Бомбардировка Одессы и гибель «Тайгера»

Первой крупной акцией англо-французского флота в Чёрном море после начала войны стала бомбардировка Одессы. Орудия «просвещенных европейцев» громили гражданские объекты, то есть союзники делали именно то, в чем после Синопа обвиняли Россию.
Союзный флот, грубо говоря, не знал, чем заняться. Тогда командование решило предпринять действия против Одессы. Сначала был открыт огонь по купеческим судам недалеко от города. Поскольку серьезного урона причинить русским не удалось, то было решено бомбардировать порт. 9 апреля эскадра, насчитывавшая 19 линейных кораблей, в сопровождении парусного фрегата «Аретуза», винтового фрегата, восьми па-роходофрегатов и парового шлюпа приблизилась к Одессе на 10 миль. Об этом немедленно было сообщено в Севастополь, после чего Меншиков сразу же отказался от высылки эскадры в море.
Союзные командующие Дандас и Га-мелен отправили в Одессу шлюп «Фьюри» с требованием выдачи всех торговых судов, но, когда он подошел слишком близко к берегу, русские артиллеристы сделали в сторону незваного гостя несколько холостых выстрелов, а затем открыли огонь на поражение и добились одного попадания, после чего тот удалился. Зато 10 апреля к городу подошли фрегат «Аретуза», семь пароходофрегатов и все тот же «Фьюри», которых в любой момент могли поддержать винтовые корабли - «Санспарейль» и фрегат «Хайфлауэр». Корабельным орудиям могли противостоять 32 полевые пушки, 10 «единорогов» и шесть мортир.
Бой начался рано утром, причем действия кораблей поддерживали баркасы - по одному с каждого корабля, не принимавшего участия в бомбардировке, на которых были установлены легкие орудия и станки для пуска кон-гревовых ракет. Союзники неважно подготовились к бомбардировке, поэтому стреляли беспорядочно, их огонь защитники и жители города единодушно характеризовали как бессистемный, беспорядочный и хаотический.
Ответный огонь оказался более удачным. Наибольшие проблемы создавала врагу батарея № 6 (четыре 24-фунтовых орудия), которой командовал двадцатиоднолетний прапорщик Александр Петрович Щеголев. Он менее двух лет назад получил первое офицерское звание, но в бою проявил себя опытным и умелым воином. Под стать своему командиру действовали и остальные артиллеристы, добившиеся нескольких удачных попаданий во вражеские корабли. Огонь продолжался, хотя вражеские снаряды подбили одно из орудий и разрушили печь для каления ядер. В конце концов против этой батареи оказались сосредоточены винтовой линейный корабль и восемь других пароходов, имевших боле 100 орудий в бортовом залпе. Неравный бой завершился лишь после того, как на батарее подошли к концу ядра, а вокруг нее начался большой пожар - горел кустарник и несколько деревянных строений.
Щеголев приказал оставить батарею, после чего пламя добралось до зарядных ящиков. Самое удивительное заключалось в том, что среди героических артиллеристов пострадали всего двое - один солдат был ранен, другой контужен.
Выбравшись из огненной ловушки, Щеголев построил людей и повел их на другую батарею, помогать сражающимся товарищам. Но вновь участвовать в бою храбрецам не пришлось - по приказу военного губернатора Одессы гене-рал-адъютанта барона Д. Е. Остен-Сакена их отправили на отдых. Между прочим, барон, внимательно наблюдавший за боем, вообще не надеялся увидеть Щеголева живым. Он даже назначил офицера, которому предстояло сменить «погибшего» прапорщика!
Ближе к вечеру к берегу приблизились шесть английских баркасов, но их удачно обстреляли русские орудия, после чего англичане с уроном отошли в море. На следующий день к Одессе подошел одиночный пароходофрегат. После непродолжительной перестрелки с двумя батареями корабль, получивший несколько попаданий, ушел в море. Спустя еще два дня неприятельский флот удалился в сторону Крыма. В городе оказалось разрушено и сгорело полтора десятка домов, еще чуть более 50 зданий (как частных, так и правительственных) получили повреждения. Общие потери чинов гарнизона и мирных жителей убитыми и ранеными составили 60 человек (зато союзники преувеличили эту цифру более чем в четыре раза). Некоторым положительным результатом союзное командование посчитало уничтожение купеческих судов, четыре из которых сгорели в результате вражеских попаданий, а еще несколько затопили сами русские. В числе затопленных были и два казенных парохода - их посадили на дно специально, с таким расчетом, чтобы потом быстро поднять.
Героизм Щеголева был оценен не только Остен-Сакеном, но самим императором. Молодого офицера наградили орденом Св. Георгия IV степени. Существует красивая легенда, что свой крест ему отправил лично император, но это не так. Бывший прапорщик получил крест, принадлежавший наследнику престола Александру Николаевичу, причем вместе с приказом о производстве в чин штабс-капитана (минуя чины подпоручика и поручика). Щеголев еще долго и успешно служил в артиллерии; через два с лишним десятилетия он отличился во время очередной войны с Турцией, а в 1889 г. вышел в отставку в чине генерал-майора. Умер герой в очень преклонном возрасте в 1914 г.
Потери союзников в людях оказались также небольшими, а достаточно серьезные повреждения получили четыре корабля, которые пришлось отправить на ремонт в Варну. Но уже вскоре британский флот постиг тяжелый удар. Все началось с того, что неудовлетворенный результатами действий у Одессы Дандас 11 мая отправил в крейсерство к городу три паровых корабля: 16-пушечный «Тайгер» под командованием кэптена Генри Уэллса Джиффарда, 14-пушечный «Найгер» (коммандер Леопольд Джордж Хис) и 6-пушечный «Везувиос» (коммандер Ричард Эшмор Пауэлл).
«Тайгер» являлся новым первоклассным кораблем, спущенным на воду в 1849 г. Его водоизмещение составляло 1220 т, мощность паровой машины - 400 л. с. Во время апрельской бомбардировки Одессы пароходофрегат действовал, по оценке командования, весьма успешно. Кэптен Джиффард был очень опытным моряком, прекрасно показавшим себя во время войн с Китаем и охоты на малайских и прочих азиатских пиратов.
Однако на сей раз доблестному моряку не повезло. В густом тумане его корабль потерял своих сотоварищей и рано утром 12-го числа сел на мель приблизительно в пяти милях к юго-востоку от Одессы, совсем недалеко - в полутора кабельтовых - от берега. Англичане немедленно открыли огонь из пушек и начали звонить в колокол, рассчитывая привлечь другие пароходы, а заодно и предупредить их об опасности. Но помощь не пришла, а попытки самостоятельно сняться с мели ни к чему не привели. За борт отправили все, что можно, даже выкачали воду из котлов, но «Тайгер» сидел прочно.
Зато на берегу быстро разобрались, что к чему. Местные жители немедленно известили военных, и две 12-фунтовые полевые пушки под командованием поручика Ф. И. Абакумова без промедления прибыли к месту аварии и заняли чрезвычайно выгодную позицию на высоком берегу. Русские артиллеристы сразу же начали поражать цель, в то время как британцы ничего не могли им противопоставить, поскольку ограниченные углы возвышения орудий не позволяли вести огонь по объектам на крутом берегу. Одним из первых попаданий был тяжело ранен капитан Джиффард, имелись и другие потери. Пришлось поднимать белый флаг.
Впоследствии англичане утверждали, что, покидая пароходофрегат, они попытались поджечь его. Но по свидетельствам русских офицеров, все очаги небольших пожаров были вызваны попаданиями ядер. Экипаж, включая нескольких раненых, успешно перебрался на берег, а победители начали строить планы по спасению трофея. Но тут появились «Найгер» и «Везувиос», которые вступили в бой с батареями на берегу (к этому моменту из Одессы прибыли еще несколько орудий). Опасаясь, что «Тайгер» может быть снят противником с мели, русские обстреляли его и взорвали. После перестрелки англичане ушли в море.
Королевский флот понес серьезную потерю, в плен попали 225 человек, из них кэптен Джиффард и еще четверо моряков умерли от полученных ран. Русским удалось поднять из воды 12 орудий, а также снять впоследствии паровую машину. Ее использовали при постройке парового фрегата уже после войны. А одно из орудий в начале XX в. стало памятником: к 50-летию начала Крымской войны его установили в Одессе. Несмотря на все войны, революции и прочие катаклизмы, пушка сохранилась до наших дней.
С гибелью «Тайгера» связана одна легенда: якобы на мель пароходофрегат сознательно посадил греческий лоцман, которого в отместку казнили (не то отрубили голову, не то несчастного застрелил из пистолета лично кэптен Джиффард). Хотя еще в XIX в. эти домыслы неоднократно опровергались российскими же авторами, страшная история оказалась очень живучей.

Трофеи с "Тайгера"
После гибели недалёко от Одессы британского пароходофрегата «Тайгер» (Тй»ег) российское командование организовало на этом месте работы. Удалось поднять 12 пушек, одна из которых впоследствии была установлена в качестве памятника.
Ей посчастливилось пережить войны и политические катаклизмы, сохранившись до наших дней. Впрочем, судя по имеющейся информации, исторической реликвией является лишь ствол, лафет же был изготовлен намного позднее. Но куда более ценной добычей для русских стала прекрасная паровая машина, к тому же почти не пострадавшая. Специально «под нее» в 1855 г. в Николаеве заложили пароходофрегат, спущенный на воду — в 1858 г. и ставший затем императорской яхтой.

предыдущая следующая