Организация Черноморского флота

Чтобы понять, как продвигалась карьера П. С. Нахимова, насколько ответственным было то или иное назначение, необходимо разобраться в запутанной и малоизвестной организации российского Черноморского флота в первой половине XIX в.
Для современного читателя не всегда просто ответить на вопросы, связанные с организационно-штатной структурой флота. Кто такой командир флотского экипажа и почему он одновременно был капитаном корабля? Что такое флотский экипаж и как он соотносится с командой линкора или фрегата? Подобная информация далеко не часто встречается на страницах книг, посвященных Крымской войне (как, впрочем, и другим войн, в которых участвовал Российский императорский флот).
Еще Пётр I ввел деление флота на три эскадры - синего (авангард), белого (корде-баталия) и красного (арьергард) флага. Каждая эскадра, в свою очередь, состояла из трех дивизий. При Павле I эскадры решили переименовать в дивизии, а дивизии - в эскадры. При этом на Балтике предусматривалось иметь три дивизии, а на Чёрном море - одну. После прихода к власти Александра I последовали очередные переименования, ничего не менявшие по существу: с 1804 г. дивизии стали подразделяться не на эскадры, а на бригады.
Команды кораблей (по терминологии того времени - судов, слово «корабль» применялось на флоте лишь для обозначения типа парусного вооружения) с начала XIX в. решили сводить в так называемые «экипажи», каждый из которых состоял из четырех рот. Первоначально личный состав экипажа насчитывал около 400 человек, причем корабельные и гребные экипажи существовали отдельно. Кроме того, формировались рабочие и ластовые экипажи. Подобная организация оказалась удобной для управления на берегу. Учитывая длительные зимние перерывы в кампаниях, это признавалось практичным.
После окончания войн с Наполеоном экипажи были укрупнены, их число сокращено, а от их деления на корабельные и гребные отказались. Появилось обобщенное понятие «флотский экипаж». Основой же флота по-прежнему являлись дивизии. В составе Балтийского флота их насчитывалось три, в Черноморском - две. Каждая дивизия состояла из трех бригад, а в состав бригады входили три флотских экипажа. Единственное исключение - 3-я бригада 5-й дивизии Черноморского флота, состоявшая из двух экипажей. Нумерация дивизий и экипажей предусматривалась сплошная, а вот на бригады это правило не распространялось.
В результате первые три дивизии, а также экипажи с 1-го по 27-й включительно входили в состав Балтийского флота, а 4-я и 5-я дивизии с экипажами с 28-го по 44-й - Черноморского. На Каспии нес службу 45-й экипаж, а на Тихом океане - 46-й; в состав дивизий они не входили. Также самостоятельной единицей считался сформированный в 1810 г.
Морской гвардейский экипаж. Перед самым началом Крымской войны, летом 1853 г., в этой структуре произошли некоторые изменения: на Балтике сформировали 28-й экипаж. В связи с этим черноморский 28-й экипаж стал 45-м, а каспийцы и тихоокеанцы - 46-м и 47-м соответственно.
Штатная численность экипажа по сравнению с началом столетия существенно выросла и достигла примерно 1250 человек. Теперь в нем числилось 30 офицеров: капитан 1 ранга, капитан 2 ранга, четыре капитан-лейтенанта, 12 лейтенантов и 12 мичманов. Строевых нижних чинов полагалось иметь 1105: 80 унтер-офицеров, 25 музыкантов, 1000 матросов. Также в состав экипажа входили нестроевые: два комиссара, четыре лекаря, четыре фельдшера, а также баталеры, унтер-баталеры, денщики и так далее, всего более 100 человек. Строевой состав подразделялся на четыре роты, каждой из которых командовал капитан-лейтенант. Кстати, из этого описания можно сделать вывод, что при назначении П. С. Нахимова в 1834 г. командиром 41-го экипажа «субординация» была нарушена, поскольку в то время Павел Степанович имел чин капитана 2 ранга.
Обычно чинами одного экипажа комплектовались команды линейного корабля и нескольких меньших единиц. К лету 1853 г. единственным исключением на Чёрном море являлся 44-й флотский экипаж, за которым числились 60-пушечный фрегат «Кулевчи», 52-пушечная «Коварна», пароходофрегат «Херсонес», тендер и три транспорта. По штату на 120-пушечный корабль полагалось три роты, на 84-пушеч-ный - две с половиной, на корвет - пять восьмых роты. Однако реальная численность личного состава кораблей всегда была несколько большей, за счет штурманов, прикомандированных чинов рабочих экипажей и т. д.
120-пушечный корабль «Двенадцать Апостолов», модель которого вы собираете, входил в состав 1-й бригады 5-й флотской дивизии. Его экипаж комплектовался офицерами и матросами 38-го флотского экипажа, которым к началу войны командовал капитан 2 ранга А.X. Винк. Также к экипажу относились лучший на Чёрном море пароходофрегат
«Владимир», шхуна «Забияка», транспорты «Ялта» и «Арагва».
Кроме флотских экипажей в штатном расписании Черноморского флота значились рабочие и ластовые экипажи. Первые предназначались в основном для работы на верфях, вторые обслуживали портовые суда. Во время кампаний из состава рабочих экипажей на корабли откомандировывались различные специалисты - плотники, конопатчики, парусные мастера. К лету 1854 г. рабочих экипажей в составе флота имелось восемь, ластовых - два.
Также в береговом составе значились различные роты. Арсенальные в полном соответствии с названием занимались содержанием арсеналов и ремонтом орудий. Лабораторные - снаряжением бомб, гранат и брандскугелей. И те и другие относились к Корпусу морской артиллерии. Кстати, офицеры Корпуса в состав флотских экипажей не входили и распределялись по кораблям в начале каждой кампании. Занимались эти офицеры не использованием орудий, а содержанием материальной части артиллерии. Военно-рабочие роты занимались строительными работами на берегу, портовые обслуживали военные порты, доковые предназначались прежде всего для обеспечения деятельности комплекса севастопольских доков. На особом положении находились арестантские роты, личный состав которых привлекался к самым тяжелым работам.
Кроме Корпуса морской артиллерии в составе российского флота имелись и другие корпуса флотских специалистов. Их чины не относились к строевому составу, и у них был особый порядок прохождения службы. В первую очередь следует назвать Корпус флотских штурманов (его назначение пояснений не требует) и Корпус корабельных инженеров. Последний объединял кораблестроителей и подчинялся Кораблестроительному департаменту. Особняком стоял Корпус инженеров строительной части флота, отвечавший за строительство портовых и различных береговых объектов.
Уже во время войны, в 1854 г., был в срочном порядке создан Корпус инженеров-механиков. Этим устранялось несоответствие, когда пароходы быстро становились главной силой флота, а подготовленных офицеров-специалистов (равно как и кондукторов) катастрофически не хватало. Даже после разрыва дипломатических отношений с Турцией среди механиков и машинистов черноморских пароходов значились вольнонаемные иностранные подданные, в том числе и англичане!
Отношение строевых офицеров-дворян к специалистам зачастую было не слишком уважительным. В то время как в Морской кадетский корпус принимались исключительно дворяне, среди офицеров корпусов было много разночинцев, «черной кости». Даже высокообразованный и очень уважительно относившийся к науке и технике В.А. Корнилов в своем письме после Синопского сражения очень четко провел грань между «настоящими» офицерами и штурманами.
Распределение кораблей и суцов тоже было изрядно запутанным и далеко не простым. Понятно, что все линкоры, фрегаты, корветы и бриги подчинялись напрямую командованию флота. Но пять пароходов и восемь транспортов находились в распоряжении Кавказского корпуса. Немало различных вспомогательных единиц, включая шесть пароходов и три буксира, относились к 4 и 5-му ластовым экипажам. На театре также имелись пароходы, принадлежавшие (или временно переданные в распоряжение) гражданским ведомствам, Великому войску Донскому и Инженерному ведомству.
Впрочем, после начала войны все управление сосредоточилось у флотских начальников и никакой межведомственной «грызни» не возникло.
Всего на момент начала боевых действий против Турции штатная численность Российского императорского флота составляла 90 ООО, а фактическая - 90 985 человек. Из них на Черноморском флоте служили 1472 офицера и, по различным данным, 35 670 или 36 667 нижних чинов.

Морские пушки на берегу
К осени 1853 г. Черноморский флот вполне соответствовал стоявшим перед ним задачам. Количество и качество имевшихся кораблей, а также подготовка личного состава позволяли рассчитывать на достижение безоговорочного превосходства над турецким флотом. Но противостоять объединенным франко-британским силам черноморцы -не могли, слишком уж велико было преимущество двух ведущих морских держав над Россией - и численное, и техническое. Однако снятая с кораблей артиллерия сыграла важнейшую роль в обороне Севастополя.

Оборона Севастополя
Флот - это не только корабли, но и развитая береговая инфраструктура, различные учреждения и организации, госпитали, мастерские, учебные заведения и так далее. Севастополь, являясь главной базой Черноморского флота, имел для него особое значение. Неудивительно, что моряки были кровно заинтересованы в обороне города. Матросы и офицеры, воодушевляемые адмиралами Корниловым, Нахимовым и Истоминым, проявляли особенную стойкость и массовый героизм. Они составляли большинство артиллеристов, обслуживавших установленные на севастопольских укреплениях пушки. Да и сами пушки в большинстве своем были сняты с кораблей или взяты из флотских арсеналов. Выучка моря-ков-черноморцев позволила долгое время успешно противодействовать осадной артиллерии союзников, которые добились преимущества в первую очередь за счет лучшего снабжения боеприпасами.

«Горе побежденным!»
Поражение в Крымской войне оказалось очень болезненным для Российской империи. Итоги борьбы с могущественным противником - падение Севастополя, затопление почти всех кораблей Черноморского флота, огромные людские и материальные потери. Реальных же успехов удалось достичь только в действиях против турок. Англичане и французы добились . своего: по Парижскому трактату Россия лишалась права иметь военный флот на Чёрном море, где сохранялась лишь небольшая флотилия. Некоторым утешением для проигравших могло послужить лишь то, что первоначально британские дипломаты пытались настаивать на уничтожении еще и верфей Николаева и Херсона, а заодно и нейтрализации Азовского моря.

предыдущая следующая