Походы на Константинополь

В книге «Боевая летопись русского флота: хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 г.» о первом достоверно известном походе славян на Константинополь говорится следующее: «Морской поход русских на 200 ладьях по реке Днепр и Чёрному морю на Византию. Совершив набег на ее черноморское побережье, русский флот проник 18 июня в Босфор и приступил к осаде столицы Византии Константинополя. Высадившись на берег вблизи Константинополя, русские захватили богатую добычу, возвратились на сушу и отправились к Днепру». Казалось бы, все ясно и понятно. Но при попытке разобраться в произошедшем в те далекие годы исследователи сталкиваются со множеством загадок и неясностей.
Для начала отметим, что древнерусские летописи указывают, будто поход на Константинополь состоялся в 866 г., а возглавляли его киевские князья Аскольд и Дир. Это фигуры сами по себе любопытные, и до сего дня так и не удалось достоверно выяснить, кто они были. Согласно «Повести временных лет», предводители похода являлись знатными скандинавскими (варяжскими) воинами, приближенными Рюрика. После того как Рюрик начал княжить в Новгороде, Аскольд и Дир отпросились на юг, специально для организации похода на Царьград (так славяне называли Константинополь).
В Киеве они обосновались в 864 г.
Однако приведенная в «Боевой летописи» дата - 860 г. - базируется на византийских хрониках, в которых события описываются их непосредственными свидетелями или в крайнем случае современниками. А вот «Повесть временных лет» создавалась уже в XII в., то есть значительно позже, и не совсем понятно, насколько достоверные источники  использовались при ее написании. Византийцы же имени предводителя северян не называли, но упоминали, что он был один. Опять же если поход состоялся в 860 г., то Аскольда и Дира могло еще и не быть в Киеве. Сведения о численности нападавших заметно разнятся - по одним свидетельствам, к Босфору подошло около 200 ладей, по другим - более 350.
Пришельцы занялись разорением окрестностей византийской столицы, при этом их жестокость и стремление к бессмысленному уничтожению людей, всевозможного имущества и даже домашних животных ужаснула ромеев. Войск в Константинополе оказалось очень мало, а сильный и боеспособный флот действовал против арабов в Средиземном море.
Город находился в большой опасности, но был спасен от нависшей угрозы разразившейся бурей.
В начале X в. возникает очередная историческая коллизия. В знаменитой пушкинской «Песне о Вещем Олеге» волхв говорит князю:
«Запомни же ныне ты слово мое:
Воителю слава - отрада;
Победой прославлено имя твое;
Твой щит на вратах Цареграда;
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе».
Щит, прибитый к воротам побежденного города, должен был означать выдающуюся победу.  И в «Повести временных лет» подробно рассказывается, как собрал Олег могучее войско, как подошел к стенам Константинополя, как обманул хитроумных ромеев, преодолев заграждение на входе в бухту Золотой Рог.
Согласно летописи, в поход отправилось до 2000 судов, конница же шла вдоль берега Чёрного моря. При появлении неприятеля греки не то устроили боновое заграждение перед гаванью, не то натянули прочные цепи. Тогда Олег распорядился поставить ладьи на колеса и таким образом сумел подвести часть своего флота вплотную к городским стенам: «И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на них корабли. И с попутным ветром подняли они паруса и пошли со стороны поля к городу». Возникла угроза полного разгрома и разграбления Константинополя, поэтому византийцы фактически признали свое поражение и согласились на все требования победителей. Олег получил огромный выкуп, рассчитанный по 12 гривен «на уключину» плюс еще особое дополнительное вознаграждение. Если посмотреть текст «Повести временных лет», это самое подробное и полное описание военного похода древних славян, дошедшее до нас. Но...
Дальше начинаются сплошные «но». Во-первых, не будем забывать о том, сколько лет прошло между временами княжения Олега и созданием летописи. А в современных эпохе византийских хрониках о походе Олега почему-то не сообщается.
О других войнах и набегах говорится немало, причем далеко не всегда хронисты выставляли византийских императоров и их воинство в лучшем виде. Хватает рассказов о неудачах и даже позорных поражениях, выплате больших даров очередным «вымогателям». Но в данном случае - полное отсутствие любых упоминаний. Ничего не говорят и летописи других стран -западноевропейские и арабские. Казалось бы, можно признать сведения «Повести временных лет» недостоверными, но вновь все оказывается далеко не так просто.
Дело в том, что в 911 г. между Константинополем и Киевом был заключен весьма выгодный для подданных Олега торговый договор. Пожалуй, из всех торговавших с Византией стран только Киевская Русь получила столь льготные условия проживания купцов и ведения торговли. Конечно, торговля с северо-восточной Европой приносила византийцам большую выгоду, но просто так идти на уступки в те времена (сегодня тоже) власти могущественных империй соглашались редко. Для уступок нужны причины, а в конце I тысячелетия такой причиной чаще всего становилась военная сила или хотя бы угроза ее применения.
Сам текст договора очень любопытен не только потому, что он весьма тщательно регламентирует двусторонние отношения и права русских в Византии и византийцев на Руси. В нем особо оговаривается предотвращение случаев расхищения имущества по так называемому «береговому праву». После 911г. полагалось избегать захвата выброшенного на берег имущества, а возвращать его законным владельцам или продавать по достойным ценам, после чего отдавать владельцам деньги. Попытки же поживиться чужим добром, даже если оно казалось бесхозным, или причинить вред жертвам кораблекрушения расценивались как особо тяжкое преступление.
Был ли на самом деле поход князя Олега на Царьград, предстоит выяснять историкам. Для нас же важно другое - на три десятилетия между странами установился мир, развивалась торговля, отряды росов сражались в императорских войсках - в основном против арабов. «Идиллию» нарушил в 941 г. следующий киевский князь -Игорь, сын Рюрика и воспитанник Олега.
В очередной раз приходится констатировать: наши знания о событиях более чем тысячелетней давности неполны и неточны. Мы даже примерно не знаем, что послужило причиной похода на Византию. Одни историки полагают, что виноваты сами византийцы, которые начали систематически нарушать условия договора.
И тогда, нуждаясь в выгодах от торговли с империей, князь Игорь решился на военное предприятие. Но более распространенным является мнение, что Игорь просто не мог обеспечить многочисленному воинству достойное содержание, а потому решился на откровенно грабительский поход.
Летописи приводят совершенно невероятные данные о числе судов, собранных киевским князем для похода на Константинополь - не то 10, не то 15 тысяч! Даже в давние времена столь невероятные цифры вызывали большие сомнения, однако данные о примерно 1000 ладей считаются вполне реальными, хотя более «рациональные» историки и вовсе считают, что 10 или 15 тысяч - это число не ладей, а участвовавших в походе воинов.
В любом случае силы у Игоря имелись немалые, в то время как в Константинополе опять почти не было войск, а весь боеспособный флот в очередной раз отправился сражаться с арабами. Вероятно, сумей Игорь достичь внезапности, его поход мог бы оказаться успешным. Но император Роман заблаговременно был предупрежден о нападении русов правителем Херсонеса и болгарами. Кроме того, с подошедшего к Босфору ладейного флота на берега высадились большие отряды воинов, которые начали беспощадно разорять окрестности, грабя и убивая безо всякой жалости.
Тем временем по приказанию императора Романа для выхода в море спешно подготовили 15 крупных, но старых и находившихся в отвратительном состоянии кораблей, именуемых хеландиями. Они были основательно отремонтированы и оснащены установками для метания «греческого огня», причем из-за недостатка сил греки применили новинку в военном деле. Все хеландии получили «огнеметы» не только в носу, как это было принято ранее, но и по бортам, а также в корме. Из находившихся в столице моряков и воинов («опытнейших мужей») сформировали экипажи, не испугавшиеся огромного численного перевеса неприятеля.
А вот Игорь и его воинство всерьез византийцев не восприняли. Якобы князь даже приказал ладьям окружить вражеские корабли и взять их экипажи живьем.
В этот момент погода оказалась на стороне защитников Константинополя: ветер совершенно стих, а море успокоилось, что благоприятствовало применению «греческого огня». Огненосные корабли вошли в самую середину строя ладейного флота и применили свое страшное оружие. Среди русов, незнакомых со столь необычным средством ведения войны, началась паника.
Спасаясь от огня, многие воины бросались в воду и тонули, отягощенные доспехами. Множество ладей погибло в пламени, однако часть смогла уйти в море или укрыться у берега на мелководье. Там глубокосидящие хеландии не могли их преследовать.
Уцелевшие русы продолжили грабеж и разорение малоазиатского берега, но потерпели несколько поражений на суше, а уничтожение флота довершили непогода и новые неудачные сражения на море. Всех пленных византийцы казнили, что и неудивительно - захватчиков никто и никогда не любил, а пришельцы с северо-востока отличились еще и крайней жестокостью по отношению к мирному населению и совершили ужасные зверства.
Князь Игорь сумел спастись и с немногочисленными уцелевшими воинами вернулся в Киев. Спустя два года он решил предпринять новый, еще более масштабный поход против Византии, но был встречен послами где то у Дуная и получил предложение от императора Романа согласиться на выплату «отступных». Дружинники Игоря сочли предложение выгодным, ведь оно позволяло получить золото, серебро и различные ценности без боя. Между Киевом и Константинополем бьи заключен новый торговый договор, но уже не столь выгодный для Руси.
Впоследствии с Византией воевали и другие киевские князья - Святослав, Владимир, Ярослав. Из них успех сопутствовал только Владимиру, причем он ограничился взятием Херсонеса в 989 г. К тому же после крещения Руси Владимир, женившийся на византийской принцессе Анне, и вовсе стал надежным союзником империи.

Князь Олег
Первый киевский князь Олег (варианты написания его имени - скандинавское Хельги и славянское Ольг), прозванный Вещим, традиционно считается родичем, возможно - шурином, Рюрика. Став опекуном малолетнего Игоря (сына Рюрика), Олег удерживал власть до самой смерти в 912 или 922 г. По преданию, волхвы предсказали князю, что он примет смерть от своего коня. Олег приказал увести коня, но спустя несколько лет захотел увидеть кости умершего животного и был укушен жившей в конском черепе змеей. Сведения о жизни и обстоятельствах смерти Олега противоречивы, даже точных дат его рождения и смерти мы не знаем.

«Греческий огонь»
В разгроме флота, собранного киевским князем Игорем для похода на Византию в 941 г., ключевую роль сыграл  «греческий огонь». Зажигательная смесь могла гореть даже на воде, по- этому тушить пожары с помощью забортной воды оказалось бесполезным. Кроме того, княжеские воины позволили «огненосным» византийским кораблям использовать свое оружие в самых выгодных условиях.

предыдущая следующая