Появление линейного корабля

Появление линейного корабля

Артиллерия вообще, и морская в частности, быстро совершенствовалась. Появилось множество разновидностей орудий, на смену каменным ядрам и тяжелым стрелам почти повсеместно пришли ядра из чугуна. Порох оставался во многом «адской смесью» с не до конца устоявшимся составом, в зависимости от производителя варьировались количество частей серы и угля. Вплоть до конца XIV в. на вооружении сохранялись метательные машины и даже отдельные установки с «греческим огнем». Но быстрое развитие металлургии уже к середине XV в. позволило освоить литье орудий. Возникли системы их классификации — в зависимости от длины ствола, веса выбрасываемого ядра и назначения.
На кораблях пушки устанавливались на палубе и в надстройках. Процесс . заряжания орудий оставался очень медленным, и недостаток скорострельности зачастую старались компенсировать числом стволов. Поэтому на крупных нефах и карраках их устанавливали до 200, но большинство этих «арт-систем» представляли собой фальконеты, тяжелые мушкеты (они стреляли ядрами весом до 1 фунта и не имели ничего общего с ручным оружием) и пассаволянте, стрелявшие свинцовыми пулями. Несмотря на техническое несовершенство орудий, уже к концу XV в. они представляли реальную силу, именно мощь артиллерии обеспечила превосходство португальских
кораблей над индийскими и арабскими флотами во время походов Васко да Гамы и других завоевателей-португальцев в Индийском океане. Важным шагом на пути к появлению кораблей с мощным бортовым залпом стало изобретение орудийных портов — специальных отверстий в бортах, через которые могли стрелять пушки. Теперь их можно было устанавливать не на верхней палубе и в надстройках, а ближе к ватерлинии, на специальных орудийных палубах (деках).
В Англии, воссоздававшей военный флот после окончания гражданских войн (многолетнее противостояние, известное как Война Алой и Белой розы или просто — Война роз), в конце XV в. началось строительство больших хорошо вооруженных кораблей. «Регент» и «Соверен» несли довольно мощное вооружение, и в 1512 г. во время сражения с франко-бретонским флотом смогли продемонстрировать его возможности. В 1511 г. на воду спустили печально известную «Мэри Роуз», а в 1514 г. за ней последовал «Генри Грейс э’Дьё», более известный как «Грейт Гарри». Его водоизмещение составляло около 1000 т, а вооружение насчитывало 43 пушки и 141 малокалиберных орудия, устанавливаемых на вертлюгах.
Многочисленная артиллерия порой оказывалась слишком тяжелой для кораблей, это считается одной из причин, погубивших «Мэри Роуз». Согласно наиболее распространенной версии, корабль после перестройки в середине 1530-х гг. был перегружен, его остойчивость оказалась недостаточной, а пушечные порты расположены слишком близко от поверхности воды.
И в роковой день 19 июля 1545 г. шедший на битву с французами корабль из-за попадания воды через открытые порты накренился, повалился на борт и очень быстро затонул. Правда, к настоящему времени появились предположения, согласно которым поступление воды в корпус было вызвано попаданием французского ядра у ватерлинии, но четких подтверждений этому нет.
Ко времени англо-испанской войны и похода Великой Армады роль артиллерии уже стала определяющей. Именно качественному превосходству своих пушек и лучшей выучке артиллеристов англичане во многом обязаны своей победой. Но тут нередко приводятся многочисленные возражения: мол у испанцев возникли большие проблемы с командованием, поскольку возглавлявший Армаду герцог Медина Сидония оказался совершенно неспособным флотоводцем; испанские ядра выделывались из чугуна низкого качества и т. д. Но как раз пример с ядрами лишний раз подчеркивает значение артиллерии в морском бою. Крупные испанские и английские галеоны несли многочисленную артиллерию, причем основным приемом ведения боя начал становиться бортовой залп. Именно так — стреляя всем бортом, а затем отходя для заряжания пушек, — действовали Френсис Дрейк на «Ривендже» и другие английские флагманы. Обращает на себя внимание огромный расход боезапаса английскими кораблями, которые за не слишком продолжительное время расстреляли почти весь порох и ядра. Причем ни один большой корабль противника потопить им не удалось. Впрочем, испанцам для признания своего поражения хватило и повреждений.
В очередной раз качественное превосходство английской артиллерии продемонстрировали события, развернувшиеся на исходе лета 1591 г. у Азорских островов. Туда подошла английская эскадра под командованием Томаса Говарда, охотившаяся в Атлантике на испанский Серебряный флот. Англичане занялись пополнением запаса пресной воды и прочих необходимых для длительного плавания припасов, а тем временем их 8 сентября обнаружила сильная и многочисленная испанская эскадра под командованием адмирала (точнее, лейтенант-генерала) Алонсо де Базана. Он должен был обеспечить безопасность идущего из Нового Света флота с ценными грузами, а потому, заметив чужие паруса, испанцы немедленно бросились на врага. Большинству английских кораблей удалось уйти, но галеон «Ривендж» (бывший флагман Дрейка) задержался. Согласно одним источникам, он просто не сумел оторваться от погони, согласно другим — командовавший им Ричард Гренвилл сознательно принял бой, прикрывая отход остальных кораблей.

Появление линейного корабля

Испанская эскадра имела абсолютное превосходство в силах, но одержать легкую победу де Базану не удалось. Его корабли стремились взять врага на абордаж, англичане же рассчитывали на силу артиллерийского огня и меткость стрелков. И надо сказать, что им удалось добиться впечатляющих результатов: два больших испанских галеона от полученных пробоин затонули, еще один получил серьезные повреждения и вышел из строя. В бою, продолжавшемся до темноты, «Ривендж» серьезно пострадал, изуродованный рангоут не позволил ему ночью спастись бегством. Тяжело раненный Гренвилл приказал взорвать галеон, однако первый лейтенант предпочел сдать корабль в обмен на жизнь уцелевших членов экипажа. Но радоваться столь дорого доставшейся победе испанцам пришлось недолго: задержавшись в море из-за необходимости ремонтировать поврежденные в бою корабли, связанные сильно замедлявшим ход эскадры избитым «Ривенджем», они не успели укрыться в гавани и понесли большие потери во время сильнейшего шторма, во время которого затонул и сам «Ривендж». Корабль оправдал свое название (англ. «Месть»). Для нас же важно то обстоятельство, что в бою на ближней дистанции хорошо подготовленные артиллеристы успешно топили даже крупные и добротно построенные галеоны.
Роль артиллерии в морских сражениях становилась все более важной, и понимали это отнюдь не только в Англии. Большое внимание вооружению кораблей своего флота уделял шведский король Густав II Адольф. Он прекрасно разбирался в предмете и удачно реформировал полевую артиллерию, превратив ее в серьезную силу на поле боя. Но вот с флотом все сложилось далеко не так удачно. В 1625 г. король пригласил для строительства новых мощных кораблей известного голландского мастера Хенрика Хибертсзона. Голландцу доверили постройку будущего флагмана шведского флота, который в честь правящей династии назвали «Ваза». Король, считая разнокалиберность артиллерии большим недостатком (в этом он намного опередил свое время, подобные взгляды получили практическое воплощение только в XIX в.), решил поставить на новейший галеон 72 24-фунтовых орудия. Но для 1200-тонного корабля, к тому же перегруженного украшениями, этого оказалось слишком много. Число 24-фун-товок пришлось уменьшить до 48, дополнив их более мелкими пушками. Однако корабль все равно оказался перегруженным и недостаточно остойчивым. Возможно, Хибертсзон и смог бы предпринять какие-нибудь меры для исправления сложившейся ситуации, но он умер в 1627 г., и строительство заканчивал другой мастер, не сумевший противостоять королевскому давлению.
Закончилось все трагически: 10 августа 1628 г. отправлявшийся в свой первый поход новейший прекрасно вооруженный галеон затонул прямо у Стокгольма. По свидетельству очевидцев, он лег на борт и спустя некоторое время ушел под воду «с поставленными парусами и развевающимися флагами». При расследовании стало ясно, что кораблестроители просто воплотили в жизнь королевскую волю, а проблему с недостаточной остойчивостью знал командующий флотом адмирал Флеминг. Но судьи посчитали монарха и адмирала неподсудными, а искать «стрелочников» сочли неправильным. Виновных в катастрофе не назвали...
В результате катастрофы погибло около 50 человек, а Швеция так и не получила могучий флагман для своего флота. Галеон «Ваза», неплохо сохранившийся в водах Балтики, во второй половине XX в. был поднят, отреставрирован и ныне является одним из самых популярных в мире кораблей-памятников.
В Англии развитие галеонов привело к появлению трехдечного корабля «Соверен оф зе Сиз», заложенного в 1635 г. и спущенного на воду двумя годами позднее. По мнению большинства историков, именно этот шедевр кораблестроения можно считать первым «настоящим» линейным кораблем в истории. Правда, существует мнение, что пальма первенства должна принадлежать другому «англичанину» — построенному в начале XVII в. кораблю «Принс Ройял». Тут необходимо отметить следующее: вступивший в строй в 1610 г. «Принс Ройял» представлял - собой классический галеон, нес достаточно мощное, но вполне обычное для своего времени вооружение, а в трехдечный 92-пушечный корабль первого ранга превратился лишь после очередной капитальной перестройки в 1663 г.
Претендуют на право считаться создателями линейного корабля и французы, ссылаясь на спущенный на воду в 1637 г. 72-пушечный «Ла Куронь». Но следует признать, что этот прекрасный во всех отношениях галеон имел очень характерные конструктивные особенности (в первую очередь — форму корпуса), не позволяющие отнести его даже к переходному типу от галеонов к линейным кораблям.

Появление линейного корабля

Сражение при Солебее

В июне 1672 г. (конце мая по старому стилю) англо-французский флот сразился с голландским при Солебее. Несмотря на численное превосходство союзников, они не смогли добиться победы и понесли более тяжелые потери в людях, а также утратили — помимо нескольких брандеров — 100-пушечный линейный корабль «Ройял Джеймс». В сражении при Солебее принял участие знаменитый «Ройял Соверен» (бывший «Соверен оф зе Сиз»), на котором держал флаг командующий авангардом Синей эскадры вице-адмирал Джозеф Джордан.

Португальцы в ндийском океане
Когда Васко да Гама и другие португальские мореплаватели открыли морской путь в Индию, они сразу начали вести жестокую колониальную политику. Несмотря на огромный численный перевес индийских и арабских армий и флотов, европейцам удалось одержать немало побед на суше и на море — прежде всего за счет подавляющего превосходства в артиллерии.

Каракка "Грейт Гарри"
Английский король Генрих VIII много сделал для создания сильного и боеспособного флота. Одним из самых крупных кораблей, построенных во время его правления, стала каракка «Генри Грейс э’Дьё» водоизмещением около 1000 т. На вооружении этой «плавучей крепости» насчитывалось 43 орудия большого и среднего калибра, а также 141 малокалиберная вертлюжная пушка (за годы службы состав вооружения претерпел определенные изменения). Английские моряки и простолюдины «изменили» французское название корабля на более понятное, и в историю каракка вошла как «Грейт.

каракка Грейт Гарри

Музей "Мэри Роуз"

Археологические и судоподъемные работы на месте гибели каракки «Мэри Роуз» позволили существенно расширить современные представления о жизни на корабле XVI в. Среди находок оказались продукты питания (моряков очень неплохо кормили), пушки и ручное оружие, включая знаменитые большие английские луки, музыкальные инструменты, игральные кости, набор корабельного врача. Удалось обнаружить даже религиозную литературу, принадлежавшую кому-то из морских офицеров. Ныне многочисленные «артефакты» привлекают многочисленных туристов.

предыдущая следующая