Крымская война

Причины и поводы для начала Крымской войны

Британские военные корабли  у гибраалтара

Хотя противостояние союзу двух великих держав было очень опасно для Российской империи, Николай I и часть его окружения были уверены: войны с Европой не будет. Столкновение же с Турцией вполне обоснованно считалось не слишком опасным. Но в Британии и Франции сторонников «загнать русского медведя обратно в берлогу» нашлось предостаточно.
Мы уже рассказывали о том, как Россия и Турция, в начале 1830-х гг. ставшие союзниками, два десятилетия спустя вновь оказались смертельными врагами.
Но войны с Османской империей в Петербурге не слишком опасались, справедливо полагаясь на превосходство своих вооруженных сил. Однако Николай I не учел, что в Европе - в первую очередь во Франции и Британии - слишком многие не желали усиления России и считали, что надо остановить русскую экспансию в направлении Средиземного моря. А вот союзников у России не нашлось. Даже Австро-Венгрия, спасенная русскими штыками от развала и катастрофы во время Венгерского восстания, очень боялась возможного появления на Дунае и Балканах пророссийских славянских государств.
Если же вспомнить, что формальным поводом для предъявления Турции ультиматумов и последующего ввода войск в Дунайские княжества послужил спор между православными и католиками (французами!) за право обладания ключами от Вифлеемской церкви, то становится очевидным: повод для вмешательства на стороне султана у французских властей имелся. Плюс к этому император французов Наполеон III испытывал острое желание поквитаться с Россией и отомстить за своего горячо любимого дядю - Наполеона Бонапарта. При этом во Франции большое внимание уделялось польскому вопросу, но тут возникало непреодолимое противоречие: в случае вооруженного конфликта Париж был очень заинтересован в благожелательном (читай - антирусском) нейтралитете Пруссии и Австро-Венгрии, а они тоже владели частями Польши и к этой проблеме относились более чем настороженно. Вот и пришлось Наполеону III на время забыть о своих планах в отношении Польши и сосредоточиться на помощи Турции.
В Британии же считали, что возможный захват Босфора и Дарданелл русскими поставит под угрозу интересы империи, «над которой никогда не заходит солнце». Поэтому Лондон и отказался от раздела Турции, предложенного русскими. Против России было настроено и общественное мнение, а горячие головы еще задолго до начала Крымской войны намеревались применить силу против «русского медведя», которого - по мнению наиболее агрессивных журналистов и политиков - следовало «загнать обратно в берлогу».
Не кто иной, как выдающийся политик и будущий премьер-министр лорд Палмерстон, вообще считал, что от Российской империи надо отторгнуть значительные территории, включая
Польшу и Кавказ. В таких условиях война становилась неизбежной и посылка британской и французской эскадр к берегам Турции, а затем и в Константинополь превращалась в открытый вызов России. Разгром же Синопа во время уничтожения турецкой эскадры в Париже и Лондоне восприняли как прямое оскорбление и перешли к решительным действиям.
Лучше многих других трагизм ситуации понимал Павел Степанович Нахимов.
Он неплохо разбирался в международном положении и свой успех в Синопском сражении оценивал не только с чисто военной точки зрения. В сборнике документов и материалов, посвященном деятельности флотоводца, приводятся его пророческие слова: «...эта победа подвигнет против нас войну, ибо англичане увидят, что мы им действительно опасны на море, и поверьте, они употребят все усилия, чтобы уничтожить Черноморский флот».

«Агамемнон»
91-пушечный линейный корабль второго ранга «Агамемнон» был спущен на воду 22 мая 1852 г. Он стал первым британским линкором, изначально проектировавшимся как винтовой (по времени вступления в строй первым винтовым линкором стал «Санспарейль», перестроенный из парусного). В начале Крымской войны на «Агамемноне» держал флаг контр-адмирал Эдмунд Лайонс, очень удачно действовавший во время бомбардировки Севастополя в октябре 1854 г. В следующем году «Агамемнон» участвовал в обстреле Кинбурна, где впервые продемонстрировали свою силу первые броненосцы. После окончания войны корабль успешно потрудился в качестве кабелеукладчика.

Линейный корабль "Агамемнон"

Новые корабли

Франция и Великобритания очень серьезно превосходили Российскую империю в техническом отношении.
В составе Российского флота к началу Крымской войны не имелось ни одного винтового линейного корабля или фрегата, а строительство ранее заложенных-единиц шло медленно. В то же время западноевропейские верфи успешно пополняли флоты своих стран кораблями различных классов, включая большие и хорошо вооруженные линкоры первого ранга -такие как «Ройял Альберт». Этот трехдечный корабль был заложен как чисто парусный, но еще на стапеле оснащен паровой машиной.

Спуск на воду 120 пушечного линкора "Ройял Альберт"


следующая Крымская война