Первое плавание вокруг света

Традиционно принято считать, что первым мореплавателем, обогнувшим Землю, был Магеллан. Однако это не соответствует действительности, ведь знаменитый португалец погиб, не завершив плавания.
В конце XIV в. мореплаватели Пиренейского полуострова совершали одно великое открытие за другим. Был открыт Новый Свет, найден морской путь в Индию. Затем удалось установить, что открытые Колумбом земли вовсе не являются Азией. Заодно произошло «разделение мира» между Португалией и Испанией согласно булле Папы Римского. Теперь захват и уничтожение судов, принадлежащих чужеземным конкурентам, был узаконен не только королями, но и церковью.
Испанцам подобное разделение сильно мешало торговать с доставшимися им владениями в Азии. И тогда последовало предложение достичь Островов Пряностей (Молуккских островов), взяв курс не на Восток, а на Запад. Именно такую идею высказал Фернан Магеллан.
Он родился в Португалии в 1480 г. в семье небогатого дворянина, обычно указывается - обедневшего рыцаря, в детстве служил пажом у королевы, получил хорошее для того времени образование. Также все исследователи единодушно сходятся в том, что Фернан с самого детства любил море. Реализовать свою тягу к морским походам он смог в уже зрелом (по меркам той бурной эпохи) возрасте: в 1505 г. в составе экспедиции Франциско де Альмейды Магеллан отправился в Индию. Кроме собственно Индостана, он побывал во многих необычных для европейца местах: в Малакке, на Молуккских островах, Суматре и Яве, в Мозамбике. Порой торговые предприятия превращались в военные походы, случалось португальцам попадать в жестокие бури. И во всех критических ситуациях Магеллан проявлял мужество, отвагу, находчивость. Он снискал себе уважение и начальства, и товарищей.
После возвращения в 1512 г. на родину Магеллан отправился на войну в Марокко. И там ему не повезло. Сначала он был ранен, после чего на всю жизнь до глубины души воин бросился в столицу искать справедливости и получил новые обвинения - говоря современным языком, в дезертирстве. Пришлось возвращаться в Африку. Там в результате тщательного разбирательства все обвинения с него сняли, но Магеллан счел нужным подать в отставку, перебраться на родину и начать скромную жизнь на небольшую пенсию.
Видимо, богатый опыт дальних плаваний и привел его к убеждению, что достичь Молуккских островов можно не только традиционным для того времени путем - вокруг мыса Доброй Надежды, но и двигаясь на запад, через Атлантический океан и Южное море (тогда еще не существовало названия Тихий океан). В 1517 г. Магеллан представил свои соображения королю Португалии Мануэлю I, но венценосную особу они по разным причинам не заинтересовали. Монарх даже разрешил своему подданному предложить свои услуги любому другому правителю.
Магеллан вскоре перебрался в Испанию, а там его выслушали с большим интересом. Дело в том, что согласно тому самому разделу мира, который утвердил Папский престол, богатые пряностями Молуккские острова попадали в сферу «жизненных интересов» Испании. Путь же к ним оказывался под контролем португальцев, что сильно затрудняло «святую борьбу» за получение прибылей. И Карл I решил, что стоит попытать счастья, доверившись соображениям многоопытного португальца.
Получив королевскую поддержку, а также обещания щедрого вознаграждения в случае успеха (включая титулы наместника всех вновь открытых земель и немалую часть будущих доходов), Магеллан взялся за организацию весьма непростого и опасного предприятия. Не без труда ему удалось набрать 255 человек, представлявших самые разные народы. Кроме испанцев и португальцев в состав экипажей входили французы, немцы из различных германских государств, греки, итальянцы (список можно продолжать долго). Магеллан, получивший звание капитан-генерала, лично следил за подготовкой к плаванию и погрузкой припасов: он слишком хорошо знал, насколько важна в этом деле каждая мелочь.
Флагманским кораблем флотилии стала каравелла «Тринидад», вместе с ней в море 20 сентября из Санлукара вышли небольшие каракки «Сан Антонио», «Консепсьон», «Виктория» и «Сантьяго». Последним командовал лично преданный капитан-генералу португалец Жуан Серран, остальными тремя - знатные испанские сеньоры. Они с самого начала плавания проявляли недовольство тем, что оказались в подчинении у не слишком родовитого человека, да еще и португальца. Масла в огонь подливал и сам Магеллан, который не собирался посвящать испанских офицеров в свои планы.
Открыто бросить вызов начальнику экспедиции решился второй человек в ее составе, представитель короны во время плавания капитан «Сан Антонио» Хуан де Картахена. Он начал провоцировать конфликт, отказываясь называть Магеллана капитан-генералом (т. е. адмиралом) и упорно именуя того просто капитаном. Во время захода на Канарские острова португалец получил сведения, что капитаны-испанцы устроили против него заговор, и решил действовать на опережение. Найдя подходящий повод, он собрал всех командиров кораблей на флагмане и, воспользовавшись очередным «хамством» Картахены, отстранил того от командования и объявил арестованным.
Рано или поздно все должно было закончиться открытой схваткой. И она произошла во время стоянки в бухте Сан-Хулиан в Патагонии, где в марте 1520 г. экспедиция зазимовала. Там произошел мятеж, который возглавили офицеры-испанцы Мендоса и Кесадо. Мятежники освободили де Картахену и смогли захватить «Викторию», «Сан Антонио» и «Консепсьон».
Магеллан повидал не одно сражение. Он не был трусом и в сложных ситуациях не впал в растерянность, а вот у его противников решимости идти до конца не нашлось. Капитан-генералу удалось подавить мятеж со сравнительно небольшими жертвами, однако погибшие имелись с обеих сторон (в их числе и Мендоса). Кесадо казнили за убийство одного из верных Магеллану людей, еще 40 человек приговорили к смерти, но помиловали - обойтись без такого числа моряков было невозможно.
Хуана де Картахену позднее оставили на берегу, его дальнейшая судьба неизвестна.
В мае случилась серьезная неприятность - посланный на разведку «Сантьяго» потерпел крушение, правда почти весь его экипаж смог спастись. В путь экспедиция отправилась только 18 октября, а уже через три дня удалось заметить «протоку», которую решили обследовать.
Так было совершено выдающееся открытие, и вскоре на карту был нанесен пролив, соединяющий два океана: ныне он носит название Магелланова пролива. Однако радость омрачила пропажа (реально - дезертирство) «Сан Антонио», на котором находилась значительная часть запаса провизии.
Знания о Земле в начале XVI в. еще не были достаточно полными, а потому ученые сильно заблуждались относительно истинных размеров нашей планеты. Это привело к трагической ошибке: Магеллан не стал пополнять запасы продовольствия на американском побережье, поскольку предполагал не слишком продолжительное плавание. Оставшиеся у него корабли пошли вдоль побережья Чили на север, а затем повернули на запад. Запасов д ля пересечения бескрайних просторов Тихого океана, естественно, оказалось недостаточно. Моряков мучили голод и жажда, косили цинга и другие болезни.
В довершение всех бед маршрут экспедиции пролегал вдалеке от многочисленных обитаемых островов и корабли обнаружили лишь два необитаемых и бесплодных.
Когда в начале марта 1521 г. измученные мореплаватели добрались до Марианских островов, они не только подъели все припасы и переловили всех крыс, но даже пустили в пищу найденные на кораблях кожаные изделия. На Марианских островах удалось запастись свежей водой и продовольствием, а сами острова за определенные пристрастия аборигенов получили не слишком лестное название Острова Воров. После нескольких столкновений Магеллан счел за лучшее уйти оттуда.
Уже в середине месяца экспедиция достигла Филиппин. Европейцы первоначально назвали их Островами Святого Лазаря в честь святого, в день памяти которого экспедиция достигла островов. Свежая пища быстро поставила на ноги больных и истощенных, а наличие вполне цивилизованных местных государств позволило начать выгодную для европейцев торговлю. Местные правители даже попытались взять с пришельцев торговую пошлину, что чуть не привело к вооруженному конфликту.
Но в итоге без конфликта не обошлось: правитель острова Себу раджа Хумабон согласился креститься и принять покровительство короля Испании, а взамен попросил европейцев помочь ему в организации военного похода на непокорных жителей соседних островов.
На берегу одного из них, Мактана, воины местного вождя атаковали незваных гостей. В ожесточенной схватке (ее довольно подробно описал историограф экспедиции Антонио Пигафетта) Магеллан был убит. Это случилось 27 апреля 1521 г.
Но еще ранее произошло событие, о котором редко вспоминают, но которое достойно того, чтобы остаться в истории: раб Магеллана Энрике, родившийся на Суматре, встретил своих земляков. Именно этого человека - а вовсе не Фернана Магеллана или Хуана Себастьяна Элькано - и стоит считать первым кругосветным путешественником.
После гибели капитан-генерала экспедицию начали преследовать сплошные неудачи. Заменить Магеллана оказалось некому, новые руководители откровенно не справлялись с делом. «Консепсьона» пришлось сжечь, поскольку его корпус находился в отвратительном состоянии, а людей на три экипажа уже не хватало. После ряда скитаний, новых потерь и аварий уцелевшие корабли разделились. «Тринидад» попытался добраться до Панамы, но неблагоприятные ветры и шторма вынудили его повернуть назад. У Молуккских островов каравеллу захватили португальцы, и лишь четыре моряка из ее экипажа спустя несколько лет вернулись в Испанию.
«Виктория», командование которой принял Хуан Себастьян Элькано (бывший капитан торгового судна, который записался в экспедицию, спасаясь от кредиторов), направилась в Испанию через Индийский океан, вокруг мыса Доброй Надежды и вдоль берегов Африки. Плавание оказалось очень трудным, в корпусе открылись течи, во время сильного шторма у берегов Южной Африки пострадал рангоут, запасы продовольствия подошли к концу. Пришлось рискнуть и направиться к принадлежавшим Португалии Островам Зелёного Мыса. Там португальцы едва не захватили судно, но оно успело выйти в море; однако 13 человек попали в плен (они вернулись в Испанию через много месяцев). В Санлукар «Виктория» вошла 6 сентября 1522 г.; на ее борту оставалось лишь 18 человек, зато в трюме имелся груз пряностей.
Тут надо особо отметить, что сам Магеллан от Островов Пряностей намеревался повернуть назад, а вот Элькано сознательно выбрал кругосветный маршрут. Его вклад в успех экспедиции король Испании оценил, присвоив мореплавателю личный герб. Там, среди прочего, имелось изображение земного шара с девизом: «Ты первый обогнул меня». Также Элькано была назначена пенсия. Но уже в августе 1526 г. первый человек, обогнувший Землю в ходе одного плавания, умер от болезни во время очередной экспедиции в Тихий океан.

 «Виктория»
О первом судне, совершившем кругосветное плавание, почти ничего не известно. Даже его название остается под вопросом. Нет сведений о дате его постройки: возможно 1519 г., но существует версия, что перед экспедицией судно просто переименовали в честь церкви. Скорее всего, оно несло вооружение из 12 пушек, а вот никаких достоверных сведений о размерениях не сохранилось. Вероятно, это была трехмачтовая каракка или нао. Нет вопросов только по численности экипажа: на начало плавания он состоял из 55 человек под командой капитана Луиса Мендосы. Судьба «Виктории» после возвращения в Испанию не установлена.

 «Консепсьона»
Гибель Магеллана, начальника и вдохновителя всей экспедиции, стала настоящей катастрофой. Заменить капитан-генерала по настоящему никто не смог, суда требовали ремонта, а поредевшие экипажи оказались слишком малочисленными. В этой критической ситуации было принято решение сжечь находившийся в самом плохом состоянии «Консепсьон», а людей с него распределить на «Викторию» и «Тринидад». По сведениям историографа экспедиции Антонио Пигафетты, к моменту уничтожения «Консепсьона» на судах оставалось всего 115 человек.


предыдущая следующая