Сокровища «Чёрного Принца»

История поисков сокровищ с погибшего парохода «Принц», превратившегося в мифического «Чёрного Принца», очень любопытна. Вопреки здравому смыслу и всей доступной информации нашлось множество людей, «точно знающих», где и что надо искать.
После окончания Крымской войны многие реальные события начали быстро обрастать всевозможными домыслами и неправдоподобными подробностями. Для превращения трагической истории парохода «Принц» в страшную, но красивую сказку понадобилось совсем немного времени. Для начала хорошо известное название судна превратилось в более зловещее и красиво звучащее «Чёрный Принц» (можно упомянуть и о другой версии названия - «Принц-регент»),
Стоит сразу объяснить, что для англичан, да и вообще людей, хорошо знающих историю, Чёрный Принц - реальный персонаж. Так, скорее всего за цвет доспехов, прозвали старшего сына английского короля Эдуарда III, наследника престола принца Эдуарда.
Он с юности участвовал в сражениях Столетней войны, проявив немалый полководческий талант. Самой яркой победой Эдуарда считается разгром французского войска при Пуатье, в результате чего в английском плену оказался даже король Франции. А вот Эдуарду королем стать так и не довелось - не дожив недели до своего сорокашестилетия, Чёрный Принц умер от болезни в июне 1376 г. Через год на английский престол взошел его сын Ричард II.
Название «Блэк Принс» («Чёрный Принц») в английском, а затем британском флоте носило несколько кораблей, но ни один из них в годы Крымской войны в Чёрном море не действовал и уж тем более не погибал. Надо особо отметить, что в XIX в. литературы, посвященной событиям 1853-1856 гг., на английском языке вышло немало. И выяснить, мог ли погибнуть у Крымских берегов некий «Чёрный Принц», не представлялось слишком сложной задачей даже в те годы, когда еще не было Интернета и современных средств массовой информации. Но для любителей тайн нет простых решений, а уверовавшие в чудо кладоискатели не ищут легких путей и не всегда готовы воспринимать скучную обыденность...
В результате уже к началу последней четверти XIX в. реальные обстоятельства гибели парохода превратились в легенду. Как в России, так и за границей очень многие искренне верили, что недалеко от берега, да еще и на небольшой глубине, лежат обломки судна с невероятным и манящим грузом - бочонками с золотыми английскими монетами. Самым неприятным моментом для кладоискателей, невзирая на их национальность, техническую оснащенность и т. д., была неопределенность с точным местом кораблекрушения. По мнению местных жителей, большой железный транспорт затонул справа от входа в Балаклавскую бухту. Именно там вели поисковые работы несколько фирм, но успеха никто не добился.
В 1875 г. большую работу в районе Балаклавы выполнили французские водолазы, которым удалось найти обломки десятка затонувших судов, но «Принца» среди них не было. Затем в поисках приняли участие представители разных стран и континентов - американцы, немцы, итальянцы. Последним даже удалось поднять со дна моря большой металлический ящик, однако в нем оказались не сокровища, а свинцовые пули. Главное же заключалось в том, что все попытки отыскать железный пароход оставались безрезультатными.
Правда, итальянцы оказались особенно настойчивыми. Несмотря на неудачу во время поисков 1901-1903 гг., они в 1905 г. вновь приступили к работам. На сей раз специалистам в области подводных работ, возглавляемым создателем оригинального глубоководного скафандра Джузеппе Рестуччи (как это похоже на поиски сокровищ в бухте Виго, о чем рассказывалось в выпуске 8), удалось найти вожделенные обломки на глубине 54 м.
По утверждениям самого Рестуччи и его людей, были обнаружены медные буквы на корме лежащего на дне судна. По этому поводу был устроен праздничный обед, но продолжения история не получила, и от дальнейших работ итальянцы сочли за лучшее отказаться. Никаких подтверждений находки хотя бы небольшого количества золотых монет не имеется, да и финансовые проблемы «поисковиков» говорят в пользу того, что им не удалось найти ничего действительно ценного.
Иностранцы на некоторое время отступились, оставив «Чёрного Принца» тихо лежать на дне, зато энтузиасты поиска затонувших сокровищ начали множиться в Российской империи. Организация подобных работ относилась к компетенции Министерства торговли и промышленности, вот и его и начали заваливать всевозможными проектами и прожектами как действительно талантливые изобретатели, так и разнообразные проходимцы и шарлатаны. Наиболее серьезно подошел к делу инженер В. С. Языков. Он вместе с несколькими другими энтузиастами по собственной инициативе приступил к поискам в 1908 г., а спустя шесть лет получил на их проведение официальное разрешение от правительства. Но шел 1914 г., и начавшаяся мировая война резко изменила всю жизнь империи. А затем наступили совсем другие времена, но Языков оказался буквально одержим идеей поиска сокровищ, лежащих на дне у Балаклавы. После окончания Гражданской войны он решил привлечь к этому делу советские власти. В результате появилась Экспедиция подводных работ особого назначения, о деятельности которой будет рассказано далее.
Последними иностранцами, которые попробовали отыскать сокровища у Балаклавы, стали японцы. В начале 1920-х гг. на Средиземном море фирма «Синкай Когиоесио лимитед» сумела поднять немало золота с затонувшего на глубине свыше 70 м парохода. Руководство фирмы, ободренное подобным успехом, решило организовать концессию в СССР. Представители Страны восходящего солнца действительно смогли договориться с советскими властями (причем на очень выгодных для последних условиях), но найти ничего ценного на дне Чёрного моря водолазы «Синкай Когиоесио лимитед» не сумели. При этом за 1926 г. они проделали огромную работу, взорвали и удалили огромные каменные глыбы, просеяли тысячи тонн песка. Но наградой за все эти титанические усилия стали лишь семь золотых монет.
Не связанной с «Чёрным Принцем», но интересной легендой можно считать историю о том, что жертвой «балаклавского урагана» едва не стал прекрасный клипер «Грейт Рипаблик». Об этом писал даже известный морской историк Л. Скрягин: «Побывал этот корабль и в наших водах. Когда началась Крымская война, «Грейт Рипаблик» зафрахтовало французское правительство. Он стал военным транспортом, перевозившим солдат к осажденному Севастополю.
Во время урагана в ноябре 1854 года под Балаклавой, когда погиб легендарный «Чёрный Принц», капитан «Грейт Рипаблик» сумел спасти свой корабль, обрубив якорные канаты и выйдя в открытое море.
С тех памятных времен прошло немало лет. В 1977 г. наши водолазы подняли со дна Чёрного моря адмиралтейский якорь системы Перинга. Он весит около четырех тонн. На нем видны клейма на английском языке. Эту историческую находку можно увидеть у входа в Севастопольскую панораму. На основании исторических хроник, повествующих о знаменитом урагане, следует полагать, что найденный якорь принадлежал «Грейт Рипаблик»».
К сожалению для любителей сенсаций, «Грейт Рипаблик» в 1854 г. у берегов Крыма находиться никак не мог, поскольку в свой первый рейс он отправился только в конце февраля 1855 г.

«Грейт Рипаблик»
Создателем этого выдающегося клипера был известный американский судостроитель Дональд МакКей. Согласно первоначальному проекту судно должно было нести паруса рекордной площади -свыше 6000 м2. Строительство велось в Бостоне, а для завершения работ клипер в 1853 г. перевели в Нью-Йорк. Но во время достройки случилась беда: на складе неподалеку от причала вспыхнул пожар и пламя перекинулось на мачты «Грейт Рипаблик». Сильно пострадавшее судно пришлось затопить на мелководье.