. А вот действовавшим у этого порта англичанам - наоборот.
Их корабли были отнесены в сторону, а потом попали в разыгравшийся в западной части Средиземного моря шторм.
В результате этих перипетий британцы не только упустили противника, но в придачу возглавивший охоту за французами Нельсон остался без фрегатов, которые предназначались для ведения разведки. После того, как в конце мая стало ясно, что в Тулоне вражеской эскадры нет, Нельсон с присоединившимися к нему кораблями эскадры Томаса Трубриджа бросился на ее поиски. В состав соединения входили тринадцать 74-пушечных кораблей и один 50-пушечный, командующий держал флаг на «Вэнгарде».
Поиски французов в Средиземном море долго не приводили к определенным результатам. О падении Мальты англичане узнали 17 июня, вскоре стало известно и об уходе французов оттуда. Но куда направились неуловимые враги? Нельсон вполне логично предположил, что они взяли курс на Александрию, и сам устремился туда. И тут произошел невероятный эпизод: на переходе британцы настолько обогнали еле плетущийся французский флот, что преследователи прибыли к берегам Египта раньше преследуемых! Не обнаружив у Александрии никаких французских кораблей, Нельсон повел свои силы к Сицилии, явно опасаясь увидеть ее уже захваченной неприятелем. Лишь во второй половине июля стало известно о высадке Бонапарта на африканском берегу, после чего курс вновь был взят на Александрию. Но когда 31 июля эскадра Нельсона подошла к городу, там снова не оказалось противника. Британцев - от матросов до командующего - охватило уныние. Но на следующий день оно сменилось всеобщим ликованием: в Абукирской бухте с корабля «Зилоус» заметили врага, о чем немедленно сообщили на эскадру. По свидетельствам английских офицеров, матросы встретили это известие восторженными криками. Все рвались в бой!
Французская эскадра, расположившаяся в бухте, насчитывала в своем составе 13 линейных кораблей, из них один (флагманский «Ориент») 120-пушечный, три 80-пушечных и девять 74-пушечных. Они расположились изогнутой линией вдоль берега, причем флагман стоял в центре. Французы намеревались сражаться, стоя на якоре, они даже не вели разведку, а их четыре фрегата находились ближе к берегу, чем линкоры. Не озаботились они и созданием береговых батарей на острове Абукир, где установили лишь две мортиры и четыре небольшие пушки. Обращенные к берегу борта бьии загромождены различным имуществом, что препятствовало нормальному использованию артиллерии, а часть команд постоянно занималась работами на берегу. Появление англичан оказалось для Брюэса и его подчиненных громом среди ясного неба. Пришлось срочно возвращать людей на корабли, что удалось сделать только частично.
Однако и англичане оказались в трудном положении: нормальных карт у них не имелось, лоцманов не было. Положение попытался исправить командир брига «Мутайн» Томас Харди, снявший с рыболовного судна несколько человек и отправивший их на «Вэнгард». Лишь в шестом часу вечера, когда французы уже начали
надеяться, что получится уйти под покровом ночи, а боя удастся избежать, англичане возобновили движение, причем часть кораблей обошла неприятельский строй со стороны берега. Едва противники открыли огонь, как превосходство британцев в выучке артиллеристов начало проявляться в полной мере. В начале боя они почти не получали повреждений, в то время как их противники сразу же начали жестоко страдать от многочисленных попаданий. Канониры «Зилоуса» первыми добились видимого успеха, сбив фок-мачту стоявшего во главе французского строя «Геррье»; на британской эскадре это событие приветствовали троекратным «Ура!» Затем «француз» лишился и остальных мачт. К 18.40 «Вэнгард» Нельсона стал на якорь в полу-кабельтове против «Спартиата» и «Аквилона». Вскоре весь французский авангард был взят в два огня, а попытавшийся помешать этому фрегат «Серьёз» буквально в считанные минуты был уничтожен пушками линкоров.
Ожесточенный бой разгорелся и в центре французской линии, в то время как арьергард, которым командовал вице-адмирал Вильнёв, остался не атакованным. Но это полностью отвечало замыслу Нельсона, который смог создать численный перевес на направлении атаки и не опасался, что оказавшиеся под ветром концевые французские линкоры смогут помочь своим главным силам. Так и вышло, хотя кордебаталия под командованием самого Брюэса дралась отчаянно. Артиллеристы «Ориента» выбили из строя английский «Беллерофон». Кроме того, у англичан в результате удара о камни потерял руль и не смог участвовать в сражении «Куллоден» Трубриджа (но его посадка на риф позволила избежать подобной участи подходившим от Александрии кораблям «Свифтшур» и «Александр»), Зато неожиданно хорошо проявил себя небольшой 50-пушечный «Линдер», командир которого Т. Томпсон выбрал очень удачную позицию и практически без сопротивления расстреливал 80-пушечный «Франклин».
Участники сражения и историки отмечают мужественное поведение обоих командующих. Брюэс уже в начале сражения был ранен в лицо и руку, но не ушел с палубы. Около 20 часов он получил страшное ранение и потерял ноги, но оставался в сознании и еще смог сказать: «Французский адмирал должен умирать на шканцах!» Не избежал очередного ранения и Нельсон: отлетевшая от борта большая щепа рассекла ему лоб, лоскут кожи свис и закрыл зрячий глаз, а лицо залило кровью. Адмиралу пришлось уйти на перевязку, в какой-то момент он даже решил, что ранение смертельное, и собрался диктовать завещание. Но когда после 21 часа узнал о пожаре на «Ориенте», то, превозмогая боль, поднялся на палубу.
Огромный 120-пушечный корабль быстро превратился в хорошо видимый в наступившей темноте костер, он взорвался примерно в 22 часа. Большая часть его доблестного экипажа погибла. Страшный взрыв буквально засыпал горящими обломками «Франклина», но на нем сумели справиться с пожарами. Бой после этого ужасного события на некоторое время затих, но потом возобновился с новой смой. Однако постепенно сопротивление французов ослабевало, и после полуночи огонь продолжал только 80-пушечный «Тоннант». К утру в бой вступили еще несколько кораблей, но ненадолго. Один из них - фрегат «Артемиз» загорелся и взорвался, другие начали спускать флаги. Уже днем 2 августа бежать из бухты удалось двум кораблям Вильнёва, «Женере» и «Вильгельму Теллю», вместе с двумя фрегатами. «Тимолеон» не сумел выйти из бухты, выбросился на берег и был взорван командой. Девять кораблей стали добычей победителей, три наиболее поврежденных из них Нельсон позднее распорядился сжечь, а остальные призы отправил в Гибралтар. Потери англичан составили 218 убитыми и 677 ранеными, французов - во много раз больше.
Победа Нельсона вошла в историю как Битва у Нила, или Сражение при Абукире. А Наполеону спустя некоторое время пришлось бежать из Египта, фактически бросив армию на произвол судьбы.

Абукирское сражение

Начало Сражения при Абукире

На картине «Сражение у Нила» кисти У. Дэниэла (1769-1837 гг.) изображено начало битвы - первые британские корабли проходят между строем французской эскадры и берегом, поставив голову вражеской колонны в «два огня». В этот момент англичане смогли нанести серьезные повреждения нескольким линкорам противника, почти не пострадав сами. Французские фрегаты, находившиеся между своими линейными кораблями и берегом, помочь своим главным силам не смогли, оказавшись неспособными выдержать огонь тяжелых британских орудий.


Взрыв «Одорёнта"

Гибель флагманского корабля, произвела огромное впечатление на всех участников битвы» После взрыва, прогремевшего около 22 часов, противники на некоторое время прекратили стрельбу, пораженные происшедшим. Неудивительно, что столь яркое и трагическое событие привлекло внимание многих художников, изображавших с различной степенью достоверности именно этот эпизод. Считается, что картина Дж. Арнольда передает особенности происшедшего в Абукирской бухте не совсем точно, но очень эмоционально и выразительно.