На помощь султану

На помощь султану

Часто говорят, что Россия и Турция всегда оказывались противниками. Но это утверждение не соответствует истине, и порой прославленные российские адмиралы приходили на помощь Оттоманской империи.
В 1827 г. египетский флот вместе с турецким сражался против англо-русско-французской эскадры при Наварине, а египетские войска наводили ужас на греческое население. Но во время Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Египет, считавшийся вассалом турецких султанов, прекратил выплачивать положенную дань, а затем египетский паша Мехмет-Али (иначе — Мухаммед Али) решился на открытый разрыв с султаном. Он намеревался превратить Египет в наследственную монархию, а также расширить границы своих владений. В нескольких сражениях турецкая армия оказалась наголову разбита, а приемный сын египетского правителя Ибрагим-паша повел свои победоносные войска на малоазиатские и европейские владения Турции.
Такое развитие событий не устраивало Россию: император Николай I справедливо опасался, что падение султана Махмуда II приведет к потере тех выгод, которые наша страна получила в результате заключения Адрианопольского договора. Также российское руководство опасалось чрезмерного усиления французского влияния в Восточном Средиземноморье и Константинополе — Мехмет-Али считался франкофоном и сторонником ориентации на Париж. Когда египетские войска заняли значительную часть Малой Азии, Николай I решил действовать: он не только предложил султану дипломатическую поддержку в вопросе достижения мира, но и решил оказать тому военную помощь.
В соответствии с императорским решением в конце осени 1832 г. часть Черноморского флота начали спешно готовить к походу в Константинополь, причем реальную цель подготовки эскадры тщательно скрывали: официально она должна была действовать у берегов Кавказа против горцев. Тем временем войска Ибрагима-паши замедлили свое продвижение к берегам Мраморного моря, а египетский флот отправился зимовать на Крит. Султан, выразив самую глубокую признательность за предложение помощи, попросил воздержаться от посылки русской эскадры в Босфор.
В начале 1833 г. ситуация кардинально изменилась. Ибрагим-паша нанес очередное сокрушительное поражение турецкой армии, ее главнокомандующий попал в плен. Дорога на Константинополь оказалась открыта. Теперь султанское правительство само обратилось к российскому послу с просьбой как можно скорее прислать в столицу эскадру и десантный корпус. Командующий Черноморским флотом адмирал Алексей Самуилович Грейг назначил контр-адмирала Михаила Петровича Лазарева начальником морских сил, отправленных на помощь Турции. Под началом у прославленного мореплавателя и героя Наварина находились линейные корабли «Императрица Екатерина II», «Анапа», «Чесма» и «Память Евстафия», а также три фрегата, корвет и бриг. Все они прибыли в Буюкдере уже к середине февраля. В конце марта к турецкой столице подошла эскадра контр-адмирала М. Н. Кумани в составе линейных кораблей «Императрица Мария», «Адрианополь» и «Пермен», одного фрегата, четырех флотских транспортов и семи зафрахтованных торговых судов. Они доставили к берегам Турции пехотную бригаду, артиллерию и казаков — всего около 5,5 тысячи человек.
В апреле русские силы возросли: в Буюкдере пришла эскадра в составе линейных кораблей «Париж», «Пимен» и «Иоанн Златоуст», бомбардирского судна, транспорта и девяти зафрахтованных «купцов», доставивших еще одну пехотную бригаду (4,7 тысячи человек) . Также в Босфоре находились пришедшие туда из Чёрного и Средиземного морей самостоятельно линейный корабль «Пантелеймон», фрегат, бриг, два люгера и катер, а также отправленный из Севастополя специально для помощи парусным кораблям при маневрировании в проливе военный пароход «Метеор».
Подобное сосредоточение русского флота, да еще и дополненного десантом, вызвало крайне неприязненную реакцию Франции. Но протесты ее дипломатов лишь ненамного задержали подход новых российских подкреплений. Мехмет-Али со своей стороны отверг предложенное посредничество, но вступать в открытое противостояние с Российской империей все-таки не решился: войска Ибрагим-паши остановили продвижение к Константинополю, а затем турецкие и египетские представители подписали в Кутайе мирный договор.
К середине лета русские корабли, забрав десантный корпус, ушли на родину.
Во время нахождения эскадры Лазарева в Босфоре султан всячески демонстрировал свое расположение к русским: он посетил флагман Михаила Петровича линейный корабль «Память Евстафия», во время смотров обращался к матросам и солдатам по-русски («Здорово, ребята!»), раздал адмиралам и генералам особые медали — золотые с бриллиантами. Не остались без наград и офицеры (они получили золотые медали) и нижние чины (серебряные медали). Морякам турецкое правительство также выдало денежные награды, а корабельное довольствие заметно разнообразило переданное османами свежее мясо (100 быков и 200 баранов). Высоко оценили действия Лазарева и в России, удостоив его внеочередным производством в следующий чин. В Севастополь командующий эскадрой вернулся уже вице-адмиралом.
Результатом спасения султана от мятежного вассала оказалось заключение летом 1833 г. Ункяр-Искелесийского договора между Российской и Османской империями. Это был рассчитанный на восемь лет оборонительный союз, крайне настороженно принятый другими великими державами. Британия и Франция в дальнейшем сделали все возможное для его расторжения и в конечном счете добились своего: в 1840 г. (на следующий год после смерти султана Махмуда II) Россия отказалась от Ункяр-Искелесийского договора. Впрочем, не только западная дипломатия, но и нараставшие русско-турецкие противоречия послужили тому причиной.
Любопытная деталь: поскольку на некоторое время Турция стала союзником, то в честь монарха дружественной страны один из 84-пушечных (по рангу) линейных кораблей Черноморского флота получил название «Султан Махмуд» — заложенный в Николаеве в феврале 1835 г. и спущенный на воду осенью следующего года. Уже вскоре после вступления в строй он участвовал в действиях у берегов Кавказа, в частности входил в состав эскадр, производивших высадку десантов у Шапсуго, Субаши, Псезуапе, а также в ряде других операций против горцев. Активная служба «Султана Махмуда» завершилась незадолго до начала очередной войны с Турцией — в 1852 г. его переделали в блокшив.

Вид Севастополя
После назначения Михаила Петровича Лазарева командующим  Черноморским флотом, было сделано очень много для расширения Севастополя. Пользуясь уважением со стороны морского министра А. С. Меншикова и самого императора, Лазарев смог добиться выделения средств не только непосредственно на нужды флота, но и на обустройство его главной базы.

Вид Севастополя 


Константинополь, столица Турции
Российскую империю порой обвиняют в стремлении любой ценой захватить Черноморские проливы и Константинополь. Но факты опровергают это утверждение — в 1833 г. именно присутствие эскадры вице-адмирала М. П. Лазарева с десантом позволило султану Махмуду II удержать столицу. В том же году Россия и Турция заключили оборонительный союз, подписав Ункяр-Искелесийский договор. К сожалению, периоды дружественных отношений между странами были непродолжительными и намного чаще они оказывались «по разные стороны фронта».

Константинополь

предыдущая следующая