Англия и Испания в XVI веке

В середине XVI в. Англия и Испания были не просто дружественными странами, а после бракосочетания своих монархов находились в так называемой личной унии. Но прошло совсем немного времени, и эти два могущественных государства сошлись в жестокой схватке.
В конце января 1547 г. в Лондоне скончался английский король Генрих VIII, второй из королей династии Тюдоров. Он был весьма неординарной личностью даже для своего бурного времени. Известность королю принесли не только его многочисленные женитьбы и совершенно необычные разводы, но и - в первую очередь -разрыв с Папой Римским и Реформация. Впрочем, разделить личную жизнь монарха и реформу церкви в Англии невозможно: формальной причиной прекращения отношений между королем и католической церковью стал отказ римского иерарха признать незаконным и аннулировать брак Генриха 1 с Екатериной Арагонской.
Занявший престол девятилетний Эдуард VI скончался в возрасте 16 лет - понятно, не имея законных наследников. И на трон взошла тридцатисемилетняя дочь Генриха VIII от того самого брака с Екатериной Арагонской - Мария, прозванная народом Марией Католичкой или Марией Кровавой (В1оос1у Магу). В 1554 г. Мария вышла замуж за Филиппа Испанского - сына и наследника самого могущественного монарха Европы, императора Священной Римской империи Карла V, который также являлся королем Испании, Неаполя и Сицилии и владел еще многими землями. По брачному договору Филипп, который был на 12 лет моложе жены, не мог претендовать на английский трон. И умиравшая в 1558 г. от болезни Мария своей преемницей назвала единокровную сестру Елизавету.
В Англии Филиппа не любили. Народ относился к принцу-консорту и его свите очень неодобрительно, а стремление Марии к повсеместному возрождению католичества и расправы над протестантами привели к расколу общества. Овдовевший
Филипп, который с января 1556 г. стал королем Испании, несколько раз предпринимал попытки сватовства к Елизавете, но каждый раз его предложения отвергались под благовидными предлогами. Неудивительно, что в начавшемся противостоянии между Англией и Испанией играли роль всевозможные негативные факторы -экономические и торговые противоречия, религиозная рознь, личная неприязнь монархов.
В довершение всего в елизаветинской Англии видное место заняли отчаянные и неутомимые противники Испании и католицизма - Хоукинс, Дрейк, Рейли, Фробишер. С точки зрения испанцев, каждого из перечисленных персонажей можно назвать «стихийным бедствием» и даже «катастрофой», а ведь кроме них имелось еще целое созвездие выдающихся мореплавателей, лихих авантюристов, умелых и бесстрашных воинов. Дома им не сиделось -ни богатства, ни почтенный возраст удержать на берегу того же Хоукинса не могли, страх был для них чем-то трудным для восприятия (Рейли шутил даже на эшафоте), а служение своей стране и лично королеве являлось, помимо всего прочего, религиозным долгом.
Наверняка испанцы не единожды прокляли тот день, когда в 1568 г. им в голову пришла «светлая» идея напасть в мексиканском порту Сан-Хуан-де-Улоа на корабли Хоукинса, одним из которых командовал Дрейк. Но уж если нападать, то делать это надо было более основательно...
Дрейк и Хоукинс поклялись отомстить и, надо отдать им должное, к своим клятвам отнеслись серьезно. Особенно отличился Дрейк. Уже первый его самостоятельный поход к берегам Центральной Америки стал удивительным предприятием, а выдающееся кругосветное плавание прославило моряка на всю Европу. Испанцы были в ярости, но еще больше их оскорбила и просто-напросто взбесила реакция Елизаветы I на действия своего подданного. Она не только не предприняла против «пирата и убийцы» никаких мер, но и лично посетила его корабль «Голден Хайнд». В результате королевского визита безродный морской бродяга стал рыцарем. Понятно, что сэр Фрэнсис Дрейк с его отнюдь не маленькой долей в добыче (прибыль участников организации экспедиции исчислялась тысячами процентов!) мог бы отойти от дел и мирно наслаждаться радостями жизни.
Но похоже, человек, которого испанцы называли Эль Драго - «Дракон» (дословный перевод фамилии), - только вошел во вкус. Получив вице-адмиральское звание в Королевском флоте, он делами флота и занялся. Когда в середине 1580-х гг. отношения между Англией и Испанией испортились окончательно, сэр Фрэнсис готовил очередную дальнюю экспедицию. Но быстро изменил свои планы и, совершив нападение на Виго, затем обрушился на испанские колониальные владения в Карибском море. А в 1587 г. он организовал удивительное по отваге и успешности предприятие. К этому времени уже было известно, что по приказанию Филиппа II (ставшего еще и королем Португалии) готовится военная экспедиция против Англии и в нескольких портах Пиренейского полуострова собирается и оснащается большой флот.
Англичане решили нанести упреждающий удар. Неудивительно, что отправившуюся в набег эскадру возглавил Дрейк, первоначально намеревавшийся учинить погром в Лиссабоне. Считается, что планы нападения были изменены уже в море, после того как от моряков с захваченного судна узнали о еще более важном объекте - Кадисе. Туда и направились: атака оказалась решительной и совершенно неожиданной для испанцев. Новые большие галеоны еще не были готовы к бою, а немногочисленные боеспособные корабли и войска гарнизона противостоять людям «Дракона» не сумели. В результате шесть больших кораблей англичане захватили, втрое больше - уничтожили. А высаженный на берег десант еще и сжег склады с огромными запасами всего, что требовалось для подготовки флота вторжения.
Продолжая поход, англичане совершили еще немало «славных дел». Правда, им не удалось разгромить Лиссабон, зато в море было захвачено большое португальское судно с очень ценным грузом, а также «отловлены» многочисленные торговые суда, в том числе и со снабжением для Армады. По мнению исследователя, подводного археолога и писателя Роберта Стенюи, особо трагичным для испанцев стало уничтожение эскадрой Дрейка судов с древесиной для изготовления бочек. В результате отправленный в следующем году испанский флот оказался в ужасном положении из-за проблем с пресной водой.
Рейд на Кадис (вместе с прочими «шалостями» эскадры Дрейка) получил образное название: «опаливание бороды испанского короля». Успешное предприятие позволило англичанам не только отсрочить предполагаемое вторжение, но и фактически обезглавить его: самый талантливый флотоводец, пользовавшийся непререкаемым авторитетом среди моряков и военных, герой Лепанто и победитель в сражении у Азорских островов - маркиз де Санта-Крус заболел на нервной почве и затем умер. Разработчик плана вторжения в Англию, очень много сделавший для подготовки флота к широкомасштабному предприятию, он оказался заложником ситуации, когда весь ход подготовки зависел от других, и прежде всего - от короля.
Новым командующим флотом, получившим название Счастливой и Великой Армады, Филипп II назначил знатнейшего дворянина Испании Алонсо Переса де Гусмана эль Буэно, герцога Медину-Сидонию. Тот считался храбрым охотником, умелым фехтовальщиком и отменным наездником, но был совершенно лишен честолюбия и стремления к власти, не имел сколь-нибудь серьезного военного опыта и вовсе не обладал флотоводческими способностями и необходимыми знаниями. Сам герцог, ранее уже успешно отказавшийся от нескольких высоких постов (например, правителя Милана), в письме королю честно признался, что не годится на роль командующего. Медина-Сидония буквально упрашивал монарха освободить его от непосильной обязанности, но получил твердое указание завершить подготовку Армады и вести ее к английским берегам.

«Арк Ройял»
Летом 1588 г. английским флотом командовал Лорд высокий адмирал Англии Чарльз Говард, лорд Эффингем, державший флаг на галеоне «Арк Ройял». Этот корабль был заложен по заказу сэра Уолтера Рейли в 1586 г. и вступил в строй в следующем году. Водоизмещение галеона немного превышало 800 т, вооружение состояло из 55 орудий разных типов и калибров, экипаж насчитывал 430 человек - офицеров, матросов, солдат и артиллеристов. Перестроенный в 1608 г. и переименованный в «Ройял Энн» корабль служил до 1636 г.


предыдущая следующая