Острова раздора

Во второй половине XIX в. мир не раз оказывался на грани войны из-за столкновения колониальных интересов в самых далеких уголках мира. В конце 1880-х гг. в противостояние у небольшого архипелага Самоа оказались втянутыми три великих державы - Германская империя, Британская империя и Соединённые Штаты Америки.
Архипелаг Самоа
Архипелаг Самоа расположен в центральной части Тихого океана. В его состав входят острова вулканического происхождения Савайи, Уполу, Тутуила, группа островов Мануа и несколько совсем маленьких островков, а также атолл Роз. Их общая площадь - немногим более 3 тысяч км2.
Первым европейцем, обнаружившим Самоанский архипелаг, считается голландский мореплаватель Якоб Роггевен; произошло это в 1722 г. Однако ни сам Роггевен, ни его люди на землю островов так и не ступили - обмен товарами с туземцами состоялся в море. Спустя 46 лет у Самоа побывал французский исследователь Луи Антуан де Бугенвиль, но вновь высадки на берег не произошло. Бугенвиль назвал архипелаг Навигаторскими островами (иначе - островами Мореплавателей).
Первыми европейцами, ступившими на самоанскую землю, стали участники экспедиции графа де Лаперуза. Встреча закончилась трагически: на берегу острова Тутуила произошла стычка французских моряков с островитянами, закончившаяся гибелью 12 людей Лаперуза. В результате появился отзыв мореплавателя о самоанцах как о свирепых, кровожадных и вероломных дикарях, которым по какой-то несправедливости посчастливилось жить в прекраснейшей стране.
Однако современные исследователи, изучив историю более поздних контактов самоанцев с европейцами, пришли к выводу, что, скорее всего, столкновение островитян с французами произошло по вине последних.
И действительно, в конце XVIII - начале XIX в., когда европейцы наладили отношения с жителями Самоа, последних начали называть людьми приветливыми и дружелюбными. Очень любопытную оценку дал этому народу русский мореплаватель Отто Евстафьевич Коцебу, чей шлюп «Предприятие» посетил архипелаг в 1824 г.: «С рассветом 4 апреля мы обогнули северный мыс и в трех милях от берега шли к юго-западу, к той бухте, в которой Лаперуз лишился капитана сопутствующего судна и части экипажа, убитых островитянами. Приблизясь к ней, мы легли в дрейф. Тотчас к нам в лодках наехало множество дикарей, которые смело и решительно приставали к шлюпу, а по нашему приглашению смело и без всякой боязни и опасения всходили на шканцы. В короткое время собралось до тридцати лодок, в каждой было 5-6 человек. Островитяне обходились с нами с детской беспечностью или дружеской доверенностью, без предосторожностей; они были безоружны, но мы заметили, что во всех лодках скрывалось оружие. Они охотно меняли свои изделия на железо и бисер, а съестных припасов привезли очень мало».
Пожалуй, лучшее описание Самоа оставил некогда побывавший там английский писатель Сомерсет Моэм: «...повсюду росли кокосовые пальмы, грациозные и тщеславные, как женщины. Они стояли у самой воды и целыми днями любовались своим отражением.
...На закате темно-синее море окрашивалось в цвет красного вина, как море гомеровской Греции; а в лагуне же оно переливалось всеми оттенками, от аквамарина до аметиста и изумруда, а лучи заходящего солнца на короткое время придавали ему вид жидкого золота. В море были кораллы всех цветов: коричневые, белые, розовые, красные, фиолетовые. Они были похожи на волшебный сад, а сновавшие по воде рыбы на бабочек. Все это напоминало сказку. Среди зарослей кораллов встречались открытые места с белым песчаным дном, кристально чистой водой, в которой было очень хорошо купаться».
Обратите внимание на упомянутые в цитате кораллы и белый песок.
В марте 1889 г. жизнь и смерть многих моряков зависела от того, куда волны бросят их корабль - на рифы или безопасный пляж...
Самоанцы не были мирным народом - они умели пользоваться оружием и достаточно часто пускали его в ход. Обратил на это внимание и О. Е. Коцебу: «Мы видели у многих следы глубоких ран; у одного на животе находилось чрезвычайно большое углубление, которое немало удивило нас. Островитянин, заметив это, объяснил пантомимой, что он был ранен копьем. Вероятно, этот народ живет в беспрестанной войне, посему по нужде и научился вылечивать столь опасные и почти смертельные раны».

Противостояние
Стремление островитян получить изделия из металла и огнестрельное оружие, которое они быстро оценили, позволило европейцам и североамериканцам наладить на Самоа весьма выгодную торговлю. На архипелаге появились консульства великих держав. Тем временем вожди острова Ту-туила в 1862 г. изъявили желание стать подданными Британской империи, но правительство королевы Виктории не сочло возможным организовать на Навигаторских островах колонию или протекторат.
Спустя восемь лет американцы, готовясь наладить регулярное сообщение между Сан-Франциско и Австралией, обратили пристальное внимание на гавань Паго-Паго на Тутуиле. В 1872 г. командир корабля «Наррангасетт» даже сумел получить от вождей Тутуилы проект соглашения, по которому американцам предоставлялись исключительные привилегии на острове, а США брали на себя защиту острова. Президент Грант готов был подписать договор, но Сенат отказался его одобрить.
В это время на Самоа полыхали междоусобные войны. Рознь усугублялась стремлением двух наиболее влиятельных вождей, которых звали Малиетоа и Матаафа, стать королем Самоа.
В ходе боевых действий пострадало имущество германских подданных, в результате чего немецкий корабль «Ар-кона», добиваясь выплаты компенсаций, обстрелял несколько селений.
Самоанцы не оставляли попыток получить заморского покровителя, и в 1878 г. им удалось добиться заключения договора о дружбе с Соединёнными Штатами сроком на 10 лет.

Но в следующем году немцы, воспользовавшись продолжавшимися на островах «разборками», навязали вождям договор, по которому получали право на строительство военно-морской базы на острове Савайи, а затем буквально заставили принять свой вариант конституции. В 1883 г. по распоряжению германского консула был свергнут король Малиетоа и провозглашен новый - Тамасесе. Но тут резко против выступили американский и британский консулы. В результате соглашение о прекращении огня было подписано в июне 1886 г. на борту именно американского корабля «Могикан».
Немцы и англичане с американцами никак не могли договориться «кому быть самым главным». Малиетоа продолжал выступать против германских интересов, в ответ немцы объявили ему войну и заняли Апиа. Малиетоа был схвачен и на германском корабле увезен с Самоа, но он успел передать власть человеку, который некогда был его соперником - Матаафе, влиятельному вождю с острова Тутуила.
Немцы действовали очень грубо, что вызывало законное недовольство самоанцев. Стремясь подавить их выступления против Тамасесе и его европейских советников (а фактически -хозяев), канонерская лодка кайзеровского флота «Адлер» пустила в ход артиллерию, разгромив деревню на острове Маноно. Докончил разрушение высаженный на берег десант. Однако самоанцы не дрогнули, и Матаафа, заручившись английской и американской поддержкой, развернул против Тамасесе боевые действия. А попытку немцев вновь применить артиллерию «Адлера» - на сей раз против ставки самого Матаафы - сорвали британский и американский корабли, которые буквально преследовали «тевтона» по пятам.
Немцы не успокоились и в декабре 1888 г. направили десантный отряд из 120 моряков с корвета «Ольга» для разоружения воинов Матаафы.
Но те не испугались европейцев, встретили их огнем и атаковали. Десант потерпел поражение, потеряв офицера и 15 матросов убитыми, еще два офицера и более 30 матросов были ранены. Хотя самоанцы сами не избежали серьезных потерь, они вполне обоснованно считали себя победителями. А европейские газеты откровенно издевались над незадачливыми завоевателями.
Взбешенные неудачей немцы начали массовые бомбардировки самоанских селений, в чем особенно преуспел «Адлер». Этот сравнительно небольшой корабль (водоизмещение 1040 т, длина 61,8 м) имел на вооружении по пять орудий среднего и малого калибра, противопоставить которым островитяне ничего не могли. В довершение всего кайзеровские корабли попытались бороться с поставками оружия сторонникам Матаафы, чем активно занимались британцы и американцы. Но те имели в водах у Самоа свои корабли, которые были готовы немедленно вступиться за «обиженных сограждан».
Германский канцлер князь Бисмарк вовсе не стремился к большой войне, поэтому он даже пошел на то, что выразил неодобрение действиями германских сил на далеком тихоокеанском архипелаге. В результате дипломатических усилий Вашингтон, Берлин и Лондон пришли к мнению о необходимости проведения в Берлине конференции для разрешения самоанского кризиса.

Оружие самоанцев
Архипелаг Самоа отнюдь не был мирным и тихим уголком земли. Между островитянами часто случались кровопролитные стычки и даже большие сражения. Однако до появления европейцев традиционное оружие самоанцев оставалось достаточно примитивным. Познакомившись с достижениями цивилизации, островитяне быстро убедились в превосходстве ружей и стальных клинков над деревянными палицами и копьями. Впрочем, «историческое наследие» еще долго использовали в боях.

Воинственный народ
История Самоа и связей островитян с другими народами Полинезии не вполне изучена, однако считается, что архипелаг некоторое время находился под властью правителей Тонга. Впоследствии самоанцы оказались втянутыми в борьбу за власть, междоусобные войны случались на островах с незавидной регулярностью. Островитяне отличались воинственностью и высоко ценили оружие. После знакомства с «белыми людьми», начиная с XIX в., - металлическое, особенно огнестрельное. Соперничество между великими державами позволяло самоанцам получать в большом количестве ружья и боеприпасы.


предыдущая следующая