Крымская война

Война с Британией и Францией (Крымская война)

Действия Франции и Великобритании император Николай I счел оскорбительными. Но до середины февраля решение о начале войны еще не было принято. Ситуация полностью изменилась после ультимативного требования союзников о выводе русских войск из Молдавии и Валахии.
Британские и французские политики правильно рассчитали свои действия. Появление союзного флота в Чёрном море, угрожающие письма и ультиматумы поставили Николая I перед трудным выбором. Он мог предпринять решительные действия и неизбежно оказаться в состоянии войны не только с Османской империей, но и с двумя великими европейскими державами. Победить в этой войне Россия не могла. Но альтернативой становилось публичное признание того печального факта, что великая империя начинает превращаться в государство «второй категории». Император с этим смириться не мог, он выбрал второй путь и 9 февраля (по старому стилю) 1854 г. издал манифест о разрыве дипломатических отношений с Британией и Францией. Когда английский посол готовился покинуть Санкт-Петербург, Николай I сказал ему на прощание: «Может быть, я надену траур по русскому флоту, но никогда не буду носить траур по русской чести». Теперь окончательный выбор сделали обе стороны и обратного пути уже не осталось.
Поскольку разрыв отношений не означал немедленного объявления войны, на Черноморском театре продолжалась хоть и напряженная, но почти мирная жизнь. Союзные корабли практически не покидали Босфор. Турецкий флот без посторонней помощи ничего предпринимать не решался, поскольку всем было ясно -столкновение с русскими на море может завершиться для подданных султана только одним: очередной катастрофой. Меншиков, не слишком рвавшийся обострять отношения с союзниками, вел себя осторожно. Лишь в феврале-марте Черноморский флот предпринял действия по эвакуации гарнизонов, оборонявших укрепления Кавказской береговой линии. В условиях, когда флот не мог рассчитывать на господство на море, они оказывались обреченными на гибель, и Николай I лично распорядился снять войска с побережья.
Задание было возложено на эскадру адмирала Вукотича и отряд пароходофрегатов адмирала Панфилова. Несмотря на ужасающую погоду, надолго задержавшую русские корабли в Новороссийске, гарнизоны удалось благополучно вывезти. Интересно, что английские и французские пароходы неоднократно сближались с российскими кораблями и транспортами, но никаких враждебных действий не предпринимали даже в первые дни после объявления войны.
Севастополь в это время напоминал огромную мастерскую и стройку одновременно. Все боевые единицы Черноморского флота энергично приводили в порядок, на берегу сооружались новые и подновлялись старые укрепления.
Для скорейшего усиления обороны города к строительству новых батарей привлекались экипажи ремонтируемых и стоявших в базе по причине зимнего времени кораблей. Не остались в стороне от этой работы и моряки «Двенадцати Апостолов», которые за зиму построили батарею, названную в честь корабля Двенадцати-апостольской (еще две именные батареи назвали Парижской и Святославской).
Основное руководство всеми действиями флота взял на себя Корнилов: он находился в Севастополе, в то время как номинальный командующий Берх - в Николаеве. Меншикова подобное положение дел вполне устраивало, сам Берх (мы уже говорили, что он особой инициативностью и энергичностью не отличался) не возражал. Только Нахимов поставил вопрос о правомерности действий начальника штаба флота, но адмиралы сумели выяснить отношения «без битья посуды». Однако по Севастополю поползли было слухи о размолвке между ними, о якобы возникшей неприязни стало известно и в Петербурге, что особенно опечалило великого князя Константина и вызвало не довольство императора.
Вопреки распространенной в литературе версии, в сохранившихся частных письмах обоих адмиралов (как Нахимова, так и Корнилова) отчетливо прослеживается основная мысль: в интересах дела можно поступиться личными амбициями. Особенно это касалось Павла Степановича, который в одном из своих посланий другу прямо говорил, что мечтает увидеть Корнилова главным командиром Черноморского флота.
В начале марта русская армия на Дунайском театре перешла к активным действиям: форсировав Дунай у Браилова и на других участках, она начала наступление, вскоре заняв ряд турецких, крепостей - Тульчу, Исакчу, Мачин. Ответом союзников стало официальное заключение военно-политического соглашения с Турцией - Константинопольского договора. Султану обещали помощь и защиту, он же со своей стороны обязался не заключать с Россией сепаратный мир. В день подписания договора - 12 марта - англо-французский флот вновь вошел в Чёрное море, через два дня подошел к Коварне, а вслед за этим последовало объявление войны Российской империи.
Британский флот насчитывал 10 линейных кораблей (включая два винтовых), французский - девять (один винтовой). Также в состав объединенных сил входили 29 фрегатов, корветов и шлюпов, из них всего шесть парусных, остальные имели паровые машины (включая винтовые корабли - три английских фрегата и французский корвет). Если добавить к этому полтора десятка небольших паровых и парусных кораблей и военных транспортов, то становится понятно: противостоять этой «армаде» (даже без учета османского флота) черноморцам было нереально. Хотя благодаря деятельности Корнилова, Нахимова и многих других российских моряков и корабелов в составе флота находилось 12 полностью боеготовых линкоров, пять фрегатов, шесть пароходофрегатов и корвет.
Начало военных действий казалось каким-то несерьезным. В последний день весны английский пароход попытался захватить купеческую шхуну у Севастополя, но оставил ее в покое и ушел в море при появлении двух русских фрегатов. Затем союзники захватили 11 лодок с различными мелкими грузами. В это время в Севастополе начали циркулировать слухи, что союзники могут попытаться затопить на фарватере брандеры и заблокировать российские корабли в бухтах. Пришлось принимать меры, подготовив к бою береговые батареи и расставив соответствующим образом корабли разных классов. Затем появились «достоверные» сведения, что союзные эскадры разделились и у Варны остались только англичане, а французы направились к берегам Кавказа. Теперь Меньшиков решил не оставаться сторонним наблюдателем. Он созвал военный совет, на котором предложил выслать в море сравнительно небольшую эскадру д ля наблюдения за противником. В ответ Корнилов предложил направить к Варне 12 линейных кораблей и дать врагу решительный бой. Но пока Меншиков совещался с адмиралами, враг появился у Одессы.

Шлюп «Везувиус»
Колесный шлюп 1-го класса «Везувиус»  (водоизмещение -1283 длинные тонны) был спущен на воду 11 июля 1839 г. и вскоре вступил в строй. Новый корабль немедленно отправили на Средиземное море, и в 1840 г. он принял участие в операциях у сирийского побережья. Там европейские флоты успешно противодействовали египетским войскам, в очередной раз поставившим на грань катастрофы Османскую империю. После прекращения боевых действий шлюп еще несколько лет оставался в Средиземноморье, а в 1845 г. отправился к берегам Америки и в Вест-Индию. К началу Крымской войны он вернулся на Средиземное море, и в 1854-1855 гг. нес службу на Чёрном море, в частности действовал у Одессы и охранял Балаклаву.


предыдущая следующая Крымская война