Первые выстрелы новой войны

Пароход «Колхида»

К началу октября 1853 г. российский Черноморский флот представлял немалую силу. Он значительно превосходил морские силы Турции (даже после присоединения к ним египетской эскадры), однако в случае возможного столкновения с европейскими державами слабость русских заключалась в технической отсталости страны. В отличие от Британии и Франции Россия не имела в строю ни одного винтового корабля.
Состав Черноморского флота позволял не слишком опасаться турок, а, наоборот, всемерно стремиться к открытому столкновению. Россия имела в строю 14 линейных кораблей (из них четыре 120-пушечных, остальные - 84-пу-шечные), шесть больших фрегатов и столько же пароходофрегатов, пять корветов, а также многочисленные бриги, шхуны, транспорты и прочие малые и вспомогательные корабли и суда. Для действия на Дунае предназначалась 31 канонерская лодка; кроме того, флот располагал 21 небольшим пароходом. Самый старый из линкоров (120-пушечный «Три Святителя») был спущен на воду в 1838 г., а новейший («Императрица Мария») вступил в строй буквально перед самой войной. Из прочих кораблей только корвет «Орест», яхта «Стрела» да легендарный бриг «Меркурий» отслужили более 15 лет.
Противник (в дальнейшем мы не будем разделять турецкие и египетские корабли) имел шесть парусных линкоров, 13 фрегатов, четыре больших пароходофрегата, 10 корветов, четыре вооруженных парохода и немало бригов, шхун и катеров. Здесь стоит обратить внимание на два обстоятельства: по числу фрегатов турки имели ощутимое преимущество, а их пароходофрегаты заметно превосходили своих российских «одноклассников», из которых действительно сильным кораблем — как по вооружению, так и по мощности механизмов — считался только «Владимир».
В то время как война Турцией была уже объявлена, в Чёрном море находилась русская эскадра под командованием П. С. Нахимова. Ее моряки неоднократно замечали корабли и суда под чужими флагами, но поскольку о начале войны известий не имели, то ничего не предпринимали.
Первые выстрелы новой войны прогремели на Дунае. 11 октября пароходы «Прут» и «Ординарец», буксировавшие восемь гребных канонерских лодок, направлялись из Измаила в Галац. Когда они проходили мимо турецкой крепости Исакча, ее артиллерия открыла огонь. Русский отряд выдержал полуторачасовую перестрелку с вражескими батареями и успешно прорвался, но понес потери в людях: семь убитых, включая командира отряда капитана 2 ранга А. Ф. Варпаховского, и 46 раненых. Ответным огнем моряки сбили несколько вражеских орудий.
В ночь с 15 на 16 октября начались боевые действия и на Кавказе. Пользуясь большим численным превосходством, турки после ожесточенного боя захватили пост Св. Николая, гарнизон которого насчитывал около 500 человек при двух орудиях.
Все защитники этого небольшого укрепления были убиты. Находившиеся в Редут-Кале русские корабли помочь гарнизон)' поста не смогли, а направленный 20-го числа для оказания помощи пароход «Колхида» (командир капитан-лейтенант К. А. Кузьминский) недалеко от берега сел на необозначенную на картах мель. Корабль подвергся жестокому обстрелу из пушек и ружей, русские моряки в течение четырех часов отчаянно сражались с неприятелем, но в итоге сумели спасти пароход. Снявшись с мели, «Колхида» ушла в море, но ее командир и 12 матросов погибли, еще два офицера и 15 нижних чинов были ранены.
Но приказа начать решительные действия из Петербурга все не поступало. Бездействием и неопределенностью тяготились и Меншиков с Горчаковым, и командование Черноморского флота, и Корнилов, остававшийся в Севастополе, и Нахимов, пребывавший с эскадрой в море. Именно корабли Нахимова, якобы создававшие угрозу Константинополю, побудили султана обратиться к англичанам и французам за обещанной помощью. Те немедленно ответили согласием, но 22 октября при попытке войти в Дарданеллы их корабли столкнулись с капризом погоды: сильнейший встречный ветер не дал возможности британской эскадре войти в пролив несмотря на попытку буксировать парусные корабли пароходами (французы пройти успели). Ветер утих только через неделю, но за это время осмелевшие турки решили перейти к активным действиям. Они уже тогда лелеяли надежду высадить десант в Крым, но на первых порах сочли разумным ограничиться попыткой возвратить Абхазию, утраченную по Адриано-польскому договору. Для действий у берегов Кавказа были выделены два соединения — эскадра Мустафы-паши в составе четырех пароходофрегатов и эскадра вице-адмирала Османа-паши из семи фрегатов, трех корветов и двух транспортов. Первое направилось прямиком к цели, второе взяло курс на Синоп. А 30-го числа в море вышли основные силы турецкого флота, возглавляемые вице-адмиралом Ахметом-пашой.
Окончательно ситуация «вышла из тумана» 1 ноября, когда российское командование получило известия об императорском манифесте, согласно которому война Турции считалась объявленной. Руки у адмиралов теперь были развязаны, но врага в мрачном осеннем море еще требовалось отыскать. Первая удача улыбнулась 4-го числа пароходофрегату «Бессарабия», который намеревался осмотреть три небольших торговых парусника. Вдруг наблюдатели заметили пароход; командир «Бессарабии», капитан-лейтенант П. Ф. Щеголев, распорядился начать погоню, вскоре завершившуюся захватом большого вооруженного парохода «Меджари-Тиджарет». Сопротивления турки не оказали.
От пленных были получены важные сведения о том, что в Синопе находится отряд в составе нескольких кораблей. Трофей отвели в Севастополь, где его зачислили в состав Черноморского флота под названием «Турок» (первоначально в честь командира «Бессарабии» его собирались переименовать в «Щеголь»). Нахимов, узнавший о вражеских кораблях в Синопе, собрался проверить информацию, но сразу этого сделать ему не удалось: помешала погода.

Парохода «Колхида»

Бой парохода «Колхида»
20 октября 1853 г. при попытке доставить десант к посту Св. Николая, уже захваченного турками, «Колхида» села на мель недалеко от берега. Противник, располагавший значительными силами, попытался захватить пароход, но был отбит и понес большие потери. Значительными оказались жертвы и с русской стороны, но корабль смог самостоятельно сняться с мели и благополучно уйти в Сухум-Кале.

предыдущая следующая