Египетская экспедиция Наполеона

Наполеон

В конце XVIII в. власти революционной Франции решили, что нанести сокрушительный удар по британским колониальным владениям в Индии удобнее всего, используя в качестве плацдарма Египет. Для завоевания этой страны была организована военная экспедиция, которую возглавил Наполеон Бонапарт.
Начало Революционных войн не сулило республиканской Франции ничего хорошего. Коалиция европейских монархий вполне могла рассчитывать на победу и реставрацию во Франции королевской власти. Но уже в 1794 г. революционные войска не только восстановили границы страны, но и сами начали завоевание Европы, сопровождавшееся «экспортом революции». Например, потерпевшие военное поражение Нидерланды превратились в Батавскую республику.
В 1796 г. возглавивший Итальянскую армию Наполеон Бонапарт начал наступление в Северной Италии, за короткое время одержав целый ряд убедительных побед над австрийцами и армиями итальянских государств. В результате значительная часть Апеннинского полуострова и острова Ионического архипелага оказались под властью Франции. Австрия была вынуждена подписать осенью 1797 г. не слишком почетный договор в Кампо-Формио, и война свелась к противостоянию с Британией.
Французский флот оказался не способен противостоять английскому, экспедиция к берегам Ирландии окончилась хоть и не катастрофой, но полным провалом. Впрочем, желание нанести поражение «Туманному Альбиону» от этого только усилилось. В этих условиях в начале 1798 г. у военно-политического руководства Франции - Директории - возникла идея нанести сокрушительный удар по британским колониальным владениям на Востоке, причем плацдармом для действий против Индии должен был стать Египет. В то время Египет считался частью Османской империи, однако фактически управлялся мамлюкскими беями. Война с новым противником революционных правителей не пугала, они не без оснований могли рассчитывать на превосходство своих вооруженных сил.
Для подготовки широкомасштабной операции, получившей впоследствии название Египетской экспедиции, началось сосредоточение войск в Тулоне и Марселе, Генуе и других портах Северной Италии.
Поскольку сохранить в тайне сам факт подготовки грандиозного мероприятия считалось (и небезосновательно!) невозможным, ставку сделали на другое: французы сделали все, чтобы скрыть истинные цели задуманного похода. И осуществить это им удалось полностью.
В Европе многие правительства были не на шутку встревожены слухами о готовящейся экспедиции. Ее целями называли то захват Сицилии, то высадку десанта на Сардинии, то «рейд» против союзной Испании. Высказывалось даже мнение, что будут предприняты некие непонятные действия против России. Не способствовали прояснению ситуации (а с чего бы им способствовать?) и заявления французских официальных лиц. Один из политиков, например, во всеуслышание сказал: готовится решительный удар по Англии. Этому многие поверили - ведь подобные предприятия пытались организовать неоднократно. Почему бы еще раз не попробовать?
Пока на берег Ла-Манша осуществлялась имитация бурной деятельности, строились канонерские лодки и собирались торговые суда, из Парижа раздавались все новые воинственные заявления. Так, весной 1798 г. Бонапарт потребовал от правительства принять на службу всех морских офицеров, оказавшихся в других странах. Фактически предлагалось амнистировать эмигрантов, бежавших от революции, -«врагов Родины и Свободы», лишь бы они согласились сражаться с врагом внешним. По словам Наполеона, без помощи этих людей вторжение на Британские острова становилось слишком рискованным.
В Англии к угрозе вторжения отнеслись вполне серьезно. Правда, тяжелое поражение, которое в 1797 г. адмирал Данкан нанес флоту Батавской республики у Кампердауна, существенно снижало риск участия в десантной операции голландцев. Но и без «батавов» угроза оставалась нешуточной.
А потому сил на укрепление обороны метрополии пришлось выделить немало.
И основное внимание англичан теперь сосредоточилось на защите своих берегов.
Тем временем слухи, один тревожнее другого, ползли по Европе. Целями подготовленного французами предприятия называли Гибралтар и Неаполь (что никоим образом не соответствовало действительности), а также Мальту и Египет. Это были истинные цели Директории и Наполеона, но вероятность нападения на Мальту почему-то никто по-настоящему' не оценил, а слухи относительно высадки в Александрии, похоже, заинтересовали только султанское правительство. И пока политики и военные ломали головы, не понимая, чего следует опасаться, сосредоточение войск в средиземноморских портах завершилось. Там собралась 36-тысячная армия с артиллерией, а также изрядными запасами всего необходимого для продолжительного военного похода.
Интересно, что в Египет вместе с регулярными войсками решили отправить как гордость страны - ученых и инженеров, художников и археологов, так и добровольческие батальоны, собранные из откровенного сброда. Этих «вояк» попросту желали отправить куда подальше, чтобы очистить Францию. Тут необходимо отметить, что Директория подобным образом относилась и к командовавшему экспедицией Наполеону: если он сможет добиться успеха, то стоит попробовать приписать себе его заслуги, а если потерпит поражение, то удастся избавиться от опасного претендента на власть.
Сам полководец, по всей вероятности, в то время уже не слишком считался с политиками, его больше интересовала популярность в армии. Итальянский поход не только принес солдатам и офицерам почести и славу, но и позволил многим из них обогатиться - французские войска очень основательно ограбили Северную Италию. Характерный пример: обращаясь к армии во время смотра в Тулоне, проходившего 9 мая 1798 г., Наполеон особо подчеркнул, что герои Итальянской кампании получили за свою храбрость «...вознаграждение сверх меры». Заодно, внеся еще большую сумятицу в головы противников, полководец посулил своим людям дорогу в Новый Свет, где их ждут богатство и слава, хорошим дополнением к которым станут большие наделы плодороднейшей земли для каждого участника экспедиции.

Высадка французов на мальте

Армада из более чем 300 транспортов в сопровождении сильной эскадры адмирала Франсуа Поля Брюэса д’Эгийера покинула Тулон 19 мая. Слухи относительно реальных целей похода продолжали будоражить умы, теперь начали поступать «достоверные» сведения о Дарданеллах. Когда французские паруса заметили с берегов Сицилии, там началась паника, но корабли прошли мимо. 9 июня они приблизились к Мальте, находившейся под управлением рыцарей-иоаннитов, или Мальтийского ордена. Остров готова была защищать не только
трехтысячная армия, но и десятитысячное ополчение. Укрепления Ла-Валетты считались очень мощными и могли выдержать длительную осаду, а их штурм мог обойтись французам слишком дорого. Но Наполеон штурмовать столицу Мальты и не собирался.
Значительная часть рыцарей ордена -французов по национальности - или не желала сражаться с соотечественниками, или была попросту подкуплена. Начались переговоры, и около полуночи 11-го числа на борту флагманского корабля Брюэса, 120-пушечного «Ориента», был подписан договор о сдаче крепости. На следующий день французы заняли Ла-Валепу, где им достались огромные трофеи - множество пушек, ружей, всевозможных припасов, несколько мальтийских кораблей и большие запасы строевого леса. Оставив на Мальте небольшой гарнизон, 19 июня Наполеон отправился дальше.

Французы в египте

Высадка французских войск на берег Египта началась 1 июля, они быстро преодолели плохо организованное сопротивление и захватили Александрию. Сразу же выяснилось, что «революционеры» ведут себя как настоящие вандалы, однако разорение церквей или убийство мирных жителей отнюдь не снизило боеспособность армии. В знаменитой Битве у пирамид Наполеон 21 июля наголову разгромил численно превосходящие силы мамлюков. Дорога на Каир теперь была открыта.
Но торжество французов длилось недолго: через 10 дней грянуло сражение на море, в ходе которого силы Горацио Нельсона буквально истребили эскадру Брюэса.

Розеттский камень
Армию Наполеона во время Египетской экспедиции сопровождал^ ученые, -сделавшие немало замечательных открытий. Но честь обнаружения самой удивительной находки - Розеттского камня - принадлежит капитану французской армии Пьеру-Франсуа Бушару. Когда его подчиненные нашли кусок черного камня, покрытого непонятными надписями, офицер сумел оценить всю важность находки и отправил ее в Каир, в Институт Египта. Камень представляет собой часть стелы, на которой были выбиты надписи на древнеегипетском и древнегреческом языках. Впоследствии находка позволила расшифровать египетское иероглифическое письмо. Сделать это удалось выдающемуся лингвисту Франсуа Шампольону, сумевшему установить многие важные особенности древнеегипетского языка. Можно смело утверждать, что Розеттский камень дал возможность превратить египтологию в настоящую науку.

Розеттский камень


предыдущая следующая