Крымская война

Опасные морские дороги

Британский флот в годы Крымской войны понес не слишком серьезные потери. И все они так или иначе были связаны с ошибками судоводителей или «неизбежными на море случайностями».
Не удалось обойтись без катастроф и французам.
Самой серьезной потерей Королевского флота в 1854—1856 гг. стал пароходофрегат «Тайгер», о чем рассказывалось в выпуске 13. Как вы помните, русским артиллеристам удалось расстрелять этот корабль только благодаря тому, что он сел на мель недалеко от берега. В 1855 г. примерно таким же образом была уничтожена канонерская лодка «Джаспер» в Азовском море. Ноябрьский шторм не нанес потерь британскому военному флоту', но вот зафрахтованных судов и транспортов погибло немало. Печальная участь постигла и военный транспорт «Юропэ» (Еигора - «Европа»), зафрахтованный британским правительством в 1854 г.
В последних числах мая того же года транспорт, на борту которого разместились 62 военнослужащих при 57 лошадях, вышел из Плимута и взял курс на Средиземное море. Когда «Юропэ» находилась в 200 милях от порта, на ней вспыхнул пожар. Капитан транспорта Гарднер подготовил отчет о трагическом происшествии, который был переведен на русский язык и уже в августе опубликован в журнале «Морской сборник»: «Я оставил Плимут 30 мая в 11 часов пополуночи с десантом драгун, под начальством полковника Мура и трех при нем офицеров, и продолжал плавание благополучно до 10 часов вечера 31 мая. В этот день было довольно свежо, драгунских офицеров укачало, кроме полковника, с которым мы неоднократно обходили палубы.
В 10 часов вечера мы с г. Муром были в каюте, когда нам дали знать, что на транспорте пожар. Тотчас бросился я вниз и увидел, что пожар в трюме, около фор-дека, в носовой части транспорта, где у нас обыкновенно помещались кабельтовы, паруса, пенька, смола, краска, веревки и т. п. Офицеры, матросы и солдаты бросились тушить огонь и употребляли всевозможные усилия остановить распространение пламени: одни действовали помпами, другие носили воду ведрами и мешками, лили на горящую массу, но напрасно: огонь распространялся со страшной быстротой. Порох выбросили за борт».
Когда пламя вырвалось из грот-люка, стало ясно, что справиться с пожаром невозможно. Пришлось начать спуск шлюпок, что не обошлось без жертв -в спешке несколько человек упали в воду и утонули. Когда наступила полночь, в огне была уже почти вся палуба, полыхали мачты и снасти. Капитан старался держать курс так, чтобы подходящие на помощь суда не загорелись сами. В 2 часа ночи упала грот-мачта, а вскоре за ней последовала фок-мачта. После этого транспорт развернуло носом к ветру и пламя стремительно понесло в направлении кормы, что поставило самого Гарднера и других остававшихся там людей на грань жизни и смерти.
Вновь обратимся к рассказу капитана: «Свежий ветер и волнение моря еще более затрудняли наше спасение. После чрезвычайных усилий мне удалось вместе с плотником с наветренной стороны по русленям добраться до полу-обгорелых фор-русленей, откуда в 3 часа утра 1 июня мы были сняты шлюпкой с купеческого брига «Клементина».
Полковник Мур погиб в огне с несколькими оставшимися солдатами. Как ни упрашивали его оставить транспорт, но он твердо решился не оставлять ни одного из своих людей и разделил с ними их бедственную участь. С ним погибли: ветеринарный врач, 4 унтер-офицера, 12 драгун и женщина. Почти все остальные были спасены подошедшим к транспорту английским купеческим барком «Мараньон» и прусской шхуной «Кеннет Кингсфорд».
Причина возникновения пожара осталась неизвестной, но, по мнению российских офицеров, дело сводилось к неосторожному обращению с огнем -вероятнее всего, курению в неположенном месте.
Но самой страшной катастрофой, произошедшей в связи с военными действиями в Крыму, стала гибель французского 60-пушечного парусного фрегата «Самиллянт». Он был спущен на воду в 1841 г. Его водоизмещение составляло 2500 т при длине 54 м и ширине 14,1 м, вооружение включало четыре 80-фунтовых бомбических орудия Пексана, тридцать две 30-фунтовые пушки и двадцать четыре 30-фунтовые карронады. Когда в феврале 1855 г. превращенный в войсковой транспорт корабль вышел из Тулона, на его борту находились 301 член экипажа и 392 солдата и офицера, направлявшихся для усиления французских войск у Севастополя.
15 февраля в проливе Бонифачо (между островами Корсика и Сардиния) фрегат попал в шторм, причем видимость была почти нулевой. В результате корабль оказался на скалах Лавецци.
Мы не знаем, что происходило на борту обреченного «Самиллянта», поскольку спастись с него не удалось никому.
На маленьком острове нашли свой последний приют более 600 безымянных тел, и только на могиле опознанного командира фрегата установлена табличка с его фамилией - Юган

Постройте маяк!
«Самиллянт» потерпел крушение около маленького островка Лавецци, находящегося в проливе между Корсикой и Сардинией. Хотя этот район являлся зоной оживленного судоходства, в навигационном отношении он совершенно не был оборудован. Из трагедии власти Франции сделали несколько выводов. Во-первых, в столь опасном месте требуется установить маяк. Во-вторых, следует уделять больше внимания транспортам, перевозящим войска. И в-третьих, необходимо создавать и развивать спасательные службы.


предыдущая следующая Крымская война