История корабля "Двенадцать Апостолов"

Линейный корабль "Двенадцать Апостолов"

Как уже говорилось, новый линейный корабль имел ’ очень мощную артиллерию. На его гон-деке (нижней пушечной палубе) стояло 28 лучших орудий, имевшихся на вооружении Российского флота, — 68-фунтовых бомбических, их дополняли две пары длинных 36-фунтовых пушек, в носу и корме.
На мидель-деке (средней пушечной палубе) — 34 коротких 36-фунтовых пушек; столько же орудий того же калибра размещалось на опер-деке (верхней пушечной палубе), но, в отличие от мидель-дека, там стояли пушко-карронады. Еще двадцать четыре 24-фунтовых пушко-карронады находилось на верхней палубе — шканцах и баке.
Уже в первую свою кампанию — в 1842 г. — «Двенадцать Апостолов» под командованием Корнилова стал образцовым кораблем. Владимир Алексеевич являлся поборником самой жесткой дисциплины, но прилагал все усилия по обеспечению не только полноценного, но и разнообразного питания матросов, устройству их быта, предотвращению болезней. Например, требовал, чтобы в ночное время вахтенные всегда были тепло одеты. Огромное значение придавалось чистоте: это не только позволяло содержать корабль в идеальном виде, но и служило профилактикой многих заболеваний.
Требования к командному составу были не менее строгими. Прекрасно знавший все тонкости службы, Корнилов не допускал отступлений от правил, расхлябанности, стремления переложить свои обязанности на подчиненных. Это нравилось далеко не всем, особенно трудно приходилось офицерам, прибывшим с Балтийского флота. Многие — и бывшие балтийцы, и «коренные» черноморцы — старались уклониться от службы с подобным начальником, но на боеспособности корабля и выучке команды требовательность Корнилова сказывалась самым лучшим образом. Если добавить к этому подчеркнуто внимательное отношение М. П. Лазарева к своему любимому детищу, то можно понять восторженный отзыв светлейшего князя Меншикова — человека «злоязыкого», склонного к издевательски-уничижи-тельным характеристикам и весьма скупого на похвалу. Он писал императору: «...сказать должен, что исправность, чистота сей эскадры превзошли все мои ожидания, в особенности блестящее состояние, в коем находится корабль «Двенадцать Апостолов» (капитан первого ранга Корнилов), чистотой вооружения, превосходной отделкой всех подробностей, быстротой команды в пушечном учении и в корабельных работах». Действительно, паруса ставились с замечательной скоростью, а самые тяжелые 68-фунтовые орудия достигли удивительной для того времени скорострельности: выстрел в две минуты.
В 1845 г. на «Двенадцати Апостолах» в плавании находился великий князь Константин Николаевич, оставшийся от пребывания на столь совершенном и красивом корабле в полном восторге. Оценил великий князь и выучку команды, четкость несения службы, умение капитана организовывать учения. Константин Николаевич даже рекомендовал повсеместно применять разработанные Корниловым приемы обучения артиллерийской прислуги. Доволен остался и прибывший в Севастополь для проведения высочайшего смотра флота император Николай I. Он тоже высказался о том, что такой корабль сделает честь любому флоту мира, а Лазареву выразил особую благодарность за прекрасную подготовку и отличное состояние Черноморского флота. Михаил Петрович в письме одному из своих друзей с гордостью сообщал, что благодарность государя доставила ему огромную радость. Но в том же письме многоопытный адмирал посетовал на состояние Балтийского флота, поскольку многое из того, что удивило императора, для черноморцев считалось нормой... Корнилов вскоре получил повышение в чине, стал начальником штаба Черноморского флота, а новым командиром «Двенадцати Апостолов» был назначен капитан-лейтенант В. А. Ергомышев.

Тактико-технические характеристики корабля «Двенадцать Апостолов»
Водоизмещение, т:
полное ...................................................................... 4789,98
порожнего корабля .................................................. 3848,40
Длина между перпендикулярами, футов-дюймов, (м)             211-2   (64,36)
Ширина у грузовой ватерлинии, футов—дюймов, (м):
без обшивки.    57-10   (17,68)
с обшивкой ......                   59-6(18,14)
Глубина интрюма от киля до верхней кромки гон-дек бимеа, футов-дюймов, (м).. . . 27-6 (8,38)
Длина по гон-деку, футов—дюймов, (м)               208-9              (68,63)
Длина киля, футов—дюймов, (м)           193-9  (59,06)
Углубление в полном грузу, футов—дюймов, (м):
ахтергитевнем                                                                                                             25-9 (7,85)
форштевнем                                                                                  24-6 (7,47)
Площадь парусов, м2...................................................................... около 4000
Скорость хода, узлов...................................................................... 12
Вооружение:
68-фунтовых бомбических пушек,          28       (первоначально            -              32)
длинных 36-фунтовых пушек ... 4 (поставлены вместо 68-фунтовых бомбических)
коротких 36-фунтовых пушек                    34
36-фунтовых пушко-карронад                     34
24-фунтовых пушко-карронад                 24
Экипаж, человек……………………………………………….. до 1000 (в т. ч. 12 офицеров)

Линейный корабль "Двенадцать Апостолов"

Он продолжил обучение команды в корниловских традициях, не допуская послаблений, и также стараясь заботиться о подчиненных.
В 1848 г. началось явное и резкое ухудшение отношений с Турцией. Осенью следующего года Лазарев получил секретное предписание из Петербурга разработать проект десантной операции на Босфоре, причем с привлечением многочисленных сил армии. Адмирал, имевший опыт организации десантов, смог подготовить детально проработанный, тщательно продуманный и вполне осуществимый план. Согласно ему предполагалось перебросить на турецкие берега десантный корпус численностью 30 ООО человек, для перевозки следовало использовать 55 кораблей различных классов. Особая роль отводилась пароходам и наиболее сильным линкорам — 120-пушечным кораблям «Двенадцать Апостолов» и «Три Святителя».
По оценкам современных историков, подобная операция была вполне осуществима. С учетом не слишком удачных действий турецких войск в предшествующих кампаниях (против мятежного Египта), а также зная о не самой высокой их выучке и боеспособности в годы Крымской войны, следует считать подобную точку зрения обоснованной. Г. А. Гребенщикова прямо указывает — Лазарев «...полагал, что осуществление русскими войсками и флотом прорыва в Босфор с целью захвата пролива является не только оправданным, но и вполне реальным с точки зрения исходящей от Турции угрозы и существовавшего на тот период расклада соотношения сил». Но от осуществления десантной операции в то время по разным причинам было решено отказаться, а когда несколько лет спустя война с Турцией все-таки началась, русскому флоту уже пришлось считаться с угрозой появления в Чёрном море англо-французских эскадр, имевших не только количественное, но и качественное превосходство за счет наличия в их составе винтовых кораблей.
В 1849 г. командование «Двенадцатью Апостолами» принял опытный офицер, один из будущих героев Крымской войны, капитан 1 ранга Александр Иванович Панфилов.
Ему пришлось всерьез заниматься подготовкой личного состава, поскольку на корабле вместо многих старослужащих унтер-офицеров и матросов появилось молодое, недостаточно подготовленное пополнение.
В 1850 г. «Двенадцать Апостолов» вновь посетил великий князь Константин Николаевич, не только отобедавший на флагманском корабле со всеми офицерами и адмиралами, но и выходивший на нем в море на учения. Как и ранее, титулованный гость остался в полном восторге от увиденного.
В том году адмирала Лазарева наградили высшим орденом Российской империи — Андрея Первозванного.
Тем временем здоровье Михаила Петровича заметно ухудшилось. Первые признаки болезни проявились у него еще в 1843 г., однако доблестный моряк не желал обращать на них должного внимания. Но в начале 1851 г. он окончательно слег и с разрешения императора отправился на лечение за границу. Увы, но тогдашняя медицина была абсолютно бессильна против болезни, которую и в XXI в. лечить умеют далеко не всегда... 11 апреля 1851 г. адмирал Лазарев скончался в Вене от рака желудка; похоронили выдающегося адмирала в севастопольском Владимирском соборе.
Разрыв отношений с Турцией произошел спустя два года — в мае 1853 г. Черноморский флот по-прежнему уделял большое внимание боевой подготовке. На летних учениях «Двенадцать Апостолов», несмотря на довольно приличный, по российским меркам, срок службы, вновь смог продемонстрировать свои прекрасные морские качества. Во время гонки кораблей он отличился быстроходностью, сочетавшейся с отменной для такого крупного парусника маневренностью, а также был признан легким в управлении. Команда умело справлялась с различными упражнениями (по спуску на воду гребных судов, постановке и уборке парусов), артиллеристы стреляли быстро и метко. Одним из элементов летних учений стала проведенная в начале августа отработка прорыва на Севастопольский рейд эскадрой под командованием вице-адмирала Корнилова, державшего флаг на своем любимом корабле «Двенадцать Апостолов».
Тем временем угроза войны нарастала. В конце августа наместник на Кавказе М. С. Воронцов обратился к императору с просьбой усилить войска в Закавказье. Николай I соответствующее решение принял весьма быстро, и уже в начале сентября на Черноморский флот была возложена обязанность перебросить на Кавказ из Севастополя 13-ю пехотную дивизию (16 393 человека) с двумя артиллерийскими батареями, обозом, лошадьми и 30-дневным запасом продовольствия. Подготовкой перевозки войск по приказу Меншикова занимался Корнилов, определивший состав сил: 12 линейных кораблей, два фрегата, два корвета, семь пароходов, 11 транспортов. Командовать всей «армадой» должен был вице-адмирал П. С. Нахимов.
Посадка войск (в то время говорили — эмбаркация) началась 14 сентября, а уже через три дня эскадра была в море. Нахимов поднял флаг на корабле «Великий князь Константин», а на «Двенадцати Апостолах» находился младший флагман, уже получивший чин контр-адмирала А. И. Панфилов. Корабль, которым командовал капитан 2 ранга А. X. Винк, принял на борт 1466 солдат и офицеров Белостокского полка, которых 24 сентября благополучно высадили в Анакрии. Но вероятно, вследствие перегрузки на корабле открылась течь, и по возвращении в Севастополь ему пришлось встать в ремонт. Работы завершились только в феврале следующего года, так что в осенних походах и знаменитом Синопском сражении линкор не участвовал.
После появления в Чёрном море больших сил английского и французского флотов российское командование приняло решение отказаться от выхода эскадры навстречу врагу и сосредоточить все усилия на защите Севастополя. С «Двенадцати Апостолов» сняли часть артиллерии и передали на сухопутные укрепления; одна из батарей даже получила название Двенадцати-апостольской. Ушли на сушу и моряки. В декабре 1854 г. на линкоре был устроен плавучий госпиталь, а в ночь с 13 на 14 февраля 1855 г. по распоряжению Нахимова он был затоплен между Николаевской и Михайловской батареями. Когда после войны начались работы по очистке фарватера, выяснилось, что поднять глубоко ушедший в ил корпус линейного корабля не представляется возможным. В 1861 г. его пришлось взорвать.

предыдущая следующая