Александр Сергеевич Меньшиков

Один из самых противоречивых и неординарных деятелей эпохи - герой Отечественной войны 1812 г. и русско-турецких войн, неудачник Крымской войны, отчаянный офицер и совершенно растерявшийся генерал. Никто до сих пор не знает, каким был этот человек на самом деле.

За веру, царя и Отечество!
Александр Сергеевич Меншиков был потомком сподвижника Петра Великого, светлейшего князя Александра Даниловича, о ком А. С. Пушкин сказал: «...счастья баловень безродный, полудержавный властелин». Первый из прославленных Меншиковых, которого первый российский император называл «Данилычем», был фигурой до крайности противоречивой. Отчаянный и талантливый военный, жадный и вороватый царедворец, умный и одновременно недальновидный... Проиграв в царствование Петра II борьбу за власть, Данилыч вместе с семьей был отправлен в ссылку в Берёзов и спустя недолгое время умер от оспы. Но его сын и дочь в правление Анны Иоанновны получили возможность вернуться в столицу. Александр Александрович сделал весьма успешную карьеру, в частности он пользовался расположением императрицы Екатерины II, поскольку первым известил о ее восшествии на престол жителей Москвы, после чего привел город к присяге новой правительнице.
Правнук Александра Даниловича, Александр Сергеевич, родился в августе 1787 г. (относительно точной даты существуют некоторые расхождения). Мальчик воспитывался дома, а образование получил в Дрездене. Отличался прекрасными способностями, свободно владел несколькими иностранными языками. Государственную службу он начал в 18 лет, поступив в Коллегию иностранных дел. Карьера складывалась успешно, но в 1809 г. молодой человек решил стать военным. Он был зачислен подпоручиком в лейб-гвардейскую артиллерию и уже вскоре отправился на свою первую войну - с Турцией.
В следующем году Александр Сергеевич стал адъютантом командующего Дунайской армией Н. М. Каменского. Меншиков принимал непосредственное участие во многих боях и получил как свой первый орден - Св. Владимира IV степени за занятие Туртукая, так и первое ранение - пулей в ногу под Рухцуком. Подвиги были оценены по достоинству - в 1811 г. Гвардеец стал флигель-адъютантом и был зачислен в свиту императора Александра I.
В начале Отечественной войны 1812 г. Меншиков находился в действующей армии, в 1-й гренадерской дивизии. Он принимал участие во многих сражениях, в том числе Бородинском. Храбрый, энергичный и способный офицер получал повышения в чинах, а в конце года был переведен в Преображенский полк -цвет гвардии. Затем Александр Сергеевич в составе российских войск отправился в Заграничный поход.
И снова многократно отличился. Например, сумел в невероятно трудных условиях доставить особо важное донесение шведскому командующему, кронпринцу и будущему королю (а в недавнем прошлом - наполеоновскому маршалу) Бернадоту. За свой подвиг храбрец удостоился шведского ордена Меча. Не обходили его и российские награды - за доблесть и воинское умение, проявленные при Кульме, Лейпциге и взятии Парижа, Меншиков получил ордена, наградное оружие «За храбрость», удостоился высокого звания гвардейского полковника. Ордена и звания оплачивались кровью - в марте 1814 г. при взятии Парижа последовало очередное ранение.
Меншиков отличался живым умом и работоспособностью, превосходной памятью, был образован и начитан. Неудивительно, что Александр I выделял его, присвоив в 1816 г. чин генерал-майора, сделав генерал-адъютантом и генерал-квартирмейстером своего Главного штаба. Александр Сергеевич сопровождал императора в поездках на международные конгрессы и странствиях по России (еще раз вспомним творчество Пушкина, который иронично назвал царя «кочующий деспот»). Но в 1820 г. у Меншикова не заладились отношения со всесильным в то время Аракчеевым. Последний решил устранить возможного конкурента в борьбе за влияние на царя, убрав из столицы. Сухопутному офицеру предложили пост командующего... Черноморским флотом!
Невольно вспоминается история с подготовкой Великой Армады, командование которой доверили храброму и знатному, но совершенно непригодному для этой роли герцогу Медине-Сидонии. У Меншикова, ничего в морском деле не понимавшего, предложение энтузиазма не вызвало. Затем последовали новые попытки удалить светлейшего князя из Петербурга - например, отправить посланником в Дрезден (столицу Саксонии). Завершилось все отставкой и отбытием в имение, где Меншиков всерьез занялся, как это ни странно, изучением литературы по морскому делу.
После смерти Александра I и вступления на престол Николая I Меншиков вернулся к активной деятельности. Он выполнял ответственное поручение императора в Персии, затем был отправлен заниматься преобразованием Морского министерства и в начале 1828 г. получил назначение на должность начальника только что учрежденного Главного морского штаба. Но занять высокий пост не успел, поскольку отправился на очередную войну с Турцией, причем на один из самых ответственных постов. Дело в том, что важнейшей задачей Черноморского флота считалось занятие турецких крепостей -сначала Анапы, затем Варны.
Общее командование действиями против Анапы осуществлял адмирал А. С. Грейг (сын героя Архипелагской экспедиции), Меншиков возглавлял все десантные войска. Совместными действиями кораблей и десанта сильная турецкая крепость была принуждена сдаться 12 июня. Успех Грейг в значительной мере отнес на счет командующего десантными войсками, считая, что победой русские обязаны: «...благоразумию, неутомимости и блистательной храбрости князя Меншикова, который, невзирая на отчаянное сопротивление неприятеля и малочисленность осадного корпуса, успел отразить все вылазки гарнизона и нападения черкесов и довел неприятеля до покорности».
В середине июля начались активные действия у Варны, а 22-го числа осадный корпус возглавил вернувшийся из главной квартиры Меншиков. Он действовал решительно и энергично, но довести дело до победы не смог, будучи в очередной раз серьезно ранен. Сдалась Варна уже новому командующему, М. С. Воронцову, причем на последнем этапе осады там присутствовал и Николай I. Император лично убедился в том, что российским войскам противостояла мощная твердыня. Неудивительно, что победители удостоились монарших милостей. Меншиков получил орден Святого Александра Невского, особым подарком герою стала презентованная по личному рескрипту царя захваченная в Варне турецкая пушка.

Царедворец
Успешное командование, личная храбрость, пролитая кровь - да еще и в сочетании с несомненными способностями - сделали светлейшего князя одним из самых приближенных к Николаю I и влиятельных людей в Российской империи. Он стал членом Государственного Совета, занял пост генерал-губернатора Финляндии и при этом оставался начальником Главного морского штаба. В 1833 г. Александр Сергеевич получил чин адмирала. Российский самодержец уделял флоту большое внимание, но деятельность Морского министерства, которым руководил адмирал А. В. фон Моллер, его по целому ряду причин не устраивала. В результате Меншиков постепенно получил всю полноту власти над Российским императорским флотом, возглавив Адмиралтейств-совет, а с февраля 1836 г. сам став морским министром.
Увы, в морских делах новоявленный министр разбирался явно недостаточно. Однако огульно считать его деятельность провальной или, как иногда пишут наиболее ретивые обличители Меншикова, «вредоносной» все-таки нельзя. Достаточно сказать, что «хулители» Александра Сергеевича нередко противопоставляют ему адмирала М. П. Лазарева.
При этом как-то забывают, что светлейший князь и могущественный сановник поддерживал практически все предложения Михаила Петровича, предоставляя тому немалую свободу действий. И если положение дел на Балтийском флоте исследователями часто называется неблагополучным, то виноваты в этом были не только руководители и чиновники Морского министерства, но и собственно флотские адмиралы и офицеры.
Несомненным недостатком российского флота к началу Крымской войны можно считать малую численность пароходов вообще и отсутствие винтовых кораблей в частности.
Но в слабости отечественной промышленности Меншикова обвинять просто смешно. В общей отсталости империи светлейший князь был неповинен, а в части внедрения технических новшеств не мог не полагаться на мнение заслуженных моряков. Именно их суждения о недостаточной надежности кораблей с винтовым движителем тормозило прогресс. В то же время внедрение на флоте первоклассных бомбических пушек шло быстрыми темпами и зачастую тормозилось не злой волей министра, а возможностями заводов по изготовлению стволов надлежащего качества.
Стоит особо отметить, что Меншиков нажил себе множество открытых врагов и тайных недоброжелателей. Одни завидовали его блестящей карьере и высокому положению, других князь обидел сам. Он умел давать людям точные, но злые и унизительные характеристики, писал остроумные, но чрезвычайно обидные эпиграммы. В то же самое время знаменитый герой и талантливый поэт Денис Давыдов однажды сказал Меншикову: «Ты, впрочем, так умно и так ловко умеешь приладить ум свой ко всему по части дипломатической, военной, морской, административной, за что ни возьмешься, что поступи ты завтра в монахи, в шесть месяцев будешь ты митрополитом».
Перед началом Крымской войны император поручил Александру Сергеевичу возглавить миссию в Константинополь. До сих пор неизвестно, действительно ли задачей российских дипломатов и военных было достижение соглашения или глава миссии имел полученное устно задание «сломать» турок любой ценой. Так или иначе, но результатом переговоров стал полный разрыв между странами, а затем и война. Назначенный командующим обороной Крыма Меншиков весьма правильно оценивал положение дел. Он понимал, что противостоять соединенным англо-французским силам его войска не смогут, а потому требовал их усиления. Но в Петербурге сначала уделяли внимание Дунайскому театру, затем начали опасаться вражеских сил в Балтийском море, обозначивших угрозу столице.
После высадки союзников в Крыму Меншиков действовал неудачно.
Он не проявил полководческого таланта на Альме и самоустранился от руководства войсками во время Инкерманского сражения. Командующий даже был готов оставить Севастополь. Тем не менее он посчитал нужным организовать нападение на неприятельскую базу в Евпатории и вряд ли может быть обвинен в его неудачном исходе.
Но после этого поражения даже у благоволившего к светлейшему князю монарха сложилось однозначное мнение, что возглавить войска в Крыму должен другой человек. Благопристойный повод для снятия Меншикова имелся: еще осенью 1854 г. у далеко не молодого человека разболелись старые раны. Окончательное решение об отзыве светлейшего князя из Крыма принял уже новый император - Александр II.
В конце 1855 г. адмирал стал военным губернатором Кронштадта, но занимал этот пост всего четыре месяца. После этого Меншиков отошел от активной деятельности. Скончался он весной 1869 г., на 82-м году жизни.