Крымская война

Балаклавское сражение

Попытка русского командования помочь защитникам Севастополя силами полевой армии привела к одному из самых известных событий Крымской войны ~ Балаклавскому сражению. Оно не вызвало серьезных изменений в положении противников и не сопровождалось тяжелыми потерями. Однако после него в английском языке появились идиомы «тонкая красная линия» и «атака легкой бригады».
Хотя 5 (17) октября 1854 г. союзники не добились больших успехов ни на суше, ни на море, положение Севастополя оставалось непростым. Продолжались постоянные обстрелы города и укреплений. Англичане и французы энергично вели осадные работы. Чтобы облегчить положение защитников города, русское командование решило предпринять нападение на Балаклаву, ставшую важнейшей британской базой.
Несмотря на все значение Балаклавы, там не было большого гарнизона и сильных укреплений.
На подступах, правда, были построены несколько батарей и отрыты траншеи, но артиллерию разместили неудачно. Внешнюю линию обороны образовывали шесть редутов, гарнизон которых составляли турки. Всего, по данным М. И. Богдановича («Восточная война 1853-1856»), у Балаклавы дислоцировалось до 1000 турецких солдат и 3350 англичан, в том числе две кавалерийские бригады, пехотный полк и часть Морской бригады.
Нападение русские подготовили неплохо. Так называемый Чоргунский отряд, которым командовал генерал-лейтенант Павел Петрович Липранди, насчитывал почти 16 ООО человек и состоял из 17 батальонов пехоты, 20 эскадронов и 10 сотен кавалерии, а также имел 64 полевых орудия. Проведенная рекогносцировка позволила российскому командованию определить наиболее выгодные направления атаки.
Наступление, начавшееся утром 13 (25) октября, велось тремя колоннами. Добиться внезапности не удалось, поскольку англичане выдвижение русских войск заметили, но зато турки подготовиться к обороне не успели. 1енерал Семякин во главе Азовского полка захватил один из редутов, большая часть гарнизона которого была перебита или пленена. Трофеями русских стали три орудия. После этого гарнизоны трех других редутов, бросив орудия, патронные ящики и т. д., обратились в бегство, а число захваченных русскими пушек увеличилось до 11.
Канонада на Балаклавских высотах вынудила союзное командование принять решительные меры. Французский генерал Боске направил к месту боя две пехотные бригады и два полка африканских стрелков. Английский командующий лорд Раглан распорядился выдвинуть две дивизии, но они безнадежно опаздывали. У селения Кадикой дорогу русским преградил 93-й шотландский пехотный полк, к которому присоединилась часть бежавших из редутов турок и небольшое число британских морских пехотинцев. Чтобы перекрыть как можно большее расстояние, командир шотландцев Колин Кэмпбелл построил своих людей в две шеренги вместо обычно принятых четырех. Обращаясь к своим офицерам, он сказал: «Приказа отступать не будет. Нам придется умирать там, где стоим».
В атаку на шотландцев устремился Ингерманландский гусарский полк, поддержанный казаками. Турки в панике разбежались, но британская пехота выстояла. Наблюдавший этот бой корреспондент газеты «Таймс» описал растянутый строй полка как «тонкую красную линию, ощетинившуюся сталью». Впоследствии выражение «тонкая красная линия» вошло сначала в английский, а затем и в другие языки как идиома, обозначающая и стремление защищаться до последней возможности, и последнюю преграду перед надвигающейся катастрофой.
Очень удачно действовала британская драгунская бригада (Бригада тяжелой кавалерии) под командованием бригадира Джеймса Скарлетта, которая решительно атаковала численно превосходящую русскую конницу и обратила ее в бегство. Остановить бригаду Скарлетта смогла русская артиллерия, но после этой атаки наступательный пыл у российских войск заметно поубавился.
В это время британская Бригада легкой кавалерии, которой командовал генерал-майор Джеймс Томас Браднелл, лорд Кардиган, оставалась на месте. Вопреки советам своих офицеров Кардиган не поддержал атаку драгун. Но вскоре он получил приказание попытаться отбить захваченные русскими пушки. Этот приказ отчасти был вызван неточным пониманием командующим кавалерией генерал-майором лордом Луканом распоряжений главнокомандующего. Раглан намеревался организовать атаку всеми силами кавалерии, поддержанной пехотой. Но вместо этого Лукан сообщил Кардигану, что командующий требует отбить пушки немедленно.
Бригада легкой кавалерии (или просто Легкая бригада) состояла из пяти полков двух-эскадронного состава: 4-го и 13-го легких драгунских, 8-го и 11-го гусарских, а также 17-го уланского. Она считалась элитой кавалерии, среди гусарских и уланских офицеров было много представителей самых знатных фамилий.
Исполняя приказ, свыше 600 человек двинулись на русские позиции по трехкилометровой долине, простреливаемой перекрестным огнем. Невзирая на большие потери, английские кавалеристы не только домчались до позиций Донской батареи и частично изрубили прислугу, но и вынудили отступить русских гусар, которые совершенно растерялись. Но брошенные в атаку по приказанию генерала Липранди эскадроны Сводного уланского полка смогли поправить положение, а русская артиллерия и ружейный огонь пехоты довершили разгром Легкой бригады. К счастью для англичан, к ним на помощь устремились французские кавалеристы -4-й полк африканских конных стрелков. «Африканцы» смогли смять русских пехотинцев, но затем сами были остановлены сильным ружейным огнем батальонов Владимирского полка и отступили. Однако свою цель атака французов достигла - сильно поредевшая бригада Кардигана смогла отойти к своим позициям.
Остается добавить, что действовали против Легкой бригады русские войска крайне неудачно. Стреляли не слишком метко, кавалерия растерялась и вместо заманивания противника просто побежала, контратака улан велась недостаточно настойчиво. Самым печальным образом сказалась безжалостная муштра, процветавшая в армии. Один из офицеров наблюдал странную картину: за пытающимся уйти от погони английским кавалеристом мчится русский улан. При этом пику российский солдат держит вертикально вверх и даже не пытается колоть противника, который в итоге сумел спастись. Когда офицер спросил незадачливого вояку, почему тот держал пику столь неподходящим образом, солдат ответил, что он - вторая линия. Дело в том, что на учениях в мирное время кавалеристам второй линии строго-настрого запрещали опускать пики, чтобы не переколоть своих сослуживцев из первой линии. Вбитые в солдатскую голову навыки буквально превратились в инстинкт, не позволявший даже на мгновение задуматься о том, что следует делать в реальной жизни! Да еще и в какой-то момент Сводный уланский полк обстреляла своя же пехота. Если бы войска действовали более решительно и организованно, то британские кавалеристы понесли бы куда более тяжелые потери и, вероятнее всего, Бригада легкой кавалерии просто перестала бы существовать.
После отступления английских кавалеристов еще некоторое время продолжалась перестрелка, затем русские войска начали отход. По данным Богдановича, их потери составили шесть офицеров и 232 нижних чина убитыми; генерал, 19 офицеров и 292 нижних чина были ранены и контужены.
Относительно потерь союзников существуют некоторые разночтения. В целом они оказались несколько большими, чем у русских, только Легкая бригада потеряла 110 убитыми и 129 ранеными. В плен попали 59 британцев, один прикомандированный к штабу лорда Раглана офицер сардинской армии и 89 турок. Всего - более 900 человек убитыми, ранеными и пленными.
Споры о том, кто виноват в отправлении кавалеристов в совершенно безнадежную и ненужную атаку, продолжались еще долгие годы после окончания войны. Генерал Боске оценил ее следующим образом: «Это великолепно, но так воевать нельзя». Лорд Раглан в сердцах бросил генералу Лукану, что тот погубил Легкую бригаду. Дошло до того, что лорд Лукан настоял на создании специальной комиссии для разбора происшедшего. А в английском языке появилась еще одна идиома - «Атака Легкой бригады», имеющая значения «красивое, но безнадежное предприятие» и «следование долгу в любых обстоятельствах».
Сражение у Балаклавы получило широкую известность не столько благодаря своему чисто военному значению, сколько из-за повышенного внимания к нему со стороны деятелей искусства. Поэмы Альфреда Теннисона «Атака Легкой бригады» и «Атака Тяжелой бригады» получили большую популярность у современников. В 1890 г. стихотворение «Последний из Легкой бригады», посвященное смерти последнего из офицеров — участников атаки, написал Редьярд Киплинг. Атака послужила сюжетом для множества картин, а уже во второй половине XX в. на эту историю обратили внимание кинематографисты.
Но вернемся к событиям осени 1854 г. Недостаточная настойчивость российского командования не позволила развить первоначальный успех и разгромить неприятельскую базу снабжения в Балаклаве. Однако через девять дней разразился сильнейший шторм, приведший к большим потерям среди зафрахтованных британским правительством транспортных судов. Одной из причин этих потерь оказался страх перед возможностью новой атаки Балаклавы русскими войсками, хотя реально после событий 25 октября попыток нападения больше не предпринималось.


предыдущая следующая Крымская война