Сражение при Кульме

После неудачи под Дрезденом противники Наполеона оказались в крайне невыгодном положении. Для удара в тыл отступающим врагам французский император направил корпус Вандама, но 29~30 августа 1813 г. тот был разгромлен у селения Кульм в Богемии.
Вряд ли найдется человек, который станет отрицать военный талант Наполеона Бонапарта. Император французов даже после гибели в России своей разно-племенной Великой армии оказался способным продолжить борьбу - в Европе. Противостоящие ему силы 6-й коалиции (Россия, Британия, Австрия, Пруссия, Швеция и несколько других государств) потерпели целый ряд поражений. Одним из самых болезненных в их числе стала неудача Богемской армии в конце августа 1813 г. под Дрезденом, где очень тяжелые потери понесли австрийцы. После сражения союзные войска медленно отступали через Рудные горы.
Еще до начала этой битвы Наполеон направил 1-й армейский корпус (свыше 32 тысяч человек при 84 орудиях) под командованием дивизионного генерала Доминика Жозефа Рене Вандама в обход.
Ему предписывалось переправиться через Эльбу и зайти в тыл союзникам у богемского города Теплице. На этом направлении союзную армию прикрывал сводный русский отряд генерал-лейтенанта графа Александра Ивановича Остерман-Толстого, занимавший оборону юго-западнее Кульма. Отряд состоял из 1-й гвардейской дивизии и нескольких полков из 2-го армейского корпуса. В состав гвардейской дивизии, кроме прославленных Преображенского, Семёновского, Измайловского и Лейб-гвардии егерского полков, также входили и моряки - Морской Гвардейский экипаж.
Остерман-Толстой получил приказ не допустить французов к выходам из горных ущелий, по которым отступала от Дрездена Богемская армия. 28 августа начались стычки авангардов, а на следующий день французы двинулись вперед. Русский командующий сосредоточил свои основные силы на левом фланге, у дороги Кульм - Теплице. В свою очередь, Вандам рассчитывал, пользуясь значительным превосходством в силах, быстро прорвать позиции русских войск.
Ближе к полудню французская артиллерия открыла по русским энергичный огонь, а вслед за этим началась первая атака. Уже в начале битвы Остерман-Тол-стой получил тяжелейшее ранение, у него ядром была перебита и почти оторвана левая рука. Невзирая на боль и потерю крови, генерал сохранил самообладание. По рассказам адъютанта, доставленный к медикам командующий посмотрел на врачей, выбрал одного из них и распорядился: «Твоя физиономия мне нравится, отрезывай мне руку».
Позднее в ответ на соболезнования по поводу потери руки граф ответил: «Быть раненому за Отечество весьма приятно, а что касается левой руки, то у меня остается правая, которая мне нужна для крестного знамения, знака веры в Бога, на коего полагаю всю мою надежду».
Вместо Остермана командование принял генерал-лейтенант Алексей Петрович Ермолов - не только талантливый военачальник, но и человек большой физической силы и огромной отваги. Гвардейцы держались очень стойко, вновь и вновь отбрасывали неприятеля. В этой «мясорубке» героически действовал Морской Гвардейский экипаж, сражавшийся рядом с Семёновским полком. Моряки проявили свои лучшие качества в штыковом бою, не дав врагу обрушиться на фланг семёновцев.
В бой пошли все, кто мог: писари, музыканты и другие нестроевые, взяв оружие убитых товарищей, встали в общий строй. Многие раненые не покинули поле боя.
Когда же фронт русской гвардии все же был прорван, к полю битвы подошли два гвардейских кавалерийских полка.
Их повел в атаку генерал Иван Иванович Дибич (в будущем - фельдмаршал Дибич-Забалканский). В контратаку бросился и Семёновский полк. Положение было восстановлено.
К вечеру сражение утихло. Вандам не смог захватить Теплице, куда вышли значительные силы отступающей русско-прусской армии генерала от инфантерии Михаила Богдановича Барклая-де-Толли. Теперь численное превосходство оказалось на стороне союзников, и Барклай решил окружить и уничтожить корпус Вандама. С этой целью в тыл французам был выдвинут прусский корпус генерала Ф. фон Клейста, с фланга их начали обходить австрийские дивизии с русской кавалерией, а к фронтальной атаке приготовились русские.
Вандам смог правильно оценить обстановку. После того как фон Клейст атаковал французов у Теплице, те смогли развернуть половину своих сил и в ходе ожесточенной контратаки несколько потеснить пруссаков. Французская кавалерия смогла вырваться из ловушки, но остальные силы корпуса оказались в окружении и после не продолжительного сопротивления сложили оружие. В плен попало до 10 тысяч человек во главе с самим Вандамом, была захвачена и вся французская артиллерия.
О пленении Вандама ходило множество историй разной степени достоверности. Однако не под лежит сомнению, что французский генерал сдался офицеру Гвардейского экипажа капитану 2 ранга Павлу Андреевичу Колзакову. В 1870 г., уже после смерти Колзакова, в журнале «Русская старина» были опубликованы его записки, где подробно рассказывалось об этом событии.
Поскольку почти одновременно с победой при Кульме русско-прусские войска генерал-лейтенанта Блюхера под Кацбахом в Силезии наголову разгромили французский корпус маршала Макдональда, в кампании наступил перелом. Это подготовило почву для крупнейшего сражения эпохи наполеоновских войн - «Битвы народов» под Лейпцигом, завершившейся тяжелым поражением французской армии.
Современники называли сражение при Кульме поворотным моментом кампании 1813 г. Однако победа досталась дорогой ценой: союзники потеряли до 10 тысяч человек, из них в первый день - около 6 тысяч. Русская гвардия лишилась почти 3000 солдат и офицеров, убыль офицеров в Морском Гвардейском экипаже достигала 75%, а нижних чинов - более трети.
Стойкость войск Остерман-Толстого и личное мужество генерала получили самую высокую оценку и в России, и в союзных странах. Кроме ордена Св. Георгия II степени генерал получил австрийский
Военный орден Марии Терезии II степени, а также - в виде исключения - прусский Большой железный крест. Возможно, это единственный случай награждения иностранца столь высокой наградой, предназначенной только для высших немецких офицеров.
Генерал Ермолов в своем рапорте императору написал о действиях гвардии, что он не знает, кого представлять к наградам, - достойны все. Самого Алексея Петровича наградили орденом Александра Невского, а также удостоили прусских и австрийских орденов. Прусский король всех русских гвардейцев наградил особым Кульмским крестом. Из состава Гвардейского экипажа русских наград удостоились 111 офицеров и нижних чинов.
В своем обращении к гвардии император Александр I сказал: «...Изъявляю вам всего отечества и мою благодарность. Вы вместе с бессмертною славою купили ее кровию своею и делами. В знак должной признательности дарую вам: Преображенскому и Семёновскому полкам и Гвардейскому Морскому экипажу Георгиевские знамена, Измайловскому же и Егерскому ~ георгиевские трубы».
В 1814 г. взамен знамени, полученного Морским Гвардейским экипажем при сформировании, ему было торжественно вручено Георгиевское знамя. Надпись на нем гласила: «За оказанные подвиги в сражении 17 августа 1813 года при Кульме».

Георгиевское знамя
В сражении при Кульме особо отличилась русская гвардия. Именно гвардейцы в первый день битвы смогли остановить наступление корпуса Вандама и не дали французам захватить господствующие позиции. Но за этот успех было заплачено большой кровью. Так, Семёновский полк потерял убитыми и ранеными до половины личного состава.
С удивительной стойкостью сражались батальоны Лейб-гвардии Преображенского полка. Граф Остерман-Толстой написал в рапорте: «Преображенский полк прошел по трупам дерзнувших противостать ему».
В ознаменование проявленной гвардейцами доблести Преображенский и Семёновский полки, а также Морской Гвардейский экипаж были удостоены  георгиевских знамен.


предыдущая следующая